0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Анклав (эл.книга) » Отрывок из книги «Анклав»

Отрывок из книги «Анклав»

Автор: Грон Ольга

Исключительными правами на произведение «Анклав» обладает автор — Грон Ольга Copyright © Грон Ольга

Ольга Грон

Квенты Винкроса

Анклав

 

ПРОЛОГ

А вдруг ты неправ? Вдруг это твоё «пророчество» сплошная глупость?

Тогда завтра все мы умрём, но разве смерть чем-то отличается от жизни?»

«Матрица: Перезагрузка»

***

Винкрос… Мир, получивший в результате удара чёрного метеорита связь с Землёй. Катастрофа надолго выбила из колеи жителей мира, канули в лету времена, когда хранители оберегали Винкрос от напастей, да и сами адепты растеряли с поколениями память о том, чем обладали их предки.

Но наступит момент, когда им придётся вспомнить своё предназначение, ибо проснётся Зло, что попало в Винкрос, и тогда погибнет планета, а за ней и Земля, которая связана с этим миром энергетической оболочкой.

Тем временем Винкрос жил по своим законам. Родилась новая цивилизация, образовались государства, появились новые правители, легенды, боги.

И одним из них было королевство, которое более двух веков вело войны, подчиняя весь континент. Но что-то остановило Арниан в бесконечной погоне за властью.

И жил в Арниане князь Стайген ан Эрикс. Настолько выделялись из общей массы претендентов на престол его способности, что король, не имея прямых наследников, завещал трон именно ему. Казалось, чужды этому человеку любовь и сострадание. Роскошь и женщины?! Да лучше война — лишь она удовлетворяла его амбиции!

Но однажды всё изменилось.

Всего несколько слов и мгновений стали для князя ан Эрикса роковыми. Он спешил к Нике, чтобы вымолить её прощение, но даже не представлял, что ждёт его на самом деле. В погоне за счастьем судьба втягивает Стайгена в водоворот опасных приключений, открыв иной мир, новые способности, а с ними и новые проблемы.

 

***

Пушистый снег хлопьями падал на землю Арниана, пряча остатки сухой травы и укрывая белым покрывалом холмы, впитавшие кровь жестоких битв и боль людей. Тишина нарушалась стуком копыт лошади, уносящей вдаль того, кто мог бы всё изменить.

А до Корнела внезапно дошла истина: он догадался, как сложить воедино мозаику, за которой пряталась тайна Винкроса. Он выпрямился во весь рост и цитировал роковые строки в морозную даль, но всадник, стремительно скрывшийся за поворотом дороги, уже не слышал его слов…

 

Земля. Лос-Анджелес.

В тот день, когда Джейк Коллинз, владелец «Aircraft-JC», вёл переговоры с русским партнёром, господином Соколовым, он и не подозревал, как сильно изменится его жизнь. Ведь в это время князь Стайген ан Эрикс уже скакал в Элемар, чтобы поговорить со своей женой, а сама Ника добралась до острова Родников и нашла там магический кристалл.

О такой жизни многие только мечтали, бизнес не давал скучать, женщины были готовы ради Джейка на всё. Но желание найти сестру в тот момент стояло превыше всего, и он думал лишь о Винкросе, воспоминания о котором воскресли после долгого периода забвения. Возможно, эти мысли и помешали понять нечто важное, касающееся его земной жизни. И если бы не внезапное появление мужчины из портала, всё могло бы сложиться иначе.

Джейк застыл на месте от удивления и вдруг заметил на спине незнакомца вышитый золотыми нитями символ — рукоятку меча и полумесяц. Знак врага! Он повернул мужчину на спину, всматриваясь в лицо. Он решительно не понимал, как и зачем сюда забросило арнианца из портала.

Но его появление давало надежду, что связь миров не потеряна окончательно.

Коллинз прислушался к прерывистому дыханию человека, находящегося в бессознательном состоянии. Довольно усмехнулся. Теперь у него есть ниточка, следуя которой он сможет отыскать то, что так хотел вернуть. Его мир. Его Винкрос. И жизнь снова станет прежней. В сердце вдруг родилась надежда, которая разрасталась с каждым мгновением.

 

Земля. Москва.

Как тяжело вспоминать о прошлом!

Словно всё произошло в другой жизни, и не было на самом деле ни Урсула с его золотыми огнями, ни острова Родников, ни мужчины, последний взгляд которого она запомнила навсегда. Приключения казались всего лишь страшным сном, и его нужно было попытаться забыть.

Вот только магический кристалл всё равно напомнит о том, что случилось, а избавиться от него Ника просто не могла.

Кто же она на самом деле: житель Земли, девушка, застрявшая между мирами и потерявшаяся во времени, или хранитель ферры стихий, обладательница великой силы?

Ника и сама не могла этого понять. Ей не хотелось власти там, где не было счастья, ещё и добившись такой дорогой ценой. Её чересчур напугал разговор с человеком, которого она любила больше жизни, но боялась и не могла простить. Зачем князь ан Эрикс вообще прибыл на остров Родников?

Продолжить её мучить?

Но теперь она не узнает ответа на эти вопросы.

Отпуск закончен. Завтра наступит новый день её жизни на Земле. Возвращаться в Винкрос больше не хочется. Требовалось лишь выполнить миссию — и вот, пророчество свершилось, Урсул свободен от захватчиков, в стране новая власть. Дальше повстанцы справятся и сами. А она только здесь сможет забыть об ан Эриксе. Точнее, постарается забыть...

Ника прекрасно понимала, что не могла остаться со Стайгеном, несмотря на те волшебные ночи и на то, что его взгляд навсегда въелся в память. Сказка о безответной любви и войне окончена, впереди реальная жизнь на Земле. Стоит выспаться и выйти на работу, которая поможет отвлечься от тяжёлых мыслей.

Именно так решила Ника в ту ночь, ещё не зная, какие испытания уготовила ей судьба. Ведь то, что случилось было лишь первым шагом в долгом процессе, который уже стартовал.

 

ГЛАВА 1. Новый мир

«— Нельзя поверить в невозможное!

— Просто у тебя мало опыта, — заметила Королева. — В твоём возрасте я уделяла этому полчаса каждый день! В иные дни я успевала поверить в десяток невозможностей до завтрака!»

Льюис Кэролл «Алиса в зазеркалье»

***

Земля. Лос-Анджелес.

Стайген ан Эрикс открыл глаза. Попытался понять, где он вообще находится. Обстановка помещения разительно отличалась от виденного им до того. Он лежал на кожаном диване, его плащ был сложен рядом на стуле. В глаза сразу бросились яркие светильники на потолке и чёрная картина на стене, изображение на которой двигалось само собой.

Всё казалось странным, фантастическим, непривычным.

Голова гудела, во рту пересохло. Последнее, что он помнил, — это Нику и портал в башне на острове Родников. Судя по всему, головная боль именно из-за того падения во время шторма. Он помнил, как его бросило на мачту, и как шторм внезапно прекратился. Потом урсулийский фрегат... Ника в башне... Сияющий портал... И резкий удар.

А теперь он в этой комнате. Вот только где именно он находится?

— Ника, ты где?! — первое, что смог он выговорить. Затем медленно поднял голову и понял, что он здесь не один.

На кресле напротив сидел мужчина в белом костюме с чёрным предметом в руках, который приподнял, как только увидел, что Стайген очнулся.

Какое знакомое лицо! Иттар! Где же он его видел?!

Красивое лицо незнакомца не выражало никаких эмоций. Но когда Стайген попытался подняться, он тут же оживился.

— Откуда тебе известно это имя арнианец?! Отвечай! — строго спросил мужчина на урсулийском языке.

Стайген ничего не понимал. Откуда незнакомцу знаком язык? Или на мифической Земле говорят на нём же? Кто это вообще такой?! Знакомый Ники? Или с ней что-то случилось?

Он сел, подняв было руку вверх, пытаясь убрать упавшие на глаза локоны, как прогремел странный звук, а обивка дивана рядом с его лицом оказалась продырявлена.

Запахло палёной кожей.

— Повторяю вопрос: откуда тебе известно это имя? Это пистолет. Если ты не будешь отвечать, следующая пуля может оказаться в тебе. Поверь, это будет очень больно!

Ан Эрикс покосился на странное оружие незнакомца. Почему-то даже в голову не пришло усомниться в правдивости его слов. Мужчина не поднимался и пытался выглядеть невозмутимым, но Стайген вдруг расслышал в тоне нотки волнения. Он зрительно оценил его. Каштановые с медным отливом волосы. Ростом они примерно одинаковые.

Откуда же чувство, что он его знает?

— Ника — моя жена, — постарался ответить он спокойно, хотя разум разрывался от вопросов. — А ты кто такой? И что я здесь делаю?

— Ты знаешь, меня интересует то же самое. Что ты делаешь в моём доме. И как арнианец может являться мужем Ники.

— Где Ника?

— Я и сам хотел бы это знать, — усмехнулся мужчина. Но странное оружие, стреляющее металлическими шариками, всё же опустил.

Иттар! Откуда ему известно, чем оно стреляло?! Стайген будто почувствовал эту пулю, которая пробила диван насквозь.

Корнел напрягся, решая, что ему делать со странным гостем. Возможно, ситуация давно изменилась, всё же много лет прошло. Почему-то он не испытывал к арнианцу неприязни. Он чувствовал, что незнакомец говорит правду. На мгновение он задумался, какое из своих имён назвать.

— Меня зовут Корнел. В этом мире я Джейк. Ты можешь называть меня и так, и так. Скажи, что вообще происходит?! Я не был в Винкросе много лет. На твоём плаще символ Арниана… Ника твоя жена… — выдохнул Корнел, понимая, что нужно всё-таки сказать правду.

Так он быстрее добьётся информации. Всё же появление арнианца в его доме неспроста.

— Корнел?.. — брови Стайгена приподнялись от удивления.

Он понял, почему лицо мужчины показалось ему столь знакомым. Он ведь видел его портрет, когда попал в замок на острове! Картина на стене. Тот же взгляд, те же черты лица. Конечно, он стал старше и мужественнее, но Стайген даже не сомневался, что перед ним находился урсулийский принц, которого две с половиной сотни лет все считали мёртвым. Как, впрочем, и наследницу.

— Принц Корнел?! Ты её брат! — выдохнул он, рассматривая собеседника уже иным взглядом.

— Именно так. Мы на Земле. Это город Лос-Анджелес. Ника — моя младшая сестра, которую я не видел много лет.

Стайген снова покрутил головой, разглядывая удивительный интерьер. Так значит, это правда! Земля, о которой в Винкросе ходили только слухи. Мифическое измерение, где всё иначе. Но ведь кто-то бывал здесь и раньше, раз пошли те разговоры?

А он противился мысли о существовании иного мира.

Корнел поднялся и сделал несколько шагов по комнате, прихватив свой пистолет. Он всё еще недоверчиво посматривал на арнианца, не зная, с чего начать разговор. Слишком много было вопросов, пока гость лежал без сознания, но теперь все они куда-то испарились.

— Как тебя зовут? — уныло спросил он, понимая, что арнианцу известно о местонахождении Ники ненамного больше, чем ему самому. Но как он оказался на Земле ещё предстоит выяснить.

— Стайген. — Титула ан Эрикс решил пока не афишировать. Нужно сначала разобраться, что в этом мире вообще происходит. — Так значит, ты не погиб, как все полагали, принц Корнел?

— Я погиб? Нет, как видишь, жив здоров. Но ты находился без сознания несколько часов, а мне нужно срочно ехать по делам. Как же всё не вовремя! — Он выругался на неизвестном языке, затем снова посмотрел на Стайгена, почёсывая квадратный подбородок. — Что же мне с тобой делать? Я не могу оставить тебя в своём доме одного. Так где моя сестра?

— Мне тоже хотелось бы это знать. Но придётся рассказывать всё с самого начала, — усмехнулся Стайген.

Интересно, бывал ли принц в Винкросе за прошедшее время и умеет ли он открывать порталы, как и Ника?

— Мои намерения чисты. Я расскажу всё, что случилось. А ты в свою очередь скажешь, что известно тебе.

— Хорошо. Договорились. Не терпится. Но и встречу я отменить не могу, поэтому поедешь со мной, — кивнул Корнел, но его отвлёк странный звук, раздающийся из очередной удивительной вещицы этого мира.

Стайген удивлённо смотрел на то, как принц разговаривает с чёрным предметом, недоверчиво косился на живую картину, на светящиеся круглые звёзды в потолке.

Придётся привыкать к чужой реальности слишком долго.

Тем временем Корнел договорил и положил предмет на стол.

— За мной приехал водитель. Я не могу сказать ему правду, здесь никто не знает о Винкросе. Но есть одна проблема…

— Какая же?

Стайген немного осмелел. Теперь окружающие его вещи не казались такими уж страшными, и он прошёлся по комнате. Выглянул в окно и снова замер от удивления, заметив странную блестящую повозку на колёсах, внутри которой кто-то находился.

— Твоя одежда здесь не годится. Такое тут не носят. Все будут на тебя смотреть, а нам не нужно лишнее внимание.

Стайген и сам был бы не прочь переодеться. Ведь после шторма то, что на нём было надето, выглядело уже не так уж шикарно: рубашка порвана и смята, плащ наверняка не высох после ливня. Потрогал висок — ссадина.

Он поднял вопросительный взгляд на Корнела.

— Что ты предлагаешь?

— Иди за мной. Я дам свою одежду. Мы примерно одного роста, тебе подойдёт, — вздохнул Корнел, посматривая на золотой браслет с круглым прибором. Затем помахал пистолетом, показывая направление и пропуская нежданного гостя вперёд. — Начнёшь рассказ по дороге. Я хочу знать всё, что тебе известно.

— Куда мы направимся? — недоверчиво спросил Стайген.

— У меня, как тебе объяснить… здесь бизнес. — подбирал Корнел слова для описания своего занятия. — Понимаешь, Стайген, есть такое ремесло, которое ты пока не поймёшь. Люди работают, а я ими руковожу. У меня свои цеха по производству частей летательных аппаратов, которые здесь вещь привычная и не удивительная.

— Понятно, чего там непонятного. Ты зарабатываешь на этом деньги, не так ли?

— Однако, ты быстро соображаешь, — язвительно заметил Корнел.

— Не жалуюсь. У меня вообще много талантов. Скажи, люди уже научились летать?

— Я потом всё объясню. Я понял, ты здесь застрял, как в своё время я. Придётся немного адаптировать тебя к этой реальности и правилам поведения. Мне не нужны лишние вопросы. Будешь делать то, что я скажу. Понял? И помни, что я могу убить тебя в любой момент. Меч твой я на время спрятал в надёжном месте.

— Понял, — не слишком довольно ответил Стайген.

Кажется, в этом мире придётся выкручиваться иначе. Но ничего, он тоже раздобудет стреляющую вещицу, как у Корнела. Стоит только осмотреться и понять, что и как.

— Я не буду говорить всем, что ты попаданец из параллельной реальности, — продолжал тем временем Корнел. — Здесь это будет звучать примерно так же, как в Винкросе. Не думаю, что за двадцать лет там многое изменилось.

Двадцать лет?! Стайген обернулся, глядя на принца Урсула, который давно вошёл в историю. Похоже, тот ничего не знал о разнице во времени.

Будет ему сюрприз!

С этой мыслью он усмехнулся.

— Я надеюсь, ты не станешь слишком наглеть, Корнел? — ехидно улыбнулся он.

— Как получится. — Корнел тяжело вздохнул. — Переодевайся. Это твой первый урок на Земле. Постарайся вести себя естественно и не удивляться всему, что ты увидишь. Ты привыкнешь со временем.

Они уже вошли в гардеробную, и Корнел достал чёрные брюки, рубашку и туфли, похожие на те, что были на нём.

— Это местный деловой стиль одежды, поскольку мы едем в мой офис. Надевай, здесь нет ничего сложного. Жду тебя внизу.

 

***

Стайгену действительно удалось быстро разобраться с новой для него одеждой. Из гардеробной он прошёл в ванную комнату, там взглянул на себя в зеркало, увидев совершенно другого человека.

Красивые мускулы перекатывались под короткими рукавами рубашки, и вообще он выглядел весьма странно, хотя не мог сказать, что ему не нравилось. Одежда была лёгкой, не стесняла движений, вот только оружие повесить некуда — это проблема.

Но ведь и оружия пока нет.

Разбираясь с краном, он едва не свернул его, пытаясь понять, как из металлической трубки льётся вода. Затем вытер белоснежным полотенцем с лица засохшую кровь, пригладил волосы, отбросив их назад.

Корнел уже ожидал его внизу. Они вместе вышли из дома, и Стайген снова увидел странное средство передвижения. Но вспомнив совет ничему не удивляться, сделал безразличное лицо и постарался не смотреть на изумлённого водителя. Хотя так хотелось выяснить, как металлическая повозка движется без лошадей.

Внутри оказалось тесновато, но довольно комфортно. Автомобиль, как назвал самодвижущуюся повозку Корнел, развивал неимоверную скорость, и за окном едва успевал мелькать пригород фантастического поселения.

— Это невероятно! — тихо воскликнул Стайген, не выдержав.

Корнел лишь молча кивнул в ответ и едва заметно улыбнулся.

— Мы, кажется, договорились? Спрячь свои эмоции.

— Пытаюсь. — Он замолчал, разглядывая мелькающий за окном город. Они уже поубавили скорость, въехали в центр, где были здания, ни капли не похожие на дома в Винкросе.

Так вот в каком мире жила его супруга! Интересно, где она сейчас находится?

Машина подъехала к высокому зданию, которое принадлежало компании «Aircraft-JC», но Стайген пока не мог этого знать. Его удивлению не было предела, когда они прошли в огромный холл и поднялись наверх в странной кабине, оказавшись на одном из верхних этажей этого высокого строения. А вскоре они и в просторном кабинете с видом на город.

Ан Эрикс присел на диван, пока его новый знакомый располагался за столом.

— Вики, принеси два кофе, — скомандовал Корнел в переговорное устройство, а затем обратился к Стайгену: — Рассказывай! И не вздумай лгать мне.

— И не собирался.  — Он задумался, как верно преподнести принцу правду.

Рассказ начал издалека, ещё со времён старой войны, в которой участвовал Корнел. Про смерть королевской четы упомянул вскользь, заметив, как напряглось при этом лицо мужчины за столом. Стайген неплохо знал исторические факты, но подробности всё же упустил, подходя постепенно к самому главному.

Корнел молчал, стараясь не перебивать собеседника, но и так было понятно, какие эмоции бушевали в нём. Когда Стайген принялся рассказывать о годах, прошедших после войны, Корнел не выдержал. Он поднялся в тот самый момент, когда его секретарша внесла кофе в кабинет. От резкого движения Виктория едва не расплескала напиток, уставилась на обычно невозмутимого Коллинза.

Не в силах вымолвить ни слова, Корнел указал ей на столик у дивана.

— Совещание начнётся через час, мистер Коллинз, — проговорила секретарша, но кофе всё же поставила, бросив напоследок на Стайгена изумлённый взгляд.

— Я не понял, какой в Винкросе сейчас год? — резко спросил Корнел, как только за девушкой закрылась дверь.

— Сто первый год четвёртой эры света, — вздохнул Стайген, понимая причины удивления урсулийского принца.

— Я помню был восемьсот пятидесятый год третьей эры. У нас разное летоисчисление? — всё ещё не веря тому, что слышал, уточнил Корнел, пытаясь успокоиться.

Он не мог поверить в такую временную разницу. Так значит, столько лет прошло! Подумать только, он в Винкросе — давно часть истории, принц которого нет, погибший на поле боя герой, о котором складывают легенды.

Это просто невероятно!

— Нет, — покачал головой ан Эрикс. — Оно одинаково во всех государствах континента. Только в Урсуле время исчисляли от момента, когда была уничтожена Тьма, а арнианцы считают его же от явления Бога Тоарра. Я не знаю, как время течёт в этом мире, но учитывая, что Ника осталась за эти годы молодой, могу предположить, что разница действительно существенна. Я и сам долго не верил.

Корнел ненадолго замолчал, переваривая новую для него информацию. Он морально был готов к любому повороту событий: к поражению в войне, даже к смерти родителей, но не к тому, что между Винкросом и Землёй такая временная разница.

Как хорошо, что Ника жива! Она все эти годы прожила на Земле, а он не помнил прошлого! Почему всё так странно!?

— Мне нужно выйти, у меня важное совещание. Надеюсь, ты ничего не натворишь в моё отсутствие, — выдохнул Корнел, пытаясь прийти в себя после всего услышанного.

— Можешь не переживать, я в своём уме. И понимаю, что без тебя мне не справиться, — покосился Стайген на панораму за окном, где виднелись огромные здания, похожие на башни правильной формы. Ему действительно повезло, что портал не выбросил его к настроенным враждебно людям.

Корнел внимательно посмотрел на арнианца, всё ещё обдумывая, можно ли тому доверять. Одно понятно: он нужен ему для того, чтобы найти Нику и попасть обратно в Винкрос. Видимо, придётся ухватиться за предоставленную возможность. Он набрал по телефону начальника охраны и, не сводя взгляда со Стайгена, приказал не выпускать из здания человека, что приехал с ним, и следить за камерами на этаже — так гораздо безопаснее.

На совещании его мысли то и дело уходили прочь от работы. Корнел думал, что же делать с новым знакомым. Он не успел выяснить всей правды. Но какие бы отношения у того ни были с его сестрой, он не мог упустить возможности использовать появление арнианца.

Нужно выяснить правду, почему тот вообще попал на Землю, как и Ника. Как и он сам много лет назад. И Стайген ан Эрикс сможет ему помочь. И поскольку Корнел понимал, что теперь никуда не отпустит гостя из портала, того нужно было немного осовременить, чтобы на них не косились все знакомые и незнакомые. Лично ему потребовалось пару лет, чтобы привыкнуть к новой реальности. Интересно, сколько потребуется арнианцу? Ведь он необычен, Корнел чувствовал это, хоть и не мог объяснить свои ощущения.

Когда он вышел из зала совещаний и вернулся в кабинет, Стайген стоял, сложив руки на груди, рассматривал город за окном. Нахмурив брови и сжав губы, он внимательно следил за автомобилями, движущимися по трассе неподалёку от офиса.

— Поехали, — бросил Корнел, захватив свой пиджак.

— Куда? — повернулся Стайген.

— Как куда? В ресторан, обедать. Ты знаешь, я тут подумал, нужно провести тебе экскурсию по городу, чтобы ты не пугался каждого автомобиля. А ещё стоит начать изучать местный язык и… — он окинул взглядом причёску арнианца, волосы которого спускались ниже плеч, — постричься. Конечно, здесь есть люди, которые носят длинные волосы, но в моей компании ты выглядишь, мягко говоря, необычно.

Стайген задумчиво запустил руку в шевелюру, к которой привык с юности.

— Хорошо. Но это вовсе не значит, что я стану идти на поводу всех твоих прихотей, принц…

Когда они выходили из здания, работники компании с интересом рассматривали, как шеф разговаривает на странном языке с мужчиной, похожим на киноактёра. Но они уже привыкли ничему не удивляться. Тем более, все давно знали, что Джейк Коллинз владеет не одним иностранным языком. Корнел же не обращал на них никакого внимания, сосредоточившись на своём новом знакомом.

— Заедем в магазин, поищем диски с изучением английского. Потом к знакомому стилисту. А затем в ресторан, где и продолжим разговор. Постарайся вести себя естественно. Насколько получится.

Стайген молча кивнул головой.

Они уселись в автомобиль и тронулись. Он уже не пугался города. Какая разница, какие здесь дома и повозки, если люди те же? Теперь он разглядывал своего спутника, прикидывая, сколько тому лет. Понятно, что он старше его лет на пять, как он мысленно подсчитал возраст принца. Однако, у брата и сестры есть заметное сходство, хотя Корнел больше походил на своего отца, Рэйдена.

Ан Эрикс уже подготовился к переменам, потому как падать в грязь лицом не любил больше всего. Если нужно походить на жителя этого мира, он постарается сделать всё возможное, чтобы его не рассматривали как музейный экспонат. Понаблюдает за поведением, за жестами людей, выучит язык.

Уж если это удалось Корнелу, то почему бы и ему не попробовать?

Пару часов пролетели стремительно. Он смотрел. Изучал. Пытался быть таким же, пока они заехали в торговый центр, где было слишком много людей. Ни дать ни взять, большой рынок, только товары другие! И как ни странно, никто не ходит с оружием. Или все тщательно прячут свои стреляющие штуки в сумках? Да и не продаются нигде эти пистолеты. Вот это задачка! Ни мечей. Ни арбалетов. Ничего! Он задержал было свой взгляд на витрине с кухонными принадлежностями, заметив там нож. Но его тут же отвлёк Корнел.

— Идём в салон. Я договорился, нас там ждут. У тебя ещё будет возможность полюбоваться местными красотами, — потянул его Корнел в ближайший лифт, в котором, помимо них, находилось человек десять.

Стайген смотрел на них с высоты своего роста и думал, что он здесь делает и почему не попал в то же самое место, что Ника. Как его вообще занесло к Корнелу? Это что, очередная издёвка судьбы?..

В странном заведении — как выяснилось, цирюльне — девушка в возмутительно короткой юбке и рубашке, в вырезе которой можно было рассмотреть груди, внимательно изучила лицо странного клиента. Затем предложила несколько вариантов причёсок. Не понимая, о чем она беседует с Корнелом, он просто ткнул на первую попавшуюся картинку, не сводя при этом изумлённого взгляда с декольте работницы.

Ну и мир! Неужели здесь все ходят полуголыми, привлекая внимание мужчин? Если бы его супруга появилась в таком виде на людях, он бы просто закрыл её на замок и больше никуда не выпустил.

Она же набросила халатик и принялась за работу. Стайген чуть наморщился, когда она случайно задела вчерашнюю рану на виске, которую по просьбе Корнела тут же обработали и заклеили странной лентой.

Длинные локоны падали с плеч, как частички прошлого, с которым расставался Стайген. Он не сожалел, зная, что вырастут новые. Какая уже разница?! Он и так потерял всё — королевство, власть. Осталась лишь надежда найти Нику, а там будет видно, что делать дальше.

Девушка ловко орудовала ножницами на его голове, наносила шипящую пену, брызгала из странного флакона. Затем развернула кресло к большому зеркалу и что-то спросила, улыбнувшись. По интонации он догадался: она спрашивает, нравится ли ему. Он молча кивнул головой. Кажется, ему действительно шло. Квадратный подбородок, стальной взгляд подходили к новому образу. Теперь он практически не отличался от местных мужчин.

После того они с Корнелом прошли по торговым точкам, подобрав ещё несколько вещей гардероба, пакеты с которыми забрал водитель. В довершение всего Корнел приобрёл для нового знакомого тёмные очки и телефон. Когда они сели в машину, он здорово повеселился, глядя как арнианец пытается включить аппарат, не зная, с какой стороны его взять.

Вскоре они сидели за столиком в ресторане. Корнел сам сделал заказ. В этот момент маска его беззаботности спала. Здесь никто не слышал их разговора, и он весь превратился во внимание.

— Я хочу, чтобы ты продолжил! — строго произнёс он.

Стайген вздохнул, самый странный период жизни.

— Я рассказывал о войне с Крайгором, — вспомнил он, признавшись, кем на самом деле являлся в своей стране.

— Да, — кивнул Корнел. — Я никогда не бывал там, но много слышал об этом королевстве. Необъятные просторы, бесчисленные леса и реки. Лучшие охотничьи угодья.

— Верно. Места там красивые, — согласился Стайген, который знал северное королевство, как никто другой. — Мы взяли его, хоть и с большими потерями. Мой король, покойный Хальдремон, стал совершенно иначе относиться ко мне после тех событий. У него не было своих детей. Через несколько лет меня назначили в Урсул. Там уже начиналась очередная волна восстания, и я должен был контролировать, чтобы ничего не произошло. Моего предшественника убили стрелой из арбалета по пути из Элемара в Тармену. Большая часть войск базировалась в Кванте. Но я упустил одну важную деталь…

— Какую же? — серьёзно спросил его Корнел, уже понимая, кто перед ним находится.

— Огненные горы, — выдохнул Стайген. — Там невозможно было проверить все точки, каждый холм, каждую дорогу, деревню, гору. На это бы ушли годы, которых у меня не было. Я намеревался заняться ими, но так и не успел…

Корнел внимательно слушал. Он старался не перебивать Стайгена, знал, что от его злости уже ничего не изменится. Делать поспешных выводов не хотелось. В их ситуации горькая правда была важнее сладкой лжи.

Им принесли заказ. Корнел ненадолго замолчал, пока официант расставлял блюда.

— Бери, что видишь. Местный этикет не особо отличается от нашего, точнее уже вашего, — уточнил Корнел и подал Стайгену бокал с вином.

— Давай, я продолжу. Не стоит терять время. Я хочу, чтобы ты выслушал мою историю до конца.

— Ты думаешь, мне не интересно? Я только этого и жду, — сверкнул глазами Корнел.

Стайген начал неприятную и одновременно самую захватывающую часть повествования. Он дошёл до знакомства с Никой. Впервые в жизни он кому-то рассказал, как отобрал у пьяных солдат девушку со спутанными волосами. Как посадил её в дворцовую тюрьму, всю ночь гадая, почему она так похожа на королеву с портрета. Рассказал про пророчество, найденное в той же тюрьме при реконструкции.

— Я знаю о пророчестве, — сообщил ему Корнел, глотнув вина. Хотелось напиться, чтобы не думать о всём случившемся, но он не мог позволить себе расслабиться. Не сейчас. — Стихи написал Сандор, за те крамольные слова отец посадил его в тюрьму. Ничего не предвещало войны, а тем более такой долгой. Это казалось просто нереальным. Но об этом потом. Пока я хочу услышать продолжение твоей истории.

Стайген вздохнул, попробовал напиток, который предложил ему принц. Однако, недурно! Он рассказал о своих сомнениях, о причинах, по которым забрал к себе Нику, о визите короля и его приказе жениться. Он не торопился, подбирал слова, чтобы Корнел не увидел в его действиях ничего плохого.

— И ты действительно хотел жениться на моей сестре? — приподнял брови Корнел.

Стайген задумался.

Как верно ответить на вопрос, который он не раз задавал сам себе?

— Я не мог представить рядом с собой другую женщину. Я любил Нику уже тогда, боясь себе признаться в этом. Но, как выяснилось позже, её планы разительно отличались от моих. Перед поездкой я твёрдо решил забрать Нику в Тармену, сделать из неё настоящую королеву. Однако, стоило мне только уехать, она тут же оказалась с повстанцами, которые к этому времени хорошо подготовились. Они знали всё! Знали, где находится оружие, где и сколько солдат. Все мелочи, которые знал только я, стали известны и им. Это сыграло немаловажную роль в успехе восстания. Именно Ника предоставляла им всю информацию. Когда я понял это, то сильно обозлился на неё. Но я тогда не думал, каково ей быть пленницей в собственном доме. Я считал её предательницей. До того момента я думал, что всё знаю о моей жене. Но я жестоко ошибался… Не пойму одного, как Ника заставила народ поверить в то, что она действительно наследница Урсула?

Стайген замолчал, вновь переживая все те события, а настроение Корнела заметно улучшалось с каждой фразой.

— Ай да Ника! Достойная дочь своей матери! — воскликнул он, узнав в рассказе ту самую девчонку, которая когда-то никому не давала соскучиться своими шалостями. — Продолжай! —попросил он.

Стайген описал возвращение в Тармену, шокирующую новость о восстании, обратную поездку в Орнел. Захват Барта. Не забыл упомянуть, как повстанца пытали в подвале Белого замка. Дошел до послания совета. Все эти события проносились в его мыслях по-новому. Сколько раз он вот так прокручивал их, пытаясь найти ответы на свои вопросы! И нашел ли сейчас? Он будто заново переживал все неприятности: ночной разговор на улице, покрытой слоем пепла, где Ника призналась ему в любви…

Голос Корнела вернул его в новую реальность. В глазах принца блеснул живой интерес.

— Так извержение вулкана тоже результат ее магии? — спросил он и добавил: — Наша мать не имела такой силы. Весьма любопытное использование ферры стихий. В истории королевства не было ни одного упоминания о подобном явлении.

— Я не знаю, — вздохнул Стайген. — У меня появилось такое предположение, но я же не верил в магию королев Урсула. Но это действительно не могло быть совпадением. У тебя тоже есть эта сила?

— Нет. Я не обладаю никакой феррой. И понятия не имею, кто мог открыть портал на Землю в тот момент, когда меня ранили. Я ведь потерял память, пришлось начинать жизнь заново, с чистого листа. Теперь, когда я вспомнил, предполагаю, что это могла сделать Оливия, но не уверен… Она бы не оставила меня. Так чем всё закончилось?

— Я вернулся в Тармену и отказался от трона. Хотелось сдохнуть. Но откуда-то взялись новые силы. Я вдруг понял: ещё есть шанс что-то изменить. Мне нужно было попытаться вернуть Нику, заставить поверить в мои чувства. Я поехал в Элемар, в надежде поговорить с ней, но её там уже не было. Она сбежала на остров Родников, чтобы только меня не видеть.

Внезапно Корнел оживился и даже улыбнулся.

— Остров Родников? Я бывал там в юности, водил туда корабль. Неимоверной красоты место! Моя мать мечтала провести там свою старость. А после рождения Ники мой отец приказал лучшему мастеру страны выполнить семейный портрет, который ты и увидел.

— Да, картина действительно внушительна. Я ведь видел ее, поэтому и узнал тебя сразу. Мы с командой корабля чуть не утонули. Но гроза дала нам передышку, и мы смогли добраться до острова живыми. И тогда я заметил замок на берегу. Я поднялся к Нике, но она в это время уже открыла портал. И исчезла. Я попал в него через несколько секунд. Но как видишь, мы с ней оказались в разных местах. Я понятия не имею, почему появился у тебя.

— Потому что я думал о ней в тот момент. — Корнел прикрыл глаза, пытаясь представить себе межмировой коридор. Хотел понять, как он вообще работает. — Мы вместе думали о ней. Я пока плохо понимаю свойства портала, но он подчиняется каким-то законам. Так где же может находиться Ника?

— Представь себе, нас интересует один и тот же вопрос. Где она? Если она не захочет вернуться, я пойму. Но я должен сказать ей всё то, что теперь знаешь ты. — Он замолчал, залпом осушил бокал, провел рукой по своей новой причёске и горько усмехнулся. — Не знаю, сколько времени пройдёт в Винкросе. Что случится за это время, попаду ли я назад?

— Да уж, — выдохнул Корнел, а затем последовал примеру арнианца, выпив всё до дна. Задумчиво покрутил в руке пустой бокал.

Задачка была не из лёгких. Но ведь и цели сводились к одному и тому же — найти Нику и вернуться в Винкрос.

Похоже, арнианский князь не лгал. И он действительно любил его сестру. Всё остальное он сможет спросить у Ники, когда найдёт её.

— Послушай… Стайген ан Эрикс. У меня достаточно средств и влияния в этом мире. Я пока не представляю, где нам искать Нику, но главное верить — и всё получится. Ты постараешься вспомнить всё, что сможет навести нас на след. Я понял одно из свойств портала — он открывается в том месте, где тебя ждут. Он чем-то сходен с мыслью. Ника попала к повстанцам, которые ждали её. В свою очередь ты попал ко мне. Но ведь она где-то жила на Земле все эти двадцать лет?! У неё наверняка есть друзья, знакомые. И я не думаю, что они знают, кто она на самом деле. Но есть проблема другая — на Земле проживает больше семи миллиардов человек… — Корнел налил вина, отпил и снова задумался. — Поехали в офис. У меня ещё одна важная встреча. Но мы не опустим рук. Я найму репетитора, чтобы ты быстрее изучил язык. Постараемся за короткий срок сделать из тебя настоящего жителя Земли.

 

***

Утро после возвращения из Винкроса… Как же одиноко в пустой квартире. Как же болит голова…

Кофе! Здесь должен быть кофе!

Эта мысль заставила Нику подняться и пойти на кухню. Она открыла шкафчик, словно в тумане, всё ещё не веря, что попала обратно на Землю. Вот и кофе, из старых запасов. Молотый. С тем самым запахом. Да что говорить, здесь и месяца не прошло. Что с ним станется?

Дрожащими руками зарядила кофеварку. Аромат, по которому она соскучилась за долгое время, слегка взбодрил. Таблетка от головной боли помогла избавиться от неприятных ощущений.

Ника глотнула кофе и задумалась. Она снова на Земле. Нужно начинать жизнь заново. Время лечит. Она просто переживёт весь тот кошмар. У неё пока есть деньги, ведь машину так и не купила. Да и на работу можно выйти. Вот уж провела свой отпуск…

Только мобильного телефона так и не нашла. Но ведь он точно оставался дома, когда она сбежала!

Влад! Наверняка он побывал здесь в ту ночь. Даже почти год спустя Ника помнила все подробности того жаркого июльского дня. Придётся звонить ему. Вот только оправдываться не хочется, как и объяснять, где она была всё это время. И хорошо, если он не вспомнит про своё предложение.

Взгляд Ники упал на компьютер. Интернет не оплачен, но это не беда. Недолго думая, Ника оделась и вышла. Добралась до ближайшего отделения терминала в торговом центре, оплатила счёт. Везде сновали люди — город жил в своём бешеном ритме. Как же непривычно после Винкроса…

На мониторе загорелось окошко видеозвонка. Рука дёрнулась, но Ника всё же набрала Влада. Он в сети — вероятно, на работе. Его лицо появилось на экране почти что в следующую секунду — удивлённое, чуть растерянное. Влад находился в своём кабинете.

— Ника?! Неужели?

— Привет, Влад, — тихо произнесла она, пытаясь сохранять спокойствие. — Ты был у меня дома. Где мой телефон?

— Это всё, что тебя интересует? Да я искал тебя везде, подключил все связи. Если ты не хотела выходить за меня, стоило так и сказать, — взорвался мужчина, когда пришёл в себя.

— Я не буду объясняться. Прости. Мне нужно было уехать, — оборвала его Ника.

— Твой телефон у меня. Когда ты исчезла, все думали, произошёл несчастный случай. Или преступление. Тебя искали у родителей, друзей. Я чуть с ума не сошёл, гадая, что с тобой. Всех подняли в поисках. Теперь ты просто просишь отдать телефон?

— Между нами всё кончено. Я была у друзей, которым срочно требовалась помощь. Я не буду оправдываться. Просто заберу свои вещи. Больше мне от тебя ничего не нужно, — с придыханием выдала она, предвидев эту реакцию заранее.

— Встретимся вечером. В сквере у твоего дома. В восемь буду на месте.

— Вот и договорились, — попыталась Ника изобразить улыбку, но выходило из рук вон плохо. Конечно, он сразу заметил это.

— Только без опозданий и новых фокусов. У меня есть и другие дела.

Экран погас. И Ника выдохнула с облегчением. Вот и объяснились. Осталось решить вопросы, накопившиеся за месяц её отсутствия.

В назначенное время она ждала Влада на скамейке парка. Он подъехал на машине, которую оставил на парковке неподалёку. Однако, ничуть не изменился — всё такой же самоуверенный. И чем он ей вообще раньше нравился, ведь совсем не в её вкусе?

Ника вздохнула, собираясь с мыслями, пока Влад присел рядом. Он немного помолчал, пытаясь подобрать слова, затем произнёс:

— Я не ожидал от тебя предательства. Я объездил весь город, обратился к знакомым в полицию. Но всё безрезультатно. Ты хоть раз подумала, что я чувствовал в тот момент?

— Подумала, — отрезала она. — Давай мой телефон. Так значит, в полицию заявления никто не писал?

— Нет. — Он подал ей пакет, достал из кармана связку запасных ключей от её квартиры. Отвернулся, смотрел на свою машину. Похоже, нервничал и куда-то торопился.

Она взяла вещи, поднялась. Повернулась к Владу.

— Прощай, — просто ответила она.

Что же, одной проблемой стало меньше. Осталось выйти на работу. И тогда жизнь вернётся в прежнюю стезю.

Утро следующего дня настало скоро. Она проснулась рано, выглянула в окно. Небо затянулось тучами, моросил мелкий дождик — похоже погода испортилась на весь день. Ника даже почувствовала, как ладони теплеют, как по рукам разливается ферра, её магическая сущность.

Нееет! Она никогда не станет применять свою силу на Земле. Слишком опасно. Она ещё помнила те разрушения во время битвы под Орнелом.

Прихватив зонт, Ника выбралась из дома. Вызвала такси, чтобы не добираться с пересадками общественным транспортом. Стоило подумать о покупке личного автомобиля, но это не сегодня — для начала она узнает, чего ждать на работе. Они не попали в пробку — повезло. Через час Ника уже находилась в офисе редакции «Бизнес-Экспресс». Она шла, поглядывая на недоумевающих сотрудников, до которых уже донеслись сплетни о её исчезновении. Такое чувство, что её никто и не ждал увидеть. Вот шеф-то удивится, что она жива и здорова.

К Груневскому Ника не испытывала неприязни, хотя порой он любил повысить голос без видимой на то причины. Некоторые причуды начальника уже не удивляли подчинённых, хотя все старались быть настороже — в любой момент от него можно было ждать подвох. Невысокий, средних лет мужчина с тёмными волосами и бородкой в стиле Николая Второго, Иван Петрович Груневский был известен, как человек скандальный и непредсказуемый. Иногда он менялся, становился приторно-добрым — это означало то, что ему что-то вскоре понадобится.

Но дойти до кабинета она не успела. Перед дверью догнала Марина — та самая брюнетка.

— Ника, нам срочно нужно поговорить! — позвала она.

Ника обернулась, с удивлением глядя на подругу, которая в свою очередь смотрела на неё, как на привидение. Словно и не четыре недели прошло, а несколько лет миновало.

— Привет! Что за срочность?

— Отойдём, — потянула брюнетка в холл, где никого кроме них не было. — Влад… Ты снова появилась… И он… Знаю, вы вчера встречались… — терялась Марина.

— И что такого? — ничего не поняла Ника. — Да, мы встречались, и я забрала у него свои вещи.

— Я хочу, чтобы ты навсегда исчезла из его жизни. На прошлой неделе он сделал мне предложение. Я жду от него ребёнка, — выпалила брюнетка.

— Что?! — Ника с удивлением уставилась на подругу, не зная, плакать ей или смеяться.

Неужели та на самом деле думает, что Влад ей нужен? Боится, что он вернётся? Однако, если то, что сказала Марина, правда, и она действительно беременна, значит, Влад изменял ещё тогда, до её исчезновения.

Как же подло с их стороны!  Спал с её подругой, и при этом решился сделать предложение в её же присутствии.

— Недолго же страдал. Стоило исчезнуть, как он тут же нашёл мне замену, — съязвила она, желая прекратить разговор, от которого на душе появился неприятный осадок с привкусом горького дыма предательства.

— Ты всегда была первой. Все парни обращали внимание лишь на тебя. И я не понимаю, почему так. Ты замкнутая, со странным характером.  Социофоб! Ты всегда сама по себе. И при этом мужчины от тебя без ума. Наверное, я чего-то не понимаю, — надрывалась уже бывшая подруга.

— И даже не пытайся понять, — холодно бросила Ника в ответ. — Забирай своего Влада и передай, чтобы больше никогда не звонил. Я ещё и страшна в гневе. Удачи вам! — со злостью добавила она.

Прошла мимо рыдающей у окна брюнетки, ворвалась в приёмную шефа, сверкая глазами. Это же надо… Кругом одни предатели! А ведь Марина сказала правду. Социофоб! Ника даже иронично усмехнулась. Она просто одинока, и вряд ли что-то изменится. Потому как это не её жизнь и не её мир. Как и в Винкросе ей больше нет места — всё кануло в прошлое. Там остался только ан Эрикс, к которому она испытывала смешанные чувства и до сих пор гадала, что случилось с ним после её исчезновения. Она помнила, что он успел отказаться от претензий на трон Арниана. Что же… Пройдёт время, он одумается, вернётся в Тармену. Их пути разошлись окончательно и бесповоротно ещё в ту ночь на улице Орнела.

Груневский находился у себя. Увидев Нику, он даже как-то обрадовался. Выпрямился в кресле. Приосанился. Тёмные глаза под широкими бровями довольно сверкнули.

— Вероника! А мне тут одна сорока нашептала, что ты не вернёшься. Но я не сомневался, что увижу тебя. Есть деловой разговор.

Ника присела в кресло, внимательно глядя на шефа.

— Ты ведь помнишь, я обещал тебе новую должность? Я перевожу на твоё место Марину Артемьеву. С этого дня ты — начальник отдела. Заодно возьмёшь руководство над нашим веб-сайтом.

— Вы представляете, сколько это работы? — смекнула Ника, что на неё хотят повесить двойную нагрузку.

— Но ведь и зарплата соответствующая, — показательно добродушным тоном успокоил шеф. — С сегодняшнего дня займёшь новый кабинет, вместе с Ириной Сергеевой.

— Хорошо, — кивнула Ника.

Работы, конечно, прибавится. Но в ней есть плюсы: меньше времени останется на страдания и размышления, что было бы, если бы она поступила иначе. Именно работа поможет отвлечься и не думать о странном стечении обстоятельств и опасном непредсказуемом, но при этом любимом арнианце, оставшемся в другом мире, в её прошлом, в кратком отрывке её земного существования. Даже если когда-нибудь, через несколько лет она вернётся в Винкрос, там уже не будет Стайгена ан Эрикса. Он останется только в истории, как и принцесса из пророчества, которая освободила Урсул.

 

***

Теперь у Стайгена появилось новое занятие — он изучал местный язык. Корнел нанял ему лучшего репетитора — строгую женщину в возрасте, которая не задавала лишних вопросов, за что ей были заплачены немалые деньги. Она, начиная с картинок, объясняла всё мужчине, как маленькому ребенку. Занятия длились по несколько часов в день, но для ан Эрикса это не представляло сложности — он мог работать и дольше.

У Стайгена были отличные способности к языкам — он знал это всегда. Теперь же это просто подтверждалось. Через несколько дней он уже мог объясняться с Корнелом на простейшем английском, тот в свою очередь поправлял ошибки.

Днём Корнел был в офисе. Поняв, что арнианец адекватен и не слишком опасен, он просто оставлял его дома, а сам занялся неотложными рабочими вопросами. Чтобы иметь возможность связаться, он научил ан Эрикса пользоваться мобильным. И теперь Стайген в любой момент мог позвонить Корнелу.

Впрочем, без казусов тоже не обходилось. С появлением в его доме гостя из Винкроса, Корнел вдруг обнаружил пропажу ножей на кухне, которые потом стал находить в неожиданных местах. Когда он задал вопрос ан Эриксу, тот с удивлением уставился на него, а затем заявил:

— Можешь просто вернуть мне мой меч. Я не уверен, что на твой дом не нападут разбойники. Уж слишком тонкие стены, такие можно легко пробить. Ты мне не веришь? — замахнулся он кулаком, чтобы доказать свои слова.

— Не надо! — едва остановил его Корнел. — Это ведь не замок из камня. И если что-то случится, сразу приедет полиция.

Стайген сложил руки на груди, не доверяя принцу. Но охоту за оружием на время прекратил. Теперь он выяснял, какими функциями начинен его телефон и как быстро вызвать полицию. После двух ложных вызовов, когда Стайген вдруг решил проверить оперативность работы служб, Корнел попросту пригрозил отнять у него телефон.

Через несколько дней после их первой встречи в дом Корнела приехал странный мужчина в очках. Принц назвал его художником, но на деле невысокий худощавый юноша в синих джинсах никак не походил на художника в представлении Стайгена. Но зато он принёс с собой занятную вещицу, которую Корнел назвал графическим планшетом. Стайген видел подобное в офисе компании, но не понимал назначения гаджета.

— Он позволяет делать рисунки, которые передаются в компьютер в цифровом формате, — тут же пояснил ему Корнел.

— Когда ты наконец перестанешь выражаться непонятными словами? Я никогда не смогу это понять, — тяжело вздохнул Стайген, недовольно посматривая на Корнела.

— Это не обязательно понимать. Нужно просто пользоваться благами цивилизации и изобретениями, — улыбнулся Корнел.

Несколько часов ушло на то, чтобы нарисовать портрет со слов Стайгена. Он всё так же чётко помнил образ Ники, будто она находилась рядом. Представлял детали: высокие скулы, яркие большие глаза, красиво изогнутые брови, чуть вьющиеся каштановые волосы оттенка тёмной меди, круглый подбородок с маленькой ямочкой. Несколько раз приходилось начинать заново, прежде чем результат устроил Стайгена.

Корнел рассматривал картинку с большим интересом. Почему-то именно так он и представлял Нику на сегодняшний день.

— Она очень похожа на мать, только черты лица более резкие и скулы выше. Скорее, как у папы, Рэйдена, — тихо произнёс он, глядя на портрет.

— Она действительно похожа на мать, — согласился Стайген, когда парень ушёл, получив деньги за работу и молчание. — Ты ведь помнишь, что я видел портрет Оливии.

— Да, — кивнул Джейк. — И Ника очень красивая.

— Как же мы найдём её?

— Это уже сложнее. Определим круг поисков. Начнём с Северной Америки, потом рассмотрим другие континенты и страны. Возможно, девушка с такой внешностью может проживать в Европе. У меня остались кое-какие связи. Есть тот, кто нам поможет.

Стайген всё держал в руках портрет Ники. Она получилась как живая: с той же таинственной улыбкой, с распущенными волосами. Его единственная любовь. Та, ради которой он изменился сам. Без неё он не вернётся в Винкрос. Да и сделать это всё равно невозможно.

— Я тут подумал, — внезапно прервал его размышления Корнел. — Не стоит тебе оставаться одному дома. Язык лучше изучать на деле, общаясь с людьми. Завтра я возьму тебя с собой в офис. Проверим, какими уникальными способностями ты ещё обладаешь.

Выезжать Стайген уже не боялся. Привыкнув к многочисленным автомобилям и жизни большого города, он просто присматривался к людям. Всё казалось, в толпе он вот-вот увидит её… Потом понимал, что это всего лишь наваждение, но и избавиться от него никак не мог.

На следующий день к ним приехал Пол Баркли. Он начал разговор ещё с порога.

— Джейк, кого ты собрался искать на сей раз?

Он вдруг насторожился, поняв, что они не одни. Медленно повернулся, заметив высокого брюнета с волевым квадратным подбородком, который сидел, забросив ноги на стол, и держал в руке бокал.

— Кстати, это Стайген, муж мой сестры. Он плохо говорит по-английски. Ты ведь помнишь, что я не мог найти своих родных? Ситуация изменилась. Я вспомнил, кто я такой.

— Неужели? Из-за этого ты и летал в Нью-Йорк? — показательно безразличным тоном поинтересовался Пол, пройдясь по гостиной.

— Да, в общем-то, из-за этого.

— Профессора Моргана убили, — выдал вдруг Пол Баркли, повернувшись к Джейку. — Это случилось через пять дней после вашей встречи.

— Что?! Но почему? — округлились зелёные глаза Корнела.

— Видимо, он что-то знал. Но можешь не переживать. В список подозреваемых ты не попал…

— Кто же мог это сделать?

— Полиция разберётся. Мало ли, в чём он ещё замешан, — пожал плечами Пол, затем присел в кресло, с интересом поглядывая на «родственника» Джейка Коллинза. — Ты ведь меня зачем-то позвал, не так ли?

— Верно. Мне нужно отыскать мою сестру. Только есть одна существенная проблема: мы понятия не имеем, где она может находиться.

— Это как? — ничего не понял Пол. — Хоть какие-то зацепки есть?

— Есть. — Джейк протянул ему портрет. — Её зовут Ника, ей примерно двадцать пять. Возможно, живёт под другим именем. Больше ничего не известно. Найди мне толкового детектива. Я оплачу все расходы.

— Красивая. А она похожа на тебя, Джейк. — Пол посмотрел на друга с неприкрытым удивлением. — С тобой всё в порядке? Ты ничего не знаешь? Она точно твоя сестра?

— Точно. Сложно всё объяснить, — тяжело вздохнул Корнел.

— Тогда как сможем найти её? Я просто не представляю это возможным. В какой стране искать хотя бы? Я пробью доступные мне базы, но результата не могу гарантировать.

— Пол, сделай, прошу тебя. Начни со Штатов, потом будем думать дальше. Сколько времени это займёт?

— Дай мне пару недель, я попробую что-нибудь выяснить, мой сумасшедший друг. Налей-ка мне тоже стаканчик виски и расскажи подробнее всё, что тебе известно об этой девушке.

— Она недавно отсутствовала дома около месяца. Возможно, кто-то подавал в розыск, — вспомнил Джейк.

— Можно попытаться использовать, но не факт, что получится, — отбросил Пол идею друга.

— А ты всё же попытайся. Мне кажется, это как раз и есть зацепка.

Пол ещё раз посмотрел на Стайгена. Тот выглядел невозмутимым, но что в этот момент творилось в его душе, никто не знал. Стайген уже достаточно представлял масштабы Земли, чтобы ощутить невозможность выполнения задачи, и ему от этого становилось не по себе.

Корнел достал из мини-бара ещё одну бутылку виски и подошёл к другу.

— Будет ещё одна просьба. Сделай документы этому человеку. У тебя же остались связи? Нужен паспорт, водительские права, страховки…

Пол задумался, ошеломлённо глядя на Корнела.

— Джейк, ты в своем репертуаре. На какое имя документы? Вы, кстати, точно из этой Вселенной? Вы что, из космоса взялись? Откуда вы все, друг мой? — удивлённо спросил он.

— Ты почти прав, дружище, — с иронией ответил Корнел, наполняя бокалы. — Можешь официально считать нас инопланетянами. Может, тогда ты перестанешь задавать вопросы, на которые нет ответа, и займёшься делом. Только не надо сдавать нас спецслужбам для опытов. А насчёт нового имени я подумаю на досуге.

 

***

Время в безрезультатных поисках уходило неумолимо. Счёт дней потерялся. Каждый новый день начинался со звонка частному детективу. Но никаких новостей не поступало. Чтобы не терять время, а заодно обучить арнианца пользоваться интернетом, Корнел предложил ему просматривать соцсети. Но через несколько дней понял, что это бесполезное занятие. Девушек в разных странах с именем Ника, Вероника, Доминика и прочих оказалось столько, что можно было потратить на поиски всю жизнь.

Однажды Корнел вернулся домой не в лучшем настроении, застав Стайгена за компьютером.

— Что случилось? — повернулся к нему ан Эрикс.

Корнел бросил пиджак на спинку кресла, присел рядом.

— Проблемы на работе с иностранными партнёрами. Мне бы твоё умение убеждать людей!

— Заметил? — усмехнулся Стайген.

— Ещё бы, — ухмыльнулся Корнел. — Я просто молчал. Поражает, как тебе это удаётся.

— Но я не помогу тебе с решением твоих проблем, — заметил Стайген, изогнув бровь. — Не забудь, что я ничего не знаю о твоей работе.

— Почему же? — хитро прищурился Корнел. — Ты уже неплохо говоришь по-английски — это раз. А во-вторых — не надо тебе ничего знать. Будешь делать лишь то, что я скажу. Попытаемся использовать твои способности в деле. Нужно же тебе хоть как-то отрабатывать моё гостеприимство.

Корнел громко расхохотался на этих словах. Однако Стайген шутку так и не понял.

— Я могу уйти, ты прекрасно это знаешь. Есть лишь одно, что я умею делать без проблем — воевать. Всё остальное слишком сложно.

Корнел успокоился, подняв уже серьёзный взгляд на Стайгена.

— Вообще-то я не совсем пошутил. Моя компания входит в состав крупного холдинга. Я тебе уже объяснял, что это такое. Мы лишь изготавливаем оборудование для систем управления и производим их установку. Я не занимаюсь двигателями и другой технической оснасткой, у нас узкая специализация. Как бы тебе объяснить доступно? — задумался он. — В самолёте имеются такие механические мозги, которые отвечают за его способность правильно функционировать. Вот у тебя же есть мозг, и он умеет думать. Однако ты понятия не имеешь, как он работает. Тебе достаточно лишь того, что есть результат. А теперь примени то же самое, но к самолёту.

— Что ты хочешь этим сказать? — напряжённо спросил Стайген.

— Я лично объясню принцип работы. И не нужно лезть в то, что тебя не касается — это будут делать другие. Я научу лишь тому, что сможет пригодиться. Я так понял, с экономикой у тебя проблем нет, ты прекрасно разбираешься в этой области. Слушай, дружище, а это талант, — снова рассмеялся Корнел. — Кстати, вчера мне передали новый паспорт. Теперь твоё имя — Стивен Эрикс. Привыкай.

— Не слишком хорошо звучит, тебе не кажется? — слегка возмутился Стайген.

— Просто отлично. Придётся временно пользоваться.

— Так что мне делать теперь?

— Завтра я всё же возьму тебя с собой. Заодно язык подтянешь. А если будут задавать вопросы — можешь ссылаться на меня. И вообще, говори, что ты мой дальний родственник. И знаешь… — Корнел вдруг замолчал и задумался.

— Что ещё? — сверкнул глазами Стайген.

— Я решил научить тебя водить автомобиль. Это не так сложно, как кажется на первый взгляд.

Стайген поднялся и выпрямился во весь свой рост.

— Ты точно начинаешь наглеть. Я даже не знаю, как подойти к вашим странным повозкам, а не то чтобы управлять ими!

— Ничего! Это как секс. Первый раз всем страшно. Потом привыкаешь. — Корнел вновь расхохотался.

— Я тебе отомщу, принц, — издевательски ответил Стайген. — Посмотришь! Настанет моё время — и тогда я ещё посмеюсь над тобой.

 

***

С каждым новым днём в жизни Стайгена происходили заметные изменения. Он ездил с Джейком Коллинзом в офис компании. Неопытность и незнание многих вещей сотрудники списывали на то, что он всего лишь иностранный родственник шефа, которого требовалось хорошо устроить. Корнел на это и рассчитывал. Но манера добиваться своего в разговоре и способность управлять людьми была у Стайгена в крови.

Корнел всё же смог усадить Стайгена за руль кабриолета, не слушая возмущений. Перед тем три дня правила дорожного движения разжевывал водитель. На объяснения принципа действия потребовался битый час, ведь Стайген не мог понять, для чего нужны все эти кнопки на панели и рычаги, назначение которых приводило в замешательство.

— Хорошо, что здесь не механическая КП. Тогда мы бы точно потратили неделю, — съязвил Корнел, но Стайген не понял его юмора.

— Ты знаешь, принц, мне надоело, что ты пытаешься сделать из меня того, кем я не являюсь. Я пойду, пожалуй. Наши пути с этого момента расходятся. Думаю, что смогу выжить на вашей Земле и без тебя, — гневно высказал Стайген, вышел из автомобиля и направился к воротам особняка.

— Ты куда? — спросил вдогонку Корнел.

— Подальше от твоей странной повозки и твоих летающих механизмов. Я не верю, что у меня получится, — крикнул в ответ Стайген, выходя наружу. — Я сам займусь поисками Ники, пусть на это уйдут годы.

— Иди-иди, я и не собираюсь рассчитывать на помощь арнианца. Я сразу знал, что это глупая затея, — проворчал Корнел в ответ.

Стайген вышел и направился по улице в сторону, где — как он помнил — находилось море, вдоль которого шла дорога. Но далеко уйти не получилось — автомобиль Корнела вскоре притормозил около него.

— Остановись! — крикнул тот из машины.

— Чего тебе? — повернулся Стайген и прищурился от яркого солнца.

— Присядь, поговорим.

— Уже наговорились! — отрезал Стайген и двинулся дальше.

— Я прошу тебя… — Корнел ехал следом с той же скоростью, с которой от него удалялся Стайген. — Ты зря на меня злишься. Ты и не представляешь, какие у тебя способности. Никто не может выучить язык за два месяца — даже у меня ушло на это гораздо больше времени. А твой стиль управления на работе вообще поражает: такое ощущение, что ты чувствуешь людей и рынок. Я не знаю, кто ты такой, но ты уникален в своём роде. Поэтому не вижу ничего плохого в том, что ты научишься водить наши механические повозки. Возможно, это очень даже пригодится в будущем. Кто знает, что ожидает нас дальше.

Стайген остановился, осознавая, что принц прав. Как он будет искать Нику в абсолютно чужом для него мире? Стоит действительно узнать о Земле как можно больше информации.

— Ладно. Но если мы не найдём общий язык, я выхожу из игры.

— Хорошо, — кивнул Корнел, — сам так сам. Ты ещё поймёшь, какое это удовольствие. И когда-нибудь вспомнишь мои слова.

 

***

Однажды осенним вечером Стайген сам сел за руль автомобиля.

Оказаться впервые одному за рулём этой фантастической машины было немного страшновато. Он передвинул рычаг автоматической коробки, выжал педаль газа и отъехал от дома Корнела. В выходной в этом районе было не так много машин, и особых помех он не видел.

Он уже знал дорогу к морю. Ощущение от поездки вышло настолько упоительным, что он забыл обо всём на свете. Чёрный кабриолет мчался по дороге, вокруг которой были высажены удивительные деревья — пальмы, их Стайген никогда не видел в Винкросе. Над головой раскинулось голубое небо с белоснежными облаками, плывущими вдаль.

Он остановился на обочине над пляжем. Сегодня уже никто не купался — не сезон и довольно прохладно. Море было бирюзового, местами изумрудного цвета — почти как глаза Ники.

Стайген спустился вниз, к пирсу, где не было ни яхт, ни лодок. Тихо. Даже непривычно. Он присел на песок и задумался, что вообще делает в этом мире. Одно дело, Ника попала в Винкрос из-за пророчества. Но он? Удивительно, но он тоже здесь. А в Винкросе за это время прошло пару лет. Что же там происходит?

Не стоило ехать в Элемар и добиваться с ней встречи. Нужно было дождаться её коронации. Теперь он виноват, что Урсул остался без долгожданной королевы. Стоило подождать, пока Ника отойдёт сама, написать ей. Возможно, всё бы и наладилось, если бы не странное стечение обстоятельств.

Влюблённый болван!

Он никогда прежде не был таким безрассудным. Виной всему ещё и упорное отрицание существования магии Винкроса. Ведь его с детства учили, что никаких ферр нет и быть не может априори.

Возможно ли то, что пока он привыкает к новой жизни, Ника вернулась и радуется, что избавилась от него окончательно? Может быть, она уже правит Урсулом вместе со своим Кимом? Укол ревности заставил сжать кулаки от бессилия.

Она даже не подозревает, что на Земле у неё есть брат. Хорошо, что Корнел адекватно воспринял информацию. Ведь мог бы воспринимать его иначе, как врага и мучителя. Возможно, именно жизнь в этом мире сделала принца другим. Корнел ведь рассказывал, что и здесь ведутся кровавые войны. А ещё о том, как собственным умом добился положения в обществе. И ведь вышло, он действительно не бедствует. Конечно, эта цивилизация стоит на уровень выше, но проблемы то те же — есть люди с достатком и при власти, а есть те, у кого за душой ни гроша.

Где же на этой самой Земле может находиться Ника? Почему он так поздно понял, кто она такая?! Ведь мог бы поинтересоваться, в каком месте другого мира она прожила всю жизнь!

Почему сразу не поверил в пророчество и не поставил вопрос иначе?

Он смог бы предотвратить битву под Орнелом…

До ночной встречи он был готов винить её во всех своих бедах, только бы не перекладывать часть вины на себя. А она всего лишь защищала верных ей людей.

Он поставил всё на кон из-за своей самовлюблённости. И потерял. Да и что бы он делал без неё в Арниане? Он был бы просто одинок в своём горе.

На обратном пути Стайген вновь обдумывал произошедшее. Он даже не замечал, что едет быстрее, чем в прошлый раз. Он действительно чувствовал дорогу и машину, и его впервые охватила неведомая прежде эйфория скорости.

Ему стоит принять предложение Корнела и новую реальность. Стать на время частью этого мира. А дальше… судьба сама решит, свести ли его с Никой.

 

***

Виктория, секретарь Джейка Коллинза, уже пару недель внимательно присматривала за странным родственником шефа.

Сам Джейк бросил её давно. Через два года после смерти жены он завёл было с ней скоропалительный роман, пытаясь отвлечься. Но потом перестал общаться вне работы, за редкими исключениями. И она всё ждала, когда он передумает.

Она не была замужем и действительно надеялась, что шеф вернётся к ней. Она никогда не понимала, что творится на самом деле в его голове. При том, что Джейк был одним из самых умных и обаятельных мужчин, которых она когда-либо встречала, она не понимала, кто же он такой на самом деле. Странный. Ни жены, ни детей. Конечно, она знала о трагедии, которая случилась с Джиной, но никогда не придавала этому особого значения.

Её вполне устраивала эта жизнь, зарплата и жильё. А неугасающая надежда, что Коллинз рано или поздно передумает, вселяла уверенность в завтрашнем дне. Так происходило до одного единственного разговора, который всё изменил. И она приняла предложение…

Странный мужчина, впервые появившийся в компании пару месяцев назад, сразу же заставил обратить на него внимание. Что на самом деле скрывал её шеф, и кто они вообще такие? Она конечно знала, что Джейк владеет несколькими иностранными языками, но на каком языке он общался с брюнетом, так и не поняла.

Когда же высокий сероглазый брюнет вновь появился в офисе, Джейк и вовсе представил его новым директором по маркетингу. Теперь мужчина говорил почти без запинок, хотя порой и странновато. Стивен Эрикс тут же попал в список наблюдения, а также вызывал личный интерес Виктории.

— Закажи нам столик в «Крафте» на двоих, — попросил вдруг шеф, вырвав Викторию из раздумий.

— Сейчас сделаю, — кивнула она и мило улыбнулась. Как жаль, что не может чаще находиться рядом и слышать, о чём же они говорят наедине.

 

***

— Стайген, к нам прилетает Алекс Соколов. Полагаю, ты поможешь мне. На прошлой неделе ты прекрасно справился с французами. Как же у тебя получается? — Корнел довольно улыбнулся.

Они сидели в ресторане и ждали заказ. Расслабляющая обстановка, тихая музыка, вкусная еда, отличный уровень обслуживания. Коллинз часто бывал здесь, и его хорошо знали в лицо. Они уже приезжали в «Крафт» вместе, поэтому Стайген чувствовал себя вполне комфортно.

— Конечно, Корнел. Только скажи, тебя не смущает, что я ничего не понимаю? Мне неизвестна половина ваших терминов, я действую лишь по интуиции. Боюсь, скоро все поймут, что я полный болван в твоей работе! — резко ответил ему Стайген.

Тёмно-серый костюм из дорогой ткани гармонировал с цветом глаз. Аристократические черты и манеры красавчика привлекали женщин. Но он даже не повернулся, заметив, как одна из них строит глазки за соседним столиком.

Он небрежным жестом поправил волосы. Потянулся за аперитивом. Некоторые местные спиртные напитки пришлись ему по вкусу. Подобных не было ни в Урсуле, ни в Арниане.

Вернётся ли он туда? Надежда постепенно угасала с каждым новым днём, но пока ещё тлела, заставляя верить, что всё не так плохо. Ведь где-то в этом мире живёт та, ради которой он здесь и находится.

Приходилось играть не свою роль, а Корнел почему-то утверждал, что у него хорошо получается.

 — Я договорился с профессором, который преподаёт экономику и маркетинг. Он даст тебе пару уроков, объяснит всё просто и понятно. Ты уже знаешь многое, а после его лекций и вовсе будешь казаться профи. Вникать в техническую часть тебе не обязательно, как я много раз говорил.

Корнел облокотился на спинку стула и взял в руку бокал. Мужчина выглядел весьма довольным. С некоторых пор и так неплохие дела начали заметно улучшаться. Стайген оправдал его ожидания. Он предвидел удивление сотрудников, когда поставил незнакомого иностранца в руководство. Но теперь все видели, что он действительно справляется с возложенной на него задачей. А главное — умеет правильно разговаривать с людьми и приводить неоспоримые аргументы.

— Не уверен, что мне это нужно. Я здесь не за этим. Я хочу вернуться в Винкрос с Никой. Это не мой мир и не моя профессия. Я воин... Лучше бы я отправился куда-нибудь наёмником. Бесконечные переговоры и твои документы меня несколько напрягают, — покачал головой Стайген.

Корнел ненадолго задумался. Как же объяснить, чего он хочет?

— В войнах нет ничего хорошего. Я служил в армии и со временем понял, что для меня важнее мир. Именно поэтому я не занимаюсь военной авиацией. Но я взялся за самолёты, потому что лишь там, в небе, ощущаешь незабываемое чувство свободы. Я не помнил, откуда я родом. Но даже тогда полёты казались мне чем-то сказочным, — спокойно ответил Корнел и продолжил: — Мы найдём Нику, я уверен в этом! А пока я хотел бы показать тебе то, чего ты никогда не увидишь в Винкросе. Через две недели я заключаю контракт с французами, в этом твоя заслуга. Именно после последнего разговора с тобой Доминик наконец-то согласился сотрудничать. Через несколько дней мы вылетаем в Париж — это очень красивый старинный город. Я хочу взять тебя с собой. Ты немного отвлечёшься от своих мыслей, а я наконец-то завершу начатое дело. Я давно хотел выйти на европейский рынок, но мне мешали наши конкуренты. Согласен?

— Хорошо. Русские. Затем Париж, — тяжело вздохнул Стайген, понимая, что ничего иного предложить всё равно не сможет.

  

ГЛАВА 2. Скрытая угроза

«Всё, что изменяет нашу жизнь, не случайность. Оно в нас самих и ждёт лишь внешнего повода для выражения действием».

Александр Грин

***

Небо за иллюминатором было ярко-голубым. Под самолётом простиралось бесконечное поле белых облаков, издалека они отливали лиловым и пурпурно-розовым. Иногда поле прерывалось — и тогда виднелся Атлантический океан, казавшийся таким же бесконечным. На небе ещё висел светлый, почти прозрачный месяц. Стайген подумал, что луна Винкроса всё же отличается от земного спутника цветом и кратерами. Не так давно он узнал о том, что такое космос, и теперь его мысли упорно не желали вставать на место, противясь доводам земных астрономов.

Личный самолет Джейка Коллинза уже несколько часов совершал перелёт из Лос-Анджелеса в Париж. На борту, кроме двух пилотов, было четыре человека: Корнел, Стайген, Виктория и технолог Корнела, Макс Эванс. Самолёт был небольшим, но в нем имелось всё для комфорта, включая мини-бар.

Стайген впервые в жизни передвигался таким способом. Он не подавал вида, что для него значил полёт, но широко раскрытыми глазами смотрел, как мощный аппарат легко поднялся со взлётной полосы. Было страшновато и захватывающе одновременно.

Корнел отлично понимал реакцию друга, но не подал вида при посторонних, лишь подмигнул, когда их взгляды встретились.

Виктория же, напротив, была довольна полётом. Шеф уже давно не брал её с собой в командировки — тем более, в Париж. Ей предстояло провести несколько дней в компании двух красавцев, каждый из которых интересовал её по-своему. Она сидела, забросив ногу на ногу, и демонстрировала всем высокие каблуки, с которыми не расставалась даже в полёте. При этом она не сводила взгляда со Стайгена. Высокий сероглазый красавец Стивен Эрикс возбуждал. Она его хотела. Но в присутствии Джейка заводить разговор не решалась. Стивен ещё в офисе упорно игнорировал её, загадочно улыбался и отправлял заниматься своими делами, причём делал это таким образом, что она не могла возразить. Его неприступность и таинственность манили со страшной силой. Но не мешали выполнять основную задачу.

Корнел поднялся и вышел в кабину пилотов, Стайген последовал за ним. Они остановились в коридоре, где также имелся иллюминатор.

— Здесь всё иначе, не так ли? — вдруг спросил его Корнел.

— Да! Я никак не могу привыкнуть к этому миру. У меня перед глазами стоят золотые огни Урсула. Я даже не хотел возвращаться в Тармену. Если бы не смерть Хальдремона, всё могло бы быть совсем иначе. — Стайген замолчал, на его лице не было никаких эмоций, но глаза выдавали волнение. — Корнел, скажи, мы найдём Нику?

— Думаю, нам не стоит опускать руки. То, что мы встретились, не может быть простым совпадением. Я мог бы относиться к тебе иначе, но я не выходит. Ты для меня друг, невзирая на то, что ты арнианец. Я чувствую, что твоя душа открыта, и ты ничего не скрываешь. Каждый из нас выполнял свой долг в своё время, но теперь мы вместе и сможем всё изменить. Главное действовать сообща.

— У меня нехорошее предчувствие. Мне стоило бы быть в Арниане со своим народом. А теперь я не могу вернуться без Ники. Или без её помощи, — поправился Стайген.

— Наберись терпения, друг. Знакомый Пола уже проверил все доступные базы США, но ничего не нашёл. Сейчас занимается Канадой. Мы обязательно найдём Нику, будь уверен. В поисках задействовано много людей. Это просто дело времени, — ободрительно ответил Корнел, потом вспомнил: — А я смотрю, Виктория с тебя глаз не сводит. Ты ей нравишься.

— Да, я уже заметил. Что мне с ней делать?

— Это только тебе решать, — ухмыльнулся Корнел. — Думаю, ты поступишь правильно.

 

***

Переговоры в Париже зашли в тупик.

Уже три дня Джейк Коллинз со своей командой пытался прийти к консенсусу с французской компанией, но пока дальше слов дело не заходило.

Корнел прекрасно говорил по-французски. Стайген не увлекался его изучением. Да у него и не было в этом необходимости, потому как Викторию приставили к нему в качестве личного переводчика.

Они жили в красивом отеле в центре Парижа. Этот город оказался ближе Стайгену: в нём было больше старины, и это напоминало ему о родине. После шумного Лос-Анджелеса Стайген чувствовал себя здесь более уютно. Окна номера выходили на Сену, набережная которой никогда не оставалась безлюдной — в это время года сюда потоком спешили туристы со всего мира.

Сухая прохладная погода внезапно сменилась затяжным дождём, но снег так и не шёл. На днях предстоял большой праздник, и все магазины были забиты людьми, покупающими подарки. Акциями пестрели разноцветные витрины, народ суетился. Это возбуждение было понятно всем, кроме того, кто впервые видел подобное. Корнел конечно объяснил, что праздник связан с местной религией и наступлением Нового года. И если всё сложится хорошо, они встретят его здесь.

Главной задачей пока оставалось подписание контракта, важного как для «Aircraft-JC» в целом, так и лично для Джейка Коллинза в жестокой борьбе с конкурентами.

Стайген находился в своём номере. Они только недавно поужинали в местном ресторане, наступил тёмный вечер, когда, несмотря на дождь, город зажигался огнями реклам, и включалась новогодняя иллюминация.

Завтра предстоял трудный день. Хотелось отдохнуть, но сон не шёл. И Стайген ан Эрикс упорно терзал ноутбук, приобретённый с личных, заработанных в компании Корнела денег. Макс уже подготовил презентацию, от показа которой многое зависело. Стайген пересмотрел её ещё раз, запоминая сложные термины. Услышал стук в двери. Захлопнул крышку компьютера. Открыл. Он не ошибся в предположении.

— Виктория, что ты здесь делаешь? — холодно улыбаясь, спросил он.

— Стив, я войду? — произнесла она.

Виктория хороша, с этим трудно спорить. Ан Эрикс увидел в её руке бутылку красного вина.

— Входи. Мы же виделись с тобой два часа назад.

Он поднял бровь, впуская девушку в свой номер. Достал бокалы и поставил на стол, после чего, ловко открыв бутылку, налил вино, подал один бокал Виктории.

— А ты быстро соображаешь, что делать.

Она присела в кресло и улыбнулась. Лёгким движением отбросила назад золотистые волосы. Короткая юбка, чёрные чулки и шёлковая голубая блузка привлекли взгляд, но Стайген знал, что нужно держать себя в руках. Чем-то она ему не нравилась, и дело было даже не в верности супруге.

— У меня есть опыт общения с женщинами. — Он улыбнулся в ответ, пытаясь разгадать её мотивы.

— Поделишься опытом? Ты такой таинственный. Не знаю даже, как найти к тебе подход. Расскажи о себе.

Она показательно расстегнула верхнюю пуговицу блузки. Стайген заметил, но вида не подал. Сделал глоток вина и поставил бокал обратно.

— Виктория, я не собираюсь обсуждать с тобой подробности своей жизни. Я думаю, Джейку не понравилось бы то, что ты сейчас делаешь.

— Мне плевать на его мнение! Он давно меня бросил. Джейк не хочет меня заменять на работе лишь потому, что я с ним много лет. Только я знаю, какой кофе ему сварить, кому он будет звонить через пять минут. И я терплю его любовниц, которые пытаются дозвониться в офис. Я давно привыкла к его странностям и не задаю лишних вопросов. — Она замолчала и откинула голову на спинку кресла.

Стайген прекрасно понимал, чего она добивается. Ещё когда он находился при власти, многие любовницы — а их было немало — вели себя так же. С появлением в его жизни Ники всё изменилось. Ещё не понимая, что влюбился, Стайген уже не мог представить рядом других женщин.

— Я так и знала, что ничего не добьюсь от тебя. Но хотя бы поцеловать меня ты можешь? — С этими словами Виктория пересела к нему на колени, и её губы приблизились ко рту Стайгена.

Сам не зная почему, он ответил на поцелуй, хоть и без особой страсти. Он понимал, что такая, как она, — продуманная до мелочей особа — не станет вешаться на шею просто так. В её поведении крылось нечто большее, но разгадать секрета он пока не мог.

Виктория ловко расстегнула пуговицу на его рубашке. А потом ещё одну. Она покрывала шею и грудь Стайгена краткими поцелуями, а после вновь возвращалась к губам. Он чувствовал приятный аромат её духов. Терялся в ощущениях, ведь организм упорно требовал продолжение и развязку.

Но разум всё же взял верх над желаниями. Он не мог так поступить с Никой. Ему нужно её прощение. Он обещал себе быть с ней честным. Как он потом будет смотреть ей в глаза?

Он снял Викторию с колен, поднялся сам. На душе скребли кошки. Стайген залпом допил вино в бокале и с невозмутимым видом застегнул рубашку.

Виктория смотрела с неким возмущением и злостью. С ней так никто не поступал. Никто. Кроме Джейка Коллинза. Они что, сговорились?

— Что с тобой? Всё же было хорошо!

— Извини, но я не собираюсь ничего объяснять. У нас завтра переговоры, надо выспаться. Возможно, мы встретимся в следующий раз. Но только, если я сам этого захочу.

Стайген не знал, почему так сказал. У него не было ни малейшего желания спать с ней. Однако интуиция подсказывала, что надо придержать Викторию рядом. Что-то с ней было не так — слишком уж навязчиво она пыталась выяснить подробности его биографии.

И почему Корнел взял именно её? Ведь у них в компании был отличный переводчик, да и сам Коллинз владел языками.

— Я пойду, пожалуй. — Она вдруг встряхнулась, как ни в чём не бывало.

А он не посчитал нужным оправдываться за то, что делать был не обязан.

 

***

Блистательная речь Макса Эванса закончилась овациями. Так лаконично и при этом доступно было изложено деловое предложение, что вряд ли кто-то смог бы сказать лучше. Вся презентация заняла около получаса, в течение которых все присутствующие молчали. Видео и схемы комментировались на обоих языках.

Стайген знал, о чём речь, весьма примерно. Он не понимал схем и графиков — они для него просто ничего не значили. Поэтому скучал, с сожалением вспоминая о тех временах, когда вёл в бой легионы солдат, ночевал на форпостах, скакал на Тере в сопровождении отряда элитных воинов. Во что его втянул новый друг, а главное — сколько ещё продлятся поиски его супруги?

Доминик Дюран — солидный пожилой мужчина, президент французского филиала, входящего в крупную корпорацию — поднялся с места.

— Ваше предложение, конечно, заманчиво. Но объясните мне разницу между тем, что наши закупают в Германии, и тем, что предлагаете вы. С учётом транспортировки микросхем, их стоимость выходит мне намного выше.

Стайген тоже поднялся. До этого он просто изучал поведение Доминика, и теперь понимал, что делать. По его холодному взгляду было невозможно предугадать, что он задумал. Он не знал, как до конца толковать то, что вынес из вчерашнего разговора Корнела и Макса, зато знал, как использовать свой дар.

— Наше предложение, в отличие от немецкого, имеет ряд преимуществ, которые вы получите. Мы слышали, что у вас грядёт большое сокращение рабочих мест, и скоро ваш завод выкупят. Две тысячи людей просто окажутся на улице. В стране и так безработица, правительство не поддержит вас. У нас же в планах открыть в скором времени свой филиал. Мы можем построить новый завод, а можем использовать ваши помещения совместно с вами, мсье Дюран. Мы лишь завезём своё оборудование. При этом цена продукции через несколько месяцев выйдет в разы дешевле. Мы предлагаем вам то, что немцы предложить не смогут. — Он выдержал небольшую паузу и продолжил: — При этом занятость станет выше. Мы построим новый цех, и тогда сможем увеличить количество рабочих ещё на четверть. Вам можно будет получить на хороших условиях кредит от банка.

Он мельком взглянул на Корнела, гадая, то ли вообще сказал. Но тот ему лишь подмигнул.

— Да, но ваши микросхемы надо будет настраивать под наши приборы! Это займёт дополнительное время, которого у нас и так нет, — возразил Дюран.

Макс слушал речь Стайгена с большим удивлением. Этот новый у них человек, который буквально вчера еле говорил по-английски, заставил заинтересоваться их предложением, хотя Дюран не хотел слушать. И дело было даже не в том, что он говорил что-то новое. Он вообще путал слова и термины. Дело было во взгляде и твёрдой интонации, с которой всё произносилось. У этого человека действительно был дар убеждения. Макс тоже поднялся, чтобы пояснить:

— Мы предлагаем вам не аналог того, что вы использовали прежде. Это совершенно новый тип оборудования с массой дополнительных возможностей. Все схемы были испытаны на ваших приборах, закупленных в прошлом году. И все прошли тесты. Так что проблем не возникнет.

Доминик вздохнул. Для него решение принималось тяжело. Риск был велик. Но иного выхода нет, иначе придётся продавать компанию по частям.

— Мсье Коллинз, я согласен. Завтра мы приступим к обсуждению условий контракта. Мои люди сегодня подготовят техническую часть. Буду рад видеть вас.

— А я буду рад сотрудничеству с вами. — Корнел поднялся и пожал руку новому партнёру. — Вы приняли правильное решение и не пожалеете.

Они выходили из зала в приподнятом настроении. Корнел и Стайген чуть приотстали, обсуждая итоги переговоров.

— Ты был великолепен. Можно даже засомневаться, что ты из Винкроса. Я не раз спрашивал, спрошу ещё. Как? Тебе? Это удаётся? — Глаза Корнела довольно сверкнули, он всё не верил в успех дела.

Они уже спускались в зеркальном лифте, а Макс и Виктория ждали на улице, в такси. Корнелу пришлось задержаться, обсуждая с Домиником нюансы будущей работы, и теперь ему не терпелось поделиться впечатлениями со Стайгеном.

— Если бы я ещё знал, что наговорил, — недовольно буркнул Стайген, понимая, что скоро просто сорвётся. — Командовать армией гораздо проще, чем заниматься твоим бизнесом. Согласен, у меня неплохо выходит управлять людьми. Вот только члены королевской семьи да Штромм не поддаются никакому воздействию.

— Это радует. Ещё не хватало, чтобы ты управлял мной, — усмехнулся Корнел.

Они вышли из дверей лифта, направились к выходу. Стеклянные двери открылись автоматически. Дальше к парковке спускалась широкая лестница. Всего на мгновение Корнел поднял голову, чтобы посмотреть, где такси.

Краткий миг, который едва не стоил ему жизни.

Стайген не понимал, что происходит. Сработало знакомое чувство надвигающейся опасности. Оно не раз выручало его, в том числе во время боя под Орнелом. Будто что-то невидимое сжало грудь и мешало дышать. Почему оно возникло именно здесь, на Земле?

Он поднял взгляд на соседние здания. Ничего! Но предчувствие не исчезало, только усилилось. Эти пару секунд показались вечностью, словно включилась замедленная съемка. И он пытался уловить направление, откуда надвигалось нечто тёмное, как грозовая туча, которую он чувствовал всем телом и душой.

— Я не вижу Виктории! Но она должна уже быть здесь. Стайген, в чём дело? — внезапно спросил его Корнел.

— Ложись!.. — успел крикнуть Стайген и резко толкнул его на мраморные ступени, упав сверху.

В этот самый момент от двух выстрелов рассыпалось на мелкие осколки толстое стекло дверей. Третья и четвёртая пули попали в стену здания, пробили светящуюся вывеску.

Следующая пуля прошла насквозь через плечо. Он почувствовал внезапное жжение и боль. Вот это оружие! А он так и не успел прикупить себе подобного.

— Чёрт! Теряю навыки! — громко крикнул Корнел. — Ты там как? Это пятая! Давай за мной в здание, у нас есть несколько секунд.

Они забежали в разбитые двери офисного здания. Боль мешала сосредоточиться на происходящем. Их только что пытались убить. Их? Или Корнела? Ан Эрикс терялся, но боль терпел стойко. За это время из дверей высыпали люди, которые собирались в холле, но на улицу никого не пускала охрана.

Корнел понимал, что это было — на одной из соседних крыш скрывался снайпер. Пока неизвестно, были ли они случайной целью или же чьим-то «заказом». Но пока его беспокоило ранение арнианца. Он силой усадил Стайгена на диван, заставил снять пиджак, расстегнуть рубашку.

Пуля прошла насквозь мышечную ткань, не задев кости. Стайген смотрел на окровавленную руку в то время, как Корнел пытался остановить кровотечение. Пронзительная боль сменялась ноющей, противной.

— Вызовите скорую! — громко крикнул Корнел, затем снова повернулся к спутнику.

— Что это было? — процедил Стайген, косо посматривая на народ в холле и подозревая каждого.

— Мелкокалиберная винтовка. Кому-то я очень мешаю. Сегодня я дважды твой должник. Как ты догадался, что будут стрелять?

— Сам не знаю! У меня иногда бывает предчувствие. — Он поднялся, посмотрел на разбитые двери, сомневаясь, можно ли идти теперь тем путём. Боль не утихала, постепенно распространяясь на спину и всю руку.

Пару минут спустя вбежали Макс Эванс и Виктория. Им пришлось прорываться через охрану у входа, протискиваться сквозь толпу высыпавших из помещений людей. Оба выглядели напуганными, но в этот момент Корнелу было не до их эмоций. Он просто не понимал, почему вышла задержка на крыльце и именно в этот момент в него стрелял снайпер.

— Виктория, где ты была?! Почему машина не стояла у входа, как мы договорились? — прикрикнул он на девушку, у которой из глаз текли слёзы. — Нас едва не убили!

— Прости! Мы как раз разворачивались, когда всё произошло.

В этот момент блондинка уже не выглядела столь эффектно: косметика размазалась по щекам, руки дрожали.

Звуки сирены заставили Корнела замолчать. Через затемненное стекло окон он увидел, что к зданию подъехали две полицейские машины.

Часть полицейских сразу же бросились на поиски стрелявшего снайпера. К Корнелу же подошёл офицер.

— Мистер Коллинз, вы говорите по-французски? Сможете ответить на несколько вопросов?

— Да, сейчас только окажут медицинскую помощь моему заместителю, — немного растерянно произнёс Корнел, посматривая на раненого арнианца.

— Хорошо, скорая уже подъехала, — сообщил полицейский.

 В этот момент из лифта выбежал взволнованный Доминик Дюран и бросился к Коллинзу.

— Мне уже рассказали о случившемся. Как это могло произойти? — Он повернулся, заметив следователя и добавил: — Записи с камер видеонаблюдения будут у вас. Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы помочь расследованию. Это произошло на моей территории, и я несу ответственность.

Бригада скорой помощи уже вошла в холл, заставив расступиться зевак. Ан Эрикс поднялся сам. Плечо ещё ныло, но кровь не хлестала — сработал способ Корнела.

— Виктория, поедешь со Стивом. Ему нужен переводчик, — приказал Корнел, стараясь не злиться на секретаршу.

Стайген поднял взгляд, с опаской посмотрел на людей в медицинских халатах.

— Не стоит. Путь зашьют прямо здесь. Это просто царапина, — произнёс он, стараясь не показывать боли.

— Нет, — покачал головой Корнел. — Тебе обработают рану, наложат швы. Это не займёт много времени.

Он вдруг подумал, что рано расслабился. Впервые за долгие годы чувствовалась усталость. Раньше он был бдительным, особенно во время службы в армии. Отвлекся — и вот он, результат. Если бы не арнианец, его бы могли убить.

Странно, когда человек, которого в иной ситуации он бы убил сам, спасает жизнь.

Тревожные мысли были прерваны напряжённым голосом Доминика.

— Там толпа журналистов! Что будем с ними делать, мсье Коллинз? Приказать их убрать?

— Не нужно, — проворчал Корнел, посматривая за окно. — Пусть остаются. Лишняя реклама не помешает. Повернём ситуацию в нашу пользу.

Он заметил, как к старшему следователю подошёл другой офицер полиции:

— Снайпер находился на крыше дома напротив. Мы обнаружили следы. Отпечатков нет, сейчас будем просматривать записи со всех камер на улице. Гильз мы не нашли. Вот пули. — Он подал начальнику пакет, в котором находилось пять искорёженных кусочков металла.

— Похоже на «Ультиму» по калибру. Сдай их на экспертизу, — произнес следователь, рассматривая пули. — Мсье Коллинз, предлагаю ехать в больницу на моей машине, по дороге всё расскажете.

Чтобы хоть немного скрыть окровавленную рубашку, Стайген набросил на плечи предложенный Максом пиджак. Он уже согласился ехать в больницу при условии, что не остается там, а уедет, как только его залатают.

Кольцо судьбы замкнулось в тот самый момент, когда Стайген ан Эрикс и Корнел да Штромм вышли из здания. Из-за полосатой оградительной ленты, натянутой полицейскими, к ним тянулись многочисленные микрофоны. Ослепительные вспышки камер заставили прикрыть глаза.

Джейк Коллинз, за которым и охотились в данный момент представители СМИ, жестом показал, что они не намерены пояснять ситуацию. Он просто усадил в карету скорой помощи раненого Стайгена, сам сел с полицейским в другую. И машины отъехали от офиса Доминика Дюрана, где их едва не отправил на тот свет неизвестный снайпер.

 

***

В ближайшей больнице Стайгену обработали рану, наложили швы, сделали несколько обезболивающих уколов. Теперь он почти не чувствовал своей руки. Дежурный доктор с удивлением смотрел на иностранца с многочисленными шрамами от старых ранений, но любопытствовать о их происхождении не стал. В это же время Корнел отвечал на вопросы в полицейском участке.

Была уже поздняя ночь, когда Корнел и Стайген добрались до отеля. Они находились в номере вдвоём. Корнел вновь пересмотрел предварительный договор с Дюраном, затем выключил компьютер и повернулся к арнианцу.

— Ты так и не сказал, как догадался, что будут стрелять, — с удивлением посмотрел он на Стайгена.

Ан Эрикс попытался пожать плечами и поморщился от боли.

— У меня иногда появляется ощущение опасности. Я не могу понять, что конкретно произойдёт, но чувствую угрозу. А дальше приходится действовать по интуиции. Со мной бывало такое не раз.

— Если бы не ты, меня бы здесь уже не было. — Корнел вздохнул, поднялся, подошел к мини-бару. — Что будем пить: виски или коньяк? Сегодня мне жизненно необходимо снять стресс.

— Давай коньяк, он здесь неплохой, — отозвался Стайген, размышляя над событиями этого дня. Его не слишком волновала рана — бывали и посерьёзнее.  Но обстановка с покушением на убийство была странной.

— Держи, — протянул ему бокал Корнел. — Пожалуй, позвоню Полу Баркли. — Он взял телефон, включил громкую связь, дождался ответа.

— Джейк, привет! Ты по поводу сестры? — послышался голос их знакомого.

— Не совсем. Появилась проблема. Меня сегодня чуть не убили у офиса Дюрана. С крыши здания напротив стрелял снайпер. Кто-то хочет убрать меня, но я пока не пойму, кто именно. Стив спас меня, но он ранен. Мы только закончили разговор с местной полицией. Но боюсь, что они никого не найдут. Снайпер почти не оставил следов.

На несколько секунд воцарилось молчание.

— Может, конкуренты? — предположил наконец Пол.

— Я хочу, чтобы ты помог это выяснить.

— Хорошо. Я попробую, — не слишком уверенно произнес Баркли, словно в чем-то сомневался. — Куда направишься после Парижа?

— Пока не знаю. Возможно, ты узнаешь за эти дни какие-нибудь новости, — с надеждой в голосе ответил Корнел.

— Я занимаюсь вашим вопросом. Но мне стало страшно за тебя. Кто бы это ни был, он не остановится, если результата нет. Я позвоню начальнику полиции, когда у вас начнётся рабочий день. Расскажи мне, как это произошло, — попросил Пол Баркли.

Корнел поведал ему подробности. Когда рассказ дошёл до Виктории, Пол насторожился.

— Странно, почему девушки не было рядом в этот момент. На твоём месте, я бы не посвящал её в свои дела. Купи бронежилет! Могу подсказать, где взять.

— Пока не стоит. Мне кажется, тот, кто хочет меня убить, на время заляжет на дно. Завтра мы поедем к Дюрану со Стивом. Виктория полетит обратно. Я прекрасно обойдусь без переводчика.

Корнел положил телефон, налил себе коньяка. Выпил. Пригладил свободной рукой волосы, размышляя над покушением и своим чудесным спасением.

— Завтра я отправлю Макса и Викторию домой. Ты останешься со мной. Интуиция подсказывает, что так будет безопасней для нас обоих.

 

***

Снег уже неделю заметал Москву. Но если для коммунальных служб это являлось проблемой, то для обычных людей в преддверии Нового года такая погода воспринималась празднично. Весь город сверкал разноцветными огнями. Снежинки в свете фонарей казались вихрем волшебных огоньков и создавали сказочное настроение, несмотря на массу забот, обычных для конца года.

Ника задумчиво смотрела в окно кабинета на белую пелену. Она на время забылась, любуясь красиво падающим снегом, он помог отвлечься от гнетущих мыслей. Было как-то неспокойно на душе, и она не могла понять причин своего состояния. Еще час — и очередной рабочий день закончится. Она вернется домой, и вновь наступит одиночество.

Она вздохнула, повернулась к компьютеру. Её коллега, Ирина, с недоумением взглянула на Нику и подумала, что сотрудники не врут — она на самом деле странная, постоянно думает о своём, мало говорит. Не понять, что на уме.

— Сколько снега, — вздохнула Ника.

— Да, погода этой зимой постаралась. Хоть бы не попасть в пробку по пути домой, — отозвалась Ирина. — А ты о чём задумалась? — вкрадчиво поинтересовалась она.

— Ни о чём. Кажется, шеф идёт, — кивнула Ника в сторону дверей. Она действительно услышала шаги Груневского, отличающиеся от остальных.

Обе уткнулись в мониторы, когда в кабинет вошёл их начальник. Он остановился, поправил серый свитер, обвёл помещение сердитым взглядом.

— Смотрю, вам особо нечем заняться. Вот! Пример издания французских коллег. Только посмотрите, какое оформление. Всё расставлено грамотно и со стилем. Не то, что у нас. Любой солидный человек, взяв в руки такой журнал, почувствует себя в самом центре событий. Изучайте! А на днях я выслушаю ваши предложения о новом нашем дизайне.

Груневский сверкнул глазами, недовольно фыркнул. А затем бросил на кофейный столик стопку глянцевых журналов и вышел из кабинета.

Ирина помахала ему вслед.

— Действительно. Мы совсем ничего не делаем. Стиль не тот. И оформление не то. Всё всегда не то. Помнишь, как босс в прошлом году принёс нам японские журналы? Мы всем отделом два месяца разрабатывали новый макет, а его так и не утвердили.

Сергеева поднялась, включила кофе-машину. А затем взяла в руки глянцевое издание и демонстративно открыла первую страницу, всматриваясь в статью.

— Ника, ты понимаешь французский? — вдруг спросила она.

— Нет. Думаешь, пора заняться его изучением? Шеф же нас не на стажировку отправляет, а всего лишь предлагает позаимствовать чужой дизайн, — отшутилась Ника.

— Да нет, — отмахнулась Ирина. — Я просто его немного знаю. Смотри, что пишут: «Вчера в Дефансе было совершено покушение на владельца компании «Aircraft-JC», Джейка Коллинза. Американский миллионер, находящийся в Париже с деловым визитом, едва не был убит снайпером с крыши одного из зданий при выходе из офиса Доминика Дюрана, с которым планирует заключить грандиозный контракт. По счастливой случайности, мсье Коллинз жив, а ранен его заместитель. Кто мог это сделать — пока остаётся загадкой. Ведётся расследование…»

Ирина перевела дух и довольно улыбнулась.

— Видишь, не теряю навыков, не забыла языка. Как же, однако, сложно быть миллионером. Того и гляди — пристрелят. То ли дело мы с тобой, живём тихо и спокойно, поэтому никому не нужны.

Ника усмехнулась, думая о своём.

— Полностью согласна. Уж лучше тихо и спокойно.

— Тут ещё есть фото. Бывают же такие мужики, чёрт побери! Только почему-то они все не наши! Ника, ты взгляни на этих красавчиков! — протянула она журнал.

— Ир, я как-то обойдусь без них. Зачем мне миллионер? Сама сказала, так безопаснее, — ухмыльнулась Ника. — Пожалуй, я домой. Уже шесть часов.

Она выключила компьютер, надела пальто, а потом вдруг остановилась у столика с журналами. Повернулась — и взгляд задержался на журналах. Она взяла верхний, всмотрелась в обложку, перелистнула страницы.

Сердце вдруг застучало.

Оба они были знакомы.

Нет… Первый, которого сняли крупным планом, был не  знаком… Или знаком? В любом случае, лицо притягивало. И Ника не понимала, что происходит, почему ей кажется, что она его знает. Второй повернут в профиль…

Черт! Этого не может быть!

Нет! Это не он. Короткая стрижка. Да, в профиль похож. Но это не может быть Стайген ан Эрикс!

Ника совершенно запуталась, даже забыла, что собиралась выходить. Её отвлекла Ирина.

— Ника! Ты идешь домой?

— Что? — Ника захлопнула журнал, пытаясь прийти в себя. — Я возьму один с собой. Надеюсь, шеф не будет против.

— Вот! А говорила, миллионеры не интересуют. Бери, не думаю, что Груневский считал журналы.

Ника бросила журнал в сумку и вышла, пытаясь собраться с мыслями. Это не мог быть её муж из Винкроса. Но почему так похож? И ладно бы он один её волновал!

Добираться домой пришлось долго, и возможности внимательнее разглядеть фотографию не было. Лишь дома, переодевшись и приготовив кофе, Ника присела на диван и наконец открыла журнал.

На фото двое мужчин выходили из здания, в стороне виднелись полицейские машины, толпа репортёров, протягивающих микрофоны из-за ленты. Видимо, этот бизнесмен на переднем плане — и есть Джейк Коллинз. Какое лицо! Словно они уже знакомы. Да нет у нее знакомых американцев, да еще известных бизнесменов. И второй…

В груди что-то ёкнуло.

Наверное, она снова сходит с ума. Сначала были голоса в голове, теперь это…

Нужно успокоиться, взять себя в руки. Однажды она уже действовала по интуиции. И хорошо, что всё не закончилось плачевно для неё.

Ника отложила журнал, прислушиваясь к внутренним ощущениям. Кофе уже остыл. Стоит сделать новый…

Терпения хватило всего на полчаса. Да почему, чёрт побери, её так интересует это фото в журнале?!

Она включила ноутбук. Набрала название компании «Aircraft-JC» в поисковике. На экране высветились многочисленные фото самолётов, заводов, реклама. Не то! Вот и сайт компании. Конечно, не на русском языке, но вроде всё понятно. Английский Ника понимала неплохо.

Итак, президент компании, Джейк Коллинз…

Она не понимала, где могла его видеть. Но в том, что она его знала, не было никаких сомнений. Он был довольно молод, и Ника не дала бы ему больше тридцати пяти. Каштановые волосы с рыжим отливом. Красивые зелёные глаза, властный взгляд в сочетании с заразительной улыбкой. Кого же он ей напоминал?

Второй брюнет, похожий на её супруга...

Да почему он ей кругом мерещится?!

Она взглянула на часы. Девять. На улице снова метель, к ночи температура упала. Жаль, она не успела купить машину.

Мысль пришла внезапно, ошарашив. Есть человек, который не сочтёт её сумасшедшей. Гадалка Белла! Ника отлично помнила, где её искать.

Она тут же набрала номер такси.

 

***

Контракт с Домиником Дюраном всё же подписали. Потом настало Рождество, и все работники компании отсутствовали. Корнел же отмечал заключение контракта в одном из ресторанов Парижа вместе со Стайгеном.

Само Рождество принц не любил по двум причинам: во-первых, он не придерживался ни одной Земной религии, во-вторых, слишком болезненные воспоминания были связаны с датой. Его покойная супруга, Джина, любила этот праздник. Последний раз, когда они отмечали его вместе, она была беременна и счастлива. А потом умерла…

На календаре было двадцать шестое декабря, когда они снова сидели в ресторане с ан Эриксом. Князь чувствовал себя превосходно, несмотря на недавнее ранение.

— Хорошо, что я отправил домой Викторию, — внезапно сказал Корнел, вспомнив про свою секретаршу. — Без неё я чувствую себя спокойно.

— Верно. Она странная. Стоило бы проследить за ней, — подтвердил Стайген, затем залпом выпил содержимое бокала.

Спиртное уже не брало, но зато согревало в этот промозглый зимний день, делая жизнь чуть приятнее. Правда прибавляло тревожных мыслей и горьких воспоминаний.

Корнел внезапно оживился.

— Телефон звонит. Алекс Соколов из Москвы. Помнишь, он прилетал к нам недавно? — сказал он и ответил на звонок.

Пока он разговаривал на незнакомом языке, Стайген выпил ещё, со скучающим видом ковырнул вилкой в тарелке, понимая, что эта пища не для него. Нужно было заказать простого жареного мяса, а не поддаваться уговорам Корнела попробовать местные деликатесы.

Он дождался окончания разговора.

— Представляешь, Алекс сейчас в Париже, хочет встретиться с нами, — довольно сообщил Корнел, закончив разговор. — У него тут друзья, он прилетел к ним. Случайно узнал из новостей, что мы здесь. Сейчас он возьмёт такси и подъедет.

— Неплохо! С ним приятно иметь дело. Тем более, мы до конца не обсудили работу. Он приедет один? — поднял Стайген взгляд.

— Да, как я понял. Он прилетел вчера, и завтра у него обратный рейс. Всё складывается как нельзя лучше! И в нашу пользу!

Им не пришлось долго ждать. Вскоре Александр Соколов уже сидел с ними за столиком, протирая очки. Молодой человек не так давно бывал в «Aircraft-JC», и Стайген успел его немного изучить. Этот русский внушал доверие, хоть порой и забавлял князя.

— Хочу поздравить с выгодным контрактом! Как вам это удаётся, поделитесь секретом? — восхищенно произнес Александр, когда они подняли наполненные бокалы.

— Секрет в том, что у меня отличная команда, Алекс, — хитро прищурился Корнел. — А как твои успехи?

Соколов выпил коньяк, вздохнул, потом махнул рукой.

— Кризис в этом году не сыграл на руку. Но испытания вашего оборудования подходят к концу. Хотелось бы официально пригласить вас на презентацию в Москву. Мы же ещё в прошлом году собирались встретиться у нас в офисе и осмотреть завод. Возможно, в вашем напряжённом графике, Джейк, найдётся время? Закажем ещё чего-нибудь выпить?

— Заказывай, я оплачу! — ответил Корнел, задумчиво глядя на русского партнёра.

— Не стоит! — улыбнулся Алекс. — Вы не представляете, как я рад встретиться с вами в Париже. Мне сегодня безумно повезло. Если согласитесь лететь в Москву, то после презентации мы сможем обсудить условия нашей совместной работы. Простите, мне нужно ответить на звонок, — вдруг отвлёкся он.

И в этот момент Александр Соколов потянулся в карман за мобильным. Он ответил не сразу, раздумывал, глядя на большой экран смартфона.

Стайген ан Эрикс побледнел. Сердце застучало быстрее.

Он не сразу понял, что с ним. Странное чувство! Только пару секунд спустя до него дошло, что происходит.

В телефоне русского партнёра Джейка Коллинза играла та самая мелодия. Та песня, которую он не раз слышал в исполнении Ники, но на урсулийском. Он не понимал слов, но это и не требовалось — он и так знал их перевод.

Александр отошёл в сторону. А Стайгену хотелось просто вырвать этот иттаров телефон из рук мужчины, чтобы вновь послушать. Он боялся… Боялся, что ему показалось. Он не знал, было ли это зацепкой, но хотел в это верить. Но сначала просто снова услышать мелодию и убедиться.

— Что за песня играла только что в телефоне? — спросил он, с трудом дождавшись, пока русский закончит разговор и вернётся к ним.

На него обратились удивлённые взгляды Корнела и Алекса. Правда, каждый удивлялся по своей причине.

— Известная в России песня одного рок-исполнителя, ей уже много лет. Она мне нравится! — ответил Александр, растерянно поглядывая на партнёров и размышляя, что не так.

Корнел сверкнул глазами. Обратил внимание на напряжённое лицо арнианца. Его искренне удивила реакция Стайгена. Сам он никогда не слышал этой мелодии, она не вызывала в нём абсолютно никаких ассоциаций. А вот у ан Эрикса, похоже, вызывала…

— Стив, в чём дело? — быстро спросил он.

— Пока не знаю. Алекс, вы не могли бы включить её заново?  — попросил Корнел.

— Да, без вопросов. Вот! — Русский быстро нажал несколько кнопок, и мелодия зазвучала вновь.

Корнел увидел, как Стайген меняется в лице. Это точно неспроста!

— Сбрось мне её в телефон, если не затруднит, — выдохнул он, тревожно посматривая при этом на Стайгена. — Во сколько завтра улетаешь, Алекс? Мне нужно принять решение, смогу ли я присутствовать на презентации.

— Рейс в семь вечера. — Алекс поднял бокал. — У меня есть тост! За наше взаимное сотрудничество!

 

***

Ника вышла из такси в сплошную белую пелену. Снежинки летели прямо в глаза, таяли на лице, стекая мокрыми полосами. Ника подняла взгляд, увидев знакомое здание, визит куда оказался судьбоносным. Улица была пуста. Но свет в окнах горел. И Ника по-новому проживала ночь из прошлого, чувствуя ускоренное сердцебиение.

Она повернулась к водителю, который вышел из автомобиля и прикурил.

— Подождите несколько минут.

— Окей, — кивнул мужчина, затем сел в машину, включил радио, завёл двигатель.

Ника дрожащей рукой нажала кнопку вызова на двери. Замерла у порога.

Дверь открыла та самая гадалка, ничуть не изменившаяся за это время. Она удивлённо смотрела на Нику, пытаясь вспомнить, кто пожаловал.

— Вы меня помните? — уточнила Ника, не зная, что думать.

— Проходи, холодно, — махнула рукой гадалка в сторону дверей «офиса».

Они вошли внутрь, Ника сняла пальто, но из рук не выпустила.

— Я была у вас летом. Помните? Хрустальный шар, замок на горе, шторм, кристалл… Вы предсказали мою судьбу!

— Я каждый день предсказываю судьбу. — Она прищурилась, вспоминая. — Конечно! Важная гостья! Но я не припомню, чтобы говорила о твоей судьбе. Чего же ты хочешь сегодня? Ко мне скоро придёт последняя клиентка.

— Хочу, чтобы вы взглянули на одну фотографию. — Ника достала из сумки журнал, протянула гадалке. Та взяла, с серьёзным лицом посмотрела на фото Коллинза, хмыкнула себе под нос.

— Хорошо, пойдем, я попытаюсь рассказать, что смогу, по фото. — Белла сверкнула глазами, рассматривая фотографию в глянцевом журнале. — Пойдём за стол. У меня есть несколько минут.

Они вместе присели, и Ника застыла в ожидании.

— Я вижу… вижу…  — слегка помутнели карие глаза гадалки. — Этот мужчина далёк от тебя, ты желаешь не о том… — бормотала она, указывая на Коллинза. — Ему угрожает опасность.

— Это и так понятно. Меня интересует… — начала было говорить Ника, понимая, что Белла далека от истины и нужных ответов на вопросы. Но в этот момент в глазах гадалки будто зажёгся огонёк, и лицо женщины изменилось.

— Да… натворила ты дел. Нужно выслушать его. Ваша миссия не закончена.

— Что?! — округлились глаза Ники. — Вы знаете, кто он? — указала она на мужчину, напоминающего Стайгена.

— Он — твоя судьба. Твой муж. Твой рок, — внезапно расхохоталась гадалка — и этот смех напомнил смех сумасшедшей. — Оба эти мужчины связаны с тобой общей целью и будущим. Ты должна их отыскать! Встреча неминуема… — Взгляд гадалки вдруг угас, и она растерянно обернулась, словно ожидала кого-то увидеть, кроме них двоих. — Странно!.. Нет, не могу ничего сказать по фото. Иди-ка ты отсюда… Потом одни проблемы.

— Но вы ведь что-то видели только что! — возмутилась Ника.

— Ничего я не видела. Я не гадаю по фото в журналах. Таких как ты знаешь сколько… Приносят фото разных звёзд, знаменитостей…

— Я заплачу, — потянулась было Ника в сумку, не понимая, что происходит. Только что Белла говорила правду, а теперь отрицает. Но ведь так же было и в прошлую их встречу! Как странно!

— Не нужно мне твоих денег. Просто уходи, — почти вытолкала она Нику в коридор, вручив пальто.

Ника оделась на ходу, вышла на холод. Выдохнула. Машина, занесённая снегом, так и ждала на другой стороне улицы.

Что же… Часть слов гадалки — правда. Белла не могла знать, кем ей приходится мужчина на фото. Но и Стайген ан Эрикс не мог оказаться на Земле!

Нужно отыскать этого Джейка Коллинза и убедиться, что всё это лишь игра воображения. Похожий мужчина. Но тогда почему и Коллинз кажется таким близким, словно они знакомы лет сто?..

— Девушка, вы едете или нет? У меня ещё два вызова на очереди, — нервно позвал таксист.

Ника закрыла сумку со злополучным журналом. Села в машину. Она просто не может отыскать этого Джейка. Потому как она в Москве, а он в Париже, да и то с деловым визитом. И если уж это судьба, то они всё равно встретятся. Вот только где… и как?..

 

***

— Стайген, что случилось? Ты изменился, услышав эту песню! Что в ней особенного? — спросил Корнел, как только они вышли в холл ресторана.

Стайген нервно расхаживал, пытаясь собраться с мыслями.

— Корнел, ты же понимаешь русский. О чём она, эта песня?

Корнел включил мелодию и внимательно вслушался в слова.

— Осень, корабли… Да не могу я переводить так быстро. Объясни мне, что случилось?

— Именно такую мелодию Ника пела, когда мы ещё жили вместе в Элемаре. И не только её. Я всегда удивлялся. Текст в её исполнении был на урсулийском, но слова были похожими. Неужели она перевела её? Не понимаю.

— Она это пела? — удивлённо переспросил Корнел.

— Да! Я не музыкант, но с памятью у меня всё в порядке. Дальше будет про камни и ветер.

Корнел включил продолжение, прислушался.

— А ты прав. Ты хочешь сказать?.. Постой! Я всё понял! — Корнел выключил музыку, возбуждённо набрал номер. — Пол… Сколько же сейчас времени в Лос-Анджелесе? Наверное, утро. Неважно, — бормотал он себе под нос. — Он взял трубку! Пол, ты меня слышишь? Нет, я не приобрёл бронежилета, пытаюсь обойтись без него. Я осторожен! Слушай меня внимательно, я по поводу Ники! Наши поиски перемещаются в Россию! Она там!.. Откуда мне это известно? Долго объяснять. Я просто знаю это. Помнится, у тебя были знакомые там, в спецслужбах? Только срочно, прошу. Завтра мы летим в Москву по делам компании.

Корнел положил телефон в карман. Стайген замер в ожидании следующих слов.

— Завтра вылетаем в Москву. Я давно не был там. Идём, обрадуем Алекса, что будем присутствовать на его презентации.

 

***

Частный самолёт Джейка Коллинза уже час кружил над аэропортом Внуково в ожидании разрешения на посадку. Из-за сильной метели полосы временно были закрыты. Им пришлось сделать лишних несколько кругов, когда наконец-то поступил сигнал, что полоса для них готова.

Корнел и Стайген вздохнули с облегчением.

Всё поле аэропорта было белоснежно белым. Шасси самолёта коснулись твёрдой поверхности, и оба мужчины почувствовали, что находятся там, где и должны.

Пилоты остались в кабине, чтобы отогнать самолёт в арендованный ангар. Корнел вышел первый, за ним последовали Стайген ан Эрикс и Александр Соколов. Решение о том, что Алекс полетит на их самолёте, было принято вчера после очередной выпитой бутылки.

Мужчины вдохнули свежий морозный воздух.

— Что-то здесь у вас не жарко, нам не помешает купить утром тёплую одежду. Придётся вновь обновлять гардероб, — пошутил Корнел.

Александр смущённо улыбнулся в ответ.

— Да, в этом году зима что надо. Давно такой не было.

— У нас уже зарезервирован номер? — на ходу спросил Стайген у русского.

— Конечно, ещё с утра. В «Рэдиссон Ройал Москоу», одном из лучших отелей Москвы, с шикарным видом на реку. Вам там понравится, это практически в центре. Сейчас подъедет мой водитель. — Алекс повел их по дорожке в сторону асфальтированной, занесённой снегом дороги.

— Ну, и хорошо. Ты с нами? — спросил его Корнел.

— Нет. Я три дня не был дома. А завтра предстоит подготовка презентации. Я планирую, что мы проведём её двадцать девятого после обеда. Отвезу вас — и сразу домой, — ответил Александр.

К полосе подъехал дорогой чёрный автомобиль представительского класса. Водитель вышел и вежливо открыл дверцу гостям своего начальника.

— Вот, мой скромный транспорт, — усмехнулся Соколов. — Сейчас прокатимся по ночной столице.

На несколько минут они остановились и зашли в здание для оформления документов, потом вновь сели в салон, обтянутый кожей. Автомобиль тронулся, оставляя позади себя заснеженный аэропорт. Машина летела по шоссе на большой скорости, с какой Стайгену ещё не приходилось ездить, что было очень захватывающе. Автомобиль ловко перестраивался из полосы в полосу.

— Алекс, сколько нам ехать? — поинтересовался Корнел.

— Минут сорок — а вообще, как повезёт. Сейчас пробок не должно быть, но это наша вечная проблема.

Они смотрели в окно, и каждый думал о своём.

Корнел вспоминал о недавней стрельбе в Париже. За эти дни полиция так ничего и не выяснила. Стрелявший имел винтовку французского производства «PGM Ultima Ratio», но это название ни о чём не говорило. Возможно, лишь о том, что наёмник, скорее всего, из местных. Но кто организатор покушения? Пол утверждал, что это происки конкурентов, а сам Корнел сильно сомневался в этом. Сейчас он в совершенно другом городе, визит в Москву не входил в его планы. Он чувствовал себя довольно уверенно, а тем более он полностью доверял Алексу.

Стайген же воспринимал все города Земли одинаково. Но мысль о том, что, возможно, где-то в этой стране находится Ника, согревала его. Рана на плече уже не болела, и за несколько часов до вылета ему сняли швы.

Начался город. Корнел рассматривал панорамы, мелькающие за окном.

Алекс что-то сказал водителю и вновь повернулся к ним.

— Завтра могу предложить небольшую экскурсию. Мой шофёр будет в вашем распоряжении.

— Не стоит, Алекс! Давай сначала доберёмся до отеля, там всё и решим.

Стайген ненадолго отвлёкся от просмотра города и своих мыслей.

— Джейк, ты говорил кому-нибудь о том, что мы здесь?

— Да… только Полу Баркли. Больше никто ничего не знает. Даже Виктория думает, что мы ещё в Париже. — Корнел вдруг понял, к чему вопрос — дело в их безопасности. — Кстати, Пол сегодня ни разу не позвонил. И почему я сразу не подумал про Россию? Хотя это огромная страна, а ещё и рядом несколько русскоязычных государств. — Он тяжело вздохнул. — Но у нас хотя бы есть направление поисков.

За время разговора автомобиль подъехал к отелю и остановился. Водитель Соколова открыл двери. Они вместе вошли в холл и подошли к ресепшену. Красивая девушка администратор с короткой стрижкой вежливо улыбнулась посетителям.

— Здравствуйте! Я вас слушаю.

— Я вчера бронировал номер люкс для господина Коллинза и его помощника, господина Эрикса. — Александр опёрся на стойку, улыбаясь девушке. Та быстро нажала несколько клавиш на компьютере.

— Да, действительно. Сейчас вас проводят.

— Держите. — Корнел протянул ей банковскую карту и документы.

— Благодарю. Вам принесут карту через несколько минут. Располагайтесь!

Корнел повернулся к Алексу. Тот выглядел уставшим после прошлой ночи в ресторане, длительного полёта и поездки.

— Увидимся завтра. Ты и так многое сделал для нас. Мы справимся, — сказал он русскому, потом повернулся к Стайгену с ехидной улыбкой и добавил: — Чем займёмся? Пойдем спать или проведаем местный ресторан? — Он усмехнулся, вспомнив их вчерашние похождения в Париже.

Арнианский князь взглянул с подозрением, но до него быстро дошло, что имел в виду принц.

— С тобой не соскучишься. Идём, хотя бы посмотрим свой номер и отнесём вещи, — язвительно ответил он, поняв, что отдохнуть удастся не скоро.

 

***

На часах было два часа ночи, когда мужчины наконец вышли из ресторана. Корнел, сам того не ожидая, впервые за долгие годы смог нормально расслабиться. Всю жизнь собранный, целеустремлённый и пунктуальный, только за последнее время он почувствовал облегчение. Общение со Стайгеном ан Эриксом явно шло на пользу. Он приобрёл в его лице родственную душу. И теперь всё равно, что было прежде. Даже если Ника не простит арнианца, Стайген навсегда останется его другом.

Стайген же разделся, принял душ и упал на широкую кровать. Спать хотелось и сильно. Но он вновь включил на телефоне ту мелодию, из-за которой они и оказались в этом городе.

У него больше не осталось сомнений, что это именно та песня. Она напомнила ему о Нике — она часто пела, оставаясь одна во дворце, когда он бесконечно занимался государственными делами. Он слышал её голос из своего кабинета, когда работал. Поначалу это раздражало, но потом он стал относиться к этому иначе.

Она была его пленницей, и ей нужно было чем-то заниматься.

Время не обратить вспять. Даже если он найдёт её… даже если они вернутся в Винкрос — всё будет по-другому, и он прекрасно понимал это. Если они туда вообще вернутся…

После месяцев, проведённых на Земле, он не понимал, как Ника столько времени выдержала его общество во дворце... Теперь он узнал, что она могла вернуться почти в любой момент. Что же держало её там? Повстанцы? Вряд ли!

Он понял, что всё ещё ничего не знал о своей жене.

Стайген долго не мог уснуть, мысли о Нике вновь не давали покоя. Наконец-то, сон одолел. Он проснулся от телефонного звонка. Мобильный, который Корнел забыл в его номере, затих, а через пару минут зазвонил вновь. Стайген поднял голову. На экране высветилось фото Пола Баркли.

Он взял трубку.

— Пол, это Стив.

— Я, конечно, не вовремя, но есть новости...

— Сейчас подожди. Я разбужу Джейка, если у меня это получится. Ты нашёл Нику?

— Я не уверен, но всё совпадает.

— Что?..

Он подхватился за доли секунды. Сна — как и не бывало. Сердце бешено стучало. Воздух в лёгких внезапно закончился. Он ворвался в комнату Корнела. Тот спал, раскинувшись на всю кровать.

— Эй, принц! У нас новости. Вставай!

— Сколько времени? — не открывая глаз, зевнул Корнел.

— Половина пятого. Пол звонит, что-то срочное.

— Давай телефон.

Стайген вышел — не хотел испытать ещё одного разочарования. Но через пару минут из комнаты пулей вылетел Корнел, и его лицо светилось от радости.

— Заказываем кофе! У нас есть новости!

Стайген даже подскочил на месте от неожиданности.

— Рассказывай!

— Пол связался со своими знакомыми в московской полиции. Он не знал, откуда начать поиски, поэтому начал со столицы. И буквально в конце рабочего дня ему пришёл ответ. Несколько месяцев назад разыскивалась девушка, похожая на Нику. Официально в розыск не подавали, поскольку её жених — некий Владислав Кравцов — просил сделать всё тихо. Но ориентировки на неё остались. Имя — Вероника Стрелкова. К сожалению, у человека, который предоставил информацию, нет её фото. Но по описанию всё совпадает. Так вот, она отсутствовала дома почти месяц, при этом она пропала при странных обстоятельствах. И так же неожиданно появилась! Работает в журнале «Бизнес-экспресс». Это всё, что Полу пока удалось выяснить. И он не уверен, что это именно она. Но проверить версии он не может — это должны сделать мы сами.

Стайген молчал, осмысливая слова Корнел. То, что он услышал, было неожиданно. Девушку разыскивал её жених? Как это понимать?

Понятно, что у неё здесь был мужчина. Но жених? Ника собиралась выйти замуж? Возможно, она вернулась к нему, и они теперь живут вместе?

Мысли путались в голове.

— Эй! Чего загрустил? Не делай поспешных выводов. Может, это ещё не она! — окликнул его Корнел.

— Как проверить? — уныло спросил Стайген.

— У меня появилась одна идея! Думаю, нам поможет Алекс. Наберись терпения!

 

***

Водитель Алекса заехал в «Рэдиссон Ройал Москоу» около одиннадцати. Корнел и Стайген вышли из отеля через несколько минут.

Метель закончилась, стоял небольшой мороз, но вовсю светило солнце. Небо было ярко-голубым — такое бывает только зимой. Лучи утреннего солнца отражались и от снега, которым покрывался лёд на реке. Казалось, всё вокруг сияло, и весь город озарился серебром.

Невероятно красивое зрелище привлекло обоих, и они не могли оторвать взглядов.

Дорога до офиса заняла около часа. Они успели попасть в небольшую пробку, но та, на удивление, быстро закончилась. Прибыли на место.

Главный офис предприятия «Sky-Innovation» находился недалеко от МКАДа, на юго-западе Москвы. Здание офиса было высоким, обшитым зеркальными панелями. Сам владелец, Александр Соколов — он же просто Алекс — находился у себя в кабинете.

Александр Соколов был молод, но уровень его интеллекта поражал всех. В первую очередь он являлся учёным. Он успел добиться многого, благодаря своим инновационным разработкам, равных которым не было нигде в мире. Кроме «Aircraft-JC»... Именно поэтому в прошлом году он начал совместную работу с Джейком Коллинзом, в лице которого приобрел старшего друга и коллегу.

Алекс встретил их радостно, заметив, что у коллег тоже отличное настроение. Оставались считанные рабочие дни — впереди много выходных. Повезло, что партнёр согласился приехать именно сейчас, ведь все результаты о проделанной за год работе давно подготовлены. До этого он пытался начать сотрудничество со многими российскими и иностранными компаниями, но лишь Джейк Коллинз поддержал его идеи. И не только поддержал, но и вложил в реализацию немало денег. Естественно, прибыль пока была не та, на которую они рассчитывали, но тем не менее, заметно росла.

— Джейк, Стив! Рад видеть вас вновь! Ну, как отель. Понравился? — Алекс повёл их к лифту.

— Да, особенно местный ресторан! — Они переглянулись и рассмеялись.

— Рад за вас. Мои усилия не прошли даром. Предлагаю подняться в кабинет, выпить кофе и обсудить дальнейшие планы на сегодня. Я не смогу провести с вами весь день, к сожалению. Но вечером хочу свозить вас в какое-нибудь интересное место. Отметим ваш прилёт. Если ещё остались силы...

— Силы у нас всегда есть! Пойдём, посмотрим ваши владения. Алекс. У меня к тебе будет небольшая просьба! Я расскажу, когда поднимемся к тебе. Стив, догоняй, — окликнул Корнел.

Они вместе поднялись и зашли в офис Алекса. Большой кабинет озарился зимним полуденным солнцем, оно осветило современную мебель, кожаный диван, кресла и яркие картины. Интерьер напомнил Корнелу его кабинет в Лос-Анджелесе.

Они расположились на мягком диване, пока симпатичная секретарша Алекса готовила кофе.

— Я и не думал, что ваша страна настолько изменилась. Вы стали жить гораздо лучше, — похвалил Корнел. — Даже не ожидал такого прогресса!

— Да, стараемся! Так на чём мы остановились? У вас, кажется, были ко мне какие-то вопросы? — Александр замер в ожидании.

— Да, Алекс! Скажи, на презентации будут присутствовать журналисты? — произнёс вдруг Корнел.

— Да, мы пригласили несколько человек с телевидения и некоторых периодических изданий, — напряжённо ответил Алекс, не понимая, чего хочет Коллинз. — Возможно, не стоило этого делать? Я знаю, что на вас было совершено покушение… Но мы далеко от Парижа.

— Напротив, — улыбнулся Корнел, — меня интересует один человек в Москве. Это девушка… Вероника Стрелкова. Работает в журнале «Бизнес-экспресс». У меня есть подозрение, что это кузина, которую я не мог разыскать много лет. Но я не знаю, как проверить эту версию, не спугнув её. Ты должен помочь нам!

— Кто-то откажется быть родственницей самого Джейка Коллинза? — приспустил очки Алекс, удивлённо глядя на гостей.

— Здесь другая ситуация. Я не могу рассказать тебе всех обстоятельств. Ты должен пригласить на презентацию от журнала именно её. Объясни это их главному, как хочешь, но не говори ни слова о нас со Стивом. Мы сможем сделать это?

— Конечно. Я не думаю, что будут проблемы. И как мы поступим потом?

— Мы не покажемся сразу. Если она вдруг не моя кузина, это будет выглядеть нелепо. Сначала найдем девушку. Потом решим по обстановке. Нужно сделать всё красиво и непринуждённо.

Алекс задумался. Он не понимал, для чего американцу девушка, но полностью доверял ему. В голову пришла идея, которую он тут же озвучил:

— После презентации вечером намечен фуршет, я пригласил много известных бизнесменов. Я говорил вам про него. Это большое событие для нашего предприятия! Я попытаюсь поговорить с девушкой во время презентации или после неё. И если это она, то приглашу на приём. Главное, найти её сейчас!

— Подойдёт! А дальше я буду действовать сам!

Стайген не понимал всего, так как разговор велся на русском. Но Корнел быстро объяснил ему суть задуманного.

— Главное, держи себя в руках! Иначе мы её напугаем. Позволь мне сделать всё по-своему! — повернулся он к арнианцу.

— Не знаю, получится ли у меня, — приподнял уголок губы князь.

— Ты должен терпеть. Ты лишь посмотришь со стороны и скажешь мне, Ника это или нет. Если хочешь добиться прощения, это надо сделать в спокойной обстановке. А то, боюсь, она будет в шоке от того, каким ты здесь стал...

— Каким? — спросил Стайген, гневно сверкнув глазами.

— Таким… таким, современным. Может она предпочитает видеть тебя на коне и с мечом, — расхохотался Корнел, едва не упав со стула.

— Чувствую, договоришься ты скоро, друг мой, — съехидничал Стайген в ответ.

Корнел стал вторым в жизни ан Эрикса человеком, который позволял себе разговаривать с ним подобным тоном. Первым была его сестра…

— Вы договорились? — спросил их Алекс, вернувшись в кабинет. — Сейчас моя секретарша найдёт телефон редакции.

— Да. А теперь расскажи нам наши планы на сегодня. Сразу оговорюсь: музеи искусств мы посещать не будем. Может какую-нибудь авто-выставку? Или что-то в этом роде? — ответил Корнел в ответ, с трудом отойдя от смеха.

— Сейчас узнаем, что можно предложить... Я и не собирался везти вас в музей. — Алекс улыбнулся. Почему-то его мысли зачастую сходились с мыслями американского коллеги.

 

***

Груневский Иван Петрович находился в кабинете, когда раздался телефонный звонок, удививший его.

Он только что вернулся в офис. Дела шли не слишком хорошо — новых сенсаций не предвиделось. Пока помощница Мария, принесла чай с печеньем, он задремал в своём кресле. В обеденное время в редакции почти не было людей. Но телефон в приёмной внезапно зазвонил. Он вновь окликнул Марию, но понял, что никто кроме него не ответит. А звонки были очень уж настойчивы.

Он ещё раз зевнул и поднял трубку аппарата.

— Иван Петрович? Беспокоит Соколов Александр, генеральный директор «Sky-Innovation». Не отвлекаю? — послышался незнакомый голос в телефоне.

От такого разговора Иван Петрович сразу проснулся.

Он прекрасно знал, что это за компания: о ней много говорили в последнее время. Какой-то совместный российско-американский проект, в своём роде уникальный, особенно с учётом всяких политических событий.

Ах да, деловой партнёр этого Соколова — тот самый американский миллионер, на которого недавно было совершено покушение в Париже! Он же читал на днях статью. Все эти мысли пронеслись в голове за пару секунд. Это могло оказаться чем-то интересным!

— Нет, конечно же, не занят! Чем я обязан вашему звонку?

— Завтра мы проводим презентацию совместных разработок с «Aircraft-JC». На неё приглашено множество влиятельных людей. Я думаю, вам интересна статья о ней! — Голос Алекса был твёрдым и уверенным. — Презентация будет проводиться в закрытом режиме, вход только по приглашениям, — добавил он.

— Конечно, о чём вы говорите! — Иван Петрович заволновался, стараясь не выдать переживания в разговоре.

— Я дам вам возможность опубликовать статью о ней. Но при одном условии. В вашей редакции работает Вероника Стрелкова. Именно она должна быть представителем от вашего издания!

— Но она не журналист! Она просто мой… дизайнер! У меня достаточно профессионалов… Я не могу отправить её.

Груневский растерялся, не зная, что ответить. Но попасть на презентацию нужно было любым путём.

— Это мое условие. Именно она! Причём… Если даже она будет отказываться, вы её убедите. И сделаете всё так, чтобы она ни о чём не догадалась. Эта девушка чрезвычайно интересна одному нашему важному гостю… Но она ничего знать не должна.

 — Я согласен! Завтра она будет у вас. — Иван Петрович махнул рукой, но телефонный собеседник этого не увидел.

— Вот и прекрасно! Начало в два часа дня. Сейчас вышлю приглашение на её имя курьером. Было приятно пообщаться с понимающим человеком.

Иван Петрович положил трубку и тяжело вздохнул. Задали же ему задачку!

Но отказаться от предложения тоже не мог.

Что же особенного в Нике? Девушка, безусловно, интересная, хороший специалист. Могла бы добиться большего в карьере со своими-то способностями. Но по какой-то причине не стремилась к этому. Она как будто желала остаться в тени. Чем же она так заинтересовала Соколова и его таинственного гостя, что они хотели видеть именно её?

Почему-то теперь Груневский был уверен, что Стрелкова ненадолго задержится в его редакции.

 

***

Обед закончился, и сотрудники возвращались в офис. Ника вошла вместе с Ириной, но её окликнула Мария:

— Ника, шеф просил тебя зайти к нему сразу же, как только вернёшься.

— Хорошо, Маш! Дай мне хотя бы раздеться! — отозвалась Ника.

Она понятия не имела, почему Груневский вызывал, но у неё появилось странное предчувствие. Она повесила верхнюю одежду и, немного замешкавшись, вышла из кабинета.

— Вы меня звали? — постучалась в двери шефа и заглянула в кабинет.

— Да, заходи. Присядь, у меня к тебе разговор.

— В чём дело? — Она ещё не видела его в таком добром расположении духа. Особенно по отношению к себе.

— Завтра выступишь в роли журналиста от нашего издания. У тебя есть приличный деловой костюм? — Груневский недовольно осмотрел джинсы Ники и её заплетённую косу.

— К чему такие вопросы? Есть, конечно же. Вот только зачем? — Ника подняла бровь, пытаясь понять мотивы.

— Поедешь на презентацию «Sky-Innovation», там будут серьёзные люди. Поэтому и выглядеть стоит соответствующе. Надеюсь, ты хоть раз держала в руках профессиональную фотокамеру? — Начальник сморщился, соображая, что ещё сказать в напутствие.

— Конечно. Но почему именно я должна быть на этой презентации. Девчонки прекрасно справляются с работой, — настаивала Ника, пытаясь добиться вразумительного объяснения.

Иван Петрович задумался, но быстро нашёл выход из положения.

— От нас может пойти лишь один человек. Вход строго по пропускам, и он выписан уже на твоё имя. Мне нужно твоё личное мнение о дизайне их конференц-зала и вообще всей компании. И не спрашивай зачем! Утром зайдёшь, я сам дам тебе фотоаппарат и всё объясню. И ещё возьмёшь у Марии диктофон, запишешь деловую часть. Принесёшь мне всё после презентации — и можешь быть свободна до окончания праздников! Это своего рода вознаграждение… лично от меня. Мы сами обработаем информацию. Ты же всё равно не хочешь идти на корпоратив. Поняла?

— Конечно! Я… и только я. Сделаем, — вздохнула Ника. — Можно я сейчас пойду к себе?

— Иди! И завтра без опозданий. — Шеф потёр руки.

Работа сделана, и сенсация почти в кармане. Год заканчивался весьма неплохо.

  

ГЛАВА 3. Иллюзия удачи

«С какой скоростью я должен жить, чтобы вновь встретиться с тобой?»

Такаки Тоно. Пять сантиметров в секунду

***

День начался как обычно. Будильник зазвонил уже четвёртый раз. Но Ника ещё ворочалась в постели, когда вдруг вспомнила, что сегодня предстоит непривычная работа. Мысль словно током ударила, заставив подпрыгнуть с кровати — она даже не подготовила, что надеть.

Ника открыла шкаф. На вешалках висела одежда, которую она носила довольно редко. Выбрала строгий, но стильный костюм, в него входили облегающие брюки и короткий пиджак. Примерив, осталась довольна результатом. Она надевала его лишь раз, на одну из деловых встреч. Лакированные сапожки — последнее приобретение — подошли как нельзя лучше.

Времени оставалось все меньше. Но кофе выпить она, пожалуй, успеет. Пить его пришлось быстро, обжигаясь. На ходу взглянув в зеркало, Ника поняла, что причёска никуда не годится. Но на укладку времени нет — придётся перед презентацией заглянуть в салон, только записаться с самого утра. Макияж сделает там же.

Она влетела в офис с десятиминутным опозданием. Но, как ни странно, на задержку никто не обратил внимания. Быстро повесив шубку в шкаф, Ника уселась в кресло за компьютер и выдохнула.

— Ника, ты сегодня такая красивая! У тебя планы на вечер? — поразилась Ирина перемене во внешности коллеги.

— Планы… да. Меня никто ещё не искал? — произнесла Ника, отдышавшись.

— Пока нет. А кто должен был? — заинтересованно спросила коллега.

— Шеф. Он дал мне задание. Ладно, будем работать, — ответила Ника, не желая посвящать никого в суть дела.

Лишние разговоры ни к чему. За последний год своей жизни она хорошо научилась скрывать эмоции и не выдавать информацию никому и ни под каким предлогом. Она не нервничала перед презентацией — больше удивляло поведение Груневского.

Мария позвала через час, и Ника вошла в кабинет начальника. Тот важно заседал в вертящемся кресле, как на троне. Стало смешно, но она смогла сдержаться. Мужчина оценивающе осмотрел её.

— Сегодня ты выглядишь гораздо лучше. Чтобы каждый раз ходила так на работу! Понятно? — строго сказал он.

— Понятно! — ответила она, понимая, что он шутит. — На работу, как на праздник!

— Тогда прекрасно. Держи пригласительный. — Шеф протянул ей карточку. — Вот моя личная камера, береги её, как зеницу ока, ничего не перепутай с режимами. Вот список вопросов к Александру Соколову, если вдруг удастся поговорить с ним. Изучи заранее, их не слишком много. И не забудь записать всё на диктофон.

— Я должна брать у него интервью? Это точно не входит в мои обязанности! — удивлённо произнесла Ника.

— Посмотришь сама по обстановке, — отмахнулся он. — За интервью отдельная премия. Адрес написан в приглашении. Лучше возьми такси. Иди с богом, время идёт очень быстро.

— Тогда я пошла. — Ника вышла и отправилась на своё рабочее место.

Что там ещё за вопросы дал шеф? Ника никогда не брала ни у кого интервью, и от этого ей было слегка не по себе. Она небрежно развернула листок, который дал Груневский. Но первый же вопрос заставил жадно вцепиться взглядом в несколько роковых букв.

Этого просто не может быть!

Она встряхнулась, заставив себя прочесть вопрос до конца.

«Господин Соколов, вы уже год работаете с мистером Джейком Коллинзом. Насколько долгосрочным вы рассматриваете сотрудничество с компанией «Aircraft-JC», и не скажется ли это отрицательно на отечественной промышленности?»

Джейк Коллинз!

Ника вслух повторила имя. А потом вновь достала журнал, уставившись на фото бизнесмена. Перевела взгляд на фигуру незнакомца рядом с ним.

Какая связь между этой презентацией и Джейком Коллинзом. Кто он вообще такой? Почему именно она отправлена на встречу? Но если она откажется идти, то никогда не получит ответы на вопросы.

Теперь она была уверена, что всё это происходит неспроста.

 

***

Ника вошла в большой конференц-зал, где под вспышки фотокамер гости рассаживались на заранее отведённые места. Молодые люди в чёрных костюмах следили, чтобы во всём был полный порядок, у дверей стояла охрана.

Журналистам предоставили отдельный ряд. По подсчётам Ники, зал вмещал как минимум сто человек. Над возвышением находился огромный мультимедийный экран. Нику тут же проводили на её место. Она достала камеру, включила диктофон. Взгляд скользнул по красивому помещению. Интересное световое решение, строгие чёрно-белые тона. Она сделала несколько пробных кадров.

Вскоре все затихли. Свет в зале погас, а потом загорелся перед экраном, освещая молодого человека в очках, вышедшего на мини-сцену. Он улыбался, простое открытое лицо делало его ближе к людям, разряжая обстановку. Раздались аплодисменты, и мужчина взял в руки микрофон.

— Добро пожаловать! Для тех, кто меня ещё не знает, представлюсь: я Александр Соколов, генеральный директор и владелец контрольного пакета акций «Sky-Innovation». Сегодня я хочу представить результаты проделанной за сложный прошедший год работы. Несмотря на кризис, мы выстояли и внесли нечто новое, полностью модернизировали производство, поставили его на уровень выше многих мировых компаний в нашей отрасли. Год назад Джейк Коллинз, владелец «Aircraft-JC», согласился работать с нами. Вместе с этим человеком мы добились того, о чём мы сейчас покажем следующее видео. Прошу внимания…

Он подал рукой знак, свет в зале погас, экран загорелся. Ника смотрела, облокотившись на спинку кресла. Начался фильм, который представлял деятельность компании. Фильм был снят великолепно: качество съёмки, подобранные видеофрагменты, комментарии — всё на высоте. Даже Ника, не разбирающаяся в приборах для авиации, оценила масштаб проделанной работы. Всё объяснялось очень подробно и доступно.

Презентация велась на русском, но шли английские субтитры. На сорок минут видео Ника практически замерла. Когда фильм закончился, раздались громкие аплодисменты. Свет снова направился на Александра, который появился на сцене.

По выражению Соколова было понятно, что он и сам доволен фильмом.

— Дамы и господа! Рад, что вам понравилось! Поздравляю всех собравшихся с наступающим Новым годом! Всем успехов, любви и финансового благополучия. — Он выдержал небольшую паузу. — А теперь разрешите представить всем человека, без которого многие наши идеи не смогли бы воплотиться в жизнь. Сегодня здесь присутствуют представители «Aircraft-JC», в том числе и сам господин Коллинз, который специально для этого прилетел в Москву!

К Александру поднялся человек, которого Ника видела в журнале. И она вновь ощутила то странное чувство, возникшее и в первый раз. Попыталась не слушать речь, закрыться в себе. Отбросила имя «Джейк Коллинз». Мужчину звали как-то иначе. Его другое имя вертелось у неё на языке, а она не могла вспомнить…

Джейк Коллинз улыбался всем заразительной улыбкой. В этом мужчине действительно было нечто особенное. Он начал говорить по-английски, Александр переводил. Но Ника не слушала его слов, она просто смотрела на Коллинза. На минуту показалось, что его взгляд направлен на неё, но она отбросила эту глупую мысль. Чтобы отвлечься, вновь взяла в руки фотоаппарат и сделала несколько кадров Коллинза с Александром Соколовым.

Всё заканчивалось. Люди вставали со своих мест, подходили к Александру, поздравляли его с отлично проделанной работой, вокруг них собрались журналисты.

Ника совершенно забыла о том, что шеф просил взять интервью. Она просто растерялась от шума. Поднялась, направилась к выходу. Тихо прошмыгнув в коридор, ведущий из конференц-зала, остановилась около огромного окна, пытаясь отдышаться.

Внезапно показалось, что кто-то смотрит на неё, и она резко повернулась. Александр подошёл к ней тихо, Ника даже не заметила, как это произошло. Она подняла голову и улыбнулась. Молодой человек — возможно, её ровесник — не пугал.

— Мне понравилось ваше выступление! А фильм вообще поразительный! Как вам это удалось? — Она не лукавила, слова шли от сердца.

— В нашей команде лучшие специалисты, — повторил Соколов недавние слова Коллинза. — А вы, если я не ошибаюсь, из журнала «Бизнес-экспресс»?

— Вы правы. — Ника отбросила назад длинный локон, который мешал ей.

Она вдруг вспомнила про вопросы интервью. Попытаться? Неплохая возможность!

— Господин Соколов, может быть, вы найдёте пару минут, чтобы дать мне небольшое интервью, — попросила она, улыбнувшись ему ещё раз. — Это важно для меня!

Молодой человек на несколько секунд задумался. Он был довольно милым. А недавно у микрофона выглядел другим — серьёзным и деловым.

— Я дам вам интервью. Но у меня есть условие! И вы не можете отказать мне! — уверенно заявил он.

— Интересно, какое же?

— Через три часа мы устраиваем фуршет в ресторане. Я хочу, чтобы именно вы, как представитель прессы, были на приёме! И там обещаю найти несколько минут и пообщаться лично с вами. Но не подумайте лишнего… Работа и только работа.

— Но я… я же никого не знаю. Что я буду там делать? — растерялась Ника.

— Послушаете красивую музыку, выпьете шампанского, расслабитесь. Одежда вечерняя, только фотокамеру с собой брать не надо, — он указал на чехол, — боюсь, она не подойдёт к вечернему платью.

Что же ответить на это заманчивое предложение? Сердце застучало громче.

— Александр, на вашем приёме будет господин Коллинз? Возможно, вы договоритесь насчёт интервью и с ним? Лично для меня. — Она, конечно, уже наглела. Но как иначе выяснить то, что её так интересовало?

— Договорились! Я сам познакомлю вас с Джейком Коллинзом. — Он достал из кармана пиджака небольшую открытку с логотипом фирмы. — Здесь адрес, предъявите при входе. Буду рад увидеть вас там!

Он повернулся и направился к людям, которые со стороны наблюдали за их разговором. Ника молча смотрела ему вслед

— Я приду. Приду обязательно. И выясню, кто такой Джейк Коллинз, — прошептала она, когда Александр скрылся за дверью.

 

***

После презентации Ника сразу поехала в редакцию. Шеф не стал расспрашивать о мелочах, он был и так счастлив от того, сколько информации заполучил. И почему-то даже не спросил про интервью.

Зная, что в ближайшие дни не вернётся, Ника выключила компьютер, проверила ящики рабочего стола. До вечера дел невпроворот: нужно позаботиться о наряде для приёма, сделать новый макияж. Приехать вовремя на вечер. Почему-то волнение уступило место насущным заботам. Домой она уже не успевала, да и не было там подходящего платья — придется прогуляться по бутикам.

Она померила пару десятков платьев, пока не нашла именно то, которое, на её взгляд, сидело на ней безупречно. Стильное. Золотисто-зелёное, идеально облегающее фигуру. Она сама не понимала, для чего перебирает — это всего лишь чужой банкет, на котором она никого не знает. И вовсе не факт, что Коллинз ей знаком, как, впрочем, и его помощник. Но какое-то шестое чувство подсказывало, что этот вечер не случайность, а закономерность, к которой она шла всё это время.

Услышав цену, Ника тяжело вздохнула — почти месячная зарплата. Но больше выбирать не хотелось. К платью пришлось прикупить туфли и сумочку. Чёрт! Зачем она согласилась? Вдруг это просто игра её воображения?! Во что она снова ввязалась?

Знакомая девушка в салоне красоты удивлённо смотрела на неё, но макияж переделала. Там же Нике поправили причёску. Она решила особо не мудрить с волосами — они просто спускались завитыми кудрями почти до пояса. На платье Ника набросила шубку, которую надела впервые сегодня, хоть и купила ещё в прошлом году. Взглянула на часы, вызвала такси.

Банкетный зал ресторана украсили просто шикарно. Официанты разносили шампанское и другие напитки, звучала живая музыка. Людей собралось много: женщины в дорогих платьях, мужчины в брендовых костюмах. Все оживленно беседовали.

На пару минут Ника почувствовала себя золушкой, попавшей в сказочный замок. Но реальность была такой, что замки и сказки в её жизни уже имелись — вот только всё оказалось не так уж и сладко. Она словно не в своей тарелке.

В ушах шумело, голоса незнакомых людей сливались сплошным фоном. В глазах встал туман, сквозь который она различила проходящего мимо неё официанта с подносом. Ника автоматически взяла бокал с шампанским, выпила залпом напиток, пытаясь прийти в себя и расслабиться.

Эх, шампанским тут явно не отделаешься! Но все равно внутри потеплело. И ком, стоявший в горле, ушел. В конце-то концов, она принцесса, наследница трона Урсула. Сбежавшая принцесса… Ника усмехнулась. Ведь она не раз бывала на приёмах, общалась с арнианской знатью в положении княгини ан Эрикс. Здесь-то уже ей чего бояться? Она тут не просто так: где-то находится человек, который её заинтересовал, и она обязана его найти.

Она не могла понять, чем вызван этот интерес. Не только игрой воображения. Почему несколько месяцев спустя снова возникло столько загадок?

Почувствовав прикосновение к обнажённому плечу, Ника вздрогнула и резко повернулась. Прямо перед ней стоял мужчина со страницы злополучного французского журнала, пару часов назад она видела его же на презентации.

Джейк Коллинз!

Ника застыла на месте, рассматривая иностранца. Он был выше ее. Ярко-зелёные глаза чуть прищурены. Дорогой светлый костюм на нём сидел как влитой. Мужчина просто смотрел на неё и молчал. Ника хотела было спросить, не отправил ли его к ней господин Соколов, но язык не поворачивался. Она просто растерялась от этого странного взгляда и ощущения дежавю. И все вопросы внезапно испарились. Она молча сглотнула, глядя Коллинзу в глаза.

— Значит, ты Ника, — улыбнулся он.

Коллинз говорил по-английски, но Ника его прекрасно поняла. Насторожило только непривычное произношение её имени.

— Мистер Коллинз, — попыталась улыбнуться она. Чёрт! И вот о чём с ним говорить? Но нужно ведь что-то сказать, иначе будет выглядеть нелепо. — Рада вас видеть, — наконец-то выдавила она.

— Можно просто Джейк, — внезапно он перешёл на русский и, как ни странно, говорил на нём почти без акцента, хоть и медленно. — Мой друг, Алекс, сказал, что вы хотели познакомиться со мной.

— Точнее, взять у вас интервью. Если вы не против, — ответила Ника, не отводя взгляда. Как странно, почему она уверена, что этот Коллинз совсем не тот, за кого себя выдаёт?

— А я хотел бы просто поговорить с вами. Выпейте со мной шампанского. Сейчас Алекс скажет тост.

Ника вдруг заметила Александра Соколова, что стоял в окружении гостей. Он выглядел солидно и вновь не напоминал ей того молодого человека, с которым она разговаривала днём.

— Попрошу минуточку внимания! Давайте выпьем за то, что мы смогли сделать. И за то, чего мы вместе достигнем в следующем году… — говорил Соколов тост, подняв бокал.

Все повернулись к нему, затихли. Но Ника не слушала, она смотрела только на Джейка Коллинза. Её подмывало спросить прямо, кто он такой. Но она ждала объяснений от него самого. Коллинз выглядел невозмутимым и довольным жизнью.

— Что мы здесь делаем? — тихо спросила она, рассматривая его красивое лицо.

Джейк повернулся и посмотрел ей прямо в глаза. Какой странный всё же у него взгляд! Она видела такой же совсем недавно. Но где?..

Ника перечисляла в уме последние события, людей, которых встречала. Ответ как будто стоял в её сознании.

— Я так хотел тебя найти! — внезапно сказал он на английском. Она не сразу поняла перевода. Но фраза, произнесённая именно таким голосом, уже звучала в её жизни.

— Что?.. — дрогнул её голос.

Джейк протянул руку, взял бокал и подал его ей, загадочно при этом улыбаясь. Тост Александра заканчивался. Ника сделала глоток, но вдруг заметила, что Соколов сам направляется к ним.

— Рад, что вы приняли моё приглашение, Ника. Вы прекрасно выглядите. Смотрю, вы уже познакомились с моим другом. — Он улыбался открыто, было заметно, что он доволен прошедшим днём.

— Спасибо. Всё очень красиво и отлично подобрано, — сдержанно сказала ему Ника.

— Я должен сказать ответное слово. Не уходи никуда, — попросил её вдруг Джейк. Но мгновение спустя передумал, словно боялся, что она сбежит. — Нет, пойдём со мной.

— Куда? — не сразу поняла она, но вырываться не стала.

— Просто пойдём со мной. — Он взял её за руку, вывел в середину зала, не выпуская её пальцев. Взял в руки микрофон и сказал: — Спасибо хозяину праздника и всем гостям, что собрались здесь. Мы хорошо поработали с господином Соколовым в этом году, в следующем мы продолжим наше общее дело. Именно в России я отыскал то, что так хотел найти…

«Я так хотел тебя найти», — до Ники дошёл смысл фразы, сказанной Джейком несколько минут назад.

Он ведь сам искал её! А она ещё сомневалась!

— Здесь немного шумно, тебе не кажется, Ники? Поговорим в спокойной обстановке! — произнёс Джейк, вновь повернувшись к ней.

Ника вопросительно посмотрела на него. Она не боялась. Пора расставить точки над «i». Кажется, случайности в её жизни исключены. С того самого момента, как она взяла в руки журнал, она чувствовала, что этот человек — часть её судьбы.

— А с каких пор мы перешли на «ты»? — удивленно спросила Ника.

— Неважно. Будем считать, с этого момента. — Он приподнял уголок рта, скрывая улыбку.

— Хорошо, — выдохнула она. Он сам шёл на контакт — это гораздо лучше, чем гадать. Похоже, Коллинз быстрее объяснит, что происходит. — Куда мы пойдём?

— Здесь в ресторане есть другой зал, там почти никого нет. Закажем кофе и поговорим…

В соседнем зале действительно было тихо и темно. Иногда из-за дверей доносилась музыка и голоса, но потом всё снова смолкло. Они присели за столик неподалёку от барной стойки, и официант принёс кофе-карту.

Джейк сразу же сделал заказ.

— Ты что будешь? — спросил он Нику, рассматривая её во все глаза.

Она вдруг смутилась от пристального внимания, решая, с чего бы начать разговор о том, что не могла выразить словами.

— То же самое. И шоколад.

— И ещё коньяк, — добавил Коллинз. — Чувствую, разговор будет долгим.

Внезапно Ника вспомнила, что ничего сегодня не ела. Она попыталась расслабиться, облокотилась на спинку стула, наблюдая за мужчиной. Он же и вовсе не выглядел удивлённым — напротив, казался энергичным и уверенным в себе.

— Что происходит, Джейк? Я ничего не понимаю, — прервала она зависшее молчание, которое начинало пугать.

Он поднял взгляд и снова улыбнулся. Затем произнёс:

— Всё в нашей жизни происходит так, как должно. Хочешь, я прочитаю твои мысли и расскажу о тебе? — спокойно произнёс он.

— Попытайся! — ответила Ника, приподняв бровь. Она чувствовала себя довольно уверенно. Ситуация со знакомым незнакомцем начинала даже забавлять.

Он на несколько секунд задумался.

— Ты находишься не на своём месте. В тебе есть сила, решительность и жажда приключений. Ты рождена для другой жизни, но судьба распорядилась так, что ты сидишь сейчас рядом со мной в этом ресторане и пьёшь кофе… Как ты думаешь, всё это случайность?

Она чуть прищурилась, пытаясь понять ход его мыслей.

— Я сразу знала, что это не так, — произнесла она.

Он улыбнулся, внимательно наблюдая за её реакцией.

— В нашей жизни нет случайностей. Есть лишь выбор направления трассы на поворотах судьбы. Но конечная цель одна — мы всё равно придём к тому, к чему должны прийти.

— К чему эти слова? — дрогнул её голос.

— Я скажу тебе. — Он тяжело вздохнул. — Однажды в твоей жизни возник выбор. Ты сделала его, хоть и с большими потерями, поставила на кон своё счастье.

— Кто ты такой, Джейк? — настойчиво спросила его Ника.

— Я скажу тебе чуть позже, но прежде ты должна меня выслушать.

Она тяжело вздохнула, но почувствовала, что хочет дальше слушать его слова. Они были как бальзам для её израненной души.

— Продолжай! — попросила она.

— Всё шло по заранее намеченному плану. Но в решающий момент ты совершила ошибку, о которой теперь, возможно, сожалеешь. Ты хотела бы выслушать того, кто тебе дорог. И сейчас этот момент стоит у тебя перед глазами, но ты ничего не можешь вернуть назад... Думаешь, ты ошиблась? Нет! И не потому, что этот человек не был твоей судьбой. В тот момент могло ничего и не выйти — слишком много обстоятельств препятствовали вам. И сегодня бы не случилось этой встречи… Я никогда бы не увидел тебя, Ника.

— Скажи мне, кто ты такой! — потребовала она, яростно глядя на собеседника.

— Дослушай до конца! — пресёк он её попытку подняться, схватив за руку. — Ответь мне на один вопрос! Если бы ты ещё раз встретила того человека, что бы ты сделала? Встретила совсем не там... в иной обстановке, в другой ситуации. Ты поговорила бы с ним?

 — Да! Откуда ты это знаешь? Да, я поговорила бы с ним! Я никогда его не забуду! Но эта ситуация нереальна — он слишком далеко. Нереально вернуть назад тот момент. Из всех возможных тогда выходов я выбрала самый правильный. У нас всё равно бы ничего не получилось! — На её глазах выступили слёзы отчаяния.

— Ника, иногда судьба даёт второй шанс. Им можно воспользоваться, а можно вновь натворить такого, о чём потом будешь жалеть. Успокойся и расслабься, прошу тебя. Сейчас ты выпьешь со мной… — Он налил рюмку, придвинул к ней. — Давай! Я жду.

Она посмотрела на Коллинза. Просто хотелось его слушать. Позволить решать за себя другому, а не думать самой. И хоть кому-нибудь довериться.

Она выпила налитое. А Коллинз продолжил:

— Я много наговорил, и ты теперь не понимаешь, откуда я всё это знаю. Нервничаешь от того, что произойдёт дальше. Только не спрашивай меня ни о чём, Ника. Тебе нужно успокоиться.

Ника действительно прекратила сопротивление, поняв, что ничего не добьётся. Алкоголь согревал изнутри. Она давно не пила, поэтому голова кружилась. Но она верила Джейку Коллинзу… как… родному ей человеку. Она вдруг сама удивилась сравнению. Вот только этот мужчина знал о ней всё, а она о нём ничего не знала.

— Хорошо! Я согласна. Хочешь мне сказать, что можешь устроить встречу с ним? Даже интересно, как ты это сделаешь? Это невозможно!

Сердце вдруг тревожно застучало, когда она вспомнила свои сомнения по поводу фото.

— Я серьёзный человек! Ты думаешь, я издеваюсь над тобой? — усмехнулся Коллинз.

— Я просто ничего не понимаю!

Корнел промолчал, наблюдая с улыбкой за реакцией Ники. А характер у неё действительно не подарок. Достойная дочь своих родителей и его сестра. Повезло же арнианцу!

— Сейчас ты поймёшь, о чём я говорю, — достал он телефон и набрал номер. — Где ты находишься? Я жду тебя.

Джейк объяснял кому-то расположение зала по-английски, а Ника пыталась перевести его слова на русский.

Она сама взяла рюмку и залпом выпила, пытаясь унять страх.

— С кем ты только что говорил? — резко спросила она.

Коллинз промолчал в ответ и повернулся к дверям. В помещение кто-то вошёл. В сумраке Ника заметила лишь силуэт, но большего и не требовалось. Она уже знала, кого увидит сейчас.

Мужчина подошёл к ним, присел за стол.

И Ника, округлив глаза, смотрела на него, пытаясь собрать свои мысли воедино.

 

***

Ника замерла. Она смотрела на ан Эрикса и не знала, верить ли своим глазам. Перед ней сидел её муж из Винкроса — чёртов арнианский князь, потрепавший ей столько нервов. Любимый. Одновременно ненавистный. От которого она сбежала обратно на Землю, оставив страну и отказавшись от власти, только бы больше его не видеть.

Тот, кого она вспоминала всё это время, мечтая оказаться в его объятиях, как в то тогда, когда они жили вместе во дворце, до восстания.

Она сглотнула, пытаясь убрать ком из горла. Это сон или явь? Может, коньяк, которым старательно поил её Коллинз, так действует?

Но нет, Стайген ан Эрикс на самом деле здесь, рядом с ней. С короткой стрижкой, в стильном костюме, удачно облегающем его атлетическую фигуру. Он смотрел на неё, прищурив один глаз. Молчал. И Ника молчала. Переводила взгляд то на него, то на Джейка, пытаясь понять, что сейчас происходит.

Однако, Коллинз не соврал…

Стайген! Их взгляды снова встретились. Эти глаза… будто налившиеся металлом. Чуть искривленные красивые губы, которые сейчас улыбались. Она помнила его именно таким… Хотела вспоминать таким, отметая в памяти весь связанный с ним негатив. Во взгляде ан Эрикса была вся её жизнь… которую она променяла на скучное существование на Земле, чтобы только не думать, что они не могут быть вместе.

Ника просто не понимала, какие чувства испытывала в этот миг: смятение, радость от того, что Стайген здесь, страх перед ним, любовь или ненависть? Нет, ненависти, пожалуй, не было. Преобладало удивление.

Эти секунды показались ей часами, застывшими в вечности.

— Ника! Скажи хоть что-нибудь! — произнёс Стайген на языке Винкроса.

В этот момент в глазах Ники потемнело. Голова закружилась от избытка эмоций, от усталости, от выпитого перед тем спиртного. Она почувствовала, что вот-вот потеряет сознание.

«Джейк, принеси воды. Ей нехорошо», — родной голос… как в тумане. Слова, произнесённые на… английском?

«Мы её напугали. У неё шок», — ответ Коллинза. Словно в полузабытье.

Она почувствовала, как кто-то поддерживает её за плечи. Вода освежила, реальность начала проясняться. Ника распахнула глаза, приходя в себя.

Это не сон и не игра воображения! Это всё происходит на самом деле!

В ней резко что-то перещёлкнуло.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она, рассматривая своего супруга уже иным взглядом. — Как… Ты… Здесь… Оказался?

Он внимательно посмотрел на неё и внезапно улыбнулся.

— Долгая история. Как ты себя чувствуешь?

Ника замолчала, думая, что ответить. Все те слова, которые она хотела сказать ему долгими одинокими ночами, куда-то испарились, забылись. Остался лишь ОН. Другой. С короткими волосами. Современный. Деловой. Напоминающий киноактёра с обложки журнала… Стоп… Тот журнал… Значит, она не ошиблась, и там на самом деле его фото?.. Он живёт на Земле, умудрился изучить английский язык. Хм… Неожиданно! Значит, он находится на Земле уже не первый день!

— Всё в порядке. Я слишком много выпила. Сейчас пройдёт, — отмахнулась Ника и смущённо отвела глаза. Как будто её поймали с поличным. Кажется, князь вовсе не намерен с ней расправляться. Его словно подменили. — Объясни, как ты попал на Землю!

В этот момент Коллинз поднялся, глядя на пару.

— Пожалуй, оставлю вас ненадолго. Пойду пообщаюсь с Алексом. Здесь я лишний.

Ника с удивлением посмотрела ему вслед. Кто же он?! Она так и не поняла. Но пока стоит разобраться со Стайгеном. Всё по порядку…

— Ника… Мне нужно с тобой поговорить! — вырвал её раздумий голос супруга.

— Мы уже разговариваем! — Она окончательно пришла в себя и повернулась к Стайгену.

Он протянул руку, схватил запястье. Словно хотел убедиться, что Ника реальна и никуда не исчезнет. Его глаза сверкнули серебром.

— Помнишь наш последний разговор? Тогда, ночью, в Орнеле…

Ника сжала губы. Конечно же, она помнила! Ещё бы не помнить, как призналась в любви тому, кто хотел её уничтожить. Той ночи она точно никогда не забудет.

— Это… правда? — настойчиво спросил он.

— Что именно?.. — Голос чуть дрогнул.

— То, что ты хотела узнать, жив ли я, у Роналда Крона, конечно, — моргнул он.

— Я же сама сказала… — Ника приподняла бровь. Почему-то она была уверена, что он спросит о её признании, но он решил не торопиться, пошёл в обход.

Он встряхнул головой.

— Я не поверил… Тогда не поверил. Я не знал всех обстоятельств.

— Конечно, Стайген! — ехидно передразнила она. — Именно поэтому ты решил меня убить вместо того, чтобы нормально пообщаться?!

— Я был зол на тебя. Вспомни предыдущие события, — тихо, с каким-то упрёком сказал он. — Ты же сама меня перед тем чуть не убила… своей силой. Я ведь был там, на поле боя! Едва успел выбраться.

Ника замолчала, понимая, что он прав. В памяти снова встали события того ужасного дня: битва, поток лавы, который она подняла своей силой, отчаяние, витавший в долине дух смерти… Слепые догадки, жив ли Стайген… или она его убила, как главного врага.

— Я не могла поступить иначе. В моём положении ты сделал бы то же самое. Мои люди… Они верили в меня. Я должна была их спасти! — воскликнула она.

Да кому она это говорит? Он всё равно ничего не поймёт!

— Я осознал это, но позже. И ещё… Той ночью в Орнеле… Ты сказала, что любишь меня. Это правда? — сжал он обеими руками ладонь Ники, глядя ей в глаза.

— Это правда. Но как я уже говорила, тебе этого никогда не понять. — Она попыталась было дёрнуться, но он не отпускал.

— Я не знаю, что ты со мной сделала! После той ночи я несколько раз хотел всё бросить. Лететь к тебе из Тармены. Я понял… Мы просто познакомились не в том месте… И не в то время. Я отказался от трона! Ехал в Элемар лишь для того, чтобы поговорить с тобой. Но тебя там уже не оказалось. Я так хотел тебя увидеть… Хотел сказать…

Ника сглотнула. Как же она ждала эти слова именно от него, не веря в то, что когда-нибудь их услышит. На глазах выступили слёзы.

— Только не молчи, — с придыханием произнесла она. — Скажи мне то, что хотел сказать тогда!

— Я люблю тебя! Любил ещё с момента, когда увидел твой растерянный взгляд той ночью… В королевском дворце да Штромм. ты была беззащитной и в то же время неприступной! Я не знал, кто ты такая. Не хотел знать, не желал верить в иной мир, в магию твоего рода. Просто полюбил тебя такой, какая ты есть… — Его голос на секунду прервался, и Ника понимала, что слова вырываются с болью. — Я не хотел признаваться в этом даже себе самому.

Он снова замолчал, глядя ей в глаза. И Ника вдруг почувствовала растерянность. Она знала, что ан Эрикс никогда и никому не говорил подобного. В этот момент ей стало всё равно, как он очутился на Земле. Всё вдруг перестало существовать. Остался только ОН. Казалось, что этот разговор ведётся вовсе не в московском ресторане. А в Винкросе. На краю того самого обрыва, где они стояли вдвоём, ловя потоки ветра.

Чьей же на самом деле тогда была правда?!

— Что же мы наделали? — тихо произнесла она, закрыв глаза. — Что мы натворили?!

— Мы вдвоём наворотили дел… Но ничего уже не вернуть. Теперь мы на твоей Земле. Знаешь, а тут не так уж и плохо. Мы можем начать всё заново!

— Хочешь сказать, что желаешь поселиться здесь навсегда? — вновь взглянула она на Стайгена.

— У меня нет выбора. Если ты желаешь остаться в этом мире, то и я останусь, — пожал он плечами. — Если скажешь, чтобы я ушёл — уйду. Но теперь я хотя бы знаю, что попытался всё изменить. Я всё равно не могу вернуться в Винкрос без твоей помощи.

— Стайген… Мы не в Винкросе! Ты хоть представляешь, сколько времени там прошло?!

Он молча кивнул головой.

— Хочешь, чтобы я помогла тебе вернуться?

— Только вместе с тобой… Я потерял там всё. Теперь мне всё равно, где жить.

— Мне нужно время, чтобы подумать, — ответила она.

Взяла стакан, сделала глоток воды. Чёрт! Как всё сложно! Ника вдруг поняла, как он попал на Землю — следом за ней, в портал. Поэтому уже успел освоиться и выучить язык. И этот… Она совсем забыла о человеке, который их снова свёл вместе.

— Как ты меня нашел? И кто такой Джейк Коллинз? — вдруг спросила она.

Ан Эрикс прищурился. Он помнил, что Корнел собирался сказать Нике правду, но чуть позже, когда она успокоится. Пожалуй, он не станет говорить ей про брата. Пусть Корнел сделает это сам.

— Ника, Джейк Коллинз — владелец «Aircraft-JC». Разве ты этого не знаешь? — усмехнулся он, заранее представляя её реакцию на «живого» брата.

— Это я и без тебя знаю, — огрызнулась Ника. — Но я ведь уверена, что он совсем другой человек! Я поняла это сразу же. Ещё несколько дней назад, когда увидела ваше фото в Париже. Я узнала и тебя, но не хотела верить своим глазам.

— Вот именно. Просто нужно иногда верить своим глазам, — ухмыльнулся Стайген. — Он сам скажет тебе правду. Нам надо идти. Приём подходит к концу. Поедешь со мной?

— Только не думай, что я тебя уже простила. Я не боюсь тебя. Просто хочу выяснить всё до конца.

— Я даже не притронусь к тебе, — поднял он руки, показав ладони. — Только дай мне ещё один шанс. Я не хочу потерять тебя снова.

Ника посмотрела на него, даже не зная, что ответить. И внезапно улыбнулась.

— Хорошо. Шанс у тебя есть. Но всего лишь шанс. Я не могу тебе ничего обещать. Кстати, куда мы поедем?

Стайген прищурился. Теперь он точно не упустит возможности помириться с ней. Стоит набраться терпения, и Ника сможет простить его и понять. Она рядом — и это главное. Он вернёт её себе, чего бы это ни стоило.

— В «Рэдиссон Ройал…» — наморщил лоб Стайген, вспоминая название отеля.

— А я смотрю, вы здесь неплохо устроились… Ваша Светлость, — язвительно заметила она. — Хорошо. Пойдём искать Коллинза. Поговорим потом.

 

***

Ника и Стайген вошли в банкетный зал вместе. Людей поубавилось, многие уже уехали из ресторана. Ан Эрикс быстро обвёл взглядом большое помещение, пытаясь отыскать Корнела. Он увидел его в стороне, разговаривающего с господином Соколовым.

Стайген галантно подал Нике руку у небольшой ступеньки. Они выглядели самой красивой парой, будто светились изнутри. Ника чувствовала тепло, исходящее от ладони. И до сих пор не могла поверить, что он здесь, с ней.

Окружающие обернулись, рассматривая, как красавец брюнет, заместитель Джейка Коллинза, ведёт за руку русскую журналистку в шикарном платье. Ника увидела вспышки фотокамер, направленные на них. Улыбнулась, представив, что будет, если эти фото всплывут, и их увидят коллеги. А потом заметила и самого Коллинза, который направлялся к ним.

— Смотрю, у вас всё хорошо. Помирились?

Стайген вопросительно посмотрел на Нику, но та лишь покачала головой, загадочно улыбнувшись.

— Заключили временное перемирие. Верно, дорогая? — подмигнул он ей.

Она метнула в него гневный взгляд.

— Мы пока вообще ни о чём не договорились, — выдала она на английском.

Коллинз довольно улыбнулся.

— Поедем в отель?

Стайген повернулся к ней.

— Ты ведь поедешь с нами?

— Если и поеду, то с Джейком. А не с тобой!

— Одно не исключает другого, — заметил Стайген.

Коллинз ненадолго задумался.

— Машина Алекса уже на парковке. Я скажу, что мы уезжаем.

Он отошёл, но через минуту вернулся с Соколовым. Тот кивнул незнакомым мужчинам.

— Провожу мистера Коллинза. Кстати, сколько дней вы ещё пробудете в Москве? — спросил Александр, повернувшись к Джейку. — Я хотел бы пригласить вас к себе, чтобы вместе встретить Новый год. Моя супруга будет счастлива.

Коллинз оглянулся на Нику и Стайгена.

— Я завтра скажу тебе ответ.

Они уже подходили к автомобилю Александра, когда ан Эрикс остановился. Лёгкие сдавило невидимыми тисками. Он будто чуял опасность, но не мог понять, откуда она исходит. Обвёл взглядом окружающие здания, отстранил Нику, спрятав за спину. Он ещё помнил выстрелы с крыши в Париже. Но сейчас опасность была иной. Словно заключалась в металле…

Водитель галантно открыл дверцу автомобиля гостям своего шефа. Корнел сел на заднее сиденье. Стайген положил руку на крышу, ожидая Нику, как вдруг ощутил удар, его ударило словно током.

Вот он, источник опасности!

— Джейк, выйди из машины немедленно! — рявкнул он.

— Стайген, в чём дело?!

— Я не знаю, просто выйди из машины!

Корнел не понял, в чём причина такого поведения Стайгена. Он смотрел на него, ничего не понимая, когда ан Эрикс силой выдернул его из салона, бросил на снег. Сам кинулся к Нике, которая задержалась сзади. К счастью. Потому как через секунду раздался взрыв.

Звук оглушил всех, кто находился рядом. В стороны летели осколки стёкол и куски металла. Вся парковка окуталась едким дымом. Раздались крики. В этой суматохе было сложно понять, что происходит. Кто жив, а кто нет…

Дым развеялся быстро. Испуганная Ника смотрела на догорающие останки автомобиля, понимая, что они едва не погибли. Стайгена просто отбросило в сторону, но он быстро поднялся на ноги. Оглянулся.

— Где Джейк?! — крикнул он. — Джейк!

Джейк Коллинз лежал в нескольких метрах от места взрыва. Он не двигался. Недалеко от него стонал на асфальте водитель Соколова.

Александр подскочил к своему водителю:

— Скорую, быстро! Кто-нибудь, вызовите скорую помощь!

— Сейчас, я уже звоню. — Ника достала мобильный, чувствуя, как колотится сердце и дрожит голос. Её всё ещё потряхивало от страха.

В этот момент Стайген уже находился около Коллинза. Он пытался понять, жив ли тот.

— Джейк, дружище. Вставай! Ты не можешь умереть. Тем более сейчас, когда мы, наконец, нашли её. Корнел! Корнел!!! Ты слышишь меня?! — рявкнул он с отчаянием.

Ника поняла, что Стайген перешёл на родной язык.

Корнел?.. Кто такой Корнел?!

Почему это имя так знакомо ей? До неё внезапно дошла истина, а в разуме промелькнула картина. Или это вовсе не картина? Это же то самое изображение, которое украшало большой зал королевского замка на острове Родников!

Она вспомнила, где она видела лицо Джейка. Поняла, почему всё это время он казался ей таким знакомым и родным. Но это невозможно! Он её брат? Живой принц Урсула, Корнел да Штромм? Тот самый юноша, что снился ей в Винкросе! Повзрослевший, возмужавший. Современный, богатый и знаменитый. Её родной брат, которого она почти не помнила!

Так вот, почему она испытывала к нему такие странные чувства!

Она вдруг поняла, как сильно всегда желала верить в то, что он жив. А сейчас… Он жив? Или она его потеряла?

Стайген не отходил от него. Внезапно Корнел зашевелился. Все замерли в ожидании.

— Он жив! Стайген, он жив! — вскрикнула она с радостью в голосе, понимая, что плачет. От счастья. От осознания, что она теперь не одна.

Всё вдруг перевернулось в душе и встало на свои места. Она даже не понимала, чему изумлена больше: неожиданному «воскрешению» принца или появлению в её жизни Стайгена ан Эрикса. Обе новости были просто ошеломительными.

Тем временем Корнел открыл глаза. Он поднялся и остановился, осмысливая произошедшее. Обвёл растерянным взглядом остальных.

— Да жив я. Просто оглушило слегка! — Он вдруг увидел, что осталось от машины, и всё понял. К нему подбежал Александр.

— Джейк, слава Богу, что с вами всё хорошо. Сейчас подъедет скорая помощь — мой водитель серьёзно ранен. Стив, как ты узнал о том, что машина заминирована?

Стайген не понял русской речи, и Корнел бегло перевёл ему слова Соколова.

Ан Эрикс выдохнул, приходя в себя.

— Так же, как догадался о нападении в Париже! Я же рассказывал тебе о своей способности.

— Алекс, я полностью компенсирую стоимость твоего автомобиля. Это охота на меня. Вот только узнать бы, кто за всем этим стоит… — произнёс Корнел.

— Не нужно. Она застрахована… Была застрахована, — поправился Соколов, снял очки и выдохнул: — Только бы с Олегом всё было в порядке.

 

***

Через несколько минут приехала скорая, за ней полиция и МЧС. Место взрыва быстро огородили. Пострадавшего водителя с осколочными ранениями в срочном порядке увезли в дежурную больницу.

— Вот и отпраздновали презентацию, — неудачно пошутил Корнел. На самом деле было вовсе не до смеха — скорее, началась тихая истерика. Теперь предстояло провести полночи в полиции. Он вздохнул и набрал телефон Пола Баркли: — Здравствуй ещё раз. Меня только что чуть не взорвали в машине Алекса… Да, все мы живы, но теперь эти покушения стали слишком беспокоить. Кто-то настроен очень серьёзно, раз нашёл меня и здесь. Я тебя прошу, займись этим вплотную. Поднимай все мои связи, проверяй всех моих подчинённых и тех, кто мог быть к этому причастен… Пол, мы нашли Нику, — тихо добавил он. — Она уже с нами.

Он повернулся к Нике и Стайгену.

— Как вы?

— Всё в порядке, — ответила Ника. Все эти происшествия пока не укладывались в её голове. Слишком быстро всё происходило. Столько потрясений за один вечер!

К ним подошел полицейский.

— Мистер Коллинз, вы говорите по-русски? Я попрошу вас поехать со мной в участок. И ваших знакомых тоже. Александр Соколов уже в машине.

— Конечно. Куда же без нас? Известная процедура, — вздохнул Корнел…

Глубокой ночью Корнел, Стайген и Ника вернулись в номер отеля. Все устали от произошедших событий. Александр находился в полиции с ними всё это время. К нему вопросов было больше, но всё же его отпустили под подписку о невыезде. Уже ночью оба бизнесмена звонили своим адвокатам. В Лос-Анджелесе был ещё вечер. Лишь после этого Корнел снова позвонил Полу Баркли.

Охота начинала приобретать серьёзный характер, и Корнел начал действительно опасаться за свою жизнь. Он не мог понять, кому понадобился, перечислял в уме возможные варианты, но толком ничего не мог сообразить.

У него не было наследника, кому досталась бы компания после его смерти. Все акции принадлежали лишь ему. А в его отсутствие право подписи имел заместитель, которому он доверял. Возможно, это была чья-то месть.

Пол настойчиво просил его спрятаться куда-нибудь на то время, пока ведётся расследование. Но Корнелу не хотелось оставаться в тени. Компания, владельцем которой он являлся, была делом всех последних лет. Поэтому не желал пускать всё на самотёк…

Стайген уступил Нике свою комнату в номере отеля, сам улёгся в гостиной. Упав на постель, Ника забылась глубоким сном. Утро настало так скоро, что она даже оглянуться не успела. Она проснулась позже мужчин. Не сразу поняла, где находится, но потом вдруг всё вспомнила.

То, что с ней происходит, просто нереально!

Она услышала раздающиеся из-за дверей мужские голоса, и это прогнало остатки сна. Она встала, посмотрела на себя в одном лишь нижнем белье. Она так и приехала в туфлях на каблуках, забыв сапоги в гардеробе ресторана. Теперь эта обувь никуда не годится. Платье испорчено после взрыва. Вздохнув, натянула капроновые колготки. На спинке стула увидела дорогую рубашку Стайгена. Пожалуй, она вполне подойдёт, раз нет ничего другого. Он не обидится…

Когда вышла из комнаты, Стайген сидел, вытянув ноги, с ноутбуком на коленях. Корнел разговаривал с кем-то по телефону. Непривычная картина!

Ан Эрикс поднял взгляд на свою соблазнительную супругу, взъерошенную, в белой рубашке, из-под которой виднелись длинные ноги. Сглотнул, отставил в сторону компьютер. Почему он не ценил раньше эту женщину — единственную, которая смогла изменить его отношение к жизни?! Перевёл взгляд на Корнела... Как же они с ним похожи! Он не замечал этого раньше. Одинаковые манеры, жесты, глаза.

— Ника, как ты? — тихо спросил он.

— Лучше всех! Вот только надеть нечего.

Она удивлённо смотрела на Стайгена. Теперь он действительно напоминал серьёзного бизнесмена. Эдакий современный красавчик, мечта любой женщины. Не выдержав, она съязвила:

— Смотрю, ты уже достаточно освоился в новой цивилизации. Скажи, каково это после военно-полевых условий в Тармене?

Стайген понял её сарказм и тут же заявил в ответ:

— Здесь нет ничего сложного. Всё то же самое, что и у нас. Разве что, кроме этого… — указал он на ноутбук. — Но я делаю большие успехи. Кстати, в Тармене у меня шикарный замок, но ты пока не имела возможности оценить его по достоинству.

— Конечно, кто бы мог сомневаться! Ваша гениальность, Ваша Светлость, гениальна в любом мире, — проворчала она, устраиваясь в мягком кресле.

Он ничего не ответил ей, лишь улыбнулся. Именно такой он полюбил её тогда, в Элемаре, когда она ещё была его пленницей. Неприступной и колючей.

Корнел закончил разговор. Заметив, что Ника проснулась, он тоже подошёл.

— Доброе утро! Вчера мы так и не договорили. Нам помешали обстоятельства. Как спалось?

— Отлично! — Она смотрела на него расширенными глазами, всё ещё не веря в реальность родного брата. Хотелось сказать ему так много, а она даже не знала, с чего начать. От растерянности Ника лишь пробормотала: — Если бы ещё кто-нибудь принёс кофе, я была бы вообще счастлива. Я голодная сутки…

— Спустимся в ресторан? — предложил Корнел.

— Конечно! В таком виде только в ресторан. Эх, мужчины! — не растерялась она. — Мне надеть на завтрак вечернее платье?

— Не подумал. Сейчас мы это исправим, — моргнул он и внезапно осознал, что разговор ведётся на языке Винкроса, который знали все трое.

Чёрт! А Нике известно гораздо больше, чем ему кажется. Придётся признаваться сейчас.

— Итак, заказываю кофе и завтрак в номер. А после займёмся твоим гардеробом. Алекс пригласил нас к себе в гости. Думаю, там безопасно — у него полно охраны. Я отпустил домой пилотов, они вылетели утренним рейсом. Теперь я даже не знаю, кому можно доверять.

— Где возьмёшь других пилотов? — повернулся Стайген.

Корнел поднял руки.

— Сам сяду за штурвал. Это же моя специальность. Нужно только найти второго пилота. Но у нас ещё есть время.

Завтрак принесли быстро. Они расположились вокруг стеклянного столика. Утолив голод, Ника взобралась на кресло с чашкой кофе. Вопросительно посмотрела на мужчин.

— Ну что, парни! Теперь нам нечего скрывать друг от друга. Так что вы расскажете мне всё с самого начала. Медленно и подробно, — настойчиво потребовала она.

Они молча переглянулись.

— Корнел, начинай! — сказал Стайген.

 

***

Разговор занял несколько часов. События по звеньям складывались по мере их поочередного рассказа в логическую цепочку. И очень многие вещи, раньше непонятные кому-то из них, становились на свои места.

Скрывать правду не было смысла ни у кого. Несколько раз Ника плакала, затем продолжала рассказ. Что же предстояло дальше?! Сможет ли она любить брата снова, так же сильно, как прежде? А относиться иначе к ан Эриксу?

Стайген слушал её, широко раскрыв глаза. Многое удивляло. Сколько же храбрости было в хрупкой на первый взгляд девушке! Он даже не представлял, через что ей пришлось пройти.

Здесь, на Земле, их повествования выглядели иначе, нежели они же были бы рассказаны в Винкросе. Даже Стайген со своими грандиозными военными успехами и поражением у стен Орнела выглядел в ином ракурсе. Им предстояло вновь узнать друг друга — узнать совершенно с других сторон.

И пусть это не было исповедью, но за день они узнали друг друга больше, чем за всю жизнь. Нет, это вовсе не означало, что Ника оправдывала действия Стайгена. Но она поняла, что далеко не всё знает о своём муже.

И она до сих пор не могла прийти в себя от осознания, что у неё есть брат. Много лет Ника мечтала отыскать настоящих родных. Она совсем не жаловалась на жизнь. В своё время её взяла прекрасная приёмная семья. И конфликты, которые возникали, случались чаще по её же вине. Она была трудным ребёнком, хотела, чтобы её воспринимали такой, какая она есть, а окружающие упорно желали слепить из неё другого человека. В результате сразу после окончания школы Ника уехала поступать в Москву, где и осталась. Она научилась жить в этом мире и подстраиваться под обстоятельства. Но иногда она возвращалась в город, где выросла. Приёмный отец был уже мёртв, она навещала мать. Лишь пару лет назад она призналась, что всегда знала о том, что та ей не родная. И только по истечению времени ощутила благодарность за то, что она её вырастила.

Но мечта найти настоящую семью преследовала всегда. До того момента, когда Стайген принёс ей тот самый портрет Оливии. Именно тогда Ника поняла, что никогда не увидит своих родных. Борьба с арнианской оккупацией была отчасти местью за них.

А потом, именно благодаря Стайгену, она встретила того, кого даже не ожидала увидеть… Он здесь, реальный, настоящий, самый красивый… Не такой, как ан Эрикс — совершенно другой. Её старший братишка!

У Корнела в душе творилось нечто подобное. Он был одинок всю жизнь, теперь обрёл сестру и нового друга из его мира... Даже покушения отошли на второй план. Хотя, если бы Стайгена не было рядом, он был бы уже мёртв.

Все трое оказались связаны между собой незримыми нитями судьбы.

Ближе к вечеру Нике привезли её заказы. На удивление, она нашла среди них многое, чего не просила. Например, платья или украшения. Она вопросительно посмотрела на Корнела.

— Это сделал ты? — сверкнула она глазами.

— Ника, только не надо злиться! Это тебе не идёт. Ты же сама понимаешь, это самое малое, что я могу сделать для тебя сейчас, — хитро прищурился Корнел. — Мы же завтра едем в гости к Алексу!

Она вздохнула. Посмотрела на Корнела, еще не до конца осознавая, что он тот самый, старший брат из Винкроса, каким-то чудом оставшийся в живых, не помня прошлого. Его тоже можно понять.

— Точно! Завтра ведь тридцать первое декабря! — встряхнула она руками.

Ника совершенно забыла, какое число на календаре. То, что события происходили в канун Нового года, казалось каким-то волшебством.

— Кстати, ваш праздник только завтра, а поесть хотелось бы сегодня, — напомнил ему Стайген.

— Так что, опять в ресторан? — улыбнулся Корнел.

— Я боюсь, сегодня всё будет переполнено. Везде корпоративы, — сообразила Ника.

— Москва большая, что-нибудь найдём…

— Я бы на твоём месте не рисковал. — Стайген не был столь оптимистично настроен. — Это может оказаться слишком опасным для тебя. И для нас тоже.

— Согласен. Но сидеть в номере я не могу. Ты знаешь, я заметил тенденцию: все нападения происходят в моменты, которые можно было предугадать заранее. Кто-то знал, что я должен выйти из офиса Дюрана и отправил на крышу снайпера. Потом все знали, что я буду на презентации и приёме у Алекса, на какой машине мы поедем. И в тот момент, когда водитель отошёл, или даже ночью, было заложено взрывное устройство. А вот теперь никто не в курсе, куда и на чём мы отправимся. Поэтому я спокоен.

— Ты уверен, что никто не ждёт тебя со снайперской винтовкой около отеля в какой-нибудь машине? — Стайген не унимался.

— Не уверен... Вовсе не уверен… — Джейк замолчал, застёгивая рубашку, но потом ехидно усмехнулся. — Тогда ты идешь первым! У тебя же нюх на это дело! Ника, собирайся, мы едем ужинать…

Ника сидела за столиком одного из дорогих ресторанов. Выглядела она потрясающе. И дело было не в платье необыкновенной красоты, и не в колье, что подарил ей Корнел. Дело было в ней самой. В ней проснулось то чувство, которое она уже начала забывать — уверенность в себе. Она ощущала себя настоящей королевой, даже манеры поведения изменились.

Мужчины сидели по обеим сторонам от неё. Корнел сделал заказ на своё усмотрение. Они уже прилично выпили, когда у Корнела зазвонил телефон.

— Здесь немного шумно, я выйду в холл, — кивнул он и поднялся.

— Только прошу тебя, не выходи на улицу. — Стайген посмотрел вслед с тревогой. Но никакого предчувствия не было.

— Не переживай, друг. Без тебя я теперь никуда.

Они остались наедине. Стайген смотрел на Нику, и ему до сих пор не верилось, что с ним такое происходит. Когда он ехал к ней в Элемар, он не мог себе представить, что они будут вот так сидеть и разговаривать. Для него пока Земля являлась головокружительным приключением.

Он вдруг затронул тему, которую до сих пор не хотел обсуждать:

— Ника, ты не думала вернуться в Винкрос?

Она подняла взгляд, изучая лицо ан Эрикса — одновременно родное и немного чужое.

— Думала, конечно же. Но я пока не готова к возвращению. Я не знаю, что ждёт меня там, а здесь, на Земле, всё определённо. Мне кажется, что Ким да Мар прекрасно справился там без меня. Сколько лет прошло в Винкросе? Ты забыл о временной разнице?

— Думаю, около пяти. Так мы посчитали с Корнелом.

— Вот именно! Пять лет! Там могло измениться многое. И уж точно никто меня не ждет. Судя по тому, что ты отказался от трона — и тебя. Я свою задачу выполнила.  Не порти этот вечер, прошу. — Ника отвернулась, глядя на двери зала. Она не раз думала о возвращении, еще не зная, что Стайген на Земле. Но пока не решалась. И теперь была рада, что не ввязалась в новую авантюру. — Кстати, Корнел задерживается. Пойду посмотрю, где он, — продолжила она, только бы не говорить с ан Эриксом на больную тему.

— Я пойду с тобой. Да и вообще, нам пора, — поднялся Стайген вслед за ней, попросив счёт. Оставлять её одну он не собирался, пока не удостоверится, что она снова не сбежит.

Они увидели Джейка Коллинза в холле ресторана. Он как раз положил телефон в карман, когда к нему подошел светловолосый молодой мужчина.

— Мистер Коллинз? Я узнал вас. Я был вчера на презентации «Sky-Innovation». Я партнёр Александра Соколова, наша фирма поставляет им технику. Меня зовут Владислав Кравцов. Я в восхищении от вашей совместной работы и очень рад видеть вас лично.

Корнел натянуто улыбнулся. Ему абсолютно был не интересен этот разговор — но вежливость прежде всего. Он увидел Нику со Стайгеном, которые вышли из зала.

— Рад знакомству. Это Стивен Эрикс, мой директор по маркетингу. А это Ника, его жена и моя сестра. Мы немного спешим…

Молодой человек хотел что-то сказать, но осёкся на полуслове. Он увидел Нику и замер, открыв рот. Сестра Джейка Коллинза? Вот это да! И замужем за его заместителем?.. Так вот почему она отказала ему! Теперь понятно, куда она исчезла летом! Кто бы мог подумать?!

— Здравствуй, Влад. Что, не ожидал меня здесь увидеть? — Ника усмехнулась. Она хорошо помнила его последние слова. К ним подошла Марина, живот которой уже заметно выделялся под платьем.

— Смотрю, вы счастливы вместе, — Ника улыбнулась.

— Всё хорошо. Ника, ты отлично выглядишь. — Марина перевела взгляд на красивых мужчин, стоящих около неё, и позеленела от злости.

— Рада за вас. Удачи! Стив, Джейк. Нам, кажется, пора. Наш самолёт ждёт нас. — Она развернула их к выходу. — Мы уходим!

— Что-то я не понял про самолёт, — пробормотал Корнел, когда они сели в такси, но Ника не слушала его. Она так заливалась смехом, что просто не могла остановиться. Стайген вообще не понял, о чём вёлся разговор. А Корнел вдруг вспомнил имя: именно этот мужчина разыскивал Нику, когда она пропала.

— Ника, кто это был? — спросил её Стайген, как только она немного успокоилась.

— Мои знакомые, — ответила она, мило улыбнувшись.

Корнел посмотрел на неё удивлённо. Он всё понял, но решил просто промолчать.

 

***

Особняк Александра Соколова находился в получасе езды от МКАДа. Территория площадью два гектара была окружена высоким забором и охранялась собаками. По периметру стояли камеры. В день приезда гостей была усилена охрана, проверен каждый уголок, приняты все меры безопасности.

За воротами находился сам дом из красного кирпича. К нему вела мощёная дорожка с фонарями. Вокруг росли старые ели, которые сейчас сгибали ветви под тяжестью снежных шапок. За домом сад с беседкой и мангалом, за ними декоративный прудик, края которого были выложены гранитными камнями. Сейчас везде лежал снег, но это абсолютно не портило картины — напротив, добавляло шарм.

К высоким воротам подъехал чёрный бронированный автомобиль с тонированными стёклами, который сопровождала машина охраны. Это не было постоянной практикой — скорее, являлось вынужденной мерой.

Ворота открылись, автомобиль въехал на территорию. Из него вышли двое мужчин и девушка.

Хозяин дома уже встречал их. Немного раскрасневшийся от морозного воздуха, Соколов улыбался гостям. Для него был очень важен этот визит, и вовсе не потому, что гостем являлся Джейк Коллинз. Александр искренне радовался, что они приняли его приглашение.

— Джейк, Стив, заходите. Ника. — Он галантно подал девушке руку, чтобы помочь подняться по ступенькам.

Их встречала жена Соколова — красивая девушка примерно Никиного возраста. Она выглядела немного бледной, что особенно подчёркивалось тёмными волосами до плеч и карими глазами.

— Ника, это Инесса, моя жена. Она проводит тебя в твою спальню. Сейчас мы занесём туда вещи. Джейк, проходите, — представил её Александр.

— Здравствуйте! Располагайтесь. — Инесса вежливо улыбнулась гостям.

В доме было три этажа, все спальни находились на втором и третьем. На первом — огромная гостиная, она же столовая, в которой стояла наряженная ель. Кухня, небольшой бассейн и сауна. Кабинет Александра был на втором этаже.

Ника прошла в комнату. До вечера еще много времени, нужно переодеться. Достала из сумки джинсы и лёгкий джемпер. Потом улеглась на огромную кровать.

Как странно! Здесь красиво. В доме чувствовался уют. За окном снова падал снег — прямо как в сказке. И любимый мужчина рядом.

Она вдруг поняла, что сама подумала. Любимый! Неужели всё это время она не переставала любить ан Эрикса? Просто не хотела признаваться в этом самой себе. И он её тоже любит — она почему-то даже не сомневалась в правдивости его слов.

Что делать: помириться с ним или же ещё немного помучить?

Ника закрыла глаза, но дёрнулась, услышав шаги. Подняла голову.

— Стайген, ты меня напугал! — с легким возмущением сказала она.

Она смотрела, как князь подходит и садится рядом с ней. Сердце рвано стучало, но Ника старалась успокоиться и не выдать волнения. Однако он задумчиво повернулся к окну.

— Здесь красиво. Но как-то непривычно. Помнишь, в Элемаре однажды выпал снег? Нам ведь было хорошо тогда… Вместе.

— После чего ты уехал на несколько дней на границу. Было просто прекрасно! Ты практически не уделял мне внимания! — с обидой припомнила она.

Он резко повернулся.

— Я это компенсирую. Обещаю!

Протянул руку и притронулся к ее волосам. Хотелось всего и сразу, но приходилось сдерживаться, держаться на расстоянии. Но больше терпеть не хотелось. На секунду он остановился, понял, что Ника не сопротивляется, затем скользнул рукой по щеке — будто случайно. Ника не шевелилась, только молча смотрела, ожидая, что случится дальше.

В каком-то порыве он склонился, целуя открытую шею. Зарычал от того, что она так близко. Поднялся выше, приблизив губы к ее губам — таким желанным. Поцеловал, не выдержав. Ника отвечала ему, не противилась. И Стайген просто терял голову от новых чувств. Теперь, когда видел её совсем другой.

Он вдруг понял, что она его хочет. Не всё потеряно!

Его рука автоматически проникла под одежду, пальцы остановились на необычной застёжке бюстгальтера, с которой он не знал, что делать.

— Нет, Стайген! — воскликнула Ника, отодвигаясь на постели. — Я говорила, что мне нужно время. — Наше перемирие вовсе не означает, что ты будешь брать меня там, где тебе удобно. Мы в гостях! — с какой-то обидой напомнила она. — Нас ждут внизу. Пойдём к Корнелу.

Ан Эрикс сел на кровати, приходя в себя. Он ещё чувствовал вкус Ники, от которого рамки самообладания расплывались, становились туманными. Но не всё потеряно! Он завоюет её доверие, чего бы это ни стоило. Дело даже не в сексе, на который сможет её уговорить при желании. Он действительно мало уделял ей внимания раньше. А ведь всё могло сложиться иначе… Но что было, то было. Время вспять не повернуть. А вот будущее в его руках, и рано или поздно он сможет доказать ей свою любовь.

Она демонстративно вышла из спальни, спустилась по лестнице. Встретила Корнела и спряталась за ним как за каменной стеной. Брат улыбнулся — он всё понял и так, без лишних слов.

— Смотрю, у вас всё в порядке. Идём, Стайген, переоденемся. Алекс разжигает угли для шашлыков. Скоро уже за стол, — позвал он ан Эрикса, чтобы увести от сестры, а заодно поговорить наедине.

— Тогда я помогу на кухне, — нашла выход из ситуации Ника.

Её губы горели, словно обожжённые пламенем, на них остался вкус долгожданного поцелуя. Она ещё помнила умелые губы и руки князя, но после войны, всех разногласий и нескольких месяцев разлуки ей было немного не по себе.

Она заглянула на кухню.

— Инесса, я к тебе. Помощь нужна?

— У меня есть помощница — наша домработница. Она как раз вышла в магазин. Но вечером она уйдёт к себе домой. Так что, если есть желание помочь — я не против, — ответила приветливо жена Соколова. — Называй меня просто Нес, — добавила она.

— Говори, что делать! Иначе вновь придётся слушать разговоры про бизнес, а мне этого не хочется, — отшутилась Ника.

Инессе точно не стоило знать правду о её отношениях со Стайгеном и Корнелом, которые представлялись другими именами. И бизнес в этой ситуации был отличной отговоркой.

— Вот тебе всё для салата, можешь начинать резать. А я пока поставлю мясо в духовку.

— Хорошо, Нес, — кивнула Ника, затем поинтересовалась: — Вы живете вдвоём? У вас нет детей?

— Пока нет, — засмущалась Инесса, — но мы ждём. Уже через четыре месяца…

Ника обратила внимание на животик, спрятанный под туникой.

— Какие вы молодцы! У тебя отличный муж! — похвалила Ника Александра.

Инесса тяжело вздохнула.

— Сашка хороший. Только он всё время занят работой. Он умнейший человек, гениальный в своём роде. Но на меня у него никогда нет времени.

— Потерпи немного. Ведь он же старается для вас. Да у него на лице написано, как он тебя любит.

Хозяйка дома подняла на Нику тёплый взгляд, полный благодарности.

— Я тоже его очень люблю. Не представляю себе жизни без него... Поэтому и терплю. А у тебя есть муж?

— Нет... то есть да. Неофициальный, — поправилась Ника

— Этот странный мужчина, который не говорит по-русски? Который приехал с мистером Коллинзом?  — догадалась Инесса. — Я бы никогда не приняла его за бизнесмена, если бы не знала наверняка. У него военная выправка.

Инесса указала в окно, и Ника вдруг увидела мужчин во дворе дома. На Стайгене ан Эриксе был надет швейцарский лыжный костюм, который сидел на нём как влитой. Корнел тоже был в спортивной куртке. Ника даже улыбнулась. Как же непривычно!

— С чего ты взяла? — поинтересовалась Ника.

— У меня отец был военным, он погиб. Поверь, я насмотрелась разного. Твой больше похож на бойца спецназа, чем на директора по маркетингу. А его взгляд такой странный…

— Прости. Я не знала, — произнесла Ника и вдруг сама задумалась.

Странные глаза ан Эрикса до сих пор оставались загадкой, которую она не могла разгадать. Как и его способности, которых она просто не понимала.

— Идём, начнём накрывать на стол. Время не стоит на месте. Скоро будет темно, — позвала Инесса.

Ника встряхнула головой, будто пыталась таким образом выбросить из мысли о бесконечных тайнах, которые окружали её уже долгое время.

 

***

Вечер действительно наступил очень быстро. Александр зажёг гирлянды. Дом окутался разноцветными огоньками, превратившись в сказочное место.

Все пятеро человек расположились за большим столом около камина. Тихо потрескивали дрова. По телевизору транслировали какой-то праздничный концерт, но его никто не смотрел. Все налегали на угощения — блюда были в основном русской кухни, которую «иностранцы» оценили по достоинству.

Разговор шёл на разные темы, но больше о работе. Александр и Корнел обсуждали свои новые технологии. Стайгену же приходилось общаться с Никой при всех на английском языке, поэтому их разговор ограничивался считанными фразами.

— Джейк, когда вы планируете вылетать? — спросил вдруг Александр.

— Мы можем задержаться на несколько дней — потом в путь. Работа не ждёт. У меня не было отпуска уже лет пять. Кстати, тебе нужно будет тоже прилететь. У Макса есть идеи насчёт запуска новой линии, потребуется твоя помощь.

— Так может, я отправлюсь с вами? — спросил Соколов, оглянувшись на супругу. — Оставайтесь у меня на эти дни. Мы всё равно не работаем, и я смогу провести неделю дома, а заодно обсудим нововведения.

— Отличная идея. Здесь мы в безопасности. Стив, нам ещё нужно в отель?

Стайген резко повернулся и задумался.

— Разве чтобы забрать вещи.

— Алекс предлагает остаться у него на все выходные, — пояснил он арнианцу, затем обратился к Нике. — Ты ведь с нами? — вопросительно посмотрел на сестру.

Ника сжала губы. Задумалась. Конечно же, она не хотела расставаться с Корнелом. Особенно сейчас, когда ему грозила опасность. Как и со Стайгеном, хоть она и не признавалась в этом и признаваться не собиралась. И в данной ситуации Корнел был отличным прикрытием. Она просто может находиться рядом с ан Эриксом, но не показывать, что она в нём как-то заинтересована.

— Мне нужно проверить свою квартиру. И тоже забрать вещи. Все равно придётся прокатиться в город послезавтра, — ответила она, даже не глядя на Стайгена и радуясь, что он ничего не понимает по-русски.

— В таком случае, я дам свою машину. — Александр взглянул на Корнела и добавил: — Тебе лучше остаться здесь... Для твоей же безопасности.

— У нас ещё нет второго пилота, — вспомнил вдруг Корнел.

— А первый кто? — спросил Алекс.

— Я сам поведу самолёт. Там же стоят все приборы нашего производства. Кто лучше меня знает, как ими пользоваться?! — улыбнулся Корнел.

Соколов довольно кивнул в ответ. Он отлично знал, что в основе приборов использованы его схемы.

— Я. — Александр усмехнулся. — Так, может, возьмёшь меня вторым пилотом?

— Ты управляешь самолётом? — удивился вдруг Корнел.

— Конечно! А с чего же я начинал?! Я ведь окончил высшее лётное военное авиационное учебное заведение. Потом преподавал на кафедре, защитил диссертацию... И лишь после этого занялся собственными разработками и бизнесом. У меня есть права на управление самолётом.

Корнел выдохнул. Почему-то он никогда об этом не думал.

— Алекс, ты значительно упростишь задачу. Я не знаю, кому можно доверять, а кому нет.

— Мне ты точно можешь доверять.

— Время без десяти двенадцать, — напомнила Инесса, перебив мужчин. — Может, мы достанем шампанское?

— Точно, это же традиция — оживился Александр.

В тот момент, когда били куранты, Ника смотрела на Стайгена. Она загадала желание — быть вместе, всегда. Чтобы ничего не мешало её счастью. И всё равно где: в Винкросе или на Земле. Ведь для любви не существует границ: расстояния и времени. И она уже успела в этом убедиться.

 

***

Она спала. И ей снился сон, в котором она снова попала в королевский дворец Элемара, в то время, когда они были вместе — если слово применимо к их странному союзу.

Страстный поцелуй. Потом ещё один... Она выгнулась навстречу ласкам… Желала этого мужчину каждой клеточкой своего тела… Больше не могла терпеть. Как она вообще прожила без Стайгена всё это время?!

Ника едва не закричала, но новый поцелуй заглушил её голос. Этот поцелуй был другим. Реальным. Вкусным. Желанным. Как глоток воды, без которого она больше не могла существовать.

«Не останавливайся», — зашептала она, когда поцелуй прекратился.

Ника так и не поняла, произнесла ли это вслух, или же слова так и остались частью сна. Она просто хотела снова почувствовать близость желанного мужчины. Но вдруг открыла глаза, поняв, что всё происходит наяву.

— Стайген! Что ты здесь делаешь?! — возмущённо произнесла она и зевнула. Кажется, она только уснула, а скоро уже утро.

— Иттар! Я больше не могу терпеть, Ника! Будешь дуться потом. Можешь вообще со мной не разговаривать. Так даже лучше, — хрипло прошептал он, стягивая с неё сорочку.

Его горячие ладони нежно гладили её тело. И Ника вдруг поняла, что тоже не хочет больше ждать. Какая разница?.. Они и раньше не ладили, но это не мешало им спать вместе и получать обоюдное удовольствие. Она всё равно отыграется, но иным способом.

Она протянула руки, погладила в ответ лицо Стайгена, вспоминая каждый шрам, каждую линию. Провела по коротким волосам, привыкая к новой причёске супруга.

— Ты ведь знал, как сильно я тебя ненавидела тогда, Стайген?

— Так сильно, что призналась в любви после попытки убийства.

— Это же ты хотел меня убить в ту ночь!

— Разве я смог бы тебя убить? Разве что привезти в свой замок, чтобы отыграться за ложь.

— А теперь?

— Теперь мне тоже хочется отыграться… За твой побег и несколько месяцев воздержания… Но другим способом, — шепнул он, обнимая ладонями её голову.

Их взгляды встретились. В дрожащем январском рассвете Ника различала аристократические черты лица Стайгена ан Эрикса — такие любимые, родные. Теперь он уже не хозяин положения. Надо же, как посмеялась над князем судьба!

Он больше ни о чём не спрашивал, склонился и поцеловал её. Ника обняла его шею. Как же хотелось рассказать ему, сколько она выстрадала из-за него, сколько его ждала. Как много раз доставала кристалл, желая переместиться в Винкрос, чтобы найти ан Эрикса. Но боялась и не знала, что будет говорить.

Плевать, что будет дальше. Есть только здесь и сейчас. И в этот момент она не хочет останавливаться. Кто знает, сколько им осталось…

— Ты ведь понимаешь, что я не смогу тебя больше отпустить? — произнёс Стайген и поцеловал ушко. Погладил шею, грудь, живот. Опустился ниже, дразня своими прикосновениями.

Ника провела кончиками пальцев по мускулам, с трудом понимая, что это всё принадлежит ей. Как и весь мужчина, который два дня назад признался ей в любви, перечеркнув тем самым собственную гордыню.

— Так не отпускай! — рвано вырвалось в ответ. Она откинула голову назад, с вызовом глядя на него.

Стайген больше не медлил, он ворвался в неё с рыком, понимая, как мало времени им отведено, как легко можно потерять всё, что имеешь. Завтра… Завтра он начнёт всё снова. Попробует быть хорошим для Ники — насколько это возможно. Попытается сделать счастливой. Но сейчас нужно просто успокоить пожар внутри, который не давал ему спокойно спать, зная, что она рядом.

— Прости меня, Ника, — шептал он в кратких перерывах между толчками. — Я ничего не знал… Иттар! Ты единственная, что у меня есть теперь…

Она застонала, выгибаясь навстречу. Как же хорошо. Да пусть всё катится в бездну! Главное — они вместе.

Она царапала его спину, что-то бессвязно шептала в ответ. Стонала. И это ещё больше заводило Стайгена. Он сделал несколько резких толчков, а потом придавил её своим телом к постели, тяжело дыша в ухо.

— Полетишь с нами в США? — спросил он то, что не решался сказать весь день, но теперь нашёл подходящий момент.

Ника на миг задумалась, приходя в себя. Она забыла, что Корнел находится в Москве лишь из-за неё, у него свои дела. И Стайген теперь совсем другой. Если она не откроет путь в Винкрос, мужчинам ничего не остаётся кроме того, как вернуться обратно.

— Поживём — увидим, — почти обнадёживающе шепнула она.

Стайген довольно улыбнулся и снова приник к её губам долгим сладким поцелуем.

Они уснули вместе через пару часов. Удовлетворённые. Счастливые.

Эти дни в доме Александра Соколова стали вознаграждением за страдания обоих. Ника не вспоминала об Урсуле. Её наконец перестали терзать воспоминания о восстании и кровавых событиях прошлого. Она была просто счастлива каждый день. Каждую ночь. Каждое мгновение.

Через два дня она вместе со Стайгеном съездила в свою квартиру.

Стайген прошёлся по единственной комнате, выглянул в окно многоэтажки. Скептически осмотрел скромную обстановку.

— Ты мне ещё что-то говорила про военно-полевые условия в Тармене? Да вся твоя квартира поместится в кухонной подсобке моего замка, — не удержался, чтобы не съязвить. — Ты ведь хочешь посмотреть мой дом в Винкросе? — хитро добавил он, пытаясь вывести Нику на нужную тему разговора.

Она ни капли не обиделась сравнению. В этих колкостях был весь Стайген — тот, к которому она давно привыкла.

— Хочешь вернуться? Могу помочь с возвращением на родину, — скептически предложила она. Потом открыла заветный ящик стола, достала кристалл.

Ан Эрикс смотрел, не моргая. Видел, как засветился кристалл в ладонях хранительницы силы. Он даже чувствовал этот свет, как материальную сущность, словно до него доходили магические лучи. Ника протянула ему камень. Он осторожно взял его, но чуть не выронил от странного ощущения — кристалл оказался горячим, он так и не перестал излучать энергию. Перед глазами снова перехлестнулись белые линии света, их вспышка ослепила. Стайген просто стоял и не понимал, что происходит.

— Эй! Что с тобой? — обеспокоенно спросила Ника и забрала свой камень. — Смотрю, домой ты не сильно торопишься!

— Иттар! Что это было?!

— Мне откуда знать? — обошла его Ника, заглядывая в глаза супруга. В них застыло серебристое свечение, уже знакомое ей. То самое, которое всегда смущало.

— Ты можешь открыть путь в Винкрос в любой момент? — спросил он, приходя в себя.

— Ну, да. Могу и без кристалла. Но это куда сложнее. Он усиливает способности. Я ещё не поняла всех его возможностей, — произнесла Ника, тревожно глядя на князя.

Она завернула кристалл в кусок ткани и спрятала в сумку.

— Я возьму его с собой. Не хочу оставлять без присмотра. Ещё нужно решить вопросы с работой. Неизвестно, когда мы вернёмся. Я заберу лишь документы, ноутбук, некоторые личные вещи.

Ника с неким сожалением посмотрела на комнату. Жаль, что придётся улететь, всё оставить. Но они всё равно не будут здесь жить. Хотя и у Корнела ничего брать не хочется. Пожалуй, она проведёт пару месяцев в Лос-Анджелесе, а потом решит, что делать дальше.

— Нервничаешь? — спросил вдруг Стайген.

— Я?! — изумлённо подняла она брови. — Ну, уж нет! С чего ты взял?

— Чувствую, — пожал он плечами. — Иди ко мне.

Стайген притянул Нику, снова поцеловал, убеждая её в принятом решении. Они вместе опустились на диван. Он на миг отстранился и посмотрел ей в глаза.

— Знаешь… Я так подумал, наш водитель полчаса подождёт.

— Чёрт, какой ты озабоченный! — простонала она, понимая, что так просто теперь от него не отделается.

 

***

   — Что, завтра утром в полёт? — Корнел развалился на диване в гостиной у Александра.

— Да, я уже звонил в аэропорт. Полоса будет для нас свободна в одиннадцать утра, — ответил Соколов, отложив в сторону телефон.

— Отлично. Все вещи собраны, осталось позвонить Виктории.

В этот момент в комнату вошли Ника и Стайген. Они смотрели друг на друга и разговаривали о чём-то своём. Александр поднял голову.

— Никак не пойму, на каком языке они общаются, — с удивлением сказал он.

— Долго объяснять. Просто не обращай внимания, у них второй медовый месяц, — отмахнулся Корнел, довольно улыбаясь. Хоть у кого-то всё налаживалось!

— Это заметно. А ты раньше не говорил, что Ника — жена Стива.

— Да я ещё много чего не говорил. Это всё очень сложно.

— Странные вы. — Александр вдруг рассмеялся. — Но это мне в вас и нравится.

 

***

Корнел сидел за штурвалом своего самолёта в кресле пилота. Место второго пилота занял Александр. Он давно не летал, но навыки остались.

Корнел надел наушники и включил бортовой компьютер. Все приборы загорелись. Он ещё раз проверил связь с аэропортом. Датчики ожили, лампочки на панели засветились.

Они вылетали чуть позже намеченного времени — пришлось задержаться из-за документов Ники. Визу оформляли за эти дни в срочном порядке, но деньги быстро решали все проблемы.

Вот только проблему с покушениями они решить не могли.

Вздохнув, Корнел надавил на рычаг. Самолёт начал набирать разгон по полосе. Красный индикатор на компьютере пополз вверх, потом опустился вниз. Когда принц потянул штурвал, самолёт с лёгкостью оторвался от полосы.

Внизу остался московский аэропорт. В стороне виднелся огромный город, где Корнел нашёл свою сестру.

Он тут же связался с салоном.

— Полёт идёт в нормальном режиме. Вы там как?

— Всё в порядке, — бодро отозвалась Ника. — Стайген уснул, а я смотрю фильм.

— Опять не давала ему спать всю ночь?! Ты смотри, он мне ещё нужен, как заместитель и личный телохранитель, — пошутил Корнел, хотя искренне радовался, что всё налаживается. Больше всего он опасался другой реакции на Стайгена. Теперь же был спокоен за него с Никой.

Стайген действительно не высыпался все эти дни. Напряжение, которое присутствовало до этого, спало, и он вновь ощущал себя комфортно. Он отключился ещё в начале полёта. Но проснулся от того, что почувствовал беспокойство.

Грудь сдавило знакомое ощущение, кровь прилила к вискам.

— В чём дело, Стайген? — спросила Ника, заметив его волнение.

— Снова это чувство! Но не такое... Ничего не понимаю, — взялся он за голову, пытаясь успокоиться и сосредоточиться на ощущениях.

— Самолёт был проверен службой безопасности аэропорта. Всё должно быть нормально. Просто успокойся, — тревожно заметила Ника, хотя ей стало не по себе.

Стайген присел, но неприятное ощущение не проходило. Он летел на этом самолёте уже третий раз, но такое с ним было впервые... Но ведь что-то точно случится!

Теперь с ними Ника и Александр. Они в воздухе, иттар знает, где именно!

Он не выдержал и нажал кнопку вызова пилота.

— Всё нормально? — быстро спросил он. — Джейк! Нам нужна экстренная посадка! У меня опять чувство, как перед взрывом машины!

— В своём уме? Куда мы сядем?! Мы над океаном! — раздался голос Корнела.

— Придумай что-нибудь! Сядь на воду!

— Боюсь, что не выйдет… Если что — у меня есть парашюты.

Ника подошла к Стайгену, с беспокойством глядя на него. Она услышала весь разговор.

— Стайген, ты уверен? Мы не выдержим долго в ледяной воде.

— Ника, скажи ему хоть ты, что всё в норме!  — послышался голос Корнела. — Через несколько часов мы будем в Лос-Анджелесе. Всё в порядке! Или нет…

Его голос вдруг осёкся на полуслове, и он громко выругался. Затем перешёл на русский:

— Алекс, в чём дело? Что с нашим компьютером!?

— Я не знаю! Сейчас попробую включить резервное питание. Бортовой компьютер вышел из строя! — испуганно ответил Соколов.

Дверь в кабину пилотов открылась от резкого удара ноги князя. Ника и Стайген сами ворвались к Корнелу.

— Компьютер вышел из строя! — нервно крикнул Корнел. — Ничего не понимаю! Мы же всё проверили перед вылетом!

— Кто-то сбил программные настройки. Мы уже теряем высоту! — с паникой в голосе отозвался Александр, пытаясь сделать хоть что-то для их спасения. — Три-четыре, максимум пять минут. Если не войдём в штопор. Пытайся удержать самолёт в этом положении, Джейк!

Ника сама старалась не паниковать. Но не выходило. Глаза округлились, в них застыл ужас.

Чёрт! Ей никогда не было так страшно!

Она смотрела на то, как они стремительно движутся вниз, как при замедленной съёмке, не понимая, что это происходит с ними. Она даже не заметила, что Стайгена нет рядом. Но через несколько секунд он ворвался обратно, всучив ей в руки её же кристалл.

— Ника, держи! Открывай портал!

— Что?! — не сразу дошли его слова.

— Ника, ты сможешь это сделать сейчас? — Корнел повернулся, в глазах мелькнул огонёк надежды.

Самолёт ещё раз дёрнулся, и они чуть не потеряли равновесие.

— Джейк, о чём вы говорите?! — вообще ничего не понимал Александр.

— Не спрашивай. Нам нужно как можно дольше продержаться в воздухе. Я объясню тебе… потом. Держи штурвал!

Ника сжала магический камень. Знакомое свечение озарило кабину.

Нужно успокоиться и не думать о самолёте... Сконцентрировать свои мысли.

Как же сложно, когда счёт идёт на секунды!

Она закрыла глаза и воззвала к силам, которые были в ней… Ничего не получалось. Она повторила попытку…

— Ника, давай же! — отчаянно шептал Стайген. — Мы вместе! Ты должна это сделать!

Она сама не поняла, как же ей удалось! Сияющий круг вдруг появился в воздухе, а свет от него распространился на всю кабину.

— Я не могу удерживать его долго на одном месте! — воскликнула Ника. — Он уходит!

— Ника, пытайся! Ты можешь это сделать, ты сильная!

— Это что за чертовщина?! — прозвучал удивлённый голос Соколова.

Самолёт ещё раз дёрнулся. Воды океана казались совсем близкими.

Ника затрачивала все немыслимые силы, что имелись в ней: слишком большой была скорость, портал всё время пытался ускользнуть. Но ей всё же удалось сконцентрировать портал, зафиксировав его в кабине.

Сияющий проход застыл на месте, обрёл стабильность.

— Идём, только быстро! — Она взяла Стайгена за руку, и они вместе запрыгнули в тёмное пространство.

Корнел схватил Алекса за капюшон куртки.

— Бросай штурвал. Идём! Иначе мы сейчас разобьёмся.

— Что это такое? — едва смог выговорить Соколов.

Корнел не стал ничего объяснять. Он силой вбросил Алекса в сияющий голубой круг. Сам прыгнул за ним, чувствуя головокружение.

Яркие линии силового поля… Потом непроглядная тьма…

Через десять секунд самолёт на полном ходу врезался в гладь вод Атлантического океана.

От мощного удара последовал взрыв, и осколки разлетелись на сотни метров в стороны.

Остатки дорогого частного самолёта компании «Aircraft-JC» медленно уходили под воду. Спустя минуту только чёрный дым напоминал о случившейся трагедии.

  

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям