0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Трудный путь (эл. книга) » Отрывок из книги «Артефактор Лёвэ. Трудный путь (#1)»

Отрывок из книги «Артефактор Лёвэ. Трудный путь (#1)»

Автор: Самсонова Наталья

Исключительными правами на произведение «Артефактор Лёвэ. Трудный путь (#1)» обладает автор — Самсонова Наталья . Copyright © Самсонова Наталья

ГЛАВА 1

                Солнечные лучи отражались в спокойных водах городского канала и слепили глаза. Я утерла выступившие слезы и покусала губу – мне необходимо попасть на другую сторону канала. И весь вопрос состоит в том, где пройти? Туннель под каналом – бесплатно, сквозь нижний зал Паба-над-водой – платно. Последнее – безопасно, но черт возьми, у меня нет лишних медяков.

                Начинала болеть голова – слишком людей вокруг, слишком тугой узел волос. Слишком сильно впиваются шпильки, удерживающие на волосах крохотную шляпку. А негодная вуаль совершенно не спасает от солнца. Как же меня все бесит!            

- Мам, а почему до сих не сделали новый мост, рядом с этим зданием? Это было бы лучше чем через переход идти- девочка, цепляющаяся за цветастый рукав матери, смешно округлила глаза и покосилась на темнеющий зев подземного перехода.

Женщина устало вздыхает и пожимает плечами. Ей явно не до того – она решает ту же задачу что и я.

- Если построить мост, изменится панорама, изображенная на первой почтовой марке империи Грод,- негромко произношу я. Обе с интересом оборачиваются, и я обвожу рукой громаду Паба-над-водой. – Двести лет назад, господин Монти, тогда его род еще не имел права на лордство, выплатил половину своего состояния за возможность изобразить паб на марках. Спустя двадцать лет он подал заявку в городскую администрацию, требуя признать его паб лицом города. Еще через двадцать лет его сын выставил счет, в котором указал, что город наживался на собственном памятнике. И когда встал вопрос о том, что Гранполис стал слишком велик, и что через Городской Канал именно в этом месте требуется мост, теперь уже лорд Монти, пра-пра-правнук первого, ушлого Монти, предъявил те самые марки.

- И что? – затаив дыхание спросила девчонка, а ее мать горько скривилась и ответила вместо меня:

- И мэр решил, что оставить панораму целой важнее безопасности жителей города, верно я говорю, леди?

- Верно. Магам заплатили за строительство перехода под руслом канала. Днем там безопасно,- вздыхаю я.

Этот самообман слабо работает, и женщина понимающе произносит:

- Я когда без дочки тоже там иду. В этом году проход сквозь нижний зал паба пять медных монет. Я на эти деньги могу купить муку, соль и яйца. Нам еще повезло, мы на этой стороне живем. Туда только к родителям ходим.

- Только чтобы купить их задешево, нужно пройти на рынок. Я живу на той стороне, а рынок здесь,- я улыбнулась и пожала плечами,- задержалась.

- А откуда вы знаете про марки, леди? – девочка робко выглядывает из-за материной спины.

- Я училась в Школе Прикладной Магии и близко дружила с мальчиком из соседнего учебного заведения,- несколько упростила я. – В учебниках нотариального дела этот факт записан в качестве примера и исторического казуса одновременно.

- Я тоже буду там учиться, когда вырасту,- над тонкой ладошкой заплясали язычки пламени, и я улыбнулась:

- Молодец, удачи тебе.

                Мать покрепче прижала к себе дочку и, тяжело вздохнув, направилась к пафосной громаде паба. И правильно, будь мне кем дорожить я бы тоже не стала рисковать.

                Они ушли, а я осталась выжидать – некоторое время назад в туннельный переход спустился мужчины. Богато одетый, бледный, откровенно болезненного вида – он не был похож на того, кто экономит медь. Я слишком боялась наткнутся на встречу покупателя и распространителя чего-нибудь наркотического. Пусть их. Такие встречи проходят быстро.

                Из перехода вышел неприметный человек. В немаркой одежде, среднего роста. С незапоминающимся лицом. Думаю, я как всегда оказалась права.

                Выждав еще пять минут, для надежности, я направилась к переходу. Нужда заставила меня идти на рынок. И эта же печаль погонит меня туда вновь – мой товар не пришел. А значит завтра мне предстоит еще одна упоительная прогулка по грязному и вонючему переходу.

                Ступени влажные, можно поскользнуться. Но портить последнюю пару перчаток я не хочу. Просто замедляюсь, подбираю длинную юбку и внимательно смотрю под ноги. Сколько бы раз не затапливало этот гадкий переход городские власти осушают его вновь и вновь открывают. Ведь мэр заботится о своих людях. Просто о ком-то больше, а о ком-то меньше.

                Тусклое освещение только добавляет страха, и оказавшись на чуть покатом полу я прибавляю шаг. Юбка шуршит, выскальзывает из пальцев. Я запускаю вперед слабый поисковик – статистика происшествий в этом переходе зашкаливает. Изнасилования, убийства и воровство -  остается только выбрать, что поинтересней.

                Впереди человек, мужчина, стоит на месте. Становится жутко – что ему нужно? Я уже на середине пути, если повернуть назад он может нагнать. Остается идти вперед и надеяться, что удастся ускользнуть.

                Да, лучше ходить через Паб-над-водой. Вот только я заложила все свои украшения чтобы снять каморку под крышей. И да, на жизни не экономят – отличный лозунг, вот только мне он не подходит.

                Отпускаю юбку и открываю свой ридикюль, там ждет своего часа новенький ювелирный молоток. Если совместить магию и физический удар – удастся уйти. Это, в конце концов, проверенный способ. И пусть после того раза мне пришлось покупать новый молоток, оно того все же стоило.

            В этом месте переход изгибался – не то камень на дне канала, не то рука у магов-строителей дрогнула, но именно в этом месте преступники поджидали своих жертв. И яркий осветительный шар делал только хуже.

                Я подобралась, затаила дыхание и резко бросилась вперед – ошеломить, испугать и убежать.

                От прошлого не убежишь. Оно бьет под дых, плотным дымом заполняет легкие, солью выступает на глазах.

                На грязном камне, прислонившись спиной к стене сидел мужчина. Сюртук неопрятной кучей лежит у ног. Закатанные рукава белой рубашки обнажают руки до самых локтей. Руки, на которых отсутствуют ладони.

                Мужчина маг, он взглядом удерживает мутные, бутылочные осколки в воздухе. И раз за разом заставляет стекло вспарывать кожу, в бесплодных попытках добраться до вен.

- Ты не так сильно хочешь умереть как кажется,- спокойно произнесла я.

                Седой, истощенный он поднял на меня взгляд и криво усмехнулся:

- А что ты можешь об этом знать, красивая леди в дешевой юбке?

- Вы приняли решение,- кивнула я,- но не подумали о том, что останется после вас. Слезы родных и любимых вас не тревожат?

- Вам ничего не угрожает, леди. Идите куда шли.

- Кто знает, если бы кто-то не прошел мимо моего отца, возможно, мне не пришлось бы его хоронить,- ровно произнесла я. – Прекращайте, я все равно не позволю вам бездарно растратить жизнь. Все поправимо.

- Вам никто не скажет спасибо,- с тщательно скрытой тоской произнес горе-самоубица,- это во-первых, а во-вторых, разве это можно исправить?

                Он поднял с колен истерзанные, изуродованные руки. Вздувшиеся, болезненные шрамы доходили до самых локтей.

- Я могу это исправить.

- Не верю!

                С этим возгласом он вновь направил стекло на свои руки. И в этот раз порезы оказались глубже. Моя прошлая, тщательно задавленная боль бросила меня вперед, на колени. Я обхватила твердые плечи руками, прижалась лицом к груди прерывисто вздохнула и резко поднялась. Уперлась лбом в лоб и четко произнесла:

- Позволь мне помочь. Стань моим искуплением. Мне это нужно.

                Он молчал, только положил окровавленную культю мне на плечо. Истерика улеглась, напоминая о себе легкой дрожью. Время лечит, уже прошел год, но я вновь сорвалась. Лёвэ не плачут.

- Некому радоваться, леди,- вновь напомнил он.

                Отстраняюсь, продолжая удерживать его за плечи, вглядываюсь в преступно близкое лицо. Тонкий нос с горбинкой от плохо залеченного перелома, сухие узкие губы. Седые волосы и яркие, синие глаза. Кожа бледная, но от тела мужчины исходит лихорадочный жар.

- Андор из Таргота, маг-отступник.

- Амбер Лёвэ из Гранполиса, артефактор-неудачник,- в ответ представилась я. – И вы не удивили меня – работу императорских палачей я узнала. Я помню отголоски громкого скандала около полугода назад. Но мне было не до того – я хоронила отца и уходила из дома.

- Почему уходили из дома? – удивился колдун. – Мать выгнала?

- Моя мама умерла раньше,- я пожала плечами,- неудачная нотариальная сделка. Имущество рода перешло нашим ближайшим родственникам. Я могу смирится с этим или нет – все законно. Я же не мужчина.

- А я осужден за противоречащие понятиям гуманности опыты. Над живыми существами,- уточнил Андор. – А это императорская милость. Чтобы я оценил ее во всей красе. Ведь жизнь и состояние мне оставили. Сиделки сменяют одна другую и каждая проходит инструктаж в Департаменте Безопасности.

                Я не знала, что сказать. И пока выбирала слова на поля моей шляпки с потолка упала огромная капля мутной воды.

- Кошмар,- передернулась я,- вы, как джентльмен, должны проводить меня до дома.

                Он прикрывает глаза, глубоко вздыхает и пожимает плечами. Мол, всегда успею довести начатое до завершения. Поднявшись, он не позволяет мне помочь ему надеть выпачканный сюртук – одежда под его взглядом взлетает вверх, самоочищается и подлетает к нему ближе.

- У вас дар к регенерации?

- И он же мое проклятье,- кивает Андор,- слишком быстро заживают раны, из-за этого остаются шрамы. Оказать вам любезность?

- Что?

- Ваша юбка испачкана местными нечистотами,- любезно пояснил колдун.

                Пока я искала достойный ответ, колдун почистил мою одежду и даже шляпку.

- Прошу леди, направо или налево?

- Туда,- ткнула я пальцем,- на ту сторону.

                Я уложила ладонь на локоть Андора и мы пошли к выходу. На ступенях он на секунду замялся, но все же нашел в себе силы подняться.

- Мне кажется, что все на меня смотрят,- сконфуженно пояснил свою заминку колдун.

- Мне тоже,- кивнула я. – Я нищенка, вы калека – мы полны комплексов.

- Спасибо, леди.

                Набережная пуста, только редкие, богато одетые пары подходят к Пабу. И да, окидывают презрительно-недоуменными взглядами.    

- Я могу поклясться своей магией, что не делал того, в чем меня обвиняют,- неожиданно произносит он.

Ему не все равно, а значит он продолжит жить дальше – что не может не радовать.

- Отчего не поклялись раньше?

- Перед алчущей крови толпой? – в сухом, надтреснутом голосе я слышу насмешку. Издевку над самим собой.

- Я попробую поверить без клятвы,- не смотрю на него, прикипая взглядом к лотку с сахарной ватой. Любимое лакомство детства. Вот и дожила ты, Лёвэ, до того, когда и два медяка в кармане нет. – Но оставлю за собой право попросить ее у вас.

- В кармане моего жилета есть немного мелочи,- он переводит тему. – Вас не затруднит приобрести сахарную вату?

- Разумеется, сэр. Какой вкус?

- На ваш выбор.

                Сахарной вате совсем недавно научились придавать фруктовый привкус. Только в моем детстве этого не было, поэтому я так и не полюбила новшество. Оплатив, я подошла к колдуну. А тот, смущенно отведя взгляд, проронил что это мне.

- Я слабый эмпат, а вы очень хотели. Да и,- он пожал плечами,- не будь я калекой, я бы начал ухаживать за вами. Вы удивительно красивы.

- Я привлекательна,- нахмурилась я,- но не красива. Черты лица слишком резкие, острые скулы, тонкий нос и слишком пухлая нижняя губа. Это не признаки красоты.

- Как же вам польстить? – спросил колдун.

- Скажите, что я превосходный артефактор. Впрочем, это мне итак известно,- я пожала плечами. – Я не люблю комплименты касающиеся моей внешности.

                У подъезда общежития, где под самой крышей я снимаю квартиру, маг останавливается и неожиданно тепло смотрит на меня.

- Спасибо, давно мне не доводилось погулять с девушкой,- он улыбается, и отсвет этой вымученной улыбки касается глаз. – Не сразу понял скольких приятных вещей я лишился.

                В глазах моего случайного знакомо больше нет надежды. Там тлеет непонятный мне огонек – предвкушения разочарования. Мне довелось научится понимать людей, иначе хороший артефакт не сотворить. А я делаю превосходные вещи.

                Иллюзия на колдуне начинает таять, просвечивать. Появляются пятна крови, краешки культей. Я засмотрелась и не сразу почувствовала ответный взгляд. Смутившись, облизнула губы и почувствовала привкус сладкой ваты.

- Такое крошево не возможно восстановить без помощи некроманта. Только последнего Легендарного сожгли, а остальных вырезали,- хрипло произносит Андор.

- Я не властна над человеческим телом,- я пожала плечами. – Но у меня есть свои секреты. Условие всего одно – после вашей смерти артефакт вернется в сокровищницу рода Лёвэ.

- О, так вы та самая,- многозначительно протянул колдун. – Я согласен, только после своей смерти не смогу поспособствовать возвращению вашего таинственного артефакта в не менее таинственную сокровищницу.

- Это произойдет само.

                Я оправляю поясок жакета, пробегаюсь пальцами по волосам – пытаюсь вернуть себе ясность сознания и душевное равновесие. Мы, Лёвэ, вне своих лабораторий неуверенные в себе истерики. По крайней мере так говорила моя мама.

- Я могу предложить вам искусственные руки. Они хранились в нашем роду долго. Но не имели ценности – без нервных волокн…Не важно. Мой отец получил такую же травму как и вы. А вы в свою очередь сходны фигурой с моим отцом – широкие плечи, высокий рост. Пальцы, я думаю, у вас были длиннее, об этом можно судить по остаткам кисти. Но тут уж что есть – металлические пальцы будут немного короче.

- Мы так и будем стоять перед входом в общежитие? – мягко спросил колдун. – Неизвестная госпожа сейчас выпадет в окно, пытаясь рассмотреть чем мы тут занимаемся.

- Госпожа Бертрам, консьерж и блюстительница девичьей добродетели,- скривилась я.

- Тогда идите вперед, а я отведу ей взгляд и пройду точно за вами,- предложил колдун из Таргота.

- Эти глаза отвести посложнее чем обмануть патруль стражников,- вздохнула я и решительно направилась к дверям.

                Я позволила общественному мнению изменить мое собственное мнение – это я поняла давно. И думаю настало время, чтобы попытаться изменить свое собственное мнение.

                Госпожа Бертрам сидит на своем и удивительно правдоподобно делает вид, что рада меня видеть.

- А где же молодой господин, что был с вами? – она поправила очки и прищурилась. – Я не заметила куда он ушел.

- О цене не договорились,- мило улыбнулась я. – Видимо сильно расстроился и очень быстро убежал.

                Я не дала госпоже Бертрам ни единого шанса затеять очередную душеспасительную беседу. И, проскочив к лестнице, спокойно и обстоятельно пояснила:

- По мнению живущих в этом доме дам, я гулящая, слабая на передок настолько, что даже деньги не беру. Из-за этого у их же мужьям стабильно приходится обращаться в дом исцеления – чтобы свести мои проклятья.

- Я…

- Я та самая Лёвэ, что невинность потеряла до свадьбы, это ужас, кошмар и мне очень стыдно, честно. Вернувшись назад – я бы повторила.

- Так понравилось? – рассмеялся за спиной колдун.

- Нет, замуж не вышла. На этом вечер воспоминаний считаю законченным.

- Даже не знаю, чем ответить,- озадаченно ответил Андор. – Я, будучи курсантом Военной Академии, столичной, украл из столовой все мясо, изрядно протухшее, и подменил его на то, из чего должны были готовить приемной комиссии. Меня вычислили, отчислили и отправили на границу. Вернувшись, я бы повторил. Именно в своей невольной ссылке я стал сильнее, умнее, изворотливее и злее. Господь всемогущий, на каком этаже вы живете?

- На четвертом,- улыбнулась я, и показала пальцем на потолок.

- Люк? – обреченно спросил колдун.

- Люк,- подтвердила я.

                Привычно взлетев, я откинула крышку люка и поинтересовалась, на помочь ли колдуну. Тот гневно фыркнул и, сложив руки на груди, стремительно влетел в мое скромное жилище.

- Уютно,- выдал Андор осмотревшись.

                Посмотреть было на что. Условную спальню от условной мастерской отделял платяной шкаф. Умывальник, под ним табурет на котором стоит медный таз. Зеркало со сколом, огромное окно и вдоль окна массивный стол. На столе маленький тигель, зельеварческий котелок с горелкой, кипа бумаг.

- Садитесь,- я кивнула на продавленное кресло. – Сейчас покажу.

                Протезы прячутся на полках с ингредиентами. И мне с большим трудом удается их достать и ничего не обрушить.

- Смотрите.

                На алом, побитом молью бархате, серебрятся пальцы. Искусно выточенные, идеальные, каждый сегмент подогнан так, чтобы не оставлять зазубрин. Вершина кузнечного искусства.

- Вы сказали, нервные волокна,- сглотнув произнес колдун.

- Как вы помните, герцог Данкварт, с подачи супруги, начал активное изучение нежити. Той, что гнездится на Перевале. Вот это,- я достала стеклянную банку,- стрейские нити.

- Стрейского паука никому не удавалось взять живым.

- Паутина взрослой особи ядовита, это детеныш постарался,- я почти нежно огладила прохладный бок банки.

- Чем я могу отплатить тебе? Все что у меня есть, мне оставили состояние. Это я уже говорил,- у колдуна загорелись глаза.

- Я чувствую, что эти руки должны достаться тебе,- ровно произнесла я. – Это такое же чувство, как убавить температуру прежде чем зелье взорвется. Или не сворачивать в темный переход. Я свернула и мы теперь связаны.

- Это не ответ.

- Ты видишь, что я живу стесненно, верно?

- И если ты та самая Лёвэ, то это несколько странно.

- Род Лёвэ ушел в тень, последняя представительница – женского пола. Род Кёльвэ взял верховенство, а я ушла. Не принять власть нового главы рода – мое право. Отказать мне в дотациях – его.

- Ну, ты взяла от рода лучшее – яркие глаза, волосы.

- И курносый нос,- скривилась я,- а мы уже на ты?

- Думаю да,- широко улыбнулся колдун. – Итак.

- Итак, сначала мы приживим тебе протезы, посмотрим как заживает и позже решим, чем ты со мной расплатишься.

                Чтобы поставить протезы, необходимо обнажить культю до самой кости, после этого нити стрейска сами создадут новые ткани. Позволяя металлическим пальцам стать для тела родными, отзывающимися на мозговые импульсы.

                Колдун выдержал экзекуцию молча. Лишь бешено билась венка на виске, да пот огромными каплями катился по лицу. Периодически я промокала его лицо тряпкой, и закончив, с левой рукой поняла, что иногда путала специально принесенное, мокрое полотенце с тряпкой для стола. Но колдун молчал. Он поднял руку и смотрел на свою металлическую ладонь, сжимая и разжимая кулак. Вокруг протеза собиралась кровь, выступала белесая пена – это стрейские нити выталкивали лишнее. В уголках глаз мужчины собралась влага. Я поспешно отвернулась, выждала пару минут и вновь перевела на него взгляд. Глаза были совершенно сухими.

- Несколько дней уйдут на калибровку, и все. Конечно, вы не ощутите тепла или холода, текстуры, боли,- я пожала плечами,- слабая чувствительность. Давление, сжатие, придется привыкать заново ко всему.

- Самостоятельно застегивать и расстегивать штаны – величайший подарок в моей жизни, Амбер Лёвэ. Они проводят магию?

- Они создавались для мага, разумеется они проводят магию. Только учтите, потенциал мага-артефактора существенно ниже всех остальных колдовских каст. Вам придётся самостоятельно вычислить, сколько единиц энергии вы можете единовременно выбросить.

- Вычислю,- он шало улыбается и аккуратно, подрагивающими пальцами откидывает с лица волосы.

 А я вдруг понимаю, отчего у него грязная голова, но немытым телом не пахнет. Некому было помочь промыть волосы.

- Готовы?

- Больше чем когда-либо, леди Лёвэ.

                Правой ладони пришлось уделить чуть больше внимания, ведь это рабочая, опорная рука. Нагрузка на нее приходится больше, а запас прочности тот же самый что и у левой, увы. И едва я заканчиваю, колдун, не жалея себя, своих новых металлических рук, хватает мои ладони, выпачканные его же кровью и раз за разом проходится по ним поцелуями. Мне и приятно и неловко, и невероятно хорошо. Правильно.

- Правую руку стоит беречь, я не могла увеличить износостойкость, не утяжелив конструкцию.

- Благодарю,- колдун отпустил мои руки, красуясь, вытащил из жилета тонкий батистовый платок и стер с моих ладоней потеки крови.

Я, в свою очередь, подобрала полотенце и стерла красноватые разводы с его рта и подбородка.

- Я поняла.

- А вы не хотите выйти замуж? – неожиданно спросил колдун.

- Сложно найти такого мужчину. Он должен быть не брезгливым, терпеливым, согласным войти в род Лёвэ на моих условиях. Нас будут связывать только дети. И разумеется, раздельные спальни. В разных частях дома. А еще лучше, если он уедет покорять столицу.

- Вы так робки? Или скромны?

- Я теряюсь при большом скоплении людей. А уж если внимание направлено на меня – совсем плохо. Конечно, у меня есть целая плеяда артефактов помогающая держать себя в руках. Но все же, так или иначе, все прикладные маги непубличные люди. Это нужно брать в расчет. Да и ложится в постель с мужем я собираюсь только ради получения детей.

- Отсутствующий социальный навык,- колдун кивнул.

                Мою оговорку о постели Андор не запомнил. И слава Богу, а то слишком уж я разоткровенничалась.

 

                 Колдун ушел. Я прошлась очищающими чарами по поверхности стола. Сбросила окровавленное тряпье в таз, залила дезинфицирующим средством и устало вздохнула. Сил спускаться в мыльню не осталось. Вяло утерев пот мокрым полотенцем, я надела сорочку и скользнула под тонкое одеяло – спать.

ГЛАВА 2

                Пронизывающий ветер заставлял людей ускорять шаг и проклинать гильдию магов-погодников – за неуместные эксперименты. И правда, когда я выходила из дома ветер был теплым и ласковым, почти жарким.

                У меня давно выработалась привычка – гулять вдоль Городского Канала, любоваться неспешным течением его вод. А так же утками и диковинными кэгнами, о чьих перьях я давно мечтаю. И кого раз за разом пытаюсь подманить хлебом.

                Только дешевый, серый и клейкий хлеб не слишком привлекал гордых птиц. Зато толстым уткам было все равно чем набивать животы.

- Ты не изменила своего решения?

- Лорд Кёльвэ,- я даже не обернулась,- вы подкрались.

- Ты просто сильно задумалась.

- Возможно. И нет, мое решение не изменилось,- я меланхолично отщипнула кусочек хлеба и в воду.

- Неразумно,- так же ровно ответил лорд Кёльвэ. – Ты приводила в дом мужчину, это не красит леди.

- Это вас не касается, милорд.

                Гнев постепенно разгорался, искрами срываясь с пальцев. Бедным уткам приходилось ловить чуть поджаренный хлеб, которым, вот интерес-то, и кэгны заинтересовались. Как он смеет? Чужак, занявший мой дом и указывающий мне как жить – как он смеет?

- Закон, лорд Кёльвэ, поддерживает нас обоих,- старательно улыбнулась я,- ваши притязания на имущество рода Лёвэ были удовлетворены, мое право не принять ваше покровительство и вашу власть – тоже законно.

- Вы могли бы родить мне двух сыновей, один из которых получил бы мою фамилию, а второй имя рода ушедшего в тень. Теперь возродить Лёвэ будет куда сложнее.

- Этот род и не из такой малости возрождался,- покачала я головой. – Оставьте, милорд. Я не изменю своего решения. Даже если я не справлюсь – не беда. Прощайте.

- Возможно, я тоже хочу покормить птиц,- холодно улыбнулся Кёльвэ.

- Кормите, но желательно подальше от меня. Но,- тут я пожала плечами,- уйти я могу и сама.

                Я бросила остаток горбушки в воду и пошла в сторону Паба-над-Водой. В этот вечерний час набережная постепенно заполнялась людьми. Я засмотрелась на превосходный силуэт паба и вздрогнула от ощущения ледяных рук на запястье.

- Добрый день, леди Лёвэ. Вас не догнать,- широко улыбнулся Андор.

- Вечер, господин колдун, уже вечер.

- Я просто счастлив, знаете, я за вчерашний день сотворил столько всего,- так же сияя отозвался колдун. – Например, поисковик на вашей крови. Так вас и нашел.

- Но зачем? Вам известен мой адрес.

- На стук мне никто не открыл, оставлять записку – но мне не на чем писать.

                Колдун прекрасно выглядел. Качественный костюм нежно-шоколадного оттенка, жилетка на тон светлее, золотая цепочка карманных часов. Мужчина за одну ночь словно сбросил несколько лет. Хотя волосы так и остались седыми. Но стоит признать, что низкий хвост ему идет.

                От воды тянет холодом и я ежусь – пора возвращаться домой. Я слишком легко простываю, а это мало того что траты на лекарства, так еще и пропадут все рабочие сроки.

- Поужинаем вместе? – он кивает на паб. Я немного отклоняюсь в сторону, как бы предлагая осмотреть себя, свое тонкое платье, отсутствие прически и макияжа. Колдун смеется:

- Я маг-отступник, кнопка. Идем? Я заказал столик на твое имя,- признается он, подмигивая, и мне остается только рассмеяться.

                Метрдотель удивлен и расстроен, заказанный колдуном столик один из трех, не имеющих приватного щита, а значит нас увидят все. Колдуна и артефактора, каждого из которых не следовало пускать на порог достойного заведения. Все эти мысли читаются в гневно топорщащихся усах мужчины, в багровеющей шее и скорбно поджатых губах. Просто иллюстрация фразы «вам не рады».

- Обожаю приходить в гости незваным,- хмыкает колдун и машет рукой мужчине за соседним столиком.

Когда в ответ колдуну отсалютовали бокалом мне захотелось провалиться вниз, до самого Канала. Неизвестный мужчина ужинал с Мелиндой Ранте, светской львицей, известной своей щедростью по отношению к сиротским приютам. Юная красавица, она младше меня на два года, стала женой лорда Ранте сразу после того, как этой малоприятной возможности избежала я.

- Знакомы? - рассматриваю меню.

Ничего не изменилось – изысканные названия и отсутствующая цена. Здесь собираются слишком богатые люди, они не считают деньги, и хозяин паба этому очень рад.

- Доктор Шеффар, специалист в области магических перемещений,- колдун улыбается, вытягивает руку вверх цепляя кончиками пальцев полый шар, висящий над нами, и ставит в него свечу.

В мягком, равномерном освещении его лицо становится одухотворенным, как у безумного ученого готового обрушить на мир всю мощь своего гения. Красуясь, колдун сплетает из пальцев замысловатую фигуру и вокруг источника света начинают кружиться полупрозрачные мотыльки. А мои пальцы вновь прижаты к его губам. И прежде чем я успеваю его осадить он шепчет, обдавая кожу горячим дыханием:

- Не могу не целовать, прости. Ты вернула мне смысл жизни,- он отпускает мою ладонь,- сложно удержаться. Не думай ничего плохого, просто сейчас мне это нужно.

                Устоять перед этими глазами сложно, и я прячу улыбку, низко склоняя голову. Немного романтики не должно мне повредить.

                Вечер проходит довольно приятно. Я заказываю себе легкий салат и нежный куриный паштет. Колдун берет жаренное, истекающее соком мясо напрочь игнорируя «траву». Он так же игнорирует и правила приличий, утаскивая с моей тарелки несколько ломтиков огурца. Это лучший вечер за последнее время. Мы громко смеемся и несравненная Мелинда бросает на нас гневные взгляды, а вот ее спутник украдкой показывает большой палец.

Настроение портит только легкая головная боль. Сегодня я отправилась гулять в поисках вдохновения и потому мой нос украшали рабочие очки, сквозь которые видны потоки магии. Их нельзя долго носить, но снять и положить в ридикюль смерти подобно – это единственная пара и если они сломаются…Это будет подобно перелому спины, жить можно только мучительно и неполноценно.

После того как миледи Ранте покидает паб, доктор подсаживается к нам. Бесцеремонно стягивает перчатку с левой руки колдуна и восхищенно присвистывает.

- Эти руки лучше прежних. Прощу прощения, леди. Мое имя…

- Доктор Шеффар, госпожа Лёвэ,- перебивает своего приятеля колдун. – Он просто обожает когда его зовут доктором, но при первой встрече стесняется об этом говорить.

- Он просто вас ревнует, прекрасная госпожа,- доктор порывается поцеловать мне руку и тут же, едва коснувшись пальцев, восклицает,- так это вы автор этого великолепия? Хватай ее, друг, и тащи к священнику! С твоим ритмом жизни тебе пригодится собственный производитель дополнительных конечностей.

                Мужчины перебросились парой слов, что-то об общих проектах, колдун уточнил, что доктор был одним из тех немногих единственных, кто не отвернулся от него после суда. Правда, потребовал клятву. Я пожала плечами, мне мало понятны взаимоотношения мужчин и женщин, а уж что там происходит в пределах «настоящей мужской дружбы» - и вовсе темный лес. Например, от настоящих друзей отца после неудачной дуэли не осталось никого.

- Знаешь,- доктор уже ушел, и колдун держал голую, без перчатки, ладонь перед собой,- мне бы хотелось спуститься в тот переход.

- А пыточную навестить ты не хочешь? – ворчала я скорее для проформы, сама часто заглядываю на дуэльную площадку, где искалечили руки отца и сломали мою жизнь.

Или выправили, я бы не смогла жить с Бриушти. И за то, чтобы я жила как хочу, заплатил отец, по высшему тарифу.

- Не кисни, все будет хорошо,- колдун щелкнул меня по носу прохладным, металлическим пальцем. – Найду тебе мужа и напьюсь на вашей свадьбе, будешь потом детям рассказывать, как их крестный позорил тебя.

- А как будешь позорить? – втянулась я в игру.

- Я нацеплю твою фату и буду искать и себе вторую половину,- расхохотался колдун. – Мне же надо род продолжать. Я четвертый маг в семье, а значит Искра будет и у моего ребенка, главное, правильно жениться. Ты вот, прям идеальный вариант, но хочешь мужа в свой род.

- Ты найдешь мужа мне, а я жену – тебе,- улыбаюсь и мы скрепляем договор шуточно-серьезным рукопожатием. С сомнением смотрю на колдуна, и все же решаюсь:

- Ты не мог бы еще раз представиться?

- Ты забыла мое имя? – он выглядит оскорбленным.

- День был суматошный,- отвожу взгляд.

Не стоит говорить мужчине, что запоминать его даже не собиралась. Сильной пол порой слишком щепетилен к тому, что задевает их гордость.

- Андор из Таргота,- процедил колдун, и скомкал салфетку, полыхнувшую между пальцев пламенем. Я ахнула, и тут же успокоилась – обжечь руки ему не грозит.

- Амбер Лёвэ из Гранполиса,- отозвалась я. – Я не рассчитывала тебя увидеть снова. По крайней мере в ближайшее время.

- Ты думаешь, можно сделать такое,- за неимение слов он стянул вторую перчатку с руки,- и все? Ты думаешь я мог просто жить дальше?

- Я не говорю, что я права, Андор из Таргота, но жизнь учит разным вещам.

- Из-за одного ублюдка заклеймить всех?

- А если ублюдок не один? – вскидываю бровь,- если мне раз за разом встречался некондиционный материал, что тогда?

- Некон…что?

- Брак,- припечатала я,- недоделка, порченный товар.

- Порченный товар здесь ты,- бросает колдун и тут же замирает, прикрыв глаза.

Я бы хотела торжествующе улыбнуться, но слишком уж горчит такая победа.

- Идем в твой переход Андор из Таргота,- зябко поддергиваю рукава, страстно желая оказаться дома, на жесткой лежанке под своим колючим одеялом.

- Полагаю, твою мнение о себе я сейчас максимально подтвердил,- мрачно бормочет мужчина.

                А я только плечами пожала, до чего многофункциональный жест. Да, ударил неожиданно. Нет, не по больному. Я отделила свои мысли от слов окружающих. Я – порченая невеста, ну так я этого и хотела. Меня не возьмут замуж в древний и славный род – я и не собиралась. А простому, обычному мужчине – пусть только попробует нос воротить от колдуньи.

                В переход мне спускаться не хотелось – живы еще воспоминания. Но и отпускать расстроенного собственной выходкой Андора тоже желания не было. Кряхтя как старая и очень злая ведьма я спускалась по ступенькам и вполголоса костерила предприимчивого колдуна. А тот только улыбался и явно прикидывал как бы извинится половчее. Тут уж я помогать ему не собиралась.

- Чувствуешь момент? – спросила я, едва мы приблизились к повороту, за которым и познакомились.

- Немного,- пожал плечами колдун. – Есть ощущение, что зря я все это затеял.

                Я хотела прокомментировать его слова и даже придумала довольно едкую фразу, но меня едва не сбила с ног некая размытая тень.

- Что за? – меня поймал колдун.

- Твою мать,- выдохнул он глядя на меня.

                Я опустила глаза вниз и обомлела – моя блузка и жакет были в крови.

- Я не ранена,- удивилась я,- это не моя кровь.

- Чувствую, лучше бы была твоя.

- Там! Там! Госпожа следователь, убили! – с другой стороны перехода донесся истерический вопль.

- Как?! Так быстро?

- Подстава,- коротко бросил колдун,- клянусь, это не я.

                И его фраза была не лишней – ведь именно Андор затащил меня в переход.

- Давай хоть на труп глянем,- предложила я. – Все равно впереди целая ночь допросов.

- Ты так спокойна?

- Как и ты, а мне поклясться при любом скоплении народа не сложно. Артефакторы постоянно кому-то и в чем-то клянутся.

                Убитым оказался Шеффар. Андор моментально опустился на колени, поискал пульс. Но я и без того видела, что доктор мертв. Вокруг его тела расплывалась магия, оставляя черную дыру в районе груди. Как интересно.

- На пол! Немедленно лечь на пол!

- Ты мне должен как минимум платье.

- И плащ,- виновато шепнул колдун.

                Мы лежали на полу, держали руки за головой и переглядывались. Андор пытался извинится взглядом, а я почему-то невероятно хотела рассмеяться.

                Наконец прибыла группа захвата, поразилась нашей скромности. И чей-то мужской голос поспорил с госпожой Джерс, это видимо «поймавший» нас следователь, что мы не виновны. Ха, эта неизвестная Джерс обеднеет на двадцать золотых. И поделом ей.

- Назовись моей невестой,- шепнул Андор,- тогда я смогу тебя выкупить, если что.

- А тебя кто выкупит? – вздохнула я.

- Ты,- улыбнулся колдун и я почувствовала, как вокруг моего большого пальца стягивается магия. – Скажешь, что это традиция, носить кольцо на этом пальце. Мое кольцо даст тебе доступ к счетам.

                Такое доверие обязывает и я коротко кивнула.

                Везли нас быстро и, едва вытащив из кареты, развели по разным сторонам. С меня сняли одежду, взамен выдали темную робу – еще не арестантскую, но было весьма неприятно. И конечно же меня пытались выставить виноватой.

- Ваше имя,- он даже не утруждался придать своему безразличному голосу вопросительную интонацию.

- Амбер Лёвэ.

- Вы знаете кто мог желать смерти господину Шеффару?

- Нет.

- Ваш социальный статус.

- Невеста господина Андора из Таргота, маг без лицензии.

- Как вы познакомились с господином Андором из Таргота,- безразлично спросил агент.

- В переходе, я оказала ему медицинскую помощь.

- Имя вашей матери.

- Миравель Лёвэ.

- Вы желали смерти господину Шеффару.

- Нет.

- Как вы познакомились с господином Андором из Таргота.

- В перех…

- Вы желали смерти господину Шеффару,- перебивает он меня и тут же произносит:

- Имя вашего отца.

- Зеленый,- я откинулась на спинку стула и начала дышать на счет.

Мы свидетели, я свидетель, это все когда-нибудь закончится. Рано или поздно, я выйду отсюда чтобы никогда больше не зайти.

- Вы знаете кто убил господина Шеффара? Как вы познакомились с господином Андором из Таргота?

- Зеленый. Зеленый. Зеленый.

                Я обхватила себя руками и раскачивалась на стуле. Все что произносил агент соскальзывало с меня, не цеплялось ни к чему. Я перестала вслушиваться в окружающий мир. Тишина, вокруг шумит вековой лес, я гуляла там с матерью. Отец сердился когда мы надолго уходили, оттого эти воспоминания так дороги мне. Прикрываю глаза, глубокий вдох, и я чувствую запах перепрелой листвы, чуть горчащие нотки смолы и хвои.

- Амбер!

                Вдох, выдох, постепенно, не торопясь поднимаюсь на поверхность. Надо мной нависает встревоженный колдун. Щека горит.

- Ты бил меня?

- Я бы тебя убил, честное слово,- выдыхает колдун и прижимает меня к себе.

                Я полулежу на диване, рядом со мной колдун. Он полулежит на мне, опираясь лево рукой на спинку дивана. Серые стены в мелкий рубчик, невысокий, пошарпанный чайный столик.

- Где мы?

- В комнате для посетителей,- колдун качает головой. – Ты напугала меня.

- Но не их. Это всего лишь транс артефактора, проясняет сознание, обостряет чувства. Ты слишком вторгся в мое личное пространство.

- Я твой жених,- фыркнул колдун, но выпрямился.

- Мы приносим свои извинения, госпожа Лёвэ,- старший следователь Джерс поставила на стол поднос с чайником и тремя чашками.

В одной из которых уже плескался кофе. Учитывая, что от чайничка отчетливо пахло «болтушкой», я спокойно взяла в руки кофе. Не забыв поблагодарить. Начинается второй этап допроса, за чаем с печеньками.

 

- Молодой агент перестарался,- следователь старательно улыбается. И колдун согласно кивает:

- Ох уж эти юные, пылкие сердца. Понимаю, понимаю.

- И все же, госпожа Лёвэ поведала нам три разных истории вашего знакомства. Ни одна из них не совпала с тем, что рассказали вы, господин Андор из Таргота.

- Бывает,- вздыхает колдун. – Переволновалась.

                Я привалилась к плечу колдуна и закрыла глаза. Артефакторам никогда не давались публичные выступления, громкие скандалы или что-то, что требовало активного социального взаимодействия. Мы слишком замкнуты, чтобы легко подстраиваться под агрессивный диалог. Я перестала следить о чем договаривался колдун, и осознала, что все закончилось только тогда, когда он набросил мне на плечи свой сюртук и вывел на улицу. Там ему пришлось оставить меня и идти ловить двухместный бегунок. Я как безвольная кукла стояла на крыльце Департамента, ожидая, пока он вернется. Или не вернется. Мне было безразлично.  Только мысль блуждала – удобная роба, мне нужно будет ее вернуть? Я могла бы в ней работать.

                Колдун заботливо устроил меня внутри бегунка, назвал незнакомый адрес и сжал мои пальцы в своих руках. Контраст горячей, даже сквозь перчатку, настоящей, живой кожи и холод металлических деталей.

- В чае была болтушка,- я прислонилась головой к плечу колдуна, он ругнулся, но ничего больше не сказал.

                Андор привозит меня к себе. Вокруг суетятся слуги, он приказывает накрыть десертный столик у камина.

- Мы пересекли все границы этой ночью,- с этими словами Андор приказывает слугам приготовить для меня горячую воду и его вещи. – Побудешь пока в моей одежде, а к утру слуг поправят беду с твоим платьем. И не размывайся слишком долго, еда остынет.

                Мне наплевать на все, я с удовольствием промываю густую копну волос, свою гордость, и свою беду – притирания для волос съедают немалую часть мою скромного дохода.

                Андор смотрит на меня, разливает по бокалам вино, а я поправляю на себе его рубашку. Из-за разницы в габаритах проклятая тряпка открывает слишком много.

- При дворе вырезы глубже.

- Я не была при дворе. Лёвэ затворники,- смотрю в камин,- нам тяжело в толпе.

- Ты сказала, болтушка. Что это?

- Чайный сбор, делает людей болтливыми. Это не токсичная дрянь вроде того же Правдоруба, а просто набор сухой травки. Расслабляет, раскрепощает, придает уверенности себе и доверия к собеседнику. Рекомендуется к приему неуверенным в себе людям перед каким-либо выступлением. Я готовила ее для отца, и для себя.

- У Лёвэ все настолько плохо? Я знаю, что каждая магическая семья имеет свои особенности, но не в социальной же сфере?

- И в социальной тоже. Мы работаем в личных лабораториях, вне их мы находимся в библиотеках и архивах. Делаем расчеты в тишине и уютном одиночестве личного кабинета. Матери было тяжело с отцом. Я же тебе говорила, помнишь?

- Да, точно. А вы людей вообще любите?

- Глобально – не очень,- морщу нос,- а так, мы обычные люди которым нужно чуть меньше общения и чуть больше понимания. Когда мужчина заядлый игрок, но при этом не переходит грань – это его милая особенность, изюминка. Если женщина всю наличность спускает на бриллианты, и у нее их столько, сколько нет поводов надеть – ах, она такая чудачка. А если я хочу посидеть и помолчать, на балконе откуда открывается вид на потрясающе звездное небо – я ненормальная, и не ценю своего кавалера.

- Горячо,- хмыкнул колдун.

- Прости, это вино и прошлое,- улыбаюсь. – Они не оставят меня в покое. Слишком удобная мишень.

- Согласен. И знаю, чем расплачусь с тобой – я сделаю все, чтобы вывести тебя из-под удара.

- Мелинду никто не потащит к следователю, она вне подозрений. Встреть ее там кто-то из безопасников, козырнули бы и отпустили,- продолжила я не особо обращая внимание на слова колдуна.

- Мелинду?

- Миледи Ранте, это она ужинала с доктором Шеффаром,- потираю переносицу.

- Я прослушал, пытался понять местоположение морга. Особого доверия к сотрудникам Департамента у меня нет.

- Там, вокруг тела, была чудная магия, я такой не встречала,- поправляю на переносице очки.

- Маги ничего не заметили.

- Она внутри тела,- снимаю очки и машу ими в воздухе,- я хотела отвлечься, и пошла гулять, искать что-нибудь интересное. Чтобы создать что-то новое. Или вернутся к старым, недоделанным работам. Вот и взяла очки. Отец сильно ругался на меня из-за этого, но я все равно тайком их брала.

- Я могу…

- Нет, родовой артефакт. Он будет работать только в руках Лёвэ, оттого я и промолчала. Он был твоим другом?

- Получается, да. Знаешь, он забирал меня с площади, уже все ушли, и зрители и… Только я остался, свободный,- колдун криво усмехнулся.

- Ты должен был истечь кровью.

- Мне залечили руки там, сразу.

- Оттого и шрамы настолько отвратительны,- киваю сама себе,- насильно и чрезмерно ускоренная регенерация оставляет после себя ужас. Знаешь, так в высшем свете с соперницами расправляются – порез на щеку и «ускорялка». Результат – чудовище, а по закону никого не привлечь, целительские заклинания разрешены для использования.

                Слуги приносят другую бутылку, Андор разливает вино. Дом колдуна, насколько я успела понять, находится через три дома от моего прежнего особняка. Хорошее место. Изнутри убранство дома я не рассмотрела, только заметила большое количество свежего дерева. Никаких ковров, гобеленов занавесей – деревянные панели, древесный наборный пол, густая сетка бус на окнах.

- Что за деревянные бусы у тебя на окнах?

- Занавес из бус, вместо тряпок. Ненавижу разномастные полотна развешенные по дому. Так делают далеко отсюда.

- Полагаю, в этом твоем «далеко» кошки не водятся,- проворчала я.

Моя дымчатая Марся уже бы с воем взлетела до самого потолка и пока не повергла бы врага на пол – не успокоилась. Надеюсь Кёльвэ ее там кормит, бедолажку мою.

                Когда мы допили вторую бутылку вина, тут следует отметить что большая часть алкоголя досталась колдуну, Андор потребовал мяса. А я свернулась в кресле в калачик.

- У тебя волосы вьются. Крупно так, красиво.

- Ага, от мамы досталось, они распущенные красивые,- сонно киваю.

- Они не захотели принять у меня Клятву,- неожиданно произнес мужчина и сжал кулак. Отсвет огня бликовал на его металлических пальцах. – Это не моя гордость или глупость. А выкрикнуть почти двадцать слов в момент, когда…Я не смог, пытался, но не был услышан.

- После дуэли отец слег, и к нам приехали его дальние родичи, Кёльвэ, мастера зелий. Дар в их семье уснул – новаторы давно не рождались и благосостояние семьи оказалось под угрозой. У них много детей и одного из сыновей отец принял в род Лёвэ, якобы в нем проснулся талант артефактора. После смерти отца старшим становился лорд Кёльвэ, он предложил мне замужество. Уже после скандала с Бриушти и моей «порченностью». Но я предпочла уйти на волю.

- Предчувствие взрыва? – заинтересовался колдун.

- Да,- кивнула я,- едва он договорил я испугалась. Никогда так не боялась. Ан нет, вот недавно, в кабинете, на допросе. Хотя в самом случае ничего странного нет – так часто поступают. И этот мой поступок еще больше испортил мои же отношения с друзьями и немногочисленными родственниками.

- Ну и ладно, зато у меня теперь есть красивая и кудрявая невеста,- подбодрил меня колдун.

- На тебе сигналка,- я на минуту нацепила на нос очки,- думаю, на мне тоже есть. Едва пересечем границы Гранполиса – Департамент встанет на уши.

- Вовсе нет, нас с этими маячками на воротах завернут.

- Ты пьешь вино в компании лучшего артефактора этого города,- фыркнула я,- выйти точно выйдем, если желание возникнет. Пусть меня проводят в комнату – спать хочу.

- Приятных кошмаров, невестушка,- отозвался колдун и дернул колокольчик.

Прибывший слуга отвел меня в уютную спаленку и я уснула едва моя голова коснулась подушки.

ГЛАВА 3

Андор не имеет права отказать агентам Департамента Безопасности в допуске к его дому и прилежащей территории. Оттого штаб и центр расследования мы решили разместить на моем чердаке. И без того тесная квартирка стала совсем неудобной. Я мышкой втиснулась в кресло, пока колдун натягивал серую ткань на раму, и оную размещал на стене. Ноги гудели от усталости, а язык собирался присохнуть к нёбу.

- Ты же не любишь не пойми какие полотна, растянутые где не надо,- поддеваю мужчину.

- Смотри,- хитро улыбнулся колдун и подхватил тонкую иголку и лист бумаги,- оп, все приколото и ничего не потеряно. Видел в кабинете следователя.

                Андор воспринял ситуацию с расследованием близко к сердцу. Слишком близко к сердцу – я не была готова столько ходить и говорить. И записывать. Сыщицкое дело – не мое, точно.

- Я не заметила.

- Не здесь. Когда меня судили первый раз. Да только на том полотне кроме моей фотокарточки и карточки моей помощницы ничего не было.

- Господи, а с ней что сделали?

- Наказали путем устройства в Столичную Академию Магии,- сухо ответил колдун.

                Я прикусила язык. Что ж, и так бывает.

- Нам стоит навестить вдову господина Шеффара, вполне вероятно, что он работал над чем-то,- я прикусила зубами костяшку пальца.

- Последний год он не занимался ничем, курировал студентов.

- Или напротив, занимался чем-то таким, отчего времени хватало только на студентов,- возразила я.

Колдун кивнул, может я открыла ему глаза, а может и нет. Но вот я сама порой делала вид что читаю, или ухожу гулять, а сама занималась тем, чего никто не должен был видеть. Эти «занятия» - мой нынешний верный кусок хлеба. И чтобы кто ни думал, а через пару лет я буду независимым артефактором с собственным домом. Скорей бы уже дожить.

- Одна ты к ним не пойдешь,- уверенно сказал Андор,- слухи ходят, что пропадают девушки с магическим даром.

- А ты откуда знаешь?

- Угадай, к кому пришли достопочтенные господа агенты? Мои руки,- колдун скривился,- на тот момент пребывали в еще худшем состоянии, чем когда мы встретились, только что не обнюхивали. Замерили уровень магии во всем доме, вскрыли полы – почему у меня столько комнат закрыто. И никто не извинился.

- Это кто ж такой известный пропал?

- Предсказательница,- Андор усмехнулся,- прирожденная. Из тех, что из стен Академии сразу попадают в застенки Департамента и кого опутывают кровным клятвами. Девчонке удалось сбежать, след привел в Гранполис, к отцу. Но увы, колдунья вышла из дома и пропала. Так что, не ходи одна, прошу.

- Я не так безобидна как предсказательница,- улыбаюсь я.

- Но вряд ли ты сильнее и подлее нескольких девиц с самого дна. Из тех кто с детства учится противостоять окружающему миру. Они не учатся в академиях и школах,- Андор провел блестящими пальцами по натянутой ткани и продолжил,- эти девицы были похуже иного бандита. Но попались.

- Хорошо, я постерегусь,- кивнула я.

                И написала на плотном прямоугольнике «Вдова Шеффар», после чего протянула его колдуну. Тот с большим удовольствием прицепил его к серой ткани и подмигнул мне.

- У тебя кипятком разжиться можно? – колдун кивнул на принесенную им же корзину,- есть хочу. И кофе со сливками и сахаром.

- Ты забыл к кому пришел? – удивилась я,- есть кофе, сахарные леденцы и орехи. Все на полке по правую руку от тебя. А чайник я вскипячу.

- Я знал к кому пришел,- засмеялся Андор,- провиант!

                Он с гордостью поставил корзину на стол, так что я едва успела спасти чернильницу.

- Крупы, мясо, белый хлеб, ветчина, сыр, овощинка,- довольный мужчина выкладывал все на стол,- ну что, нахозяйничаешь нам что-нибудь?

- Сядь и не мешайся,- улыбнулась я.

                Напластала ветчину и сыр, неугомонный колдун нарвал хлеб неровными кусками и ждать «приличные сэндвичи» отказался. Так что ели вприкуску и это было так мило и так по-домашнему, что мое отношение к Андору стало теплее на целый градус.

- Девушки должны кушать как птички,- пробурчал колдун, которому не достался последний кусочек ветчины.

- То девушки, а то голодный артефактор,- фыркнула я и протянула ему салатный листик.

                Колдун фыркнул, но зеленушку съел. И тут же стал серьезным:

- Ладно, кроме шуток. Что ты смогла узнать?

- Что разделяться не слишком хорошая идея, не только из-за охотника за девушками. Меня не воспринимают как человека, а лицензии и бляхи свободного мага у меня нет. Так или иначе, Шеффар провел все время в своей лаборатории, никуда не выходил, только его ученик мотался до ближайшей таверны за едой. Но опять же, мне могли и соврать,- я покачала головой.

- Я не наелся,- вздохнул колдун,- а мясо сырое. Может, у тебя похлебка какая есть?

- А есть,- и едва Андор воодушевлённо приподнялся на стуле, добавила,- еще вчера скисла. Увы, холодильные чары отказали, а меня дома не было. Хочешь?

- Ты жестокая женщина, мужа тебе я подберу из своих злейших врагов. Чтоб покарать на всю жизнь.

- Просто представь, кого для тебя найду я,- отозвалась я, и достала вазочку с конфетами. Колдун в ужасе смотрит на лакомство:

- Это что?

- Сказала же, сахарные леденцы,- напомнила я, и закинула в рот коричневую сладость. – Сахар с водой, довести до кипения, подождать пока не загустеет и не поменяет цвет, разлить по формочкам и дать остыть. Вкусно, попробуй.

                Андор с опаской взял самую крошечную конфетку и забросил в рот, поморщился и принялся грызть. А потому что думать надо было – маленькие подгорели.

- А вот вечером за доктором заезжало ландо Мелинды,- продолжила я делиться собранными слухами.

- И они отправились в паб,- добавляет он. – Довольно популярное и открытое место. Да еще и столик на балконе, у всех на виду. Вряд ли это любовная интрижка.

- Соглашусь,- я кивнула,- возможно, заказ? Надо узнать с кем еще он общался, может удастся что-то понять.

- Да и, хоть Шеффар и был моим другом, но лорд Ранте все же лучше выглядит,- хмыкнул колдун.

- А ты ценитель мужской красоты? – рассмеялась я,- но соглашусь, милорд Ранте довольно подтянутый. А вот доктор больше похож на моего несостоявшегося супруга, Бриушти. Приземистый, рыхловатый.

- Ты удивительная женщина,- крякнул колдун,- отказаться выходить замуж за мэра.

- Мне с ним постель делить,- я скривилась,- нет уж, спасибо. Я не готова принять на себя такое бремя. А Ранте, кстати, участвует в ученических дуэлях для наших Школ Магии. Он мог там познакомиться с Шеффаром, и Мелинда выступила в качестве промежуточного звена. Мы учились вместе, даже немного общались. Она умна, не слишком, но достаточно чтобы не интриговать и не лезть в чужие интриги. А это дорогого стоит.

- Ясно,- колдун потер подбородок.

- Что ясно?

- Что у нас одни домыслы. То, что ты мне описала, ту магию что увидела или почуяла или как ты там ее опознала? Это ближе к нелюдям. Я, кхм, имею свой процент нелюдской крови, но и то так не смог. А пытался.

- Когда? – ахнула я.

- Так вчера, курицу купил на базаре и полночи пытался,- Андор скривился,- горластая дрянь загадила полы. Кухарка снесла ей голову и сварила суп – но суп прокис сразу как остыл. Не съедобная у меня магия.

- Так эта магия сквозь лезвие проходит, а не просто так,- фыркнула я и тут же добавила,- но ты молодец. Только откуда в Гранполисе полноценная нелюдь?

- Плод любви двух полукровок, например? Амбер, ты даже не представляешь какие тайны скрывает этот город. И хорошо, что не представляешь.

- Ладно, наступит вечер и для твоей трагической истории,- улыбнулась я.

- Ты злая.

- А тебя стало слишком много, и всего за три дня.

                Я хотела более прозрачно намекнуть напарнику, что хочу остаться одна, как в люк заколотили с отчаянной силой. Одним пассом колдун закрыл наши записи на ткани, а я жестом приказала ему спрятаться во второй половине моего чердака и развернула ширму, скрывая постель и платяной шкаф. И колдуна.

- Я допущен в спальню миледи? – едко полюбопытствовал этот поганец и явно попытался устроится на лежанке. – Господи, как на этом можно спать?!

- Кто?

- Посредник.

                По коже продрал мороз. Первый раз я столкнулась с этим магом еще при жизни отца. Я продавала через него свои поделки, когда из-за травмы отцу ограничили доступ к счетам. Якобы он недееспособен. Так мы начали сотрудничество, и сейчас ведьмак время от времени подкидывает мне заказы, безбожно при этом наживаясь на моем труде.     

- Поднимайся.

                Невзрачный, тощенький паренек выразительно посмотрел на два прибора, но я лишь пожала плечами – мое дело кого у себя принимать.

- Здесь половина, к концу недели нужен «чистильщик».

- Чистильщик? – не сдержала я своего недоумения.

                Один из самых простых и популярных артефактов, он есть в каждой третьей семье. Что за глупость покупать его нелегально?!

- Берешься? – вопрос формальная вежливость.

- Заказчик в курсе, что подобные вещи я продаю по цене втрое от рыночной? – осторожно осведомилась я.

                Посредник кивнул и протянул руку с горящим клятвенным огнем, я протянула ему свою ладонь:

- Амбер Лёвэ. Обязуюсь отдать заказанный артефакт в руки Посредника десятого числа второго летнего месяца, также именуемого июлем.

- Посредник. Принято.

                Он ушел быстро, и я видела, как меняются, текут черты его лица, создавая новую, такую же серую и невзрачную маску, взамен использованной. Уникальный дар.

- Приличные девушки такие знакомства не водят. И у тебя не постель, а лежак святоши-самоистязателя.

- Может ты не все обо мне знаешь? – вымучено пошутила я.

- Что-то не так с заказом? – обеспокоенно вскинулся колдун, выходя наконец из-за ширмы, - так откажись.

- А жить на что? Откажись. Посреднику не отказывают – он дважды не приходит.

- Я мог бы…

- Содержать меня? – и по моему тону Андор понимает, что разговор пора сворачивать:

- Так что не так?

- «Чистильщика» продают абсолютно легально. Он недорогой, делают их качественными, ведь детям берут чаще всего. Этот артефакт выводит из тела токсины и яды,- я решила не заострять конфликт.

- Детям берут?

- Дети тащат в рот что ни попадя, а молоденьких мамаш уверенных, что могут совместить варку зелий и воспитание детей – пруд пруди. Вот и бегут они к целителям, мое чадо надышалось, отравилось, съело окаменелые кишки дракона.

- А самые продвинутые, значит, покупают «чистильщика»,- протянул колдун.

- Именно. У меня у самой есть, старый уже и работает плохо. Сделаю три – заказ, себе и тебе. Даже еще и в выгоде останусь. Все, мальчикам пора спать, а девочкам работать. Да и на рынок заглянуть.

- Сейчас? – поразился колдун, и в комнату освещенную магическим шаром заглянула луна.

- Ну завтра,- пожала плечами.

Это, конечно, была просто случайность – туча ушла, и месяц стал виден. Но совпадение меня позабавило. Как и упырья рожа колдуна, особенно страхолюдная в лунном свете. Он видимо и сам знал, каким красавцем становится, оттого от света отпрянул. Полукровка или четверть, кто-то из нелюди в близком родстве. Поняв, что комментировать произошедшее я не собираюсь он повеселел, поделился забавной историей про погост и зомби – у каждого боевого мага такая история имеется, и снова захотел есть. Отчего я решила его все-таки выгнать.

                Колдун сопротивлялся до последнего, порываясь то помочь с расчетами – что там считать-то, то предлагал посильную помощь в плавке золота – что ж я, дура что ли артефакты из золота клепать? Тем более из своего. Только дешевые сплавы с вкраплениями золотых частиц – и магию держат и дешево и люди недоумевают «как это работает». Очень хорошо работает, и славно экономит мои деньги.

                Создать амулет-чистильщик не сложно, но очень, очень скучно. Нудное переплетение нитей, заунывный заговор, петля, снять, петля, будто шарф вяжешь. Потому спать я легла далеко за полночь, оставив нежиться в лунном свете три заготовки.

                На завтрак мне достались остатки кофе и конфеты, бывало и хуже. Готовить из принесенного колдуном мяса мне было лень, поэтому я удовольствовалась сладким и освежив консервирующие чары собралась на рынок.

                На рынок я собралась быстро – платье, вычищенное да подшитое слугами Андора стало выглядеть года на два моложе, платок на голову, да очки рабочие.

                Колдовской квартал надежно огражден от остальной части Гранполиса, и Три Школы находятся внутри. Это оправдывается защитой простых граждан от творений «бесовских лабораторий». Священники на каждой проповеди стенают о порождениях мрака пригретых в Гранполисе, а после бегут к магам-целителям от срамных болезней оправляться. Или грех чревоугодия убавлять. Нет, есть среди наших священников и столпы нравственности, да только именно отцу Патрику принадлежала идея клеймить женщин как скот. Мол, много вдовиц, много насильно взятых дев – а всех по одной мерке меряют. Вот и справедливости на свете больше станет, если распутниц клеймить.

                До квартала было недалеко, так что спустя десяток минут вокруг меня завертелось яркое многообразие «бесовских чудес». Где-то что-то оглушительно взорвалось и матерные вопли горе-экспериментатора подсказали народу, что взрыв не стоял в планах. На оранжевом крыльце сидела грустная трехногая собака и курила трубку, удерживая ее передней лапой с человеческими пальцами.

- Доброго денечка, мэтр Альби, жена так и сердится, не простила?

                Собака закатила грустные глаза и выпустила особенно густой клуб дыма.

- Ты там что, охальник, опять на баб смотришь? – раздался грозный голос мэтрессы Альби и я поспешила уйти. Ну их, мало ли что.

                Магический квартал самая яркая и интересная часть Гранполиса. До того как столичный мастер зелий, лорд Ка Стер, открыл краску устойчивую к эманациям силы, наш квартал был принудительно выкрашен в мрачные, серые тона. Это было решение тогдашнего мэра. Вот только уже через неделю черный цвет начал мутировать, а городская власть взялась за перекраску квартала. Теперь глаза горожан радуются, наблюдая невероятные оттенки – изумрудно-зеленый и ядовито-желтый, ядреный розовый. Это только самая едкая часть, те дома что чаще перекрашивали, идут волнами. Синий переходящий в зеленый из него в желтый и из желтого в розовый. Именно таким цветом могла похвастаться нужная мне аптека.

- Доброго дня,- в аптеке в такой ранний час народу почти и нет.

Двое мужчин что-то мнутся у дальних стеллажей, за специфическими зельями пришли что ли?

- Ну вот опять, я тебе говорил, надо сразу взять и уйти. А ты подождем пока никого не будет,- тихо прошипел один другому.

- Ну все-все, эта курица уйдет и сразу купим.

                Аптекарь совсем молоденькая девчонка тяжело вздыхает. Может сказать им что все аптеки зачарованы по одном принципу – все разговоры у стойки с кассой слышны идеально. Слишком часто воруют в частных аптеках, вот мастера зелий и страхуются.

- Тень порешили, а деньги он не вернул, гаденыш. Не мог расплатиться, а там уж и дохнуть.

- Ага, какие только заказы не брал, а порешили за тупую бабу,- противный смешок.

- Ну кто знал, что Рубака ту служанку сношает? На ней ведь не написано было.

- Теперь весь квартал знает – дуэль была ого-го. Одно хорошо – оба откинулись.

Аптекарь укоризненно вздыхает:

- Ох уж эти боевики, мужичье неотесанное. Девочку дико жалко, хоть и не блюла себя. Но и с Рубакой с одним спала. Хорошая, знатной госпоже служила.

Стало так противно. Сама-то небось тоже не блюдешь себя, да только ты ведьма, с бляхой и лицензией, с тебя спрос другой. Сцепить зубы и улыбнуться, здесь лучший товар в квартале, не стоит портить отношения:

- Надо же. Странно что в дом взяли.

- Ага. Да еще в какой – Ранте, те самые, скользкие адвокатишки. Самой леди Мелинде служила.

                Аптекарь продолжила что-то бубнить, а мне был больше интересен разговор двух молодчиков. Не то чтобы это меня касалось, просто странно это было. Те, кто зарабатывают на чужой смерти не отовариваются в обычных аптеках – у них свои поставщики. Да и они не могут не знать о специфических чарах – уже года три как каждый воришка в курсе. Значит, либо новички либо не местные.

- Тень-то легендой был, и как Рубака его одолел? – тем временем удивилась аптекарь.

- Не имею представления ни об одном из них,- цежу я и ослепительно улыбаюсь, стараясь сгладить собственный тон.

- Рубака он рубака и есть, все три последние войны Короне служил, наемничал. За Ниткой, служанкой, с молодости ухаживал, да она замуж выскочила. Вот он вернулся, Нитка и овдовела. Все знали кто Дерри-плотника в могилу отправил, да молчали. А про Тень легенды ходят, дескать, убивает одним прикосновением, как самый чистокровный нелюдь. Мы-то уж думали сказки это все, да только Рубака в бок был ранен, да умер,- охотливо пояснила девчонка и мне сразу стало понятно отчего эти молодчики отираются именно здесь.

                Видимо моя любимая аптека перешла на нелегальный заработок. Только отчего через кассу-то, а не через задний ход? Ну да ладно, все приходит с опытом.

- Вот оно как. Спасибо, и за беседу приятную и за товар качественный. Не первый раз беру, все не нарадуюсь,- я старательно улыбнулась.

- Ой и вам на добром слове спасибо,- девчонка зарделась,- я дяде передам. Он всегда радуется когда вы заходите!

                Еще бы он не радовался – я работаю на эту аптеку.

                Привычный путь до дома был отягощен непривычными мыслями. Раньше я мечтала о будущем и, периодически, о чем-нибудь вкусненьком. Сейчас же все думы вертелись вокруг происходящего, вокруг клубка, который меня не касался, но почему-то я оказалась в центре.

                У дома мне навстречу попалась миледи Кёльве, так она аж на другую сторону перешла – здороваться не захотела. А мне и тем более не надо.

                Закинув покупки, я вытащила из шкафа жакет, остались деньги и его можно перелицевать. По вечерам прохладный ветер, а я слишком люблю гулять вдоль канала.

                В этом общежитии каждый зарабатывает как может. Вот и матушка Делла обшивает на всех, недорого и качественно. Из старого жакета она может сделать короткий, пристойный жилетик.

- Матушка Делла, вы дома?

- А где ж мне быть? С подружками-то я уж третий день как рассорившись,- скрипуче раздалось из-за двери.

                Я прошла в открывшуюся дверь и развернула на вытянутых руках жакет:

- Возьметесь, перешить?

                Старушка забрала его, повертела в руках и посмотрела на меня из-под очков:

 - Это выкидывать надо, а не перешивать.

- А деньги, матушка? Нет у меня их, десять медяков, как и договаривались. Рада бы, что ж я, не женщина.

                Делла просеменила к шкафу, ворча себе под нос о глупых подруженциях, неспособных гулящую девку от девицы нищей и к жизни неприспособленной отличить. У меня аж уши загорелись, знала бы добрая женщина как тесно я с колдуном общаюсь, осталась бы при своем добром мнении? Вот уж вряд ли.

- Дочка то моя давно уж в Столицу умотала. Я сейчас по тебе ее старое платье перешью. Оно мне в серебряный обошлось, да уж рассчитаешься как сможешь, я тебя знаю, ты девка честная. Давно бы уж волосы распустила, да положение свое денежное поправила. А держишься. То и славно, мужика найдешь себе. Есть такие, кто на глупости бабские в молодые годы совершенные и не смотрят.

                Я наблюдала как Делла ловко перешивает платьице, из плотной, шоколадного цвета ткани. Иголки сами собой крутились вокруг узловатых пальцев – много лет назад у Деллы был свой салон, да только старуха все продала чтобы дочку в Столице устроить.

- Вот богатым новая утеха, Шеффар-то, докторишка столичный, удумал чего, читала? Большие телепорты на малые поменять, да стоимость установки сделать пятьдесят золотых. Эдак в каждом доме такая телепорта появится. Будут шнырять друг к дружке, блядуны да блудницы.

- А вы знакомы с доктором?

- Так человек он не богатый, мальчишка его, ученичок, бегал ко мне как ты, тряпки перешивать или костюмы на заказ шить. Жена-то у кутюрье, прости Господи, одевалась, а он у меня, по старинке. Как ты. С чего бы это про него статейку-то тиснули, не знаешь?

- Так убили его, в переходе под пабом,- нехотя ответила я. – А что, так и написано про телепорты?

У старухи аж глаза заблестели. Иглы шустрее заметались по ткани, а сама она в меня взглядом вцепилась. Я сама не заметила, как все ей выложила. За тем исключением, что с колдуном за расследование взялась.

- Кому-то он поперек дороги перешел. А колдуну тому и правда хана. Ох и скандалище был, помню, как меня на той площади выворачивало. Как он кричал бедный, как клялся, и как клятва горела – тоже помню. Невиновный ведь, да только кому то важно?

- Я-то где была?

- Скажи еще что на Правосудную площадь часто ходишь,- дробно хихикнула старуха, и я передернулась. Вот уж куда меня и сдобным калачом не заманишь.

- И правда. Можно я у вас статейку одолжу, почитаю?

- Да всю газету забирай, я прочла уже. Зачаруешь старухе окна?

                Привычно уже очищаю стекло, ставлю малые щиты от сквозняка, да заодно воздух освежаю.

- От и славно. Ну все, беги, меряй. Если старуху глаз обманул – спускайся, переделаю.

- Когда вас глаз обманывал, что вы.

- Все когда-то случается.

                Отсутствовала я меньше часа, а все равно пропустила визит следователя Джерс. Об этом сообщалось в записке. Я внимательно прочла, отметила, что почерк у Джерс прямой, уверенный, без излишних финтифлюшек. Скорее напоминает мужскую каллиграфию чем женскую.

                На серую ткань, поверх наших заметок, я навесила свои заметки по артефакторике, человеческие органы в разных ракурсах, таблицы и схемы. Так, чтоб если кто пришел, из неизгоняемых гостей, лишний раз не смотрел – брезговал.

                Превентивно решив проблему сохранения тайны я расправила платье и поспешила его примерить. Село оно как влитое и я, создав зеркало, с удовольствием покрутилась. Конечно, грудь у меня могла бы быть и побольше, но это придирки.

                Подмигнув сама себе, я уменьшила зеркало, навела кудри и прикрепила к волосам крохотную шляпку с вуалью. Даже голод прошел, до того мне захотелось в обновке хоть куда-нибудь пройтись. Надо колдуна вестником на прогулку зазвать, а то что ж мне такой красивой в одиночестве гулять?

                Приятные мысли оборвал стук в дверь.

- Госпожа Лёвэ?

- Я – да, а вы? – я откинула крышку и шагнула в сторону.

- Следователь Джерс,- ведьма ловко подтянулась на руках и села, свесив ноги вниз. Скептически посмотрела на меня и тут же спросила:

- Как вы в платье отсюда спускаетесь?

- Прыгаю, и подхватываю себя же левитацией. Я так понимаю, на записке был маячок? Как только я взяла ее в руки, вы получили сигнал,- я нахмурилась,- на что настроили?

- Сгиб-разгиб,- усмехнулась следовательница,- ваши таланты могли бы пригодиться Департаменту.

- Я далеко от правоохранительной системы. Точнее, от аристократоохранительной,- съехидничала я.

- Странно это слышать от леди Лёвэ.

 Чем обязана? – я не стала продолжать пикировку.  

- Вы не уведомили о том, что проживаете отдельно от жениха.

- Это всего лишь мастерская,- я обвела рукой неказистый чердак. – Да, порой приходится задержаться.

- Да, я слышала, артефакторы не способны на полноценное социальное взаимодействие,- кивает следователь. – Давайте поговорим откровенно, госпожа Лёвэ.

 

- Давайте попробуем, следователь Джерс. Увы, не могу предложить вам ни чай, ни кофе – колдун все съел и выпил,- я уселась в единственное кресло, предоставив следовательнице колченогую табуретку.                

 

ГЛАВА 4

                Что будет, если совместить жаркую погоду, новое платье и сладкое мороженое? Конечно же конфуз. Хорошо, что в парке имелся небольшой фонтанчик – мне удалось избавиться от пятна. Вот только сушить юбку магией я не рискнула – от этого ткань ветшает, а в моей ситуации это крайне неразумно.

                Да и мои познания в бытовой магии крайне скудны – освежить воздух, очистить стекло или пол или стены – я приспособила для этого заклинания из практики артефакторов. А вот что-то сложнее уже не по мне. Уже полгода собираюсь выделить день и заняться штудированием купленной брошюрки «волшебная хозяйка». Но всегда находятся занятия поинтересней.

                С другой стороны, этот фонтанчик насыщен волшебством, а такая подпитка лишней не бывает. Я погладила воду кончиками пальцев и улыбнулась, когда меня кольнуло магией – все, больше не лезет чистая сила в мой организм. Да и платье подсохло, можно уходить.

                Голову старого друга-недруга я увидела издалека, понадеялась, что он пройдет мимо. Но нет, младший Ранте решил подойти поздороваться.

- Приятная погода, леди Лёвэ.

- Господин Ранте,- разгибаюсь и подогнув ногу, усаживаюсь на край фонтана, оставляя пальцы левой руки в воде. – Удивительное совпадение, встретить вас в парке при Департаменте Безопасности.

- Удивительно встретить вас,- младший Ранте выделил голосом «вас»,- в подобном месте. Прибыли сдавать документы для получения лицензии?

- Не-а, мороженку кушала и платье испачкала,- пожала я плечами и капризно-обиженно оттопырила нижнюю губу. – Вот, застирала.

- Вы умеете поставить в тупик,- Ранте немного смешался, и тут же улыбнулся. Как странно что раньше я не замечала этой особенности – улыбка никогда не касалась серых глаз мужчины. – А что же с вашей лицензией? Вы были талантливы, как и полагается девице из рода Лёвэ.

- Талант порой уходит как вода сквозь пальцы,- я вскинула левый кулак, заставляя с мокрой руки сорваться стайку прозрачных, льдисто-голубых бабочек. – Оставляя глупости на память. Вы так не считаете, господин Ранте?

- Конклав артефакторов лихорадит, кто-то вернул Отступнику пальцы, люди напуганы. Вы читали сегодняшнюю прессу?

- Вам ли не знать, господин Ранте, живу я стесненно, и излишними средствами не располагаю,- вздернув бровь я протянула правую руку, - дадите почитать?

- Оставлю, чтобы вы могли полноценно ознакомиться со статьей. Доброго дня, госпожа Лёвэ. Вы, кстати, не все смыли. Или это не мороженка?

                Выпалив этот укол поганец развернулся и ушел. И я бы наверное пыхтела от злости, если бы у него не покраснела шея – смутился. Сам ляпнул и сам устыдился. Не зря его травили в Школе – он не способен отвечать за свои слова. Потому отец отказался выдавать меня за него замуж. А крошка-Ранте вбил себе в голову, что я убедила отца отказать ему. Что ж, отец просто не оставил мне шанса, а так я наверняка умоляла бы оградить меня от такого брака. Как это было с Бриушти. Хотя там отец был и непреклонен.

                Но в одном младший Ранте был прав – я пришла сюда в очередной раз узнавать не дали ли мне уже лицензию и бляху. Я имею на них право, но каждый раз находится что-то из-за чего мне отказывают. Кому-то я перешла дорогу, отдавила пальцы. Но кому?

                Привычной дорогой дохожу до внушительного крыльца, вхожу в гулкий прохладный зал и подхожу к заморенной девице. Она стоит за конторкой и щурясь, на просвет рассматривает бумаги.

- Госпожа Амбер Лёвэ,- представилась я.

                Она вскинула на меня красные, слезящиеся глаза, тоскливо вздохнула и начала перебирать конверты. Найдя мой, показала мне – запакован – и вскрыла его.

- Решение по причислению вас к младшему составу артефакторов города Гранполиса – отклонено. Диплом с отличием, приложенный к заявлению – отозван по решению ректората Школы Магии,- без выражения зачитала девица.

- Далее по тексту следует добавить, «мне жаль»,- я прикусила губу, терять уже нечего, - чем я могу подкупить вас?

- Вы правда думаете, что такие решения принимаю я? – удивилась девушка. – Подкупать надо выше,- и она комично тыкнула перепачканным чернилами пальцем в потолок.

- Я просто хочу знать все, что вы и ваши коллеги по этому поводу думаете,- в голове набатом бьет мысль, за что диплом?! Ну за что?!

- Посмотрите, что с очками? – она робко улыбнулась, - я и так скажу, это не тайна. Господин мэр, выразил сомнение, что ваш диплом подлинный. В том смысле, что вы же из рода Лёвэ, а значит вам могли завышать оценки, или что вы использовали семейные наработки.

- Я кровью, потом и болью заработала все свои навыки,- едва дыша выдавила я и, крепко сжав зубы, мотнула головой,- простите. Вырвалось.

- Я понимаю,- тихо ответила дежурная,- я понимаю. Я ведь не за конторкой стоять училась.

                Я кивнула, принимая ее сочувствие. Попросила ее прикрыть глаза и медленно выдохнула, глядя как на поверхности стекол образуется пелена. Это позволяет немного сэкономить магию и четче увидеть линии чар. Сбита направляющая ось – штамповка, очевидно эти очки из последней партии.

- Для гербовой почты, чтобы видеть тайные знаки, они неплохи,- я вернула очки дежурной,- но если работаете с чем-то большим – приобретите себе отдельные. Иначе через пару лет станете постоянным клиентом в доме исцеления.

- Пациентом,- поправила меня она.

- Учитывая цены – клиентом,- не согласилась я.

- Знаете,- дежурная надела очки,- когда у меня спросят, а у меня спросят, что вы сказали, придя за ответом, я дам им сравнить эти очки и запасные. Пусть им станет стыдно.

- Спасибо, но такие вряд ли устыдятся. Всего доброго.

- И вам.

                Ни диплома, ни лицензии – будущее представлялось мне весьма мрачным. Я не пойду подмастерьем на фабрику. А значит, это прямая дорога на самое дно. Вернусь к истокам – когда Лёвэ начинали как личные артефакторы гильдии наемников. Буду клепать кинжалы для убийц, «когти» для зажиточных воришек и «особые» амулеты для ночных бабочек. Деньги будут, как и определенного рода репутация. Вот только я этого не хочу.

                Мне навстречу шла молодая женщина с ребенком, подняв глаза, она увидела меня, изменилась в лице и резко развернулась, скрываясь в переулке. Я только глазами ошеломленно хлопнула, конечно, я не самая смазливая девица на свете, но чтобы до такой-то степени?!

                Обернувшись, я с трудом подавила желание подхватить юбку и рвануть следом за мамашей с дитем – позади меня шел мужчина с чудовищного размера псом. Собака была настолько огромной, что орк рядом с ней казался мелковатым.

                Я прижалась лопатками к теплой, нагретой солнцем стене и мило улыбнулась, как бы намекая парочке пройти мимо меня быстрее.

- Госпожа не боятся, Рвач добрый пес,- орк широко улыбнулся,- поздоровайся!

                Пес встал на задние лапы и лизнул меня в подбородок, а я только и могла продолжать улыбаться.

- Когда вы сказали, как его зовут – я испугалась чуть-чуть сильнее,- наконец произнесла я и «отклеилась» от стены. – Тебя можно погладить?

                Пес завилял хвостом, тут же подняв в воздух пыль и подставил мне кудлатую башку.

- Вы ему нравитесь. И мне тоже.

- Спасибо, вы оба тоже очень милые.

                Орк опять улыбнулся, а я не смогла не заметить насколько неправильный у него прикус. И поймала себя на том, что сама языком оглаживаю свой скошенный левый клык. Из-за которого у меня не самая приятная, кривая улыбка.

- Вы грустная,- продолжил разговор орк,- не надо. Мир, нет войны – к чему тосковать? Все проходит. Вы смелая – не боитесь, не кричите и не убегаете, а значит все сложится.

- Спасибо. До свидания, мой хороший случайный знакомый, до свидания самый красивый пес Гранполис,- я повернула на свою улицу.

- До свидания, смелая госпожа.

                В словах орка есть смысл – я жива, руки на месте, запас ингредиентов есть. Побарахтаюсь. Да и колдун с нашим расследованием – кто знает, что за плоды оно принесет? А с дипломом так или иначе рассосется. Надо будет, отправлюсь в столицу, подтвержу свою квалификацию там.

                В приподнятом настроении я украдкой сорвала себе букет цветов. Три веточки собачьей розы, несколько длинных и пушистых травин да веточку молодого клена. Так себе букетик вышел, но у меня и ваза мало того, что крупная и тяжелая, так еще и с отбитым горлышком.

                Эти цветы напомнили мне о предместьях Гранполиса – если купить там особняк, можно изготавливать артефакты без лицензии. По сути лицензия, гарантия того что я не взорву свою лабораторию, а вместе с ней и часть многоквартирного дома. Если бы Кёльвэ не выжил меня из моего же дома, я бы не стала заморачиваться с лицензией. Расстояние до соседних домов позволило бы мне работать без оглядки на закон.

                Подходя к общежитию я заметила сизый дымок в кустах сирени, а значит госпоже Бертрам не до жильцов. Эта поборница морали любила посмолить трубочку, но так этого стеснялась, что всегда пряталась. И это при том, что рукастый плотник с первого этажа сообразил ей в тех кустах удобную скамеечку.

                Поднявшись на свой этаж я прищелкнула пальцами, приказывая люку открыться и попробовала повторить подвиг следовательницы. С третьего раза допрыгнув я еле-еле втянула свое тело на дощатый пол квартиры и, отдуваясь, решила – больше никогда. Я слишком хорошо левитирую, чтобы так над собой издеваться.

                Сняв платье я аккуратно повесила его на плечики и убрала, шпильки и шляпка отправились на полку. Со спинки стула я сняла прозрачную от старости отцовскую рубаху и короткие штанишки. Погладив кончиками пальцев чайник, я уселась в кресло, грызть яблоко и ждать пока вскипит вода.

                Кипяток с сахаром – кофе, как и все хорошее, слишком кончился – настроил меня на рабочий лад. Сладкая вода обжигала губы и приятно согревала желудок. Заказ, плавающий в растворе, чувствовал себя превосходно. По хорошему, надо выбраться на рынок, за продуктами. Но не сегодня.

                Подобрав так и не прочитанную газету, я поперхнулась от неожиданности. Фото Андора было подобрано с безжалостным талантом. Не знай я его, отправила бы на плаху за один только безумный взгляд. В статье не было приведено ни одного факта, но трижды, завуалировано поднимался вопрос о том, правомерно ли такое надругательство над природой. Журналист спрашивал своих читателей, отчего воины, пострадавшие в бою остались без конечностей, а Отступнику оные конечности были возвращены.

                Так же они коснулись и некромантов, мол, стоило только начать их оправдывать, подготавливать Академию для принятия первой волны учеников, как маги смерти поперли из всех щелей. Вот и отступниковы ладошки наверняка некромантом выращены.

- Вспомни заразу,- вздохнула я, глядя как открывается крышка люка.

                Колдун переставал давать себе труд стучаться. И начал влетать в мою квартиру как к себе домой. Хоть и с закрытыми глазами – на тот случай если я не одета.

- Не ждала тебя сегодня,- соврала я.

- Врешь,- прищурился колдун,- чую.

- И эмпат, и боец и ученый – откуда ж ты взялся такой молодец? – огрызнулась я.

- Так из Таргота же,- ухмыльнулся Андор.

 - К тебе приходила Джерс,- он присел на табурет.

- А тебе стоило спросить разрешения, прежде чем навешивать следилки на мой дом,- скривилась я и прижала пальцы к вискам.

                Со стороны это выглядит до ужаса манерно, но другого способа усмирить острую головную боль я не знаю. Так, незаметно, я по капле сцеживаю магию через пальцы в височную вену и постепенно боль уходит.

- Не гримасничай. Я рискую, как и ты. Не пожалела еще, что подобрала меня?

- Я не жалею о своих решениях, никогда. Прояви сочувствие – я устала как собака.

- Нам нужно осмотреть тело, пока не труп не вывезли в предместья. Сегодня ночью. А про следовательницу мне милейшая дама поведала. Та, что сидит внизу.

                Я застонала, представив какие слухи обо мне пойдут.

- Он просила передать, цитирую, «Пусть милая девочка ничего не боится. Мы точно знаем, что она честная непорядочная женщина, а за это пока еще не сажают».

- Просто уйди. Пожалуйста. Ладно? Приходи вечером, пойдем в морг, осмотрим трупы, вскроем, я возьму инструменты. Я умею, немного. Уйди, а?

                Колдун прищурился, хмыкнул, встал и легко выдернул меня из кресла. Сел сам и, усадив меня на коленях, крепко прижал к себе.

- Реви.

- Реви.

- Отпусти, что ты себе позволяешь! Чтобы тебе обо мне не наговорили…

- Реви, трижды не предлагаю.

                Я вяло потрепыхалась, но так и не сделала серьезной попытки выбраться из его рук. До смерти хотелось быть слабой и изнеженной, чтобы кто-нибудь решил все мои проблемы и подарил мне персик. Вот с самого детства, как увидела в сборнике сказок тарелку с персиками, так и хочу, чтобы мне их подарили. Но никто не дарит – приходится покупать самой.

               

- Вот так, молодец. В слезах ничего страшного.

- У меня отозвали диплом,- сквозь слезы произнесла я.- Это ведь не глупая, надуманная проблема? Отец всегда говорил так про маму, «все свои проблемы ты выдумываешь сама, а потому не ной».

- Вот уж глупости, я бы тоже порыдал. Правда, в одиночестве,- колдун рассмеялся. – За лицензией ходила?

- Да, они все откладывали решение, откладывали, а после прислали уведомление что решение принято. Я сразу поняла, что лицензии не будет. Но чтобы диплом забрали – нет, не могла даже представить.

- Ты знаешь, что я богат?

- Я не возьму у тебя денег.

- Мы ссоримся слишком часто для тех, кто друг от друга зависит,- колдун не дал мне отстраниться.

- Прозвучало обвинительно,- бурчу я.

- Прости.

- Мне нужно подумать. Вокруг нас сплетается жуткий клубок, я боюсь, что ты пострадаешь из-за меня.

- А я боюсь, что ты пострадаешь из-за меня,- колдун коснулся губами моей макушки. – Ведь все это может рассчитано на меня, а ты, Янтарек, попала случайно.

- Или наоборот.

- Или наоборот,- легко согласился колдун. – Это значит, что мы должны держатся вместе. И я клянусь, если мы выберемся из этой передряги живыми, подарю тебе дом в предместьях. Уж поверь, мое состояние такой траты не заметит.

- Мне не легче.

- Но посмотри на это с другой стороны,- он подул на меня,- ты можешь предложить мне бесплатные артефакты на пол жизни.

- Почему на пол,- развеселилась я.

- Ну, на всю жизнь я боюсь просить – вдруг ты устанешь и решишь от меня избавиться?

                Я высвободилась из объятий колдуна и встала. Надо умыться.

- У тебя нос опух и глаза красные,- удивился Андор. – А я думал леди красиво плачут.

- Ты хоть представляешь сколько магии уходит на красивые слезы? – возмутилась я. – Чтобы не дать носу распухнуть, а глазам покраснеть и тоже, кстати, опухнуть, мне придется потратить половину от того что у меня есть. Ну и зачем?

- Мне кажется, рядом с тобой я узнаю о женщинах больше чем нужно для счастливой жизни,- проворчал колдун. – Про меня статейку тиснули, видела? Знаешь, что, ляг-ка ты поспи, а я посижу, подумаю. Буду сторожить твой сон.

- Нет, сторожить мой сон будет стол, стоящий на люке, а ты пойдешь домой и там подумаешь.

- Дома грустно,- Андор состроил умилительную рожицу, но я была непреклонна. И он все же встал, помолчал и вдруг поцеловал меня в щеку:

- Спасибо что не испугалась моего «ночного облика».

- Расскажешь, когда захочешь. И когда у меня будут силы тебя выслушать.

- Ты восхитительна,- фыркнул колдун,- лучшее средство от веры в женскую доброту.

                Колдун ушел и забрал с собой мой сон. Поворочавшись на постели я встала и взялась за работу. В конце концов, смысл откладывать дело на вечер, если ночью у нас «время приключений»?

                Работалось мне легко, заготовки превосходно впитали магию, раствор им в этом помог. Это тоже наработка нашей семьи – иные маги-артефакторы бесконечно баюкают заготовки в руках, кто по умнее таскает их с собой, непрерывно делясь магией, заряжая и напитывая металл. Мы же, Лёвэ, подбираем для каждого артефакта свой раствор, напитываем его магией и оставляем заготовку до полной зарядки. Это хорошо тем, что металл вступает во взаимодействие с раствором, в процессе выделяется энергия. Именно поэтому заготовка всегда чуть крупнее чем должна быть – расчет на тонкий слой магической ржавчины. От обычной она отличалась тем что выступала на любой поверхности, не только на железе.

                Амулеты выходили потрясающими, добавленные в стандартный раствор травяные настойки, придавали металлу радужный отлив. Думаю сделать это отличительным знаком своих творений.

                До вечера время пролетело незаметно. Я доработала артефакт для Посредника и Андора, свой артефакт отложила в другой раствор. В середине процесса меня посетила интересная мысль, которую я и решила проверить. Извечный вопрос мага артефактора – эффектность или эффективность.

- За что?! Невозможная ты женщина!

                Оскорбленный крик заставил меня подпрыгнуть на месте. Колдун сидел на полу с крайне расстроенным и обиженным видом, вокруг него живописно разлеглись осколки глиняного кувшина. Голова и плечи мужчины были мокрыми, ветки розы, зацепившись колючками, повили на груди, а кленовые листочки, молодые и зеленые, покрыли колени. Только травинки остались верны вазе, погибнув среди осколков. Секунду я молча смотрела на мужчину, а он, в ответ, сверлил меня взглядом.

- Решила начать новую жизнь, привнеся в нее немного позитива,- выдавила я из себя непослушными губами. А главное, я даже не помню когда успела поставить вазу на люк.

Колдун горестно поднял брови, с его носа сорвалась крупная капля воды и он оглушительно чихнул.

- У меня аллергия на розы. Амбер, милая, ты могла бы перестать смеяться?

- В качестве извинений,- отсмеявшись произнесла я,- могу предложить свое лучшее платье.

- Благодарю, но нет, коричневый не в тон к моему типу лица,- на полном серьезе выдал колдун и мы снова расхохотались.

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям