0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Анариэль. Царство нагов (#2) » Отрывок из книги «Анариэль. Царство нагов (#2)»

Отрывок из книги «Анариэль. Царство нагов (#2)»

Автор: Блестящая Тина||Холли Ультрафиолет

Исключительными правами на произведение «Анариэль. Царство нагов (#2)» обладает автор — Блестящая Тина||Холли Ультрафиолет Copyright © Блестящая Тина||Холли Ультрафиолет

Тина Блестящая, Холли Ультрафиолет

Анариэль-2.

Царство нагов

 

ПРОЛОГ

— Я, Орисиан Менрунг Иллайн, правитель Моруанского царства, приказываю впустить принцессу Анариэль в тронный зал! — Голос царя звучал грозно, и я даже вжала голову в плечи, но тут же вспомнила, что не стоит эльфийской принцессе показывать страх. Я должна выглядеть соответственно своему статусу.

Я выпрямила спину, расправила складки на длинном платье, готовясь к встрече с царем и принцем Моруании. Было немного страшновато. Я в тревожном ожидании стояла перед огромными позолоченными дверями, украшенными лазурью. Со мной не было рядом Дуллара, в поддержке которого я сейчас так нуждалась. Я предчувствовала новые неприятности, вспоминая утро этого дня.

Как только сошла на берег, к кораблю тут же подошел отряд стражников. Они вежливо пригласили меня во дворец на аудиенцию с царем и наследным принцем. Значило ли это, что они были прекрасно осведомлены заранее о моем появлении в столице? Конечно, да! Только кто их предупредил?

Я хорошо помнила, что моруанский принц добивался руки настоящей Анариэль. Эльвинг как-то обмолвился о том, что наг предлагал политический союз между двумя государствами. А еще об этом мы недавно говорили с Дулларом. Поэтому братец и хотел быстрее жениться, ведь брак эльфийской принцессы в нынешней ситуации был неизбежен. Вот только потенциальные женихи в виде обоих принцев не устроили мою предшественницу, раз она предпочла обменяться со мной телами.

У меня замерло все в груди. А вдруг этот наг, и правда, чудовище, как о нем говорят? Вдруг окажется таким же подлым и жестоким как «братец» Эльвинг? Тогда мне не миновать проблем. Сейчас я нахожусь на земле нагов и совсем беззащитна, некому за меня заступиться, если принц Моруании станет настаивать на браке. Даже если принять во внимание мою силу, то моруанские маги все равно считались самыми могущественными в этом мире.

И зачем только стремилась попасть сюда? Глупая!

И опять мысли вернулись к Дуллару. Почему он ушел, толком ничего не объяснив? Почему бросил меня, зная, что окажусь совсем одна в Агафаре? Думал ли он о том, что скоро покину этот мир? Но я даже до моруанских магов не добралась, знала только то, что царь Моруании позволил бы их увидеть, вот и согласилась пойти во дворец. А теперь понимала, что угодила в новую ловушку.

Двери передо мной открылись, и я медленно ступила на красную ковровую дорожку. В конце зала, на возвышении находился золотой трон в виде огромной ракушки, где сидел мужчина неопределенного возраста с длинными белыми волосами, ниспадающими на плечи. Он был в голубом одеяние, расшитом золотыми нитями. На бледном лице не имелось морщин. По строгому взгляду я интуитивно поняла — передо мной царь нагов.

Возле него, по всей очевидности, стоял наследный принц. При звуке моих шагов он повернулся ко мне. По мере приближения к высокой фигуре нага я смогла лучше рассмотреть его и едва сдержала возглас. Лицо принца было ужасно. Слишком бледное, непривычное — оно, тем не менее, притягивало взгляд. Длинные белые волосы наследника спускались до пояса. Темные, почти черные губы, сжатые в линию. А глаза… они имели змеиный зрачок, как и у всех присутствующих в зале нагов, но смотрели так пристально, изучающе, что я мысленно сжалась в комок.

— Его Величество, правитель Моруании и окраинных архипелагов, Орисиан Менрунг Иллайн! — торжественно представил владыку вышколенный придворный слуга, затем повернулся к сыну царя и произнес не менее пафосно: — Наследный принц Моруании, Шиаллар Нарсидиан Иллайн.

Змеиные глаза принца прищурились, губы сжались ещё сильнее. В его взгляде я не смогла прочесть никаких эмоций. Брр! Ну и чудовище! Недаром народ был о нем такого нелестного мнения. 

Я сглотнула, подняла взгляд и собралась с мыслями для ответа.

— Анариэль Дельвангридеан, наследная принцесса Элайзии. Мое почтение, Ваше Величество и Ваше Высочество. Я прибыла тайно в Агафар с одной целью: мне нужно встретиться с великими магами, о которых я не раз слышала.

— И зачем понадобились маги принцессе? — с вежливостью и даже каким-то показным добродушием поинтересовался повелитель нагов.

— Могу я оставить ваш вопрос без ответа? — произнесла я и заставила себя улыбнуться. — Скажу лишь одно. Моя встреча с магами личного характера и никоим образом не отразится на политике наших государств.

Царь Моруании выдержал паузу, обдумывая мои слова.

— Что же. Раз вы, принцесса, находитесь на моруанской земле, я с радостью позволю вам погостить. Во дворце достаточно комнат. Мы выделим личные апартаменты, где вы ни в чем не будете нуждаться, — с широкой улыбкой ответил он.

Мой взгляд все чаще встречался со змеиными глазами бледнолицего принца. Тот кивнул, подтверждая слова отца, и я поспешно отвернулась, чтобы не показывать ему свою заинтересованность.

— Хорошо. Я согласна, — сказала, а сама подумала, что другого выхода все равно нет.

Но это гостеприимство как-то настораживало. Они ни слова не говорили о возможном браке, просто вежливо пригласили во дворец. Но почему у меня такое чувство, что я уже не выйду из него?

— Через несколько дней вы сможете увидеть верховного мага, в данный момент он находится за пределами Агафара, но по приказу явится в столицу. Располагайтесь в своей комнате и отдыхайте, вы найдете там все необходимое, остальное слуги доставят в ближайшее время. И в честь вашего незапланированного визита приглашаю дорогую гостью на ужин. Согласны, принцесса Анариэль?

— Конечно, Ваше Величество, — сказала я, потому что отказывать не было причин. 

Я чувствовала усталость. Отдохнуть и собраться с мыслями, что делать дальше, мне не помешает. А еще где-то в глубине души поселилась тоска по единственному другу, который меня покинул. Увидимся ли мы вновь, и что ожидает меня в Моруании?

Я надеялась, что богиня уже наигралась со мной и оставит теперь в покое. Она дала клятву в храме. Но, глядя на нагов, я засомневалась и уже представляла полет фантазии своей «покровительницы». 

Боги не всегда держат свои обещания.

 

ГЛАВА 1

Двумя неделями ранее.

Остров Танай. Ормонский залив.

 

Море было прекрасно. Я часами любовалась пейзажем, вдыхала свежий воздух полной грудью и чувствовала себя по-настоящему счастливой. Вот и сейчас поднялась на палубу.

Но неожиданно столкнулась со знакомой парочкой. Они и тут были неразлучны — «голубые» морячки из таверны. Завидев меня, они сразу изменились в лице и, не говоря ни слова, постарались в спешке скрыться. Бородатый с грохотом зацепил ведро ногой, вода из него разлилась, он поскользнулся и поехал по палубе на мыльном растворе, свалив с ног своего дружка, который оказался на нем. Морячки пытались подняться, но не выходило, поэтому барахтались на скользкой поверхности, проклиная тот день, когда перешагнули порог таверны. Этим они вызвали дружный хохот всей команды.

— Не думал, что красота эльфийки обладает такой поистине сногсшибательной силой, — услышала я насмешливый голос капитана. — Бытует мнение, что женщина на корабле к беде.

— Вы верите этому? — развернулась я к господину Литару. — Тогда почему позволили взойти на палубу?

— Вы были весьма щедры в оплате, — усмехнулся наг-полукровка. — Я не смог отказать вашему… помощнику, когда он пришел договариваться о фрахте судна. Он убедил меня, что вам как можно быстрее нужно оказаться в столице.

Скорее, его в этом убедили деньги.

Незадачливые моряки все же поднялись, огрызаясь на насмешки мужчин и грозясь пристукнуть любого, кто еще выскажется в их адрес. Но, похоже, этим только подначили к новому всплеску шуток. 

— Достаточно! Работу за вас никто не сделает, — громко объявил капитан, и моряки тут же разошлись восвояси. А я отправилась искать Дуллара.

В течении последующих дней парочка, только завидев меня, тут же исчезала. Знатно я их припугнула, видно, боялись, что могу снова наслать на них чары. Ну и ладно, меньше проблем.

Я старалась чаще бывать на палубе, все равно работы никакой не было. Да и с Дулларом почти не оставалась наедине. Мне почему-то казалось, что он тоже сторонился меня. Он активно помогал капитану, не чурался никакой работы и уставшим возвращался в каюту поздно вечером, когда я измучившись, уже спала.

Мне с удивительной периодичностью снились эротические сны, в которых Дуллар ласкал мое тело, сладко целовал и занимался со мной любовью. Во сне он улыбался и нежно нашептывал о своих чувствах ко мне. Все казалось таким естественным, мое сердечко так и стучало. Со стоном я просыпалась среди ночи, нередко замечая, что прижимаюсь к телу орка. А где тут не прижиматься, если кровать рассчитана на одного?

Потом я долго не могла успокоиться, пытаясь привести сердцебиение в порядок. А рядом крепким сном спал полукровка. Я лежала, прижатая к его причинному месту ягодицами, а орку было все нипочем.

Я понимала его безразличие. Сама виновата. Нечего было подливать зелье в суп. Мучиться приходилось мне одной. Еще две недели — и я просто не выдержу — раздену орка, несмотря на его возможное сопротивление. Прошло три дня, а я уже изнемогаю. Я или стану спать на деревянном полу или лично удостоверюсь в мужской силе или же в половом бессилии орка. 

Я сообщила ему, что кровать для нас двоих маловата, так он, как истинный рыцарь, не говоря ни слова, сам переместился вниз. Я и глазки строила, и сорочку поднимала, и ножку выставляла, чтобы он обратил внимание, но он просто отворачивался к стене и через несколько минут уже похрапывал. А я кусала губы от недовольства и досады.

Приятное путешествие превращалось в пытку, иной раз казалось, что это мое наказание за те мысли, которые обуревали меня в последнее время.

Танталовы муки! Я чувствовала себя развращенной натурой по сравнению с полукровкой, который никогда не переступал черту. Хотелось обвинить во всем богиню, но почему-то не могла. Я и правда чувствовала страсть к орку, но не низменную. Она сливалась с желанием находиться рядом с ним, касаться его. Мысли о Дулларе неотступно меня преследовали.

А может дело вовсе не в вожделении? Возможно, я влюбилась и просто этого не понимаю? Но я ведь люблю Дэмиана.

Черт, я совсем запуталась. Оба мужчины были нужны мне в одинаковой степени. Я не могла никому отдать предпочтение, ведь они разные, как огонь и лед. Дэмиан — собственник, который не потерпит присутствия другого в моей жизни. А Дуллар — вообще сплошная загадка, тихий и вдумчивый. Я никак не могла понять, что у него на уме. И еще это клеймо, которое внезапной болью напомнило о том, что я принадлежу асуру.

Я вспомнила слова Дуллара при разговоре с вождем кентавров, про моруанскую традицию — женщину забирает тот, кто сильнее. Только вот куда Дуллару тягаться с Его Темнейшеством? Но все же не могла угомонить свое сердце, а оно стремилось к орку. Ему было плевать на все. Дуллар — мой друг, он тот, кто никогда не подведет и не совершит чего-то предосудительного. И вот от этого хотелось выть. Лучше бы он стал претендовать на меня.

Я закрыла глаза, на миг представив, как полукровка поднимается с пола, подходит к кровати и силой берет меня. Я вообразила это так ярко, что с моих губ сорвался страстный стон. Я тут же прижала ладонь ко рту и прислушалась, чувствуя, как сердце ухает где-то в груди. Стало так стыдно, что я замерла, молясь, чтобы орк не услышал. Но он даже не проснулся, настолько устал после дневной работы. Просто перевернулся на спину и захрапел вновь.

Выдохнула. Все! Спать! И так под глазами от недосыпания образовались синяки. Хватает с меня молчаливых и задумчивых взглядов Дуллара в мою сторону. Мало ли, еще догадается о причине.

А утром начались новые приключения. Когда проснулась и вышла на палубу, то увидела на горизонте землю. Я знала, что плыть до столицы Моруании еще не меньше недели. Удивившись, я отправилась искать Дуллара. Полукровка вместе с капитаном стояли на палубе около штурмана. И я поняла, что мы проходим опасное место, поэтому они и собрались здесь, чтобы преодолеть сложный участок. Под водой было множество рифов, на которые корабль мог сесть.

— Доброе утро, Анариэль, — повернулся ко мне Дуллар и улыбнулся, обнажив клыки, которые теперь казались уже мимишными.

— До-оброе, — протянула я и получилось это слишком интимно. Я тут же прикусила губу, вспоминая ночные мучения. А потом более сухо и строго спросила: — Разве у нас запланирована остановка на этом острове?

Остановки, конечно, были, но не здесь. Ближайшая — через три дня в одном из портовых городов. Так говорил мне Дуллар буквально вчера.

За Дуллара ответил капитан Литар:

— Дело в том, что ночью произошло одно событие. Кто-то испортил питьевую воду во всех бочках. Наш штатный маг с утра обнаружил в воде муть, хотя еще вечером было все в порядке. Диверсанта мы так и не нашли. Но нам повезло: на нашем пути находится остров Танай. К нему сложно причалить, но там достаточно много родников, чтобы мы могли пополнить запас питьевой воды. Мы задержимся всего на несколько часов.

— Странно, неужели кому-то нужно специально портить воду? — возмутилась я, подумав было на двух матросиков, над которыми прикалывалась вся команда. Но не пойман — не вор.

Я могла бы попробовать исправить все своей магией, но поняла, что мы уже приближаемся к берегу, поэтому махнула рукой. Остров выглядел довольно живописно: высокие пальмы, белоснежный песочек, голубая лагуна — прямо как на лучших курортах. Сразу захотелось прогуляться по земле и размять ноги.

Мы двигались на юг, поэтому с каждым днем становилось все жарче. Я стала уставать от постоянной качки и ограниченного пространства, а, может, сказывалось недосыпание. Пока корабль ставили на якорь, готовили шлюпки, я смотрела на шикарный пляж — прямо как в старой рекламе про «Баунти» — и представляла, как погружу ноги в эту кристально-прозрачную воду, как буду плавать. Но на острове может быть опасно, мало ли, вдруг нападут дикие звери или еще какие-нибудь существа. Но это отличная причина выманить Дуллара на прогулку в качестве личного телохранителя.

Он как раз собирался помогать морякам, когда я намекнула, что мне хочется прогуляться по острову. Он согласился взять с собой, но просил от него не отходить. Я радостно закивала в ответ. Да-да, охраняй меня, я согласна находиться все время рядом, а то, что во мне есть магия, так это неважно.

Шлюпки спустили на воду, и мы поплыли к берегу. Я проследовала за моряками к роднику, разглядывая местную флору. Мужчины, привыкшие к тяжелому труду, легко заполняли бочки и катили их обратно по очереди. Когда с пополнением было покончено, я попросила Дуллара сопроводить меня к небольшому скальному углублению с живописным водопадом. Там можно было укрыться от посторонних глаз. Очень хотелось охладиться.

— Дуллар, ты же присмотришь за тем, чтобы сюда никто не подошел? — щурясь от яркого дневного солнца и уже снимая с себя одежду, попросила я.

— Хорошо, — кивнул он, сжал губы и тут же отвернулся, когда увидел, что я неспешно снимаю рубашку. Я же специально дразнила его и не просила отворачиваться. 

Когда полностью разделась, вошла в прохладную воду и заурчала от наслаждения. Настоящий рай для души и тела! Я шла к озерцу нарочито медленно, плавно покачивая бедрами, чтобы показать себя во всей красе. Пусть полюбуется! Надеюсь, орк не такой паинька, как показывает. Как бы я хотела, чтобы он соблазнился и хоть один раз взглянул на меня! Может, смогу его расшевелить?

Я старалась незаметно поглядывать в сторону орка, но тот упрямо стоял ко мне спиной. Черт! Он святой, что ли? Я тут под водопадом стою в соблазнительной позе, ласкаю себя руками под струями воды, а он делает то, о чем его попросили. Охраняет.

Пропало всякое желание позировать. Я достаточно освежилась. Вышла на берег и подошла к орку. Тот напрягся. 

— У тебя случайно полотенца не найдется? — буднично поинтересовалась я. 

Он обернулся и тут же дернулся, как от ожога. Отвернул голову, краснея. Конечно, я же подняла рубашку с песка, но не стала ее надевать.

— Прости, я не думал, что ты не одета.

— Все в порядке, — успокоила я орка, — между нами уже столько всего было, что стесняться просто нечего.

— Ты не должна так открываться передо мной. Я все же мужчина. 

О, вспомнил об этом! Я сощурилась, насмешливо поглядывая на орка.

— А я что-то не заметила... — усмехнулась, а потом, выдержав паузу, добавила спустя несколько секунд: — Думала, мы друзья.

— Анариэль! — воскликнул он.

Мои слова явно задели его за живое.

— Шучу-шучу! — Я подняла руки вверх, словно сдаваясь, и «случайно» уронила рубашку на песок. Надо было видеть лицо орка!

Мы шли обратно, а я все не могла угомониться, подкалывая Дуллара. Так забавно было наблюдать за тем, как он мило краснеет от моих слов.

— Дуллар, ты никогда не рассказывал, есть ли у тебя девушка, — пытала я своего «телохранителя», повиснув на его руке. — Признавайся: есть или нет? 

— У меня никого нет, — буркнул он.

— Правда? Но разве это возможно? Ты же мужчина в полном расцвете сил, здоров... красив, — добавила, на что он удивленно повел бровью и покосился на меня одним глазом. — Денег только больших нет, но это поправимо. Как-никак ты мой бывший слуга, а я принцесса Элайзии, ты можешь просить за свою помощь сколько хочешь. И тогда любая согласна будет выйти за тебя.

— Благодарю, но я оставался рядом с вами не ради богатства.

— Вот слова настоящего мужчины! — Я остановилась и подняла указательный палец кверху, словно призывая всех богов услышать это. — Дуллар, твоей будущей жене с тобой очень повезет. 

Орк снова искоса глянул на меня, но промолчал, не поддаваясь на мою лесть. Я вдруг заметила за зарослями лиан постройку, напоминающую древний храм. Он казался давно забытым, имел запущенный вид.

К строению вела заросшая тропа, но по ней можно было пройти. Я подняла голову, рассматривая удивительное место. Колонны, обвитые растениями так, что почти не было видно камня. Стены с высеченными на них символами. Крыша покрылась слоем травы, там росли цветы, а с козырька свисали ветви вечнозеленых растений, за которыми виднелись два оконных проема. Кладка местами разрушилась, в расщелинах между потрескавшихся камней рос мох. Лианы оплетали здание, как будто прятали его от посторонних взглядов.

Перед входом находились широкие ступени, такие же потрескавшиеся от времени и поросшие зеленью. Похоже, никто не бывал здесь уже много десятков лет. От здания так и веяло стариной и… магией. Интересно, а что там находится? Во мне проснулся дух авантюризма.

Меня словно что-то потянуло вперед, и я махнула Дуллару, показывая жестом следовать за мной. Любопытство — не порок, но кошку сгубило. 

Я вошла в большой темный и пыльный зал и осмотрелась. По сторонам от меня находились два каменных монумента, покрытые слоем бархатного мха. Около узких окон имелись ступени. Пол был выложен большими плитами, их почти не разрушило время. По углам стояли погашенные факелы. Я прошла дальше, чтобы взглянуть, что же находится в торце, и остановилась в изумлении. За алтарем возвышалась каменная статуя женщины, сидящей на троне. Похоже, что ей много тысячелетий. И в то же время лицо показалось подозрительно знакомым…

Информация доходила долго, она не обрушилась потоком, а накатила лавиной, когда я поняла, чей это храм. Сердце пропустило удар. Кажется, я попала в очередную ловушку богини, интуиция приказывала немедленно покинуть это место.

Дуллар же преклонил колено, смиренно склонившись перед статуей богини и стал молиться. А я на минуту застыла в нерешительности, гадая, как поступить. Но мысль крутилась одна, и она была самая верная. 

Я обратилась к орку:

— Дулларчик, прости, что прерываю твой внутренний разговор с богиней, но нам нужно уходить! Нас на корабле уже заждались! 

Сказала и, не дожидаясь ответа, стремглав бросилась к выходу, чтобы не нарваться на новые неприятности, пока обо мне не вспомнила Мирелла.

Но не тут то было. Прямо перед моим носом каменная дверь поехала в сторону и… закрылась. Я била в нее кулаком, чувствуя боль от ударов, но услышала только глухой звук. Это настоящая западня!

— Что же нам делать? Как теперь выйти отсюда? — спросила, стукнув напоследок в сердцах ногой по закрытой плите.

Вопросы повисли в воздухе. Медленно сползая по двери вниз, я села на каменную плиту пола, откинувшись спиной назад. Дуллар оглядел помещение, пытаясь найти лазейку, но в храме стало довольно темно. Окна тоже задвинулись, словно разом закрылись все выходы. Тусклый свет проникал через какое-то небольшое отверстие под крышей, но туда не добраться, да и не вылезти в узкую щель. Я вспомнила о факелах и щелкнула пальцами. Они зажглись, словно только вчера поменяли в них масло.

Дуллар прошелся по залу, а я наблюдала за ним, пока вдруг картинка не изменилась. Я поднялась.

Теперь я стояла в том же храме, только он казался не таким заброшенным. Передо мной на каменном троне сидела Мирелла собственной персоной. Судя по тому, что Дуллар продолжал поиски выхода, он ее не видел, но также он не видел и меня, хоть я подошла к нему близко. Мое же тело оставалось возле выхода. Словно душа моя ненадолго покинула его, возможно, я даже существовала одновременно в разных измерениях.

— Как удачно ты заглянула ко мне в гости, — усмехнулась Мирелла.

— Опять ты?! Это ведь ты испортила воду на корабле? — осенило тут меня.

— Не буду скрывать — я!

— И зачем на этот раз, можно узнать простой смертной?

— Поговорить с тобой хотела, — ласково ответила богиня.

— Чушь! На корабле не могла это сделать?

— А чем тебе мой храм не нравится? — обиженным голоском заявила она.

— Пустоват как-то, да и стены, того и гляди, обрушатся. Если бы не магия — давно остались бы руины. Не жалуют, вижу, тебя в этом мире, — ответила я, не удержавшись от ехидства.

Мирелла обидчиво надула губки.

— Вот и ты заметила. Неблагодарные существа, как только у них все налаживается — тут же забывают о своих богах.

— Так что ты хотела? — прервала я жалобную речь Миреллы. — Неспроста же мне об этом говоришь.

— Ты слишком догадлива. Я тут подумала, что не стоит навязывать тебе помощь, да и устала я устраивать твою жизнь, своих проблем хватает.

Я уши-то навострила. Что-то мне слабо верилось, а как бы хотелось!

— Так вот, — продолжила уверенно Мирелла. В этом храме давно не приносили жертву. Если бы ты принесла мне дань, я бы перестала вмешиваться в твои дела.

Чувствовала я, что не все так просто. 

— И какую жертву ты просишь? Уж не мою ли жизнь? — хмыкнула я.

А что, убив меня, она избавится и от лишних проблем.

— Зачем впадать в крайности! Мне нужна всего одна-а-а малость, — потянула она слова, — девственность в дар. 

Черт побери! Уж кому-кому, а богиньке любви точно известно, что я уже не девственница. Она опять решила надо мной поиздеваться? Это намек, что я никогда отсюда не выйду, останусь заживо похоронена в храме вместе с Дулларом? Ладно я… все равно мир не мой. Дуллара жалко!

Я повернулась к нему. Орк все еще стоял с отстраненным задумчивым лицом. Он не видел и не слышал нас. 

— Приглядись, ответ совсем рядом. А я удаляюсь. И так дел полно, — сказала богиня и испарилась. И тут Дуллар посмотрел в сторону выхода и, заметив, что я лежу без сознания, бросился ко мне. Он обеспокоенно заглядывал в мое лицо, тряс меня за плечи — и я очнулась.

— Ты в порядке? — Орк явно переживал.

— Вроде, живая, — ответила, оглядев себя, а потом добавила: — Просто отлучилась с богиней поговорить... 

Тут не удержалась и захихикала.

Дуллар принялся нащупывать мою голову — видимо, решил, что ударилась и повредила свой разум.

— Да в порядке я, просто нервное. У нас, похоже, большие проблемы, если только ты, конечно, случайно не окажешься девственником, — фыркнула я, ни на что не надеясь.

Но по взгляду Дуллара заподозрила, что богинька знала, о чем говорила.

— Только не говори, что ты девственник? — ахнула я.

Дуллар смутился, потом неуверенно кивнул.

— Что, точно? — приподнялась и чуть было не кинулась с объятиями к орку. — Это же замечательно! — воскликнула я.

Полукровка сидел на корточках, не совсем понимая моей радости. Я поспешила объяснить:

— Богиня потребовала жертву — девственность, тогда мы сможем покинуть ее храм. Вот в этом и основная проблема.

Орк более пристально посмотрел на меня и прищурился. Кажется, до него дошло, что я уже не девочка. В глазах сверкнуло что-то похожее на гнев, но он тут же подавил его.

— Хочешь сказать, мы не выйдем из храма, если не...

— Дуллар, а давай займемся любовью? — в лоб спросила я его, отчего бедный поперхнулся. — Ну, пожалуйста? А?

Я взяла его ласково за плечи, заглядывая в слегка расширенные от удивления глаза полукровки.

— Так сказать, по-дружески…

Орк, казалось, завис от моего предложения. Этак корабль уплывет, пока он решится. Недолго думая, я приблизила свое лицо и прижалась к его губам. 

Он опешил, не знал, как реагировать на мои действия. А я закрыла глаза и с наслаждением погрузилась в ощущения. Губы орка оказались на вкус мягкими, клыки совсем не мешали. Я слегка раздвинула губы язычком, проникая внутрь. Орк застонал и крепко сжал меня в объятиях. Наш поцелуй из легкого и пробного превратился неожиданно в страстный. Как же я давно мечтала о таком! 

Дуллар обхватил ладонями мое лицо, словно не верил, что я так близка и доступна. Он быстро учился и скоро перехватил инициативу, целуясь так, будто только этим и занимался всю свою жизнь. Он подхватил меня с пола, поднял и понес на алтарь. Мы не переставали целоваться, словно не могли насытиться друг другом. Плотину прорвало! 

Дуллар оторвался от меня, усадил на каменное ложе и прижался телом между моих ног. Я оторопела. Явственно почувствовала его возбуждение. Как вовремя! Я побаивалась, что зелье все еще могло действовать на орка, но его мужской орган стоял как положено. Я представила его в себе, и по телу поползли сладкие, покалывающие мурашки, собравшись в нижней части живота. Мышцы лона непроизвольно сократились, я замерла в предвкушении. Столько дней страдала, теперь даже не верилось, что моя мечта вот-вот осуществится. Мне показалось, что и Дуллар слегка удивился, глянув вниз. 

Мы недолго смотрели в лица друг друга, словно перед важным прыжком, от которого зависели наши жизни, а потом Дуллар сам поцеловал меня и с такой нежностью и страстью, что я выпала из времени и уже не понимала, где мы находимся. Когда пришла в себя, уже оказалась раздетой, сама нетерпеливо срывала одежду с орка.

Дуллар ласкал мою грудь, слегка сжимал ее ладонями, накрыв соски, а потом осторожно коснулся их языком, по очереди втянул ртом, отчего я со стоном прогнулась. Между ног сладко заныло, и я потерлась о твердый пах мужчины, как кошка. Дуллар сжал зубы и приспустил штаны, а потом и вовсе избавился от них. Я нетерпеливо обхватила его член ладошкой и слегка сжала, отчего орк содрогнулся. 

Размер меня вполне устраивал, хотя был немного больше, чем у людей. То, что нужно для полного счастья! Теперь Дуллар никуда от меня не денется.

Я гладила и водила по стволу рукой, тронув большим пальцем набухшую скользкую головку, вызывая у орка этим стоны. Коснулась ею своей чувствительной точки, и сама чуть не застонала от удовольствия. Потом направила ко входу во влагалище, чувствуя, что уже вся мокрая от возбуждения. Пока орк решался, я двинулась вперед, вбирая в себя твердую плоть, которая заполнила меня всю без остатка, и застонала от неожиданного облегчения. Мышцы лона плотно обхватили и сжали член орка, и я начала осторожно двигать бедрами. 

И тут Дуллар будто очнулся от транса. Он глухо зарычал, обхватил ладонями мои бедра, врываясь в меня раз за разом резкими толчками, от которых я теряла ориентацию в пространстве. Казалось, что вокруг нас нет ничего — только я и желанный мужчина, которого я хотела уже несколько дней, но никак не могла добиться.

Вот уж богинька помогла. Я все еще не избавилась от подозрений, что она причастна к моим желаниям.

Дуллар немного замедлился, а я прикоснулась пальчиком к набухшему бугорку клитора, провела по кругу и поняла, что больше не выдержу. Пространство разлетелось на осколки, в глазах потемнело от сладких судорог, которые волнами разошлись по всему телу. 

Я обхватила ногами мощный торс мужчины, вбирая его орган, как можно глубже, а низ живота свело сладким спазмом от яркого оргазма. Стонала от нестерпимого удовольствия, держась за плечи орка, как за спасательный круг. Он понял, что мне хорошо, и это послужило сигналом — он порывисто поцеловал меня в губы, сжал руками талию, несколько секунд двигался быстро и рывками, а потом замедлился и прижался бедрами, содрогаясь от полученного наслаждения.

Опустив голову мне на грудь, он приходил в себя. Я же прошлась пальцами по его волосам, ласково теребя их. Дуллар стал мужчиной и впервые испытал удовольствие с женщиной. Мне было особенно приятно, что я стала его первой. Надо же, никогда не подумала бы, что такой мужчина может оказаться девственником.

Он поднял голову, встретился с моими глазами взглядом и улыбнулся.

Но тут произошло неожиданное. Орк дернулся и закричал, как от сильной боли.

— Дуллар? Что с тобой? — встревожилась я.

Но он даже ответить не смог, упал на пол, качаясь в судорогах. Я кинулась к нему, обняла его голову руками. Дуллара трясло так, что я не на шутку испугалась. Так и держала, пока его не отпустило. А потом он отключился. Я проверила дыхание — живой. Черт возьми! Что же это было?

Ничего не понимая, я пыталась привести орка в чувство, хлопая по щекам. Не помогло. Я оглянулась. В каменной чаше увидела прозрачную воду, которая лилась из небольшого отверстия. Зачерпнула, набрала в рот и со всей силы дунула в лицо орку. Тот зашевелился и застонал, потом открыл глаза и сел на каменном полу, схватившись руками за голову.

— Что с тобой? — с волнением спросила я, уже было подумав, что это клеймо во всем виновато.

Но тогда почему я ничего не почувствовала? В голову вдруг пришла неожиданная мысль. А что если из-за клейма Дуллар так осторожничал со мной? Может, он думал, я кому-то принадлежу? А потом все же пришла к выводу, что здесь во всем виновато зелье.

— Ничего, — ответил орк на мой вопрос. — Сложно объяснить. — Он пощупал голову, затем встал на ноги. — Этого больше не повторится.

— Точно все нормально? — не отставала я. Странно просто, что такой здоровый мужчина потерял сознание после оргазма. Значит, дело точно не в клейме. Интересно, в чем же?

Решив выпытать у Дуллара причину позже, я повернулась на характерный звук, сигнализирующий об открытии храма. Свет проник внутрь, освещая наши обнаженные тела и возвращая в реальность. Богиня сдержала слово. 

К кораблю шли молча, опустошенные, не обмениваясь мнениями по поводу произошедшего. Я не могла понять, как все же относится ко мне полукровка. А еще волновалась, не болен ли он? Но я бы, как магиня, почувствовала хворь. Значит, дело в чем-то другом.

Нас ждали. Капитан отправил на поиски моряков, ведь мы отсутствовали уже несколько часов. Но они вернулись ни с чем. Дуллар быстро успокоил нага, когда мы попали на борт корабля. Они отошли в сторону и беседовали о чем-то своем, а я стояла у мачты и смотрела на быстро отдаляющийся берег острова, куда нас занесло по воле Миреллы. Ну у нее и шуточки! Неужели она на самом деле заинтересована в моем сближении с Дулларом? Почему не отпускает к Дэмиану, а посылает на мою голову приключения, одно за другим?

Мысли об асуре обрывались. Он пугал, хоть я отдавала себе отчет, что для меня он не опасен. Но я помнила его боевую ипостась и представляла, сколько силы скрыто в этом демоне. Я для него всего лишь игрушка, которой он еще не наигрался. А когда наиграется вдоволь, то запрет в клетке, как дорогую редкую птичку. И прощай свобода! Из Хелльруанга я точно никогда не выберусь. Для меня свобода была не пустым словом. Я не променяю ее на золотую клетку. 

В последнее время моя жизнь слишком запуталась.

Я вошла в каюту и остановилась, глядя в спину орка. И что теперь? Будем игнорировать произошедшее между нами? Опять станем друзьями? В груди вдруг похолодело. Орк повернулся. Мы молча смотрели друг на друга, а я не проявляла инициативы, все ждала реакции от него. Дождалась! 

Его взгляд сказал мне все! Он стремительно преодолел те несколько шагов, что разделяли нас, назвал меня самой желанной и любимой, подхватил на руки и уложил на кровать, срывая одежду. Я не смела верить. Даже не сопротивлялась, когда осталась без брюк и рубашки. Орк тоже разделся и опустился рядом с кроватью на пол, лаская мою грудь и целуя меня. Я выгнулась ему навстречу, прикрыв глаза, чувствуя, как бешено бьется его сердце. Он действовал не слишком умело, но все перекрывало его желание доставить мне удовольствие.

— Только не останавливайся, — прошептала я, когда он оторвался от моих губ и замер, глядя на меня так пристально, словно запоминал каждую черточку моего лица. — Ты такой страстный, оказывается! Большой, сильный. Почему я раньше не интересовала тебя как женщина?

— Ты порой задаешь слишком много вопросов, Анариэль. А то, что было прежде, уже не имеет никакого значения, — произнес он, а потом снова поцеловал меня в губы. — Теперь ты — моя!

Этот собственнический порыв неожиданно обрадовал. Я обняла Дуллара за шею, запустив пальцы в волосы, не желая расставаться с ним. Его последующий поцелуй был требовательным. И хотя орк утверждал, что у него не было до меня сексуального опыта, поцелуй выходил таким, что голова кружилась от сладкого ощущения, а кровь прилила к животу, распространяя жар во всем теле, словно не было тех жгуче-страстных мгновений в храме. С каждой минутой я все больше распалялась, желая почувствовать естество орка внутри себя. Прикосновение к коже обжигало.

Я хотела сама доставить ему удовольствие, поэтому отстранилась от орка с намерением его поласкать. Тот с удивлением лежал на спине, наблюдая за моими действиями.

— Что ты задумала?

Я лишь загадочно, с долей эротизма улыбнулась.

— Сделать тебе приятное. Ты ведь не маленький, знаешь, что женщина может доставить удовольствие разными способами, — прошептала в ответ.

Я погладила набухший холм между его ног и освободила твердое мужское достоинство из ставших ему тесных штанов. Прошлась шаловливыми пальчиками по гладкому стволу, потом наклонилась и попробовала его языком. Орк обессиленно откинулся на подушку. Я видела, что ему очень приятно, но неожиданно нащупала что-то странное, чего никак не могло быть в паху. Орк вдруг схватил меня за руки — и я оказалась под ним, вмиг забыв обо всем.

— Ты чего? Не нравится? — Я подумала, что сделала что-то не так. 

Но вместо ответа он лишь поцеловал меня, лаская при этом мои соски. Между поцелуями стаскивал с меня оставшуюся одежду, и скоро я оказалась под ним полностью обнаженная.

— Еще немного, и я бы пролился тебе в рот. Мне очень хорошо с тобой, Анариэль. Даже не сомневайся в этом, как и в том, что испытываю к тебе сильные чувства.

Я замерла от счастья. Орк впервые признался, что небезразлична ему как женщина. Хотя должна была понять это раньше по его поведению, но все сомневалась. Мне стало неловко от постоянной лжи. Он должен был узнать, что я вовсе не принцесса Элайзии, а лишь попаданка в ее тело. Но очередной страстный поцелуй заставил отложить эту затею на потом. Какая сейчас разница? Мужчина, которого столько времени хотелось соблазнить, стал доступен и хочет меня так же сильно, как и я его. Я обязательно все расскажу ему, как только представится возможность. Может, орк даже обрадуется, что его любимая такая же простая, как и он сам. Ведь я полюбила Дуллара за его преданное сердце и за то, что он всегда был рядом в трудную минуту.

Орк резко вошел в меня, отпустив все мои мысли в пространство. Больше я не могла о чем-либо думать, только чувствовала во всем теле пожар. Он поглощал нас двоих. Плавясь в руках Дуллара, я стонала и, кажется, даже кусалась от удовольствия, чем вызывала у него счастливый смех. 

К финишу мы пришли вместе и потом лежали обнявшись на узкой постели. Теперь я была несказанно рада, что постель у нас одна и заставляет прижиматься так близко к друг другу. С приятной негой во всем теле я представляла следующие дни не как пытку, а как самые лучшие мгновения в своей жизни. Теперь я стала женщиной орка и ничто не помешает нам быть вместе. 

Дуллар водил пальцем по моей ладони, ласково сжимая ее, и тут же чмокнул в макушку, отчего я зажмурилась от удовольствия и в ответ поцеловала его в губы.

 

ГЛАВА 2

Я так и не рассказала о себе, не хотела портить идиллию, решив признаться Дуллару позже. Мы вместе отправились на палубу — отвлеклись только на обед. А потом снова вернулись в каюту и продолжили...

Интересно, мы когда-нибудь насытимся друг другом? Последующая неделя показала, что нет. Это было самое прекрасное время, проведенное в данном мире. Меня не беспокоили ни богиня, ни клеймо, ни предстоящие трудности, не тревожили сны. Настало затишье — явно перед бурей. Все так было прекрасно, что я боялась спугнуть свое счастье, боялась, что придется заплатить за него сполна.

Через несколько дней мы должны были прибыть в столицу Моруании. Матросы пребывали в отличном настроении, поэтому на палубе часто заводили песни. Я слушала их со странным щемящим чувством в груди. Моряки пели о вечном: о красавице, ждущей их на берегу, о детишках босоногих и доме, в котором всегда горит свет. Я тоже хотела обрести дом и любимого, нарожать детишек и прожить счастливо свою очень долгую жизнь.

Интересно, какие у меня будут дети от полуорка? Зелененькие, пухленькие и любимые, и такие же красивые, как их папа и мама. Я замечталась, улыбаясь своим мыслям, когда сзади меня обняли за талию и прижали к себе. Я не видела, но сразу поняла, что это Дуллар.

Внезапно мы услышали крик одного из матросов с наблюдательного поста на фок-мачте, его еще называют «воронье гнездо».

— Прямо по курсу три незнакомых корабля без флагов!

Дуллар тут же насторожился, отыскивая взглядом капитана.

— Только пираты скрывают свои опознавательные знаки. Анариэль, — обратился он ко мне, — тебе стоит спуститься в каюту.

— Но я хочу остаться здесь. Я ведь могу помочь своей магией, — возразила я, ничуть не испугавшись.

Почему-то пираты представлялись мне этакими бесшабашными авантюристами, которые постоянно поют разгульные песни, пьют ром и закапывают сокровища на пустынных островах. Сразу вспомнился знаменитый Джек-Воробей. Как он там говорил в одном из фильмов? «Знаете это чувство, когда стоишь вот так, на самом краю обрыва — так и тянет прыгнуть!» А потом добавлял: «У меня его нет!»

А вот меня что-то тянуло на приключения, слишком жизнь в последнее время казалась безоблачной. Не хватало адреналина. Привыкла что ли вечно попадать в неприятности? 

— Это может быть очень опасно. Я ни за что не подвергну тебя такому риску, — произнес Дуллар, не слушая меня совершенно.

Он взял меня за руку, желая увести с палубы, но тут раздались крики, и я увидела спешащего к нам капитана. Это отвлекло Дуллара. Он стал ожесточенно спорить с ним.

Это дало мне возможность рассмотреть обстановку. Так, какие я помню еще песни про моря и океаны, кроме: «Капитан, капитан, улыбнитесь?» Тут нужно что-то устрашающее для пиратов. Но как назло, все песни вылетели из головы, и я не могла припомнить ничего подходящего. Зря я хвалилась своей магией, я без песен ничего не умею, а их на все случаи жизни не наберешься. Вспоминались только песни, где пираты — отважные и смелые, а в данной ситуации нужно было совсем другое. Ну не петь же в самом деле: «Йо-хо-хо — и бутылка рома?»

Обстановка накалялась. Мы уже сменили курс, а за нами шли три внушительных фрегата с раздувающимися от ветра парусами. Торговое судно Литара с набитым до отказа трюмом было довольно тяжелым и не могло развить большой скорости, чтобы уйти от преследования. В то время как пиратские корабли ловко совершали маневры, пытаясь нас нагнать и зажать с двух сторон. 

Все свободные матросы собрались на палубе, достали оружие на случай, если пираты решат пойти на абордаж. В напряженной недолгой тишине капитан четко отдавал приказы, как воздух разорвал грохот. Пираты начали палить из пушек!

Наше судно задело ядром, разломив грот-мачту пополам.

Дуллар резко притянул меня к себе, и меня не зацепило деревянным осколком. Следующим шагом пиратов стало нападение. Они все же решили не топить нас — слишком жирным куском показалось им торговое судно. Они перекинули тросы с крюками и стали перебираться на нашу палубу. Это была катастрофа!

— Они пошли на абордаж! — раздался протяжный крик одного из моруанцев.

— Анариэль! Держись меня! — закричал орк, отражая первый удар противника.

На моего друга бросился странный моруанец с темно-оливковой, почти черной кожей, в косынке на голове, как у настоящего корсара, с кривой саблей, которая блеснула перед моим носом. Но Дуллар успел меня прикрыть и оттеснить пирата к борту.

Веселая авантюрная комедия превратилась в драматическое действие. Что-то мне уже совсем не нравилось такое развитие событий. Я держалась за спиной Дуллара, чувствуя близкое дыхание смерти. Противников становилось все больше, они, как злостные тараканы, заполняли все пространство. Я стала спиной к орку, ожидая нападения со своей стороны. Дуллар перекинул мне короткий меч со словами:

— Бей, если нападут!

Я выставила его с осознанием полной беспомощности, но когда передо мной блеснуло оружие, отразила его с неожиданной силой. Вот что делает страх! Следующий удар отразил Дуллар и проткнул пирата насквозь.

Вся команда сопротивлялась нападению морских разбойников. Заварушка превратилась в кровавое месиво, в котором я уже не могла уследить последовательность. Меня оттеснили на свободную часть палубы и разделили с Дулларом. Я потеряла орка из виду в этой куче сражающихся, с ужасом понимая, что абсолютно беззащитна перед злобной шайкой пиратов.

Один пират протянул свою грязную руку ко мне, и я с криком бросилась бежать к носовой части корабля. Когда он почти настиг меня, случилось совсем неожиданное и страшное.

Прямо перед судном из морской глубины показалась голова чудовища с разинутой пастью. Я просто окаменела на месте. Я понятия не имела, что это, но оно было ужасно и готово напасть. Похожее на дракона без крыльев, оно имело на спине зубцы и наросты. И еще мне показалось, что это чудовище я уже видела в первый день своего путешествия на корабле. Желтые глаза водного монстра имели вертикальные зрачки, и в них светился разум. Голова склонилась и схватила пирата, отбросив его далеко в море. Крики несчастного потонули в вопле остальных.

— Морской дракон!

Я схватилась за мачту, от ужаса ноги подкосились. Но я поняла, что водный монстр не угрожает мне, иначе он давно бы перекусил мною. Его внимание переключилось на пиратов. Он бросился на их корабль, круша своими огромными зубами и шипастым хвостом. Бой приостановился. Пираты, разинув рты, могли только наблюдать, как их судно идет ко дну. Так произошло и с остальными кораблями. Огромные фрегаты уходили под воду, а мне это казалось каким-то дурным сном, словно нахожусь в 3D кинотеатре и смотрю на все происходящее со стороны. 

Когда последняя мачта исчезла под водой, дракон развернул свою голову к нам. Наш корабль единственный остался на плаву. Но он очевидно не желал нас топить. Моруанцы из команды капитана Литара издали восторженный крик и бросились на оставшихся в живых пиратов. Морские разбойники не молили о пощаде, с вызовом принимая бой, им больше некуда было возвращаться. Наоборот, они с ожесточением отбивались до тех пор, пока в живых не осталось ни одного.

Странно, почему моряки восприняли появление морского чудища с воодушевлением, словно знали, что оно не причинит им вреда? Даже с трепетным поклонением, как к Божеству. С какой стати монстр встал на нашу сторону? Какой у него интерес? И почему появился именно во время боя? Наверное, это все же местное морское Божество, пришедшее на крики и мольбы о помощи и теперь скрывшееся в темной пучине. 

Нужно спросить у Дуллара, он наверняка знает, что к чему. Но где он сам? Я заволновалась. Вдруг его убили пираты?

Только не это!

Сломя голову, я бросилась к капитану, который отдавал приказы починить сломанную мачту и навести на палубе порядок, ведь она вся измазалась в крови. Везде лежали мертвые тела пиратов, а многие наши моряки были ранены. И мне приходилось переступать через трупы, закрыв нос, чтобы подобраться к Литару. 

— Дуллар! Где он? Вы не видели его? — крикнула, поправляя растрепанные волосы, закрывающие лицо.

Капитан поднял руку и указал за мою спину. Обернувшись, я увидела орка, пробирающегося через борт, с одежды которого стекала ручьем вода.

— Ах! Что произошло? — бросилась я к нему.

— Упал за борт, — откашлялся Дуллар. — Вижу, все интересное пропустил, — заулыбался он.

— Уже не знала, что думать, когда тебя не могла нигде найти.

— Живой же, — усмехнулся Дуллар, — только воды нахлебался.

— И мокрый, — добавила я, с облегчением и заботой в голосе. — Пойдем, я тебя просушу. И согрею.

— Не сейчас. Это мелочи. Есть те, кому твоя помощь нужнее.

Я огляделась вокруг. Да, раненые моряки нуждаются в лечении. Их перенесли в общую каюту. Я использовала свою магию и восстанавливала их здоровье, пытаясь не думать о жути, творящейся наверху. Дуллар помогал морякам, а потом я все же повела его в каюту, где заставила раздеться и ополоснуться, но он неожиданно увлек меня на постель.

— Отпусти! — попросила со смехом, пряча лицо от брызг, летящих с волос орка. 

— А то что?

— Ну не можем же мы сейчас…

— А что нам мешает?

— Может, там помощь наша еще нужна? 

— Не думаешь же ты, что я позволю тебе находиться сейчас на палубе, полной трупов? 

Он приблизил лицо, вдыхая запах волос. 

— Ты намного приятнее пахнешь, чем воздух на палубе, пропитанный кровью.

От таких неожиданных слов я забыла, что хотела спросить Дуллара о морском змее. Мое тело уже откликалось на ласки орка. Я откинула голову назад, позволяя себя целовать. Все мысли о том, что случилось недавно, улетучились, и я была готова слиться в экстазе с любимым. Только вот любимый не спешил, а у меня кровь бушевала от адреналина, запущенного еще с нападения пиратов. Я толкнула орка на спину, сама оседлала его, с нетерпением насаживаясь на твердый фаллос. От резкого упоительного удовольствия я вскрикнула. Член вошел до упора. Я задвигалась, чувствуя, что мне недолго осталось. Дуллар сжал мои ягодицы и стал помогать мне. Я стонала от каждого толчка, приближающего меня к вершине.

В этот раз Дуллар был более страстным, стремительным, неутомимым. Я не могла думать о том, что происходит за стенами нашей каюты, о всех тех ужасах, о трупах пиратов. Все терялось в пелене страсти, страх уходил, а напряжение вылилось в такой острый оргазм, что я закричала, не помня себя, а очнулась на груди орка. Он поглаживал мои волосы, словно успокаивая.

В этот день так ни о чем и не спросила, решив отложить беседу на утро. Не получалось поговорить по душам. Я уснула уставшая от секса, но в объятиях Дуллара чувствовала себя счастливой. Даже не заметила, как провалилась в глубокий сон до самого утра.

А утром меня ждал новый сюрприз...

Я проснулась одна и отправилась искать Дуллара. После боя наш корабль имел плачевный вид, ему требовался серьезный ремонт. Матросы только подлатали судно, чтобы достигнуть ближайшего порта. И мы уже приближались к Райтэку — маленькому приморскому городку, встретившему нас переливчатым звоном колоколов.

Капитан нашел работников для починки мачты, и к утру мы снова отправимся в путь, а пока в запасе у нас был день, и я не собиралась его провести на корабле.

Дуллар, раздевшись по пояс, помогал матросам, показывал, что и куда лучше ставить, сам принимал живое участие. Мускулы под оливковой кожей играли, капли пота скатывались по лбу. Я восхищенно смотрела на Дуллара, он заметил мое внимание и ответил долгим взглядом. Но когда я подошла, тут же приветливо кивнул головой и улыбнулся, обнажив клыки.

— Ты здесь надолго? — указала я на мачту, которую как раз поднимали при помощи канатов.

— Нет, мое присутствие больше не требуется. Они справятся и сами. Ты что-то хотела, Анариэль? — поинтересовался он.

— Да, я подумала, что мы могли бы прогуляться по городу. Мне интересно, ведь я тут впервые, — уклончиво ответила я.

На самом деле я хотела провести время вместе и завести разговор о том, что мы будем делать дальше. Интересно, бывал ли Дуллар здесь и знает ли, куда направиться?

Я приоделась для прогулки в свое лучшее и единственное синее платье, Дуллар тоже принарядился. Мы спустились по трапу и отправились в город. Я с любопытством разглядывала старинные узкие улочки и двухэтажные маленькие домики, тесно жавшиеся друг к другу. Городок приветливо шумел: позади слышались зычные голоса портовых работников, стук молотков, впереди — ржание лошадей и переговоры местных торговцев, которые прерывали визгливые жалобы наглых чаек. И все это на фоне безоблачного неба и ослепительного щедрого солнца. 

Мы прошлись по городу, посетили местный рынок, где Дуллар выбрал мне красивую заколку для волос и гребень, купил свежих булочек, запеченной рыбы на палочке и сладостей в кульке. Мы увидели, что народ собирается на представление, и решили тоже посмотреть. На площади уличные актеры разыгрывали комическую сценку. Один из них изображал великого принца нагов, а другой… Когда до меня дошло, я встала как вкопанная посреди сгустившейся толпы, которая уже обступила лицедеев плотным кольцом. 

Парень, явно молоденький, нацепил парик из белых длинных волос и прямо на брюки надел платье, соорудив себе из тряпок женскую грудь. Размалевал фейс. Сценарий был прост и узнаваем. Принц нагов просил руки… неприступной эльфийской принцессы! Принц и так, и этак подступал к принцессе, посылал ей (то есть, мне) щедрые дары, но переодетый мальчишка только жеманно поводил плечами и надувал крашеные губки. Народ веселился от души, ухахатываясь с уморительных выходок актера. Принц пускался на все ухищрения, целовал ручки принцессе, обещал ей горы злата, а паренек закатывал глазки, прикладывая руку ко лбу, и с стоном просил больше никогда не беспокоить его, говоря, что его сердце принадлежит другому.

Дуллар прирос к месту, глядя на эту сцену с каменным лицом, на котором не было и тени улыбки. Я взглянула с тревогой на орка, пытаясь уловить его мысли по поводу представления, понять, что происходит у него в душе. Очень часто я не могла пробиться через эту неприступную стену. Орк закрывался от меня.

В этот момент появились нежданные гости — городовые-наги, которые сразу же направились к лицедеям с угрожающим видом. Стеб над главами правительства нигде не приветствовался, даже в этом мире. Кто-то в толпе успел громко свистнуть. И актеры тут же прекратили представление, быстро подхватили реквизит и брошенные деньги — и скрылись в неизвестном направлении. А вместо них из ниоткуда появились три девицы, которые запели песнь про русалок. Городовые только во все стороны поглядывали в поисках нарушителей, но тех уже и след простыл.

Стражи порядка побежали в ту сторону, куда им указали зрители, и я сильно сомневаюсь, что в правильную. Дуллар же молча взял меня за руку, выводя с площади на небольшую, мощеную брусчаткой улочку. Она вела вверх. Когда мы достигли ее конца, ноги уже не слушались, но это стоило того, чтобы глянуть с высоты на весь город. Тут же находился трактир, над дверью которого висела вывеска с названием «Птичье гнездо».

— Проголодалась? — поинтересовался спокойно Дуллар.

— Да, — ответила я, видя, что настроение орка улучшилось.

Трактир располагался в живописном месте с видом на город, вдали плескалось море, и гудел порт. Столики находились не только внутри помещения, но и на площадке, огороженной низким заборчиком, сплошь увитым вьюнком, среди листьев которого проглядывали розовые колокольчики. 

Хозяин указал нам на свободный столик. Дуллар заказал еду на нас двоих у девушки, подошедшей тут же, в то время как я, отвернувшись, любовалась прекрасным видом. Вскоре нам принесли блюда местной кухни. Я быстро съела половину порции, а потом просто ковыряла вилкой в тарелке и думала, как завести с Дулларом разговор.

Темы было две. Во-первых, я хотела спросить, что это за существо морской дракон и почему его не испугалась команда капитана Литара Осминда? Во-вторых, собиралась признаться, что не являюсь настоящей принцессой. 

Дуллар почувствовал, что назревает откровенный разговор, и поинтересовался сам:

— Ты хочешь что-то спросить или рассказать?

— Да… — неуверенно произнесла и запнулась. 

Орк видом своим подталкивал к признанию, но я решила начать с менее болезненной темы:

— Расскажи мне о морском драконе.

Дуллар слегка приподнял брови, удивленный моим неведением.

— Разве ты не знаешь?

Я покачала головой и устремила на Дуллара вопрошающий взгляд.

— Когда-то нагами правили морские драконы. Кровь древних существ текла в венах высших особ. Морские драконы погибли, и до недавнего времени никто не знал, что ветвь королевской династии сохранила в себе кровь драконов. Внешне дракон выглядит как моруанец, его отличие только ипостаси. У обычных моруанцев вторая ипостась — змей, у избранных — еще и морской дракон. Сила драконов велика, она намного превосходит силу простых нагов. Они одни из самых могущественных существ в мире. Их магия просыпается не сразу, а лишь тогда, когда дракон почувствует свою избранную и примет ее. — При этих словах Дуллар вдруг погрустнел, потом улыбнулся и спросил: — Странно, что принцесса Элайзии никогда не слышала о морских драконах.

Одна фраза в его рассказе внезапно меня смутила. И я поинтересовалась, как бы невзначай:

— Получается, тот морской дракон, который нас вчера спас от пиратов, кто-то из королевской семьи?

Дуллар прищурился.

— Возможно, так и есть.

— Но моряки знали, кто он такой? Поэтому и не испугались, когда этот монстр показался из воды. Ты ведь общался с ними утром. Что они говорили?

— Ничего не говорили, — усмехнулся Дуллар и добавил: — Все были заняты работой.

Действительно, какое мне дело до членов царской династии Моруании? Я ведь не это хотела сказать Дуллару. Как же начать? Будь на его месте кто-то другой, было бы гораздо проще признаться в том, кто я такая.

Я собралась с мыслями и, кашлянув в кулак, сказала:

— Я давно хотела тебе признаться в том, что...

— В чем же? Говори. Я чувствую, это что-то серьезное и тебе нелегко.

— Дело в том, что я… не принцесса Элайзии.

Лицо орка сделалось изумленным, но он молчал, ожидая дальнейших признаний.

— Вернее, тело у меня принцессы… — произнесла и, заметив, что Дуллар не понимает, добавила: — Я обменялась душами с настоящей хозяйкой тела. Я не из этого мира.

Орк озадаченно смотрел на меня.

— Продолжай!

— А тут и говорить больше нечего. Меня на самом деле зовут Анной. Там, откуда я пришла, я обычная девушка, ничем не примечательная, и не совсем понимаю, как оказалась в твоем мире. А потом… потом мне пришлось смириться и выживать. Это произошло еще до нашего знакомства.

Мне не верили. Дуллар хмурился и ничего не говорил.

— Я не лгу!

— Я ничего и не сказал.

— Но ты смотришь так… недоверчиво. Ты расстроился?

— Совсем наоборот. — Орк улыбнулся, и я с облегчением разжала пальцы. 

Только сейчас поняла, что все это время едва дышала, а рука до боли сжала край стола.

— Теперь простой орк стал ровней эльфийской принцессе.

А ведь верно. Я чувствовала, что Дуллара это мучило. Еще в крепости до нападения он говорил о разных статусах.

— Так ты мне веришь? — обеспокоенно спросила я.

— Да. Я тебе верю. Потому что… по-другому не могу. Но назови мне истинную причину, почему ты так стремилась попасть в змеиное царство. — вдруг спросил орк.

— Из-за моруанских магов. Я хотела узнать о возможности вернуться в свой мир...

Улыбка Дуллара погасла. Мышцы его тела напряглись, а в глазах сверкнули молнии.

— А что станет с телом принцессы?  И где же, интересно, настоящая Анариэль?

— В моем мире. 

Дуллар молча прожигал меня взглядом. Я чувствовала, что он злился. Я не так выразилась, я ведь уже и сама не знала, хочу ли вернуться домой...

— А знаешь ли ты, что принц Моруании предлагал брачное соглашение принцессе Анариэль? А ты заняла ее место. 

— Принцесса явно не приняла его, — ответила я. — Она вполне довольна в моем мире. И я ее понимаю.

— Хочешь сказать, что ты бы не вышла за принца Шиаллара? — Глаза Дуллара сузились.

— Да.

— Слышал, этот принц жесток, его власть в Моруании безгранична. Он не примет отказа. И он не знает, что в теле принцессы другая.

— Не станет же он меня принуждать? В данный момент наследная принцесса Элайзии — я, и моя власть… ладно, признаю, у меня нет сейчас власти, трон захватил брат, но когда эльфийский народ узнает о настоящем положении дел, то примет мою сторону.

Дуллар усмехнулся.

— Ты уверена, что не настоящая принцесса? Рассуждаешь так, как если бы это было неправдой.

— Я уже смирилась с тем, что нахожусь в чужом теле, и мне жаль эльфов. Эльвинг безжалостен, он готов развязать войну с любым государством. Он не пощадит собственный народ ради своей выгоды. И он не отдаст меня принцу Моруании.

— Интересно, как он это сделает, когда ты находишься на земле, принадлежащей нагам? Здесь всем заправляет принц Шиаллар, который вот-вот взойдет на престол.

Слова Дуллара меня смутили, и я ответила:

— Но у меня ведь есть и собственное мнение на этот счет. Я не собираюсь выходить замуж за этого, как там его… Шиаллара — и точка! Даже если он трижды дракон. Если так получится, что останусь в этом мире навсегда, то моим избранником точно не станет наг.

— А кто же им станет? Асур? — гневно спросил Дуллар.

— Да хоть бы и он! — со злостью выдала я.

Тон Дуллара начал меня напрягать. Обычно орк был вежлив и обходителен, а сейчас его словно подменили. Почему он вообще завел тему про мое замужество? Я призналась в том, что я не принцесса, он даже обрадовался, что теперь не чувствует разницу в статусе, а потом вдруг начал разговор про замужество с нагом, вместо того, чтобы сделать мне предложение. 

— Твое огненное клеймо… это ведь метка короля асуров?

— Он говорил, что да.

Черт! Зачем я это сказала!? На Дуллара страшно было смотреть.

— Ты с ним виделась? И насколько близким было ваше знакомство?

Я молчала. И так лишнее наговорила.

— Так да или нет? Ты виделась с ним?

— Да! — Я не смогла промолчать.

— А знаешь ли ты, почему на тебе его клеймо? — продолжал Дуллар допрос с пристрастием.

— Он… рассказывал мне…

Твою ж ты дивизию! Кто меня тянул за язык? Лучше бы прикинулась дурочкой!

— Думаю, мы не сможем больше путешествовать вместе, — неожиданно произнес орк.

У меня внутри вдруг оборвалась натянутая до предела струна. Душа, как израненная скрипка, застонала, только вот никто не слышал ее жалобных стенаний. 

Дуллар испугался короля асуров? Или принца нагов? Он так легко отступился от меня, что из глаз невольно брызнули слезы, но орк уже не смотрел в мою сторону. Он встал и, глядя вдаль, где виднелись высокие мачты кораблей, произнес:

— До Агафара подать рукой, моя помощь тебе больше не понадобится. 

Я хотела закричать, что мне никто не нужен, кроме него, но орк просто отвернулся и стал отдаляться от стола, где я так и осталась сидеть. Из-за слез ничего не видела, и подняться не выходило, ноги внезапно ослабли. Как он мог так поступить со мной?

Я не понимала и не принимала то, что сейчас произошло. Неужели со мной больше нет моего единственного друга, с которым мы прошли огонь, воду и медные трубы? Он просто бросил меня посреди незнакомого города одну и ушел!

А может, это шутка? Он злится, а как отойдет, так опомнится? Конечно! Наверняка, когда вернусь на корабль, он будет находиться там. Мы поговорим еще раз, и я попытаюсь объяснить ему, что мне не нужен ни король асуров, ни принц нагов, потому что я люблю только его.

Я вдруг поняла, что мне нечем рассчитаться за обед. Да и вещей мы приобрели немало. На соседнем стуле лежали свертки с новой одеждой и сладостями, которые мы купили в дорогу. Но теперь больше нет этого «мы». 

В этот момент ко мне стал приближаться работник заведения, и я напряглась, раздумывая, как буду объясняться. Но выяснилось, что Дуллар успел заплатить трактирщику, попросил сопроводить меня и помочь донести покупки до судна.

 

ГЛАВА 3

А дальше… Дальше я добралась до столицы и вот теперь, находясь во дворце нагов, смотрела на прекрасный город, виднеющийся с балкона. Солнце слепило так, что приходилось прикрывать глаза ладонью. А вдали, за Агафаром виднелось лазурное море, над которым медленно проплывали кучерявые облака, похожие на причудливых зверей.

Как странно, я ведь не хотела попасть к моруанскому принцу, но мне не оставили выбора, встретили прямо у пирса. 

При помощи служанок я переоделась в любезно предоставленное мне платье из белой парчи, вытканное золотыми узорами, и теперь в одиночестве размышляла о своей судьбе.

Вновь одолели мысли о Дулларе. Если бы я могла вернуться в тот день, когда призналась орку в том, что не совсем Анариэль! Лучше бы вообще молчала! Язык мой — враг мой. С другой стороны, что я такого обидного сказала? Все это произошло до того, как я осознала любовь к нему. Он ревновал меня к Дэмиану. Но так ли сильны его чувства, раз бросил меня в такой трудный момент?

Появилось желание вернуться в земной мир и обо всем забыть, потерять память и жить, как в прошлый раз. Интересно, сожалел бы Дуллар обо мне, если бы я покинула этот мир навсегда?

Но это пока неосуществимо. Через несколько дней мне пообещали встречу с магом, вот тогда и узнаю, возможно ли вообще мое возвращение. Если Дуллар покинул меня навсегда, тут уже ничего не держит.

Потом накатили воспоминания об асуре. Вспыхнули тайные желания, отозвавшиеся сладкой болью в теле. Я вспомнила, как король демонов спас меня в деревне орков, с какой нежностью он смотрел на меня. Наши встречи во сне и странное знакомство… Значило ли это, что я все еще неравнодушна к нему?

Я потрясла головой, отгоняя наваждение. Нет, я люблю орка-полукровку!

С асуром меня связывала страсть, а с Дулларом привязанность, основанная на длительных отношениях. Нам через многое пришлось пройти вместе. А что я знаю о демоне? Практически ничего, а вот о Дулларе… 

И тут я осознала, что ничего не знаю о нем. Только то, что он сам рассказывал о себе. На многие вопросы, что задавала, я не получала ответов. А вот теперь, может, и не узнаю никогда.

В дверь негромко постучали. Я покинула балкон с прекрасным видом и вошла в комнату, чувствуя облегчение. Солнечные лучи не проникали сквозь занавески внутрь помещения и можно было не напрягать глаза. 

— Войдите! — разрешила я.

Дверь открылась, и вошел слуга. Он передал пожелание коронованных особ отобедать с почетной гостьей. И опять я не могла отказать. Любопытство не давало мне покоя. Хотелось узнать поближе принца и понять, верны ли слухи, что он — морской дракон, он ли спас наш корабль от пиратов. Только я понимала, чем чревато такое знание.

Я боялась моруанского наследника, но в то же время он притягивал мое внимание. При первом знакомстве он показался таинственным, отстраненным. Но его глаза… сначала они были холодными, но что-то весьма знакомое светилось в их глубине. И несмотря на жесткое выражение его лица, меня тянуло узнать о нем побольше.

Я готова была поклясться, что никогда не видела Шиаллара раньше, но никак не могла избавиться от навязчивого ощущения, что мне знаком его прищур глаз. Я тоже интересна ему, хоть он и скрывал это под маской безразличия. Хотя и так понятно, что ему нужна неожиданно пожаловавшая принцесса Элайзии, которая ответила отказом на предложение выйти за него замуж несколько месяцев назад.

Я приняла приглашение нага отобедать. Повернулась к зеркалу, поправила и так идеальную прическу, созданную руками нагиек, и последовала по коридору за слугой. Он привел в просторную трапезную, где меня уже ждали.

Я вновь поприветствовала хозяев легким кивком и села на предложенное место, прямо напротив принца. В центре золотого длинного стола восседал Орисиан Менрунг Иллайн. Я пыталась избавиться от напряжения, а в повисшем молчании, оно, казалось, витало в воздухе. А еще этот пристальный взгляд ледяных глаз…

Чтобы разрядить обстановку, начала разговор первая.

— Спасибо за прекрасное платье и за великолепный вид из окна спальни, — бодро произнесла я и даже выдавила из себя улыбку.

— Ну что вы, принцесса, это такие мелочи, они не стоят похвалы. А вот если вам так понравился Агафар, почему бы не задержаться в нем подольше и не насладиться его чудесными видами? Мой дорогой сын смог бы вам показать все красоты столицы, — любезно произнес царь нагов.

Я замерла с поднятой ложкой, но мне удалось быстро справиться с эмоциями. Понятно, как днем, что это прямой намек на… на то, чтобы сблизиться с принцем. 

Невольно я подняла взгляд на Шиаллара и тут же опустила его, не в силах выдержать пристальное внимание принца. Словно наг хотел что-то узнать. Может, ждал объяснений, почему отказала ему.

Тут явно ничем не смогу помочь, потому как не я отвечала отказом, я и понятия не имела, что думала в тот момент настоящая Анариэль.

Но не признаваться же ему в этом?

Я немного расслабилась и даже позволила себе улыбнуться на любезность царя.

— Это было бы замечательно, но, к сожалению, я должна в скором времени вернуться к своему народу.

— Конечно, конечно, — понимающе произнес Орисиан Менрунг Иллайн, — но раз вы уже здесь, не откажите старику в просьбе. Как я уже сказал, маг, о котором вы спрашивали, вернется только через несколько дней вместе со своей свитой. Так почему бы не провести время с удовольствием?

И вот как тут отказать? Старик? Да мой папа и то старше выглядит! А нагу, как минимум, тысяча лет, если не больше. Ну, если судить по годам, то тогда он, и правда, уже в глубокой старости. 

Но я боялась остаться с Шиалларом наедине. Со мной нет Дуллара, а я без него чувствую себя беззащитной под взглядом венценосной «акулы» и до конца не знаю традиций Моруании. Каждое мое слово или жест могли быть растолкованы вовсе нет так, как я бы хотела. Нужно держать себя в руках, следить за тем, что говорю. Оставаться настороже. Мне хватило общения с кентаврами, где за меня вовремя вступился полуорк.

Я заметила выжидающие взгляды Орисиана и принца и сказала:

— Сегодня я чувствую себя слишком уставшей, чтобы принять столь радушное предложение, я дам ответ завтра. 

Принц хотел было что-то возразить, но в этот момент в обеденный зал покачивающейся походкой вошли несколько высоких полуобнаженных нагиек с позолоченными блюдами. Они их держали на головах, придерживая с двух сторон руками. Ловко опустив блюда с фруктами и ягодами на стол, среди которых были наливные персики, золотисто-зеленый виноград, напоминающий наш кишмиш, нарезанные кольцами и очищенные от семечек солнечные дыни, они застыли в ожидании. Помимо этого, на столе уже имелась красная рыба горячего копчения, овощи на гарнир, многочисленные роллы с морепродуктами — завернутая в зеленые листья смесь местных злаков, рыбы и устриц. 

Служанки обновили кувшины с игристым сладким вином. Передо мной поставили бокал на высокой ножке и наполнили.

Я перевела взгляд на Шиаллара, заметив это, он тут же поднял бокал.

— За прекрасную гостью, почтившую нас своим присутствием! Попробуйте вино столетней выдержки, принцесса Анариэль. Оно чудесно.

Я тоже приподняла бокал, улыбнулась и сделала маленький глоток. Сладкая жидкость с ароматом трав тут же согрела, и по телу разлилось блаженное тепло. Голова закружилась, и я решила не испытывать удачу и не допивать. Хватит с меня эля в таверне, когда возомнила себя звездой сцены.

— Я слышал, что у вас, принцесса, чудесный голос, — вдруг сказал Шиаллар. — Не откажетесь спеть?

Он что, мысли читает? Я удивленно взглянула на нага.

Но все мои мысли сходились к мужчине, что бросил меня в тот момент, когда я осознала глубину своих к нему чувств. Интересно, если я спою о потерянной любви, думая о Дулларе, он услышит мой мысленный призыв, где бы ни находился?

Я сглотнула, прогоняя вставший в горле ком. Стало грустно и одиноко. Мне действительно хотелось петь, в голове сами собой зазвучали слова. Когда я поднялась и встала перед правящими особами, царь нагов довольно кивнул. А на холодном лице Шиаллара не отразилось ни одной эмоции.

И я запела:

 

Голоса птичьих стай растворились в вышине,

Догорая, свеча позволяет править тьме...

 

А я думала о том, что никогда не смогу быть с тем, кого люблю, и все мои чувства выливались в песне. Раньше я не понимала выражения, что в песню можно вложить душу, а сейчас мечтала, чтобы Дуллар услышал мой мысленный призыв. Так проникновенно я не пела еще никогда.

 

...Сама себе жертва и палач, а горло сжимает тихий плач,

Зачем от меня любовь ушла, зачем осталась я одна…  (1)

 

Мельком я взглянула на принца.  От холодности на его лице не осталось и следа. Он смотрел, не мигая. Глаза изменили цвет и теперь полыхали голубым огнем. Все его тело напряглось и, казалось, что он вот-вот сорвется, но силой воли он удерживал себя на месте. Он даже ухватился за подлокотники стула, а костяшки на пальцах побелели. Наг не отрывал от меня странного неподвижного взгляда.

Ой, кажется, опять переборщила! Не стоило петь о любви перед тем, кто желал на мне, вернее, на Анариэль жениться. Вот же дуреха! Чем теперь охладить пыл хладнокровного, который наверняка вошел в раж и испытывает призыв брачного периода? 

Но принц вдруг поднялся и, извинившись, покинул зал. Я закончила песню. Царь нагов был очарован моим голосом. Я же присела на свой стул, и, испытывая жажду, выпила полбокала вина.

— Прошу простить моего сына. Он тоже недавно вернулся из длительного путешествия и немного отвык от правил этикета, — перевел он в шутку выходку принца. — Вы так чудесно поете! Слухи о вашем голосе и вашей красоте ничуть не преувеличены, принцесса Анариэль. А слова даже меня заставили взгрустнуть. Сейчас придут танцовщицы... 

— Простите и меня, Ваше Величество, я почувствовала легкое недомогание. Если не возражаете, я тоже покину вас. Вино слишком крепкое, и у меня неожиданно закружилась голова.

— Отдыхайте, дорогая принцесса. Вам не за что извиняться. Слуга проводит вас до вашей спальни. Если пожелаете, то можете спуститься в сад подышать свежим воздухом. В моруанских садах есть удивительные цветы, каких не найти на всем континенте.

Я отправилась в свои покои, но была слишком возбуждена событиями и выпитым вином и поэтому решила спуститься в сад, чтобы успокоиться.

Вечер был упоительным и очень теплым. Царь нагов не преувеличивал: сад действительно восхищал своей красотой, воздух пьянил ароматами цветов и моря. Пение птиц услаждало слух. И все же голова освободилась от надоедливых мыслей, и сердце успокоилось. Хотелось просто вдыхать полной грудью свежий воздух и наслаждаться видами.

Сам сад находился невдалеке от моря. Прогулявшись по дорожкам и насмотревшись на диковинные цветы, я замечталась и, кажется, заплутала.  Я не стала звать на помощь, пытаясь выбраться своими силами, но так получилось, что ушла далеко от дворца и дошла до скал. Слышался явный шум близкого моря. Я отправилась по тропинке и достигла пещеры. Заметив светящийся проход, манящий глаз, решила войти. 

Заглянула внутрь и была удивлена, потому что стены прохода светились мягким магическим светом, исходящим от кристаллов вкрапленных в камень стен. И меня тянуло посмотреть, что же там еще. 

Дальше я заметила, что пространство расширялось, превратившись в своеобразный грот с водоемом.

— Ничего себе! — воскликнула я с восхищением в голосе и присела на корточки, чтобы потрогать воду. Она была прозрачной и светилась, сквозь нее виднелась мелкая галька на дне. А еще вода оказалась прохладной и соленой. Скорее всего, это пещерное озеро соединялось с морем.

Но здесь было так спокойно, что мне абсолютно не хотелось покидать это скрытое ото всех место. И я присела на большой гладкий камень, с грустью глядя на воду, прикрыла глаза, в которых снова собрались слезы.

Чтобы унять душевную боль, мне вдруг захотелось петь. Так же сильно, как в тот день, когда я стояла на сцене театра, а потом попала в этот мир. Я скучала по Дуллару и понимала, что не хочу возвращаться обратно, но кроме него меня здесь ничего и не держало. Хотя все же держало… клеймо асура, к которому я не испытывала настоящей любви. Хотелось высказаться, и я знала, что сейчас меня никто не услышит. Я пела, а на душе становилось легче:

 

...Стою у стены в руках тишины.

Камень на сердце — река без воды...

Из камня цветы в руках у любви.

Совсем одна, в чем моя вина? Я тебе верна!

Загляни в глаза, без любви нельзя... (2)

 

Я подобрала камушек и кинула с силой в воду, тот со звуком пошел ко дну. Чувство одиночества все равно одолевало меня.

Почему бы мне не искупаться? Вода смоет все тревоги и печали и настроит на позитивный лад. Меня ведь все равно тут никто не увидит. 

На всякий случай я оглянулась, убедившись, что рядом никого нет, потом развязала шнуровку платья, сняла его, сложив на камне, сбросила туфли. На мне осталась только сорочка и кружевные панталоны, которые я решила не снимать. Хорошо, что мои волосы собраны в высокую прическу, я их даже не намочу, если постараюсь.

Я ступила в воду, вздрогнув от холода. Но тело быстро привыкало к температуре. И я поплыла к противоположному берегу водоема.

По краям было мелко, но в центре глубина превышала мой рост. Хорошо как! И главное, что одна, и не надо беспокоиться, что кто-то нарушит уединение.

Не успела я это подумать, как моей ноги коснулось нечто скользкое и упругое. А подо мной мелькнул длинный хвост бирюзового цвета и… и…

Рассмотреть не смогла из-за страха. Я заорала, испугавшись, что сейчас меня утащит на дно чудовище. Совсем забыла, в какой стране нахожусь. Ведь это мог быть моруанский мужчина. А хвост змея тем временем крепко обхватил меня за талию, и из воды показался… нагийский принц! 

— Вы? — Я почему-то испытала облегчение, но, заглянув в глаза Шиаллара, ойкнула. Появилось неудержимое желание раствориться в воде и превратиться в морскую пену подобно русалке.

— Почему вы так далеко от дворца? — практически со злостью прошипел Шиаллар. — Здесь не безопасно. 

— Я заблудилась… А потом вышла к пещере...

— На моем месте мог оказаться кто-то другой, и он не стал бы церемониться с женщиной, так страстно призывающей мужчину совокупиться с ним.

— Что?! Когда это я…

— Вам не стоит легкомысленно относиться к своему пению. Оно вызывает тайные желания у мужчин. — Голос принца понизился и дошел почти до шипящего шепота. 

Он прошелся горячим взглядом по моему телу и вдруг притянул меня к себе. Я поздно поняла, что прозрачная вода и намокшая ткань ничего не скрывают, но не стала вырываться. Так хоть не видны мои прелести. А еще отпала необходимость барахтаться на плаву — наг сам держал меня.

Замерев, я ждала, что он скажет дальше. А тот просто гипнотизировал взглядом своих голубых глаз. Неожиданно близость холоднокровного возбудила. Я часто задышала. Что за чертовщина?! Обнаженное мускулистое тело, по пояс как у обычного мужчины, а ниже талии плавно переходящее в толстый змеиный хвост, невольно притягивало взгляд и вызывало любопытство. Я посмотрела в глаза нага. Раньше они казались мне желтыми, а теперь горели неоновым светом.

— Отпустить и отвернуться не хотите?

— Не хочу, — нагло заявил принц Шиаллар и приблизил свое лицо.

Глупый был вопрос. Неужели поцелует? Сердце в страхе затрепетало. Даже не знаю, что сейчас меня больше волновало: то, что я болтаюсь в воде почти обнаженная перед моруанским принцем, или то, что он так близок и вот-вот его губы коснутся моих. 

Но я тут же пришла в себя, зачерпнула ладонью воды и плеснула ее прямо в лицо нага. Тот явно не ожидал, поэтому остановился.

— Я требую оставить меня в покое, Ваше Высочество! Я ваша гостья, — заявила я, оттолкнула от себя мужчину и, отвернувшись, поплыла к берегу. 

Кажется, никогда еще так быстро не плавала. Я почти выбралась на берег, но не успела ступить на камни, как мимо меня что-то просвистело, и хвост нага оплел мои ноги, потом бедра, а затем и талию, не позволяя идти дальше. Сам он оказался рядом со мной.

Я чувствовала его дыхание. Закрывая грудь руками, пыталась сопротивляться, но была повернута к нагу. Кончик его хвоста поднимался вверх, и вот уже в плен попали мои руки. Я оказалась словно в тисках и не могла ничего сделать. Даже если буду орать, никто мне не поможет, потому что нахожусь во владениях принца Шиаллара.

— Не стоит так поспешно покидать меня, моя принцесса, — заявил принц, а потом прикоснулся ладонями к моим щеками и поцеловал в губы.

Язык оказался горячим и очень настойчивым. Наг буквально заставлял меня сдаться под его натиском. И… как ни странно, я получила удовольствие от прикосновений и ласк. Мысль, что нахожусь в воде с нагом в звериной ипостаси, даже возбуждала. А ведь он опасен, потому что в любой момент может стать огромным морским чудовищем, способным пустить ко дну судно. Но, возможно, мои догадки неверны, и он не тот дракон, что спас от нападения пиратов меня и остальных, что плыли на корабле до Агафара.

Я задрожала в его руках, слабо отвечая на поцелуй, от которого кружилась голова, а твердая поверхность уходила из-под ног. И все, что оставалось — сильный мужчина, желание которого я чувствовала через прилипшую к телу ткань сорочки. Его твердый член, приподнявший чешуйки хвоста, упирался в мой живот. И я не сомневалась, что стоит дать малейший повод или намек — и наг овладеет мной прямо в этой ипостаси тут же в воде или на берегу. 

Тем временем кончик его хвоста пролез в панталоны и добрался до интимного местечка, потом слегка надавил на чувствительную точку и погладил — и меня окатило электрической волной, странным желанием, смешанным со страхом.

— Тебе ведь нравится. Почему же пытаешься от меня убежать? — прошипел наг.

— Отпусти! — испуганно заговорила я. — Ты не можешь... просто так… взять меня… Я не хочу… — терялась, чувствуя на губах его горячее дыхание. — Мне не нравится! И ты мне… не нравишься. Я нахожусь здесь исключительно по необходимости.

— Я уже слышал твою просьбу. Интересно, зачем эльфийской принцессе понадобились наши маги? — с любопытством произнес Шиаллар.

— Это тебя не касается! — окончательно перешла я на неформальный стиль общения.

— Пока не касается… Но это поправимо.

— Что ты имеешь в виду? — Я дернулась, пытаясь вырваться. Но в этот момент наг и сам отпустил меня.

Едва удержавшись на ногах, я принялась искать свои вещи. Руки дрожали от негодования. Мне нужно было снять мокрую сорочку, чтобы надеть платье, но я не могла этого сделать в присутствии нагийского принца.

— Я пока не стану отвечать на ваш… на твой вопрос, — сделал он ударение на слове «твой». — Не забудь подумать над предложением царя. Я с удовольствием покажу тебе красоты Моруании, Ана… риэль, — услышала я голос Шиаллара, а потом раздался всплеск.

Я вздрогнула и резко обернулась, но увидела только, как наг уходит ко дну. Его последние слова… Почему, услышав их, я задрожала?

Все стихло. Я была готова поклясться, что наг исчез из грота, ведь прозрачная вода ничего не скрывала. А потом заметила на глубине темнеющий ход. Значит, этот грот все же соединяется с морем? Так вот как Шиаллар здесь оказался! Решил искупаться, а тут я со своим пением!

Вот же непутевая!

Я готова была расплакаться от досады. Теперь точно знала намерения принца Шиаллара: он не оставит меня в покое и использует любую возможность, чтобы взять в жены. Сказать ему, что ли, что я никакая не принцесса?

Но я не могла. Да и кто бы мне поверил? Даже если бы маги подтвердили перемещение душ, что с того? Это Дуллару я могла признаться, потому что… потому что хотела, чтобы он не чувствовал дистанции между нами. А для остальных я так и останусь эльфийской принцессой, пусть и с чужой душой.

Поняв, что Шиаллар не вернется, я все же сняла мокрое белье и надела платье на голое тело. А потом поспешила к выходу и почти добежала до дворца. Как только нашла обратный путь, не знаю. В своей комнате сняла без помощи служанок платье, надела новую сорочку и легла на кровать.

На губах все еще чувствовался поцелуй Шиаллара, вызывающий противоречивые эмоции. Он так напоминал мне…

Я резко села в кровати, приложив ладонь к бьющемуся сердцу в груди. Нет, не может быть! Я так скучала по орку, что готова была видеть его в любом другом мужчине.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям