0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Аквамарин » Отрывок из книги «Аквамарин»

Отрывок из книги «Аквамарин»

Автор: Головина Оксана

Исключительными правами на произведение «Аквамарин» обладает автор — Головина Оксана . Copyright © Головина Оксана

ГЛАВА 1

Солнце уже село, оставляя золотую полоску над морем, которое тихо шептало, ударяясь тёплыми волнами о босые ноги. Она постояла немного, глядя на безмятежно колыхавшуюся стихию, и вновь пошла вперёд, желая поскорее оказаться на любимом месте. Где-то дальше, разливаясь над пляжем, тихо звучала музыка. Наверняка доносилась из новенького отеля, который не давал покоя её отцу. Говорят, его хозяин подписал договор с самим дьяволом, раз смог так успешно вести дела, не прилагая к этому особых усилий. А впрочем, какое ей дело до этого человека? Вот он, её маленький кусочек счастья…

Марина вдохнула глубже, подставляя лицо ветру, слишком тёплому даже для вечера. Он подхватил её волосы, золотистым шёлком скользнувшие по открытым плечам. Никого. Как всегда тихо и безмятежно. То, что нужно после долгого дня. Девушка поглядела на несколько камней, темневших в воде. Её интересовал только один из них: большой, полукруглый, самый светлый.

 Марина потянула за тонкие ленты и развязала на плечах бретели лёгкого сарафана. Он скользнул к её ногам, оседая невесомым белоснежным облаком. Небольшой кулон, подаренный ей  сегодня утром на пляже неизвестной девочкой, устроился в ложбинке между грудей прохладной льдинкой. Оставляя свою единственную одежду на берегу, Марина пошла к воде, ощущая под ногами мелкую гальку. Ещё немного и свежая вода приняла её, обволакивая обнажённое загорелое тело.

Она любила море, любила всем своим существом. Казалось, что стоило только коснуться воды, просто кончиками пальцев, как на душе становилось легче и светлее. Мать любила говорить ей, что всё дело в имени и месте рождения. Она, видишь ли, специально к морю рожать приехала и всё мечтала о девочке: светловолосой, да голубоглазой. Вот и домечталась…

Марина, вдоволь наплавалась и добралась до любимого камня. Девушка привычно села на него, перекинула мокрые волосы на одно плечо и позволила воде стекать с них прозрачными солёными ручейками.

Для удобства она подогнула длинные ноги и просто смотрела на колыхавшееся море. Конечно, эти вечерние вылазки нельзя было назвать разумными. Особенно после того, как эта часть пляжа стала частной и была выкуплена владельцем одного из самых престижных отелей на побережье. Белоснежный трёхэтажный «Аквамарин» тонул в щедрой зелени, заманивая клиентов отменным сервисом и шикарными номерами…

Но сегодня она решила, что это будет последний раз и просто не могла не прийти. «Ещё один раз», – велела себе Марина. Просто попрощаться и только. Ещё один раз. Девушка закрыла глаза и, склоняя голову набок, тихо запела. Никогда, ни при ком, она не позволяла себе подобного, только оставаясь с собой наедине, отдавалась своему маленькому секрету.

***

Поднос с бокалами свалился с прикроватной тумбочки и те со звоном разбились, проливая недопитое вино. Но они были слишком увлечены друг другом, чтобы заметить это.

– Не останавливайся, Вик… не останавливайся! – со стоном выдохнула рыжеволосая девушка, впиваясь длинными яркими ногтями в его спину.

Почему они все говорят одно и то же? Будто он и в самом деле встал бы и ушёл посреди процесса, промелькнуло в голове Виктора.

– Ещё!

Где-то сверху раздавался глухой смех и голоса их приятелей, веселившихся под открытым небом.

– О, Вик! – фальшиво застонала Линда, будучи начинающей «перспективной» актрисой, и наверняка надеялась, что он не заметит её отвратной актёрской игры.

Виктор более не был нежен. Он знал, что причиняет боль, но его охватило дикое желание заставить лежащую под ним женщину проявить хоть каплю искренности.

– Мне… мне кажется, мне кажется, я…  – страстным шёпотом проговорила Линда.

– М-м? – Непогодин приподнялся на руках, нависая над нею.

– Мне кажется, что я люблю тебя! – со стоном выдохнула рыжеволосая любовница, продолжая изгибаться под ним.

– Чего?.. – мужчина даже остановился, понимая, что желание моментально пропало.

Что за идиотка? Виктор отпрянул от  неё, оставляя в растерянности лежать на смятой постели.

– Ви-ик! – потянула Линда, надувая припухшие губы, – ну вернись, прости…

Он ещё раз чертыхнулся, надевая лёгкие штаны и чувствуя, как его сердце выплясывало какой-то бешеный ритм. Странно, с чего бы это? Выпил он не так много, а голова шла кругом. Виктор даже не обернулся на голос своей спутницы, поднимаясь на флайбридж. Здесь было пусто. Двое его приятелей со своими пассиями развлекались в салоне, или уединились подобно ему в одной из трёх оставшихся кают. Свежий воздух немного отрезвил его, но Виктор всё же ухватился руками за перегородку, когда изображение перед глазами внезапно перевернулось.

– Да какого чёрта?..  – мужчина заставил себя дышать ровнее и глубже и закрыл глаза.

Сколько сейчас времени? Виктор понятия не имел. Ветер трепал его тёмные волосы, убирая влажные пряди со лба. Мужчина пытался сосредоточить внимание на мерном шуме плескавшегося за бортом моря, радуясь тому, что музыка сейчас звучала совсем тихо, позволяя его расслышать. Но потом прислушался, склоняя голову набок.

Наверняка показалось. Но Виктору пришлось едва ли не перевеситься через борт, поскольку встречный ветер явно донёс до него голос. Едва слышный, лёгкий, он лился, словно соединяясь с шумом волн, а то и вовсе исходя от них.

– Что было в этом вине? – мужчина тряхнул головой, отгоняя наваждение, но дурнота только усилилась.

Стоило быть разумнее и спуститься вниз, в салон. Но Виктор задержался. Он решил, что наверняка сошёл с ума, либо перегрелся на солнце, либо принял яду, но продолжал вглядываться в огромный камень, находившийся в группе таких же собратьев, но поменьше размером. Девушка перебирала пальцами длинные светлые волосы, которые скрывали её тело, спускаясь ниже талии. Она болтала в воде ногами и тихо пела. Ногами же болтала?..

– Ты в своём уме, Непогодин? – мужчина скривился от очередного приступа головной боли и отвращения к своим же собственным мыслям.

Теперь ему русалки мерещились! Он ещё раз посмотрел на камни и мрачно усмехнулся. Пусто. Так и знал. Всему виной надоедливая девица и бутылка «Passito di Pantelleria», привезённое его приятелем с острова Пантелерия, что близ Сицилии. Каверзин ещё посмел нахваливать и первое, и второе! Что же, стоит заменить и вино, и ту, что занимала его каюту.

Именно так Виктор и собирался поступить, но стоило ему развернуться, чтобы идти прочь с открытой площадки, как в висках запульсировало, а перед глазами возникла белая пелена. Через секунду мужчина понял, что ноги больше не держат его, и он летит в некую пустоту, шумно принявшую его в прохладные объятья…

***

Марина быстро соскочила с камня в воду, прячась за ним и лишь осторожно выглядывала, пытаясь разглядеть происходившее перед нею. Вот дурочка! Как могла не заметить громадину, больше двадцати метров длиною? Блестящий тёмно-синий борт яхты был слабо виден в сумерках, но яркие огни и белоснежный верх, не заметить было просто невозможно.

Но не само присутствие судна встревожило, а затем и испугало её. Кто-то стоял на флайбридже. Видно было плохо, девушка различала только белоснежные брюки на мужчине. Двигался он странно и неуверенно, пока Марина не поняла, что незнакомцу явно плохо. Внезапно он посмотрел прямо на неё и казалось даже смог разглядеть! Тогда девушка словно очнулась, спрыгивая с камня в воду. Оставалось надеяться, что её лицо скрыли волосы и темнота.

– Почему он не возвращается вниз? Ведь еле стоит… – прошептала Марина, чувствуя, что её пробирает дрожь, несмотря на тёплую воду, – уходи, давай же, пока не свалился…

Подтверждением её опасений был тот факт, что через мгновение мужчина просто перевалился через борт и полетел в воду. Он упал спиной, даже не взмахивая руками и не пытаясь удержаться на поверхности. Вода просто сомкнулась над незнакомцем, словно и не было никого.

– Эй… – Марина инстинктивно подалась вперёд, выплывая из-за камня, – эй!..

Почему никто не кинулся искать его до сих пор?! Ведь не один на яхте! Она могла бы позвать на помощь, и по всей вероятности её могли услышать, но, не находясь голышом на частной территории!

– Что же ты невезучая такая?.. – девушка набрала побольше воздуха и нырнула, отталкиваясь ногами от камня и ускоряясь.

Марина подплыла совсем близко к яхте, пытаясь отыскать упавшего мужчину. Белое пятно маячило в  глубине, но ей пришлось всплыть на мгновение на поверхность, чтобы глотнуть воздух и вновь нырнуть. Спускаясь всё ниже, девушка протянула руку и порадовалась тому, что удалось схватить незнакомца за запястье. Она потянула мужчину вверх, желая поднять его голову над поверхностью воды. Так и поступив, Марина продолжила удерживать его одной рукой, теперь замедляясь, но упорно плыла к берегу.

Тащить тяжёлое тело по гальке оказалось ещё сложнее. В итоге, забывая о своей наготе, девушка склонилась над спасённым незнакомцем. Она запрокинула его голову и приоткрыла мужчине рот, намереваясь делать искусственное дыхание. Марина повторяла действия вновь и вновь, уже начиная опасаться того, что была слишком медлительна и просто опоздала с помощью.

Когда же он наконец принялся судорожно кашлять и пытаться схватить ртом воздух, девушка опасливо отодвинулась, скрываясь в темноте. Мужчина вяло повёл головой, слабо приподнял руку, словно пытаясь что-то схватить в пустоте, но она вновь безвольно опустилась, и он затих без движения.

– Эй… – тихо позвала Марина, – эй, вы в порядке?..

Вопрос звучал более чем глупо, и она это прекрасно понимала. Кривясь от собственных слов, девушка осторожно приблизилась к незнакомцу и теперь стояла перед ним на коленях.

Он дышал ровно, странно, будто и в самом деле спал! Марина всё меньше понимала происходившее, но протянула руку и убрала мокрые пряди почти чёрных волос с его лба. На вид мужчине было около тридцати, а возможно и того меньше. Девушка рискнула прикоснуться к подбородку незнакомца, ощущая под пальцами колючую щетину.

Чувствовала она её и губами, делая ему искусственное дыхание. Нужно было убегать скорее, но Марина, словно совсем потеряла страх и наклонилась над мужчиной ниже. Она разглядывала его безмятежное лицо, при этом осыпая широкую грудь  незнакомца своими волосами.

– Интересно, какого они цвета? – вздохнула девушка, поздно замечая, что мужчина приоткрыл глаза, и теперь глядел на неё рассеянным взглядом.

Марина ахнула, резко отстраняясь от него, но незнакомец успел протянуть руку, пытаясь удержать своё видение. Всё что удалось, это коснуться нежной влажной кожи и ощутить, как скользнули по лицу холодным шёлком длинные волосы. Виктор тяжело приподнялся, чувствуя страшное головокружение и едва различая, где находился. Он поглядел на воду, замечая яркие огни «Гвеневры» и услышал тихий всплеск. Пока поворачивал голову, волны сомкнулись и безмятежно бились о берег.

– Чёрт… – Виктор потянулся к своей голове, пытаясь унять боль.

Только тогда он понял, что до сих пор стискивал руку в кулак, и теперь перед его глазами болтался на длинной серебристой цепочке некий осколок прозрачного голубого камня.

 

ГЛАВА 2

– Дура… дура… какой кошмар…  – ойкая, Марина пробежала по асфальтированной дорожке, оставляя тёмные мокрые отпечатки босых ног.

Как бы пробраться домой так, чтоб никто не заметил? Девушка подтянула лиф сарафана, понимая, что одну лямку вообще не завязала, и ленты болтались, подхваченные ветром. Мокрая ткань облепила её, и толку от этой невеликой одежды было мало. Что голая – что в нём! Но, стоило и этому порадоваться. Хорошо, что успела подхватить свою одежду, когда сбегала, как последняя трусиха.

– Только бы не запомнил… только бы не узнал… – прошептала девушка и прокралась вдоль дома.

Роскошный сад скрывал двухэтажный особняк своей яркой листвой. Марина зацепилась краем сарафана об одну из веток цветущего куста роз, снова ойкнула, освободила одежду и поспешила дальше. Широкая терраса, располагавшаяся вдоль стеклянного фасада дома, осталась позади.

Вроде свет нигде не горел. Может везение не оставило её окончательно? Девушка затаила дыхание, остановилась возле одного из высоких открытых окон своей комнаты и тихонько отодвинула штору. Тишина. Она приподнялась на цыпочки и подтянулась на руках, затем забираясь на широкий подоконник. Ещё немного и девушка спрыгнула на прохладный пол комнаты.

– Неужели спаслась? – Марина облегчённо вздохнула и прошла к ванной, намереваясь смыть с себя морскую воду.

По дороге она кинула взгляд на журнальный столик. Часы показывали полночь.

– Кошмар… – девушка дёрнула ленту на плече, та потянулась, но отказалась развязываться и только сильнее затянула узел.

Марина сердито стянула лямку и потратила ещё, как ей показалось, не менее получаса, чтоб снять проклятый сарафан. Закидывая его в угол ванной комнаты, Марина встала под душ, наслаждаясь тёплыми струями. Они успокаивали её бедное тело, приводя и нервы в порядок.  Или это она себя так убеждала?

Девушка вздохнула, закрыла глаза и подставила лицо под воду. И зачем только она решилась сегодня на это безумие? Ведь если бы не уговорила сама себя вернуться на этот пляж, то и не оказалась в такой нелепой ситуации!

Марина провела ладонями по волосам, убирая их за спину, и задумчиво прислонилась к стеклянной перегородке душевой кабинки. Не приди она, и этот мужчина наверняка бы утонул. Девушка коснулась пальцами губ.

– Они ведь подобрали его? – Марина взволнованно вздохнула.

Она слышала крики на яхте. Мужской голос, а затем чей-то пронзительный визг. И зачем так пищать? Девушка вышла из душа, обернулась большим белоснежным полотенцем и возвратилась в комнату. Феном волосы сушить не стала, боясь, что услышит одна из сестёр. Марина хорошенько промокнула пряди краем полотенца, затем надела любимую хлопковую ночнушку и забралась под тонкое одеяло.

Время тянулось, но сон так и не приходил к ней. Она продолжала крутиться, не находя себе места. Сдаваясь, Марина принялась наблюдать за тем, как ветер колыхал лёгкие занавески. Шум моря, казалось, был слышен и отсюда. Всё ветер: привычно и уютно.

– Кто ты такой? – девушка закрыла глаза, чётко представляя себе черты лица незнакомца.

Он был красив по-своему. Но, она так и не разглядела его глаза, до сих пор гадая, какого они могли быть цвета. Почему это волновало её до сих пор? Марина чувствовала какую-то странную ответственность за этого мужчину, словно была чем-то ему обязана. А ведь всё с точностью до наоборот!

– Он никогда не узнает, – девушка поджала губы, – это и к лучшему. Так правильно.

Но мысленно она никак не соглашалась с собой. Ноющее чувство в районе груди заставляло снова и снова возвращаться к событиям на пляже. Марина положила ладонь на грудь, желая поправить кулон, и её глаза распахнулись шире. Украшения не было. Она села на постели, лихорадочно соображая, где могла потерять подарок. Вполне возможно, что цепочка оборвалась, когда она просто плавала. Точно. Так и было…

– А если на берегу? А если потеряла рядом с ним? – девушка тихо застонала и упала на подушку, укрывая её влажными прядями.

– Ах, ладно тебе! – успокоила саму себя Марина.

Можно подумать, этому человеку было дело до какой-то безделушки. Он едва не утонул. Сейчас он занят своим здоровьем и думать забыл о том, каким образом очутился на берегу. Всё так и обстоит.

– Да. Он никогда не узнает, – прошептала девушка.

Ближе к утру Марина поняла, что надеяться уснуть, с её стороны было наивно. Она поднялась с кровати и подошла к окну. Летом рано светает. Видно так хорошо, что можно спокойно бродить по дому и не бояться врезаться во что-нибудь и разбудить тех, кому повезло больше её.

Девушка тихонько открыла дверь и вышла в коридор, желая добраться до кухни. Там она заглянула в холодильник, вытащила небольшую бутылочку с йогуртом и, отпивая напиток, поглядела на настенные часы. Скоро пять часов. Примерно через четыре часа прилетает Виолетта. Марина поклялась сестре, что встретит её.

Старшая из пяти дочерей семейства Шиманских прибывала из Москвы. Виолетта – папина гордость и в своё время блестяще закончила МГИМО. Теперь она мужественно изучала «Актуальные проблемы стран Азии и Африки». При своих редких наездах домой, Летта любила посвящать её в важнейшие социально-политические и этно-религиозные процессы, происходящие в традиционных восточных обществах, поскольку другие сёстры как-то ловко умудрялись спрятаться…

Марина поставила пустую бутылочку на стол и перекинула волосы на одно плечо, жалея, что не связала их. Сестра собиралась погостить недельку, затем вернётся в Абуджа. Она скучала по Виолетте. Они были наиболее близки, но, к сожалению, последние три года виделись всё реже. Желая подражать сестре, Марина выбрала тот же институт, учась на третьем курсе «лингвистики». Английский давался ей легко, и она всё ещё лелеяла надежду, однажды присоединиться к Летте, помогая в её работе.

– Ты чего не спишь? – раздался сонный голос и в кухню вошла Даша, ероша свои короткие светлые волосы.

Девушка схватила со стола пустую бутылочку, скептически поглядела на неё и бросила в мусорку.

– А ты чего? – Марина принялась сплетать косу.

Дарья – вторая после Виолетты. Она, при всей своей внешней хрупкости, серьёзный менеджер в международной транспортно-логической компании. Возвращается в Москву в воскресенье, а значит, снова ехать в аэропорт…

– Приснилось что-то, вот и проснулась. Кофе хочу… – Даша зевнула, прикрываясь ладонью.

– Вера ещё спит. Давай я сама приготовлю, – Марина повернулась к столешнице и распахнула дверцы одного из шкафчиков.

Будить домработницу было бесчеловечно, ей и так доставалось от них. Раз явились в такую рань, то и самим себя обслуживать.

– Хочешь, я с тобой съезжу за Виолой? – сестра присела на высокий стул, глядя, как Марина готовила кофе.

Чудесный аромат наполнил кухню, прогоняя сонливость.

– Ты хотела отдохнуть – отдыхай. Иначе все короткие выходные пройдут в дороге, – девушка поставила перед Дашей чашку и белое плетёное блюдо с домашним треугольным печеньем, которое вчера испекла их домработница.

Марина присела рядом и подпёрла подбородок ладонью, принимаясь задумчиво помешивать ложкой дымившийся напиток.

– Ты же пьёшь без сахара, что ты там мешаешь? Странная ты, всю ночь не спала, что ли? – Дарья отпила свой любимый кофе со сливками и потянулась за печеньем.

– С чего ты взяла? – вздрогнула Марина, – просто проснулась рано.

Сестра усмехнулась.

– Да ладно, вижу же, что не спала. Говори, в чём дело? – Даша посмотрела на младшую взглядом прокурора.

– Я решила волосы обрезать, – Марина скорчила рожицу и потрясла головой, осыпая плечи золотыми локонами.

– Дурочка… – Дарья даже отодвинула чашку, возмущённо глядя на сестру, –  не буду с тобой разговаривать, если посмеешь это сделать. Так и запомни. Что придумала?

Кажется, удалось увести тему разговора  от опасного русла. Теперь пусть Даша возмущается до тех самых пор, пока она не сбежит в аэропорт. Главное, чтоб не заводила разговор о прошедшей ночи! Марина быстро допила горячий напиток, едва не обжигаясь им, и поднялась со стула, намереваясь скрыться в своей комнате.

– Я съезжу к подруге, – предупредила её Даша, – если будет звонить Артём, говори, что Анны нет. Она просила.

– Ладно, – вздохнула Марина и побрела по коридору к себе в спальню.

Артём был мужем средней сестры. Анна в очередной раз пыталась спасти свой брак и теперь пряталась в родительском доме, в надежде, что её супруг примется искать своё пропавшее «счастье». Он и начнёт, ещё бы. При состоянии-то Анны! Чёртов альфонс.  И почему сестра упорно отказывалась видеть его истинное лицо? Девушка сердито хмыкнула, её так и подмывало сказать нахалу какую-нибудь гадость, но это личное дело Анны. Лезть в дела сестры Марина не собиралась.

 У неё оставалось ещё достаточно времени, чтоб привести себя в порядок, предаться ненужным мыслям и отправиться в аэропорт. Очередной солнечный день начинался, а с ним и надежда на то, что все вчерашние переживания остались в прошлом. Марина взволнованно прижала ладонь к груди, убеждая себя в правоте своих слов.

 

ГЛАВА 3

– Не нависай надо мной! – сквозь зубы проговорил Виктор, когда его друг попытался убедиться в том, что он не собирается отдать Богу душу.

Каверзин усмехнулся и отошёл от кресла, на котором сидел хозяин дома.

– Кажется, ты в порядке, Непогодин, – потянул светловолосый мужчина и расслабленно устроился напротив друга, на одном из диванов в большой гостиной.

– Твоими молитвами… – мрачно отозвался Виктор.

Он нервно расстегнул ворот бледно-голубой рубашки и кинул взгляд на свои наручные часы.

–  Уже восемь часов!

– У тебя целый час, Вик, – Денис закинул ногу за ногу, поигрывая носком дорогого ботинка, – и как ты умудрился запить обезболивающее вином? Ну, скажи мне?

– У меня болел чёртов зуб… – Виктор поднялся с кресла и прошёлся по гостиной.

 Затем он остановился у открытой террасы, на которую можно было выйти прямо из комнаты. Каверзин решил, что он сам виноват? Пусть так и думает. Это Виктора устраивало. Об истинных причинах своего вчерашнего состояния он намерен говорить с Линдой лично

– Ты мог утонуть! Чёрт, ну и напугал ты нас вчера, – мужчина хмыкнул, кивая головой, – твоя подружка так вопила, что я решил – это сирена береговой охраны.

– Не говори мне об этой девице, – холодно потребовал Непогодин.

– Ладно. Хорошо, что тебе хватило сил выплыть. И хорошо, что всё закончилось. Я действительно испугался, – глухо проговорил Денис.

– Ни черта мне не хватило… – едва слышно пробормотал Виктор и его глаза сузились.

Мужчина засунул руку в карман светлых брюк и вытащил цепочку. Намотав её на пальцы, он поднял украшение на уровне своего лица, рассматривая кулон. Он мерно покачивался, сверкая голубым прозрачным камнем.

– Ты опять смотришь на это украшение. Когда ты купил его? Кому? – Каверзин подошёл к другу и положил руку ему на плечо, также рассматривая вещицу, – дешёвка какая-то.

– Это аквамарин, – сухо пояснил Виктор.

– Где ты его взял?

Непогодин задумался. Снова и снова он прокручивал в голове воспоминания о прошлой ночи, но ничего кроме головной боли они не приносили. Как вышел на флайбридж, как собирался велеть своему помощнику отослать глупую девицу обратно, подальше с глаз – это он помнил чётко. А потом всё казалось разгулявшимся воображением.

– Она потеряла его, – коротко ответил Виктор и вернул украшение в карман.

– Кто потерял его? – не унимался Денис.

– У нас мало времени. Самолёт прилетает через полчаса, – хозяин дома расправил воротник рубашки, – ты со мной?

***

Марина выгнула спину, пытаясь застегнуть молнию на платье. Тонкие бретели оставляли плечи открытыми, и золотистая ткань прохладой обняла её тело. Девушка подвязала волосы, но затем вновь распустила их, хоть и сомневалась, что это была хорошая идея в такую жару. Она подняла с кровати белую сумочку и вышла из дома. Солнце моментально принялось припекать. На ярком синем небе не было ни одного спасительного облака! Марина поспешила к машине, в салоне было прохладно, так хорошо, что вовсе не хотелось покидать его.

Девушка выехала со двора, сворачивая на нагретую солнцем дорогу. Путь лежал вдоль набережной. Море блестело, грозя ослепить своим великолепием, и терялось за тонкой линией деревьев. Вскоре перед Мариной показались строения небольшого аэропорта. Девушка оставила машину на парковке и вошла в двухэтажное белое здание. Внутри оно казалось гораздо больше.

Марина прошлась по блестящему, почти зеркальному полу и подняла голову вверх, глядя на прозрачный потолок. Голубоватое стекло создавало ощущение пребывания на дне моря. Казалось, ещё немного и, заглядывая внутрь здания, проплывёт какая-то гигантская рыбина…

До прилёта сестры оставалось минут десять. Думая, чем занять себя, Марина огляделась. Людей было мало. Пожилая парочка так мило держалась за руки, что стало немного завидно. А там, дальше, мать пыталась успокоить двух своих детей, которым было абсолютно всё равно на её угрозы и шиканья. Стоило к семье подойти высокому широкоплечему мужчине, с двумя рожками мороженого, как мальчишки моментально притормозили и уже покорно ожидали угощения.

А вон там… Марина приоткрыла рот и едва не подалась вперёд. В какой-то момент девушке показалось, что глаза решили сыграть с ней злую шутку. Этот мужчина, он стоял к ней боком, хмуро глядя на часы, пока его друг или коллега, что-то пытался объяснить ему. Стараясь не стучать каблуками, на цыпочках Марина подошла к рекламной стойке. Она понадеялась, что отсюда обзор будет лучше, а сама останется незамеченной. Это ведь он, тот самый незнакомец, которого она вчера спасла? Глядя на мужчину с более удобного места, Марина поняла, что затаила дыхание.

– Точно он… – испуганно прошептала девушка и деловито принялась перелистывать какую-то брошюру, стоило товарищу прекрасного незнакомца глянуть на неё.

Какой ужас! Примет за ненормальную… Но оба оказались слишком занятыми, чтобы обращать внимание на странную девицу, что позволило Марине вернуться к своему важному делу – рассматриванию своего вчерашнего «ныряльщика».

Высокий. А глаза были серыми, и ей вдруг захотелось разглядеть их поближе, поскольку они скрывались густыми чёрными ресницами. Волосы мужчины тоже казались совсем тёмными в помещении. Черты лица резковаты, хоть и привлекательны, губы неулыбчивые, но чувственные. Марина моментально поджала свои, вновь ощущая солоноватый привкус морской воды. Буквально вчера она касалась этого человека.

Всё казалось таким странным и волнительным, что девушка даже прослушала, как объявили посадку. Очнулась Марина только тогда, когда оба мужчины покинули здание аэропорта. Она смотрела им вслед и её охватила паника. Девушка приказала себе собраться и поспешила к показавшейся у дверей сестре. Её губы тронула счастливая улыбка.

– Летта! – каблуки Марины застучали по плитке, когда она поторопилась подойти к Виолетте.

Молодая женщина возвышалась над остальными прибывшими пассажирами, словно амазонка. Щедрые формы подчёркивало бежевое платье, которое так оттеняло загорелую кожу, что она казалась мулаткой. При виде младшей сестры Виолетта опустила небольшую дорожную сумку на пол. Марина обняла женщину, они немного попищали, восторженно пообнимались, потом поняли, что мешали проходить суетившимся людям и отошли в сторонку.

– Я думала, что ты забыла обо мне, – возмутилась Виолетта, с укором глядя на младшую сестру.

– Прости, я не успела выйти и ждала тебя в здании, – попыталась оправдаться Марина, – ты хорошо долетела?

Сестра принялась рассказывать о том, что некий господин с пышными усами, два раза за время полёта успел сделать ей предложение, и она едва устояла от такого «соблазнительного» заявления. Девушка кивала ей, привычно улыбаясь, но вот только не слушала в этот раз. Всё её внимание было поглощено группой людей, которые неспешно проходили по залу аэропорта. Опять он! Теперь в компании нескольких человек, говоривших явно на итальянском. Удивительно, но её незнакомец легко отвечал своим гостям, вновь заставляя Марину любоваться каждым движением и этим низким, с хрипотцой, голосом.

– Эй, слышишь меня? – её чувствительно ущипнули за бедро и девушка очнулась.

Она потёрла болевшее место и сердито посмотрела на сестру.

– Я тут распинаюсь, а она слюни пускает, – проворчала Виолетта и потащила сестру на улицу.

– Я просто задумалась! – фыркнула Марина, чувствуя, как лицо вспыхнуло.

Быстрый стук каблуков привлёк внимание Виктора в тот самый момент, когда автоматические двери распахнулись. Яркое солнце немедленно ослепило его. Удалось разглядеть лишь тонкий силуэт в платье, которое заискрилось, словно шампанское в бокале, и медовый поток волос, подхваченный жарким ветром. Затем двери закрылись, и видение исчезло. Мужчина тряхнул головой, понимая, что его ожидали прибывшие партнёры и Денис. Каверзин ухмыльнулся, отчего Виктору захотелось свернуть другу шею. Что за идиотские улыбки?

***

Виолетта села рядом с водительским местом и снова негодуя, проследила за взглядом сестры. Марина застыла с ключами в руке и забыла закрыть дверцу машины. Обе сестры наблюдали, как на дальней части парковки садились в машину несколько человек.

– Мы едем? – повышая голос, произнесла Летта.

– Да, прости, – девушка очнулась, и вскоре они выехали на дорогу.

– Держись подальше от этих людей, – внезапно отозвалась старшая сестра.

– Что? – Марина кинула удивлённый взгляд на сидевшую рядом женщину.

– За дорогой следи! – потребовала сестра, – и держись подальше от сына Фёдора Непогодина.

– Кого? – подавилась воздухом девушка.

– Тот мужик, на которого ты так скромно пялилась.

– Я просто смотрела… будто нельзя… – проворчала обиженно Марина, – и почему это мне нельзя на него смотреть? Он женат?

Она сама испугалась того, что это могло оказаться правдой, а потом своих же мыслей. Какая разница, женат он или нет? Кажется, вблизи этого мужчины она теряла здравый смысл.

– Нет, – хмыкнула Виолетта, – этот чёрт скорее удавится, чем женится. Не родилась ещё достойная «его величества». А когда родится, то он уже старым  корчём будет!

– Ты так хорошо его знаешь? – поджала губы Марина.

– Нет. Мы с Виктором не знакомы лично. Да я и не стремлюсь.

– Тогда почему так категорична в заявлениях? – нахмурилась девушка, сама не понимая, почему кинулась защищать этого Виктора.

Виктор. Теперь у него появилось имя. Это обрадовало её.

– Достаточно того, что я о нём слышала. И того, что благодаря Фёдору Непогодину, наш отец потерял «золотой» контракт!

– Всё это слухи. Нельзя верить им одним, – поспорила с нею Марина.

– Отец убьёт тебя, если узнает, что ты интересуешься этим человеком. Поверь мне, тебе не нужны эти проблемы. Лучше расскажи, как там Антон? – перевела тему Виолетта.

– Пф-ф… – младшая сестра умолкла, следя за дорогой.

Нашла, кого вспомнить! Она рассталась с Антоном пару месяцев назад, ещё до сессии. С тех пор и не виделись. Когда освободилась, сразу же приехала на побережье, чтобы провести здесь остаток лета. Не собиралась она говорить о своём бывшем парне.

– Что молчишь? – отозвалась сестра.

– Мы приехали, – ответила Марина, игнорируя вопрос.

Как бы разузнать всё подробно у Виолетты, не вызывая при этом подозрения? Обидно, что она была так негативно настроена к этому Непогодину. И чем он так насолил сестре, если они даже не были знакомы? И что за контракт?

С нею отец не говорил о своей работе, некоторые вопросы обсуждал со старшими сёстрами, всё больше с Леттой и Дарьей. Марина же была любимым, но вечным ребёнком, несмотря на свои годы. А двадцать один – это вам возраст! Это уже причина быть серьёзным. Но не для отца.

Стоило машине въехать во двор, как на террасу выбежала Анна. Сестра с писком кинулась обниматься, и сцена в аэропорту повторилась. Марине оставалось терпеть и ждать, пока и её стискивали в объятиях, словно это она приехала домой после долгого отсутствия.

Когда удалось высвободиться из крепких пухлых рук сестры, девушка улизнула в прохладу дома. Спасаясь бегством в своей комнате, она перевела дух. Пока Анна займёт «гостью», у неё было полчаса. Потом её непременно кинутся искать и не удастся избежать долгих разговоров.

Марина сняла босоножки и прошлась босиком по полу. Она подошла к журнальному столику и взяла свой нетбук. Кто лучше всего расскажет о нужном человеке? Конечно же, господин «гугл». Девушка удобно устроилась на небольшом диванчике, рядом трепетали на ветру лёгкие занавески, успокаивая взгляд своим мерным покачиванием. Марина подложила под спину пару мелких подушек и принялась печатать. Пальцы пробежались по клавиатуре, набирая нужное имя.

– Кто же ты такой, Виктор Непогодин? – девушка просмотрела первые попавшиеся страницы.

Этот мужчина был довольно популярен. По крайней мере, нашлась не одна фотография с его персоной. Везде он был при костюме, хмурый и сосредоточенный. Взгляд такой, что мурашки пробежались по спине. Ни одного «неформального» снимка. Встречи, презентации, деловые переговоры...

Одна фотография Марине приглянулась особенно. Фотограф сделал снимок, когда мужчина не позировал. Виктор смотрел куда-то в сторону, и лёгкая тень улыбки коснулась его губ в этот момент. Интересно, куда он смотрел? Что вызвало эту самую улыбку? Черты лица были почти безмятежны. Всего мгновение, запечатлённое неизвестным фотографом, но говорило о многом. Или говорило только ей? Марина вздохнула и приблизила фотографию, рассматривая лицо мужчины. В тот раз она не боялась, что её застигнут с поличным. Серые глаза, с тёплым дымчатым цветом. Вот значит как. Они совсем не вязались со всем его решительным и угрюмым видом.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям