0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Клеймо асура (эл. книга) » Отрывок из книги «Анариэль. Клеймо асура (#1)»

Отрывок из книги «Анариэль. Клеймо асура (#1)»

Автор: Блестящая Тина || Ультрафиолет

Исключительными правами на произведение «Анариэль. Клеймо асура (#1)» обладает автор — Блестящая Тина || Ультрафиолет . Copyright © Блестящая Тина || Ультрафиолет

                                          Тина Блестящая

                                            Ультрафиолет

                                             АНАРИЭЛЬ.

                                         КЛЕЙМО АСУРА

                                      

      

            ПРОЛОГ

 Государство эльфов Элайзия.

Королевский замок, принадлежавший эльфийской династии много веков, постепенно поглощался густыми сумерками, надвигающимися с востока. На западе небо еще озарялось красными лучами заходящего солнца, и в этот момент из высоких, опутанных ветвями деревьев башен замка можно было рассмотреть вершины гор, граничащих с Хелльруангом, королевством асуров. Скрученные ветви переплетались меж собой, скрывая значительную часть великого древнего строения.

В покои эльфийского принца Эльвинга, которые располагались на одном из верхних уровней замка, вошла принцесса Анариэль вслед за отправленным за ней охранником. Заметив брата, стоящего у большого витражного окна, она улыбнулась и подошла к нему.

— Ты хотел поговорить со мной о чем-то важном?

— Да, дорогая сестрица. Я хотел напомнить о том, что скоро состоится твоя коронация. Тебе пора определиться с выбором будущего мужа.

— Но разве нельзя пока с этим повременить? Мне только вчера исполнилось сто двадцать лет.

— Угроза от асуров неминуема, вот уже несколько месяцев длится с ними война, и мы теряем наши позиции. Поэтому придется поторопиться, иначе выход только один — заключение союза с нагами. Принц Моруании как раз сделал очередное предложение, он не хочет больше ждать.

— Нет! Только не с нагами! Они же чудовища! — содрогнулась от неприязни принцесса. — Я никогда не выйду замуж за хладнокровную змею!

Мужчина взял маленькие изящные ладони девушки в свои руки, ласково сжимая их.

— Анариэль, ты же всегда знала, что нравилась мне больше чем сестра, — начал осторожно принц эльфов Эльвинг Дельвангридеан, обращаясь к длинноволосой красавице в зеленом платье.

— О чем ты, брат? — улыбаясь, проговорила она.

 — Я предлагаю стать моей женой!

— Эльвинг, это недопустимо, — ответила принцесса, сразу став серьезной. — Между нами не может быть иной связи кроме как родственной. Я люблю тебя только как брата. Этот древний обычай, когда кровные родственники сочетаются браком — кощунство, и такой союз возможен только при особых обстоятельствах.

— У нас и есть именно такие обстоятельства. Мы остались одни из королевской семьи Дельвангридеан, и наш род должен быть продолжен. Тем более, я всегда любил тебя, Анариэль, — с неожиданной горячностью произнес принц.

Выражение его лица резко изменилось, а в глазах мелькнуло помешательство.

— Ты любишь больше власть, чем меня, — возразила эльфийка дрожащим голосом, обеспокоенная неожиданным предложением и странным поведением брата. Она сделала шаг назад к открытому створчатому окну.

 Затуманенный взгляд эльфа, так напоминающий взгляд безумного, приобрел ясность.

— Хочешь, чтобы в качестве твоего мужа на трон сел один из асуров? В преддверии очередной войны нам нужен свой чистокровный наследник.

Он настойчиво взял за плечи девушку, чье лицо было прекрасно, всмотрелся в большие голубые, распахнутые от испуга глаза.

— Анариэль, никто тебя не будет любить так, как я. — Принц ласково провел ладонью по щеке девушки. — Мы воспитывались, росли вместе, ты заботилась обо мне с самого детства…

— Вот именно. Во имя нашей дружбы, прошу, оставь мысли о женитьбе! Я — твоя старшая сестра, ты дорог мне, но не путай заботу о брате с любовью к мужчине. Я согласна быть женщиной любого, но только твоей не стану никогда, Эльвинг! — воскликнула эльфийка, пытаясь избавиться от настойчивых ласк брата.

— Ах, любого?.. — Голубые глаза эльфа налились кровью, а его пальцы жестко впились в плечи девушки. — Ты еще пожалеешь о своих словах. Я дам тебе время подумать, и чтобы ты быстрее приняла решение, отвезу в одно место. Посмотрим, как ты запоешь через пару дней, моя певчая птичка.

 Он щелкнул пальцами, подзывая свою личную стражу, которая по его команде схватила эльфийку под обе руки.

— Уведите принцессу в мою карету! Да, и позаботьтесь, чтобы никто не узнал, куда мы направляемся.

— Что ты задумал? Опомнись! Ты не можешь так поступить! Я — наследная принцесса Элайзии!

— А я, благодаря тебе, скоро стану королем этой страны, — саркастически рассмеялся принц.

— Немедленно отпустите меня! Это приказ будущей королевы! — обратилась она к воинам, но те даже не шевельнулись.

— Бесполезно кричать и сопротивляться. Моя стража делает только то, что прикажу им я.

— Ты пользуешься тем, что во мне нет ни капли магии! — в сердцах воскликнула принцесса, пытаясь вырваться из рук двух вооруженных эльфов в золотых доспехах.

— Я проведаю тебя через пару дней, — ответил принц Эльвинг, игнорируя протест сестры. — Возможно, к тому времени ты изменишь свое мнение и поймешь, что я — лучший вариант для тебя. А чтобы ты никому не рассказала, я заберу твой голос. Побудь пока немой, моя птичка.

 

ГЛАВА 1

Премьера новой оперы «Путь в Элайзию» проходила в большом зале столичного оперного театра.

Перед началом первого акта в заполненном зале зрители спешили занять свои места. Опера обещала полный аншлаг. О грядущем успехе постановки твердили все критики. В зале чувствовалось оживление и ожидание интересного зрелища. Публика с нетерпением ждала выхода артистов, тихо переговариваясь между собой. В момент, когда погас свет, и только софиты освещали сцену, возникло особое напряжение. Заиграла медленная музыка — прелюдия к опере, все успокоились и притихли. Занавес отъехал в сторону, открывая декорации зеленых холмов и эльфийского замка, а сам выход главной примы вызвал гром аплодисментов, внезапно взорвавших пространство киевского театра.

С декорациями наши на сей раз постарались на славу. Да и стоили они немало, как и костюмы и прочий антураж. Я во все глаза наблюдала за ходом действий оперы через ширму, но мне не дали насладиться зрелищем.

— Анька, бегом в примерочную, нужен костюм принца! Игорек уже закончил с гримом, — послышался голос нашего руководителя.

Вот так всегда! Крутишься белкой в колесе. Не дадут проникнуться тонкой атмосферой театра, помечтать о несбыточном, что когда-нибудь я вот также буду выступать на сцене и срывать громкие овации почитателей. Так хочется хоть раз оказаться на месте нашей примы — Илоны Распутиной, которую боготворят зрители. Но работа — есть работа.

Опустив голову, я направилась за одеждой для «принца». По пути я услышала громкую ругань наших техников. Они не успели хорошо прикрепить новое оборудование, которое привезли накануне спектакля, а теперь решали, как выкрутиться из ситуации, чтобы информация не дошла до начальства. Но это не удивительно, у нас так часто бывает, когда все делается через то самое место, на котором нормальные люди сидят.

Я переступила длинные кабели и помчалась в костюмерное помещение. Там я принялась перебирать вешалки с одеждой, но того костюма, который нужен, в упор не видела, словно перед началом оперы кто-то специально переложил его в другое место. Ну что за невезение! Весь день такой — наперекосяк! Все с ума сошли с этой премьерой. С утра идет подготовка, и все равно не укладываемся вовремя, ничего на месте нет. Дойдя до конца перекладины, я наконец увидела белый костюм с золотыми доспехами и с облегчением выдохнула. Сняв с держателя, понеслась на всех парах в гримерную.

— Безручко! Сколько можно тебя ждать?! — злился наш ведущий оперный певец Игорь Неслухов, с пренебрежением вырывая костюм из моих рук. — Ты бы мне его еще на сцену вынесла. Мой выход через десять минут.

— Простите, пожалуйста, — пробормотала я, чувствуя вину. — Его кто-то перевесил.

— Ты же ответственная за костюмы, ключи только у тебя и Серёги, — сказал он, имея в виду нашего художественного руководителя. — Кто, кроме тебя самой, мог перевесить костюм? Вечно с тобой какие-то проблемы!

Конечно, ключи у меня. Да и кому выгодна задержка спектакля? В этот момент в голове начали складываться факты: не вовремя прибывшие лампы, перепутанные костюмы. Подозрительно как-то. Я ахнула. Да это настоящая диверсия! Мне обязательно стоит выяснить, кто вставляет палки в колеса и хочет сорвать премьеру.

По пути из гримерной меня вдруг позвала уже вернувшаяся со сцены прима, громко ругаясь на весь коридор:

— Анька, ты совсем безрукая? У тебя и фамилия та, что надо. Я просила расширить мне в талии это чертово платье! Почему ты этого не сделала?

— Как же… Мы же только неделю назад его перешивали, — пыталась оправдаться я.  

И как она умудряется так быстро поправляться? Уж не беременна ли? Конечно, у нее муж — продюсер, ей можно и в декрет. Это мне нельзя терять работу, хоть она мне не очень-то и нравится — платят мало, цепляются к мелочам все, кому не лень. Но все же эта работа приближает меня к мечте. Правда, я провалила уже три вступительных экзамена в консерваторию, но на следующий год обязательно пройду по конкурсу. Я верила, что у меня получится, и когда-нибудь я стану звездой сцены.

Я едва дождалась, пока закончится этот сумасшедший рабочий день. Безумно устав, я спряталась в костюмерной, где почти закончила развешивать по номерам костюмы. В этот раз точно не забуду, где какой находится.

Выдохнув, я включила электрочайник и, пока он закипал, остановилась перед зеркалом, держа в руках платье эльфийской королевы. Я не удержалась и приложила его к себе. С моими физическими данными оно может и не подойти, но я решила попробовать. Когда еще примерю?

Белоснежное платье из тяжелой парчи едва налезло, молнию я так и не смогла застегнуть на спине, как не пыталась, поэтому решила прикрыть разрез серебристым плащом, подбитым белым мехом соболя. Мне бы еще красоту нашей примы!

Я вздохнула, разглядывая свое неказистое лицо, сплошь покрытое веснушками. Вся моя гордость — это глаза — большие, зеленые, прямо как у настоящей эльфийской принцессы. А, чего мелочиться — королевы! Только вот волосы насыщенно рыжего цвета, курчавые, а не как у натуральной блондинки Илоны. Нос небольшой, губы пухлые, личико круглое как яблоко.

К тому времени, как я выглянула из костюмерной, в театре почти никого не осталось. Все покинули здание и отправились в ресторан, чтобы отпраздновать успешную премьеру. Я знала, что в театре только охранник, сидит как обычно внизу, в холле, уставившись в свой телефон. Никто не увидит и не услышит, если я тихо проберусь на сцену.

Оставив недопитый чай на столике возле зеркала, я закрыла за собой дверь, прошла по коридору к щитку и включила свет. Страшновато. Вдруг кто-то вернется обратно и увидит меня в платье примы? Неловко получится. Но страх не остановил — желание ощутить себя на месте нашей «звезды» оказалось сильнее. Я вышла на середину сцены и повернулась в зал, представляя, с каким рвением меня приветствуют зрители. От восторга даже прикрыла глаза. На мгновение мне послышались бурные овации, и глаза резанул свет осветительных ламп.

Меня постепенно охватывала эйфория. Я давно мечтала о сцене, почувствовать себя ведущей оперной солисткой, да только впервые решилась выйти на подмостки. И теперь мне казалось, что все мои мечты на самом деле воплощаются в реальность. Охватившее меня упоение проникло в кровь, лихорадило вены, и, охваченная восторгом, я громко запела начальные строки главной партии нашей примы, не переживая быть услышанной.

Петь я умела — конечно, не так, как наша ведущая оперная дива, но голос у меня был поставлен, ведь я окончила музыкальное училище по классу вокала и готовилась к поступлению в консерваторию. Учила множество песен, чтобы быть во всеоружии. Мой чистый сопрано эхом отражался от стен и звонко разлетался по залу. И я счастливая кружилась по сцене, подобрав подол длинного платья, мешающего свободно ступать. В своих фантазиях я превратилась в настоящую эльфийскую королеву — могущественную правительницу сказочной страны, обладающую дивным голосом и неземной красотой, из-за которой начинались войны, и во имя которой самые великие воины готовы были пожертвовать жизнью.

Увлеченная, я вдруг услышала хлопок двери и тут же остановилась, неловко замирая на месте и вслушиваясь в приближающиеся в темноте зала шаги. Не удержав равновесие, схватилась за плотную портьеру, чтобы не упасть, но, видно, слишком сильно потянула ее вниз, что та стала рваться со страшным звуком.

«Пора худеть!» — мелькнула запоздалая мысль. Раньше я себя оправдывала тем, что хорошего человека должно быть много, а оперная дива непременно обязана обладать пышным строением тела, но похоже, не в этом случае.

Подняла голову вверх. И последним, что я увидела, стала осветительная лампа, которая прямехонько угодила мне в лоб. Больно-то как! Свет тут же померк, воображаемые слушатели исчезли, а я… я, кажется, попала по полной!

«Конец моей невезучести! Наверное, все же умираю», — думала я, теряя сознание. Перед закрытыми глазами возникло бескрайнее черное пространство, в котором появлялись разноцветные всполохи, беззвучно мелькали вспышки молний. Меня потянуло в темный туннель, который извивался, словно змея, а скорость моего полета все увеличивалась. Куда я направляюсь?

Огни превратились в светящиеся длинные линии, но мне уже стало все равно, что будет со мной дальше. Странная апатия сковала мое эфемерное тело, безжалостно поглотив всю без остатка.

 

***

Мое сознание медленно возвращалось. Открыв глаза, я пыталась сосредоточиться и рассмотреть обстановку. Все вокруг казалось незнакомым. Кажется, я упала в обморок в театре, но сейчас находилась в небольшой полутемной комнате, в которую вместе со свежим воздухом проникал свет через приоткрытое окно. Где это я?

Попыталась подняться, но почувствовала слабость во всем теле. Надо же, как меня приложило лампой, что встать не могу и видится подобное! Я в коме? Или лежу на больничной койке и вижу сновидения? Обстановка, скажем, не современная, а какая-то старинная, совсем не похожая на декорации, словно я оказалась в прошлом.

Я все же смогла подняться. Голова кружилась так, что пришлось схватиться за столбик широкой кровати, чтобы встать на ноги. Прикоснулась ко лбу. По идее там должна быть нехилая шишка, но он оказался гладким, без всяких намеков на какой-либо выступ. Но удивило меня не это, а винтажная одежда на мне и светлые прямые волосы, спускающиеся до пола. Это еще что за изменения? Я стала рассматривать тонкие пальцы на руках, на которых сверкали драгоценные разноцветные камни в платиновой оправе.

Это точно сон! Такого быть просто не может! Значит, я лежу в больничной палате, а удар по голове спровоцировал странные галлюцинации, хотя мне эта фантазия уже начинала нравиться.

В этот момент дотронулась до своих ушей и вскрикнула от неожиданности — длинные заостренные кончики и странная форма сразу напомнили мне грим наших «эльфов». Вот же домечталась, дуреха! Теперь я, получается, эльфийка? Жаль, что это лишь плод моего разыгравшегося воображения.

Увидев в углу столик с зеркалом в резной оправе и пуфиком неподалеку, поспешила к этому своеобразному трюмо, принявшись с любопытством рассматривать свое обновленное отражение. Ого-го! Вот это мое воображение постаралось! Не думала, что способна такое представить. На меня смотрела удивительной красоты девушка, несомненно эльфийка.  Платье на мне теперь было изумрудного цвета, а не белого, перехваченное на тонкой талии золотистым, расшитым жемчугом пояском. А глаза мои, мать-моя женщина! Они же ярко-голубые, невероятно большие, выразительные и прозрачные, словно нарисованные анимешным художником.

Я стала щупать щеки, оттягивать кожу, она оказалась такой бархатистой и нежной, такой тонкой, что обычное прикосновение приносило удовольствие. Похоже, что мое желание осуществилось. Я мечтала стать королевой эльфов, вот мое сознание и выдает мне теперь такую картину. Пока лежу в коме, надо ловить момент.

Я стала рассматривать более внимательно обстановку в комнате. Нашла взглядом дверь и направилась к ней, но она оказалась закрытой. Я стала бить в нее кулаками с просьбой открыть мне. Кричала довольно громко. А еще очень хотелось узнать, какие сюрпризы преподнесет мое воображение. По идее сейчас должен войти эльфийский принц и сделать мне предложение руки и сердца. Удивительно, какой правдоподобный сон — я чувствовала боль от ударов, когда со всей силы стучала в дверь цвета мореного дуба.

В коридоре послышались шаги. Я отступила назад и застыла в приятном ожидании, сложив руки на груди.

Но на пороге вдруг появилась высокая плотного телосложения женщина в яркой кричащей одежде — красной юбке в пол и зеленой блузке, практически не скрывающей полные груди. Ярко-рыжие волосы были уложены в высокую прическу, губы накрашены малиновой помадой, а подведенные черной краской глаза прищурились, глядя в упор на меня.

— Очнулась, милашка? — по-матерински заботливо поинтересовалась вошедшая дамочка. — Странно, заголосила. А еще утром была немая, как рыба. Притворялась?

Это, конечно, не то, что я ожидала, но хоть кто-то говорящий на понятном языке. Интересно, а на каком языке она сейчас сказала, и смогу ли я ей ответить?

Я попробовала.

— Где я?

— Ты в заведении госпожи Ларофи, милочка.

Меня отлично поняли. Я смутно подозревала, что это за заведение, но все равно спросила:

— Это бордель, что ли?

— Фи, ну зачем же так грубо? Это место осуществления тайных желаний, здесь мечты воплощаются в реальность.

Если меня тут заставят ублажать темных властелинов, но мне нафиг такая фантазия не нужна.

Дамочка подошла ко мне ближе, с интересом рассматривая меня.

— Такая красотка редко появляется в моем доме, — произнесла она сладким голосом. — Какие чудесные глазки, а волосы какие — любая обзавидуется. Я сделаю тебя первой красавицей среди куртизанок, ты будешь купаться в золоте и драгоценностях, моя дорогая! Мужчины будут соревноваться и устраивать торг ради обладания таким великолепным телом. И какая редкость, что ты оказалась девственницей!

Я даже не стала спрашивать, откуда ей это известно.

— Боюсь, что наши желания не совпадают, — категорично ответила я хозяйке заведения.

— Ты не понимаешь своего счастья, — заулыбалась госпожа Ларофи, настаивая на своем. — Совсем скоро ты встретишься с нашим особым клиентом, он выложил за тебя целое состояние. — Она кокетливо поднесла к носу кружевной платочек, пропитанный резким запахом приторных духов, который донесся и до меня, отчего мне сразу стало дурно.

Похоже, отказаться я не могу. Интересно, по какому такому сценарию я тут оказалась и что меня ждет дальше? За какие долги меня сюда продали, и кто это вообще сделал? Может, мне просто плыть по течению, и тогда все пойму и узнаю? Все равно же сон, хоть и странный.

— Сейчас помощницы принесут подходящую одежду и помогут принять ванну. На твоем месте я бы уцепилась за этот шанс. Хоть ты и эльфийка, но, не имея магии, ты ничем не отличаешься от нас, людей.

Не успела уйти «мадам», как в комнату вошли две девушки, принеся с собой полупрозрачную одежду небесного оттенка, расшитую драгоценными камнями. Они положили платье на кровать, а сами повели меня в соседнее помещение, где обнаружилась большая деревянная лохань, которую заранее наполнили. Одна девушка бросила туда красные камни, и они тут же зашипели, нагревая воду, и над ванной поднялось облако пара.

Меня раздели и под руки повели к лохани. Я коснулась ногой поверхности воды, оказавшейся вполне приемлемой по температуре, и ступила в емкость, с удовольствием погружаясь в нее целиком. Мои волосы вымыли ароматной жидкостью, легко массируя кожу на голове. Руки служанок опустились и начали мягко разминать мои плечи. Вся эта ситуация меня пока вполне устраивала: я старалась получить удовольствие от происходящего, представляя себя в спа-салоне, на который мне вечно не хватало денег. Мыслей, чтобы сопротивляться, даже не возникло.

После принятия ванны меня вытерли насухо мягким полотенцем, а затем одна из служанок натерла все мое тело благовониями. Если бы не знать, что сейчас придет «клиент», то можно было бы вполне насладиться всем процессом и почувствовать себя королевой, которую готовят к первой брачной ночи.

Потом девушки предложили мне пройти в спальню, где надели на меня прозрачное одеяние куртизанки, не скрывающее всех достоинств. Как только служанки закончили, они вышли, оставив меня одну. И тут я задумалась, почему я так спокойна? Меня как бы лишить чести хотят, да еще и за деньги. Сама я давно не девственница, меня не испугать сексом, тем более, что все происходящее — просто сон. Да и тело не мое. Но слишком уж реалистичный сон...

Я повернулась к двери в ожидании прихода мужчины, но тут же испуганно вскрикнула, дернувшись от неожиданности. В комнате со мной находился незнакомец в маске, закрывающей верхнюю часть его лица. Темные прямые волосы достигали плеч, и при свете зажженных свеч мне показалось, что по ним пробежали огненные искры. Красный камзол был распахнут, и мужчина, как ни в чем не бывало, стал расстегивать пуговицы рубашки, обнажая мускулистую грудь.

Я опешила.

— Что вы тут делаете? Кто вы такой?

— Я тот, кто имеет право находиться здесь. Я заплатил за ночь с тобой.

Голос незнакомца был тягучий, низкий, обволакивающий. Приятный баритон заставил мое сердце биться сильнее.

— Я не продажная девка! — произнесла неожиданно для себя холодным презрительным тоном, как если бы была настоящей королевой эльфов.

Мужчина ухмыльнулся, смерив меня заинтересованным взглядом алых глаз.

— Поэтому и отдал за тебя баснословную сумму. Я предпочитаю дорогое удовольствие.

В его зрачках полыхнуло оранжевое пламя. В этот момент я поняла, что передо мной вовсе не человек, а настоящий демон. Походу, я перечитала фэнтези. Вот такая фигня мне теперь и видится.

Демон стал медленно приближаться, снимая камзол и небрежным движением бросая его на спинку кресла. Его руки легли на бляшку ремня, с изображением неизвестных символов.

— Так! Стоп! — выдала я, выбросив руку вперед, пытаясь остановить нетерпеливого клиента. — Я согласия не давала.

— Дай мне только несколько минут — и сама станешь просить продолжения, — заулыбался демон.

Я обратила внимание на чувственный изгиб губ и то, с какой уверенностью он произнес эти слова.

— Не дождешься! — твердо в ответ заявила я.

Расстояние между нами вдруг резко сократилось. Казалось, только что демонюка стоял в паре шагов от меня, одно смазанное движение — и он уже сжимает меня в объятиях, а его горячее дыхание касается моих губ.

Я стала упираться в грудь мужчины, но ощущение под ладонями его гладкой кожи неожиданно взволновало меня. Я затихла, поднимая встревоженный взгляд и завороженно наблюдая за всполохами в его потемневших глазах.

Неплохо же меня шандарахнуло, что, лежа в коме, испытываю сексуальное возбуждение к незнакомцу. Но и не удивительно: тот образчик мужчины, что мне привиделся, вполне годный, а с другой стороны, я бы сейчас от любого завелась, не имея больше года ни с кем отношений.

На губах демона проскользнула довольная улыбка.

— Вижу, что мне не понадобится тех минут, ты уже готова меня принять.

Я снова попробовала оттолкнуть его от себя, и это, на удивление, удалось. Видно, демон просто позволил мне это сделать, а сам стоит, гад, ухмыляется.

Когда оказалась у дверей, нервно дернула за ручку, но дверь, как я и думала, была заперта на замок. И тут на затылке почувствовала горячее дыхание, отчего сразу же напряглась. Казалось, даже волосы приподнялись. Демон развернул меня.

— Долго будешь от меня бегать?! Я, конечно, не против с тобой поиграть, если тебе так хочется, но ты все равно станешь моей этой ночью. Так что будем делать: бегать, или же займемся более приятными вещами?

Я с негодованием смотрела на него, обдумывая, как поступить. Молчание затянулось. Он неожиданно поднял руку и ласково коснулся моей щеки.

— Я не кусаюсь и могу быть нежен с тобой в твой первый раз. Не стоит меня бояться.

Точно, демонюка! От одного только тембра голоса можно сойти с ума, а тут еще и ласкает. Волна приятных ощущений прокатилась по моей коже, вызывая восторг у «мурашек». А мужчина словно опять ощутил мое состояние, и, сделав шаг ко мне, прижал к дверям своим телом.

От близости я почувствовала возбуждение. Незнакомец склонил голову и приблизил свое лицо в маске. В его глазах я увидела скрытое желание. Внезапно захотелось, чтобы он меня поцеловал. Да о чем я вообще думаю?!

Хотя когда еще, как не во сне, выдастся возможность переспать с таким красавчиком? Я как представила, что меня приведут в сознание доктора, и что могу просто не успеть получить удовольствие от секса, так сразу оживилась.

— Хорошо. Я согласна, — сказала, сама офигевая от своей смелости.

— Вот это уже другой разговор. Умная девочка, — похвалил меня демон. — Даже не думал, что ты окажешься такой покладистой.

— Времени мало, так что предлагаю перейти сразу к делу, — заявила я бесцеремонно, кивнув в сторону постели. А то вдруг, на самом деле, проснусь и не узнаю, каково это — заниматься сексом с демоном.

— У нас впереди вся ночь, — тихо рассмеялся он, слегка удивленный проявленной активностью.

Он взял меня за руку и подвел к постели, и я подчинилась. От одного его едва заметного жеста моя одежда внезапно исчезла. Магия, что ли?

В глазах мужчины вспыхнул опасный блеск. Он с восхищением рассматривал мою идеальную фигуру, и я в очередной раз подумала, какая же у меня офигенная фантазия, что подсунула мне такое тело, за которое совсем не стыдно. Так и хотелось им быстрее воспользоваться, пока лежу в коме.

Еще одно едва заметное движение — и одежда на демоне пропала и оказалась на ближайшем кресле. Теперь пришел мой черед разглядывать мужчину, и я с жадностью впилась взглядом в его возбужденную плоть.

— Вижу, я тебя не смутил. Если бы не знал, что ты девственница, подумал бы, что передо мной стоит женщина, искушенная в любовных делах. Можешь потрогать его, если хочешь, — добавил он с хитрой улыбкой, взглядом подпуская к себе и показывая на то, что имел в виду.

Слова демона, произнесенные ехидным тоном, вогнали меня в краску. Несколько секунд назад я хотела многое сделать с этим демоном, как говорят, пуститься во все тяжкие без каких-либо сожалений, но вдруг на мгновение усомнилась, что нахожусь во сне. Слишком все вокруг казалось реальным. Я не настолько распущенная, как могло показаться на первый взгляд, да и вела себя так, потому что думала, что все привиделось. А теперь от едких слов демона мне вдруг захотелось как-то прикрыть свои прелести. Я закрылась руками, но оглядевшись, решила, что одеяло подойдет для этих целей лучше. Укутавшись в него, с вызовом посмотрела на мужчину.

— Чего я там не видела? — ответила я, отвернувшись от соблазнительного типа и стараясь не смотреть на него.

В ответ услышала утробное рычание. Мои слова его явно разозлили, похоже, он не ожидал от девственницы подобного высказывания.

Он щелкнул пальцами — и вся моя защита в виде одеяла вдруг оказалась на полу. Меня же этот демон с легкостью толкнул на постель, и я упала плашмя, не успев среагировать.

Приподняв голову, я наблюдала за его стремительными движениями. Демон оказался на мне буквально за секунду, прижав к кровати. Он поднял мои руки вверх, зафиксировав стальной хваткой. Я не могла пошевелиться и вынуждена была смотреть в его притягательные, горящие алым светом глаза.

— Что-то мне подсказывает, что ты совсем не та, за которую себя выдаешь, — низким голосом чуть ли не прорычал он. — Вот сейчас я это и проверю!

— Ч-что именно? — заикаясь, спросила я неожиданно тонким голосом.

— Насколько хорошо ты знаешь мужчин, — заявил демон.

Он начал ласкать меня свободной рукой. Я молча терпела, не зная, что ему ответить. Девушка из моего сна действительно могла быть невинной, а я тут всю картину порчу.

Горячая ладонь демона накрыла мою грудь и принялась ее гладить, а его пальцы стали чувственно крутить сосок и слегка вытягивать его, отчего он затвердел. Потом он принялся ласкать вторую грудь. Я почувствовала возбуждение и бессильно откинулась на простыни. А когда его губы коснулись горошин, я и совсем потеряла контроль. Вот это сон! Не сон, а какая-то виртуальная реальность, только круче! Просыпаться даже не хочется.

Между ног сразу увлажнилось. Рука демона пустилась в путешествие по моему телу, а потом оказалась возле заветной пещерки. Я прогнулась от неожиданно яркого удовольствия. Его рука вытворяла со мной такие вещи, что девственница бы громко возмутилась, я же беспомощно стонала от накатившего наслаждения. И тут же почувствовала, что мои руки свободны, но сопротивляться не хотелось — наоборот, хотелось молить о продолжении.

Губы мужчины касались живота, бедер, и от каждой точки прикосновения разбегались яркие волны усиливающегося желания. Какой страстный герой моих фантазий! Жаль, не бывает таких в реальной жизни. Пока он целовал мое тело, я вся таяла от его опытного языка, мысленно желая ощутить его в сокровенном месте.

Словно прочитав мои мысли, демон опустился ниже, раздвинул мои ноги и принялся ласкать внутреннюю сторону моих бедер, потом прошелся языком, приближаясь к пульсирующей от желания плоти. Его пальцы аккуратно раздвинули влажные складочки, и тут я ощутила нежное прикосновение его языка к вершине клитора. Я закричала от восторга.

Он принялся ласкать чувствительную точку невероятно длинным языком, лизал, играл с ней. Он втягивал ее внутрь рта, посасывая от удовольствия. Не в силах сдержаться, я застонала, цепляясь руками за его мускулистые плечи. А потом поняла, что он двинулся ниже и проник в узкую пещерку. Ощущение было невероятным! Да это лучший «куни» в моей жизни!

Кровь прилила к низу живота, и вся промежность сладко запульсировала. Ощущения усиливались, вот-вот должен был произойти взрыв. Я зарылась пальцами в длинные густые волосы мужчины, слегка прижала его голову к себе, и тут меня накрыло цунами экстаза.

— Да-а-а-а-а! — вырвалось из моего горла.

Пока медленно приходила в себя, он приподнялся и оказался на мне.

— Врунишка, — ласково произнес он, быстро целуя в губы. Я ощутила привкус своего желания. Голова все еще кружилась, и я смутно вникала в то, что он говорит. — Я ведь почувствовал преграду. У тебя еще не было мужчин.

— Откуда ты… — хотела было спросить, но его губы снова накрыли мои, на сей раз поцелуй был долгим и страстным.

В то же самое время демон устроился между моих ног. Головка его большого члена упиралась в еще пульсирующую от пережитого оргазма плоть, желая проникнуть внутрь. Он отстранился, разглядывая меня. Я снова захотела продолжения этой невероятной и такой реальной фантазии. Обняла демона за шею и притянула его к себе, коснувшись губами рта. Наш поцелуй затянулся. Он без сопротивления поддался на мою инициативу, и теперь уже я целовала его, используя при этом все свои умения. Как-никак, целоваться я умела, и неплохо.

— Что же, должен признать, ты меня удивила. Опытная в поцелуях девственница — это нечто особенное. Посмотрим, как ты проявишь себя, когда я войду в твое тело, — с язвительностью в голосе, но при этом не переставая улыбаться, заявил он.

И тут я почувствовала, как его член медленно входит в меня. Стало больновато. Неужели и правда девственница? Снова?! Хотя во сне все возможно...

Демон действовал напористо, через пару секунд он смог прорвать преграду, и его мужской орган оказался весь во мне. Больно-то как! Даже закричала от возмущения, но он закрыл мне рот новым поцелуем, приостановился на некоторое время, а потом принялся медленно двигаться во мне, постепенно ускоряя темп.

— Ах ты… Я своего согласия не давала! — смогла все же произнести я, когда он прекратил меня целовать.

— Поздно, дорогая, — прорычал демон, продолжая двигаться во мне.

Боль быстро проходила. Взамен ей нахлынула волна возбуждения, и я сдалась. Обняла его бедра ногами, подстраиваясь под его ритм так, чтобы мне было приятнее. Надо же, второй раз лишилась девственности. Ну и сон…

Стоп, уж слишком все правдоподобно! Да быть такого просто не может. Мужчина так же реален, как и то, что я в теле эльфийки!

Но сейчас совсем не получалось думать. Хотелось лишь одного: расслабиться и снова получить удовольствие от процесса. А сон это или нет, станет понятно позже. Да и вообще поздновато думать об этом. После драки кулаками не машут. Каждое движение мужчины приносило невероятное удовольствие. Я стонала, извиваясь под ним, а он все наращивал темп, приближая нас обоих к точке невозврата.

Вдруг он приподнялся и сел, подхватил меня под мягкое место ладонями и притянул к себе. Мои ноги он закинул к себе на плечи, а палец лег на чувствительный бугорок. Он принялся нежно ласкать его, мгновенно подведя меня к головокружительному оргазму. Я вновь закричала, не помня себя, и почувствовала, как мужчина излился в меня своим горячим семенем.

О-о-о, как же невероятно, когда получаешь одновременное удовольствие со своим партнером, да еще с таким сексуальным красавчиком. Я не поняла, что произошло, но тело демона вдруг полыхнуло огнем, а потом оранжевое сияние коснулось меня и почему-то обожгло мою грудь. Эта боль медленно перетекла на мое плечо, опалив его. Демон замер в удивлении. Он схватил мою руку, рассматривая плечо, но на коже ничего не было. Непонятно, что его могло так заинтересовать.

И тут в распахнутое окно неожиданно влетела огненная бабочка, оставляя после себя едва заметный мерцающий след. Она села на висок демона, и тот опустил веки, словно мысленно разговаривал с ней. Когда бабочка исчезла, он вдруг резко распахнул глаза и перевел на меня свой встревоженный взгляд.

— Прости, эльфийка, но я вынужден тебя оставить. Мы с тобой продолжим в следующий раз.

— Когда? — невольно вырвалось у меня.

Я даже приподнялась, желая получить ответ.

Демон довольно усмехнулся и произнес:

— Я вернусь. Но мне приятно, что ты переживаешь.

— Скажи, кто ты такой? Как тебя зовут? — в нетерпении снова спросила я.

— В свое время ты все узнаешь, — загадочно ответил он и вдруг растворился в воздухе, а вместе с ним исчезла и его одежда. Словно этого сексуального демона вовсе и не было. Но истома, охватившая мое тело, говорила об обратном. Все еще вспоминая моменты недавно пережитого оргазма, я поняла, что погружаюсь в сон.

«Надо же, засыпаю прямо во сне», — удивленно подумала я и отключилась.

 

ГЛАВА 2

Проснулась я опять в том же месте. Поднялась, сладко потянулась, чувствуя негу во всем теле. Давно я так хорошо не спала, а не высыпалась так — и подавно. Я подумала, что мне стоит одеться, ведь все еще была абсолютно обнажена. Взглядом нашла шкаф и отправилась прямо к нему.

Открыв дверцы, вытянула первое попавшееся на глаза платье из темно-синего бархата. Опыт костюмера сказался, и мне удалось быстро справиться со всеми крючками и завязками. Посмотрев в зеркало, отметила для себя, что мои губы припухли от поцелуев, а на шее темнел небольшой засос. Я уже перестала чему-либо удивляться и постаралась привести себя в порядок, расчесала волосы, перевязав их найденной на трюмо синей лентой.

За окном светлело. Я с любопытством выглянула наружу и принялась с удивлением рассматривать городской пейзаж: дома с башнями и шпилями, над которыми поднималось солнце, дорогу, вымощенную брусчаткой, по ней ходили люди, одетые в старинные одежды. Послышался скрип колес и ржание лошадей — звук проезжающего мимо экипажа, а вскоре из-за поворота появилась и сама карета. Такие я только на иллюстрациях видела. Все выглядело вполне естественно, люди занимались своими обычными делами, а мне все это напоминало картины художников эпохи Раннего Ренессанса.

Из приоткрытой форточки потянуло запахом свежевыпеченной сдобы, и мне чертовски захотелось есть. Я подошла к дверям, с силой подергав ручку, но, как и предполагала, комната оказалась заперта. Чтобы не думать о еде, я снова прилегла на постель и закрыла глаза. Но опять мои мысли вернулись к темноволосому незнакомцу в маске.  

Что-то моя фантазия слишком затянулась, но я не против повторить вчерашний секс с соблазнительным демоном. Может, мне стоит подумать о нем — и он появится передо мной?

Я представила, что демон по моему зову материализуется в этой комнате. Почему-то в воображении он предстал в обнаженном виде, и по моему телу тут же пробежала волна возбуждения в предвкушении приятных ощущений. И тут я услышала звук открывающейся двери. Неужели все так просто? Только подумала — и он уже здесь!

Я приподнялась и увидела на пороге светловолосого привлекательного мужчину. Он вошел и прикрыл за собой двери. Ох, ничего себе, новый красавчик! Везет же мне на них! Жаль, что натуральный блондин, я больше предпочитаю брюнетов.

Мужчина в изысканной одежде двигался с поистине королевской грацией. Он приблизился и элегантным жестом руки отбросил волосы назад. Я увидела его заостренные уши. Эльф?! От созерцания такой картины моя челюсть медленно опустилась вниз.

— Сегодня ты особенно красивая, Анариэль! — приятным голосом произнес эльф, рассматривая меня с восхищением.

«Оу! Какое у меня красивое имя! И так похоже на мое собственное», — подумала я, а вслух произнесла:

— Спасибо!

Мое «спасибо» его слишком удивило. Он дернулся, словно не ожидал от меня ответа.

— Как ты смогла снять полог тишины? — с изумлением спросил эльф.

Теперь пришло время удивиться мне.

— Не понимаю, о чем ты говоришь.

Он приблизился и, склонившись, посмотрел пристально в мои глаза. От такого внимания я слегка растерялась и постаралась отстраниться, но мое тело словно сковало путами.

— Странно, — вслух произнес эльф. — Что с твоей аурой? Я вижу изменения, но не могу понять, что не так.

— Мы разве знакомы?

Он выпрямился, продолжая сверлить меня взглядом.

— Ты выбрала не ту стратегию. Игнорируя мое присутствие, ты не избежишь брака.

Ничего себе! Женишок нарисовался?!

— Ты не в моем вкусе. Прости, не знаю, как там тебя зовут, но в ближайшее время я замуж не собираюсь.

— Ты мне это уже говорила, но я напомню снова: мы должны вступить в союз ради королевства Элайзии, и отказа я не приму. Для этого ты здесь и находишься.

Знакомое слово «Элайзия», где-то я его уже слышала… Стоп! А уж не про ту ли страну он говорит, о которой пелось в оперной арии?..

Не успели мои мысли приобрести ясность, как эльф произнес:

— Мы разделим трон и постель, и наш род не прервется.

Ну, конечно, кем я могла быть в своем сне? Только королевой! Да еще и эльфов! Но вот что, интересно, я делаю в борделе?!

— Что-то я подзабыла твое имя, не напомнишь? — язвительным тоном попросила я.

Эльф презрительно скривил губы.

— Продолжаешь делать вид, что совсем меня не знаешь? Как это предсказуемо!

Он взял меня за подбородок, вынуждая смотреть на него. Ладонь его переместилась вниз, а тонкие пальцы неожиданно крепко сжали мою шею.

— Ты в моей власти. Не вздумай сопротивляться, сделаешь себе только хуже, — угрожающе произнес красавчик.

Что-то мне сон уже перестал нравиться. Я подняла обе руки, попыталась разжать его пальцы и избавиться от удушающей хватки. Мне это удалось, и я вскочила на ноги. Эльф только усмехнулся.

— Ты ведь знаешь, что у тебя нет другого выбора, сестра. Наш род всегда славился упрямцами, но я бы тебе не советовал упорствовать. Ты станешь моей женой, хочешь этого или нет, и выйдешь из этого дома либо в подвенечном платье, либо в кандалах. Я заплатил достаточно, чтобы хозяйка борделя не проронила ни слова. Она не знает, кто ты такая, и благоразумно держит язык за зубами.

— Так мы родственники? — с удивлением спросила я.

— Продолжаешь настаивать на своем? Я — твой единокровный брат, принц Эльвинг.

Ах, так он еще и мой братец? Ну, приехали! Извращенец какой-то, пристает к собственной сестре с предложениями руки и сердца. Уже второй по счету красавчик в течение суток заплатил за меня дорого. Но вот никак не пойму, этот эльф хочет на мне жениться, запирая при этом в борделе? Никак не могу уловить логику. Да еще и под демона подкладывает. Неплохой способ добиться моего расположения. Или его только трон интересует? Надо будет спросить.

Эльф же вслед за своими словами приступил к активным действиям. Шагнул ко мне, схватив меня за талию и чуть не согнув пополам. Сила в его руках никак не сочеталась с изящным строением его тела.

Я попыталась вырваться, но эльф опрокинул меня на постель, оказавшись сверху. Его разъяренное лицо уже не казалось мне таким прекрасным. Я пыталась вырваться, кричала, звала на помощь, однако его губы завладели моими, заставив замолчать, а язык проник в сжатый рот, раздвинув зубы.

Все мое первоначальное приятное впечатление об эльфе испарилось. Я без разбору колотила по его спине руками, пыталась оттолкнуть, пока этот гад сам не прекратил меня целовать. Эльф немного приподнялся, так и не отпустив меня. Тяжесть его тела мешала свободно дышать, я уже задыхалась от переполнившей злости и нехватки кислорода.

— Ты меня отпустить не собираешься? Как-никак я твоя сестра.

Не могу сказать, что мужчина вызывал отвращение своим внешним видом, скорее тем, что по сути я являюсь его близкой родственницей. Да еще и показал себя полным гадом — бесцеремонное поведение просто вывело меня из себя. Хотелось двинуть ему ногой в пах, но он прижимал мои бедра к постели так плотно, что я не могла пошевелиться.

— Я ведь сказал, что ты все равно станешь моей. Твое сопротивление бесполезно.

Он оголил мое плечо и начал покрывать его поцелуями, опускаясь к груди. Я отчаянно соображала, как же его остановить. Мои удары на него совсем не действовали, а возбуждали еще сильнее. Я чувствовала, как его твердый член упирается мне в бедро. А потом эльф потерся им у входа в мое лоно, и произнес:

— Я едва сдерживаюсь, чтобы не войти в тебя, но ты принцесса Элайзии и моя сестра, ты заслуживаешь лучшего. Лишить тебя девственности в борделе — даже я на такое не способен.

Я усмехнулась в ответ.

— Да?! А подкладывать собственную сестру под демона ты считаешь приемлемым? Это ты так беспокоишься о моей сохранности до свадьбы?

— Ты о чем, Анариэль? — Кажется, эльф действительно был не в курсе последних событий.

— Я о прошедшей ночи и о том, что с твоего позволения меня лишили девственности.

Эльф опешил и отстранился. Он смотрел на меня так, словно видел впервые, все еще не веря моим словам.

— Кто посмел?! — закричал он так громко, что мне почудилось, стекла вылетят из рам.

— А что хотел? Мы вообще-то в публичном доме и это нормально, когда здесь покупают женщину на ночь.

Неожиданно он задрал мое платье, а его рука оказалась у меня между ног. Я почувствовала, как его палец бесцеремонно входит в меня. Мне было противно, но он держал меня второй рукой, и я не могла ничего сделать. Не ощутив никакой преграды, эльф взбесился. В его глазах появился блеск безумного. Полминуты он смотрел в одну точку — видно, под действием шока, а потом вдруг вскочил, заревел, опрокинул со всей силы прикроватный столик и вылетел из комнаты с тем же безумным выражением лица.

Какое-то время я смотрела на дверь, а потом меня что-то толкнуло последовать за эльфом. Вдев ноги в комнатные мягкие туфли, быстро прошла по коридору и замедлилась у двери справа, услышав разъяренный голос эльфа. В ответ ему последовали мольбы мадам, переходящие в женский визг.

Я заглянула в приоткрытую дверь и увидела, как хозяйка борделя валяется в ногах принца.

— Ваше Высочество, если бы я только знала! Я и предположить не могла, что девушка является вашей сестрой. Вы не оставили никаких указаний, кроме, как хорошо позаботиться о ней.

— Как ты посмела, ничтожная человечка, привести к ней асура, к наследной принцессе Элайзии?!

Он грубо схватил женщину за горло одной рукой и начал душить ее, слегка приподняв над полом. Та только беспомощно дрыгала ногами, держась за руки высокородного мерзавца, чтобы хоть как-то открыть доступ к кислороду. Из ее глаз текли слезы, яркая косметика потекла, оставляя черные дорожки на перекошенном от ужаса лице.

— Ваше… Высочество... — хрипела мадам Ларофи на последнем издыхании. — Сжальтесь!

— Я желал лишь припугнуть Анариэль, чтобы она согласилась стать моей… Ты умрешь за то, что натворила!

Эльф хладнокровно сжал пальцы, и я услышала хруст сломанных шейных позвонков. Грузное тело мадам с громким звуком упало на пол. Ее хрипы сразу же смолкли, а глаза стали медленно стекленеть. Эльф же стоял, молча взирая на бедную женщину, не шелохнувшись и не проронив ни слова.

В этот момент я почувствовала жуткий страх. На моих глазах произошло убийство, а я не смогла ничего сделать. Я вдруг поняла, насколько ужасен мой «брат», и что мне лучше бежать от него, как можно дальше.

Я подорвалась и полетела к выходу. В этот момент я уже не считала происходящее сном. Да такое не в каждом кошмаре приснится!

Оказавшись в холле, заметила ярко накрашенных девушек, сидящих на красных диванчиках, и постаралась принять, насколько смогла, спокойный вид, чтобы не привлечь их внимания. Степенно дошла до входных дверей, открыла их и оказалась на крыльце. Покрутила головой, решая, куда бежать, но за дверями мне почудился голос эльфа. И я, подобрав юбки и не разбирая дороги, побежала куда глаза глядят.

Уже потом, когда не смогла справиться с дыханием и остановилась, поняла, что нахожусь на окраине городка и что привлекаю слишком много внимания своим видом. Городок, видно, людской. Мало, что я эльфийка, так еще и несусь, не разбирая дороги, словно убегаю от пожара.

Я остановилась, не зная, что делать дальше. Понятно одно: эльфийский принц не оставит меня в покое и бросится в погоню, как только заметит мое исчезновение.

Возле меня вдруг остановилась повозка, запряженная рыжей лошадкой. Мужичок, что сидел на дрожках, с любопытством посмотрел на меня и спросил:

— Вам нужна помощь, госпожа?

Я не знала, могу ли доверять незнакомцу, но в глазах мужчины читалось простодушие. Похоже, обычный торговец возвращался с рынка домой, а мне как раз стоило отдалиться от города. Неважно куда, потом придумаю, что делать дальше.

Я согласно кивнула ему и подошла к телеге, но как взобраться на нее в длинном платье, не знала. И тогда мужичок спрыгнул и, подставив небольшую лесенку, помог мне сесть в закрытую часть телеги, предназначенную для товара. Я присела на лавочку. Хорошо, что повозка была закрыта плотной тканью, и меня не просто заметить с дороги.

— Спасибо, — произнесла я, когда телега не спеша двинулась по мощеной дороге.

— Не за что. Рад помочь. Но как знатная госпожа оказалась без охраны так далеко от дома?

— Это долгая история, — кисло улыбнулась я. — А куда вы направляетесь?

— Я сам из городка Ратомир, еду домой после успешной торговли.

Я как раз обратила внимание, что пол повозки устлан соломой, в которой остались несколько глиняных горшков с крышками.

— Продавали мед? — догадалась я потому, как вокруг посудин кружили пчелы, но меня они не трогали. Я всегда боялась их как чумы, раньше у меня была аллергия на их укусы. А как их яд будет сказываться на этом теле, пока непонятно. На всякий случай я придвинулась ближе к извозчику.

— Да, в этом году сбор особенно удался. Жена с дочкой будут рады, я прикупил им всем подарки на рынке. Дочке платье и туфли на свадьбу, а жене бусы из моруанского жемчуга. Вы ведь сами знаете, что Моруания славится своими драгоценностями. Это конечно не тот изысканный и дорогой жемчуг, который заклинают их маги, но нам, людям, и этого достаточно.

На самом деле, я ничего не знала об этом мире. Но моруанские маги меня вдруг заинтересовали. Я ведь уже понимала, что это не сон. Если есть способ попасть в этот мир, значит, есть способ вернуться назад в свое родное тело. Пусть настоящая принцесса сама разбирается со своим сумасшедшим братом. Мне вдруг стало интересно, что с ней произошло, и где она сейчас. Может быть, в моем теле?

— А далеко ли отсюда Моруанские земли?

— Так это всем известно. Моруания на востоке, только чтобы туда попасть, можно воспользоваться двумя путями.

— И какими же?

— Без проблем можно пройти лишь у границы с Элайзией, эльфы защищают ту дорогу.

— А какой второй путь?

 — Надо пройти на севере Приграничье. Но люди там не частые гости, те земли небезопасны, на торговые караваны частенько нападают орки.

Я прикинула, куда и как идти, и поняла, что путь мимо Элайзии мне заказан. Не хватало мне снова встретиться с Эльвингом. Возможно, маги Моруании смогут помочь мне вернуться назад. Придется идти через Приграничье, но сначала я выясню, как это осуществить. Как бы мне этого мужика расспросить подробнее?

 Я повернулась к нему и с улыбкой представилась:

— Меня зовут Арвен, — назвала я первое попавшееся эльфийское имя, которое всплыло в моей памяти.

— А я Боган Кериот, — повернулся мужчина.

Торговец оказался весьма словоохотливым. Мне больше не пришлось ни о чем спрашивать, он сам с удовольствием рассказывал о мире, городах и расах, среди которых были люди, эльфы, асуры, наги, орки, кентавры, горгоны и прочие. Я узнала, что эльфы ведут войну с асурами, моруанцы сохраняют нейтралитет. Люди хорошо относятся к эльфам, но эльфы не желают объединения, потому как считают людей слабыми и несовершенными. Орки, по словам Богана, в большинстве своем были наемниками и военными. Кентавры обладали независимым характером и никому не подчинялись.

Значит, тот демон, с которым у меня произошел мой первый сексуальный опыт в этом мире — асур. Интересно, кто он, и встретимся ли мы снова?

Внезапно мое плечо опекло. Я схватилась ладонью за обожженное место, но боль тут же исчезла. Показалось? Или же пчела меня все-таки ужалила? Но раз плечо не раздулось, значит, все в порядке.

 

***   

Городок Ратомир больше напоминал нашу обычную деревню. Здесь не оказалось каменных многоэтажных, как в предыдущем городе на границе с Элайзией, из которого я благополучно сбежала. В Ратомире большая часть строений была выполнена из дерева. Маленькие аккуратные домики утопали в зелени, многие из них были обвиты зарослями плюща. По улочкам гоняли местные ребятишки, разгуливали куры, щипая сочную траву у обочины.

Мы остановились на перекрестке, пропуская стадо коров, которые шли, переваливаясь толстыми боками и отгоняя хвостами от себя надоедливых мух.    

Боган здоровался с односельчанами. Их лица выражали приветливость, как только люди узнавали торговца медом. Но когда они в повозке замечали меня, то сразу их лица приобретали недоумение. Мальчишки же со свойственным их юному возрасту любопытством разглядывали меня, толкаясь в нетерпении у обочины, перешептывались между собой и не стеснялись при этом показывать на меня пальцами.

— Эльфийка! Боган привез эльфийку! — радостно закричал один из них.

Похоже, в этом мире дружба между человеком и эльфом считалась чем-то необычным. Интуитивно я скрылась под тканью повозки.

— Не обращайте внимания, госпожа. Эльфы здесь — редкие гости. Для Иртана, что расположен рядом с границей, это нормально. У меня скоро радостное событие — дочь выходит замуж. Если госпожа желает, то может остаться у меня, этим она окажет мне великую честь.

— Буду только рада, — ответила я с улыбкой.

Мне некуда идти, а сегодня у меня будет пища и кров, и за это спасибо. А что будет завтра, увидим.     

Вскоре мы подъехали к утопающему в зелени деревянному дому. Около входа стояли вырезанные из дерева фигурки каких-то горгулий. Как пояснил хозяин, они защищали от злых сил. Из дома нам навстречу выбежали две женщины: одна молоденькая, с длинными темными волосами, вторая постарше, в белом переднике и чепчике. Они были очень похожи между собой, и я сразу поняла, что это мать и дочь.

Девушка закричала:

— Отец вернулся! — и бросилась к Богану, который тут же обнял дочку и расцеловал ее в обе щеки.

— Я с подарками, — сообщил он с гордой улыбкой на лице.

Лицо девушки просияло, и она снова обняла отца, но потом ее взгляд переместился на меня.

— А кто это с тобой, отец? — тихо спросила девушка, с восхищением и одновременно с любопытством посматривая на меня. Мать же глядела с настороженностью в сторонке, сдержанно сложив руки перед собой.

— Это госпожа Арвен. Она оказала нам честь и согласилась погостить и присутствовать на свадьбе, — подмигнул он жене.

Я не поняла, что за странное отношение здесь к эльфам. То восхищаются, то, напротив, не доверяют. Одно понятно, что эльфы им не враги.

Женщина вдруг тепло улыбнулась и сделала шаг ко мне:

— Мы всегда рады гостям, хоть никогда и не принимали в своем доме высокородных эльфов. Чувствуйте себя как дома, госпожа Арвен.

И я действительно почувствовала себя очень уютно. Отношение малознакомых людей ко мне было такое же теплое, как к своей дочери. В прошлой жизни я не имела такой дружной семьи: мать умерла рано, отец же мной не занимался, и я была предоставлена самой себе с юного возраста. А сейчас после пережитого шока я сильно нуждалась в теплоте и обычном понимании.

С Виолой — так звали девушку — я быстро подружилась; она была такая же общительная, как ее отец, и отнеслась ко мне со всей искренностью. А еще я помогла ей закончить свадебное платье, руки не забыли, как это делать.

Будущая невеста была в восхищении, ведь я добавила в фасон свою изюминку, создав наряд простого, но необычного покроя. А еще Виола с радостью поделилась со мной своей скромной одеждой и подарила одни удобные ботиночки, которые ей оказались малы, а мне пришлись как раз впору. По вечерам мы гуляли по окрестностям, и я постепенно знакомилась с этим миром. Время пролетело для нас незаметно, прошло пять дней — приближался день свадьбы.

Жизнь в новом теле уже не казалась мне такой плохой, но я ни на миг не забывала о преследовании и надеялась, что у меня получится попасть в Моруанию, а ее маги смогут отправить меня домой. Потому как в гостях хорошо, а дома лучше.

 

***

Ранним утром я надела то самое длинное платье, в котором сбежала, лишь немного украсила его лентами и цветами, чтобы оно казалось более торжественным, и помогла невесте облачиться в свадебный наряд.

В доме появился жених — сын старосты этой деревни. Парень недавно вернулся с войны, он защищал земли Приграничья от набегов диких орочьих племен. Статный темноволосый молодой мужчина с короткой стрижкой и правильными чертами лица с нежностью смотрел на Виолу. Со стороны было сразу заметно, что пара по-настоящему влюблена друг в друга, хоть мужчина и был лет на десять старше своей невесты.

Все началось с ее выкупа, во время которого разыгрывались забавные конкурсы. Молодые девушки звонко смеялись, гости веселились от души. Все действо проходило в шумной атмосфере праздника и напомнило мне свадьбы в наших деревнях.

Дом наполнился односельчанами, помогающими готовиться к торжеству. Пара со свидетелями уехала в храм богини домашнего очага Лиит, чтобы пройти обряд соединения.

Во время их отсутствия помощники расставили во дворе длинные дубовые столы и скамейки, принесли блюда, которые накануне готовили нанятые кухарки. Я же помогала украшать двор цветами и ленточками, хоть родители молодых и были против моей помощи, намекая, что благородной госпоже не стоит себя утруждать.

Вскоре во двор вернулись молодожены, которых тут же встретили громкими приветствиями и шутками. Заиграли местные музыканты, они весело выводили на народных инструментах легкую непринужденную мелодию. Гости шумно расселись за столы, а мне выделили почетное место рядом с хозяевами дома. Люди стали есть и пить, расхваливая еду на свой лад.  

В основном на столе стояли сельские блюда: вяленая колбаса, гуси в яблоках, копченое с медом мясо, жареный поросенок, свежие пироги, тушеные овощи и свежие нарезанные фрукты. Пили домашнее темное вино и крепкие настойки на травах. Я попробовала настойку на меду, которую так рекомендовал мне Боган, но много пить не стала, потому что голова сразу закружилась.

Через час я почувствовала, что больше в меня ничего не войдет, каким бы вкусным все не казалось, и просто расслабилась, наблюдая за гостями.

Когда гости насытились, начались песни и танцы. Я кружилась в хороводе вместе с людьми, но вскоре почувствовала усталость и присела.

— Госпожа Арвен, может быть, вы споете? Эльфы славятся своими удивительными голосами, — предложил мне с улыбкой Боган.

— Я не знаю никаких песен, — попыталась было отговориться я, но он стал настаивать. Неожиданно мне вспомнились строки из оперы «Путь в Элайзию» и я решила попробовать отблагодарить хозяев дома за их доброту. Вышла в центр площадки и приготовилась, а гости в ожидании замолчали.

Поначалу я пела тихо, но с каждой секундой ощущала все большую уверенность, потому как голос мой легко подчинялся мне, он обладал невероятной гибкостью и насыщенным, глубоким тембром. Я с легкостью брала высокие ноты и тут же переходила на низкие. Песнь разносилась по всей округе, наполняя воздух необъяснимым волшебством.

Слова песни содержали вечные истины и говорили о любви, о преданности, о воинской чести и долге перед страной.

У жениха, который только что вернулся с войны, на глазах выступили слезы. Гости не проронили ни слова, они сидели, не шелохнувшись, зачарованные происходящим, восхищенно прислушиваясь к звукам моего голоса.

Неожиданно я почувствовала в себе странную силу и поняла, что вся свечусь изнутри. От волшебного песнопения на деревьях появились бутоны и стали раскрываться, превращаясь в удивительные красочные соцветия. Вся трава у дома покрылась ковром из прекраснейших цветов, и даже засохшие ветви большого дерева неподалеку выпустили листья, вновь обретя жизнь.

Я понимала, что сила, исходящая от меня, меняет все вокруг. А ведь меня уверяли, что я не обладаю никакой магией. Это навело на мысль, что такой способностью могла владеть именно я, а не прежняя обладательница тела. Только каким образом эта сила вдруг проявилась?

Когда я закончила петь, воцарилась мертвая тишина. Гости находились в полном изумлении от того, что только что произошло. Я даже почувствовала себя неуютно под давлением стольких глаз.

— Великая госпожа, благослови моих детей! — нарушил, наконец, молчание Боган, склонив в почтении голову передо мной.

Я кивнула, не зная, что мне делать и что говорить, но молодые сами поднялись с места и подошли ко мне, встав на колени. Что-то подобное я уже видела в фильмах. Интуитивно положила руки на головы поженившихся влюбленных.

— Благословляю вас, молодые. Пусть ваша жизнь будет наполнена любовью и светом, дом — смехом детей и достатком. Сохраните ваши чувства до конца, любите друг друга и берегите, живите долго и счастливо.

Произнесла простые слова, но мои ладони тут же стали светиться, и это свечение распространилось и охватило молодых, озарив их головы.

Люди ахнули и от изумления раскрыли рты, кто-то опустился на колени. Среди них оказался Боган, который благодарил небо и Высшие силы за неожиданный драгоценный дар в виде эльфийки, повстречавшейся ему на пути.

Музыканты снова заиграли, люди встрепенулись и на радостях пустились в пляс. Я же отошла в сторону, чувствуя усталость, и опустилась на скамью. Ко мне подошла Виола и присела рядом со мной.

— Наверное, ты нас скоро покинешь? — спросила меня она с печалью в голосе.

— Я держу путь в Моруанию, чтобы увидеться с одним из могущественных магов. Мне очень нужна его помощь.

— Я еще тогда при нашей первой встрече удивилась тому, что ты путешествуешь одна. Эльфы редко покидают свою страну, тем более, что ты женщина.

— Я не скрывала от тебя: мне грозит опасность. За мной охотятся.

—Но ты так и не сказала, кто и почему! — воскликнула девушка.

— Мой родной брат силой принуждал меня к браку с ним, и я вынуждена была бежать.

Глаза Виолы округлились от переполняющего ее ужаса и изумления.

— Как же так? — пыталась узнать она правду.

— Мне самой толком неизвестно, я знаю точно одно: мне нужно срочно к моруанским магам, они одни в силах решить мою проблему. — Я решила не говорить Виоле про то, что я в чужом теле, боясь, что она мне не поверит.

— Я помогу тебе, чем смогу, Арвен, — с готовностью заверила меня девушка.

Я с благодарностью посмотрела на нее. Кажется, моя жизнь налаживается, и все образуется.

 

***

Поздней лунной ночью по лесной дороге скакал отряд всадников в темной одежде. Быстрые лошади так стремительно мчались вперед, что плащи всадников развевались на ветру, подобно знаменам. Пыль из-под копыт животных поднималась столбом вверх и надежно скрывала движущиеся в ярком свете луны силуэты наездников.

Первым из них двигался на белой лошади принц Эльвинг. Эльфы отлично ориентировались в темноте, и время суток не было для них помехой, особенно для того, кто больше всего на свете хотел отыскать свою сбежавшую сестру. Он обыскал все деревни, что попадались ему на пути, но никто не видел беглянку. Резко он одернул поводья, отчего лошадь стала на дыбы. Эльфийский принц почувствовал изменение магического фона. Он усмирил животное и поднял ладонь, призывая отряд остановиться.

Опустив руку, он похлопал несколько раз ладонью по шее лошади, успокаивая все еще взбудораженное резкой остановкой животное.

Эльф настороженно смотрел вперед, пытаясь определиться в своих ощущениях. Давно он не чувствовал проявления такой мощной древней силы, присущей магии Жизни. Когда-то его предки обладали такой силой, но со временем она иссякла и выродилась.

«Связано ли это с Анариэль?» — подумал принц.

Еще пару дней он почувствовал в ее ауре изменения, но не смог определить их причину. Возможно ли, что через тысячу лет сила Жизни вновь проявилась в той, в ком не имелось ни капли магии, но текла кровь рода Дельвангридеан?

Он достал из дорожной сумки сложенную в трубку карту Лафирии, раскрыл, держась за твердые основания и определяя ближайший городок под названием Ратомир. Волнения магической силы исходили именно оттуда.

— Я чувствую, что мы на верном пути. На рассвете мы должны достигнуть цели.

Карта вновь оказалась на дне сумки. Принц дернул за поводья, приказывая лошади двигаться быстрее. Та всхрапнула, но подчинилась.

Отряд вооруженных солдат молча последовал за своим господином.

 

***

Гулянье длилось всю короткую летнюю ночь. Гости напились, но не утихали, требуя от новобрачных развязки веселья и исполнения супружеских обязанностей. Когда небо посветлело на горизонте, они дружным улюлюканьем проводили молодых до опочивальни. Я чувствовала себя жутко уставшей, хоть и просидела на скамейке, неподалеку от разгулявшихся селян. Половина музыкантов уже сладко спали кто на траве, кто на лавке. Самые стойкие не попадали в лад, выводя неровные ритмы. Пожалев свои уши, я решила удалиться в спальню, как услышала неожиданные новости.

— Эльфы в Ратомире! — произнес паренек, приятель жениха, что ненадолго покидал торжество.

Я встретилась взглядом с новобрачными, которые уже почти входили в дом. Лицо Виолы выражало беспокойство, но она среагировала быстрее меня. Подскочив ко мне, схватила за руку и потянула в дом.

Она накидала на стол сдобы, яблок, кусок копченого мяса, взяла с полки еще бутылку вина. Подхватив концы скатерти, завязала ее узлом и дала мне этот куль в руки. Потом набросила на плечи темно-зеленый плащ и произнесла торопливо:

— Тебе нужно бежать, Арвен! Я дам тебе свою лошадку.

— Не знаю, как тебя благодарить, — распереживалась я.

— Ты нас уже отблагодарила, — быстро ответила Виола и, повернувшись к жениху, скомандовала, чему я удивилась: — Райен, помоги госпоже Арвен покинуть дом, а я пока отвлеку гостей.

Я последовала за мужчиной в конюшню, где он умело оседлал рыжую лошадь и усадил меня на нее. Я, в ужасе не от погони, а от высоты, на которую забралась, взирала на Райена и на животное, что топталось подо мной.

— Кажется, я не смогу скакать на ней, — произнесла я вслух.

— Я думал, эльфийки — прирожденные наездницы, что вы рождаетесь уже в седле.

— Я тоже так думала, — пробурчала в ответ, пытаясь удержать равновесие и опустить платье, которое неприлично задралось, показав мои голые ноги.

Что ж будем держаться до последнего. Упаду, так упаду, главное не убиться по ходу дела. Только бы добраться до леса, а там уже как-нибудь спрячусь от погони.

— Держись широкой дороги, она выведет тебя в город Крумвель.

Райен вывел животное через хозяйственный двор, потом хлопнул кобылу по крупу, прося у неба защиты для меня.

Зажмурившись, я помчалась к кромке леса. Лошадь прошла галопом несколько сотен метров, потом замедлилась, и я открыла глаза, разглядывая сосновый бор, который виднелся в лучах восходящего солнца.

Надо же, я пока жива, и меня еще не поймали! Вот что значит кататься в детстве на пони, понятие хоть какое-то имелось.

Продолжая впиваться в гриву лошадки от напряжения затекшими пальцами, я обернулась назад, чтобы понять, нет ли за мной преследования. Кобылка перешла на умеренную рысь, и я подпрыгивала в седле при каждом ее шаге. Заметив уходящую вправо тропу, я решила свернуть на нее.

С каждым звуком леса: хрустом веток, криком птиц, мое сердце замирало, и мне казалось, что вот-вот покажется злобный братец и схватит меня. Но, видимо, Виоле удалось задержать его в деревне. Надолго ли? В любом случае, у меня есть фора, которой глупо не воспользоваться.

Я продолжала гнать лошадь по широкой тропе, пока не почувствовала изнеможение. Непривыкшая к таким скачкам, моя пятая точка давала о себе знать. Но я думала, что будет намного хуже — видимо, тело эльфийки было приучено к подобным нагрузкам. Тропа стала сужаться. Я решила дать лошади передышку, перестала натягивать поводья и подгонять животное, и кобыла пошла ровным неторопливым шагом. Кроны огромных деревьев смыкались высоко над головой, почти не пропуская лучей света. Мне приходилось пробираться в полумраке, но я хорошо видела все вокруг, и все же было немного жутко и непривычно. Подол платья внезапно зацепился за ветку, ткань натянулась при ходьбе лошади и с треском порвалась.

— Вот, блин! Одно единственное платье — и то испорчено, — выругалась я.

Но тут же нашла в этом плюс: моим ногам в коротких панталонах стало посвободнее, ткань не так сильно стягивала, и можно было устроиться в седле удобнее. Я подвела лошадку к поваленному дереву, неумело слезла с нее, ступив на ствол, а с него спрыгнула на землю. Чтобы лошадь не ушла, привязала поводья к суку, сама уселась на то самое дерево и разорвала платье по шву с другой стороны — для симметрии.

Теперь смогла рассмотреть, что поваленное дерево лежит у развилки. Наверное, его оттащили, чтобы не мешало проезду повозок. Направо уходила широкая дорога со следами от колес. Похоже, она пользуется спросом у людей. Значит, мне стоит ею тоже воспользоваться. К тому же я вспомнила последнее напутствие Райена о том, что мне стоит ехать на восток в городок Крумвель именно по широкой дороге. Налево же шла заросшая высокой травой тропа.

Размяв затекшие ноги, я поняла, что мне придется срочно отлучиться в кустики. Но тут же сообразила, что лошадку оставлять на виду не стоит, вдруг кто-нибудь из проезжающих меня заметит и сообщит эльфам. Не все такие добрые, как Боган и его семья.

Я отвязала кобылу и повела ее за собой по узкой тропе, уводя с основной дороги. Скрывшись из вида в зарослях осоки, я присела, сняв с себя панталоны. И в этот момент услышала топот копыт. Неужели догоняют?

Я замерла, стараясь не выдать себя, и только смотрела сквозь ветви кустарника, как по широкой дороге пронеслись смазанные тени, очертания которых расплывались от невероятной скорости. И лишь когда они остановились на развилке, смогла рассмотреть лошадей и всадников. Впереди на самой высокой лошади сидел эльфийский принц. Он медленно повернул голову, словно почувствовал меня за кустами, и я пригнулась еще ниже, стараясь даже не дышать.

Лошади выдыхали огонь, их копыта нетерпеливо выбивали искры прямо из грунта. Ничего себе, какие зверюги! Да у них клыки как у хищников! С таким демоническим конем и волк не страшен, тот сам сожрет его и костей не оставит.

— Скорее всего, она отправилась туда, — указал братец на широкую дорогу, по которой я и собиралась ехать.

Эльфы развернулись и помчались так стремительно, что меня обдало волной, и я уселась ровненько голой попой на колючки. Сжав зубы, я сдержала крик, чтобы не выдать себя, мысленно проклиная тот день, когда на меня упала осветительная лампа.

Теперь у меня не оставалось выбора: придется ехать по узкой охотничьей тропе. Потирая пятую точку, на всякий случай переждала несколько минут, не сходя с укромного места, а потом натянула панталоны и поднялась. Ноги, заразы, затекли, но страх подгонял меня. Сама не знаю, как взобралась на рыжую кобылу и, ударив ногами по ее бокам, погнала ее в чащу по узкой тропе. Нужно переждать в лесу или искать другой путь. Возвратиться назад - не выход, могу попасть в ловушку

Но как же я буду здесь жить, городская современная девушка? Я же совсем не приспособлена к дикому образу жизни. Да я ничего не знаю о том, как выжить в лесу одной. Даже если поймаю дичь, не смогу прикончить ее, жалостливая слишком. Даже приготовить не смогу, всю жизнь питалась полуфабрикатами. Да и как готовить без кухонной утвари?

Я ехала и едва не плакала от безысходности. На первое время еды мне хватит, а там нужно как-то выбираться из леса. Погруженная в свои нерадостные мысли, не сразу поняла, что откуда-то раздается крик о помощи. Я остановила лошадь и прислушалась. Показалось? Нет.

Из чащи отчетливо послышались слова, произнесенные грубым мужским голосом:

— Помогите! Есть здесь хоть кто-нибудь?

Я шла на голос и думала, кто же там орет, да притом так громко. Изначально мне показалось, что обладатель голоса где-то рядом и, похоже, жив живехонек. Но идти пришлось минут пятнадцать, пробираясь через бурелом. Мои руки и лицо изрядно пострадали от колючих растений. Царапины начали сильно жечь, но я не обращала внимания.

Когда я добралась до ямы, мне пришлось прикрыть уши ладонями, так громко кричал упавший мужчина.

— Хватит орать! — воспользовалась я секундной паузой, когда он замолк.

— Кто там? — раздалось из ямы, уже гораздо тише.

Я подошла к краю и заглянула вниз. В ловушке сидело нечто странное, вроде эльф, а вроде и уродец с кожей оливкового цвета. Изо рта торчали нижние клыки, возвышаясь вверх. Он принюхивался, и его приплюснутый нос подергивался. На голове возвышался хвост из нескольких светлых косичек, связанных кожаным шнурком. Он поднялся, и я смогла рассмотреть его в полный рост. Одет уродец был в свободные шаровары и кожаную жилетку, которая не скрывала развитые руки и мускулистую грудь.

— А ты кто? — поинтересовалась в ответ.

Этот чудик ударил кулаком себя в грудь.

— Дуллар из клана Громогласных! — с гордостью в голосе произнес тот, кто очень напоминал орка.

— Ну-ну, я так и поняла, — ответила с легкой ухмылкой на лице. — И как же ты сюда умудрился попасть?

Тот смутился и замялся с ответом.

— Ладно, потом разберемся, надо тебя сперва вытащить.

Я оглянулась в поисках чего-нибудь подходящего, чтобы опустить в яму, но, как назло, ни длинного сука, ни упавшего тонкостволого дерева поблизости не имелось.

— Подожди, у меня есть веревка. — Он покопался в набедренной сумке, вытащил оттуда скрученный моток и бросил его мне.

Я подняла веревку с земли, распутала концы и обвязала ствол ближайшего дерева. Свободный конец бросила в яму, и орк его поймал. С необычайной ловкостью он поднялся наверх. От внезапности его появления я испугалась и отступила назад. Все же опасный представитель этого мира. Но орк встал на колено, склонившись передо мной.

— Той, кто спас мою жизнь, я должен отдать долг и служить ей до тех пор, пока она не решит, что долг исчерпан.

Я обомлела и даже не сразу нашла, что ответить.

— Да я ничего особого и не сделала, — застыла в нерешительности.

— Я бы умер с голода в этом глухом месте. Охотничья яма старая и заброшенная, никто бы к ней не пришел.

Конечно, приятно быть спасительницей. Отчасти орк пугал меня, но особой угрозы не почувствовала и после его слов смогла расслабиться. Это всего лишь случайность, что нашла его здесь. Я подумала, что защита мне все же не помешает, раз он готов на все. Мало ли, какие опасности повстречаются мне на пути.

— Хорошо, Дуллар из клана Громогласных. Назначаю тебя своим помощником и телохранителем, — произнесла торжественным тоном, как сделала бы это настоящая эльфийская принцесса. — Я следую в Моруанию. Сможешь ли ты провести меня через земли орков?

Спасенный мною чудик задумчиво почесал свою «репу».

— Это слишком опасно. Даже мои собратья меня не принимают, хотя я наполовину орк. Моя мать была эльфийкой, которую отец захватил в плен и взял в наложницы, но в моем клане полукровок не жалуют. И мне пришлось покинуть Приграничье. Теперь я странствую по Лафирии, перебиваясь временной работой.

— Но мне жизненно важно попасть в Моруанию, — настаивала я.

— Я готов служить своей госпоже, — примирился с необходимостью Дуллар.

И тут я услышала урчание в его желудке, такое же громогласное, как и его голос. Я сообразила, что орк долго просидел в яме и явно голоден.

— У меня неподалеку осталась лошадь. В сумке есть еда и питье, — вспомнила я. — Но нам нужно вернуться.

Снова пришлось пробираться через бурелом, но Дуллар старательно очищал мне путь, ступая впереди и отрубая ветви большим охотничьим ножом. Когда мы добрались до кобылки, я обрадовалась, что с ней все в порядке. Сняла котомку, развязала узел и расстелила скатерть на траве, жестом приглашая присесть. Орк оказался настолько голодный, что съел все за несколько минут и выдул всю бутыль вина. Не лопнула же морда?! Как только в него все это влезло? Но он так вкусно ел, что я не смогла вовремя его остановить, рассматривая зеленого громилу. Миленький такой, зубастенький мужик, с удлиненными ушами, явно доставшимися от родительницы.

Опомнилась, когда он доедал последний кусок пирога. Что же я буду есть и пить?

Заметив мой взгляд, Дуллар виновато опустил голову и произнес:

— Простите, госпожа, я съел всю вашу еду. Но теперь я ваш слуга и должен помогать вам, а не вы мне. Не волнуйтесь, я хороший охотник, и вы не будете голодать. И если вы едете в Моруанию, нужно отправиться по этой дороге.

— Нет-нет! — испуганно ответила я, вспомнив про братца-эльфа. — Только не по этой! Есть ли другая?

Орк призадумался и ответил:

— Я работал неподалеку и немного ориентируюсь в этом лесу. Знаю, что есть еще дорога, но она более длинная.

— Что же, по ней и поедем.

— Но она ответвляется от главной примерно через сотню мерил, — добавил Дуллар. — Нам все равно нужно следовать по широкой.

— Хорошо, — согласилась я, и мы тронулись. Орк шел впереди, держа поводья лошади и направляя ее за собой.

Признаться, на душе стало как-то спокойнее от того, что рядом идет такой спутник, все же орк обладал завидной мускулатурой и вдобавок острым ножом. На такого не каждый пойдет и перед этим хорошо подумает.

Дуллар развлекал меня беседой, рассказывая местные байки, и вскоре мы достигли развилки и последовали по тропе, сойдя с главной дороги.

Вечер нас застал в лесу, и Дуллар предложил устроиться на ночлег. В этом мире темнеет очень быстро, поэтому я не стала противиться. Мы достигли небольшой поляны, где орк аккуратно снял меня с лошади, и пока я оглядывалась, привязал к дереву рыжую кобылку. Спустя некоторое время рядом с нами уже весело потрескивал огонь, согревая своим теплом, а на вертеле жарилась тушка местного, только довольно увесистого тушканчика, источая приятный аромат. Дуллар не солгал о том, что позаботится обо мне, он очень ловко сложил костер, соорудил лежанку и быстро управился с пойманной дичью, мне оставалось лишь наблюдать.

Сначала я косилась на приготовленную дичь с подозрением, но потом все же решилась попробовать. Жареное мясо оказалось очень даже вкусным, к тому же в сумке Дуллара нашлись приправы и соль. Слопав полтушки, вымыла руки в ручье, что журчал неподалеку, напилась свежей прохладной воды, молясь, чтобы там не оказалось какой заразы. Но мучила жажда, поэтому пришлось рискнуть здоровьем, может, какой диареей и отделаюсь.

Когда вернулась к орку, тот уже лежал у костра прямо на земле. Лежанка предназначалась лично мне. И я не стала возражать, устроившись на ней поудобнее, и быстро уснула. Пока горел костер, было тепло и уютно, но потом, когда дрова догорели, я проснулась от дикого холода, несмотря на то, что укрылась накидкой. Вся трясясь и стуча зубами, обняла себя руками, пытаясь согреться, но ничего не выходило. В темноте я услышала шорох и едва слышные шаги, а потом почувствовала дыхание на шее и горячие объятия.

— Спите, госпожа, я буду вас согревать, — тихо послышалось мне возле самого уха.

Я хотела было возразить, но мне вдруг стало уютно и спокойно в крепких объятиях. Даже странно от того, что ощущала спокойствие рядом с полукровкой. Интуитивно чувствовала, что он меня не обидит. Большое тело орка согревало не хуже грелки, и я снова закрыла глаза, проваливаясь в тревожный сон.

 

ГЛАВА 3

Крумвель встретил нас лучами заката, отражающимися бликами на металлических крышах башен и зданий. Дуллар вел кобылу, на которой висели наши вещи, перекинутые через седло. Для конспирации я подняла капюшон накидки, скрывая свое лицо — мало ли, вдруг братец оставил страже мои опознавательные приметы.

При входе в город нас остановила охрана, попросив регистрационные таблички. Я шепнула Дуллару, что такой не имею, но орк весело подмигнул мне.

— Сейчас все улажу, госпожа.

Он достал из сумки какую-то деревянную дощечку, показав стражникам у ворот.

— А это моя жена, — указал на меня, приобнимая за талию рукой.

Я чуть не поперхнулась, но тут же кивнула, подтвердив его слова. Нас пропустили в город, закрывая за нами ворота.

— Проходите быстрее, ночью никого не впускаем, — недовольно произнес мужчина, и мы поспешили пройти стражницкую.

— Куда направимся? — поинтересовалась я. — Нам бы где переночевать, но у меня, к сожалению, нет денег.

Я вспомнила, как бежала из Ратомира со свадьбы Виолы, успев взять лишь еду.

— Мне удалось заработать пару монет на ужин. Вам, госпожа Арвен, их хватит.

— А как же ты? — тут же откликнулась я.

— Неважно, мне не привыкать, я могу и потерпеть. Недалеко есть таверна, спросим у хозяина, может, мне дадут работу. Я уже бывал там.

— Что же, веди нас, — согласилась я со своим помощником, не видя иного выхода.

Чтобы добраться до заведения, нам пришлось пройти несколько кварталов. На улицах Крумвеля городские работники уже зажигали фонари, а жители спешили по домам. Мы не понимали, почему они так себя ведут. В воздухе витало какое-то напряжение. Даже фонарщики торопились быстрее закончить свою работу. Жизнь в крупном городе замирала с наступлением сумерек, и это показалось мне очень странным. Даже Дуллар не смог ответить, что здесь происходит. Он сказал, что пару месяцев назад ничего подобного не замечал. Мы как раз добрались до таверны, двери и окна которой оказались наглухо закрыты. Привязали лошадь под навесом, а сами подошли к заведению. Дуллар кулаком постучал в двери, из-за которых послышался испуганный мужской голос.

— Кто там?

— Дуллар из клана Громогласных со своей спутницей. Я работал у вас несколько раз, вы должны меня помнить.

Тут дверь скрипнула и осторожно полуоткрылась.

— Быстрее проходите, — ответил мужчина в летах грузной наружности, он поманил нас рукой внутрь.

Мы вошли в просторное, отделанное темным деревом помещение, удивляясь поведению хозяина.  Таверна оказалась переполненной посетителями, но все они сидели, уткнувшись в блюда, какие-то угрюмые и отрешенные.

— Господин Брюг, найдется ли лишняя тарелка супа для моей жены?

Тот окинул меня внимательным взглядом, пытаясь рассмотреть мое лицо, спрятанное под капюшоном.

— Для твоей супруги найдется, — уже не так настороженно произнес хозяин таверны и даже слегка улыбнулся.

Мы прошли к дальней стене, к единственному свободному столику возле зажженного камина, и я еще отметила для себя, что для такого заведения тут слишком ярко, явно хозяин не экономит на свечах. К нам подошла женщина средних лет в чистом переднике и поставила глиняную миску, полную бобовой похлебки, в которой плавали куски мяса с салом и нарезанная кружочками морковь. Рядом она поставила глиняный стакан напитка и положила ломоть черного хлеба и деревянную ложку.

От супа шел пар и обалденный аромат, нагоняя слюну. Подув нетерпеливо на ложку, я начала есть, чувствуя, как все внутри обжигает. Мне было довольно неловко от того, что полукровка рядом, что я ем, а он нет.

Орк тактично отвернулся, делая вид, что наблюдает за залом, где находились не только люди, но и эльфы, и гномы и даже один тролль, который, не стесняясь, ковырял в носу.

Я тут же перевела взгляд на свою тарелку, пытаясь забыть увиденное. Решив подождать, пока остынет суп, взяла в руки глиняную емкость. На вкус напиток оказался похожим на темное пиво, но с какой-то сладкой горечью. Через пару секунд я распробовала и уже с удовольствием приложилась к узкой чаше, а потом еще раз.

— Эль, и довольно хорошего качества, — повел носом орк, слегка повернув голову ко мне.

А у меня перед глазами все закружилось — эль оказался крепким. Какой-то неправильный эль, сразу ударил в голову — и душа вдруг потребовала веселья. Я тут подумала, что гости таверны слишком с кислыми минами сидят. Может, мне спеть, чтобы их взбодрить? Заодно и денег заработаю, а то как-то неудобно перед орком. Ем, а ему и крошки не перепадает.

Я решительно поднялась под удивленным взглядом Дуллара, скинула капюшон на плечи и сделала пару шагов к камину. Орк даже не успел меня остановить. Да и к чему конспирация? Принца-то здесь нет. Похоже, эль снял все тормоза, мне уже было все до высокого фонаря.

В зале воцарилась тишина, и даже монотонный стук ложек прекратился. Все уставились на меня, кто с восхищением, а кто и с неподдельной тревогой в глазах. Только я все проигнорировала.

Я затянула первую попавшуюся на ум песню Верки Сердючки под названием «Я не поняла», слова которой вдруг пронеслись в моей затуманенной от эля голове. Интересно, что эти слова тут же переводились на местный язык и даже складывались в рифму:

 

Даже если вам немного за тридцать,

Есть надежда выйти замуж за принца.

Солнце всем на планете одинаково светит,

И принцессе, и простой проводнице…

 

Запела я, ощущая себя звездой сезона.

Эль не отпускал, а даже бы сказала ударил в голову сильнее, и я запела с большим энтузиазмом, чем начала. И заметила реакцию посетителей: кажется, моя песня заставила их оживиться и словно избавиться от внутреннего напряжения и страха. Их челюсти опустились от изумления, мужчины начали исходить слюной, пожирая меня глазами. Они даже сапогами постукивали, отбивая такт, и хлопали в ладоши, подбадривая меня.

Окрыленная таким успехом, я прошлась по залу виляющей походкой, отчего мужские особи чуть не поскручивали шеи, не отрывая от меня голодных взглядов. Останавливаясь у столиков, кокетливо проводила пальчиками по плечам мужчин, слыша вслед улюлюканье и предложения о замужестве.

Дойдя до Дуллара, бесцеремонно, уселась ему на колени и обняла его за шею.

— Что вы делаете, госпожа? — покраснев, произнес орк. — Вам не следовало пить эль.

— Не люблю оставаться в долгу, поэтому зарабатываю нам на ужин, — подмигнула я ему и поднялась, затянув припев песни:

 

Он бы подошел, я бы отвернулась,

Он бы приставал ко мне, я б ушла.

 

Тут я стала протянутые руки отбрасывать от себя, а кто оказался понаглее и пытался дотянуться до моей груди, того била шаловливо по пальцам.

 

Он бы зарыдал, я бы улыбнулась.

Вот таки дела.

 

Я одарила сногсшибательной улыбкой мужчин, отчего те словно сошли с ума.

 

Да он бы мой ответ месяц дожидался,

Я б его до паники довела.

Только принца нет, где ж он подевался?

Я не поняла…(1)

 

И дернула плечами вверх.

В тот момент, когда я только вошла во вкус, произошло что-то неладное: закрытые двери и ставни на окнах начали дрожать, а посетители вдруг замолкли, будто очнулись от гипноза. В ужасе оглядываясь, один представитель гномьего народа истошно прокричал:

— Пожиратели душ! Спасайся, кто может!

Мужчины посмелее бросились к дверям, пытаясь их удержать, приставляли табуретки и скамейки. Но это не помогло: несколько мгновений спустя в зал ворвались странные черные вихри, их становилось все больше. Порыв ветра затушил все свечи, и лишь камин давал немного света.

Я испуганно смотрела на пожирателей, мгновенно протрезвев от страшной действительности. Жутко видеть, как на глазах эти сущности вытягивали из гостей жизненную энергию, а те усыхали. Эти твари оправдывали свое название. Значит, они вынимают из горожан их души? Какой кошмар! Теперь мне понятно, почему в город никого не впускают ночью.

Один из гостей — эльф — пытался бороться с этими существами. Но его магия оказалась бессильна, он не сумел справиться. Почувствовав его силу, тени ощерились, отступили на миг, а потом налетели всей тьмой на мага и сожрали его.

Нужно было что-то делать, и единственное, что пришло на ум, спеть новую песню, раз уж мой голос обладает какой-то силой.

Я набрала в грудь побольше воздуха, выпятила ее, как сделал бы это наш ведущий баритон Игорь Неслухов, и запела:

 

 Чёрный ворон, чёрный ворон,

Что ты вьёшься надо мной.

Ты добычи не добьешься,

Чёрный ворон, я не твой.

 

Черные субстанции приблизились ко мне, стали кружить подобно хищным птицам, выжидая момент, чтобы напасть, но я почему-то их совсем не боялась. Одна из теней попыталась меня коснуться, но я выкинула вперед руки и представила, как она рассыпается в прах, и тут же яркие потоки полились из моих ладоней.

Тень с диким завыванием словно разгневанная банши, растворилась в пространстве зала. А я осознала, что моя магия действует на этих духов, созданных со злым умыслом, и направила руки на остальных, запев еще громче:

 

Что ты когти распускаешь

Над моею головой?

Иль добычу себе чаешь,

Чёрный ворон, я не твой. (2)

 

От моей песни стон черных теней усилился, они выли в унисон, их голоса менялись, превращаясь то в плач ребенка, то в истошный жалобный женский крик, переходящий в визгливый хохот. Они оглашали воздух пронзительными воплями животных, но постепенно жуткая какофония сходила на нет, а потусторонние сущности исчезали одна за другой.

Я не успела допеть куплет, когда поняла, что тьма рассеялась. Сжавшийся под столами и скамьями народ осторожно выглядывал, все еще не веря, что пожиратели душ уничтожены.

А как убедились, вот же радости было! Никогда бы не подумала, что гномы окажутся такими щедрыми. Как я слышала, это еще тот прижимистый народец. Они выложили на стол полный кошель денег! Я только глазом успела заглянуть туда и заметила золотой блеск гладких монет. Даже опешила. Хорошо, Дуллар не растерялся и тут же повесил увесистый мешочек на пояс.

Остальные кидали не только деньги, но и драгоценные украшения, которые мой слуга старательно прятал в свою сумку. Да уж, настрадались, видно, бедолаги, покоя им не давали эти пожиратели, что теперь готовы последнее отдать. Я решила не возражать против вознаграждения, не в моем случае проявлять благородство. А еще вот интересно, кто таких тварей напустил на город и с какой целью?

Трактирщик достал из закромов и поставил на стол свое лучшее вино, на радостях угощая постояльцев и при этом обещая нам выделить лучшую комнату, которая открывалась только для особых гостей.

Народ стал говорить тосты в мою честь, предлагая разделить с ними радость, но я поняла, что на сегодня мне хватит. Только отошла от действия эля. Зато Дуллар услужливо выпил за меня, притом целый кувшин лучшего крепленого напитка и, судя по тому, с какой легкостью он недавно оприходовал вино, данное мне в дорогу Виолой, то могу смело не переживать за его голову.

Я уже расслабилась и представляла, как отдохну этой ночью, как высплюсь в теплой мягкой постели по-человечески, тьфу, в моем случае по-эльфийски, как в самый разгар веселья раздался грохот. Дверь от внешней силы соскочила с петель и упала — и перед моими глазами среди клубов пыли выросла фигура принца Эльвинга.

За ним виднелась и его эльфийская свита. Вот же нелегкая принесла, что за невезение! И тут я поняла, что в моей песне как раз про него и говорилось, но вот замуж за родного братца идти совсем не хотелось.

Мне не оставалось иного выхода, как устроить грандиозный переполох. Что-то мне подсказывало, что в этом мире и в этом теле у меня не будет спокойной жизни.

И я затянула:

 

Остров невезения в океане есть.

Весь покрытый зеленью, абсолютно весь.

Там живут несчастные люди дикари,

На лицо ужасные добрые внутри.

Что они не делают, не идут дела.

Видно, в понедельник их мама родила...

 

Я желала того, чтобы гости таверны пошли мне на защиту, собрала всю волю вместе и направила свою магию на толпу вдруг сошедших с ума посетителей, пытаясь перевести их злость на своего братца. В таверне начало твориться настоящее безумие: летели столы и тарелки, начавшаяся перед изумленным лицом Эльвинга драка помешала ему пройти ко мне, и он не мог ничего сделать.

— Дулларчик, бежим! — крикнула я, и орк сразу все понял; он подхватил наши вещи и потащил меня к черному выходу, откуда, как я видела, приходила подавальщица.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям