0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Златополье. Башня тысячи удовольствий » Отрывок из книги «Златополье. Башня тысячи удовольствий»

Отрывок из книги «Златополье. Башня тысячи удовольствий»

Автор: Прис Ирина

Исключительными правами на произведение «Златополье. Башня тысячи удовольствий» обладает автор — Прис Ирина . Copyright © Прис Ирина

Звёздочтец раздражённо бросил на весы рыбину длиной в локоть. Стрелка качнулась, когда продавец с хищным прищуром поставил грязные гирьки, облепленные чешуёй на вторую чашу. «Обвесит, хитрюга, как пить дать», — подумал звёздочтец, прикидывая, во сколько монет обойдётся ему морское чудо-юдо. Рыбина смотрела на мужчину выпученным красноватым глазом, приоткрыв зубастую пасть.

— Шесть золотых монет, — посчитал продавец и почесал грязными руками ухо.

— За тощую рыбёху?! — возмутился звёздочтец, тыча указательным пальцем в морское чудо-юдо. — Крохобор!

— Не хочешь, так и не бери, — продавец подхватил рыбину за жабры и потянул к себе с весов.

Звёздочтец заметил, как из клоаки подле хвоста показались красные икринки. Он бросил на прилавок шесть монет, продавец завернул рыбину в холстину и протянул мужчине. Звёздочтец сморщился и поспешил прочь с рынка. От запахов и гвалта у него разболелась голова, хотелось быстрее добраться до смотровой башни, закрыться в комнате, занавесить окна и пропустить рюмочку ядрёной рябиновой настойки. Он облизал губы в предвкушении яства, на стеклянной витрине в солнечном свете вспыхнуло перо.

Звёздочтец остановился как вкопанный, пригляделся. Оно стояло в узком стаканчике из желтоватого стекла, на тонком без единого изгиба стволе серебрилось опахало. «Моё», — умилился звёздочтец красоте пера. Он решительным шагом направился в лавку.

На двери звякнули медные колокольчики, собранные в связку. Мужчину встретил едкий аромат лебеды, над длинным узким прилавком высотой по пояс взрослого человека были развешены деревянные птицы. От порыва ветра, ворвавшегося сквозь открытую дверь, они закачались. Звёздочтец переступил порог и громко чихнул.

Из-за пёстрой занавески выглянул приземистый продавец то ли в полосатом халате, то ли в длиннополой рубахе. Он улыбнулся посетителю и подплыл к прилавку:

— Э, дарагой, мил человек, дай я тебе памагу, да товар падберу.

Звёздочтец напустил на себя умудрённый вид, подхватил рыбину, чуть не выскользнувшую из-под мышки, и показал на перо.

— Сколько?

— Э, да у тебя глаз намётанный, сразу видно, хароший человек пажаловал, — продавец выплыл из-за прилавка, вынул из стаканчика перо и поднёс его к глазам мужчины. — Сматри, какая красотища, как на солнце играет. Да?

Звёздочтец приоткрыл рот, забыв и про рыбину, и про рябиновую настойку. Перо притягивало взгляд, искрилось, требовало взять в руки и писать. «Такое даже во тьме не потеряешь», — обрадовался звёздочтец, представив лунную ночь, мрак в смотровой башне. — «Им бы только звёзды на небе считать».

— Двадцать золотых монет, дарагой мой, человек, — продавец вместе с пером вернулся за прилавок. — Тавар редкый, дастался мне нелегко.

Звёздочтец, не раздумывая, отсчитал монеты и положил их на прилавок. Продавец бережно завернул перо в шёлковый платочек и отдал мужчине, смахнув золото к себе в карман. Звёздочтец вышел из лавки и снова очутился на шумной улице. Вернулась головная боль, он поторопился домой.

— Звёзды, звёзды, звёздочки, — раздался шёпот у самого уха.

Звёздочтец резко обернулся, худощавый мужчина шёл за ним, держа в руках корзину с овощами.

— Что ты сказал? — взвизгнул он. — Где звёзды увидел? А?

Худощавый мужчина посторонился и скрылся в булочной. Звёздочтец подозрительным взглядом оглядел людей, а потом продолжил путь. Прохожих становилось всё больше, они нагло толкались, голосили и ржали. Звёздочтец уронил рыбину на мостовую, она вылетела из холстины и уставилась на него выпученным глазом.

— Звёздочки, — распахнула она пасть и зашевелила плавниками.

Звёздочтец закрыл лицо руками, тяжело задышал.

— Дяденька, вам плохо? — тоненький голосок вывел его из оцепенения.

Он отнял руки от глаз, девчушка в красном сарафанчике и синей косыночке завернула рыбину обратно в холстину, стряхнула налипшую дорожную пыль и протянула ему.

— Дяденька, вас проводить до дому?

— Спасибо, милая, — выдавил из себя кривую улыбку звёздочтец, взял рыбину из её рук. — Мне полегчало.

Девчушка пожала плечами и пошла дальше гулять. Он выбежал с рынка через железные ворота и ринулся к смотровой башне. Солнце слепило и пригревало лысую макушку. Звёздочтец широко открывал рот и жадно глотал воздух, но никак не мог надышаться. Дрожащими руками он достал из кармана связку ключей, с трудом попал в скважину, грубо дёрнул медную резную ручку на себя. Несмазанные петли заскрипели. Звёздочтец ввалился в смотровую башню и ногой захлопнул за собой дверь.

Дом его встретил затхлостью и тишиной. Он прошёл на кухню, бросил рыбину на стол, налил черпаком из кадушки воды в стакан и залпом выпил.

— Звёздочки, — наглая рыбина сидела на столе, подпёршись хвостом, и растопырив плавники. — Таким пером только звёзды на небе считать.

Звёздочтец прижался спиной к стене, каменная кладка холодила, по коже побежали мурашки. Морское чудо-юдо выкатило глаза и пододвинулось к краю стола, свесив хвост.

— Звёздочки, звёзды, звёздочки.

Он зажмурился: «Моё, моё, моё. Никому не отдам»! Звёздочтец выхватил из кармана перо, шёлковый платочек упал к ногам. Он размахнулся и кинулся на гнусно улыбающуюся рыбину. В лицо ударила струя тёплой крови, во рту появился привкус ядрёной рябиновой настойки. Звёздочтец нанёс ещё пару ударов, морское чудо-юдо верещало. «Писать», — устало подумал он. — «Сесть и писать, да звёзды на небе считать».

Звёздочтец остановился, тело налилось усталостью, потянуло в сон. Он посмотрел на окровавленное перо:

— Моё, только моё. Писать. Звёздочки.

Рыбина хлопнула хвостом по столу и укоризненно посмотрела:

— Ну, и что ты наделал?

Звёздочтец глянул туда, куда она указала плавником. Кухарка Клава, помогающая по хозяйству, лежала на полу. Её тело было иссечено, разрезанная одежда сползла, оголив грудь и живот. Она прикрывала лицо израненными руками и не шевелилась. Вокруг стремительно увеличивалась лужа тёмно-красной, почти чёрной крови.

 

 

Эсфирь приоткрыла окно, впустив в комнату ветер. Огненный шар наполовину скатился за равнину, край небосвода налился чернотой, и на его фоне ярко проступила круглая жемчужная луна. Ветер принёс горьковатый аромат чернобыля, колючей травы обильно произраставшей подле башни. Вслед за первой луной появилась и вторая, более близкая к земле, с неровным кругом, налитая желтизной. Если присмотреться к ней, то можно увидеть девчушку с коромыслами и собак, бегущих следом.

Эсфирь обняла себя за плечи. Равнина быстро остывала без тепла светила, и там, где пролегли полосы темноты, на чернобыле искрилась изморозь. От солнца осталась красная дуга, две луны отчётливо проступили на небосводе. И когда ночь завладела равниной, величественно выкатилась третья. Она была больше остальных, низко нависая над равниной, подсвечивала ночь фиалковым светом.

Эсфирь любила смотреть на закат и вдыхать ароматы, принесённые ветром. Она и забыла, когда за последние годы покидала башню тысячи удовольствий, стоящую на перекрёстке семи миров.

Динамик, висящий под потолком в углу комнаты, выдал громкий сигнал. Через час с полным наступлением тьмы двери башни распахнутся для людей, алчущих удовольствий. Польётся рекой шампанское, заиграет оркестр, и музыка разлетится по семи ярусам вплоть до пекельного. И лишь с рассветом буйство затихнет, служки башни разбредутся по комнатам и забудутся тревожными снами до следующей ночи.

Эсфирь закрыла окно и подошла к столику с зерцалами. Чёрное приталенное платье с воротничком под горло, длинным рукавом с кружевными манжетами делало девушку суровой на вид. Она надела красные туфельки на низком каблучке, застегнула медную пряжку и притопнула. На столике, на деревянной подставке лежала двуцветная маска. Правая половина ярилась алым цветом, а вторая чернела. Эсфирь взяла стеклянную баночку, подняла крышечку и подушечкой пальца подцепила белую субстанцию. Она нанесла крем на лицо, помассировала виски и скулы, подвела губы красной помадой и надела маску.

В зерцале отразилась главная управительница башни тысячи удовольствий. Из динамика послышался второй сигнал. Эсфирь вышла из комнаты, затворила дверь и закрыла на серебряный ключ. Она подошла к спусковой шахте и дёрнула изогнутую ручку железного рычага, увенчанную резиновым шариком. Белый пар вырвался из бокового отверстия жёлтой трубы. В глубине шахты заскрипели цепи и шестерни, кабинка из стекла и латуни поднялась на седьмой ярус. Эсфирь вошла в неё, створки с лёгким шипением закрылись, девушка вдавила рычажок до упора напротив единицы. Кабина пошла на спуск.

На первом ярусе около парадного входа собрались служки башни для встречи гостей. Перед Эсфирь они безропотно расступились, пропустив девушку вперёд. Раздался третий сигнал, створки входной двери натужно заскрипели. Дирижёр взмахнул палочкой, и башня тысячи удовольствий озарилась яркими огнями, полилась музыка. Двери распахнулись и с перекрестья миров пришли первые гости.

 

 

Служба правдопорядка среагировала молниеносно, ещё сыскари Южнограда не успели прибежать на место преступления, как Смотровую башню оцепили люди в серых сюртуках с каменными лицами. Звёздочтец сидел на крылечке и раскачивался, обхватив себя за плечи. Он еле слышно приговаривал, не выпуская перо из рук:

— Звёздочка, моя звёздочка.

Тело кухарки вынесли во внутренний дворик, прикрыв простынёй. Белая ткань местами пропиталась кровью. Жёлтые тюльпаны кивали головками, оплакивая женщину. Высокий худощавый мужчина в сюртуке прогулялся по дворику, приподнял простыню, осмотрел изувеченное тело, а затем через заднюю дверь вступил на кухню.

Рыбина лежала на столе, выпучив глаза на непрошеных гостей. Мужчина подцепил её двумя пальца за жабры, приподнял и принюхался. Морское чудо-юдо не издавало недозволенных запахов, он скривился и бросил обратно на стол. Мужчина вытер пальцы о полотенце, висевшее около плиты, и последовал дальше. Зачерпнул из кадушки, попробовал кончиком языка, цокнул и сделал глоток. Опустив черпак, пожал плечами, вода как вода и ничего больше.

Он вышел на крылечко и тотчас замер. Перо серебрилось на солнце, притягивая взгляд. Мужчина осторожно склонился над звёздочтецом и втянул в себя воздух. Он не ошибся, перо источало сладковатый аромат чужого мира. Мужчина указательным пальцем показал на него людям с каменными лицами. Звёздочтеца окружили, а он не замечал ничего вокруг, продолжая приговаривать:

— Звёздочка, звёздочка, звёздочка.

Высокий мужчина одним ловким движением выдернул перо из рук звёздочтеца и положил его в железную продолговатую коробочку, изукрашенную письменами. Солнце на небе вошло в зенит, с моря долетел солоноватый порыв ветра. Звёздочтец ощутил утрату и заорал так, что у всех прозакладывало уши.

— Верните! Верните мне, мою звёздочку!

Двое мужчин с каменными лицами перехватили его и сжали между собой. Звёздочтец устал, обмяк на их руках. Высокий мужчина передал коробочку с пером помощнику, а сам подошёл к затихшему убийце.

— Ну-с, дорогой наш, рассказывайте, — медовым голосом попросил он: — что вы тут учудили.

— Рыбина, — пробормотал звёздочтец. — Всё поганая рыбина, она меня попутала. Потешалась надо мной, скалилась. Вот и не сдержался я, стукнул её разок-другой.

— Понятно, — ответил высокий мужчина и продолжил допытываться: — А кухарка-то чем помешала?

— Клавы дома не было, — уверенно ответил звёздочтец. — Она ходила к подруге, отпросилась у меня с утреца. Вот и пришлось мне самому на рынок переться за рыбиной.

— Понятно. А чем это ты рыбину располосовал? На нож-то не похоже.

Звёздочтец припомнил вкус рябиновой настойки во рту, облизал губы и глумливо засмеялся.

— Звёздочка, — ответил он и попытался вырваться. — Им только звёзды на небе считать.

— Понятно, — высокий мужчина кивнул помощникам. — Сопроводите его к лекарям с допиской — магическая травма крайней степени. Пусть сами разбираются с ним. Нам и так проблем хватает.

— Господин Червь, — парень запыхался от быстрого бега, щёки раскраснелись, отчего веснушки проступили ярче на лице. — На капустных полях трагедь случилась. Там косарь жену свою порешил, мол, показалась она ему ведьмой.

— На выпивку проверили?

Парень кивнул, с гордостью достал из-за пазухи продолговатую коробочку и протянул высокому мужчине.

— Я сам унюхал, — с гордостью сообщил он.

Господин Червь приподнял крышечку, на дне лежала золотая шпилька с красным камушком, на кончике виднелась капелька крови. От неё разило чужим миром. Господин Червь прикрыл крышечку и одобрительно похлопал парня по плечу.

— Молодец! У тебя хороший нюх. А теперь найди-ка мне Дмитрия Невзрачного, да поживей.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям