0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Блики артефактов » Отрывок из книги «Блики артефактов»

Отрывок из книги «Блики артефактов»

Автор: Людвиг Светлана

Исключительными правами на произведение «Блики артефактов» обладает автор — Людвиг Светлана Copyright © Людвиг Светлана

Инструкция №1
Как сболтнуть лишнего по кристальной связи

Как-то раз осенним днём

Обо мне никогда никто не заботился, я не получала приличного образования и за душой особо ничего не имела. Именно поэтому, столкнувшись в коридоре с кем угодно, я могла откровенно нахамить, даже если сама не смотрела по сторонам. Обидно было, что сегодня на дороге попался начальник, но неудачная встреча настроения не испортила.

Задрав голову, я спокойно смотрела на Василия Петровича – без вызова, без стыда, просто с любопытством: что мне скажут? Директор городского отделения связи тоже без лишних эмоций взирал на меня, узнав уже по голосу – говорят, он у меня запоминающийся. Ситуация казалось патовой с какой стороны на неё не взгляни.

– Ну и лексикон у тебя, Геля, – наконец вздохнул начальник, – а на вид такая маленькая, хрупкая.

От описания я поморщилась – маленькой хрупкой мне было уже семнадцать, чего вполне хватало для работы на станции связи, да и самостоятельной жизни. И щадить меня ни в сиротском приюте, ни в быту потом, ни на службе сейчас, никто не собирался, поэтому приходилось вертеться на равных со всеми большими и сильными.

– Может, хотя бы извинишься для приличия? – уточнил Василий Петрович, не дождавшись правильной реакции от меня.

– Извините, пожалуйста, – послушно пропела я, ни капли не раскаиваясь.

Ломать комедию я не стала. Начальник наш был якшей умным, поэтому с хорошими сотрудниками не ругался, пока они не переходили границы. Моя же маленькая вольность при встрече до этого явно не дотягивала, а специалистом я считалась неплохим. Правда, денег в кармане от этого не прибавлялось, но тут уже беда отрасли, в которой мне посчастливилось работать.

– Пошла вон, – наконец, разочаровано бросил директор городского отделения связи.

Я кивнула, пожала плечами и побежала дальше по коридору. Меня послали, мы квиты, все формальности соблюдены. Теперь можно было забыть о моём хамском поведении и жить дальше.

–Доброе утро всем! – поздоровалась я, сходу приземляясь на рабочее место.

–Я думала, ты опоздаешь сегодня, – укорила меня Галина, как только я появилась. У неё рабочее время закончилось, как только я пришла. – Обычно ты за десять минут прилетаешь.

– Проспала, – созналась я, не зная, что сказать в своё оправдание. Сама не понимала, то ли с вечера забыла завести будильник, то ли утром полностью его проигнорировала.

– Ой ли, такая красивая и проспала? – с ухмылкой спросила Вера Викторовна, которая уже заступила на смену.

– Я же в бигудях на работу не побегу, – недовольно покосилась я на своё отражение в зеркале. Выглядела я сегодня парадно, но причина была довольно тривиальная – джинн Вася, наш водоводчик, в очередной раз запил и с вечера я не видела воды. А засаленные волосы оставляли желать лучшего. После укладки фейскими мазями в жемчужно-русые кудри причёска становилась куда приличней.

– Значит, с вечера собиралась, – с уверенностью предположила Вера Викторовна. Я только таинственно улыбнулась, помахала Гале на прощание рукой и закрыла двери своей «кабины». Поступил первый звонок.

Как и всякий человек, который по рождению не стал аристократом, особых шансов на успех в жизни я не имела. Повезло ещё, что были способности работать связисткой.

Признаюсь честно, труд не самый лёгкий и не самый высокооплачиваемый. Но других путей в жизни у меня не предвиделось – приходилось мириться. Я пропускала через себя чудовищное количество информации, которую требовалось повторить и тут же забыть. К тому же звонки на станцию поступали в любое время дня и ночи. При свете солнца наяривали люди – в основном дамы и слишком молодые, чтобы заниматься делами господа. Они болтали часами, не давая другим расам возможности позвонить. Но зато вечером, когда люди расползались по светским раутам, вампиры, феи, тролли, гномы и прочие брали своё. Говорили коротко, по делу, но звонков поступало столько, что и не сосчитать. Не знаю, какие период в смене я любила больше.

Стоило мне убрать руки с кристаллов после первой заявки, как тут же камень засиял снова.

– Добрый день! – вежливо поздоровалась я.

– Добрый, девушка! – так же вежливо завораживающим баритоном поздоровался со мной абонент, не став поправлять – за окном едва-едва занимался рассвет. – Соедините меня, пожалуйста, с домом номер пять по улице Лилий? Спросить Александра Евгеньевича.

– Подождите минутку, – попросила я, взглянув на карту. Затем закрыла глаза и положила свободную руку на неактивный ещё кристалл и мысленно прошла путь от нашего отделения до нужного особняка.

– Да, – ответили мне почти тут же, словно ждали у камня.

– Добрый день! Могу я услышать Александра Евгеньевича?

– Это я.

– Вас ожидает собеседник. Соединить?

– Да, конечно! – удивлённо ответил мне потревоженный хозяин дома номер пять по улице Лилий.

– Вы можете говорить, – сообщила я ожидавшему абоненту.

– Добрый день! Это Константин тебя беспокоит, – завёл беседу мужчина. Я послушно повторила – Александр Евгеньевич собеседника не слышал. Дальше беседа потекла по тому же принципу: мужчины говорили – я передавала.

Вначале, когда только появилась кристальная связь, многие не могли привыкнуть к тому, что им, вместо собеседника, отвечает девушка с приятным голосом. Кто-то даже подозревал, что никакая информация никуда не передаётся. Но постепенно все привыкли, стали раскованно говорить через незнакомого посредника. Вот и в этот раз мужчины, совершенно не задумываясь о том, что я могу оказаться шпионом или вымогателем, затронули щекотливую тему.

– Саш, – сказал Константин, – мне нужен твой совет. Как думаешь, если я племяннику отпишу право наследования…

– Ты хочешь лишить своих детей даже шанса? – недовольно перебил Александр. – Я понимаю твою ситуацию, да и сыновья у тебя артефакторы так себе, но зачем же столь радикально? Лучше никому не станет от такого поворота, к тому же совет, если почует неладное, может влезть и перекроить всё совсем неудачно. С ними никак не договориться – ты уже через Петю пробовал. К тому же… неужели не жалко отдавать всё фактически Ольге?

– Жалко-то жалко, но вариантов не гора, а время идёт… Посторонним-то ещё жальче.

Александр молчал довольно долго, даже не подозревая, что связистка может с лёгкостью заснуть, если тишина затянется. Потом деликатно предложил:

– Костя, а загляни ко мне сегодня? Я не думаю, что такие вещи стоит обсуждать через кристаллы.

Потом они договорились о времени, и отпустили меня обслуживать других абонентов, которые уже изнемогали от нетерпения. И это оказался самый интересный звонок за день.

В целом сутки выдались не суетными, нашлось время даже на пару внеурочных перерывов, в которые я с удовольствием вздремнула. Поэтому на следующее утро с работы я выходила в неплохом настроении. Даже решила не сразу ретироваться домой, а заглянуть в занятное местечко, где ошивались такие же ночные работяги, как и я. К тому же, Влад – мой знакомый эльф – всю неделю пытался меня поймать и что-то обсудить, но и без него дел было по горло: то лень, то спать хотелось.

Фонари сносно освещали мостовую, по которой в разных направлениях семенил ещё не проснувшийся народ. Суетные движения, недовольные лица и попытки закутаться в свои шарфы – вот признаки рабочего класса с утра. Прохожие словно мотыльки порхали по раздробленным угловатым плиткам, покрытым первой изморозью, пытаясь не попасться под колеса редким в это время автоповозкам и двухколёсным эльфийским монстрам. В повозках сейчас в основном ехали якши-управляющие, правда, группами, потому что позволить себе такую роскошь как собственный транспорт мог не каждый. Рабочий, по крайней мере. У аристократов их бывало и по нескольку в семье.

Потянувшись, чтобы разогнать накатывавшую дрёму, и оглядев окна торговых домов – свет в них ещё не горел, но зато мерцали рекламные свечки – я шагнула навстречу толпе, чтобы влиться на мгновение и пойти наперекор. Сейчас почти все спешили в центральные кварталы и лишь немногие возвращались в спальные. Забавное ощущение идти против течения в таком скоплении народа – кажется вот-вот развернёт и унесёт в другую сторону.

Но неожиданно меня остановили одним из глупейших вопросов в жизни:

– Девушка, не подскажете, который час?

Время можно было определить, поглядев на спешивших на службу трудяг. Так что я даже не нашлась сразу, что схамить. Но когда обернулась,  оторопела окончательно. Мужчина стоял с розой на длинном стебле в пафосной прозрачно-красной обёртке. Даже мысли о том, что он может назначить на такое время свидание, не возникло, да и голос показался смутно знакомым.

– Где-то семь сорок, – холодно проинформировала я, разворачиваясь.

– Постойте, это вам! – засуетился мужчина, торопливо преградив мне путь. Не скажу, что манёвр дался ему легко – он едва не упал, забыв о повышенной скользкости осенним утром.

Я пригляделась повнимательнее – надо же знать, от кого прятаться на улицах. Навязчивый ухажёр оказался не намного выше меня, уже с сединой в пышных волосах и короткой бороде. Через снятую с плеча кого-то из слуг куртку проглядывал солидный животик. Стоимость остальной одежды я на глаз определила как «недешёвую». Зря аристократы думали, что можно спрятать себя только за чужими шмотками. К тому же за одной курткой.

– Константин, если я не ошибаюсь? – строго спросила я, глядя ему прямо в глаза. Большие лазурные с толикой наивности – их не старила ни роспись морщинок, ни густые белёсые брови.

– Надо же, узнали, – расплылся мужчина в улыбке, разозлив – не любила я  блаженных, которые умиляются таким мелочам. Кроме того, лучше бы я ошиблась.

– Что вам от меня нужно?

– Подарить цветок красивой девушке и узнать её имя!

– Выбирайте любую, – кивнула я на толпу, – и узнавайте.

Но очевидно, как отреагирует девушка, ещё спящая по дороге на работу: в лучшем случае надолго зависнет, в худшем – съездит сумочкой по голове от греха подальше.

Я попыталась уйти, но Константин снова преградил дорогу. Двинулась в другую сторону – чуть не поскользнулась от резкого движения и зареклась дёргаться лишний раз. На всякий случай я огляделась по сторонам: народу было много, и доблестные смотрящие не торопясь прогуливаются от фонаря к фонарю. Если закричу, то никуда меня насильно не утащат.

– Девушка, можно с вами познакомиться? – осмелел аристократ, пользуясь моим страхом навернуться на каблуках. Внимательный, зараза. А мне на будущее наука: обувь надо выбирать удобную, а не красивую. С плоской подошвой я бы всё равно упала, но хотя бы через три шага, а не сразу.

– Нельзя, – буркнула я.

– Почему вы так жестоки?

– Вот только этот сладкий лепет не начинайте! – не выдержала я. – Терпеть этого не могу!

– Как хотите, – пожал плечами мужчина, в очередной раз протягивая розу. – Это вам, и не надо ломаться, всё равно она для вас, и мне с ней делать нечего.

Вот в этом уже просвечивалась некая логика, даже упрямиться расхотелось. Цветок, правда, ни при чём.

– Ладно, – взяла я подарок, сделав резкий шаг вперёд.

И тут же об этом пожалела, потому что сапоги заскользили по плитке. Я нервно взмахнула руками, испуганно вдохнула-всхлипнула. Правая нога поехала вперёд, лишая опоры, но сильные мужские руки подхватили меня за талию, не давая растянуться на тротуаре.

– Спасибо, – выдохнула я, пытаясь отдышаться.

Константин не спешил выпускать меня из объятий, а я ещё не нашла подходящих слов, чтобы высказать по этому поводу своё мнение. Вообще все мысли после попытки падения перемешались, и не желали вставать на свои места. Но вырываться, памятуя о едва предотвращённом происшествии, резко расхотелось.

– Меня зовут Ангелина. Теперь мы квиты? – сообщила я, неторопливо отдаляясь от него.

Я всегда предпочитала видеть лицо собеседника, чтобы иметь хоть какой-то шанс предугадать его действия и понять мысли. Правда, мне говорили, что с аристократами этот фокус не проходит – они умеют скрывать эмоции. Сама я видела их только издали, пусть и слушала часами.

– А поближе познакомиться вы не хотите? – с усмешкой спросил Константин, словно издеваясь.

Я помолчала несколько секунд, в душе росло отчаяние. Хотелось по-детски топать ногами и плакать. Вот же прицепился как банный лист! Наверное, стоило сразу согласиться на всё и уйти в какую-нибудь тёмную подворотню, чтобы из меня сделали дырявый труп. Можно подумать, я не догадываюсь, зачем он меня обхаживает.

– Слушайте, Константин, я понимаю, что вы сболтнули лишнего сегодня в разговоре. Но не переживайте, я ничего никому не скажу, у меня работа такая. Более того, после сна, все воспоминания автоматически сотрутся. Не надо всего этого, а? – жалобно попросила я, тоскливо глянув в сторону своего квартала.

Утренний стресс забрал все силы и желание посидеть в любимой забегаловке с друзьями. Что за люди? Сначала трепят по каналам связи свои секреты, а потом начинается. Девочки рассказывали, что моя предшественница из-за такого вот придурка, что ходил за ней по пятам, уволилась и переехала в другой город. Угрожал, подкупал, чего только не придумал.

– Да можете даже рассказывать кому угодно, – равнодушно пожал плечами Константин. Удивил. Сильно.

– А тёмная подворотня? – ляпнула я то, что вертелось в голове.

– Какая подворотня? – опешил он.

– Тёмная, – глупо повторила я.

Потом, видимо, до него что-то начало доходить, он улыбнулся, и миролюбиво предложил:

– В подворотню я вас вести не собирался, но, может, какое-нибудь увеселительное заведение подойдёт?

– Какие вы всё-таки странные, аристократы! Подворотня лучше подходит для убийства, чем общественное место. Но не мне решать.

Он усмехнулся себе в бороду и предложил руку. Я вздохнула. Терять-то по-прежнему было нечего. Захочет аристократ меня кокнуть – в любом месте найдёт, а от возможности поесть за чужой счёт глупо отказываться. Даже перед смертью.

– Кстати, меня можно звать просто Костя, – попытался он завести дружескую беседу.

– Хорошо, меня можно звать Ангелина Денисовна, – в ответ предложила я.

– Ты пытаешься отдалиться от меня?

– Нет, просто это вы, аристократы, страдаете от излишних почестей, и иногда у вас начинаются странные приступы братания. А мне вот, например, не хватает другого отношения. Поэтому хочешь сделать мне приятно – называй Ангелина Денисовна.

Костя улыбнулся, хитро глянув на меня. Я вопросительно вздёрнула бровь, но мой спутник сделал вид, что не заметил. Ладно, не хочет вслух комментировать – не надо.

– Куда идём, Костя?

– Я веду вас, Ангелина Денисовна, в заведение, которое называется «Гнездо жаворонка».

Я тихонько хмыкнула. «Гнездо жаворонка» назывался небольшой круглосуточный трактир, особо популярный с утра. Другие кабаки в такую рань стояли закрытыми, а работягам после ночной смены иногда не хотелось идти домой. Кстати, именно в «Гнездо» я и собиралась зайти, только одна. Но что я, с мужчиной, что ли, появиться не могу? Другое дело, что об этом сегодня же прознает вся округа.

Кстати, сам трактир в отличие от многих своих собратьев, был местом приличным, даже вполне тихим. Пили там мирно, редко когда случался скандал или пьяная драка. И то она быстро заканчивалась, потому что хозяин заведения, здоровенный тролль по имени Антон, потасовки не любил и разбирался с хулиганами одной левой.

– А почему именно туда?

С трудом я удержалась от реплики, что там меня сложнее убить, ибо я знакома чуть ли не со всеми завсегдатаями. Но решила не острить. Похоже, Константин собирался убедить меня молчать какими-то другими методами. Так зачем же подсказывать самый действенный?

– Мой дворецкий сказал, что больше в этот час ничего не работает. Иначе бы, разумеется, я сводил вас в более приличное место.

– Для более приличного места я не слишком хорошо выгляжу,– пошутила я, а вдали уже заметила вывеску «Гнезда», под которой стояли две знакомые фигуры.

– Зря вы на себя наговариваете.

Мы подошли совсем близко, а меня всё не замечали. Зато я узнала вампира Марка, худощавого и бледного высокого подростка, и ухоженного, как всегда лощёного тролля Николая, племянника хозяина Гнезда. Конечно же все тролли следили за собой, чтобы не казаться зелёными монстрами, но Николай в вопросе внешности давал фору многим – волосы никогда не отрастут и на лишний сантиметр, брендовая одежда всегда выглажена, да и ногти аккуратнее, чем у меня временами.

– Привет, мальчики! – задорно поздоровалась я.

– Гель, дай кро…– оборачиваясь, завёл вампир, но не договорил, так и оставшись стоять с открытым ртом от удивления.

Инструкция №2
Как дать отпор эльфу с помощью браслетов-усилителей

Доброе утро! – вежливо поздоровался Николай, явно заметив розу в моих руках. Тролль всегда лучше разбирался в ситуации, к тому же у него не имелось предубеждений на мой счёт: крови от меня Николаю не требовалось.

– Это ваши друзья? – уточнил Константин, как равный пожав ухоженную большую руку тролля и маленькую, которая может сломаться даже при лёгком нажиме, кисть вампира. Надо же, никакой предвзятости к низшему сословию.

– Да, – улыбнулась я.

Марк скривил рожу – у него было своё мнение насчёт моих улыбок. Если кровь он считал своей собственностью, то улыбаться и флиртовать я имела право только с Владом. Что же подумал Николай, я определить так и не смогла, потому что Николай был очень воспитанным и не лез в чужие дела со своим авторитетным мнением.

– Позволь представить, – начала я на правах общей знакомой. – Это Марк – молодой вампир с большими амбициями.

Вампир только скривил бледные, едва ли не серые губы в подобие улыбки и рукой потрепал маленькую козлиную бородку.

– Это Николай – племянник хозяина этого замечательного заведения.

Тролль кивнул степенно. Он всегда старался оставить хорошее впечатление.

– А это Константин, мой новый знакомый.

– Очень приятно! – почти хором ответили Николай и Константин.

Марк невнятно пробурчал в ответ что-то неодобрительное, но при чужих высказывать в полный голос постеснялся. Я не сомневалась, что при первой же встрече с глазу на глазу или хотя бы при хороших знакомых, мне выскажут всё, что думают о моём поведении и о моих знакомствах. И о том, что я вообще нарушаю баланс вселенной и порчу карму своей беспринципностью.

Раскланявшись, мы с Константином прошли внутрь, а мои друзья остались на улице, деликатно не напрашиваясь в компанию. В просторном помещение почти всё заставили деревянными столами без скатёрок и стульями с кованными из чёрного металла спинками. Насколько я знала, хозяин делал их самостоятельно, не заказывая на заводах. Возможно, даже гнул вручную – тролли так могли, в отличие от других рас.

Зал с утра казался очень тёмным: дорогие беспламенные свечи расставили только на столах, обычными не пользовались – много мороки, и большой риск пожара.

– Давай к окну? – предложила я, увидев, что мой любимый столик свободен.

Константин не возражал. Послушно прошёл следом, помог снять пальто и отодвинул стул.

Чувствовала я себя некомфортно – заявилась в трактир с аристократом, которого разве что дурак перепутает с работягой. И манеры, и внешний вид просто кричали о том, что это человек не нашего сословия, и что он ошибся местом.

– Всё в порядке? – спросил Константин, заметив моё беспокойство. Я мысленно обругала себя, натянуто улыбнулась и кивнула.

– Чего желаете? – рядом с нами появился огромный тролль, словно стена, заслонив от остального мира. Деликатно, почти не заметно, поставил на стол стеклянную вазу с узким горлышком – как раз для одной розы. Дядя Антон, очевидно, посчитав, что официанты могут сказать чего лишнего или из банального любопытства решил нас обслуживать лично.

– Чашку чая и фирменную слойку с брусникой, – не задумываясь, ответила я. Можно сказать, это был мой специальный набор в «Гнезде Жаворонка».

– А что у вас ещё из выпечки? – с интересом уточнил аристократ. Знает, что спрашивать – видимо, навёл справки о месте свидания. Выпечка здесь самая лучшая, знаменитая на весь район.

– Очень рекомендую пирожки с мясом. Буквально пять минут как вынул из духовки, с пылу с жару, – тут же поспешил отрекомендовать дядюшка тролль.

– Тогда мне два. И кружку чая.

– Чёрного или зелёного? – невозмутимо спросил хозяин, а у меня чуть глаза на лоб не полезли. Конечно, трактирщик аристократа признал сразу и решил шикануть. Но до этого я даже не догадывалась, что у него в закромах не один сорт чая.

– Чёрный, пожалуйста, – с улыбкой Константин отказался от посягательства на древние неприкосновенные запасы и оставил их следующему знатному гостю.

Дядюшка Антон кивнул и удивительно бесшумно удалился, оставив нас наедине. Всегда поражалась его грациозности при таких-то размерах.

– Вы часто здесь бываете? – ненароком спросил аристократ, чтобы завязать беседу, пока нам не принесли заказ.

– Да, к концу моей смены все остальные места закрыты, – честно призналась я, а потом, решив сделать рекламу дядюшке Антону, дополнила ответ: – Но я не жалею – это одно из лучших заведений в округе, – однако заметив насмешливый взгляд собеседника, тут же добавила: – из тех, что я могу себе позволить.

– На самом деле место неплохое. Сейчас ещё отведаю их пирожков и скажу точно, – примирительно поддержал Константин. – Кажется, у вас здесь много знакомых.

– Нас немало таких, кто заканчивает работать под утро.

– Не похоже на то, что друзья, которых вы мне представили, пришли с работы.

Цепкому взгляду я подивилась – не каждый примечал такие мелочи. Эта деталь в Косте мне сразу не понравилась. Он мог запросто узнать за сутки все мои привычки и обставить дело как самоубийство. Но одновременно внимательность и восхищала, завораживала. Я хотела уметь так же. И ради пары секретов, которые можно почерпнуть в общении, не боялась рискнуть жизнью. К тому же в неблагородные намерения верилось с каждой минутой всё меньше.

– Да, Николай рано встаёт, не любит долго спать. А Марк… он вампир. Я  в принципе не понимаю, спят ли они и сколько им надо для сна, – раздражённо пожаловалась я.

Константин усмехнулся в ответ с некой нежностью, а я чуть не растаяла от умиления. Если он меня убьёт, я перестану верить в то, что хоть маленько разбираюсь в людях.

– А вы любите поспать? – спросил он, когда перед нами уже появились блюдца с выпечкой.

На стол дядюшка Антон выставил парадный заварник, наполнил кружки и поспешно удалился.

– Очень. Наверное, я люблю свою работу потому, что не каждый день приходится рано вставать!

Я даже рассмеялась оттого, как ловко он угадал моё пристрастие. А может тоже справки наводил? От этого почему-то стало ещё смешнее.

– А ты? – поддержала беседу я.

– Я тоже. Но мне удаётся всласть поваляться не так часто, как вам. Вечно ко мне то кто-нибудь придёт, то свяжется, – пожаловался аристократ, качая головой в шутливом неодобрении.

– Если вдруг кто-нибудь с утра попробует связаться с тобой через меня, могу устроить обрыв связи, – предложила я, для создания секретной атмосферы перегнувшись через стол и понизив голос.

– Обрыв связи? – удивился Константин. – А такое бывает?

– Конечно, бывает! – заверила я, выпрямилась и с чувством откусила слойку. Если беседа пойдёт и дальше так же оживлённо, то я вообще могу остаться голодной. – На станции же живые существа работают. То пальцы с кристалла соскользнут…

– День добрый! – гаркнули над ухом.

Я даже подпрыгнула, когда рука, унизанная крупными серебряными перстнями, стукнула по столу, а её хозяин придвинул табуретку и устроился рядом с нами. Влад сегодня особо не отличался вежливостью, очевидно специально. Свой и без того не интеллигентный образ в косухе и гремящий цепями, он дополнил неблагожелательным оскалом из личных запасов.

За соседний столик присели Николай, который нервничал и явно не поощрял действий приятеля, и Марк. Но у вампира вид был полностью противоположный. По его мнению, Влад боролся за правое дело, и вообще Марк сам бы давно уже всё сделал, если бы не знал, что я, при первой же попытке дебоша, скручу такого хилого нахала самостоятельно.

– Привет! Давай потом? – попросила я, чтобы эльф не вознамерился при Константине портить мою репутацию.

А он, я вижу, уже собирался. Позориться перед аристократом не хотелось – за такое я могла потом устроить весёлую жизнь всем в округе. Мой настрой Влад распознал, нарываться не стал – понял, что аукнется, и приготовился менять стратегию. У каждого эльфа, несмотря на святую веру в грубую силу, имелся при себе запасной план. И чаще всего не один.

– Вы друг Ангелины Денисовны? – словно специально Константин занял роль вежливого и воспитанного человека.

Что-то мне подсказывало, что сейчас он подчёркивает свои манеры не просто так. Он мог бы сообразить и повести себя по ситуации, но, очевидно, тоже что-то задумал. И лишь я, как дура, пыталась судорожно сообразить, как же себя вести.

– Ах, Ангелины Денисовны, – протянул эльф, насмешливо глядя на меня. – Да, я её друг. И не только. Ты где этот реликт откопала?

– Влад, прикуси язык! – попросила я, со злостью глядя в эльфийские карие глаза.

Я долго тренировалась ничего не чувствовать смотря в них. По человеческим меркам эльфы казались писаными красавцами. И большинство из них, будто в насмешку над нашими идеалами, калечили свой образ металлом, продетым через дырки в коже. Влад ограничивался только тоннами серёжек в ушах – я даже затруднялась сказать, сколько их там, – поэтому выглядел привлекательно. Но сейчас он вёл себя как последняя свинья и такой же свиньёй мне казался.

– Я считаю, что имею право высказаться! – Влад вновь стукнул кулаком по столу. Кружки вздрогнули, любопытных, наблюдающих за нами, стало больше.

– А я считаю, что тебе надо заткнуться!

– Анге… – попытался обратиться ко мне Константин, по-прежнему сохраняя вежливость.

– Просто Геля, – оборвала я его. Сейчас учтивая мишура только мешалась. Чёртов эльф любил ёрничать даже на пустом месте.

– Ах, просто Геля! – завёлся Влад и вскочил на ноги. Его золотистые волосы, немытые из-за таких же, как у меня, проблем с водоводчиком, вспорхнули и непослушными путаными прядями опустились на спину. Я тоже подорвалась с места.

– Геля, это твой молодой человек? – холодно спросил аристократ и демонстративно медленно, отвлекая огонь на себя, встал следом за нами.

– Ни в коем случае! – выпалила я в сердцах, не соврав, но плюнув в душу. Между мной и Владом всё было не так просто, но в это предложение вполне умещалось.

– Тогда, может, уйдёшь, – обращаясь к эльфу, Константин откинул вежливость, а я серьёзно запаниковала. Вот только драки не хватало. – Ты нервируешь даму.

– Тебя не спросил! – повернулся к нему Влад, кривя лицо.

– Ничего, я могу высказаться и без спросу. Пошёл вон!

– Что?!

Никто и никогда не рисковал так разговаривать с Владом, особенно на его территории. Поэтому он ответил самым общеизвестным и безотказным эльфийским методом – ударил промеж глаз.

Если бы моя реакция оказалась быстрее эльфийского кулака, я бы зажмурилась. Но я не успела и увидела чудо: Константин – человек, да ещё и аристократ – остановил удар Влада. И вообще держал его кулак так, что бедный эльф не мог им вообще пошевелить.

Я судорожно побежала глазами по фигуре нового знакомого. Он не походил даже на любителя спорта – животик сильно выделялся. Сквозь рубашку я не могла просмотреть безумно накачанные мышцы, но почему-то не сомневалась, что их там и нет. Ну как нет, по крайней мере, нет таких, которые способны остановить удар эльфа.

Люди, по сравнению с другими  расами, силой не блистали. Более умные и хитрые – возможно, но и это оспоримо. Встречались те, кто мог ввязаться в бой с эльфом, гномом или троллем, и даже выйти победителем. Но никак не за счёт перевеса в грубой силе! Такой вопиющий случай я видела впервые.

Размышления о нестабильности бытия и о предвестниках скорого конца света моё сознание оборвало довольно грубо. Я заметила блеск металла из-под рукава Костиной рубашки, затем разглядела витую линию браслета под натянутой манжетой. Успокоилась я так же внезапно, как и запаниковала. А ещё здорово развеселилась. Вот это Влад лоханулся!

– В общем, так, сопляк. Не знаю, куда ты сейчас пойдёшь, но чтоб я тебя не видел, – строго сказал Константин, работая на публику.

Присмотревшись, я заметила аналогичное украшение и на второй руке. Да, ничего не скажешь. При игре с аристократами надо помнить про артефакты. Мы в своей жизни могли увидеть максимум их составные части, кочевавшие через наши руки, или бытовые приборы. Константин же носил два боевых браслета, которые увеличивали силу – цену таких побрякушек трудно оценить даже в моих годовых окладах.

– Пошёл к чёрту, – гордо сказал Влад, освободившись из захвата. Но из заведения вышел без криков и почти немедленно. Марк, как верная собачка, ретировался следом, Николай же остался в «Гнезде», но удалился помогать дяде.

– Какие агрессивные у тебя друзья, – с улыбкой пожаловался Костя, садясь на место.

Я уже даже чай допила. Посетители посматривали на меня удивлённо: я не волновалась и не восхищалась, а лишь посмеивалась. А когда заметила их внимание, веселья только прибавилось. Какие все невнимательные!

– Да, Влад не подарок, – подтвердила я и кокетливо потянулась к Костиной руке. – Но ты молодец! Давно пора было преподать ему урок.

Мои пальцы погладили браслет через накрахмаленную ткань рубашки.

– Вообще, я и без этого бы с ним справился, – смутился аристократ, но не сказать, что его слишком удручил факт раскрытия. – Но завязалась бы драка, да и не получилось бы так эффектно.

– С ним намного лучше, – постучала я пальцами по спрятанному артефакту, а сама заметила кольцо с аратоном на левой руке. Вдовец, стало быть? Или для меня рисуется? – У меня чуть сердце не выскочило, когда я представила, что он тебе нос разобьёт, – призналась я. Костя, между тем, перехватил мою руку и начал поглаживать.

– Значит, ты волновалась за меня, – довольно кивнул мужчина. – Это радует, Геля.

Моё имя из его уст прозвучало совсем иначе, непривычно. С мягким придыхание, лелея каждую букву. Мне безумно понравилось, даже что-то затрепетало в душе. Может от этого, может от прикосновений мужских пальцев к ладони по спине пробежали мурашки, но разрушать момент не хотелось. Пусть бегут.

– Если ты доел, то давай прогуляемся? Сейчас основной поток уже разошёлся, – нехотя предложила я, морщась под удвоенным вниманием посторонних глаз.

Кавалер помог мне надеть пальто, только теперь это казалось чем-то обычным. И вообще после скандала, устроенного здесь Владом, мнение окружающих меня больше не заботило.

Пока мы шли, снова разговорились о каких-то мелочах. С Костей оказалось легко болтать на любые темы, я не чувствовала себя необразованной деревенщиной. Либо он так умело вёл беседу, либо не слишком аристократическое общество от нас отличалось. Я склонялась к первому варианту. В парк решили не заходить, к тому же, когда мы до него добрели, заморосил дождь.

Костя прикрывал меня курткой, несмотря на мои требования не портить имущество слуги. Пока бежали до моего дома, аристократ рассказал душещипательную историю о том, как его возница стребовал себе за этот не слишком тёплый и подранный кусок ткани совершенно новое магазинское, а не с барского плеча, пальто – явно не прогадал.

 Заведя меня в подъезд доходного дома, мужчина тактично не стал напрашиваться в гости, а сослался на неотложные дела. Не скажу, что я расстроилась. Вести аристократа к себе… По старой деревянной лестнице, где не то любая ступенька, не то весь пролёт разом может развалиться от неосторожного шага; вдоль обшарпанных грязных стен; боясь столкнуться с соседями, среди которых трудно разобрать, где хам, где вор.

Моя комнатка, впрочем, выглядела не многим лучше: не застеленная вчера кровать, грязная посуда, крошки хлеба на столе и совершенно ничего похожего на вазу. Пришлось использовать обычный стакан.

 С улыбкой я вдохнула аромат цветка. Утро прошло очень бурно и романтично, а день, по-хорошему, надо было провести бурно и педантично, убирая свой бардак. Я лишь наспех застелила постель, вытерла стол – только тараканов мне не хватало, – включила кран… Капнула раза три, а потом противно заурчало.

С психу я вновь влезла в уличные туфли, схватила зонт и отправилась обратно в «Гнездо жаворонка».

Инструкция №3
Как безбоязненно секретничать в общественном месте

Когда я вошла, Влад, Марк и Николай сидели за столиком в самом углу и пытались не привлекать внимания. Из-за утреннего скандала получалось плохо. Его передавали из уст в уста уходящие посетители приходящим, так что интерес со стороны бил ключом.

– Ты, кажется, хотел со мной что-то обсудить, – заявила я эльфу, присаживаясь рядом.

Влад выглядел безучастным и усиленно размышляющим. В такие моменты он не воспринимал никакую информацию, кроме той, что вертелась у него в голове.

– Ладный мужик, – покивал эльф своим мыслям. – И вежливый, к тому же. Ты где его нашла?

– На работе. Где я ещё с аристократами общаться могу? – раздражённо пожала я плечами. – Но с ним ты познакомился только сегодня утром, как и я. Ты зачем меня уговаривал встретиться позавчера? Орал, что что-то очень срочное, грозился даже на работе достать, но хорошо, что передумал.

– Я не передумал, я с тобой не мог связаться. Всё на напарницу твою попадал, – ответил эльф, потом снова отвесил комплимент Константину, который произвёл на него неизгладимое впечатление, и замолчал. Хорошо артефакт только я заметила.

– Долго ты так будешь? Давай к делу. Меня дома ждёт уборка и здоровый сон! Мне времени терять нельзя.

– Гель, дай крови, пока он виснет, – предложил Марк, который тоже предпочитал не терять времени даром.

– Подавишься, – отрезала я. Сам вампир, пусть сам и мучается.

– У тебя друг умирает, а тебе капельку крови жалко? – театрально прикрыл глаза Марк, откидываясь на спинку стула. Судя по виду вампира мучил страшный сушняк.

– А я вот не понимаю, почему это ты, такой хороший друг, крови просишь только у меня? Я тебе не донорский центр, чтобы ко мне каждый раз бегать за помощью! – возмутилась я, за этой дискуссией оставив эльфа в покое. Николай только осуждающе качал головой. Он никогда не отказывал другу в помощи, но тот никогда не просил.

– Между прочим, в донорском центре существует определённая норма, – поучительно ликвидировал мою безграмотность Марк. – И я эту норму за месяц уже выбрал.

– Вот тем более! Проглот!

– Ты знаешь, как там мало дают! Человеческая кровь это вообще дефицит! – подчеркнул вампир и даже, чтобы эффектнее выделить фразу, подскочил. Внимание, которое и так от нас не уходило, возросло в разы.

– Сядь, немедленно, – проворчала я, перегибаясь через стол и хватая парня за гачу. Чуть не спустила штаны, вместо вампира, но нужного эффекта добилась – Марк сел сам. – В общем так, крови я тебе не дам, особенно в благодарность за знакомство Кости и Влада. И не думай, что я не догадываюсь, чьих это рук дело! Это же его взвинтить сначала надо было!

– Всё равно от аристократов ничего хорошего не жди, – попытался оправдаться вампир, обиженно поджав губы. – Поголовно все снобы и выскочки, а нас они ни во что не ставят. К тому же он тебя раза в три старше!

– Твоё какое дело? Своих проблем нет? Они тебя не трогают, и ты их не трогай, а я сама разберусь, как мне жить. К тому же с «в три» ты загнул. Косте едва ли чуть за сорок – самый смак. Молодняк у аристократов обычно лет до тридцати к делам не приступает – мозгов как у приютских десятилеток.

Марк стойко молчал первые пару секунд, но я уже видела, как у него слёзы наворачиваются на глаза и губы слишком пафосно подрагивают. Убедившись, что первая стадия на меня не действует, он пустился во все тяжкие: солёный ручей побежал по щекам, скатился вниз и увлажнил воротник рубашки, запачканный чьей-то помадой. Чьими-то разными помадами.

И опять наткнувшись на равнодушие, вампир включил звуковую поддержку. Но тут из раздумий вернулся Влад, который не жаловал такие вопли, и предупредил:

– Либо ты заткнёшься, либо кровь будешь пить собственную!

– До чего же вы злые! Друзья называются! – Марк подскочил и опрометью бросился на выход.

Внимание зрительного зала ненадолго переключилось на убегающую фигуру. Одна официантка, кажется, вила с длинными светлыми волосами, увешанная фенечками, немного посомневавшись, выбежала следом. До чего сердобольные создания, аж отвращение берет. Не знаю, получит ли Марк свой «мокрый паёк», но ещё один цвет помады у него на рубашке появится.

– Собственно, зачем я тебя звал, – серьёзно начал эльф, выставляя на стол звуколов.

Этот чрезвычайно удобный артефакт позволял даже в общественном месте сохранить разговор в тайне – звуки он не выпускал ни за пределы невидимого купола, ни внутрь. Я собиралась такой прикупить, ибо картонные стены мешали жить и спать, но не накопила ещё и половину стоимости – деньги постоянно требовались на что-то более нужное.

Около века назад такие штуки казались редкостью и стоили бешеные деньги, но сейчас прибор никого не удивлял. Звуколовы вошли в жизнь даже самых низших сословий. Правда, только мелкие версии. Некоторые аристократы ставили вокруг своего особняка целые звукоотловительные установки.

Посетители заведения решили, что эльф собрался покрыть руганью своего сбежавшего товарища, так что никто неладного не заподозрил. И только я поняла, что разговор пойдёт о чём-то очень важном.

– Когда ты связываешься по кристаллу, обязательно, чтобы он стоял на месте? – туманно поинтересовался Влад, чем сбил меня с толку.

– Они всегда прикреплены к месту, потому что иначе я просто не пойму, куда передавать сигнал. У аристократов в домах, даже зная адрес, легко можно запутаться и не найти, – пояснила я, если правильно поняла вопрос.

– А если ты точно знаешь, где находится объект, но он будет двигаться? – настаивал эльф, Николай молчал, но я поняла, что он в курсе дела.

– Слушай, не знаю, ни разу не пробовала. Насколько помню, там ещё от самого кристалла многое зависит. Если его двигать, то начинаются помехи и гарантирован обрыв.

Как устроен артефакт, с которым я провожу сутки напролёт, я представляла смутно. Но сейчас пришлось выуживать из памяти всё, что в неё когда-то случайно попало.

– Дело в том, что недавно изобрели кристалл, который позволяет перемещаться во время разговора.

– Час от часу не легче! – пожаловалась я, опуская голову. – Теперь они будут находиться где попало – я совсем с ума сойду. Сейчас-то блужу, если неправильную информацию подадут или догадаются переставить.

– Так, Геля, не впадай в отчаяние! Артефакт пока носит экспериментальный характер и неизвестно, сколько он даст сбоев, так что печалиться рано, – запаниковал Влад, который знал, куда мои стенания могут привести, и искренне этого боялся.

– Тогда что ты меня заранее пугаешь? – мигом забыла я о своих проблемах.

– Влад просто, как обычно, не умеет объяснять, – мягко вмешался тролль, потом заметив сварливый взгляд эльфа и поправился: – Точнее умеет, но начинает издалека. Владу удалось раздобыть такой экспериментальный кристалл. А так же ещё пару полезных артефактов. И ему теперь нужна твоя помощь.

– Ты хочешь на мне испытания этой ереси проводить, что ли?

– Не совсем, – поправил эльф, прокашлявшись. Жуткий хриплый голос стал просто хриплым голосом. – У меня есть артефакт, с помощью которого я могу видеть планы зданий и перемещающихся в них людей. Но он достаточно объёмный, так что связь между аппаратом и тем, кто пойдёт в здание может осуществляться только по кристальной связи.

– Так. Стоп! – потребовала я, теряя суть, если вообще её находила. Только одно звено могло связать всё воедино. – Дай догадаюсь, на тебя опять вышел Дмитрий?

Дмитрий был персонажем колоритным. Чистокровный якша по рождению, все свои деловые таланты он направлял исключительно в криминальную сферу. Без трупов, конечно (хотя это по моим сведениям), но остальным не брезговал: воровство, аферы, мошенничество... На Дмитрия мы работали, когда я росла в приюте. Тогда я перевозила краденные составные для артефактов, в основном камни. Мальчишки обеспечивали мне охрану.

А сейчас, видимо, Дмитрий прознал о моей работе и решил использовать её с толком. Конечно, это не страшно: мне и без того по инструкции запрещено распространяться о содержании разговоров, хоть там убийство обсуждают. С меня-то взятки гладки, да и прибавка к зарплате, наверняка, получится солидная. Но что они там такого воровать намылились, если снабдили себя экспериментальными артефактами, которые стоят очень даже немаленькие деньги?

– Да, Дмитрий. Он и оборудование всё поставил. Я уже разобрался с планами зданий, остался вопрос со связью.

Задумчиво я постучала пальцами по столу, не зная, что на это сказать. Эльф нервно ёрзал на стуле, недовольный моей медлительностью. Николай, обычно терпеливый, в этот раз тоже переживал. Он крутил на цепочке большие дедовские часы и периодически их ронял на стол. Каждый раз осматривал старые царапины и качал головой.

– Ладно, – согласилась я, в очередной раз просчитав, что мне опасность не грозит по всем статьям. – Что красть-то будем?

– Военные артефакты. Кольца, кулоны, – начал перечислять Влад, а у меня будто краска с лица сошла.

Может, и не в такой я безопасности, если подумать. Дмитрий вряд ли станет мелочиться, так что здания для атаки – государственные. А государство может и голову отвернуть за такую выходку, хоть я трижды ни при чём.

– Ладно, – выдохнула я, видя, как заволновались друзья. – Какой процент?

– Десять.

Я вздохнула. Честность меня подкупала всегда. Даже мальцами Дмитрий предлагал нам приличную долю. И сейчас десять процентов для связистки, которая в случае чего получит меньше всех проблем – очень много. А уж если прикинуть в денежном выражении... К тому же своими подработками Дмитрий частенько спасал меня от голода. Думаю, в благодарность за всё не стоит срывать такой гениальный план. Хотя от одной мысли, что нас поймают, страшно становилось до чёртиков. Но поскольку в детстве я ни разу не попалась, то так и осталась непуганой.

– Я в деле. Но чем меньше я знаю, тем лучше, – предупредила я и с волнением посмотрела на звуколов. Он же тоже должен отдыхать, иначе может в любой момент прекратить работать.

– Договорились, – сразу расслабились парни. Очевидно, что их дело серьёзно зацепило, и проблемы с деньгами у них наклёвывались не чета моим.

– Послезавтра проверим ваши кристаллы, в моё дежурство. А сейчас я спать, – предупредила я и, не прощаясь, вышла из зоны действия артефакта. Давно уже перестаёшь соблюдать такие условные правила вежливости, когда видишься с товарищами в любое время суток. И даже, порой, не понимаешь, каких именно суток.

На улице осенний ветерок потревожил мою юбку и заставил поплотнее закутаться в пальто. Небо так и оставалось серым, предвещая вторую волну дождя, а может и вовсе приличную грозу. Успеть бы добраться до дома, а то даже зонтик не спасёт.

Каблуки тонули в гравийке, которая встречала посетителей «Гнезда» и провожала уходивших. В кармане нашлась очередная дырка, и она тоже портила настроение. В конце концов, с полученных денег обновлю себе гардероб – хоть какая-то польза.

За углом Марк, уже без рубашки, беззастенчиво лапал официантку, которую только чудом или по особому блату не хватился дядя Антон. Я покачала головой, но мешать не стала. Скоро за меня это сделает погода, а мне пора уходить. И без того, воды нет, как мыться – непонятно.

Город спешил по своим делам, но уже медленно и не так целенаправленно, как утром. Я теперь не шла против потока: все брели куда хотели.

До дома я добралась в разы быстрее, чем с утра. Наверное, потому что была одна и не хотела тянуть время. Даже наоборот, пара капель заставила поторопиться. В подъезд я зашла ровно за секунду до того, как вода стеной обвалилась с неба. Ещё порадовалась этому, только рано и зря.

Возле моей комнатушки, смущённо переминаясь с ноги на ногу, стоял джинн Вася. Его узкие глаза с годами становились всё уже и всё фиолетовее после каждого запоя. Видимо, и в этот раз он не хотел выходить самостоятельно, но злобные работодатели лишили его бутылки и велели трудиться. Только почему он здесь, а не на месте? И есть ли у меня дома вода в таком случае? Наверное, нет, кто же её вести-то по трубам будет, если Вася перед глазами стоит.

– Добрый день, – осторожно ответила я, демонстративно зевая. Да, я действительно хотела спать.

– Добрый день, Ангелиночка, – кивнул Вася, подсказывая, что он здесь по мою душу. Хм, водки я ему никогда не даю, кварплата у меня проплачена…

– Что-то случилось? – замерла я на лестнице, облокачиваясь на перила. Нет, в квартиру я его не пущу – ещё сопрёт чего. Сделаю вид, что мне совсем не хочется добираться до любимой кроватки, с которой мы всё утро по моей глупости в разлуке.

– Да, тут маленькая неприятность, – забормотал джинн, краснея. На синем лице фиолетовые пятна всегда вызывали во мне противоречивые эмоции, но у джиннов всегда так. – У нас трубу прорвало, совсем ничего не могу поделать. Уже и материалы все купил, а оно вываливается.

Я смачно стукнула себя рукой по лбу, выражая жестом все мысли о нерасторопном водоводчике и о собственной дурости. Как-то раз, на свою голову, я помогла с починкой. Теперь Вася, способный только гонять воду по трубам, с каждой поломкой бегал ко мне. И ведь не откажешь: встанешь в позу и сама же останешься без воды.

– Ладно, жди на улице, – скомандовала я, и довольный джинн, габаритами побольше тролля, но на удивление невесомый, мигом слетел на первый этаж.

Я грустно посмотрела ему вслед и, смирившись с участью, отправилась переодеваться. На такие случаи у меня валялись мужицкие штаны, спёртые у кого-то из парней – кажется, у Марка. Николай гардероб обновлял чаще, но в его одежду влезали две меня, если не три.

Рабочая рубашка точно когда-то принадлежала Владу. Он до сих пор думал, что она принадлежит ему, просто хранится у меня дома.

Волосы я спрятала под косынку, но сама не поняла зачем. На улице так лило, что промокнуть я должна насквозь. И либо я получу воду, либо сверну Васе шею, чтоб хоть как-то сменить водоводчика. Надо же, а такое хорошее выдалось утро!

Перчатками со мной поделился Вася, когда я спустилась. Как и ожидалось, стоило выйти из-под козырька, на мне сухой нитки не осталось. Настроение испортилось окончательно, я не ругалась только потому, что предвкушала хороший душ. Хотя стесняться при Васе бессмысленно – он в этом отношении очень грешен.

Ранение обнаружилось на углу. Рядом с трубой шириной с мою ляжку, которая жалась к забору, лежала длинная полоска самогнущегося металла, специальный деформационный камень и нагреватель. Нет, ну только джинн мог догадаться оставить его под дождём! Мигом кинувшись к рабочему материалу я, можно сказать, грудью закрыла нагреватель от дождя и тут же проверила, работает ли.

К счастью, всё оказалось в порядке, так что я срочно, пока ничего не сломалось, приступила к ремонту. Загнать деформационный камень в дырку оказалось несложно, даже при том, что дырка расположилась «на дне» трубы. Моя рука туда спокойно пролазила, даже нагреватель протиснулся. Вместо отверстия появилась небольшая выпуклость, а я чуть не спалила себе пальцы, но первая часть работы осталась позади.

А вот со второй я серьёзно встряла, потому что в дождь без помощника обойтись не получалось, а из Васи напарник не вышел. Ему всего лишь требовалось держать полоску металла плотно прижатой к трубе в том месте, где я выскребла мелком крестик. Но дождь крестик постоянно смывал, с глазомером у Васи оказалось никак, да и руки не то дрожали, не то скользили, а то и вовсе от рождения были кривые.

Когда я третий раз шлёпнулась в грязь из-за того, что Вася не удержал полоску, и когда мне вновь предстояло расправлять материал, я высказала ему всё, что думаю о нём, нисколько не стесняясь в выражениях. И после этого замерла как вкопанная. За моей спиной засмеялся какой-то очень знакомый голос.

– И не трудно девушке с такими вещами возиться? – спросил Костя, представ передо мной в дорогом пальто, под чёрным элегантным зонтом и в ещё чистых калошах.

– Трудно, не трудно, а воды всё равно нет, – пробормотала я, пытаясь расправить полосу. Такими темпами в очередной раз я рисковала её сломать. Отряхиваться я не посчитала нужным, ибо грязная оказалась по уши.

– Может тебе помочь? – предложил Костя, как мне показалось, больше из вежливости.

– Да чем ты поможешь? Как будто ты трубы чинить умеешь! – возмутилась я, не глядя на него. Сейчас аристократы, у которых дома всегда была вода и трезвый, грамотный водоводчик, вызывали у меня крайнюю агрессию.

– Подержи, – подал зонт джинну Костя, и подошёл к трубе.

Я растерялась: волноваться ли за то, что Вася сейчас свистнет дорогую вещь и обменяет на бутылку, или за то, что один представительный мужчина промокнет насквозь.

Но Вася, поражённый не меньше чем я, застыл на месте и даже не подумал тырить чужое имущество, а Костя совершенно не озаботился своим внешним видом. Он подошёл вплотную к нашей грязной от дождя и обрызганной мной несколько раз трубе, пощупал место, куда я всадила камень, и удовлетворённо кивнул.

– Ты сможешь подержать конец, пока я обматываю? – спросил аристократ, примеряясь.

– Нет, для меня это тяжеловато, – разочаровала его я.

– А обматываешь хорошо? – с усмешкой спросил Костя, пока я сочувственно глядела, как он промокает.

– Все дыры на этой трубе замотаны мной! – гордо сказала я, не выдержав такого оскорбления.

– Ладно, тогда я тебе доверяю. Кажется, камень тоже ты загоняла.

Он забрал у меня полоску, без указаний приложил её в то место, где я запарилась ставить крестик, немного обернул, насколько хватало рук, и дальше предоставил дело мне.

В этот раз, пока я затягивала, материал даже ни разу не скользнул, так что мы управились в рекордные сроки. Нагревателем я прошлась по швам, и только вдоволь налюбовавшись нашим творением, наконец, озадачилась.

– Кстати, а что ты тут делаешь? – запоздало удивилась я.

Костя забрал свой зонт, но свернул его, не став прятаться – всё равно уже вымок. Пальто, к счастью, не запачкал.

– Я вспомнил, что не спросил у тебя, когда ты работаешь. Я ведь даже адреса точного не знал, чтобы связаться по кристаллу.

– Ну, это небольшое упущение – всё равно кристалла у меня в каморке нет. Но, надо сказать, ты оказался очень кстати! – улыбнулась я, стараясь казаться милой. – Работаю я сутки через двое, если тебе ещё интересно. А что касается моего места жительства… То могу пригласить тебя в мой сарай на чашечку отравы, если не боишься.

– Я только за, – улыбнулся Костя.

Инструкция №4
Как заманить человека в тихий омут

Первым делом, зайдя в квартиру, я проверила воду. Была и горячая, и холодная, что меня несказанно порадовало. Костя с интересом осматривался, пока я бегала ставить чайник на горячую пластину и торопливо прятала немытую посуду в раковину, чтоб не выделялась. Зонтик гость поставил в свободный угол, пальто я забрала и повесила на гвоздь, который аристократ за вешалку не признал.

– Ты не против, если я немного ополоснусь? – спросила я, понимая, что выгляжу не лучшим образом. Даже селянки, наверняка, опрятнее смотрятся, чем горожанки, которые только что чинили трубу с криворуким джинном.

– Я тебя подожду, – улыбнулся мужчина, устраиваясь на шатком табурете возле пародии на кухонный гарнитур.

– Ты бы лучше на кровать или хотя бы на диван, – предложила я. Если сама я пользовалась табуретом без задней мысли, то Влад и Николай им брезговали. И подозреваю, не из-за внешнего вида.

Костя рассмеялся, послушно пересел, а я убежала в небольшую комнатку приводить себя в порядок. Вернулась я совершенно счастливая, с мокрыми нечёсаными волосами и в домашнем чёрном платье, которое всё сильнее темнело на спине от мокрых прядей.

– Давно чайник закипел? – спросила я, в очередной раз пытаясь высушить полотенцем волосы. Потом бросила его на диван и взялась готовить чай.

Две ложки самых дешёвых гранул в заварник, потом залить кипятком, немного обождать, глянув в этот момент на своего гостя – казалось, всё так привычно, даже при явном несоответствии аристократа обстановке. На кровати с железными ручками, застеленной грубым пледом, проседавшей под его весом, Костя смотрелся так странно. Он не принадлежал моему миру, но решил прийти в него. Надолго ли?

– Давно ты здесь живёшь? – спросил мужчина, когда я обратила на него внимание.

– Уже не первый год, – уклончиво ответила я. Вспомнила, что нам нужен столик, и принялась вытаскивать раскладную конструкцию на колёсиках из небольшой «дыры» между шкафом и стеной. Для нормального стола у меня не хватало места.

– Решила вести самостоятельную жизнь без родителей?

– Я сиротка, – без обиняков ответила я. – У меня особого выбора нет. Но здесь намного лучше, чем в приюте, – улыбнулась я, расставляя подстаканники, затем стаканы, в которые осторожно, чтобы не расплескался, налила чай.

– А о родителях что-нибудь знаешь? – Костя не стал делать акценты на извинениях и тактичности. И без того понятно, что за столько лет я смирилась с судьбой.

– Говорят, они мне имя дали. И всё. Скорее всего, я какой-нибудь внебрачный ребёнок, но никто ничего не помнит. Или не хочет помнить, много нас там таких, – со смехом закончила я, хотя мысли о приюте обычно улыбки не вызывали.

– Ты на кого-то похоже, но я никак не понимаю на кого, – чуть нахмурился Константин, но я только махнула рукой, присаживаясь рядом.

– Можешь не заморачиваться: сейчас мне родители не нужны, я уже большая девочка. Да и без приданного как-то легче, чем с обременениями.

Пока я пила чай, подозрительно близко скатилась по «склону» кровати к своему гостю – совсем забыла, что она так сильно прогибается под весом кого-то большего, чем я и Марк. Попыталась отсесть, но тут же съехала снова.

– Насчёт обременений ты совершенно права, – подтвердил Костя, деликатно не замечая моих перемещений. – Пока мои родители оставались живы – одни запреты: налево не смотри, эта девушка тебе не пара, дружи с вот этим, а не с тем – у нас вражда семействами.

– Да, от подобного судьба меня освободила, – весело согласилась я, делая последний глоток. И не заметила, как чай закончился.

Пока я ставила стакан, почувствовала, как рука гостя проводит по моим мокрым волосам, прилипшим к спине. Что-то внутри хотело возмутиться и заявить, что я вовсе не такая доступная, как он подумал. Я резко села, уже сделала серьёзное лицо, и вдруг замешкалась, глядя в его глаза. Меня ни к чему не принуждали, ни о чем не просили, ни к чему не склоняли. Мне предложили.

Вдоль позвоночника пробежали мурашки от нежных прикосновений. Может рано? – словно невзначай подумалось мне. Но я уже тянулась к мужчине, как привороженная, сама отдавая поцелуй. Не девочка уже, я знаю условия. Старая кровать безбожно скрипела, мокрые волосы неприятно хлестали по спине, а я задыхалась от едва уловимого аромата, исходившего от чужого тела. Наверное, я пахну только потом и нищетой этой каморки.

Дорогие браслеты раскатились по дощатому полу, покрытому опасными дырами, мускулы у Кости и без них оказались вполне приличные, а сам он, несмотря на седину, мужчиной в самом расцвете. Чего только о завещании задумался?

Он целовал меня, словно королеву, давая почувствовать разницу между всеми моими интрижками и этим одним, может и коротким, но профессиональным романом. Я никого и никогда так не хотела. Никого не умоляла не отпускать меня, не прекращать целовать.

Он гладил мою грудь, сжимая настолько нежно, что вместо боли растекалось наслаждение. Проводил по бокам, от бёдер до плеч, точно очерчивая мой образ, рисуя картину. А где-то там его наверняка ждала жена – чопорная располневшая аристократка с обвисшей кожей, которая начнёт хвататься за сердце и требовать капли, если всё узнает.

Легко, почти невесомо, любовник касался губами моей шеи, возле ушка – я задыхалась от жара, что обволакивал тело. Разворачивалась, сквозь дурман и поволоку смотрела мужчине в глаза… От поцелуев губы распухали, горели болюче-нежно, а внизу живота точно пульс бился, отзываясь на прикосновения, остро, жгуче, желанно. А ведь у Кости точно есть дети, возможно, даже старше меня – я тонула в объятиях взрослого мужчины, я хотела его, тянулась к нему, впустила, обвила ногами…

Он был сверху, я вздрагивала под ним, извиваясь и выкрикивая имя так, чтоб все соседи, оставшиеся дома, меня ненавидели. А Костя шептал моё томно, с будоражащим придыханием.

После я не заметила, как легко уснула рядом с любовником, хотя кровать для двоих всегда казалась слишком тесной. Не помню, отчего проснулась, но, глянув на настольные часы, поняла, что уже вечер. А Костя всё так же лежал рядом и гладил меня по волосам.

– Ты не устал? – взволнованно спросила я, понимая, как много времени он провёл рядом со мной.

– Нисколько, ты безумно занятная во сне, – усмехнулся он, я слегка покраснела, быстро подскакивая с кровати. Первым делом я нашла его браслеты, и только потом принялась за своё нижнее белье.

– Не волнуйся ты так за них, – попытался урезонить меня мужчина, вставая следом и постепенно одеваясь. Впрочем, у него оказалось больше деталей гардероба, и разбросали мы их намного дальше.

– Здесь хоть и немного мебели, но находятся углы, из которых достаточно трудно что-то достать, – назидательно сообщила я, отдавая ему металлические спирали. Между прочим, они вообще могли бы в дырки в полу пройти, если бы Костя их чуть сильнее выпрямил.

– Ну и что? Это не повод так за них трястись.

– Не повод? – опешила я, вздёрнув брови. Потом заставила себя пару раз выдохнуть. Другой мир. У него другой и очень дорогой мир. – Костя, на такой браслет можно купить этот дом со всеми обитателями.

– М-м, заманчивая идея, – хитро улыбнулся он, забирая у меня их рук артефакты. – И с тобой тоже?

Не то икнув, не то хихикнув, я укоризненно покачала головой. О чём он только думает? Можно сказать, меня он получил задаром. Всё-таки глупые мы девочки, я могла и что-нибудь попросить на память. Ведь, скорее всего, он больше не вернётся – аристократы все так делают, слухами мир полнится.

– До встречи, – поцеловал он меня в щёчку и ушёл, не дождавшись ответа. Роза одиноко стояла в пустом стакане, к прочему бардаку добавилась ещё абсолютно разворошенная кровать с мятой простыней. А на сердце было и грустно немного и безумно хорошо. За один день с таким мужчиной ничего было не жалко.

***

На работу я пришла в прекрасном настроении, беззаботном и радостном. После дня посвящённого уборке своей конуры жить стало легче, и я окончательно уверилась, что всё, что ни делается – к лучшему. К тому же сегодня мы условились проверять связь по перемещаемому кристаллу, и думать о любви времени не осталось. По идее.

Коллеги сразу заметили, что вид у меня подозрительно цветущий, я даже симпатичнее, чем в тот раз, когда опоздала и пришла завитая. Я не стала ничего им рассказывать, просто игриво пожала плечами, будто сама не знала причин, и села на рабочее место.

Тоска о том, что чудесные минуты больше не повторятся из-за моей глупости и торопливости, не покидала. Больше всего щемило в груди от каждого звонка аристократов, а томные рассказы дам о несчастной любви я передавала с особым чувством. Собеседницы даже всплакивали периодически от переизбытка эмоций. Ну, всплакивания я уже не повторяла, потому что, несмотря на горечь, меня переполняло и счастье тоже.

Я ни капельки не жалела о произошедшем. И если бы ситуация повторилась ещё раз, поступила бы так же. Потому что другого раза могло и не быть, а так у меня навечно осталось в памяти безумно приятное воспоминание. Одна беда: после этого с другими мужчинами станет крайне сложно даже разговаривать.

Зато вечером все дамские романы окончательно вылетели из головы –  до связи добрались другие расы, у которых оказались более важные дела. Звонила, судя по говору, дриада, которая безумно красочно описала гному, кто он после того, как сорвал её сделку, на что гном ей ответил столь же витиевато и смачно. От их беседы я получила непередаваемое эстетическое наслаждение и парочку новых оборотов.

Звонил один джинн-водоводчик другому джинну-водоводчику, умолял урвать минутку, прийти и помочь чинить трубу. Второй отнекивался тем, что тоже так не умеет и предпочитает звонить одной умелой феечке. Правда та чаще всего шлёт его на все четыре стороны, как распоследняя дриада, но пару раз помогала. Тут я пособолезновала всем сторонам, включая жильцов, и порадовалась, что Вася так не делает. Хотя впору огорчаться – глядишь, вопрос решался бы без меня.

Потом на кристаллах зависла как раз фея, но, видимо, далеко не та, которая способна совладать с трубами, и её хахаль. И тут я стала свидетелем разврата по кристаллу, иногда даже не зная, корректно такое повторять или нет. Но то, что ничего из сказанного я не забуду даже под пытками, становилось яснее с каждым словом. Будет шанс, ещё и повторю с кем-нибудь на практике – авось понравится.

На работе я узнавала очень много нового, иногда, к сожалению.

После таких откровенностей я бы опять загрустила о Косте, но тут до меня достучался Влад, вспомнил красивым словом всех, кто занимал канал до него, – но от него я ничего интересного не почерпнула, – и мы перешли к освоению нового артефакта.

Тянуться мне предстояло к памятнику межрасовой дружбы, на котором ребята стояли с такими суровыми рожами, что сразу становилось понятно: порвут любого, кто усомниться в добрососедских отношениях. Где-то там должен был бродить Марк. Мысленно я отправилась в это самое указанное место, однако, ничего не нашла, даже близко, о чём тут же заявила эльфу.

– Да не может быть! – уверенно ответил Влад, и мне тут же захотелось использовать на нем свеженькие речевые обороты, потому что сковородкой я его достать не могла.

– Слушай, я все окрестности обшарила: ничего даже похожего на кристалл связи нет.

– Но он точно рабочий! Его при Дмитрии проверяли.

– Может он какой-то не такой, и я просто не подозреваю, как его искать?

– На вид он самый обычный! – безапелляционно заявил Влад, чем вызвал очередное жгучее желание членовредительства.

– А внутри? Он должен чем-то отличаться от стационарного – помехи устраняются!

– Не знаю. Ничего я не понимаю внутри всех этих ваших артефактов, – проворчал эльф и пришёл к единственному правильному на его взгляд решению: – Попробуй снова его найти.

Я вздохнула, но спорить не стала. В этот раз что-то мелькнуло в самом дальнем углу, который я захватывала для поверки. Не дожидаясь команды от эльфа, я попыталась опять – точно заметила кристалл, но он перемещался с такой скоростью, что я не успела за него зацепиться.

– Ты ему там часом не приказывал бегать по площадке? – раздосадованная неудачей спросила я у эльфа.

– Ничего я ему не приказывал! Он там стоит уже битый час – сам оставлял! Просто у тебя глазомер кривой!

– Что у меня кривое?! – заорала я так, что даже звукозаглушающее покрытие кабины могло не спасти конспирацию.

– Глазомер! Или руки! Или чем вы там ищете кристалл? – ничуть не смутился эльф.

– При встрече у тебя будет глазомер кривой!

– Ха, ты, что ли, фингал поставишь? Ну бог в помощь! – заёрничал Влад, который раздражённый от неудачи совсем терял совесть и тактичность.

– Кирпич мне в помощь, а там как-нибудь разберёмся! – огрызнулась я, но на всякий случай попутно попробовала ещё раз найти кристалл рядом с памятником. И вот чудо! Артефакт оказался прямо на том самом месте, на которое изначально указал эльф. – Так, тише, Влад, кажись, поймала.

Эльф покорно заткнулся, ведь дело превыше скандала. А из другого кристалла послышался взволнованный голос Марка:

– Геля? Гель, ты тут?

– Да, тут, слышу тебя. А ты меня как?

– Я тебя очень хорошо. И, кажется, только я, потому что на меня так странно смотрят окружающие, будто сам с собой разговариваю. Я тут весь заволновался, что ты со мной связаться не сможешь, что я не успею – чуть не расплакался!

– Что ты там не успевал? – спросила я. Боясь спугнуть откровенность трусоватого вампира, говорила я без той подозрительности в голосе, которая засела у меня в голове.

– Да я в кустики отлучился на пару минут. Но обратно так бежал, так бежал! Но просто не мог уже терпеть! – затараторил вампир, а из меня вырвался тяжкий вздох, по которому что-то заподозрил уже эльф.

– И что он натворил? – угрожающе спросил Влад.

– Он в туалет бегал, – без обиняков заявила я, пока Марк ещё рассказывал мне о своём тернистом пути до ближайших кустов в сопровождении тяжких душевных мук.

– Нашёл когда! Не мог подождать?

– Геля, ну ты что не могла промолчать? – обиженно простонал вампир.

– Понимаешь, пока ты там мучился и бегал по своим делам, Влад, до безумия уверенный в тебе, усомнился в моём профессионализме, после чего мы почти договорились о дуэли на кирпичах.

– Ну, могла бы сказать, что за мной гнались смотрящие с собаками!

– Зачем? Может ещё уличные девицы с ними в придачу бежали? Жаждали предложить себя и крови, но, чтоб не сорвать миссию, ты не давался?

– А что за мной уже и девушки не могут побегать?

– Проехали, – проворчала я, выпустив всю злость на Владе. – Давай лучше проверим, как ваша штуковина работает в движении, а вы потом мужской компанией разберётесь, кто от кого бегал, и нужен ли Владу кирпич.

– Ой, а я уже хожу! У тебя какие-нибудь помехи есть? – спохватился вампир, а у меня аж руки зачесались стукнуть себя по лбу, да только были обе заняты.

– Отлично, значит, мы сразу и проверили. Влад, всё нормально, сбоев нет! Я даже не замечаю, что он двигается.

– Отлично! – воодушевился эльф, который, кажется, простил Марку его выходку с «прогулкой». – Тогда на следующее твоё дежурство планируем дело! Пусть Марк домой идёт. До связи!

– Марк, тебе домой. Пока, пока, – вяло попрощалась я, и отрубила оба кристалла, одновременно выполнив своё желание закрыть лицо руками. А ведь это только проверка связи…

Дальше ничего интересного не произошло: пара вялых ночных звонков, в перерывах между которыми я чуть не уснула, а затем наступило утро. Лиля –  моя сменщица – сегодня запаздывала, так что к своему неудовольствию я задержалась на работе на десять лишних минут. Благо, за это время поступил только один короткий звонок. Вера Викторовна тоже задерживалась, но по своей воле. Пока никто не отвлекал, она решила перекинуться парой фраз с Юлией Сергеевной, с которой они когда-то работали в одной смене.

Лиля залетела в кабинет вся встревоженная, потрясая спутанными кудрями. Увидев её, я тут же схватилась за пальто, шарфик уже болтался на шее, а сумочка собранная стояла на краю стола.

– Лиль, что так долго? Проспала, что ли? – укорила её Вера Викторовна, хотя меня этот вопрос мало интересовал. Лиля при внешней ветрености опаздывала не часто – десять минут я вполне могла себе позволить её подождать.

– Девочки, вы не поверите! – начала пришедшая, обращаясь к явно заинтересованной аудитории, которая включала двух тёток сорока лет, но не меня. – Там на улице мужчина стоит!

– Лиль, у нас каждый день на улице мужики стоят, всякие разные, – не выдержала я, вот тут уже серьёзно обидевшись. То есть десять минут моего потенциального сна променяли на мужиков?

– На всяких разных я даже внимания не обращаю! – раздражённо ответила мне коллега, с чувством кинув сумку на стол. – Просто этот  аристократ, где-то вашего возраста, – конечно, обращалась она опять не ко мне. – И у него огромный букет алых роз! И стоит прямо перед нашим зданием! Я сначала замешкалась, даже входить боялась… Геля, ты куда?

Набросив шляпку на голову, я схватила сумку, по дороге закинула её на плечо. Сердце билось как бешеное, но разум твёрдо и неумолимо приказывал остановиться, отдышаться и не сметь показываться аристократу в таком виде.

Перед самым выходом я встала и попыталась выровнять дыхание, но как обычно не хватило терпения – выскочила раскрасневшаяся, взбудораженная, с горящими фиалковыми глазами. Костя ждал перед входом, держа в руках огромный букет алых роз – как и сказала Лиля без капельки преувеличения – и вытянутый подарочный пакет.

– Привет! – поздоровалась я, как только наши взгляды встретились, и подошла ближе, принимая цветы.

Смирившись, что больше не увижу случайного любовника, новой встрече я обрадовалась безмерно. Сердце затрепетало от счастья. Костя не воспользовался и бросил. Ждал в восемь утра возле офиса, просто потому что хотел увидеть. И я никак не могла согнать с лица детскую восторженную улыбку.

– Привет, – поцеловал аристократ меня в щёку. – Когда ты улыбаешься, становишься ещё красивее. Оказывается, совершенству нет предела.

Уголки губ ползли выше и выше, я не знала, что сказать. Кажется, сегодня настал тот день, когда я действительно потеряла голову. И всё потому, что что-то в мире пошло не по привычному скучному и пошлому сценарию, а совершилось маленькое чудо.

Инструкция №5
Как обокрасть склад с артефактами

– Влад, я не хочу знать, что вы собрались красть, – заявила я, чувствуя себя на работе неуютно от долгого молчания.

Влад и Николай шли по слишком длинному слишком прямому коридору, Марк сосредоточенно выискивал рядом с другим кристаллом что-то в своём таинственном громоздком артефакте. А я, уже перебрав все шуточки на счёт того, что Влад разобрался с устройством при помощи Марка, а не сам, серьёзно скучала.

Парни, мне, кстати, ничего не ответили, ни один, поэтому я продолжила:

– Но мне бы хотелось знать, на сколько это потянет?

– Лет на пять.

– В деньгах, дурень!

– Откуда я знаю? – возмущённо прошипел эльф, недовольный моим беспечным настроением.

– Нет, ну примерно! Я смогу себе на свою долю купить новое платье?

– Даже два! – Влад разозлился, но орать в помещении, котором воруешь, было слишком опрометчиво, поэтому ответил лишь возмущённым шёпотом.

– А я получу деньги до следующей недели?

– Да, если мы выберемся отсюда живыми и с добычей!

– Это хорошо, – не придала я внимания эмоциям собеседника. В конце концов, мы с ним постоянно собачимся. – А то меня Костя пригласил в театр, а у меня в гардеробе моль повесилась.

– Геля, тебе не кажется, что обсуждать шмотки и хахалей с тремя парнями, которые заняты кражей, как-то не очень?

– А с кем мне это ещё обсуждать? – искренне удивилась я. Вот иногда тоже спросит так спросит, нет чтобы подумать! – Напарницы не знают о моём внезапном прибавлении в кошельке! Думаю, ты сам окажешься против, если я решу им рассказать.

– Ох, Геля, ну почему нельзя это вообще ни с кем не обсуждать? Взяла бы вообще и сшила себе сама – дешевле б вышло.

– И где я самошвейку добуду? К тому же ткань в розницу стоит дороже готовой одежды, а я с выкрутасами шить не умею.

– Да и сшила бы что-то простое, чем так париться. Большая ли разница?

– Большая, Влад! Это только вы, грубые эльфы, можете пренебрегать своим внешним видом, – укорил Николай, для которого мы сейчас задели больную тему. – А мы, уточнённые создания, просто обязаны уделять этому должное внимание. Гелечка, если захочешь, я даже пройдусь с тобой по магазинам.

– Спасибо, Колюсик! Ты такой милый! – обрадовалась я и уже хотела обсудить, куда бы нам отправиться за нарядом, но тут меня прервал встревоженный Марк:

– Геля! К ним кто-то идёт!

– Ниши есть? – спокойно отреагировала я на штатную ситуацию. Вот когда мы первый раз патруль чуть не встретили, тогда было страшно: парни сами судорожно нашли какую-то дыру, и даже дышать на время перестали, совсем забыв, что у них за пазухой звуколов.

– Да, слева, на пару шагов позади них.

– Ребята, – тут же передала я, – кто-то опять шарится. Немного сдайте назад, там слева от вас проём.

Эльф и тролль действовали синхронно, одновременно выдохнув, чтобы втиснуться в углубление. Воображение у меня всегда хорошо додумывало то, чего я не вижу, так что от смеха я едва удержалась, понимая, что на меня за такое обязательно обидятся – ребята всегда в напряжённых ситуациях срывались почём зря. Но я бы с удовольствием взглянула, как они потом станут выбираться. В предыдущие разы до меня доносились такие комментарии, что даже воображение сдавалось.

Как только опасность миновала, мы с Марком выждали ещё пять минут напряжённого сопения и разрешили вылезать, послав налево, до первого поворота. Я уже хотела повеселиться, но неожиданно услышала стук и мужское ворчание сразу же пропало.

– Ну как, они там? Выдвинулись уже? – задорно спросила Марк, которого воодушевлял каждый удачный манёвр по уклонению от охраны.

Я молчала, не зная, как быть. Кажется, кристалл просто выпал, пока эльф с троллем освобождались. А если он сейчас на полу, то и зона действия глушителя на него не распространяется.

– Геля? – требовательно позвал вампир, пока я обдумывала, что же делать. По всему выходило, что отсюда я не могла ничего. – Геля, почему ты молчишь?

– Кажется, у нас проблема, – шёпотом сообщила я – побоялась, что на другой стороне меня услышат лишние уши, если таковые появятся рядом. – Они посеяли кристалл.

– Зачем посеяли? Он же артефакт, он не растёт! – весело просветил Марк, после чего мне сильно захотелось его треснуть.

– Марк, они его потеряли, – пробормотала я, сдерживаясь, чтобы не заорать. Нашёл когда шутить!

– Да ну, как они могли! – попытался приободрить меня вампир, но отвечать стал тоже вполголоса.

– Ты-то чего бубнишь? Тебя так и так не услышат. А я не знаю, как они умудрились, но их голосов рядом нет.

Тут единственный оставшийся у меня собеседник надолго задумался, дав мне время конспиративно помолчать. В идеале, стоило придумать план, как сообщить этим идиотам, что они забыли самое главное. Но в голову упорно лезли картинки, где очень удивлённый охранник находит подозрительную штуку, которая сдавленно кого-то материт.

– А может кристалл сломался, а не они его потеряли? – предложил Марк вариант, который оправдывал бы его друзей, но в корне ухудшал ситуацию.

– Нет уж, лучше пусть они окажутся потерявшими артефакт идиотами, чем такое, – тут же воспротивилась я.

– Гель, ну что ты так! Может он не серьёзно сломался, а так, на чуть-чуть.

– Я им не завидую, если у них на секретной базе, можно сказать, единственный путь выхода сломался. Пусть даже не серьёзно, но они об этом сходу не догадаются.

– Может просто обрыв связи? – этим предложением он меня частично успокоил. Тогда выходило, что я должна попытаться что-то делать, но какие последствия может повлечь моя активность? Особенно если артефакт всё-таки просто посеяли.

– Гель, может, сбросишь и ещё раз связаться попробуешь? – поторопил меня Марк.

– А ты их перемещения на карте не видишь? – цеплялась я за соломинку.

– Нет, у меня всё на кристалле завязано.

– А как охрану вычисляешь?

– У них малометровые кристаллы такого же плана.

Что тут сказать? Прекрасно! Если они выберутся, то в следующий раз на каждого надо что-то привязать. Поможет, даже если разминутся.

– Так ты собираешься что-то делать?

– Какой сигнал у артефакта? – осторожно спросила я, понимая, что надо хотя бы попытаться. – Звук? Свет? Вибрация?

– Гель, ну какой звук? Мы же на секретное дело пошли! Он светится!

– Отлично, – прокомментировала, не видя особой разницы. – Яркий свет в полутёмном коридоре! Очень секретно.

– Не такой уж он и яркий, – смутился Марк.

– Тогда им это не поможет его найти.

– Геля, прекрати думать, что они раздолбаи! Мы же остановились на версии обрыва связи!

– Это ты остановился, а я с ними больше работала! Давай ещё пять минут подождём? В конце концов, на повороте, куда мы их отправили, они должны понять, что чего-то не хватает.

– Мы запаримся ждать! Там идти туда-обратно минут десять, несмотря на то, что он на прямой.

– Мы с тобой минут пять уже препираемся, подождём столько же, – не растерялась я, предпочитая временно затаиться.

– Я тебя расстрою, но сейчас возле того поворота появился охранник.

Я выругалась и запаниковала. На этот раз первым нашёлся Марк, уверенный в своём мнении:

– Давай быстрее пересоединяйся!

– С какого?

– Если их уже поймали, ты не навредишь, ляпнешь только какую-нибудь глупость в своё оправдание, чтоб думали, будто ты не знаешь, куда звонишь. А если они успели спрятаться, то отвлечёшь внимание!

– А если они ещё не попались, но я сейчас запалю эту штуку, и они начнут искать подозрительных личностей?

– Геля, вот почему ты каждый раз ломаешься? Почему у тебя на каждую проблему есть своё мнение, от которого ни влево, ни вправо! Перезванивай!

– Алло, алло! Мы на связи, Геля! Всё в порядке? – услышала я запыхавшийся голос Влада, и у меня как от сердца отлегло. Сразу же захотелось как-то активно проявить свою радость по этому поводу: треснуть кого-нибудь или наорать в кристалл. Размахивать руками я сейчас не могла, так что с удовольствием заверещала:

– Что в порядке?! Что у вас случилось, мы тут с Марком чуть перезванивать вам не стали!

– Подумаешь, потеряли…

– В следующий раз, я о вас думать как раз не буду! Отсоединюсь от кристалла сразу, и выгребайте как хотите!

– Спасибо, за заботу. Очень хорошо, что ты подождала нас, – сквозь зубы процедил Влад, который терпеть не мог ситуации, в которых он виноват. Особенно если он один в них виноват.

– Марк, ты не слышал, но они-таки посеяли кристалл, и я молодец, что не стала перезванивать!

– Какая же ты все-таки противная, – проворчал вампир. – Но ведь чисто теоретически, я мог оказаться прав?

– Теоретически – да! Но практически моя женская интуиция работает лучше, чем ваша мужская логика!

– И вредная, – добавил Марк, а потом сразу сменил тему: – Пусть возвращаются к тому повороту, все уже ушли.

***

Парни не выходили на связь и не появлялись в «Гнезде жаворонка» несколько дней. Я уже начала волноваться, что кто-то вдруг придумал обделить меня и укатить шиковать к морю, но, видимо, куш оказался не такой большой. В очередной входной в несусветную рань ближе к обеду Марк сам постучался в мою дверь и, не говоря ни слова, кивком позвал за собой.

– А я могу одеться и волосы расчесать, или мне так в домашнем платье и с колтуном на голове идти? – спросила я, даже не злясь на очередную глупость.

Марк подумал, ничего не говоря прошёл в мою комнату и уселся на кровать. Это означало, что он готов ждать, но, разумеется, не долго.

– Если бы кто-то установил у себя кристалл, то я бы, может, тебя даже будить не стал. Договорились бы с вечера, – просветил вампир.

– Ни за что, – отбрила я, уходя в ванную с вещами, но оставляя дверь немного приоткрытой. Чтобы слышно было.

– Жлоб.

– Дело не в жадности, а в принципе. Не могу себя представить на другом конце линии связи.

– Ага! А квартиру ты тоже не меняешь из принципа? У тебя горячая вода часто бывает? А свет с утра, когда ты только домой пришла, тебе тоже не нужен?

– Вот в этом вопросе я жлоблюсь, – честно признала я, заставив Марка на какое-то время замолчать, упоенного победой. – Но! – тут же добавила, чтобы долго он не радовался. – Комната – это не кристалл, а я ещё хочу кушать. Желательно вкусно и регулярно. А жить, как вы, втроём в одном помещении, мне не нравится. К тому же сейчас у меня Костя...

– Вот пусть он тебя и кормит.

– Он не так часто появляется, чтобы я не умерла от голода. Но над сменой квартиры я подумаю, если у нас появится регулярный левый заработок, – решила я, выходя к вампиру уже одетая и причёсанная. Не бог весть что, но волосы прибраны.

– Он появится, так что готовься к переезду, – заверил Марк, а я только скептически покачала головой.

– Только со второй партии. Сейчас у меня в планах платье.

– Гель, там приличная сумма!

– Я догадываюсь. Но я иду в театр с аристократом, а платье выбираю с Николаем – денег я не замечу.

– А! – протянул Марк, выходя следом за мной из дома. – Тогда, может, я тебе немного заплачу, а ты дашь мне крови? Я не собираюсь с Николаем одежду покупать, поэтому сейчас при деньгах.

– Ты уже и за деньги вымогать начал, – удивилась я, не припоминая ничего подобного раньше. – Значит куш действительно не плохой. Если у меня ничего не останется от него, то я подумаю сцедить тебе несколько капель.

– Геля, ты настоящий друг! – обрадовался вампир, хотя настоящей дружбой тут даже не пахло. Здесь разило жадностью.

– Ты мне только ответь на один вопрос, – озадачила я, когда мы уже вышли на улицу и даже миновали ворота жилой зоны. – Почему ты всегда просишь кровь только у меня? Есть же Влад и Николай. Ты никогда не пробовал поживиться там?

– Не вариант. У троллей кровь не вкусная, – отказался Марк, ломая все мои надежды.

– А у эльфов?

– Я как-то не пробовал. Это же глупо будет, выпить крови меньше, чем пролить.

Инструкция №6
Как быть внимательной с кавалерами

Мои компаньоны сегодня устроились за барной стойкой, притворяясь, будто просто пьют. Но никогда я ещё не видела, чтобы кто-то пил с таким сосредоточенным лицом. Надо же, какие всё-таки разные у нас страхи. Вот как обокрасть склад смотрящих, так прямо в пекло, теряя артефакты по дороге. А как деньги передать сообщнице в общественном месте, так мы осторожничаем, хотя, казалось бы, что тут может случиться? Кто-то увидит? У самих украдут? Или в душе лукаво цветёт соблазн пропить?

– Привет! – присела я справа от эльфа – слева сидел тролль. – Что пьём?

– Гадость, Геля, гадость, – горечью бездарного актёра ответил Влад.

– Почему гадость?

– Потому что что-то хорошее дорого стоит. А откуда у нас деньги на такую роскошь? – посетовал эльф, качая головой.

Я только вздохнула. Действительно, откуда же у них деньги? Наверняка уже все переведены в хорошую выпивку и стоят дома. По крайней мере, у Влада, у Николая все пойдёт на шмотки. Но нам же надо показать, что мы бедные, чтобы никто ничего не заподозрил! Хотя в случае с эльфом, это излишне. И так никто не знал, чем он зарабатывает на жизнь – ничем легальным Влад и не занимался. Разве что погрузкой-разгрузкой иногда промышлял.

– Ладно, ты принёс? – спросила я напрямую, устав ждать. Мы с Николаем собирались по магазинам сейчас, а от рабочего дня пролетела уже половина. Времени оставалось всё меньше – и так надевать потенциальные обновки мне придётся со скоростью разбуженного солдата.

Влад обеспокоенно заозирался, показывая себя с самой подозрительной стороны. А потом украдкой достал что-то из-за пазухи и протянул мне с таинственными словами:

– Почитай, очень интересно.

Я тупо уставилась на книгу с названием, которое не с первого раза поняла. «Некогерентное рассеяние кристаллического непросматриваемого квазисвета» смотрело на меня строгими красными буквами, как будто намекая, что там внутри про мою работу. Но насколько я знала Влада, вряд ли он мог об этом догадаться при покупке.

– Держи, – всучил мне он её насильно в руки. – Только потом обязательно верни! Очень хорошая книга.

Я чуть не лопнула от смеха, сдерживая эмоции исключительно ради конспирации. Хорошо, что никто не смотрел в нашу сторону, иначе бы точно что-то заподозрил. Если бы Влад отдал мне стопку денег, это выглядело бы не так подозрительно, как книга от эльфа. Тем более с замечанием, что она интересная. Эльфы вообще не фанаты чтения, а эту, судя по названию, и я не пойму.

– Выпьешь? – предложил Влад, видя, что я зависла.

– Гадость? – уточнила я, приходя в себя. – Нет, спасибо. Мы с Николаем собирались платье выбрать.

– Аха! – тут же вернулся в своё нормальное состояние эльф. Видимо, избавился от чужих денег, жгущих совесть, и забыл о них. И о конспирации, кстати, тоже. – Так Николашка у нас собрался кадрить Гелю своими методами! – Влад дружески похлопал тролля по плечу, за что обязательно получил бы кулаком в морду, если бы не воспитание друга. В ответ наш зелёный только раздражённо дёрнул плечом, угрожающе предупредив:

– Не лапай мою рубашку от Борисова своими грязными руками! Она стоит три моих зарплаты!

– С каких это пор рубашки с чужого плеча стоят как некоторые артефакты? – огрызнулся эльф.

– Быдло, – коротко бросил тролль последний аргумент в спорах, который эльф никогда не отрицал по неизвестным причинам. – И вообще я Гелечку не кадрю, – наконец осознал он главную претензию. – Мы идём выбирать платье для вечера с её возлюбленным, а я просто независимый консультант.

– По мне так ты очень зависимый от всех своих тряпок. Слушай, Гель, а чего тебе твой хахаль платье не купит? Ему-то копить пару лет на твою обновку не придётся. Ещё и пальто бы сменить не мешало – смотреть страшно.

В этот момент я отошла от ужаса после своих спешных расчётов. Стоимость рубашки в три зарплаты Николая, который зарабатывал в несколько раз больше меня, серьёзно подкосила. Наверное, надо его предупредить, что я переживу не брендовое, но просто красивое платье. Только знает ли он салоны с нормальной одеждой?

– Геля? Ау! – напомнил о себе Влад.

– Костя не предлагал, а я не просила, – отрезала я, не слишком довольная.

От подарка я бы не отказалась, но мода аристократов меня иногда пугала. Поэтому каждый раз, когда в голову приходила шальная мысль прибарахлиться за чужой счёт, я представляла, на каких нарядах может настоять «спонсор». И мысль от страха пропадала.

– И зачем он тебе нужен, раз с него ничего не получаешь?

– Влад, – нахмурилась я, – я никогда не спала с мужиками ради денег и не собираюсь. То, что Костя не стеснён в средствах это, безусловно, хорошо, но я не хочу от кого-то финансово зависеть – есть риск либо больно грохнуться из уютного гнёздышка, либо стать потаскухой среди богатеньких.

Случались у нас с выпускницами такие истории. И каждая была на слуху.

– Ладно, ладно, не кипятись! – пошёл на попятную эльф, благодушный сегодня. – Только в толк не возьму, на что он-то клюнул? Не в том плане, что у тебя посмотреть не на что! Просто аристократ бегает в твою халупу и не жалуется. Не могу понять, ради чего страдать.

Вопрос, конечно, занимал и меня, но я примерный вариант набросала:

– Да он сболтнул лишнего в разговоре, когда я звонок принимала. Видимо, пытается очаровать и… и как-то так.

– Прибить тебя было б надёжнее, – хмыкнул Влад.

– Ну, я уж не стала подсказывать!

– А что, что-то сильно интересное сболтнул? – якобы без всякой задней мысли поинтересовался эльф, но я тут же просекла и нахмурилась:

– Даже не думай ни о чём таком. Ничего полезного, небольшой личный факт. И вообще, у нас время поджимает! Всё, пока-пока!

Я уже развернулась и сделала пару шагов к выходу, как Влад бросил вдогонку:

– Как фамилия-то хоть у твоего?

– Справки наводить станешь? – хмыкнула я, чуть обернувшись.

– А что бы и нет?

– Лисицын. Потом мне расскажешь, что Дмитрий нароет.

И держа одной рукой Николая, а другой книжку с деньгами, я удалилась. На улице шмыгнула в первую подворотню, сделав троллю знак подождать. Тот даже прикрыл меня спиной, правда, не понял зачем. Но вежливо спросил:

– И что ты собираешься делать?

– Мне нужно деньги переложить. Не буду же я в магазине за ними в книгу лезть?

Я думала, что сейчас открою томик и достану стопку из аккуратно вырезанного квадрата в середине. Не тут-то было – целые нетронутые страницы! Спасибо, я открыла на купюре, иначе бы заподозрила неладно. Однако перелистнув, следующей партии денег не увидела. Продолжение нашлось страниц через десять.

– И что мне её теперь всю пересматривать, что ли? Она же толстенная, – предъявила я претензию Николаю.

– Для покупок ещё парочку «закладок» найти и хватит, – порекомендовал тролль.

– Всего? – недоверчиво уточнила я.

– Геля, я же знаю, как трепетно ты относишься к деньгам. Вряд ли ты согласишься потратить на платье столько же, сколько я на рубашку. Так что я заранее присмотрел несколько недорогих, но очень приличных мест.

– Великолепно! – обрадовалась я, выуживая необходимую сумму, а потом спрятала всё в сумочку. – Слушай, вы не могли с той же предусмотрительностью дырку для денег прорезать? Чтобы доставать легче было.

– Ты что, это же книга! – ужаснулся Николай, за что получил от меня уничижительный взгляд.

– Боюсь, большинство такой высокой литературой костры разжигает или того хуже.

– Я – не большинство! Надо уважать чужой труд.

Я только закатила глаза. В следующую ходку буду им указания с пятиминутным перерывом выдавать, чтобы не привлекать к себе внимания коллеги. Посмотрим, как они запоют. Нет, ну могли бы что-нибудь более оригинальное придумать. И практичное. В плюшевого мишку зашить, например. Хотя с них станется и в живую кошку запихнуть. Так что, может, следует и порадоваться недостатку фантазии.

– Итак, куда сначала? – спросила я, только сейчас заметив, что Николай меня уже ведёт.

– В салон «Городские вечера». Они торгуют нарядами для празднеств и кое-чем ещё понемногу. К тому же, у них дёшево.

– Дёшево? – удивилась я.

– Для меня дёшево, – поправился тролль, понимая, что у нас разные шкалы оценки вещей. – Я иду сюда одеваться, когда в ближайшее время намечается торжественное событие, а до зарплаты ещё далеко.

– Тогда, может быть, мне хватит не только на платье, – порадовалась я.

Дверной колокольчик мелодично зазвенел, Николай пропустил меня внутрь. Две девушки, которых в будний день работа занимала так редко, что они не находили себе места от скуки, мгновенно натянули самые искренние улыбки и хором поприветствовали. Я поёжилась, но заставила себя выпрямиться и с улыбкой кивнуть в ответ. Даже для этого, как сказал тролль, дешёвого места я выглядела нищей. Но ничего, скоро у меня будут водиться деньги постоянно, к тому же я нашла себе богатого любовника.

– Что-нибудь подсказать? – тут же выступила вперёд высокая блондинка-фея. Да, феи как нельзя лучше подходили для таких магазинов. В лавочках, где я отоваривалась обычно, меня обслуживали либо пофигистичные вечно надувающие пузыри из жвачки дриады или миловидные, но простенькие вилы.

– Да, я ищу платье на вечер. Не слишком броское, что-нибудь… – призадумалась я, но меня безжалостно прервал возмущённый тролль:

– Не слушайте её, девочки. Дама собралась в театр, в высшее общество. Так что несите всё самое лучшее, она должна там всех аристократических куриц за пояс заткнуть.

– Ох, Николя, – тут же засуетилась другая феечка. – Я тебя совсем не признала, пока ты не заговорил! У тебя новая причёсочка? И кофточку сменил! И вообще так давно к нам не заглядывал! Но до чего же тебе идёт! А это твоя подружка?

У меня голова пошла кругом от такого количества вопросов. Как мой товарищ собирается на них отвечать, я даже догадаться не могла. Но он выкрутился намного проще – ответил только на последний, переходя сразу к делу:

– Да, девочки, это моя старая приятельница Геля. И на этой неделе у неё выход в свет. Так что постарайтесь! Я знаю, у вас в запасниках самые лучшие наряды и безупречный вкус!

Феечки захихикали, довольные лестью, и шмыгнули каждая в свой угол. Возле зеркал множились коробки, пакеты и чехлы с одеждой, а потом меня под белы ручки увели в примерочную. Если бы я, как обычно, переодевалась сама, то даже мерить первое платье отказалась – маркое, излишне лёгкое для осени, с коротким рукавом. Но меня раздели, а потом запихнули в наряд, не забыв прибрать волосы и обуть в подходящие туфли.

– Ой, ну какая прелесть! – заумилялся Николай, разглядывая, как феи вертят меня перед зеркалом.

– Николай, ты не обижайся, – решила вставить своё слово я, с подозрением рассматривая отражение – сплюснутый зефир, а не я. – Но это же ночнушка.

– Геля, ты ничего не понимаешь! Это сейчас последний финт моды, – заверил тролль, но меня не тронуло.

– Может, и не понимаю, но сейчас на улице осень, а потом финтить со здоровьем я не хочу. Я же в сапогах в таком платье не могу пойти.

– Так переобуешься в театре! – предложил тролль, которому ну очень понравилось лимонное полупрозрачное платье, с завышенной талией под грудь.

– Ой, избавь меня от этого! Ненавижу переодевашки.

– Ладно, девочки, – скомандовал мужчина, который мои претензии понял. – Давайте какой-нибудь осенний вариант.

Феечки жестом показали, что это тоже без проблем, и снова утащили меня в примерочную. Но я вовремя выпроводила их в зал, а в следующий наряд попробовала влезть сама. Дело шло медленно, продавщицы заскучали, и Николай, чтобы развлечь их, поинтересовался:

– Кристина, а это ты с кем-то на днях в автоповозке каталась?

– С Толиком, – кокетливо ответила одна из фей. – Он предлагал на артеконе, но я побоялась.

– А ему отец ничего не скажет, что он слуг зазря гоняет ради своих развлечений? – настороженно спросила коллега.

– Слуг он не гоняет – Толик сам водит. И это его личная автоповозка.

– Ого, какого богатого аристократа ты отхватила!

– Ну… отец их с братом балует, на самом деле, и сильно. Он в них души не чает.

– Это не тот Толик, которому невест в шестнадцать лет подбирали? – припомнил тролль, а я незаметно хмыкнула. Рановато для аристократа. Обычно родители позволяли им кутить хотя бы до двадцати, пока те официально обучались в колледжах.

– Да-да! Отец подсовывал ему несколько девочек на выбор. Толя ещё долго фыркал, что как-то странно его родитель выбирает: часть сильно старше, часть совсем малявки. Из общего только одно – у всех ни братьев, ни сестёр. Видать, богатых наследниц папочка искал.

– И чем закончилось?

– Ничем. Толя всех забраковал, отец месяц на него давил непрерывно, а недавно прекратил все разговоры – будто забыл о своей затее. Причём с братом, который уже почти согласился, та же история.

Малоинтересное мне продолжение я не узнала – к этому моменту я уже переоделась и осторожно, мелкими шажками вышла из кабинки. Кружева и жемчуг, которые сперва привлекли моё внимание, совершенно потерялись на фоне… кхм…

– Милые мои, подскажете, почему у меня здесь, простите, две задницы? – пошла я в атаку первой, пока никто не лепетнул, что я в этом чудесно выгляжу.

– Такой фасон! – в голос отозвались все.

– И как этот фасон под пальто запихивать?

– У нас есть специальные короткие пальтишки, до талии, – предложила блондинка, в то время как остальные над этим и не задумывались.

– Нет, девчат. Давайте дальше. Видимо, я слишком консервативна. И… можно я сперва буду смотреть на платье, а потом уже мерить? Если мне понравится.

Проблема встала нешуточная. Из всего ассортимента я отложила для примерки всего два платья, и те не нравились ни мне, ни феечкам, ни Николаю. Меня пробовали убедить примерить что-нибудь головокружительно-потрясающее или хотя бы новомодно-впечатляющее, но я стояла насмерть: ходить в платье мне, а я проблем ради пафоса не приветствую.

– Но эти две модели такие скучные, – скривилась одна из продавщиц, печально глядя на отложенные наряды. Блестящие крылья расстроенно поникли.

– Может всё-таки из новенького что-то подходящее найти можно? – с надеждой спросил тролль, тоже расстроенный моими претензиями.

– Знаю! – щёлкнула пальцами та самая Кристина и рванула куда-то в подсобку.

– Ты куда? Что вспомнила?

– Помните, то шикарное платье с прошлого сезона? Которое никому не подошло? На него ещё скидка.

– Там же подол слишком длинный! Наверняка не понравится! – попыталась остановить её более опытная коллега. Чувствуется, она во вредных клиентках разбиралась. Перспектива волочащегося подола мне уже не нравилась, но слово «скидка» звучало так заманчиво… – Да и вдруг тоже по фигуре не подойдёт.

– Он отлично подбирается! – крикнула фея из другого конца зала. – Очень эффектно смотрится. Даже лучше чем опущенный! А ещё к нему любое чёрное пальто с сапогами подойдёт! Надо хотя бы попробовать померить!

А вот такие перспективы меня радовали куда больше, хотя я и не обольщалась.

– И вообще, такое просто не может не нравится. У нас все постоянные посетительницы его перемерили, но то плечи покатые, то не по фигуре. Мы его даже с витрины специально убрали, чтоб дамы не расстраивались.

И меня снова запихнули в помещение за шторой. Попытались сунуться помощь, но я выставила всех в зал и принялась медленно разбираться, где тут перед, где тут зад… Компания молчала с полминуты, а потом снова завязалась беседа.

– Коль, а тебе-то ничего прикупить не надо? Или ты уже к походу в театр подготовился?

– Я? – изумился тролль, а потом сообразил: – Нет, девочки, вы не так поняли! Геля не со мной идёт – её пригласил аристократ, поэтому такие сложности.

– Аристократ? В театр? – изумилась Кристина.

И вновь я помешала беседе своим появлением. Вышла осторожно, закинув подол на руку. Отражение я разглядывала с лёгким восторгом и опасением, что прошляпила какой-то дефект, но нет – платье сидело идеально по фигуре. Длинное в пол, из плотной ткани чёрно-изумрудного цвета, оно держалось на широких бретелях. Небольшой нагрудник, выгодно скрывавший то, чего хотелось бы побольше.

– У вас очень красивые плечи! – восхитилась фея постарше. – Только причёску к этому наряду стоит пообъёмнее сделать.

– Спасибо, – поблагодарила я, любуясь собой. – Волосы завью, это легко.

– Ангелина, – вдруг вступилась не на шутку встревоженная Кристина, – дело, конечно, не моё, но с аристократами тяжело иметь дело. Мой приятель рассказывал, как один его друг появился в общественном месте с девушкой из другого сословия. Такой скандал был! Родители воспротивились, три потенциальные невесты  ревели горючими слезами и требовали извинений, сама бедняжка чуть работы не лишилась.

Старшая коллега неодобрительно цыкнула на болтливую феечку, и та испуганно замолчала. Правильно, любовники – это мои проблемы, а платье продать надо.

– Не переживайте, у меня вдовец, – улыбнулась я. Первое время я ещё думала, что Костя для меня перекидывает кольцо с одной руки на другую, но после приглашения в театр все опасения развеялись. Кто же при живой жене станет любовницу светить?

– Удобно, – хмыкнула Кристина.

– Может, тебе тоже стоило к Толиному отцу присмотреться? – поддела её напарница, но молодая феечка только хмыкнула:

– Если захочу в театр, мне два билетика достанут – схожу с сестрой. А так нам с моим кавалером есть, чем с заняться.

– Сколько? – решившись, прервала я светскую беседу. С платьем расставаться мне уже не хотелось, но цена волновала не шуточно.

Но неожиданно девушки назвали вполне приемлемую цену. Даже вполовину меньше чем та, которую я успела вытащить из книги. Конечно, будь у меня только зарплата связистки, на обновку мне пришлось бы откладывать с полгода… Вот так вдруг я осознала, что получила за плёвую и не очень опасную для меня лично работу большие деньги. И мне это понравилось.

– А давайте посмотрим к нему пальто и сапожки? Мои давно менять пора. И ещё я видела у вас нижнее белье и бижутерию!

Счастью продавщиц не было предела.

Инструкция №7
Как красиво шагнуть в блестящий свет

Я только начала раскручивать бигуди, как в дверь постучали. Пришлось закручивать обратно и поживее открывать. На пороге стоял Костя почему-то смущённый и осторожно озирающийся. Рановато пришёл. Мы договаривались попозже. Хорошо я накраситься успела, а в домашнем платье кавалер меня уже видел.

– Добрый вечер, – поздоровался мужчина. – Извини, что рано, я хотел подождать на улице, но тут такое дело… У тебя нет рубашечки какой набросить? А то боюсь испачкаться.

– А зачем тебе пачкаться? – настороженно уточнила я, пропуская гостя в свою квартирку.

– Понимаешь, у твоего водоводчика опять какие-то проблемы, он попросил помочь…

– Костя! – возмутилась я, закрывая дверь для надёжности на ключ. – Присаживайся, подожди, пока я собираюсь, здесь. Нечего этому олуху помогать. Ему, между прочим, за работу деньги плачены.

– Но ведь всё равно ты же без воды и останешься, – сочувственно протянул аристократ, а я только покрутила пальцем у виска.

– Ничего, сегодня я вернусь поздно, а кудри и на второй день прекрасно лежат. Так что переживу без воды, не впервой. Завтра у меня всё равно выходной, но в театр мне уже не надо. А если Вася с соседским водоводчиком – который, между прочим, сегодня трезвый – справятся с этой проблемой сами, то вообще чудесно! Нечего ему ещё и на тебе ездить! – закончила я, забралась с ногами на кровать и глянула на себя в настенное зеркало. – Надеюсь, у тебя никакой аллергии на резкие запахи нет?

– Никогда не жаловался, – признался мужчина, разглядывая, как я осторожно, но немного нервно из-за воспоминаний о наглом джинне, распутываю волосы.

Несмотря на заверения Кости, фиксировать кудри лаком я ушла в ванную. И платье надела там же, как и ещё не ношенные сапожки. Чуть не умерев, от вони в крохотном закрытом помещении, в комнату я вышла уже при полном параде.

– Я готова, – сообщила я с наигранной смущённостью.

Сегодня я очень себе нравилась. И судя по улыбке моего кавалера, который подошёл и нежно коснулся моей щеки губами, ему тоже.

– Всегда удивлялся: казалось бы, ещё пару минут назад ты была обычной девушкой, а сейчас совершенно другая. Немного волшебная.

Я лишь улыбнулась в ответ. Что здесь добавить? Я и так знала, что очень хороша. В пальто, конечно, со шлейфом залазить оказалось неудобно, но с помощью Кости всё произошло даже красиво.

Водоводчик мялся у двери, надеясь на то, что аристократ застрял у меня просто так. Но когда мы демонстративно прошли мимо, горько вздохнул и полез в тайник за бутылкой. Так, чувствую, вода сама собой не появится – придётся мне завтра с трубами обниматься.

– Что-то он у вас совсем запойный, – пожаловался мой мужчина, краем глаза поглядывая, как Вася лупит из горла.

– Это нормально, – пожала я плечами. – Едва ли в нашем районе найдёшь непьющего хоть в одном квартале.

– Разве это нормально? По-моему не слишком пригодные для жизни условия. Почему ты ничего не сделаешь?

– Мой социальный статус не позволяет иметь трезвого водоводчика, – отшутилась я, хотя фраза являлась донельзя правдивой. – Разве что самой идти, но у них зарплата поменьше, чем у нас. А в приличное место меня не возьмут. Всё равно мужиков все требуют. И с опытом.

– Геля, какие проблемы? Давай я возьму на себя расходы за квартиру. У меня хватит средств на приличный район.

И тут я задумалась. Как-то резко пошло на взлёт моё благосостояние, даже страшно становилось за будущее. Потом катиться вниз намного труднее, хотя у меня и у самой сейчас хватит средств на оплату квартиры получше. Давно уже пора заняться вопросом переезда. А с учётом Кости, это даже подозрений не вызовет. Но тут ещё и на халяву… куда деньги-то девать потом?

– С одной стороны, сейчас бы проявить гордость и независимость и заявить, что ты не должен оплачивать мои проблемы, – вслух начала рассуждать я. – С другой – Вася гордости и независимости не проявляет. И как-то между делом он стал и твоей проблемой. Наверное, мне не стоит ерепениться.

– Отлично! – Костя нежно поцеловал меня в висок, заставив блаженно жмуриться от волны тёплых мурашек. – Какой район предпочитаешь?

В этот момент вечерний город начал казаться необычайным. Даже наш окраинный спальный район, где весь вид портили старые, готовые в любой момент прорваться трубы, через которые единственным переходом служили ветхие мостики с дырками вместо половины досок.

– Даже не знаю. Что-нибудь поближе к работе, наверное? – предположила я, прижимаясь к кавалеру.

– А ко мне поближе не хочешь? – возмутился Костя от такой практичности.

– Мне кажется, это почти одно и то же. К тому же об этом вряд ли забудешь ты.

– Верно. Кстати, нас на выходе из твоего квартала ждёт мой экипаж. Ты как предпочитаешь: пешком или всё же проедемся?

К слову сказать, пешком я ходила не от большой любви к прогулкам, хотя и не сказать, чтоб мне совсем не нравилось. Иной раз, под проливным дождём и словить бы автоповозку, но удовольствие это хлопотное, дорогое, да и довезут только до перехода – дальше не проехать. А пройтись не так уж долго, к тому же помогает, как я наивно надеялась, поддерживать фигуру. Но раз я переезжаю в дорогой район (а Костя вряд ли предложит мне экономкласс, ибо трезвые водоводчики там тоже редкость), массово покупаю себе новые вещи, то можно с чистой совестью пользоваться личным транспортом.

– Проедемся, – согласилась я.

Чаще всего я встречала открытые автоповозки, настолько низкие, что на больших кочках они скребли дном. Аристократы и в этом отличились, мой кавалер ездил в закрытом высоком экипаже, с раздвижной лесенкой под дверью.

Возница –  в том самом пальто, на которое расщедрился Костя ради встречи со мной – услужливо распахнул дверь; мой мужчина помог забраться, поддерживая полу платья, и проворно заскочил с другой стороны.

– В театр, – неожиданно властно скомандовал аристократ.

Со мной он вёл себя иначе. Как с равной. Хотя я по социальной лестнице находилась даже ниже его слуг. Разбалует он меня такими темпами, из грязи в князи без промежуточных ступеней очень вредно для самомнения.

Стоило выехать из моего района, как за окнами замелькали витые трёхрожковые фонари. Цветы на клумбах вдоль дороги уже закрылись, но всё равно смотрелись парадно. Как и рекламные свечки, которые скромно подчёркивали исписанные вензелями вывески или вычурно горели целыми картинами. Надо же, как только ни украшают свои заведения, чтобы привлечь внимание. И как только обычные жители, наподобие меня, умудряются совершенно не замечать старания хозяев.

Проезжая в знакомых местах в непривычное время, я попала в другой мир, захватывающий и нереальный. Вечерами город совершенно преображался. Теперь становилось понятно, почему Марк и Николай постоянно пытались утащить меня погулять ночью. А я дурочка не соглашалась… С другой стороны, провожать меня обратно никто из них не вызывался, а красота – не повод рисковать жизнью и плестись домой через неблагополучные районы по темноте.

После очередного поворота, мы выехали на заставленную автоповозками площадь, и перед нами предстал драматический театр. Округу освещало само здание, где разными цветами ярких беспламенных свечей горел каждый барельеф и каждая колонна, рисунки на которых виднелись ярче и чётче, чем днём. Боже мой, сколько же на это все денег выкинуто!

– Ты первый раз здесь? – спросил Костя.

Он уже успел выбраться и открывал мне дверь. Вот это я засмотрелась! Спасибо рот не раскрыла, как полная дура.

– Разумеется, – без тени стеснения призналась я. Он сам знает, где меня откопал. Какой театр, право слово!

До входа мы шли медленно, но не потому, что хотелось погулять по хорошей погоде. Просто огромная толпа людей, словно кисель, захватывала каждого нового человека и двигалась медленно и тягуче, выстраиваясь у дверей в тонкую струйку очереди.

Временами Костя здоровался со знакомыми, пожимая руку или просто снимая шляпу, ему отвечали тем же и заинтересованно поглядывали в мою сторону. Я надеялась, что на том и закончится моё знакомство с аристократическим обществом, но как параноик ждала подвоха. Уж больно часто я передавала разговоры о новых пассиях друзей и соседей, и ожидала, что и к моей скромной персоне проявят повышенный интерес. Как бы ни пришлось о самой себе сплетни пересказывать.

Компанию нам составили не только аристократы. Несколько зажиточных троллей выводили в свет своих красавиц. Как правило, фей или троллих, потому что на других сценой впечатление было не произвести. Парочка якши привели деловых партнёров. И ещё я заметила одну полувампирку, которая могла себе позволить прийти с другом вампиром и поплакать над жестокостью мира. Наверняка внебрачная дочь какого-нибудь богача, иначе на премьеру бы они билеты не достали.

Кстати, раз явились вампиры, значит, мы пришли явно не на комедию.

После того, как мы вошли в здание и преодолели гардероб, Костя уверенно повёл меня в противоположную от зрительного зала сторону. В большом зелёном холле, с закруглёнными у потолка окнами во всю стену, кучковались аристократы. Застыв на пороге, мой кавалер выискивал глазами кого-то, а я, теребя левой рукой бахрому платья, надеялась, что не найдёт. Заодно обдумывала, корректно или не корректно с моей стороны просить не знакомить меня с приятелями.

По-хорошему, Косте бы усадить меня в зале и держать подальше от посторонних глаз. Я до последнего верила, что так и произойдёт, но спутник неприятно удивил. Желание «засветить» меня выглядело странным. Особенно от моего аристократа, который редко что-то делал по глупости.

Когда я уже решилась попроситься в зал, Костя довольно хмыкнул и потащил меня в противоположном направлении, лавируя между людьми. Ну всё, не успела.

– Добрый день, господа! – поприветствовал он компанию из четырёх человек.

– Добрый, Костя, добрый! – поздоровался с нами невысокий коренастый мужчина – судя по голосу, тот самый Александр, с улицы Лилий. Женщина в лимонном платье, что держала его под руку, степенно кивнула. Если верить парным кольцам – жена.

– Ты сегодня припозднился. Дама долго собиралась? – ехидно заметил блондин в тонких прямоугольных очках.

– Нет, моя красавица собирается быстрее некоторых мужчин, – ответил Костя, даже не глянув в мою сторону. И компания рассмеялась, видимо, углядев в словах шутку. А я очень некомфортно почувствовала себя пустым местом. Хоть бы представил, что ли.

– Наверняка, тоже смотрящие задержали, – толстяк со старомодным моноклем не сомневался в своей версии. Зато Костя не на шутку удивился:

– У меня нет проблем с законом, с чего бы?

– А ты разве с ними не работаешь?

– Нет, я давно уже по частным заказам. Да и раньше только изредка сотрудничал, когда им срочно требовалась большая партия артефактов, и подключали всех свободных. Но в любом случае, я передавал товар – они забирали. И больше никаких вопросов. Меня ни разу не задерживали, – со смешком закончил мой кавалер.

– Да, раньше такого не случалось. Но неделю уже все поставщики на ушах стоят. Сергеев жаловался, что всё пересчитывают что-то. Количество артефактов на складах у них не сходится. И не могут понять, из чьей партии пропажа.

Я отвела глаза, любуясь карнизами под потолком. Кажется, я догадалась, из чьей партии пропажа. Точнее, кто умыкнул потерянные артефакты. Пожалуй, даже не так плохо, что обо мне не вспоминают. Стою себе рядышком, скучаю, ничего о складах смотрящих не знаю. И знать не хочу.

Но тут досадную оплошность решила исправить худая дама с первыми морщинками под глазами и обручальным кольцом на левой руке – тоже вдова, как и мой кавалер.

– Костя, может, представишь нам свою спутницу? Решил вывести в свет родственницу из провинции?

Вопрос мне не понравился, но я постаралась не хмуриться. Он вдовец, она вдова… Ежу понятно, почему она хочет, чтобы я оказалась родственницей. Да и разница в возрасте у нас приличная.

– Вы меня совершенно отвлекли своими вопросами, – раскаялся Костя и церемонно доложил: – Знакомьтесь, дорогие друзья! Это моя возлюбленная – Ангелина Денисовна.

От такого представления я даже дар речи потеряла, чуть приоткрыв рот и тут же его захлопнув. В голове всё перемешалось, я даже не сразу поняла, что Костя так и не знает моей фамилии.

– Это мой старый друг, Александр Евгеньевич, с женой Викторией Леонидовной, – остальных он решил тоже представить лишь по имени отчеству. Хотя в кристальных разговорах за глаза они называли себя исключительно по фамилиям, так что меня такое знакомство лишь сбивало с толку. – Это Ольга Николаевна, моя невестка, – указал он на худую даму. – А это Виталий Андреевич и Роман Степанович, – поочерёдно Костя назвал блондина и толстяка. – Мои деловые партнёры.

– Очень приятно познакомиться, – улыбнулась я, слегка склонив голову.

Реверансы и глубокие поклоны с каждым поколением всё больше и больше выходили из моды. Как жаловались аристократы на виду – потому что им приходится слишком часто общаться с невежественными мещанами и обслугой. Как говорили они между собой – потому что приседать слишком хлопотно и не у многих платья и фигуры позволяют.

– Скажешь тоже – невестка! – фыркнула Ольга Николаевна. – Твой брат давно умер, мы с тобой встречаемся-то едва ли пару раз в год, а ты всё роднёй меня считаешь.

– Так не чужие люди! – притворно возмутился Костя.

– Брось, – отмахнулась она. – Лучше расскажи, где ты такую красавицу нашёл. Из какой вы семьи, моя дорогая? – наконец, обратилась женщина ко мне лично, но не сказать, что я обрадовалась.

– Ангелина у нас девушка самостоятельная, – отшутился Костя, придя мне на помощь. – Представительница городской интеллигенции.

Мило улыбнувшись, я не стала поправлять. Не очень приятно, когда не дают и слова вставить, зато так завуалировать мою профессию я бы не догадалась. Лучше аристократам не знать, что девушки, которые передают их секреты, вполне реальны да ещё и находятся ближе, чем хочется. Меня и так безрадостно приняли.

Я едва могла держать плечи прямо – неожиданно замёрзла, хотелось сжаться и обхватить себя руками. Но скорее всего, к температуре в зале моё состояние не имело ни малейшего отношения, всё шло изнутри. Не нравилась мне ситуация. Как ни посмотри, не нравилась. Настолько некомфортно я себя чувствовала редко где. Словно ступила на тропу войны, причём лихо заскочив сразу на вражескую территорию, где и помочь-то некому. И лишнего слова не скажи – мало ли какую лавину сорвёт.

– А мы тут как раз обсуждали предстоящее выступление, – услышав, что я не из их среды тут же решила помочь подруге Виктория. Хотя со стороны смотрелось как вежливый перевод темы. – Вы же в курсе, что «Лучшие годы» – это спектакль по мотивам книги Павла Василькова? Наш любимый Николай Дмитриевич замахнулся на философию! Как думаете, получится у него что-то дельное?

Самым сложным было вспомнить, что Николай Дмитриевич – это один из здешних режиссёров, и фамилия у него Поляков. Но вот когда сейчас факт до меня дошёл, сориентировалась я быстро.

– Так «Вересковый мёд» же о любви, – быстро отозвалась я, неприятно удивив собеседников. Да-да, недавно по каналу связи премьеру обсуждали, и по какому именно роману спектакль, я знала. – А Поляков как раз силён в постановке чувственных сцен. Так что, возможно, спектакль прогремит ничуть не меньше, чем его дебютные «Розы в снегу».

Дамы замешкались, и следующий вопрос задали не то чтобы мне в пику, а скорее просто для поддержания светской беседы:

– А что вы вообще думаете о творчестве Полякова?

– Он молодой режиссёр, пока выкладывается на своих работах по полной. Говорят, ни декораторам покоя не даёт со своими идеями, ни костюмерам, но, тем более, актёрам. Главное, чтобы он со временем не перегорел как, например, Кропоткин, который после десяти лет работы больше не смог создать ничего стоящего.

– Ох, кажется, первый звонок! – спас всех дам, включая меня, Александр. – Пора по местам!

К моему счастью, ложа у нас оказалась на двоих – остальные расположились ярусом выше. Я наконец-то смогла вздохнуть спокойно, но с неприязнью думая об антракте. От того, что я с честью вышла из первого словесного поединка, легче не становилось. Наоборот. В перерыве они могут заговорить театральными терминами, а в них я плаваю. В первый год работы даже ударения неправильно могла поставить.

– Ты же говорила, что раньше не была в драматическом? – шёпотом спросил Костя, наклоняясь к уху.

Нашёл что подобным образом спрашивать! В таких ситуациях я должна отвечать «Да, я вся твоя!», но вопрос не подходил.

– Ты забыл, кем я работаю, – так же тихо уточнила я. – После соседей и моды женщины, как правило, начинают обсуждать театр. А дебютный спектакль Николая Полякова пришёлся на мой первый день работы. Тогда даже соседями и модой пренебрегли. Ну а книги я раньше в библиотеке часто читала. Это сейчас ни времени, ни сил.

– Ты же говорила, что сразу забываешь, кто и что тебе сказал, – решил поддеть меня Костя.

– Поверь, я совершенно не помню, кто, когда и что мне рассказывал о Полякове. И сразу забываю, у кого и когда он обедает, однако сложилось ощущение, что мы с ним давно знакомы. Как и со многими местными знаменитостями.

На этой ноте высшие силы решили, что хватит мне хвастаться, и погасили в зале свет. Как и ожидалось, философии в спектакле было мало, зато любовь просто била из всех щелей. Роковая, нежная, предательская, безответная, всепоглощающая… наверное, все разновидности, какие только есть, не забыли упомянуть автор и режиссёр.

В своё время книга сильно запала мне в душу. Несколько дней я ходила сама не своя, переполненная мечтами и планами. А вот сейчас этого уже нет. Проходила я и дикую любовь, и нежную. И остановилась на том, что очень уж это штука непрактичная. Ощущение, конечно, запоминаются на всю жизнь, вот только мешают заниматься делами, на хлеб зарабатывать. А кушать от любви меньше не хочется. И арендаторы тоже в положение не войдут. Наверное, поэтому спектакль большого эффекта не произвёл.

В антракте я боялась, что мне предстоит продолжить общение с компанией Кости, однако к нам в ложу зашли два молодых парня чуть старше меня. Чем-то похожие друг на друга, братьев они не напоминали. Только если костюмами, которые явно покупались в одном и том же месте.

– Не представите ли нам свою спутницу? – вежливо поинтересовался один из гостей, после того как они обменялись любезностями с моим кавалером. Я настороженно начала прислушиваться к разговору. Уж не по мою ли душу пришли гости?

– Разумеется. Это Ангелина. Перспективная представительница городской интеллигенции…

– Ваша доброта и щедрость поистине безграничны! – внезапно перебил второй, а у меня закралось противное ощущение, что я показалась подобранным бродячим котёнком. – Мы хотели бы ещё раз поблагодарить вас за помощь с нашими делами! Сейчас всё процветает, но если бы вы нам не дали ссуду на таких льготных условиях, то мы бы ни за что не смогли достичь нынешних успехов.

Я отвернулась от гостей и стала рассматривать закрытый занавес. Больно нужно мне их внимание. Немного обидно, что красивые молодые люди приходят не по мою душу, но уже всяко лучше, чем очередная партия каверзных вопросов. Однако вдруг Костя обронил:

– Вы, кажется, помимо основного дела содержите доходные дома?

И я вновь заинтересованно обернулась к молодым людям.

– Да, у меня один, – ответил первый, более вежливый. – Только район не самый спокойный, в Яблоневом сквере.

У меня даже глаза загорелись. Похоже, что речь шла о доме Грановского, который находится аккурат напротив моей работы – других доходных домов в нашем сквере я не знала. Комнаты там в основном снимали якши, а с них много не возьмёшь. Хозяин давно грозится его продать, да, видимо, передал сыну.

– А у вас случайно не найдётся свободной комнаты для милой дамы? Я бы с удовольствием снял.

Костя тоже помнил, где находится моя работа. Конечно, от него далековато, но зато не в спальные кварталы тащиться. И водоводчики там точно образцовые. И комнаты есть свободные – я знаю даже лучше хозяина.

– Конечно, найдётся! – обрадовался парень, кажется, действительно желавший оказать услугу Косте. Да и клиент никогда не лишний. – В какое время удобней выбрать номер?

– Что скажешь? – спросил мой кавалер, а я только пожала плечами:

– Чем быстрее, тем лучше. Сам же знаешь, у меня наклёвываются проблемы с водой.

И мы одновременно перевели выжидающие взгляды на Грановского, который слегка замешкался.

– Конечно, мы могли бы сразу после спектакля проехаться. И с заселением можно не тянуть, но даме, наверное, надо собрать вещи, свою мебель перевести, – с сомнением предложил хозяин дома, в котором я собиралась жить.

– Дама живёт налегке, – с милой улыбкой ответила я.

Инструкция №8
Как получить колечко с аратоном

Полгода спустя, по весне

В дверь так настойчиво звонили, что подниматься и открывать не хотелось с удвоенной силой. К тому же я слишком хорошо укуталась в персиковый плед, пригрелась, а тут требовали вылезать и с кем-то общаться. Да и от книжки совсем не хотелось отрываться. «Некогерентное рассеяние кристаллического непросматриваемого квазисвета» я взяла вчера почитать, потому что не могла заснуть. Думала, книга с таким названием поможет, но неожиданно заинтересовала настолько, что я улеглась только с рассветом, а как только проснулась, захотела вернуться к чтению. Оказалось, там как раз написано про мои кристаллы довольно простым и интересным языком. И как раз то, чего я не знала. Вот уж никогда бы по названию не догадалась.

Опять настойчиво позвонили, раздражая до крайности и отрывая от очередного предложения. Если посетитель – точно не кто-то из моих друзей и не Костя, ибо никто из них не позволял себе так нагло ко мне вламываться – в ближайшее время не подумает, что меня может не оказаться дома, то он рискует поднять соседа за стенкой. Соседа, который работал обычно ночами, мне было жалко настолько, что даже совесть просыпалась. Постепенно.

Назойливый посетитель не только не захотел прекращать звонить, но вдобавок начал стучать. Тут уж пришлось скидывать плед, залезать в мягкие тапочки, которые не успели остыть, и тащиться к двери.
Бывают же назойливые люди! И кому я так понадобилась?

Дверь я открыла резко, без лишних вопросов. Надеялась, что незваный гость замахнётся для очередного удара и упадёт, когда под рукой ничего не окажется. Почти так и получилось. Мальчишка чуть младше меня едва удержался на ногах, но быстро поправился и попытался придать себе наглый вид. Что он здесь забыл, я вообще не поняла и разозлилась ещё сильнее.

Посетитель был немного ниже меня, со светло-русым чуть волнистым каре, и одет с иголочки. Его лицо я, кажется, где-то видела, но нос картошкой и узкие светлые глазки-пуговки припомнить не смогла.

– Так это ты спишь с моим отцом? – без приветствия заявил он, проходя внутрь и оглядывая мою комнату. Мигом в памяти всплыл первый разговор Кости и его друга, после которого мы и познакомились. И тут же захотелось лишить заявившегося ко мне нахала наследства.

– Что тебе надо, мальчик? – спросила я, сохраняя последние остатки терпения. Может Костя его уже простил и не одобрит, если я с ним поругаюсь?

– Для тебя я Анатолий Константинович!

– Для меня ты хам, который не умеет здороваться и представляться! – отшила я, проходя следом. Дверь закрывать не стала – и так все соседи в курсе, кто мой кавалер. Так что секретов у меня нет, орать можно громко – глядишь, кто-нибудь вмешается. – Если намерен так вести себя и дальше, то лучше выметайся сразу.

– Не смей со мной так разговаривать! И отстань от моего отца! Нашего наследства тебе все равно не видать! – Толик, самодовольно ухмыляясь, развернулся ко мне лицом. Но на его беду я как раз остановилась рядом с батареей.

– Вашего? – удивлённо спросила я, приходя в ярость. Костя помирать даже близко не собирался – здоровый интересный мужчина. А дети уже на наследство претендуют. Вот замечательно! – Мне?

Рука сама собой открыла кран, а я силой потянула воду. Водоводчиком я, конечно, не стала, но кое-что умела. Струя холодной в этой время года воды потянулась по трубам, с бешеной для неё скоростью поднимаясь с первого этажа. Всё быстрее и быстрее. Толя ещё не успел подобрать мерзкие словечки, как мощной плотной струёй его окатило с ног до головы. Он вскинул руки, закрывая лицо, отшатнулся под напором. Потом догадался и, спасаясь, в один миг выскочил из комнаты, оставляя мокрые следы. Я же резко прекратила дебош, вода, потеряв опору, опала на пол, а в комнате вдруг стало очень тихо, только капельки с мерным звуком оседали в лужи. Неспешно я подошла к двери, хлюпая по воде вмиг промокшими тапками, и уставилась на замешкавшегося  ошалелого парня.

– Слушай меня внимательно, – предупредила я, видя, как его лицо наливается краской от злости. – Не лезь в чужую жизнь. Я пока на Костины деньги не покушалась. Но если ты предпримешь ещё хоть одну попытку взбесить меня, то я могу захотеть отомстить. Просто из принципа. Поэтому шуруй отсюда и не мешай спать моим соседям.

– И как я, по-твоему, в таком виде пойду по улице?! – наконец, высказался нахал, на что я только пожала плечами:

– А это не мои проблемы, – и хлопнула дверью.

В тишине я отчётливо слышала, как капает со стульев и стола, как возмущённо выпровоженный гость спускается по лестнице, а навстречу ему чуть торопливо поднимается кто-то другой.

– Геля, почему у тебя вода из-под двери течёт? – уверенно, но осторожно постучавшись, осведомился хозяин дома – Пётр Леонидович Грановский, с которым мне полгода назад посчастливилось встретиться в театре.

Сначала Пётр относился ко мне настороженно, с долей предубеждения и скептицизма, но как-то Костя оставил нас обедать за одним столиком, и мы разговорились об артефактуре. После этого отношения кардинально поменялись. Петя перешёл в число приятелей, которые и забежать вечером поболтать могут, и на кружку чая с утра пригласить. Особенно учитывая, что утром у нас с ним называлось примерно одно и то же время. Правда я не знала, как он отнесётся к потопу в одной из своих квартир. Но открывать пришлось – всё равно кота в мешке не утаить. Да и чем больше я мнусь, тем больше вероятность того, что нижний этаж тоже затопит. Я-то живу на втором.

– Ничего себе, – только и успел произнести Петя, и я вслед за ним осмотрела погром. Спасибо плед и книга не пострадали. – Надо срочно звать Нину.

– Петь, стой, может лучше тазик? – спросила я осторожно, хватая парня за рукав.

– Ты что с ума сошла? – с усмешкой спросил хозяин, оглядывая разруху. – Тебе тут и бочки не хватит. Нину позову, скажу, что трубу прорвало. Степан уже в курсе, сам мне нажаловался, он тебя не сдаст.

Вздохнув, я признала чужую правоту. Степан – наш водоводчик, солидный серьёзный джинн – меня действительно не заложит. Отношения у нас хорошие, я пару раз от скуки и из жалости помогала ему управиться с трубами. Всё-таки тянуло меня к этому делу, что уж там. Пётр даже в шутку предлагал устроить меня водоводчицей в приличное место, но я отказывалась – Влад убил бы за смену работы. Да и жить на голый оклад, я бы уже не смогла – слишком привыкла к деньгами.

Прохлюпав мокрыми тапками по лужам, я ушла в нетронутую спальню, где переоделась в лёгкое платье, которое ещё полгода назад обозвала в магазине ночной рубашкой, туфли на каблуке и спустилась вниз, прихватив с собой книгу. По пути попалась Нина, которая тащила громоздкую уборочную машинку. Да, такой только мою воду и затягивать.

В ресторане на первом этаже почти никого не нашлось, я заказала чашку чая с булочкой и попыталась почитать, но мысли упорно ускользали от текста и возвращались к сегодняшним событиям.

– Молодец, проучила нахала! – подбодрил меня Петя, присаживаясь напротив. Я только тяжело вздохнула и отложила чтение.

– Почему-то не чувствую удовлетворения. Не знаю почему.

– Не вздумай даже переживать, – посоветовал хозяин, потирая пальцем стол – чистоту так проверял. – Толя давно уже распоясался – кому-то стоило поставить его на место.

– А может, я нехорошо себя чувствую, потому что не до конца поставила? – выдвинула я теорию. – Я ведь не знаю, что меня беспокоит.

– Тогда у тебя ещё появится возможность довершить начатое, потому что он вряд ли успокоится. Составит план мести, а потом вернётся.

– Спасибо, утешил, – печально отозвалась я, опустив голову на сложенные на столе руки. – Вот мне только его для полного счастья не хватало.

– Да ничего серьёзного он не придумает.

– В любом случае, мы с ним поругаемся. Мало ли как Костя воспримет? Не хочу я из-за этого обалдуя отношения портить.

– Он что сына своего не знает? Наверняка готовился к подобному.

Мог бы и меня подготовить в таком случае. Но не успела я высказать претензии не по адресу, как Петя огорошил:

– Вообще Костя, кажется, с сыновьями не ладит. Одно время ходили слухи, что он хочет их наследства лишить.

Я не стала говорить, что это не слухи, а почти достоверная информация. К тому же мой кавалер мог и передумать десять раз, и мало ли какие обстоятельства его на это подвигли.

– И зачем ему это? Не всё ли равно, что станет с деньгами после смерти?

– У аристократов же не только в деньгах вопрос. Важно, кто продолжит семейное дело, приумножит состояние и не опозорит, а оба сына его – средние артефакторы.

– Ой, как будто если наследник промотает всё и опозорится, то Костя в гробу перевернётся! – проворчала я недовольная. Все эти закидоны с дележом денег, которых я в жизни не видела, порядком раздражали. Раздать детям поровну и не важно, кто к кому как относится. Что воспитал, то воспитал – поздно уже кочевряжиться. – Если честно, я вообще не представляю, как Костя может с кем-то плохо обойтись, особенно со своими родными. Мне кажется, он такой добрый.

– Мне тоже, – усмехнулся Петя, –  особенно после того, как он нам с Егором ссудил деньги на открытие ювелирной мастерской. Я так горд был, что не пришлось в семье просить. Только папа предупредил, чтобы я не обольщался. Вроде как, когда-то Костя отобрал право наследования у своего брата-близнеца.

– Отобрал? Как это? Не без всего же на улицу выставил? – изумилась я.

– Что ты! – рассмеялся собеседник моей реакции. – Брату досталось загородное поместье, солидная сумма, стекольный завод, ещё что-то по мелочи. К тому же, лицензию на работу артефактором у Валентина не отняли – помнится, до смерти к нему многие обращались. Но управление главным заводом забрал Константин, и брат ему помогать не стал, хотя обычно на семейном предприятии чуть ли не вся родня работает в дирекции.

История не особо впечатлила. Костю я понимала, сама поступила бы точно так же – своя-то шкура ближе к телу. Но озадачивало скорее другое.

– Как рано мужчины в их семье умирают… Там не болезнь, не?

– Не наследственная. У Валентина осложнения после гриппа были, так откачать и не смогли. А отец их, вроде, с артеконя сорвался в дороге. Молодой совсем умер, даже завещания не оставил – из-за этого котовасия и началась. Ладно, я пошёл дальше работать! – Петя, пользуясь моей задумчивостью, поспешил скрыться от дальнейших расспросов. – Нина говорит, что через час закончит. Найдёшь пока чем заняться?

– Да, почитаю. Сама же виновата.

Он похлопал меня по плечу и оставил в ресторане одну, если не считать бармена и пары официанток. Я попробовала почитать, но буквы перед глазами перестали складываться в слова, строчки скакали, и я вообще не понимала, о чём речь. Всё пыталась увязать воедино две смерти, Костино наследство и его сыновей, да так и не смогла – не хватало деталей в мозаике.

Не выдержав, я встала из-за стола. Ну, мужики! Такую книгу испоганили!

С горя я решилась прогуляться по скверу, даже заглянула в библиотеку, чтобы найти литературу полегче. Но пока выбирала, поняла, что прошёл час, и я совсем не хочу читать. Поэтому быстро вернулась обратно и, после плотного обеда, вновь принялась за «рассеяние квазисвета». Теперь книга шла намного легче, но дочитать я успела её только к середине ночи, совершенно забив на утреннюю смену. Конечно, в итоге не выспалась совершенно, но зато лишние мысли из головы вылетели.

С Костей мы увиделись только через день. Точнее через тот промежуток времени, пока я зомбячила на работе. Он разбудил меня достаточно рано как для себя, так и для не выспавшейся меня. Самое противное, что в моём недосыпе, как ни глянь, виноват Костин сынок: он не дал мне книгу вовремя дочитать, чтобы я легла спать, и из-за него же Костя волновался и пришёл спозаранку. Желание стать Толиной мачехой и изгадить ему всю жизнь просто зашкаливало.

– Привет! С тобой всё в порядке, как я вижу? – спросил Костя и, разглядев меня как следует, успокоился.

Не дожидаясь приглашения, он прошёл в квартиру. А я с удивлением посмотрела в зеркало на непричёсанную всколоченную себя с синяками под не открывающимися до конца глазами и в небрежно завязанном халате. Конечно, всё в порядке! Особенно на вид. Но ничего, Костя, когда ночевал здесь перед моей сменой, и в семь утра сам выглядел похуже.

– Абсолютно! А что может быть не так?

Я кинула взгляд на бар, но решила, что от алкоголя засну обратно, и решила налить крепкий чай.

– Ты позавчера познакомилась с моим сыном…

– Милый мальчик. Очень понятливый. Нагловат только слегонца, – чуть смягчила я мнение, о том уроде, который посмел мешать мне жить. Правда, Костя и без подсказок понял, что я язвлю.

– А он от тебя под впечатлением! Как вернулся домой, так третий день только о тебе и говорит, – в таком же ироничном тоне отозвался мой кавалер. – Он раньше никому не уделял столько внимания.

– Я польщена. Но надеюсь, он впредь умерит свою щедрость, – убитым голосом ответила я, понимая, что недопасынок точно ко мне ещё наведается. Хоть бы после смены не догадался, а то доходный дом Грановского может стать историей.

– Вот не знаю, не знаю… Мне кажется, ты ему очень понравилась, – хитро улыбнулся Костя, а я только нервно икнула, бросив на любовника укоризненный взгляд. – И у меня по этому поводу предложение! – попытался реабилитироваться мужчина.

– Какое? – мрачно уточнила я.

Переехать из Зайцеска куда подальше, чтобы Толя до нас не добрался?

– Поскольку вы уже знакомы, да и мы давно вместе, почему бы тебе не выйти за меня замуж?

Я замерла на месте, чуть приоткрыв рот, и не знала, что ответить. Конечно, я не романтичная натура и не мечтала, что Костя подарит кольцо, стоя на одном колене. Я вообще, надо напомнить, о замужестве и не мечтала, изначально думая, что у меня роман с женатиком, а не с вдовцом. Но фраза прозвучала настолько между делом, что я даже не поняла, шутит он или серьёзно. На всякий случай решила ответить нейтрально:

– И зачем это тебе? Хочешь сына позлить?

– Нет, что ты! – выставил он руки перед собой, словно защищаясь. – Я бы давно сделал тебе предложение, если бы не боялся вашей встречи. Но раз вы познакомились и оба вполне благополучно это пережили, то зачем тянуть? У нас большой особняк, вы можете и не видеться целыми днями.

– Всё равно не понимаю, – покачала я головой, присаживаясь в кресло напротив Кости. – Зачем я тебе?

– Я хочу быть всегда с тобой вместе, хочу от тебя детей. Да и смысл нам встречаться изредка, улавливая время между делами, когда мы можем каждый день просыпаться в одной постели? – спокойно ответил он.

Мне никогда не говорили подобного, никогда не смотрели с такой нежностью в глаза. Я даже не представляла, как это приятно, а сейчас сердце словно оттаивало, нежно покалывая. Но всё же разум заставил одуматься и не поддаваться на провокацию, особенно после всего услышанного от Пети сегодня.

– Я не твоего круга. Что ты задумал? Будешь лепить из меня идеальную девушку? – на всякий случай спросила я. Хотя и на таких условиях, безусловно, согласилась бы.

– Нет. Ты нравишься мне такой, какая есть. И именно такую тебя я хочу видеть своей женой. Так что живи, как хочешь, делай что хочешь. Просто позволь мне быть рядом.

Я улыбнулась и долго смотрела на Костю, не двигаясь. Только руку положила поверх его, но совершенно не знала, что сказать, потому что все слова казались лишними. Я бы согласилась в любом случае, такими предложениями не разбрасываются. Но он растрогал меня, дал почувствовать, что я действительно ему нужна, и немного поверить в сказку.

Уже потом вспомнилось, что я стану мачехой Толи и смогу оторваться за знакомство, но я не придала мысли особо значения. Под влиянием момента, мстить не хотелось.

Вспомнив, что так и не дала согласие, я просто кивнула в ответ, но меня прекрасно поняли.

– Вот и отлично! – обрадовался Костя, тут же достал коробочку с тонким золотым кольцом, украшенным камнем, и надел его мне на палец. – Ты хочешь пышную свадьбу? Я, конечно, предпочёл бы просто зарегистрироваться, но…

– Я не против просто регистрации! – улыбнулась я, только рассматривая крупный аратон на руке. А ведь с помощью этого камня Костя теперь всегда будет знать, где я нахожусь. Здравствуй, супружеская жизнь.

– Вот и отлично! Как насчёт завтра?

Только нервный смешок вырвался из груди, но я кивнула. Подумать только, завтра я стану его женой. Даже не знаю, похоже ли на сон.

Инструкция №9
Как захватить власть в доме аристократов

Обычно, переезд – это куча чемоданов, множество коробок разных цветов и размеров, а так же крупногабаритная тяжёлая мебель, которая приезжает отдельно, но я, как и в прошлый раз, отличилась. Из всего необходимого у меня был только один чемодан, в который влезли все платья и даже пальто. Но Костя, став моим мужем, посчитал, что так дело не пойдёт, и с обеда до самого закрытия мы проторчали в магазинах, покупая мне новый гардероб. Поэтому в моём случае переезд состоял из грандиозной кучи нерационально сложенных пакетов, где покоились новые платья, и пёстрой башни коробок с обувью и шляпками.

Я все смотрела, как слуги заносят пакетики и коробочки, сделав уже по нескольку ходок, и мечтала побыстрее оказаться в кровати и уснуть. Мечта омрачалась тем, что Костя заранее предупредил меня о знакомстве со старшим сыном и прислугой. И как бы полагалась первая брачная ночь.

– Эй! – на втором этаже возле лестницы появился, обождал пару минут, а потом в одну секунду сбежал ко мне вниз взбешённый до крайности Толя.

Он остановился передо мной и стал укоризненно смотреть, медленно широко раздувая ноздри пухлого курносого носа и постепенно багровея. Мне бы сейчас красную тряпку, и точно получилась коррида, но только Костя не купил ни одного красного платья.

– Ты что делаешь в моём доме? – наконец, заговорил парнишка, поняв, что я здороваться первая не собираюсь.

– Узурпирую власть, – не раздумывая ответила я, заранее придумав несколько вариантов разговора.

– В смысле?

То ли у моего новоиспечённого пасынка наблюдались значительные пробелы в образовании, то ли от злости кислород перестал поступать в мозг и тот отказывался думать, но шутки Толя не оценил и даже не понял.

– В смысле я с сегодняшнего дня тоже хозяйка и твоя мачеха. Ангелина Денисовна Лисицына. Очень приятно, – язвительно ответила я, отчего пасынок взбледнул, а потом завёлся сильнее.

– Ты же обещала, что если я к тебе второй раз не полезу, то ты ни на что не претендуешь?!

– Мне предложили – я согласилась. Если тебя утешит, то инициатор твой отец. Я сама ничего не делала.

– Могла бы и отказаться!

– Отказаться? Я что на дуру похожа? А нет, извини, раз у тебя появляются подобные мысли, то это ты дурак. От таких предложений не отказываются! – уверенно заявила я. Попутно решила, что не обязана как швейцар стоять в дверях и смотреть за коробками – всё равно я всех не помню – и присела на диван в холле.

Мгновенно из-за двери появилась горничная, которая, как и вся остальная прислуга, совершенно случайно следила за внесением моих вещей в дом. Мне вежливо предложили чаю, даже на выбор. С интересом минут пять я уточняла какой чай чем отличается, ликвидируя свою безграмотность в этом вопросе. Толя почему-то послушно дождался окончания беседы, и лишь потом потребовал:

– Не игнорируй меня!

– Мне кажется, мы решили проблему? Я, вроде, ответила на все твои вопросы.

– Как это интересно мы решили проблему? – ехидно поинтересовался парень.

– Мы решили, что ты дурак. Дураки у нас ущербные. Так что я как-нибудь тебя переживу. А если ты поработаешь над собой и станешь хотя бы рассудительным, то и вовсе проблемы исчезнут. В принципе, я согласна, если ты научишься просто молчать.

– Да ты хоть понимаешь, куда влезла? Высшее общество тебя загнобит!

– Ничего. У меня будет любимый мужчина, деньги и власть. Как-нибудь высшее общество я переживу. К тому же, если ты каждый день собираешься так орать, то их претензий я просто не услышу.

– Папа! – сменил оппонента младший сынок. – Зачем ты привёл в дом эту женщину?

– Она моя жена, и я её люблю, – спокойно ответил Костя, подсказывая слугам, где ещё в автоповозке спрятаны мои покупки.

– Больше, чем нас?

– Нет. Одинаково. Поэтому я до сих пор не принял ничью сторону.

– Но она же мне грубит? Почему ты это допускаешь?

– Если ты не заметил, то ты орёшь на меня, – оповестила я Толю, чтобы он отстал от отца и снова переключился на меня. Тогда есть шанс, что Костя быстрее закончит с разгрузкой. – Ты, случайно, не глуховат? Я, между прочим, вообще уставшая женщина. Мог бы отнестись с пониманием.

– Ты же по магазинам ходила! Какая усталость? – послушно сменил тему парень.

– Можно подумать, столько проторчав в магазине, ты не устанешь!

– Да женщинам нравится делать покупки! Особенно на чужие деньги!

– Деньги теперь и мои тоже, – подлила я масла в огонь, разозлив Толю сильнее, – и я после второго ценника вообще получила моральную травму.

– Отчего это?

– Да одно платье стоит, по меньшей мере, как три пальто! Тёплых, зимних, с мехом! Я теперь буду их надевать и потеть!

В этот момент мне принесли чай, а возле двери закопошились по-другому. Приглядевшись, я заметила, что к разгружаемой автоповозке подошёл стройный молодой человек с зачёсанными к затылку светло-каштановыми волосами. О чём-то переговорил с Костей, удивился.

А они внешне похожи.

– Вот и Глеб! – злорадно объявил Толя.

Тот, кого Толя назвал Глебом – по совместительству его брат – внимательно посмотрел на меня. Потом снова бросил пару фраз Косте, улыбнулся так неприятненько, и зашёл в дом.

– Здравствуй, Толя, – кивнул мой старший пасынок своему брату, а потом, ехидно обратился ко мне: – И вам добрый день. Так это вы наша новая молодая мама?

И тут я поняла, почему Толя так радовался его приходу. Меня аж мурашки пробрали до костей. Человек был мил до приторности и явно не глуп, в отличие от своего родственника. Навскидку, я предположила, что он поумнее отца.

– Нет, на маму я, пожалуй, претендовать не стану, – осторожно ответила я, отходя от подставленных сетей. Мама Толи… Это же мне придётся его любить и о нем заботиться. Как-нибудь перебьётся.

– Тогда как вас называть? Ангелина Денисовна? – предложил Глеб, присаживаясь в кресло, напротив меня. Служанка уже несла ему чай. Вот это вышколил!

– Просто Геля, – улыбнулась я.

– Просто Геля, – просмаковал он. – Как просто Мария. Или просто Лена. Мы так к служанкам обращаемся, правда, Толя?

– Угу, и к брату ты тоже как к прислуге, – меланхолично ответила я, сразу потеряв к собеседнику интерес. И этот меня нервировать мелочами собрался. Правда, что ли, их наследства совсем лишить?

Глеб же прикусил язык и удивлённо посмотрел на меня. Я обратила внимание в предложении не на то. Судя по всему, он хотел поменять стратегию. Его улыбка, не коварная, а с оттенком радости как от встречи достойного противника, подсказывала, что надо срочно что-то решать – война на два фронта плохо заканчивается.

– Я очень польщена вашим вниманием, – начала я, прежде чем старший придумал что-то новое. – Но я, будучи скромной девушкой, вполне пережила бы без него. Может, мы всё-таки заключим перемирие?

– И зачем оно мне? – хмыкнул Глеб, мигом сняв слащавую маску.

– А зачем тебе диверсант в собственном доме?

– Ты не много ли на себя берёшь? Думаешь, меня можно запугать мнимыми угрозами?

– Давай так. Толя всё равно на мировую не пойдёт. Поэтому какое-то время ты ко мне не лезешь, смотришь, что я могу на примере младшего брата. А потом решаешь, перемирие у нас, или мои способности тебя не впечатляют.

– А моё мнение спросить?! – возмутился младший. Не выдержал долгого молчания.

– Ты хочешь перемирие? – на всякий случай скептически уточнила я.

– Да как ты могла такое подумать!

– Тогда заткнись и дай умным людям поговорить ещё пару минут. Костя как раз отдаёт слугам последние пакеты. Так что, Глеб?

– Идея интересная. Попробуй меня впечатлить! – Глеб встал с кресла, оставив пустую кружку на столе.

Я с облегчением вздохнула. Итак, все усилия можно сосредоточить на одном брате. Старший хотя бы какое-то время не станет вмешиваться.

Не слишком любезно со мной распрощались, зато ко мне вернулся муж. Уже муж – с ума сойти!

– Как тебе знакомство? – иронично спросил глава семейства.

– Не всё так плохо, – откровенно ответила я. – Возможно, первую неделю я проживу более спокойно, чем предполагала.

– Вот и хорошо. А теперь давай знакомиться со слугами.

Я улыбнулась, покорно следуя по длинному коридору за Костей. Удивительно, но для кого-то теперь я всё же стану Ангелиной Денисовной.

***

Влад ждал меня в условленном месте, чтобы я в который раз вернула ему книгу. К слову, одну и ту же. Несмотря на то, что эльф мог покупать разные, почему-то он настаивал, чтобы я возвращала ему именно эту. Но сегодня я с собой её не взяла, и не только потому, что в кои-то веки додумалась прочитать.

– Вы что опять у самой стойки? – спросила я, проходя в «Гнездо Жаворонка». Заходить сюда оказалось особо непривычно, хотя я даже автоповозкой не воспользовалась. – Давайте нормально сядем за столик, у меня есть новости.

Я улыбнулась, а Влад только недовольно на меня посмотрел.

– Вот как обычно, только зашла, ни здрасте, ни привет, а сразу ворчать!

– Кто тут ворчит? Завязывайте надираться, обедом угощу, – предложила я, на что тут же отреагировал Марк:

– И меня?

– Обедом, а не кровью, – пришлось уточнять мне. Ну и друзья же у меня подобрались.

Один Николай покорно выбрал столик в отдалении, перенеся туда свою чашку чая и круасан. Кстати, предусмотрительно прихватив с собой меню. Хорошо покушать он любил так же, как и хорошо одеться.

Влад, ворча по пути, сразу же выставил на стол звуколов.

– Ну? И какие у тебя новости?

– Может, сначала покушать закажем? – вмешался Николай, но эльф проигнорировал.

– Какие такие новости?

Я нахмурилась. Терпеть не могла, когда Влад напивался и когда давил на меня. А если давил пьяный – бесило в край. И я предупреждала! Значит, идти на уступки и предлагать компромиссы я не стану – перебьётся. Проще потом Николая накормить отдельно в компенсацию.

– Я вышла замуж. За Костю. Так что теперь я вне игры, – нахально заявила я.

– Как?! – жалобно простонал Марк, глядя на меня серыми уже наполнившимися слезами глазами. – Значит, теперь ты тоже ни за что не дашь мне своей крови, потому что ты принадлежишь к другому социальному слою?

Вообще-то, я не кормила его своей кровью по другим причинам. Но чтобы окончательно не раздосадовать друга, я благородно соврала:

– Да, теперь Костя будет против.

– Марк, усохни, какая кровь?! – Влад, кажется, начинал трезветь. Вместе с резким трезвением надвигалось и резкое похмелье, которое портило эльфийское настроение. – Это значит, что теперь наше дело полетит к чертям!

– А я всё равно счастлив за Гелю, – разревелся Марк, не знаю от чего больше. Действительно от счастья, или всё-таки от своей участи.

– Я тоже рад за Гелечку, – вмешался в разговор Николай. – Такой шанс не каждому в жизни выпадает.

– А нам что прикажете делать?! Гель, тебе с работы обязательно уходить? – переживал Влад, пытаясь думать плохо подготовленной головой.

– Вообще нет, но сам понимаешь, теперь так подставляться мне незачем.

– Р-р-р-р-р, – выдал эльф и упал головой на стол.

Николай попытался открыть рот, чтобы высказать самое очевидное решение, но я сегодня была непреклонна. Только покачала головой и предложила сделать заказ. Чем мы тут же и занялись, оставив эльфа страдать.

Влад думал долго. Мы уже успели заказать по салату и десерту каждый, съесть одно из блюд, обсудить мой новый дом, обругать Костиных сыновей, с которыми мне теперь придётся враждовать. Николай, естественно, начал расспрашивать о регистрации, пожурил, что не позвали и что вообще так скромно расписались. Раз в жизни всё-таки событие происходит. Я заметила, что не у всех и если я буду выходить замуж ещё раз, то мы обязательно устроим нормальный праздник. После чего мы этот потенциальный нормальный праздник и стали обсуждать. Где-то в середине нашей мечтательной дискуссии эльф радостно отодрал голову от стола и подскочил:

– Слушай, а ведь ты же кого-нибудь из коллег можешь подговорить?

Я могла бы проявить милосердие и сразу подсунуть ему правильный вариант. Но сегодня Влад меня крайне взбесил, и я чувствовала, что мало отомстила. Пришлось опять возвращать его в депрессию.

– Исключено, там никто на такой риск не пойдёт. К тому же ни за кого из них я поручиться не смогу.

И Влад снова погрузился в тяжёлые раздумья. Поскольку с темы нас всё равно сбили, Николай, как самый милосердный, предложил:

– Да сжалься ты над ним. У тебя же наверняка есть идея?

Влад мгновенно понял голову и посмотрел на меня самыми жалобными на свете глазами: большими невинно моргающими и грустными. Даже губки поджал, совсем как Марк делает. Меня пробрало едкое умиление, я чуть не начала с ним сюсюкать, как с маленьким, но решила не нарываться и просто расщедрилась:

– Моё место всё равно освободится, я могу порекомендовать какую-нибудь нашу знакомую. Так проще и намного безопаснее.

– Шикарная идея! Геля, да ты вообще умница! Поздравляю с замужеством, желаю тебе счастья в личной жизни.

– Какой же ты всё-таки меркантильный, Влад, – упрекнул его Николай. – Пока с собственной шкурой не разобрался, за друга даже порадоваться не смог!

– Да ладно тебе, – отмахнулась я, не слишком переживая. Что ещё можно взять с эльфа? – Зато он сам себя наказал, бесплатный завтрак он уже пропустил.

– Кстати, а кого хочешь предложить вместо себя? Ты уже думала? – не слишком расстроился пропуском кормёжки Влад. Не о выпивке же речь.

– Я думала, раз безопасность ваша, то вам и стоит подбирать кандидатку?

– Брось, ты всегда лучше в людях разбиралась! Наверняка уже есть кто-то на примете.

– Как вам Леся? – выдвинула я кандидатуру.

Влад угадал, я действительно уже перебрала несколько вариантов. Новая напарница должна была уметь пользоваться артефактами, обладать хорошими нервами, ибо у неё на попечении три олуха, и чувством ответственности, чтобы не сразу сдать остальных с потрохами в случае, если их накроют.

– Леся? – уточнил Николай. – Это которая феечка? Пигалица такая?

– Да, она самая. Она как раз должна скоро выпуститься из приюта и искать работу. Почему бы нет?

– Леся хорошая. Она всегда меня подкармливала. Говорила, что кости просвечивают, – воодушевился Марк.

– Только не съешь её совсем, а то работать не сможет нормально! Вы же под угрозой и окажетесь, – предупредила я, понимая, чем это может закончиться.

– Решено, Леся так Леся, – подтвердила Влад, который тоже вспомнил обозначенную девушку.

– Вы только её саму не забудьте найти и спросить, – на всякий случай предупредила я. Как оказалось не зря, потому что три парня удивлённо на меня воззрились.

– А разве не ты должна её искать?

– Я? Чтоб я зашла в приют к нашей старой карге? – удивилась я, и встала из-за стола, оставляя на столе купюру. – Нет уж, – и хитро улыбнулась. – Ищите сами. И советую не тянуть.

После чего Марк с Владом помрачнели. Они нашу директрису тоже не слишком любили. А уж как она их…

Инструкция №10
Как правильно встречать гостей

Костя встал рано, и какой бы соней я ни была, по-первости решила всё-таки приводить себя в порядок и выползать к завтраку вместе с мужем. Днём можно уснуть на диванчике, а завтракать хотелось в семье. Хотя это стремление в себе я могла бы смело назвать немного мазохистским.

Муж из спальни вышел раньше, отдать какие-то распоряжения слугам. Да и вообще он намекал на то, что я могу не вставать. Но, повалявшись ещё пять минут, я услышала странное копошение и попытку скрыть хлопок двери. И без того не собиралась спать, а тут ещё и предусмотрительность подняла.

Мышь, которая валялась на полу, давно уже сдохла. Ну как давно. Судя по тому, что вчера Толя весь вечер зачем-то «тайно» бегал за котами, улов тоже он отобрал вчерашний. Дохлых мышей на Толино несчастья я не боялась, так что, наспех умывшись и подхватив подарок за хвост, я в распрекрасном настроении направилась в столовую.

Но заходить сразу не стала. Толя всё-таки оказался не до конца идеальный и минуты две крутился словно волчок, не желая становиться ко мне спиной. Но зато когда он оказался в нужном положении, то ещё и устроился почти у выхода. Тут-то я его и поймала.

– Доброе утро! – поздоровалась я, ловко засовывая дохлятину за шиворот младшему пасынку.

– А! Что это?! – засуетился парень, ещё не понимая всей ситуации и пытаясь держать лицо.

– Это твой вчерашний улов. Я решила, что ты расстроишься, если он потеряется в нашей спальне, – улыбнулась я ещё шире, глядя на то, как мальчишеские и без того не маленькие глаза занимают всё больше места на пухлом лице.

– Ты что совсем одурела?! – заорал Толя, соображая, что там. Лицо раскраснелось, из ноздрей чуть ли не пар шёл, но младший пасынок всё же меня не убил, а убежал в неизвестном направлении.

– Я надеюсь, он поел? – заботливо узнала я у отца и брата пострадавшего.

– Ему никуда с утра не надо – успеет. А что ты сделала? –полюбопытствовал Костя, немного обеспокоенный.

– Я вернула ему дохлую мышь, которую он вчера с таким трудом достал, а сегодня потерял в нашей комнате. Поэтому никакого вреда для здоровья, только для самолюбия.

Глеб как-то по-другому на меня посмотрел, чуть усмехнувшись, но комментировать не стал. Я даже не смогла понять, что означал его взгляд: уважение, презрение или немного страха. А может мне всё померещилось.

– Ты только не переусердствуй? – на всякий случай попросил Костя.

– Без вреда для дома, без вреда для здоровья, первой не полезу, – заверила я и принялась за завтрак: – Приятного аппетита!

Аристократы не могли есть так же как рабочий класс – быстро и молча. Они неспешно стучали столовыми приборами по тарелкам и параллельно вели великосветскую беседу. Но поскольку для меня всё, что за столом назвали завтраком, выглядело крайне аппетитно, я решила пока этой традиции избежать. Впрочем, отец и сын не особо расстроились – им было о чем поговорить.

– Ты сегодня останешься дома? – завязал разговор Костя, который точно куда-то собирался.

– Нет, мы же скоро собираемся снарядить караван за материалами. В этот раз не хватает эфирита, нейтвора и других камней по мелочи. Ну, ты знаешь. В общем, я хотел с караванщиком выбрать лучший маршрут для возвращения.

Даже смотреть в сторону Глеба я не стала, прекрасно зная, что мимо Тайшасты ни один из караванщиков не додумается пройти: там и тракт, и заправки, и гостиницы. А раз не додумается, значит, все маршруты одинаковы, потому что в Тайшасте у Дмитрия и не только всё поставлено на поток.

– И что пока думаешь?

– Я хотел через Устинск, там, вроде, дорога побезопаснее. Но он далековато от Тайшасты, так что, наверное, придётся через Совинск.

Что и требовалось доказать. Я с аппетитом откусила горячий банан, завёрнутый в бекон и политый сладковатым соусом. После него я нацелилась на аппетитно прожаренную картошечку, дальше хотела попробовать, кажется, филе утки в брусничном соусе. Ах, завтрак!

Конечно, я могла бы сказать, что в Тайшасте обворовывают их караваны. Причём профессионально и давно. Но, во-первых, не хочу я портить свою репутацию таким прошлым. А во-вторых, от них все равно не убудет, много дети не унесут. А меня, тем временем, привлёк ещё салат с гранатами.

В итоге, Костя с Глебом попрощались и разошлись по делам, а я объелась, но так и не смогла все попробовать. Даже злой Толик успел за то время, пока я завтракала, поесть и пожелать мне подавиться.

В итоге, уговорив служанку оставить десерт с клубникой и салат с гранатом, я устроилась на диване прямо в столовой. В компанию себе взяла последний роман любимого автора и решила, что здесь меня никто отвлекать не станет.

Однако не прошло и десяти минут, как раздался звонок, и дворецкий заспешил к двери. Поскольку столовую от холла отделяла только массивная арка, оторвавшись от книжки, одним глазком я наблюдала, как к нам в гости заходит очаровательная девушка чуть старше Толи. Белокурая, ухоженная, дорогая. Сложив зонтик цвета слоновой кости, она представилась как Жанна и попросила доложить о себе Анатолию.

Но, как выяснилось, моему пасынку и докладывать было не надо. Он уже спускался с распростёртыми объятиями к даме.

– Ах, моя дорогая Жанна! Я так рад тебя видеть!

– Доброе утро, Толя, – просияла девушка, позволив своим нежно-розовым губам показать жемчужные зубки. – Я тоже рада тебя видеть в добром здравии – очень переживала за тебя. Вчера ты сказал, что произошло ужасное событие, но откровенничать по кристаллу отказался.

– Я просто рад встрече. Но на самом деле у меня ужасные события! Мой отец, не посоветовавшись с нами, женился на какой-то вертихвостке из обслуги! И она уже совсем обнаглела! Она собирается забрать у меня отца, дом, слуг, загородные дома с конезаводом, квартиру в столице, все фабрики, наследство, положение в обществе, репутацию, титул, друзей, брата, сладкие булочки по утрам, цветы на веранде перед домом, автоповозку…

– И девственность, – закончила я, когда окончательно ошалела от списка всего того, что можно получить. И куда мне столько?

– И девственность! – торжественно закончил Толя, после чего на пару секунд умолк, переваривая информацию, и заорал словно сумасшедший: – А! Ведьма! Ты специально здесь пряталась!

– Да, прямо на самом видном месте, – подтвердила я. – Где же мне ещё прятаться?

– Так ты и девственность мою хочешь забрать?!

– Мне кажется, здесь я точно опоздала. Что ты там кроме этого предлагал? Фабрику, конезавод?

Шутки Толя не понял или просто не смог найти достойного ответа, поэтому ограничился малым.

– Пошли, Жанна! Я даже видеть её не хочу! – потребовал парень, схватил даму за руку и потащил наверх – в свои покои, я полагаю.

Ушла гостья чуть меньше чем через два часа, немного растрёпанная, но безмерно довольная. На прощанье она расцеловала Толю в обе щеки, а я перевалила за вторую половину книги.

Ещё десять минут все было спокойно, а потом к нам снова пожаловали гости. И снова девушка, только в этот раз возраста Глеба с черными прямыми волосами, свитыми в довольно простую, но оригинальную косу с добавлением цветов. Эта мне понравилась чуть меньше, чем Жанна, наверное, из-за носа горбинкой и густых бровей. Я ещё подумала, что у Глеба вкус хуже, чем у брата. Но незнакомка вдруг представилась Маргаритой и попросила позвать Анатолия.

И Толя опять оказался тут как тут, выбежав встречать аристократку с уже знакомыми мне распростёртыми объятиями. Правда в этот раз эффект портился косоглазием, которое развивалось в мою сторону.

– Привет, дорогой! – сразу же расцеловалась своего мелкого кавалера в обе щеки эта дама. – Ты говорил, что у тебя что-то стряслось.

– Да, – гордо доложил парень, махнув рукой в мою сторону. – Знакомься! Это Ангелина, бывшая связистка, моя новая мачеха!

– Очень приятно! – насмешливо ответила я, глядя, как в ужасе приоткрывается её рот.

– Ах, да. Мне тоже очень приятно! – опомнилась Маргарита, взяв себя в руки и вспомнив о хороших манерах.

– Пошли, дорогая! – подхватил девушку под локоть Толя и повёл. – Поговорим в моей спальне.

– Начни с девственности! – посоветовала я вдогонку.

Но Толя опять проигнорировал замечание. Только пафосно глянул в мою сторону, потом так же пафосно отвернулся. Что он хотел этим передать, я не сообразила. Вероятно, должно было походить на презрение, но пафос победил.

Я как раз закончила читать, когда Рита распрощалась с моим пасынком, выпорхнув за дверь тоже безмерно довольная. Пожалуй, даже похорошевшая. И опять спокойной жизни мне дали только десять минут. К сожалению, когда вновь зазвонил дверной звонок, я зависала в библиотеке, выбирая, что бы взять следующим.

– Добрый день, госпожа! Как вас представить?

– Меня Леся зовут, Олеся, – немного смутилась пришедшая. Я тут же бросила всё, торопясь встретить старую приятельницу. Не ожидала, что Влад так быстро её найдёт, но хорошо хоть дверь в библиотеку не закрыла.

– К кому вы, госпожа Олеся?

Но ответить, чья она гостья, Олеся так и не смогла. Толя выскочил из засады и полетел ей навстречу с готовыми, не испорченными моим присутствием, объятиями.

– Олеся, дорогая! Как же я соскучился по тебе!

Леся, которая в жизни таких чудовищ как ловеласы, не видела, испуганно вжалась в дверь. Я не понимаю, как Толя не заметил, что у девушки глаза увеличились в размерах, а коса чуть не встала дыбом. Но спасла Лесю всё-таки я, своим возмущённым криком:

– Ты совсем не заметил, что это ко мне пришли?

Толя замер на середине дороги, переваривая информацию. Даже отступил на шаг, чтобы я могла спокойно забрать и увести из опасной зоны до сих пор не пришедшую в себя Лесю.

– А тебе-то девушки зачем? – недоуменно спросил парень, недоверчиво поглядывая нам вслед.

– Это подруги называется, – огрызнулась я. – Мы разговариваем. Я намерена пожаловаться на тебя. Действительно только пожаловаться, а не как ты! – сделала я акцент на этом. – Боже мой, вот где у тебя глаза-то? Неужели не видно, что это скромная невинная девочка, а не одна из твоих фавориток?

– Я, между прочим, красивыми девушками вне зависимости от социального статуса не брезгую! – оповестил меня Толя. Не знаю даже, порадовал или огорчил.

– Ладно, всё! Леся – ко мне, ты – обратно в засаду! – предложила я. Возражать никто не стал.

Не прошло и минуты, в дверь позвонили вновь. И вошла уже некая Катерина, которая сразу же бросилась на шею Толику. Благо, мы с Лесей поднялись на второй этаж, и я увидела только начало сцены, иначе бы не удержалась и съязвила.

– Ну, привет, что ли, – хихикнула подруга, приходя в себя. – Это кто такой буйный?

– Это мой пасынок, – тяжело вздохнула я.

– Я, кстати, не совсем поняла, что произошло, – призналась девушка.

– Кажется, у него встречи назначены через каждые два часа. И вряд ли он запоминает с кем. Ты пришла чуть раньше, чем его третья.

– Вот аристократы со скуки развлекаются! – покачала головой Леся. Даже нотка восторга проскочила в голосе.

– Надеюсь, до такого я не докачусь, – вздохнула я, пропуская гостью в свою комнату. И тут же выставила звуколов презентованный вчера Костей.

Вообще муж подарил его, чтобы я могла болтать с подругами в общественных местах, но при этом не раскрыла каких-нибудь секретов нашей семьи. В принципе, особняк уже начал напоминать мне публичный дом, так что вполне сходил за общественное место.

– Так и знала, что речь пойдёт о чем-то противозаконном! – с предвкушением обозначила Леся.

– Это почему? – заинтересовалась я.

– Меня ищет Влад и просит прийти к тебе. Нетрудно сложить одно с другим. Вы редко занимались чем-то порядочным.

– Твоя правда, –  согласилась я. – Тогда проще. Знаешь, кто такой Дмитрий?

Я решила не тратить время на долгие вступления. Всё равно уйма времени уйдёт на объяснение подробностей работы с кристаллами, хотя Леся и безумно талантлива. А ещё безумно красивая, с мраморной светящейся кожей феи, с искрящимися глазами. Последний раз в приюте я видела её смышлёным хорошеньким ребёнком, но и не думала, что она так расцветёт.

– Я работала с ним сразу после того, как ты ушла. Если честно, я бы так и продолжала, но он уже пару раз намекал, что я кажусь слишком взрослой.

– Тогда тебе понравится моё предложение. Дмитрий параллельно занимается и другим делом. Пока всё не поставлено на поток, как в Тайшасте, зато прибыльней. Только опасней.

– Тогда это по мне, –  довольно улыбнулась Леся, уже по-хозяйски расположившись на заваленном подушками диване. – Ты же знаешь, мне нечего терять.

Пожалуй, это единственное, чего я действительно опасалась. Потеряв страх, можно наделать много глупостей. Но я надеялась, что Леся лишь хорохорилась и, как и всякая самовлюблённая девушка, боялась за свою шкуру.

Я рассказывала всё, приятельница не до конца понимала детали, но согласие уже читалось в глазах. Мы обсудили все подробности, оставалось на следующее утро свидеться с моим бывшим работодателем, чтобы представить ему свою протеже. Насколько я помню проблемы с поиском связисток… Меня ещё и расцелуют.

Как оказалось, мы просидели те нормированные два часа, которые уходили у Толи на одну даму. Потому что как только я выпроводила подругу и навострилась идти в библиотеку, сцена передо мной повторилась в очередной раз. Опять девушка, опять приветствие, опять объятия. Разница оказалось только в том, что эта мне не понравилась совсем – хмурая, скучающая. Не хотела бы я такую невестку.

– Девушка, а вы в курсе, что вы у него за сегодня уже четвёртая? –  достаточно громко спросила я, объявив немую паузу в холле. Дворецкий побелел, Толя ошеломлённо открыл рот, а девушка недоуменно хлопала глазами.

– В смысле четвёртая? – недоуменно спросила блондиночка, нарушив тишину.

– Ну, как бы вам сказать. Его постель сегодня приняла уже трёх дам, полтора часа лимит. Вы как раз четвёртая, он с десяти даже на обед не прерывался, – сдала я наглеца. Затем немного помолчала, но, видя, что дама сомневается, для убедительности добавила: – Миловидная блондиночка Жанна, брюнетка с некрасивым носом Рита и Катерина, но её я не разглядела. Кстати, он вам, как и всем, сказал, что у него что-то стряслось? Это я стряслась, мачеха его.

Гостья оказалось сообразительной и деловитой: смачно залепила Толе пощёчину и без объяснений удалилось. Мой пасынок багровел, багровел, наливался лучше, чем помидор на грядке.

– Ты какого рожна это сделала?! – заорал он, подобрав слова. – Ты же говорила, что сама не полезешь? Первая?

– Можешь считать это местью за Лесю. Как в бордель привела, честное слово!

– Не смей лезть в мою личную жизнь!

– Ты ничего не перепутал? – начиная злиться, спросила я. – Первым, кто полез в мою личную жизнь, был ты! Умудрился же разузнать о единственной любовнице своего отца, найти её, завалиться с угрозами. Это – расплата! Либо заводи одну бабу, либо встречайся с ними так, чтоб я не видела. В ином случае, тебе придётся терпеть все мои подколки. И хорошо, если я не узнаю фамилии твоих пассий. Кстати, отец в курсе о твоей полигамности?

Опять воцарилась тишина. И я поняла, что Костя понятия не имеет о выходках сына. Скорее всего, Глеб тоже.

– Может, ты хочешь заключить перемирие? – предложила я ехидно. Хотя сейчас, когда позиция оказалась выигрышной, не очень-то и хотелось мира.

– С тобой – ни за что! – не стал разочаровывать меня пасынок.

– Тогда я всегда к твоим услугам!

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям