0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Богиня Смерти » Отрывок из книги «Богиня Смерти»

Отрывок из книги «Богиня Смерти»

Автор: Орлова Марина

Исключительными правами на произведение «Богиня Смерти» обладает автор — Орлова Марина Copyright © Орлова Марина

Марина Орлова
Цикл «Богини Елея»
«Богиня Смерти»

Глава 1 Морана

– Мы были безумно рады повидаться с тобой, – заметил Кристофер и пожал руку полукровке, которого принимал за сына. Тот, в свою очередь, широко улыбнулся и обнял приемного отца, похлопав того по внушительным для светлого эльфа плечам.

– Я тоже, папа, – ответил Дерек, чем вызвал счастливый блеск в глазах цвета бирюзы.

Следом за Кристофером подошла мама и ласково поцеловала принца темноэльфийского королевства в щеку, для чего ему пришлось нагнуться к невысокой, миниатюрной эльфийке с нетипичной внешностью.

– Не забывай нас. Надеюсь, теперь твои визиты будут более частыми. В том числе вместе с твоей женой. Тещу лучше не тащи, – быстро добавила маман, чем вызвала веселые улыбки у всех присутствующих, для кого не были секретом странные, запутанные отношения между двумя королевами, несмотря на их искреннее взаимоуважение. – Ее визиты не обходятся без новых интриг и заговоров. Я не настроена, ломать голову над ее очередной коварной «шуткой», – проворчала королева светлых эльфов.

– Забавно, так как примерно те же слова я недавно слышал от нее, – хохотнул Дерек, а мама упрямо поджала губки.

– Не понимаю, о чем она, – с видом святой невинности фыркнула мама и отошла в сторону, уступая место остальным желающим попрощаться. После всех моих отцов, к высокому полукровке подошел его лучший друг – красивый, несколько массивный из-за частых физических тренировок и тяжелой работы, светлый эльф с короткой стрижкой светло-русых волос, который вернулся с очередного задания лишь по причине редкого визита Дерека – Тайлан. Они крепко обнялись, перекинулись взаимными безобидными шутками. Тайлан взял обещание с друга вскоре встретиться, а после он отошел, и настала моя очередь прощаться с названным братом и другом детства.

После нашего недавнего разговора в его глазах я заметила настороженность и тревогу, которую Дерек старался тщательно скрыть.

– Ты бледна, – тихо произнес он. – Все хорошо? – с напряжением в лице спросил Дерек.

– Все хорошо, братишка, – улыбнулась я, хотя и получилось это несколько натянуто, что не укрылось от цепкого взгляда полукровки. Едва покачав головой, я, молча, попросила не спрашивать. Что мне всегда нравилось в Дереке – это смекалка. Вот и сейчас он понял без слов. Поджал губы, а после, с секундой сомнения, притянул меня к своей груди и крепко обнял, поцеловав в туго стянутые прической волосы.

– Береги себя, Мара, – тихо прошептал он. – Не переходи черту. За ней будет пропасть, откуда можно не выбраться, – еще тише выдохнул он мне на ухо, а после отстранил за плечи и выразительно посмотрел в мои глаза. Я послала ему улыбку и вновь прижалась к широкой груди брата.

– Я контролирую себя, Дерек. Не переживай, – заверила я, но в лице полукровки все равно видела тревогу и сомнение. – Ступай, мы и так непозволительно долго задержали тебя. Как бы твоя жена и теща не решили, что мы взяли тебя в плен, – поддела я и отступила на шаг. – Счастливо, береги себя, – попросила я. Дерек кивнул, затем посмотрел на родных, собравшихся за моей спиной, махнул всем рукой и, молча, вошел в портал, что перенес его во дворец темноэльфийского королевства.

– Ну, вот и все, мини-отпуск закончился, – вздохнула мама, когда портал потух. – Время позднее, полагаю, нужно ложиться спать. Завтра будет трудный день. Как и всегда в Елее…– поджала она губы, но почти сразу улыбнулась, когда дроу обнял ее со спины.

– Согласен, – покивал он коротко стриженной головой. После недавних приключений его былая белая шевелюра еще нескоро отрастет до прежнего состояния. Впрочем, самого дроу это не сильно смущало, так как ему до безобразия нравились прикосновения своей жены, которая с тревогой по нескольку раз в час проверяла, как заживают его раны. – Тем более, что сегодня моя ночь по расписанию, – понизил он голос, а я незаметно скривилась. Я хоть и взрослая, но неприкрытый намек на близость между родителями до сих пор противен. Это же родители!!!

– Не твой, а наш, – возмутился Кристофер, подходя к жене ближе.

– Так, а ну, дорогу самому несчастному и больному! – послышался голос третьего, полубожественного отца – Эриса. – У меня привилегия! – бессовестно переместил он маму из рук своих побратимов в свои объятия и растянул губы в широкой улыбке, которой не мешала даже разорванная, хоть и заживающая щека. После, конечно, опомнился, и скривился от боли, состряпав несчастную физиономию, но мама уже выразительно щурилась, смотря на наглого мужа, уперев руки в бока.

– Эрис, не наглей, ты ночевал со мной два дня подряд, – насупила мама брови. За моей спиной послышался смешок, и я почти явственно ощутила на себе чужой взгляд, от которого по спине побежали мурашки.

– Вот именно, – поддакнул Киртан, за руку вырывая маму из ручонок обиженного полубога.

Прокашлялась, привлекая к себе внимание родителей, которые порой забывают про все и вся, занятые друг другом. Они обернулись на меня и удивленно посмотрели, словно были поражены, тем, что не одни в комнате.

– Я, пожалуй, пойду. Мне еще готовиться к ночной смене в лазарете, – улыбнулась я.

– Опять? Вторую ночь подряд? – нахмурилась мама. – Нужно поговорить с Миком, он в последнее время зверствует.

– Не нужно. Это наказание за то, что вчера я опоздала, – заверила я.

– Мара, ты – принцесса. Ты можешь вообще не заниматься дежурствами… – попытался повлиять на меня Киртан, но наткнулся на мой взгляд и затих. Он всегда был понимающим.

– Я так не считаю, папа, – спокойно возразила я, стараясь нежной улыбкой сгладить впечатление. – Вы же всегда сами учили меня и Сети ответственности. Так стоит ли сейчас винить меня в том, что я стараюсь соответствовать вашим учениям?

Мама упрямо поджала губы и подалась вперед, готовая что-то сказать, но тут уже вступился Эрис и слабо качнул головой, давая ей понять, что вмешиваться не стоит.

– Мы гордимся тобой, Солнышко, – улыбнулся он.

– Только постарайся не доводить все до крайностей. Помни, что больные будут всегда, а ты у нас одна такая, – добавил Эльтар, которому я послала благодарную улыбку.

– Спокойно ночи, – пожелала я и развернулась, чтобы выйти из зала переносов. Проходя мимо молчаливого эльфа, я кивнула и ему: – И тебе спокойной ночи, Тайлай. – А после вышла за дверь, чтобы вскоре подняться на свой этаж, подойти к своим покоям и скрыться от посторонних взглядом за тяжелыми дверями.

Осмотрела пустую комнату взглядом, чувствуя нарастающую нервозность, с некоторой опаской сделала шаг в сторону гардеробной. Крадучись приблизилась, но так и не дошла. Словно из ниоткуда появилось чувство чужого присутствия. Как было вчера.

Но, вместо окровавленного сюрприза, в меня врезалось массивное тело. Сильные руки вцепились в плечи, а после толкнули к ближайшей стене, ударяя об нее. Не больно, но от изумления воздух вышибло из легких. Не дыша, у меня была всего секунда на то, чтобы посмотреть в лицо напавшего, прежде чем в мой рот впились жестким, болезненным поцелуем.

Застонала в мужские губы и постаралась отстраниться, но легче было отодвинуть стену. Ощущая, как начинаю задыхаться,  вновь дернулась, на этот раз с определенным успехом, и уже через секунду с жадностью глотала долгожданный воздух.

Слегка отдышавшись, подняла лицо, чтобы встретиться с любимыми голубыми глазами, по которым так тосковала последний месяц разлуки.

– Тайлан, – прошептала я, прежде чем самостоятельно потянуться за поцелуем, на который мне с готовностью ответили.

– Прости, что испугал, – шептал он мне в губы. – Я так скучал по тебе… – простонал он, прерываясь на беспорядочные поцелуи, пока его ладони блуждали по моему телу и лицу.

– Тайлан, – вновь всхлипнула я, готовая рыдать от короткого счастья в его присутствии. В острой потребности почувствовать его ближе, запустила руки под его рубашку, касаясь пальцами крепкого, тренированного и горячего тела. Отметив, как он вздрогнул и углубил поцелуй, не удержалась и провела ногтями по груди и животу мужчины, с удовольствием вслушиваясь в низкий рык у моих губ.

Подхватив меня под бедра и заставив обхватить его талию ногами, мужчина понес меня куда-то, не прекращая терзать мой рот своими губами и языком, отчего кровь начинала кипеть в жилах, а привычный холод стал отступать, позволяя ощущать себя живой.

Выяснилось, что меня несли до ближайшей мебели, которой оказался комод. Усадив на него, эльф обнял меня за талию одной рукой, а второй зарылся пальцами в мою прическу, безнадежно испортив ее. На пол посыпались заколки и шпильки, а я ощутила, как мне на плечи упали тяжелые, длинные локоны и запоздало запаниковала.

Открыв глаза, заметила, что Тайлан меня больше не целует, а внимательно разглядывает белую прядь волос, которую я тщательно скрывала вот уже несколько дней от всех.

– Не страшно, – покачав головой, заверила я, обхватывая его лицо ладонями и заставив посмотреть мне в глаза. – Это не страшно, – повторила я, но мужчина лишь сурово хмурился, явно предаваясь нерадостным мыслям. – Я скучала по тебе, – решила я сменить тактику. – Поцелуй меня, прошу… Я так скучала… – задыхаясь и самостоятельно целуя лицо с короткой щетиной, шептала я, жмурясь от удовольствия, просто от его запаха.

Сдавшись, Тай отвлекся и вновь обнял меня. Но теперь в его прикосновениях была такая жгучая потребность, от которой было сложно дышать. Каждый поцелуй, каждый взгляд, каждое слово, сказанное тихим шепотом, было пропитано безудержной жаждой и даже одержимостью.

– Люблю тебя… Девочка моя… Люблю… Мара… Моя Морана… – тяжело дышал Тайлан, лаская мое тело. В какой-то момент, я ощутила его ладонь под своим платьем, пока она медленно поднималась от лодыжки, огладила колено, а после поднялась выше, чтобы на некоторое время задержаться на крае чулок, словно предвкушая следующую вольность. Когда шершавые, мозолистые пальцы, от частой работы с оружием, коснулись обнаженной кожи, посылая по моему телу табун мурашек, я выгнулась в его объятиях, чтобы потереться о твердую грудь занывшими сосками, заключенными в плен корсета и платья.

– Такая нежная, – восхищенно вздохнул он, проникая в мой рот своим языком, дразня и соблазняя поступательными движениями, от которых кружилась голова. В купе с ощущениями широкой ладони, которая уверенными, хозяйскими движениями гладили мое бедро и попку, скрытую бельем, ощущение реальности стало стремительно покидать меня, оставляя лишь потребность в одном единственном мужчине, с кем я не могла быть…

Эта мысль отрезвила, и я насильно отстранила от себя мужчину, пока не зашло все слишком далеко, чтобы напряженным голосом напомнить:

– Ты знаешь правила, Тайлан, – посмотрела я в его потемневшие от возбуждения глаза, которыми могла любоваться вечно. – Мы не можем… – Договаривать я не стала, но этого и не требовалось.

Отметила, как помрачнели и посуровели черты лица эльфа. После, заметила проскользнувший в его глазах упрямый и решительный огонек, что заставил меня напрячься и… предвкушающее облизнуть вмиг пересохшие губы. Обычно такое выражение предвещало нечто волнующее, запретное, опасное, но такое томительно сладкое, воспоминания о котором я смаковала одинокими ночами в вынужденной разлуке.

Пристально вглядываясь в мое лицо, мужчина медленно сместил свою ладонь, дотронувшись развилки между моих ног и погладив меня сквозь белье.

– Однажды ты будешь умолять меня… – пообещал он низким голосом, я же промолчала, ни капли не сомневаясь, что именно так и будет, ведь уже сейчас отчаянно борюсь с  собой, чтобы предательские слова не сорвались с губ.

Придвинувшись ближе, практически вжимаясь в меня своим возбужденным пахом, отчего дыхание сбилось, эльф облизнул мои раскрытые губы, а после просунул ладонь под ткань трусиков, врываясь пальцами между влажных складок. Судорожный всхлип, шире разведенные бедра и до боли сжатые пальцы на краю комода – были ему ответом на откровенную ласку.

Порочно улыбнувшись мне, Тайлан вновь нагнулся к моему лицу, выпивая первый стон, вырванный умелыми движениями пальцев между моих ног. Теряя голову в ощущениях, остро почувствовала жар мужской ладони даже через корсет, когда Тайлан опустил ее на мою грудь и не сильно сжал. Этого было мало, и я подалась вперед, молча умоляя о большем. Словно услышав мои молчаливые мольбы, шершавая ладонь скользнула в вырез платья, обхватывая грудь и сжимая в пальцах болезненно пульсирующий сосок.

Я так скучала по его прикосновениям и ласкам…Тосковала даже по его запаху, голосу и взглядам. Я стала зависима, с тех пор, как он признался мне в своих чувствах на наше с Сети совершеннолетие. Нет, кажется, даже раньше, когда еще совсем ребенком отчаянно ревновала молодого и красивого эльфа, которого считала лучшим другом, к другим женщинам, несмотря на нашу с ним разницу в возрасте. Я помню, как плакала, застав его в объятиях другой. Кажется, мне тогда было всего двенадцать. Поняв в чем дело, Тайлан долго просил у меня прощения, утешал и целовал волосы, когда я хотела совсем иного. Он ничего не был мне должен или чем-то обязан, ведь я была совсем ребенком, а он – молодым парнем, но уже на следующий день Тайлан попросил своего отца и моего папу – Эльтара принять его на службу и отправить подальше от дворца.

После я тосковала в разлуке и нечастых переписках, чтобы через два долгих года встретить вернувшегося эльфа возмужавшим, повзрослевшим и еще более красивым. Он провел со мной два дня, а после напросился на очередное задание и вернулся лишь через четыре года, в которых я с трепетом и скрытой злостью ждала каждое его письмо. Я злилась, обвиняла и даже ненавидела его за такой поступок, думала, что всему виной его нелюбовь к одной вредной, навязчивой принцессе в моем лице.

Затем, когда я стала больше разбираться в мужских взглядах и жестах, вспоминая поведение Тайлана, пришла к мнению, что я ему небезразлична. Но это не успокоило, наоборот, я стала винить его в трусости. И лишь к концу четвертого года до меня дошла одна простая истина – что ему со мной было куда сложнее, чем мне без него. И вот тогда я стала ждать нашей встречи с большим нетерпением, но не для того, чтобы выплеснуться свою злость и обиду, быть может, причинить боль, как мечтала в начале его отъезда, когда ночи напролет плакала в своей спальне. Тогда я ждала его совсем для другого. И на мое день рождение Тайлан был моим самым главным подарком, сам того не понимая.

Тогда, в той беседке, где я с затаенным восторгом и счастьем слушала его признания и просьбы простить, я сама поцеловала того, кого любила так долго и поняла, что пропала. В тот день я попросила его быть моим первым мужчиной, искренне признавшись, что всегда мечтала лишь о нем. И если бы не появление Айне с ее предупреждением…

С тех пор прошло три года, а я до сих пор не знаю, то ли благословлять, то ли ненавидеть крестную за ее появление и предостережение.

От грустных мыслей меня отвлек Тайлан, чуть сместив пальцы и погладив мой вход, но после вновь вернулся выше, массируя комок нервов, заставляя гореть и плавиться в его руках. Мужчина потерся пахом о мое бедро, а мне захотелось вновь ощутить в руке бархатную тяжесть члена и отследить пальцем каждую вздутую вену, фантазируя, какого бы было ощущать его внутри себя.

Послав мужчине короткую улыбку, потянулась и развязала завязки на его брюках, запуская в их недра ладошку и почти моментально отыскав истекающий смазкой возбужденный до каменного состояния член.

Застонали мы оба, и уже увереннее я погладила ствол по всей длине, а после отогнула ткань брюк и белья ниже, чтобы было удобнее ласкать эльфа.

Чувствуя, как ускоряется Тайлан, я повторяла за ним, полностью доверившись умелым движениям эльфа. Уже вскоре, я стала ощущать подступающее наслаждение, которое усиливалось стонами мужчины в мой рот, что возбуждали наравне с ласками.

Корсет уже безнадежно сполз, практически полностью открывая грудь под жадные ласки эльфа, который, оторвавшись от моих губ, опустил голову, чтобы ласкать мои соски горячим языком. Это было так сладко, что не смогло сбить тревожное чувство, которое в последнее время преследовало меня, заставив банально не обращать на него внимания. Самым важным сейчас казалось получить долгожданное удовольствие и разделить его с любимым.

Потому я сильнее сжала ладонь на члене мужчины и задвигала рукой интенсивнее, заставив Тая натурально рычать и толкаться бедрами в мою руку. Тайлан вновь спустил пальцы ниже, и я ощутила, как он неглубоко проникает в меня. На две фаланги, не больше, но меня накрыл такой мощный оргазм, что Тайлану пришлось закрывать мой рот ладонью, чтобы заглушить крик наполненный наслаждением и восторгом, прежде чем последняя судорога прошла, и я затихла, лишь изредка постанывая. Краем сознания почувствовала, как ладонь мужчины ложиться поверх моей бессильной ладошки, и направляет ее, одновременно толкаясь членом в мой кулак. Несколько движений, и я слышу сдерживаемый рык и протяжный стон.

***

Глава 2 Тайлан

– Мара, – выдохнул я с благоговением, ощущая как мое сердце готово вырваться из груди. Поднял голову с плеча девушки и посмотрел в ее невероятные глаза, жалея, что не могу больше терпеть и оттягивать этот разговор: – Это становится пыткой. Так не может дальше продолжаться. Я хочу, чтобы ты была моей. Полностью.

– Я тоже этого хочу, – прошептала Мара и виновато отвела разноцветные глаза в сторону. – Но...

– Вот именно. Вечно это "Но", – оборвал я резко, не желая слушать причину заново, а затем отстранился и оправил свою одежду. Опустив взгляд, она стала натягивать корсет и лиф платья на грудь, что все еще пылала от недавних обжигающих поцелуев. – Уже три с лишним года мы с тобой скрываемся, Мара. Я не могу ни спать, ни есть рядом с тобой, – признался я с мукой в голосе. – Даже дышать трудно от потребности в тебе. Не осталось уже заданий, на которые я мог бы отправиться, чтобы уберечь нас, – расхаживая из стороны в сторону с полубезумным видом, выговаривал я.

– Ты ведь понимаешь нашу ситуацию, – произнесла моя принцесса и закусила губу. – Я люблю тебя, Тайлан. И ни за что не стану рисковать твоей жизнью, – выдохнула она, а мне захотелось выть от отчаяния. Так хотелось притянуть ее к себе и заявить на весь Елей, что эта девушка, моя принцесса и богиня, принадлежит только мне. Но я не мог. Как бы ни хотел, это не в моих силах…

– В том-то и проблема, Мара. Я все понимаю. Именно поэтому всеми силами стараюсь сдерживать себя даже самыми радикальными способами. Но с каждым днем, с каждым часом разлука разъедает меня. Я не могу, и с тобой, и без тебя. Так не может продолжаться! Мне недостаточно тайных встреч и коротких мгновений близости. Я не хочу проникать в твою спальню точно вор, таясь от твоих родителей. Я хочу иметь на это право! – признался я, запустив руку в волосы, которые и тоже раздражали. На последнем задании я их спалил. Чудом сохранил хотя бы такую длину. Еще словно последний болван переживал, как к этому отнесется Мара, ведь ей еще с детства так нравилось перебирать мои волосы и заплетать их в затейливые косички, которые я ненавидел, но все равно терпел, так как больше ненависти, мне безумно нравилось прикосновения девочки, а после и девушки.

– Но что нам остается? – с заблестевшими от сдерживаемых слез глазами и затрясшимся подбородком, задала Мара вопрос, прикрыв ноги подолом платья. – Твой магический дар только началась пробуждаться. Нет ни единого шанса, что итог будет успешным для тебя, – вздохнула она печально, а я ощутил себя последней мразью: я так не любил, когда она грустит, и так гордился, что рядом со мной она улыбается, что в обычное время случалось нечасто. Теперь сам же довел до слез…

– Мы оба знаем, что нужно сделать, Мара, – остановившись и посмотрев на девушку в упор, произнес я, отметив, как она напряглась и в ужасе расширила глаза. – У меня был не один год, для того, чтобы обдумать ситуацию и размышлять над вариантами. Как ни крути, остается один. И мы оба знаем, что для этого нужно.

– Как ты можешь говорить такое? – всхлипнула Мара, дернувшись, словно от пощечины, причиняя тем самым новые муки моей совести.

Тяжело вздохнул и приблизился, с блаженством ощущая прохладу ее тела и вдыхая слабый аромат аконита. Когда-то я узнал, что даже аромат этого растения смертелен. Я же стал зависимым. Поднял руку и дотронулся до длинных, золотистых волос, подцепив на палец ту самую белую прядь, которая стала словно ударом под дых. Значит, несвойственная бледность принцессы тоже не может предвещать ничего хорошего…

– У нас нет иного выбора, Мара. Так, или иначе, на это придется пойти. Мы ведь оба всегда знали, что я не тот, кому ты можешь принадлежать безраздельно, – тихо и с горечью произнес я, отчего в разноцветных глазах закипели подступившие слезы. – Мы надеялись, но нужно признать, что наши мечты были глупыми и несбыточными. Не в нашей истории и Мире доступна такая привилегия.

– Я люблю тебя, – произнесла она совсем тихо, убитым голосом, что не помешало мне, как и каждый раз ее признания, замирать от тихого, но непозволительного счастья.

– Я люблю тебя, – вторил я, и от этого стало только больнее. То ли за нее, то ли за себя, то ли за нас обоих...

С тяжелым вздохом обнял принцессу, вновь поцеловал, но, на этот раз медленно, нежно, умоляя понять и простить мои слова и отчаяние. Как вдруг, ощутив чужое присутствие, напрягся, резко обернулся, вытаскивая кинжалы из скрытых ножен отточенным быстрым движением, полностью загородив собой девушку, чтобы рассмотреть кому принадлежали сначала ироничные аплодисменты, а после хриплый голос с небрежными и пренебрежительными нотками:

– Я уже думал, вы никогда не закончите, – растянулись губы неизвестного мужчины в издевательской усмешке. А после его голос посуровел и он добавил без тени улыбки на лице: – Я как раз за тобой, – произнес незнакомец с глухим капюшоном на голове, отчего была видна лишь нижняя часть лица и клыки, что мельком проскальзывали между губ, во время его разговора.

– Кто ты? Что тебе нужно? – угрожающе прищурился я, пытаясь понять, как он попал в замок. В покои принцессы, которые зачаровывали сами правители и богиня-Мать!

– Уж не ты, точно, – небрежно отозвался мужчина, пока за моей спиной слышалась возня – Морана приводила одежду в порядок. – Я пришел за девушкой.

– Только через мой труп, – покачал я головой, лихорадочно пропуская в мыслях варианты, кто бы это мог быть и кем послан.

– Это можно устроить, – отозвался мужчина. Говорил незнакомец с легким акцентом, который прежде я не встречал в Елее. Лицо было скорее загорелым, чем смуглым, что не давало отнести его к расе дроу, несмотря на наличие клыков, что были куда длиннее нормального и привычного размера темных эльфов. Впрочем, рост, который мог соперничать с высокими светлыми, тоже не соответствовал темным. Одежда была странная, и от мужчины разило незнакомой магией. Потому я терялся в догадках.

– Он не из этого Мира, Тайлан, – услышал я тихий голос Мораны, которая вышла из-за моей спины и холодно посмотрела на мужчину. – Надеюсь, твой визит лишь для того, чтобы сказать «спасибо»? – произнесла она, обращаясь к незнакомцу.

Тот, вместо ответа, предпочел растянуть губы в широкой, практически, издевательской улыбке, открывая и нижние клыки, которые не соответствовали ни одному разумному существу из этого Мира. Не знаю, чего он добивался, но вышло скорее угрожающе, потому я вновь ощутил раздражение и приготовился к нападению.

– Ты знаешь его? – коротко взглянул я на девушку, стараясь надолго не выпускать незнакомца из поля зрения.

– Нет, – покачала она головой, спокойно наблюдая за незнакомцем. – Но я спасла его жизнь. А после он ушел, не сказав ни слова.

– Что?! – изумился я и отвлекся, за что поплатился.

Краем глаза увидел, как от незнакомца в сторону Мары метнулось что-то быстрое и тонкое, напоминающее змею и не уступающее ей в скорости. Почти в то же мгновение девушку рядом со мной рывком протащило к незнакомцу, который ловко прижал ее спиной к своей груди и обхватил тонкое горло Мораны своей ладонью.

Я же, расширяющимися глазами наблюдал, как на талии Мары тугой живой и черной веревкой обвивается… хвост, начинающийся из-под полы плаща незнакомца и заканчивающейся кожистым утолщением, напоминающий наконечник стрелы. А на ненормально длинных пальцах мужчины, которые покоились на шее девушки, были черные загнутые и острые когти. Мара дернулась, упрямо поджав губы и учащенно задышав, а к когтям прибавилось лезвие ножа, что мужчина приложил к ее лицу. Но это показательное действие было больше для меня, чем для девушки, так как я почти сразу приготовился к нападению. Теперь же настороженно замер, в который раз досадуя, что не имею возможности пользоваться магией.

– Не двигайся, – коротко предупредил незнакомец, обращаясь ко мне. Я же едва сдержался от иронии ситуации, так как мужчина грозил смертью… богине Смерти. Однако этот момент нисколько не облегчил для меня ситуацию и страх за любимую, кем бы она ни была.

– Такова твоя благодарность? – зло процедила Мара сквозь зубы, скосив взгляд на незнакомца.

– В мои планы не входит твоя смерть, девочка, – тихо произнес мужчина, не отреагировав на ее тон. Пожалуй, в спокойствии он мог составить здоровую конкуренцию вечно невозмутимому Киртану. – Для моих планов ты нужна живой.

– Тогда, как понимать твои действия? – уточнил я, немного расслабившись, моментально поверив, что он не причинит ей вреда. – Что тебе нужно от нее?

– Это лишь вынужденная мера безопасности и аргумент, чтобы ты не совершал глупостей. Будешь сохранять спокойствие, и с ее головы даже волос не упадет, – спокойно ответил он, а после убрал от ее лица нож и скинул капюшон со своей головы. Вот только руку с черными когтями от горла девушки не убрал. На меня посмотрели абсолютно черными глазами, но при более внимательном рассмотрении, я понял, что его зрачок далеко не черный, как мог казаться, а темно-бордовый. Но шокировало даже не это, а два рога, что выглядывали из черных волос, на его лбу.

– Да кто ты такой? – пораженно спросил я.

– Мое имя – Ксин. Я принадлежу к расе Ракшас, что эквивалентно Велиарам, что жили в этом мире прежде.

– Демон, – подвел я итог, напрягаясь еще сильнее, вспоминая короткие отрывки упоминания об этой расе. Мерзкое и жестокое, варварское племя.

– Все же мы отличаемся, – добавил он спокойно, но я лишь презрительно скривился.

– Судя по тому, что ты насильно удерживаешь безоружную девушку, которая спасла твою жизнь – нисколько, – брезгливо скривился я, заметив, как бордовый зрачок полыхнул красным, выдавая злость демона. – Не знаю, что тебе от нее нужно, но ты, мужик, даже не представляешь с кем связываешься, – начал, было, я, но взгляд привлекла Морана, выразительно скосив взгляд на свою ладонь, которой она едва заметно отрицательно покачала, выставив указательный палец вперед в призыве к молчанию. С трудом подавил желание нахмуриться, а после вновь посмотрел на ожидающего моего ответа демона. – Она – принцесса. Ты уже подписал свой смертный приговор, лишь покусившись на нее, – сообщил я часть правды, заметив промелькнувшее одобрение в разноцветных глазах принцессы. – Ее родители…

– Я знаю, кто ее родители и ее статус в Елее, – оборвал меня мужчина бесстрастным голосом. – Меня это не волнует и не пугает. Она смогла излечить меня – вот что важно. Мне все равно, будь она даже богиней, – заметил он, а я едва сдержался от неуместной усмешки. – Девушка пойдет со мной. По своей воле, или нет.

– Для чего я тебе? – дернулась Мара, и мужчина позволил ей обернуться к нему лицом, хотя продолжал удерживать ладонь на ее шее, а хвост  держался на тонкой талии. – Тебе мало того, что я уже сделала для тебя?

– Ты сделала невозможное, – ответил он ей, скучающе разглядывая невысокую эльфийку. – Теперь ты должна повторить это с моим отцом. Он умирает, и ты его спасешь.

– А если я не желаю? – зло прищурилась Мара, отвлекая на себя внимание. Я стал незаметно подступать к паре, удобнее перехватывая в руке кинжал. – Я нужна тебе живой, – напомнила она. – Ты не причинишь мне зла.

– Тебе – не причиню, – спокойно кивнул он. – Но мне не нужна жизнь этого эльфа, – произнес демон, и гибкий хвост неуловимым движением исчез с талии девушки, чтобы меньше чем через мгновение ужалить меня чем-то острым в грудь. Услышал испуганный вскрик Мораны, но не смог даже вздохнуть, не то, чтобы отреагировать. От места ранения стала распространяться боль, напоминающая кислоту, что растекалась по венам. От острой вспышки агонии упал на колени, стараясь изо всех сил сохранять сознание, что готово было ускользнуть в любой момент. Сквозь оглушительно стучащий в перепонках пульс, услышал насмешливый вопрос, заданный девушке: – А тебе?

***

Глава 3 Ксин

– Нет! – взвизгнула девушка и стала вырываться, несмотря на угрозу моих когтей. С легкостью позволил ей отстраниться и упасть на колени перед задыхающимся эльфом, который с хрипом боли раздирал на своей груди рубашку. Скосил взгляд на хвост, к которому была прикреплена игла с токсином, и небрежно отбросил ядовитое жало за ненадобностью. – Что ты сделал с ним?! – в панике выкрикнула девушка и стала беспорядочно водить светящимися голубым мерцанием ладонями по груди эльфа, принося облегчение, но все равно бессмысленно.

– Ты делаешь только хуже, – заметил я. – Оставь.

– Я не дам ему умереть, – упрямо затрясла она светлыми волосами, что достигали длиной до ее колен и сейчас шлейфом лежали на полу.

– Он не умрет. Оставь, – настойчивее потребовал я, но она даже не пожелала слушать, не то, чтобы послушаться. Тяжело вздохнув, обвил хвостом ее запястье и дернул на себя. Ее яростное сопротивление было слишком слабым, потому без проблем протащил ее к своим ногам, слушая возрастающий хрип эльфа.

– Нет! – визжала она и бросила в меня заклинанием, в котором прослеживалась слабая нотка божественной магии, и от которого с легкостью увернулся. С удивлением отметил, что целительница знает боевое заклинание. Хотя, с учетом ее родословной и личностей родителей…

– Угомонись, – тряхнул я ее, привлекая внимание. – Ему больно только пока яд полностью не распространиться по крови. Ты только задерживала процесс, лишь оттягиваешь неизбежное. Эльфу не поможешь.

– Тварь! – со слезами на глазах взвыла девушка, продолжая рваться к эльфу, что полностью повалился на пол. – Зачем?!

– Я же сказал, что он не умрет, – начиная злиться, проворчал я, наблюдая за тем, как судороги эльфа прекращаются. Тайлан. Так она его называла.

– Но… яд… – замерла девушка и посмотрела на меня огромными, блестящими от слез глазами.

– Он замедленного действия. Убивает не сразу, а лишь через несколько дней. Но необратим ничем, кроме одного единственного противоядия.

– Оно есть у тебя? – с отчаянной надеждой спросила девушка, а после с болью и сожалением посмотрела на затихающего эльфа, что дышал часто и отрывисто. Но дышал.

– Есть. Но он получит его лишь тогда, когда ты выполнишь то, что нужно мне.

– Почему я должна тебе верить? – с яростью и ненавистью поинтересовалась странная эльфийка, а после брезгливо отбросила от себя мой хвост и на четвереньках приблизилась к обессиленному эльфу, с тревогой и трепетом дотрагиваясь до его лица. Целители… Влюбленные целители – еще хуже. Но в моем случае, ее привязанность играет мне на руку.

– Потому что у меня нет причин для обмана. Ты выполнишь услугу для меня, я дам нейтрализатор твоему эльфу и верну вас в Елей. Все просто, – пожал я плечами.

– Ублюдок, – процедила она сквозь зубы, бросив на меня прожигающий взгляд, но я видел, что это лишь бессильная ярость. Я уже знал, что девушка достаточно сообразительна, чтобы быстро понять ситуацию. Вот и бесится от того, что выхода я ей не оставил: откажется, и ее любимый умрет, а ей придется наблюдать за его медленной смертью.

Девушка тяжело вздохнула, поджала губы, вытерла трясущейся ладошкой испарину со лба эльфа и отбросила упавшие ему на лоб влажные волосы. После обреченно прикрыла глаза и задала вопрос:

– Чего ты хочешь?

– Ты пойдешь со мной, –  вновь пожал я плечами.

– Это я уже слышала, – нетерпеливо огрызнулась она, но глубоко вздохнула и постаралась успокоиться. – Говори конкретнее. Быть может, помочь твоему отцу и не в моих силах вовсе.

– Я уже убедился в обратном, – возразил я тихо, заметив, как она дернулась и поморщилась от моих слов.

– Стоило дать тебе сдохнуть… – выдохнула принцесса разочарованно и со сдерживаемой злобой. И, несмотря на то, что я понимал ее обиду и горечь, вдруг осознал, что мне стали неприятны эти слова. – Как тебя вообще занесло в Елей? – задалась она вопросом, словно у пустоты, пока перекладывала голову эльфа к себе на колени и успокаивающе гладила его лицо с тревогой и трепетом во взгляде, что было просто невозможно не заметить.

– Меня преследовали и ранили. В попытке скрыться от преследователей перенесся в первый попавшийся мир. Им оказался Елей. И ты, – ответил я. Хоть и не все.

– И попал именно в мою гардеробную, – с горечью усмехнулась она и подняла побелевшее от пережитого лицо. – Что за глупая шутка Судьбы? – с раздражением вздохнула эльфийка и встрепенулась, когда Тайлан открыл затуманенные недавней болью глаза и коротко простонал. – Какой план?

– Мы с тобой перенесемся в мою реальность. Она спрятана ото всех, потому переправка будет сложнее, чем обычный переход в другой Мир.

– От меня-то что требуется? – нахмурила она тонкие, темные брови, несмотря на золотистую шевелюру. – Я лишь заживила твои раны и поврежденные органы, как любому другому в Елее. Это может сделать любой целитель.

– Нет, – качнул я головой. – Те, кто на меня напал, имеет свой, очень токсичный яд. Подобно тому, что сейчас течет в крови эльфа, вот только их не выводится из организма Ракшаса никогда. Их оружие было смазано этим ядом. Я не мог выжить, но ты сделала невозможное, каким-то чудом, не просто зарастив раны, но и выведя из организма весь токсин.

– Допустим, у меня это как-то получилось, – качнула она головой и сглотнула, стиснув тонкими, изящными пальцами свои виски. – Хотя я отчаянно не понимаю, каким образом.

– Я тоже. И, откровенно говоря, сейчас меня не особо волнует этот вопрос. Куда важнее то, что ты на это способна. Именно поэтому мне нужна именно ты.

– Что с твоим отцом? Он тоже ранен? – задумчиво поморщила она брови и прикусила губу.

– Его ранили несколько десятилетий назад.

– Тогда что-то не сходится с твоим рассказом, – презрительно фыркнула целительница. – Либо ты мне сейчас врешь, либо яд на оружии твоих врагов не настолько опасен, каким ты пытаешься мне его представить.

– Мой отец первоначальный Ракшас. Сильнейший из нашего вида. Он борется с токсином вот уже несколько десятилетий, но победить не может. И с каждым годом это становится сложнее. Отец сильно сдал и очень скоро у него не останется сил для борьбы: яд поглотит его. Поэтому мне нужен тот, кто может его убрать из организма полностью. Это ты, – терпеливо пояснил я и вновь ощутил раздражение от того, как показалось, что мой рассказ был не так интересен для принцессы, чем эльф, лежащий на ее коленях. – Его придется оставить. Он будет мешать.

– Сколько у него времени?

– Противоядие необходимо дать не позже, чем через семьдесят два часа.

– Этого времени хватит на перенос и лечение? – очередной короткий вопрос.

– Должно.

– «Должно»? – вскинулась девушка. – Ты не уверен?

– Меня ты излечила всего за одну ночь, – напомнил я.

– После которой ты исчез, забыв прихватить испорченные тобой простыни, – язвительно усмехнулась принцесса. – Я помню. Однако, повторяя твои слова: путь будет сложным и опасным. Успеем ли мы попасть в твою реальность, излечить твоего отца и вернуться обратно, до того момента, когда окажется поздно?

***

Глава 4 Морана

– Что это за Мир? – внимательно и тревожно осматриваясь, спросила я. Песчаные барханы простилались на многие километры вперед, вплоть до горизонта. И для чего Ксин перенес нас посреди пустыни – непонятно. Несмотря на отсутствие признаков жизни, мне было неспокойно в этом месте и хотелось поскорее его покинуть, потому лишь плотнее прижалась к ненормально бледному и отрывисто дышащему Тайлану.

Демон окинул нашу пару пренебрежительным взглядом и вместо ответа сказал:

– Нужно было оставить его. Он будет только мешаться.

– Я тебе не верю ни на грош! Ко всему прочему, не стану упускать время на обратный путь в Елей, который может оказаться решающим. Ты хочешь, чтобы я тебе помогла? Я помогу, но только с ним! Как только разберусь с твоим отцом, ты сразу же исцелишь Тайлана и вернешь нас в Елей, как и обещал!

– И все равно его нужно было оставить, – проворчал демон и отвернулся от нас, вглядываясь вдаль, где светило целых два солнца. После мужчина опустил взгляд на странный браслет на своей руке, что-то нажал на нем и выставил руку вперед, водя ей из стороны в сторону. Остановился, вновь что-то нажал и коротко бросил нам с Тайланом через плечо:

– За мной. Старайтесь не отставать и идти только там, где ступаю я. Эльф, тебя это касается в первую очередь – будешь обузой, я оставлю тебя, несмотря на желание девушки.

– Пошел ты… – брезгливо сплюнул Тайлан, зло оскалившись в сторону ракшаса, который чувствовал себя вполне удобно в темной плотной одежде под двумя палящими солнцами и среди раскаленных песков.

– За мной, – безразлично повторил Ксин, набросил на темную голову с короткими рогами капюшон, спасаясь от жарких солнц, и пошел в том направлении, куда указал его браслет, что служил магическим проводником или компасом, бес его знает.

– Давай его убьем? – посмотрел на меня Тайлан почти с мольбой. – Один кинжал в затылок, и проблемы как ни бывало!

– Мы в незнакомом Мире без средств связи с Елеем, – напомнила я, делая шаг вслед за демоном, который, наверняка, все слышал. – Ко всему прочему, противоядие может быть не с ним. Рисковать твоей жизнью я не буду, – упрямо тряхнула я головой.

Тайлан вполголоса выругался, спрятал в незаметные ножны свой любимый кинжал и последовал за мной.

Какое-то время мы шли молча, под палящими солнцами и по обжигающему песку.

– Куда мы идем? – не выдержал Тайлан, кому путешествие давалось с большим трудом. Даже я уже была на полном издыхании, а ведь я не отравлена. Однако жажда воды казалась невыносимой, воздух был раскален и сушил даже легкие, не то, что пересохшую глотку. Еще это проклятое платье… Демон был так нетерпелив, что не позволил даже переодеться или оставить послание родным. Мразь.

– И как долго еще идти? – поддакнула я, бессмысленно облизывая губы, что высохли даже прежде, чем скрыла язык за губами.

Выразительно осмотрев нашу утомленную парочку, демон, что выглядел по-прежнему невозмутимо, вдруг снизошел до ответа:

– Моя реальность скрыта от всех остальных. Попасть в нее могут только с помощью ключа, который работает лишь в определенных местах, о которых известно одним посвященным. Это сделано для безопасности, и секрет таится под строжайшим секретом. И даже если кто-то сможет завладеть ключом или частью информации, все равно не сможет добраться до Дарка. Чтобы попасть в Дарк, прежде нужно пройти через промежуточный Мир и найти в нем место переноса, что приведет в нужному нам. К этому месту переноса мы и направляемся.

– Так долго еще идти? – не торопясь восторгаться коварством и осторожностью ракшасов, просипела я, споткнувшись уже третий раз и почти упав на раскаленный песок, но Тайлан успел подхватить меня за локоть. Раздраженно посмотрев на нетерпеливо ожидавшего нас демона, эльф достал кинжал, присел передо мной на колени и, подцепив подол платья, укоротил его ровно на половину, открывая колени и даже край чулок. Но я покорно позволила такую наглость, так как длинный подол уже откровенно выводил из себя своим неудобством, а с укороченной юбкой было куда как удобнее. Излишек ткани Тайлан еще раз порвал на два куска. Из одного он соорудил мне подобие платка, повязав поверх головы, из второго сделал накидку на мои плечи, связав концы за спиной. Окинул меня сосредоточенным взглядом и удовлетворенно кивнул, а после вымученно улыбнулся в ответ на мою благодарную улыбку.

– Я, кажется, уже говорил, что нельзя задерживаться. Наш запах может привлечь их.

– «Их»? – тут же заинтересовался Тайлан. – Это кого? – Прищурился эльф.

– Вам лучше не знать. Если повезет, вы с ними никогда не увидитесь, – сообщил нам демон, а после отвернулся и продолжил путь. – Осталось не больше часа, – громко сказал он, прежде чем потерять к нам всякий интерес.

– Давай его убьем? – вновь взмолился Тайлан, но я только вздохнула. Предстояло еще час мучений, потому тратить силы на бессмысленные споры я не желала.

Спустя десять минут я поняла, что повязка на голове совершенно не спасает. Собственно, как не спасала и эльфа, что соорудил себе подобие косынки из оторванных рукавов рубашки. Но Тай упрямо скрывал свое состояние. Быть может, не будь целителем, и купилась бы, но я видела даже больше, чем требовалось.

Через пятнадцать минут, я трижды упала на колени и с большим трудом поднялась.

Спустя еще пятнадцать – впервые споткнулся Тайлан.

Но что бесило больше всего – это то, что демон впереди шел легко и свободно, словно был не под палящими солнцами, посреди бесконечной пустыни с раскаленными песками, а на приятной прогулке в парке.

Ох, как я хотела его смерти в эти моменты…

Еще через пять минут это случилось – упал Тайлан. Споткнулся в очередной раз и не удержал равновесия. Но хуже то, что он стал скатываться вниз по бархану, без возможности затормозить. И даже это казалось половиной беды, так как Тайлану «посчастливилось» попасть в зыбучий песок, который стал утягивать эльфа в свои глубины.

Прежде чем броситься на помощь эльфу, я услышала проклятье на незнакомом языке, что процедил демон. Собственно, поняла, что проклятье, только по тону Ксина.

– Стой на месте! – выкрикнул он мне, но я лишь раздраженно насупилась, сосредоточенно спускаясь по бархану. – Стой! – зло повторил он, а я еле сдержалась, чтобы не показать ему мамин излюбленный жест из пальцев, которым она прославилась на одном из посольских делегаций, споря с одним из оппонентов.

На половине моего пути к эльфу, у Тайлана все же вышло выбраться из коварной ловушки пустыни и даже подняться на ноги, однако порадоваться мы не успели. Тайлан внезапно напрягся, резко повернуть голову в бок, выбросив вперед руку, что-то крича мне, но я не расслышала. Тогда эльф стал быстро взбираться по склону ко мне навстречу. К тому моменту уже и я стала осознавать неладное. Чувство тревоги и запах затхлости захватил меня. Сбоку песок стал стремительно осыпаться и двигаться, и вместе с шелестом песка до меня стал доноситься невнятный стрекот чего-то большого и острого.

Через мгновение в нескольких метрах от меня бархан взорвался фонтаном песка, являя огромного и явно плотоядного, ранее невиданного мною, жука с большими и мощными жвалами и острыми клешнями. И это насекомое удивительно быстро надвигалось на меня…

***

Глава 5 Тайлан

Закричал и размахивал руками, но обратить внимание невиданной твари на себя не получилось. Даже два выброшенных метательных кинжала не помогли в моем деле, банально отлетая от бронированного панциря монстра. И это чудовище неотвратимо двигалось на изумленную девушку, что замерла с шоком и испугом на лице.

С отчаянной мыслью, что не могу опоздать, отбросил все сомнения и чувства о собственном недомогании и прибавил скорости. Но на краю сознания все равно билась мысль, что я не успею. Никак.

Звуки внезапно отключились, как и боковое зрение, сосредоточив меня лишь на собственном дыхании и узкой картине любимой женщины, что попятилась назад, и твари, которая узрела добычу в лице моей принцессы.

Но вот когда гигантское насекомое поднялось, готовое обрушить на девушку свои клешни, в бок Мораны врезалось что-то быстрое и темное и вместе с ней покатилось по склону вниз… прямо в зыбучие пески!

Резко сменил траекторию и на грани возможностей прыгнул наперерез кубарем катящимся эльфийке с демоном. Каким-то чудом мне удалось захватить полу плаща Ксина, что затормозило его падение, а тот хвостом удерживал Мару. На короткий момент я даже подумал, что такой рудимент может быть очень полезным.

Но после моими мыслями завладел жук, который не желал расставаться с добычей и стал стремительно спускаться за нами следом. Убедившись, что демон крепко держится на песке, я отпустил его одежду и поднялся на ноги, вытаскивая из-за пояса на брюках парные изогнутые кинжалы и перехватил их в ладонях крепче. На размышление у меня было всего несколько мгновений, опоры под ногами практически никакой, потому прыгать было весьма проблематично, особенно на осыпающемся склоне бархана. В отличие от чудовища, в высоту достигающий почти трех метров, я на раскаленном песке чувствовал себя весьма неуютно.

– Стой в стороне и не мешайся, – услышал я голос Ксина, который обращался к девушке. Вздохнул чуть свободнее от того, что она в относительном порядке, а большего вреда я постараюсь не допустить.

Вновь выпустив раскаленный воздух из легких, принял более устойчивое положение, насколько это вообще было возможно, и приготовился к нападению устрашающего, стрекочущего жвалами гиганта. От первого удара массивной и острой клешни с зазубренными удалось увернуться. Второй попытался блокировать, но мои кинжалы с лязгом соскочили с отполированного и твердого панциря, не причиняя жуку никакого урона. Я же поплатился за собственную ошибку. Хоть кинжалы и не задержали удара, но все же изменили его траекторию, и вместо груди острый край панциря вспорол мне плечо. К начавшейся кровопотере внезапно примешалась и слабость, вызванная ядом демона, что вновь стала накрывать меня волнами. Потому третий колющий удар клешни я чуть было не пропустил и лишь в самый последний момент упал на песок и откатился в бок.

Но даже это не уберегло бы меня, не вмешайся Ксин. Материализовав в руке магический меч, он в прыжке рубанул жука по месту, где пластины панциря сходились вместе. Брызнула желтая слизь, а чудовище встало на дыбы и пронзительно завизжало. Но это только разозлило монстра, заставив его перебирать клешнями куда быстрее и стремительнее.

– Бей по незащищенным панцирем местам, – коротко бросил мне Ксин, внимательно следя за беснующимся чудовищем, а уже в следующее мгновение балансировал на огромной голове жука. Хмыкнув, я поднялся на ноги и примерился для серии коротких ударов, воспользовавшись тем, что все внимание гигантского членистоногого обращено на то, чтобы скинуть с себя нежеланного наездника, который сосредоточенно старался пробить менее защищенное место на шее монстра собственными когтями.

Мысленно взмолившись чтобы сил и координации хватило, пустился под лапы гигантского жука, старательно следя за тем, чтобы не одна из них не наступила на мена, а после резанул по суставам двух передних ног, и затем откатился в сторону, оценивая результат.

Жук заверещал еще более пронзительно, но устоял и вновь сосредоточился на Ксине. Размяв начинающие неметь от напряжения плечи, вновь прыгнул под чудовище. Один удар попал точно по уже имеющемуся порезу, а вот вторую лапу жук не вовремя переставил, грозясь задеть или вообще раздавить ей мою голову. Каким-то чудом удалось увернуться, но вот равновесие потерял и, вывалившись из-под туши монстра, упал лицом прямо в песок. Песчинки моментально заполнил не только глаза и рот, но и легкие, от судорожно сделанного вдоха, так как рядом со мной повалился на бок и гигант, из-за перерубленной лапы.

Времени прокашляться не было, потому, невзирая на слезящиеся глаза и скрип на зубах, поднялся и присоединился к демону, которому удалось-таки прорубить небольшую брешь между двумя пластинами, откуда сейчас вытекала тошнотворная, смрадно воняющая желто-зеленая слизь.

– Нужно перерубить шею! – выкрикнул Ксин, когда не удержался и скатился со скользкого от слизи панциря. Кивнул в знак того, что понял относительно панциря и принялся рубить тонкий хитин в попытке расширить брешь, который с трудом, но поддавался. В это время демон не давал жуку подняться. Около минуты у меня ушло на расширение дыры в хитине достаточно, чтобы прошел длинный клинок, которого у меня в резерве не было.

– Готово! – выкрикнул я, меняя демона и позволяя ему занять мое место. Но тут снова дала о себе знать слабость и недомогание, от которой на секунду потухло в глазах и затошнило. Да так, что я едва сдержался, чтобы не опорожнить желудок.

Этого мгновения оказалось достаточно, чтобы жук воспользовался моим замешательством и поднялся на оставшиеся лапы, вновь протыкая клешнями песок в местах, где мгновения назад стоял я, но, пока удачно уклонялся.

Появившийся сбоку демон, коротким замахом меча перерубил раненную лапу, заставив жука опереться на клешни. Этого хватило, чтобы Ксин ловко забрался на чудовище, замахнулся двумя руками, перехватив меч вертикально вниз, и со всей силы погрузив оружие в жука, отчего острие оружия показалось под головой чудовища. Но лишь после резкого нажатия и поворота клинка в сторону в ране чудовища, жук издал пронзительный предсмертный визг, а после затих и замертво повалился в песок, начиная скатываться вниз по бархану.

Демон спрыгнул и грациозно приземлился на песок, бесстрастным взглядом наблюдая за тем, как труп чудовища медленно сползает, а после вязнет в зыбучих песках.

– Молодец, – вдруг произнес он, я же лишь досадно сплюнул ненавистный песок, что по-прежнему заполнял рот. Затем осмотрелся, заметив напряженно замершую Мару, что заворожено смотрела за тем, как в пучине песка исчезает клешня гигантского насекомого. Встретившись со мной взглядом, девушка неуверенно улыбнулась, но после вздрогнула, стоило ее взгляду сместиться в сторону. Обернулся и понял, что на нее пристально смотрит демон. И глаза его полыхали красным. Уверенными, широкими шагами он направился к ней, я же поспешил следом, чтобы успеть вмешаться.

– Глупая девчонка, – рыкнул он, замерев напротив Мары в нескольких метрах. – Я же предупреждал, чтобы вы следовали строго за мной. Я же приказывал тебе остановиться!

– Не смей так говорить с ней, – в свою очередь ощутил я приступ ярости. – Это лишь твоя вина, что ты привел нас в этот Мир.

– А ты, как и предполагалось, оказался обузой, – парировал он.

– Только лишь потому, что ты меня отравил! – процедил я сквозь зубы. – Это ты подверг ее опасности.

– Она кинулась за тобой, – не согласился демон. – Теперь она навлекла на нас опасность.

– Вы же смогли убить этого жука… – проронила Мара, с тревогой вглядываясь в лицо демона.

– Он здесь не единственный. Ко всему прочему – из молодняка: слишком мелкий. Придут другие. Но даже они не представляют той опасности, которая теперь нам угрожает. Они почувствуют наше присутствие. Поэтому спорить и медлить нельзя. Не сейчас. Нужно как можно скорее убираться отсюда. До места переноса осталось немного.

– О ком ты? – с возрастающим чувством тревоги поинтересовался я.

– О них, – угрожающе прищурившись и посмотрев мне за спину, произнес демон.

***

Глава 6 Ксин

Они вышли из портала практически одновременно с его появлением, не дожидаясь, пока мерцающая арка разгорится полностью. Их было пятеро: тех, с кем я не пожелал бы встречаться даже врагу. Одних из тех, кто недавно практически убил меня, и из-за кого умирает мой отец – даманы. Раса, чем-то напоминающая Ракшасов, но с белоснежными крыльями за спиной, которые не считали нужным скрывать, и магией, что была губительна для моих соплеменников.

– Что бы ни случилось, не используйте магию и не дайте им прикоснуться к себе или ранить, – тихо предупредил я двух эльфов. – Они не станут разбираться и убьют вас лишь за то, что вы со мной.

Как ни прискорбно это говорить, но помощь эльфа, который оказался неплохим бойцом, мне бы сейчас сильно пригодилась. Вот только токсин в его крови значительно ухудшает скорость и силу Тайлана, делая эльфа беспомощным против естественных врагов Ракшасов. В какой-то момент я даже пожалел, что отравил Тайлана. Но после мои мысли сосредоточились исключительно на отряде даманов, который неспешно приближался, сохраняя осторожность и умело обступая нас.

Если эта шайка возьмет нас в кольцо – мы обречены. Я не смогу отбиться сразу от пяти. От эльфа толку будет мало, а про девушку и говорить нечего! Это невинное недоразумение с огромными глазами скорее будет бегать между рядами дерущихся, заживляя нанесенные раны всем подряд, не разбирая на своих и чужих, чем даст достойный отпор.

Тайлан завел девушку за свою спину, а после приблизился ко мне, прикрывая мой бок.

– Все плохо? – только и спросил он в полголоса.

– Да, – не стал я отрицать. Эльф больше ничего не спрашивал, только коротко кивнул и удобнее перехватил кинжалы.

– Как тебе удалось выжить, Ксин – сын Варка? – грозным, мощным голосом потребовал от меня ответа тот, что находился по центру отряда даманов.

Я проигнорировал вопрос, продолжая отслеживать передвижение каждого. Можно попытаться бежать, но как? Эльф и целительница слишком медлительны, и даманы их легко настигнут. Я мог бы прикрыть их отход, но они все равно не знают дороги, и с легкостью могут не только угодить в зыбучие пески, что в этой реальности изобиловали из-за множества подземных туннелей, прорытыми главными обитателями и хищниками этого Мира – Ишвари. Так же эльфы могут потревожить норы куда более взрослых и опасных особей этих далеких родственников жуков…

Эта мысль вдруг стала навязчивой, и я куда более внимательно стал осматриваться по сторонам и за спины своих врагов.

– Отвечай! – повысил голос все тот же мужчина, чей вопрос я проигнорировал как в первый раз, так и сейчас.

– Как только я дам знак, бегите за мной, что есть сил, – прошептал, стараясь не шевелить губами. Тайлан покосился на меня и еле заметно наклонил голову, давая знак, что расслышал меня.

– Не шевелись! – рявкнул тот, что обходил меня сбоку и заметил мое движение рукой за полу плаща. Я показательно замер и поднял руки выше, ладонями вверх, показывая то, что безоружен. Но уже через мгновение, не сдержав мрачной усмешки, резко выбросил вперед хвост, запустив им небольшим кубом, который пролетел над головами недоумевающих воинов. Проследив за полетом артефакта, который упал в основание бархана за их спинами, они глумливо усмехнулись, высмеивая мою меткость:

– По всей видимости, яд все же отразился на тебе, Ксин, – издевательски заметил вожак. Я послал ему многозначительную улыбку и произнес:

– Ты так считаешь?

Мужчина нахмурил брови под глубоким шлемом, что частично прикрывал глаза, а после напрягся и резко обернулся, выкрикнув своим солдатам:

– Пригнись!

Но не успел, и за их спинами взорвался песчаный холм, ударяя их в спины волной из магии и песка. Но это несильно задержало отряд врагов, на что я, впрочем, не сильно рассчитывал. Но вот потревоженные Ишвари, что с разъяренным рокотом стали выползать из своих нор – это другое дело.

– Сейчас! – выкрикнул я и пустился в бег. Благо, эльфам повторять было не нужно, и они среагировали моментально, пускаясь за мной следом.

Четыре особи моментально окружили даманов, которые с яростными криками стали отбиваться от стремительных выпадов песчаных обитателей.

А вот две особи местных чудовищ последовали за нами. И это было плохо, очень. Так как взрослые особи, помимо большей силы, скорости и ловкости, обладали способностью плеваться клейкой паутиной, которая, ко всему прочему, имела паралитический эффект, при соприкосновении с кожей жертвы.

– Быстрее!!! – потребовал я у отстающих эльфов, выбрасывая один пузырек с кислотой из-за пояса брюк, который угодил прямо в морду приближающегося жука. Он взвыл, пронзительно вереща и вставая на дыбы, что дало нам всего несколько секунд форы, но жук вскоре вновь пустился в погоню, уступив второму чудовищу дорогу.

Предсказуемо вторая тварь увидела в эльфах легкую добычу и пустила в нее клейкую нить, но один взмах моего меча, и клейкая масса отлетает в сторону, а вторая намертво прикипает к острию. Благо, оружие магическое – короткий мысленный приказ, и он исчезает в моих руках, заставляя клейкую нить упасть на раскаленный песок. Под удаляющиеся крики Даманов и цокот ишвари, мы стремительно бежали в направлении портала. Желая свериться с направлением, поднимая рукав плаща и открывая артефакт, но моментально поплатился за нетерпение – в миллиметре от моего плеча в песок вонзилась острая клешня. Меня она не задела, а вот по браслету прошлась, высекая искры из магического украшения, что спасло мою руку от отсечения.

Более я не позволил себе отвлекаться, ощущая злость и бешенство. Нащупав на поясе брюк еще три склянки с кислотой, я остановился, вставая на пути у двух жуков, каждый из которых затормозил, готовясь обрушить на меня свои клешни и пасти с омерзительно двигающимися жвалами. Уловил момент и по очереди закинул склянки в открывшиеся пасти, чтобы через мгновение отбегать из под потекшей жижи из слизи и кислоты.

Но, как я уже знал, даже это было неспособно остановить ишвари. Потому припустил еще быстрее, нагоняя двух эльфов, что уже были на последнем издыхании, непривычные к подобной жаре. Особенно целительница. Эльф же держался на удивление хорошо, если учитывать нетипичную ситуацию, отравление и ранение. И он упорно тянул за собой падающую и спотыкающуюся принцессу. На ходу обвил талию девушки хвостом, а после присел и закинул завизжавшую эльфийку на плечо, чтобы уже с ней продолжить бег от очухавшихся монстров, что сейчас яростно шипели и двигали оплавленными кислотой жвалами. Сожрут теперь, вряд ли, но прикончат, однозначно, и утащат в свою нору, пока не заживят раны, или на корм выводку.

Неожиданно из ближайшего песчаного кратера появилась еще одна тварь. На этот раз не ишвари, но одна из их разновидностей. Я даже забыл ее название из-за их редкости. Отличался этот вид тем, что старался обитать исключительно под землей и открытого солнца боялся. Охотились на своих  жертв они тем, что осыпали песок по краям кратера, засасывая вместе с ним и несчастных, чтобы  утащить жертву в свои норы глубоко под песком.

Я же пробегал как раз рядом с таким кратером, который заметил слишком поздно. Уже следующий шаг грозил провалиться вместе с осыпающимся песком, но… не провалился. Изумленно опустив взгляд, заметил, что наступаю на твердый воздух, что начинал светиться голубоватым свечением с каждым моим шагом. Оглянулся на девушку, заметив, что ее ладони светятся аналогичным свечением.

Стараясь отогнать неуместные смешанные мысли, продолжил бег, ступая по твердому воздуху до тех пор, пока мы не оказались на безопасной местности, и вскоре я выбежал на относительно пологий участок посреди пустыни, чтобы ощутить еле заметно вибрирующую силу в дрожащем от жары воздухе.

Передал девушку на руки тяжело дышащего эльфа, а сам стал исследовать поврежденный браслет, с чувством, похожим на панику, поняв, что он неисправен.

– Нет… – сорвалось с губ пораженное.

– Что такое? – тут же насторожилась девушка и затравленно оглянулась на тварей, что уже показались на площадке.

– Переноси нас отсюда!!! – заорал эльф.

Прикрыв глаза, обреченно нажал на руну переноса. Будь, что будет…

***

Глава 7 Морана

Портал выбросил нас на твердую мокрую и холодную скалу. Стараясь не обращать внимания на боль от удара об острый камень, заметила, как демон нажимает на свой браслет, и портал, в котором стали видны клешни одного из преследовавших нас жуков, тухнет, отрубая огромные конечности здоровенного монстра.

Рефлекторно клацающие клешни упали недалеко от моих ног, и я стала судорожно отползать в сторону. Уползла недалеко, так как меня остановил Тайлан, схватив за руку и не позволив отстраниться дальше. Бросила взгляд на его изнуренное и бледное лицо, и тот покачал головой, прежде чем молча указать подбородком за мою спину. Обернулась и заметила, что всего в двух метрах от меня начинался обрыв со скалы, которую обмывали бушующие волны моря с непривычной, слишком темной и мутной водой. Эти волны били яростно и мощно, разбиваясь о монолитную скалу и рассыпаясь на миллиарды мелких и крупных капель.

Ледяной, пронизывающий ветер, что дул со стороны моря приносил с собой множество капель, отчего я ощущала себя словно сидящей под ливнем, моментально промокая до нитки. С губ сорвался судорожный вздох, представив, что я могла бы свалиться в бушующую пучину, что моментально утащила бы меня на глубину, или разбила своими волнами о скалы...

Темное небо со свинцовыми тучами не позволяло определиться во времени суток, что только сильнее портило впечатление от этого Мира и не спасало даже то, что недавно я умирала от жары. Уже сейчас я ощущала, как холод начинает сковывать тело.

Ну, хоть жуков нет…

Но я отвлеклась.

– Это твой Мир? – услышала я хриплый голос Тайлана, который  неловко поднялся сам, а после протянул руку помощи мне. Демон предпочел проигнорировать вопрос, сосредоточившись на своем украшении. Приняла руку эльфа и поднялась на трясущиеся ноги, поспешно отступая подальше от обрыва. Тайлан обнял меня, закрывая от пронизывающего ветра, но я поторопилась отступить, боясь, что от прикосновений к моей холодной коже он сейчас лишь сильнее замерзнет. – Такой же убогий, как ты, – сердито бросил Тайлан в спину Ксина.

Тот рыкнул, дернул головой в нашу сторону, а после стремительно поднялся и приблизился к нам, пылая багровым взглядом. Длинный хвост рассерженно бил своего обладателя по ногам, выдавая бешенство последнего.

– Это не Дарк, – старательно сдерживая рык, впрочем, безуспешно, произнес Ксин. – Ишвари повредили артефакт. Он более неисправен.

– Он не работает? – занервничала я.

– Кто такие «ишвари»? – тоже  спросил Тайлан. – Это те, с крыльями?

– Это те, что с клешнями, – огрызнулся Ксин и посмотрел на меня. – Так трудно было послушаться и просто стоять на месте, как тебе и приказывали?

– Кто ты такой, чтобы мне приказывать? – в свою очередь начала я злиться, отчего сжались кулаки в потребности задействовать магию. Пришлось давить желание на корню. Ощутила, как Тайлан напрягся, нехорошо посматривая на демона, и постарался завести меня за свою спину, но я, напротив, вышла вперед. – Это ты притащил нас в тот Мир, совершенно не подготовив и не предупредив о всех опасностях. И после этого желаешь обвинить меня в том, что я желала помочь тому, кого ты же и отравил???

– Если бы послушала меня и осталась на месте, никакой опасности ты не подверглась бы.

– Да, только сожрали бы Тайлана! – выкрикнула я в бешенстве, с ненавистью вглядываясь в черные глаза, с красным зрачком глаза.

– Я говорил, что он станет обузой, и не стану терпеть, если эльф станет приносить неприятности. А теперь в опасности мы все, – не став отрицать моих слов, произнес демон, а я вновь с большим трудом подавила взбунтовавшуюся магию и возможный выброс.

– Да ты… – зашипела я, подавшись вперед.

– Хватит, – встал между нами Тайлан. – Мы все в полной заднице. Ссорой этому не поможешь.

Я была не совсем согласна с эльфом, но после здравый смысл победил, и, послав демону последний убийственный взгляд, я отошла на шаг, обхватывая себя за озябшие плечи.

– Ты сможешь нас перенести отсюда в свой Мир? – коротко спросил эльф у демона.

– Я не знаю. Артефакт переноса поврежден и подчиняется лишь частично, выбросив нас в случайном Мире. Я постараюсь его починить, но не могу ничего гарантировать, – к моему удивлению ответил Ксин вполне четко и спокойно.

– Для починки требуется время, – заметил Тайлан и поморщился, поведя плечом, которое по-прежнему кровоточило. – Предлагаю найти укрытие на это время. Долго мы здесь не протянем, – вздохнул он и добавил: – И вообще меня нервирует это место, – оглянулся он на бушующее холодное море.

– Твоя рана, – забеспокоилась я, внимательнее рассматривая повреждение. – Давай я ее заживлю.

– Нет! – резко встрял Ксин. – Тебе нельзя пользоваться магией.

– О чем ты? – изумилась я, с недоумением посмотрев на хвостатого.

– Те пятеро – это даманы. Те, которые отравили меня. Они могут чувствовать магию и преследовать цель сквозь Миры. Ты оставила свой след, в том Мире. Используй магию снова – и они моментально окажутся перед нами.

– Но ему нужна помощь, – растерянно указала я пальцем на слегка шатающегося эльфа. О том, что демон меня вновь подставил, так как даже после миссии даманы будут способны меня отыскать в Елее, я рассуждать не стала.

– Я сам зашью его, как только мы найдем укрытие, – пообещал демон, после чего с сомнением осмотрел Тайлана и, неожиданно закинул его руку себе на плечо, чтобы помочь тому идти.

– Лучше бы ты ему противоядие дал, – заметила я вполголоса, прежде чем в последний раз оглянуться на бушующую бурю. Это место не нравилось и мне…

Блуждание между скал под рев пронизывающего, ледяного ветра, и отдаленный грохот волн, что, казалось, сотрясали скалу, мы сначала поднимались, затем спускались ниже, в попытке найти хоть какое-нибудь укрытие.

К чести демона должна признать, он стойко тащил на себе Тайлана, который так же стойко терпел помощь неприятеля. Хотя, мне ли не знать, как остро светлый относится к чужой помощи? Несмотря на прошедшие года, он так и не смог исцелиться от кошмаров прошлого. Одно то, что в свое время он категорически отказался от моей помощи в сведении шрамов с его тела – говорит о многом. Но, что меня печалило больше всего, то, что Тай по-прежнему, глубоко в душе считал себя… недостойным. Тайлан скрывал это, обманывал себя, пытался что-то доказать окружающим, не желая понять простую истину – его любят таким, какой он есть. Но болезненная уверенность, что необходимо стать лучше, доказать, что он не раб… Это разрушало его. Он так и не смог обрести друзей помимо Дерека, чья судьба была чем-то схожа с ним самим.

Для брата тоже было неприемлемой чрезмерная, по его мнению, опека, а любое проявление помощи и поддержки воспринимал, как личное оскорбление.

Но сейчас я видела, с каким трудом Тайлану дается это мнимое спокойствие и помощь того, кого он воспринимал даже не другом – врагом.

Каким-то чудом мы оказались с обратной стороны скалы, где уже не бил ветер с таким ожесточением, но вряд ли это можно было бы назвать облегчением. Тропинка в какой-то момент уходила отвесно вниз, но, удивляло даже не это, а то, что она превратилась в лестницу, явно искусственного происхождения.

После прошлого Мира, встречаться с местными аборигенами или существами, населяющими эту реальность, мне упорно не хотелось. Судя по взгляду Ксина – ему тоже.

– Лучше пока оставаться незамеченными. Если будет возможность, вначале схожу на разведку. Идемте дальше, – мотнул Ксин головой в бок, где тропинка менялась на, узкий даже для одного, выступ в скале. – Побудьте здесь, но постарайтесь не вляпать в неприятности. Я схожу вперед и проверю наличие пещер. Скоро вернусь, – сгрузив Тайлана со своего плеча, произнес демон, проверяя эльфа на устойчивость. Тот недовольно скривился и скинул когтистую руку ракшаса со своего плеча.

– Иди уже, – проворчал эльф и подозвал меня ближе к себе, чтобы тут же прижать к своей груди, а я поняла, что он просто пылает… – Найди укрытие, пока Морана совсем не замерзла. Ты же не хочешь, чтобы она стала для тебя бесполезна, верно? – ядовито поинтересовался Тайлан, упуская тот факт, что я, как богиня, замерзнуть не могу. По крайней мере – на смерть. Как и заболеть. А вот его жар меня сильно беспокоил…

Ксин не стал комментировать слова эльфа и просто развернулся, с легкостью балансируя на ничтожном выступе, посрамив величайших эквилибристов.

Когда демон скрылся из вида, я положила голову на плечо эльфа, прижалась к нему сильнее и ответила на невысказанный прежде вопрос.

– Он не должен знать, кто я на самом деле. Сохрани этот секрет.

– Я могу знать почему?

– Так нужно, – прошептала я и потерлась лицом о широкую грудь, грустно улыбнувшись Тайлану и взглянув в его лицо. – Поверь.

– Только тебе и верю, – ответил он, сильнее обнимая меня за плечи. – Только тебе…

– Я люблю тебя, Тайлан. Все будет хорошо… – пообещала я уверенно, мысленно надеясь, что не ошиблась на этот раз.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям