0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Без боя » Отрывок из книги «Без боя»

Отрывок из книги «Без боя»

Без боя от автора Регул Алекс

Исключительными правами на произведение «Без боя» обладает автор — Регул Алекс . Copyright © Регул Алекс

Как много в жизни испытаний,

Как много в ней обид и зла.

Но ты не бойся тех желаний,

Что чудом в сердце сберегла.

 

Она налетела словно ураган. Врезалась Ему в душу. И не оставила ни единого шанса жить, как прежде.

Да и как можно жить без надежды на счастье?

От автора: ред.Olga Kostenko

 

 

Часть первая

 

Венецианская республика. Венеция 1790г.

Времени до отплытия корабля оставалось совсем немного.

- Риккардо, позвольте предложить Вам, сократить путь к порту через дворы? – обратился Натаниэль. - Я знаю проход за этим домом на другую улицу.

- Прекрасное предложение, – одобрил Риккардо.

Мужчины свернули в проходной двор. И стали быстро продвигаться в узком пространстве между двух стен из начинающего разрушаться красного кирпича. Конечно, для женщины проход был вполне приемлем, но высокий широкоплечий Риккардо и крупного телосложения Натаниэль здесь чувствовали нехватку простора. Их плащи скользили по шершавым стенам и вызывали неприятный звук.

- Простите, милорд, придётся потерпеть всю эту грязь.

- Еще долго идти по этому лабиринту? - спросил Риккардо.

Но ответа не последовало.

Стены разомкнулись, стало гораздо светлее и комфортнее. Узкий тоннель межу домов остался позади. Риккардо ускорил шаг, поравнялся с Натаниэлем, и они плечом к плечу продолжили свой путь по закоулкам. Грязь, которая здесь скопилась, резко контрастировала с благопристойным фасадом домов уважаемых граждан города. Стараясь не замечать сильный зловонный запах, Натаниэль жестом поднятой руки привлёк внимание своего друга к усиливающемуся шуму.

- Музыка! Скоро мы окажемся на улице, ведущей в порт. А вот и проход!

Карнавалы здесь не редкость. Но всякий раз атмосфера праздника поглощает каждого, кто на него попадает. Вначале музыка интригой затягивает узнать - что там? Потом яркое буйство нарядов участников карнавала погружает в атмосферу чего-то нового, необычного. Другая жизнь. Как пламя спички. Сначала щелчок от воспламенения, затем яркая вспышка. Диво! Смотри. Любуйся.

Риккардо с Натаниэлем будто ворвались на этот чужой праздник жизни. Их жизни были полны ярких событий, но не было в них места празднику. Голодные псы, неведомой рукой посылаемые на поиски информации, нужной для разоблачения предателей – вот кем они были. Преступные заговоры, предательства и постоянная опасность разоблачения окружают любого, кто защищает интересы своей страны за её пределами.

- Милорд, а не вернуться ль нам сюда после встречи с капитаном? - подмигнув, спросил Натаниэль.

Улыбнувшись, Риккардо дал понять своему другу, что возможно так и будет. Из них двоих именно Риккардо был более осмотрительным, сдержанным. Но годы общения с озорным Натаниэлем понемногу изменили и его отношение к жизни.

 - Нельзя всегда говорить себе «нельзя»! - любил повторять веселый друг.

Не поддаться искушению и не отведать запретного плода в карнавальные дни и ночи, когда даже церковь закрывала глаза на разгул страстей, было лицемерно для здорового молодого мужчины, не обремененного церковными клятвами с женщиной.

До порта было рукой подать, но запах чистого моря из-за зловонных каналов, а также горящих факелов и взрывающихся фейерверков, почувствовать было невозможно. Путники, озираясь, шли сквозь веселящуюся толпу. Людей было так много, что продвигаться сквозь них с большой скоростью не представлялось невозможности.

В душе Риккардо сокрушался:

«Стоило ли идти по короткой, но многолюдной дороге?»

Масок и карнавальных костюмов у Риккардо и Натаниэля не было. Это несколько отличало их от людей, что находились здесь. Клоуны, короли, пастухи, искушенные куртизанки проплывали мимо. Натянув капюшон плаща ниже на лицо, Риккардо предпринял попытку обогнать Натаниэля.

Пройти осталось самую малость, чтобы продолжить путь по свободной от карнавального шествия улице, как вдруг в его грудь что-то врезалось и упало к ногам, распластавшись по мостовой. Удар был болезненным, Риккардо пошатнулся и резко остановился. Скинув капюшон и оценив ситуацию, он понял - обидчик был повержен собственным нападением. Но пройти мимо него Риккардо не смог, и дело было не в преграде, которую он с легкостью мог перешагнуть.

Нет, что-то другое привлекло его внимание.

Напавший, лицо которого под синей тканью плаща не было видно, издал прерывистый стон женским голосом.

- Позвольте Вам помочь, милейшее создание, - тихо произнёс Риккардо, наклоняясь, чтобы поднять ту, которая так вероломно прервала его спешный путь.

Судя по всему, девушка не расслышала этих слов. А если и расслышала, ответ на них произнесла неразборчиво. Невнятные слова были сказаны слишком тихо и, скорее всего, были обращены к самой себе. Риккардо не стал уточнять фразу девушки, а вместо этого поднял её с прохладных камней мостовой. Благодаря помощи Риккардо, девушка теперь стояла на ногах, хотя при этом немного пошатывалась. Именно по этой причине Риккардо пока не выпускал её из рук.

Девушка обхватила руками опущенную голову, которую, видимо, сильно ушибла при падении и медленно произнесла по-итальянски:

- Простите, сеньор, я спешила и не заметила Вас.

Риккардо приятно удивила мягкость её голоса. Воспитание и годы, проведенные в высшем свете Лондона, не позволили ему остаться равнодушным. Он попытался сгладить возникшую неловкую ситуацию:

- Уверяю Вас, в столкновении лишь моя вина.

 Итальянский он знал достаточно хорошо, чтобы ограничиться лишь одной фразой, поэтому продолжил общение с незнакомкой на её родном языке:

- Я хочу быть уверенным, что Вы доберетесь домой в сохранности. В силу некоторых обстоятельств я не могу проводить Вас лично. Позвольте нанять для Вас экипаж или гондолу. Что для Вас будет предпочтительней? Насколько я понимаю, Вас никто не сопровождает?

Девушка резко посмотрела на Риккардо. Встревоженный взгляд тёмных красивых глаз вонзился в него, словно шпага. Руки девушки, опускаясь, потянули за собой ткань покрывающую голову. И вскоре девушка стала медленно, но настойчиво отстранять мужское тело от себя. Риккардо понадобилось одно мгновение, чтобы высоко оценить внешность незнакомки. Стройная, высокая. Жгучая. Глаза выразительные. И отчего-то, глядя на неё, ему совершенно не хотелось выпускать её из своих рук.

«Создание действительно было милейшим».

- Мне не нужна Ваша помощь! Равно, как и помощь кого бы то ни было другого! - резко произнесла она. - Я уже достаточно уверенно стою на ногах. Отпустите меня!

Но сомкнувшиеся кольцом за её спиной мужские руки не спешили даровать свободу. Её грозный, но при этом бархатный голос произвёл противоположный эффект. И всё, что было ею сказано, чтобы отстранить мужчину от себя, невероятным образом перевернулось в сознании Риккардо в приглашение с её стороны. Призыв.

Притянув хрупкую талию «Милейшего создания» к себе, Риккардо медленно нагнулся к пленительным губкам. Почувствовав неладное, незнакомка попыталась выставить преграду в виде своих рук, уперев их в мужскую грудь.

Это не помогло.

Чтобы удержать девушку вплотную к себе, Риккардо было достаточно одной руки. Поэтому вторая прошлась вверх по женской спине, затем вдоль шеи. Его рука погрузилась в копну растрёпанных от падения длинных тёмных волос незнакомки. Теперь, когда мужские руки не оставили шанса избежать поцелуя, ей оставалось только кричать.

Но она молчала.

Риккардо её робко поцеловал. Внезапно его обуяло желание, и нежность уступила место потребности испить незнакомку до дна. Спина девушки напряглась, тело чуть отпрянуло от мужской груди, жар от которой чувствовался даже через плотные ткани одежды. Нехотя Риккардо отстранился от губ незнакомки и, пристально смотря в её перепуганные большие глаза, прошептал:

- Раз в году можно и с ума сойти.

После чего он уже не мог совладать с нахлынувшими эмоциями. Как будто сказанные им слова оправдывали его последующие действия. Короткий поцелуй его не насытил. И губы его вновь коснулись женских, но уже медленнее, нежнее. Властвуя над ними.

Казалось, незнакомка окаменела.

Но она была жива и в сознании. Даже что-то начала возмущенно шептать во время поцелуя. От этого губы её разомкнулись, и Риккардо тут же воспользовался этим, проникнув языком глубже. Наслаждение, полученное от соприкосновения с её бархатным язычком, вырвалось через хриплый мужской стон. Он мог бы упиваться этой женщиной бесконечно, но что-то ударило его по лодыжке. Затем ещё, и ещё несколько раз. Отстранив милейшее создание от себя, Риккардо посмотрел вниз на ноги и с улыбкой заметил, что каблучок женской обуви всё ещё бьёт по его сапогу, словно стараясь пригвоздить к мостовой.

- Мне нравятся импульсивные женщины, которые не скрывают своих эмоций, своих желаний. Этим вы, итальянки, в выгодную сторону отличаетесь от холодных англичанок. В вас жизнь бурлит. Огонь и страсть. И я хочу обжечься, – улыбнувшись, произнёс Риккардо.

Ноги незнакомки на миг подкосились. В её глазах читалось возмущение. Губы жестко сомкнулись и, казалось, уже никогда ничего хорошего не скажут. Но Риккардо продолжал наслаждаться женской красотой.

- Согрейте меня своим теплом.

Ответа на предложение Риккардо не последовало. Лишь что-то ярко-красное пролетело мимо его лица. Его щеку мгновенно пронзила резкая боль. Обхватив лицо руками, Риккардо отступил от девушки. Щека его горела. Но не столько это удивляло, как кровь, в которую испачкалась его левая ладонь. И это указывало, что лицо пострадало гораздо больше, чем от обычной пощечины.

Молчание. Лишь перепуганный вздох девушки. Она взглянула на свою ладонь, на которой была шелковая черная перчатка, затем перевела взгляд на кровоточащую мужскую щёку. И снова на ладонь…

Кольцо!

Кольцо с крупным рубином, расположенное на её среднем пальце, было развернуто камнем внутрь ладони. Оно-то и стало причиной ранения. Руки незнакомки опустились вниз и скрылись за спиной. Она молчала, но по испуганному взгляду было видно её паническое состояние.

Риккардо не вынес возникшего напряжения и произнёс:

- Вы правы! Я действительно недостойно себя повёл. Прошу прощения за своё поведение.

Незнакомка удивлённо посмотрела на извиняющегося мужчину. Спустя секунды душевного колебания, приняла какое-то решение, ведомое только ей одной. И протянула своему обидчику руку.

Видимо, в знак примирения, рассудил Риккардо.

С особой нежностью и трепетом он принял женскую ладонь в свои руки. На их фоне её рука выглядела миниатюрно. Он посмотрел в глаза незнакомке. В них появился таинственный блеск. Медленно Риккардо поднес хрупкую женскую ладонь к своим губам и поцеловал.

Агония страсти мало-помалу стала отступать. Сознание отрезвлялось. К Риккардо постепенно возвращался контроль над собственным телом. Теперь он подчинялся самому себе. И только на какое-то едва уловимое мгновение блеск женских пленяющих глаз вновь вырвал его из времени и пространства. Губы его нежно коснулись тонких длинных пальцев, затянутых в перчатку траурного цвета. Милейшее создание загадочно улыбнулось и, высвободив свою руку, тихо произнесло:

- На память. Или продайте его, а на вырученные деньги залечите свою рану.

Мгновение, и она скрылась в толпе. Как будто её и не было никогда.

Риккардо всё еще стоял посреди улицы, не понимая смысла её последней фразы, как вдруг почувствовал что-то в своей ладони.

Кольцо. Золотой перстень с крупным рубином.

Кольцо, которым незнакомка распорола ему щёку. Теперь оно мирно лежало в его ладони. Подарок был чрезвычайно роскошным, особенно учитывая степень их знакомства. Точнее полного его отсутствия. Имён друг друга никто так и не узнал. Вернее, никто не поинтересовался ими.

Нелепость ситуации озадачила:

«И что теперь? Сунуть кольцо в карман?

Нет, там ему не место».

Риккардо примерил кольцо на мизинец.

Великовато. Тогда - безымянный?

Подошло.

Рубин блеснул алой гранью.

«Удивительная девушка, – улыбнувшись, подумал Риккардо. - Зачем она это сделала?

Зачем я её целовал?

Что-то в её поведении я упустил. Но разобраться пока не могу. А в прочем, наверное, это и не нужно. Повторная встреча маловероятна».

- Мой друг! - раздался позади Риккардо, едва сдерживаемый от смеха, голос Натаниэля. – Свидетелем чего сейчас я был? Неужто Вашей помолвки?

- К чему такие громкие слова?

- К тому, милорд, что подобные подарки просто так женщины не делают мужчинам. Или у Вас другой взгляд на произошедшее?

- Карнавал - время безумства! Здесь каждый имеет право немножко сойти с ума, – пытался оправдаться Риккардо.

Руку, на которой теперь был перстень, Риккардо зажал в кулак. Как будто этим жестом возвращая себе миг близости с незнакомкой.

- Натаниэль, Вы не забыли, куда мы держим путь?

- Я - нет. А Вы?

- А я тем более. И если хочется Вам посмеяться надо мной, то прошу, не сейчас. Сейчас нам нужно срочно попасть в порт.

- В порт, так в порт. А на счёт посмеяться над Вами, милорд, то такой джентльмен как Вы, слишком редко даёт повод для смеха. Ваши нравственные принципы нагоняют на меня чрезвычайную тоску. Но сегодня Вы меня порадовали.

Оставшееся расстояние до порта они преодолели в относительном молчании. И лишь негромкий смех Натаниэля изредка прерывал приятные мысли Риккардо. Мысли о той, которая так комфортно помещалась в его объятьях.

Натаниэль украдкой поглядывал на друга и искренне радовался. Ему было приятно осознавать – Риккардо способен на безумные поступки. Пусть крайне редко. Но способен.

 

***

В порту было немноголюдно. Сумерки вступали в свои законные права.

- Мы опоздали? – встревожено спросил Натаниэль.

- Скорее наоборот. Взгляните, на «Серебро небес» поднимаются люди. Узнаёте кого-нибудь?

- Конечно. Это же люди графа Манервиля.

Спрятавшись за бочки, Риккардо и Натаниэль продолжили наблюдение за кораблём.

- Милорд, они, видимо, нас ищут, - догадался Натаниэль.

- Или наше письмо. Не задержись мы в пути, донесение попало бы в руки людей графа Манервиля.

- Вы правы. Что будем делать?

- Я доставлю послание в Лондон сам. Пойдёмте, друг мой, в какую-нибудь гостиницу и там обсудим наши дела.

Они осторожно выбрались из укрытия и незаметно покинули порт. Выбрали малоприметную гостиницу и разместились в одной из предоставленных им комнат. После чего их разговор продолжился.

- Всё что мне нужно - при мне. Завтра меня ожидает большое путешествие в родную Англию. Но без Вас, дорогой Натаниэль. Вы нужны здесь. Вернусь при первой же возможности. Связь будем держать через мадам Кларисс. – Риккардо улыбнулся. – Адрес её борделя нам обоим известен.

- Мадам Кларисс, конечно же, с удовольствием окажет подобного рода услугу. И всё же мне не нравится, что Вы в одиночку собираетесь в опасный путь.

- Об этом не стоит переживать. На всякий случай сейчас сделаем копию письма, которую Вы вручите лорду Кодрингтону. Он будет через две недели в Неаполе. Когда он свяжется с Лондоном, графом Манервилем займётся военное министерство. И тогда у нас будет новое задание.

- Или новые… Моё здесь, Ваше там.

- Такое тоже возможно, но я буду проситься назад, в Италию. Сейчас главное – довершить начатое до конца.

Риккардо с грустью посмотрел на друга. Ему было трудно расстаться с ним. В Англии у Риккардо из родных никого не осталось. Родители его давно умерли, а братьев и сестер у него не было. Лондонские друзья о нём позабыли. Ведь прошло шесть лет с того дня, как он покинул Англию. Фамильное имение ещё дед Риккардо, граф Трешем, привёл в упадок. Отец лишь довершил его разорение своей любовью к азартным играм. Мать продажу имения для покрытия долгов отца уже не видела.

Если только с небес.

Через год после похорон матери, отца Риккардо смертельно ранили грабители, забравшиеся в их съёмный лондонский дом. Риккардо в тот трагический день был с друзьями на балу. Вернувшись ночью, он узнал от раненого дворецкого все обстоятельства гибели графа.

Грабителей не нашли.

Распродав остатки движимого имущества, Риккардо получил кое-какие средства. Их хватило на оплату лечения пострадавшего дворецкого, а также выплаты ему и остальной прислуге солидных сумм, чтобы те не испытывали проблем, пока не обзаведутся новыми рабочими местами.

Боль одиночества разорённого молодого графа Ричарда Джордана Трешема, усугубилась ещё и тем, что теперь ему нечего было предложить возлюбленной, мисс Лорейн Ситен. В результате нищий граф отстранился от её завоевания. Вскоре она вышла замуж. Её красота обрела достойную оправу. С тех пор графа уже ничего не держало в Лондоне. В Англии. На земле… Граф Ричард Джордан Трешем превратился в отчаянного агента по имени Риккардо.

Покидая Англию, он не надеялся на беззаботную прогулку по Европе. Поэтому со многими расстался навсегда. Без права поддержки отношений. И лишь немногие знали причину его исчезновения из лондонского общества и о кардинальных переменах в его жизни. Среди близких друзей был Арлен Морсби. Их дружба началась ещё с университета. Арлен был весёлым. И всегда улыбался. Разве что кроме того случая, когда Трешем признался, что жить как прежде не хочет и не может, поэтому заступает на тайную службу военного министерства.

Ещё год друзей связывали письма. Но частые переезды довершили разрыв отношений. Письма не успевали доходить до Риккардо. Места пребывания, зачастую тайные, сменялись так быстро, что дальнейшая переписка стала невозможной. Арлен лишь успел узнать, что в начале его друга отправили в Булонь, потом он работал в Лионе, Париже, а позже переехал в Дижон.

Когда четыре года назад служба свела Риккардо с Натаниэлем, он увидел в нём ту же легкость, что была присуща Арлену. Это помогло им сдружиться. Плечом к плечу они сражались с врагами. Выполняли различного рода задания. И подвергались при этом всевозможным опасностям, присущим их деятельности. Шрамы на телах и в душах за годы службы появились у каждого из них. Теперь же их отношениям угрожает испытание разлукой.

С годами друзей терять труднее. И Риккардо это знал.

К своим тридцати годам он приобрел достаточно большой жизненный опыт. Его каштановых волос ещё не коснулась седина. Карие глаза ещё излучали блеск. И можно сказать, своей жизнью он был теперь вполне доволен. То доверие и уважение, которое он заработал за годы службы тайным агентом, грели его душу. Менять ритм жизни он не хотел. Поэтому, когда Натаниэль предположил, что в скором времени им суждено навсегда расстаться, сердце у Риккардо заныло.

На следующее утро экипаж увозил Риккардо на северо-запад. Туда, где его лично никто не ждал. Но ждали его донесение.

Риккардо провёл рукой по нижнему краю камзола, проверяя наличие письма, которое теперь было вшито между тканями его верхней одежды. Разместившись удобнее, он закрыл глаза в надежде хоть немного поспать после нескольких бессонных тревожных дней.

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям