0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Бокал эльфийского » Отрывок из книги «Бокал эльфийского»

Отрывок из книги «Бокал эльфийского»

Автор: Романовская Ольга

Исключительными правами на произведение «Бокал эльфийского» обладает автор — Романовская Ольга Copyright © Романовская Ольга

Лара вздохнула и проводила глазами удаляющую спину. Валентайн вновь не заметил новый, специально купленный под цвет его глаз шарфик, не среагировал на духи, которые, по заверению продавщицы, привлекали мужчин, как огонь мотыльков. Гоблинша соврала, продала обычную пахучую водичку. А декан… Декан даже не заметил скромную младшую преподавательницу рунических шрифтов. Оно и понятно: не светило науки, заштатная «шестерка» любой кафедры.

Иногда Лару посещали шальные мысли: не прогулять ли занятия, не напиться ли с утра вишневой настойки, чтобы Валентайн Сарен вызвал ее «на ковер»? Останавливала боязнь потерять работу, и госпоже Даш приходилось вздыхать издалека, обнимая по ночам подушку, мечтать о зеленых глазах и необыкновенно ловких руках. То, что они ловкие, Лара знала доподлинно. Декан факультета Классической магии Университета тонких материй и созидания сущностей обучал студентов Моторике чароплетства, и все преподаватели хоть раз, да видели, как тот сплетал сложные узоры в воздухе, пробуждая к жизни древние заклинания. Именно на семинаре по моторике Лара и влюбилась в начальника. Так уж случилось, она болела, когда Валентайна Сарена назначили на пост главы факультета вместо ушедшего на пенсию профессора Номена. Поговаривали, будто честолюбивый Валентайн недолго задержится на столь скромном месте и вскоре займет кабинет проректора.

До прошлого февраля никто в Университете не слышал о зеленоглазом шатене. Жили себе спокойно и, что скрывать, надеялись занять кресло Номена. Старшие преподаватели обзаводились сторонниками и всячески пытались доказать, что именно они достойны должности декана. Но, увы, она досталась стороннему человеку, назначенному, по словам ректора, чтобы повысить эффективность обучения.

В первый же день Валентайн устроил проверку знаний подчиненных, остался недоволен и устроил тот самый семинар. Лара попала на него случайно: зашла вернуть коллеге раритетную методичку — и пропала. Стояла, не дыша, у двери и смотрела то на глаза, то на руки. А когда Валентайн обернулся, поторопив Лару: либо сюда, либо обратно, и вовсе едва не онемела.

Прозвенел звонок, начались занятия.

Лара осталась одна посредине длинного унылого коридора. Ее лекции через полтора часа, можно не торопиться. Самое время запить очередное поражение чашкой кофе с пирожными, но Ларе не хотелось проигрывать.        Хватит! Родилась низенькой и полноватой да еще с веснушками, с боем поступила в Университет, в который не желали брать без рекомендаций, закончила аспирантуру — и вот уже семь лет намертво застряла на должности младшего преподавателя скучнейшего предмета. Перспектив никаких, даже если напишешь парочку отличных статей. Но если не везет в жизни, то должно повезти в любви.

Задумавшись, Лара покосилась на дверь лаборатории в конце коридора. Шальная мысль посетила вчера, во время очередного ночного бдения. Да, противозаконно, да, рискованно, но так желанно! Всего одно заклинание — и Валентайн Сарен будет навеки принадлежать ей, Ларе Даш. Пусть только заметит, а уж она сумеет удержать, когда развеется действие чар.

Безусловно, если узнают, Лару не только со скандалом уволят, но и лишат диплома мага, однако соблазн столь силен…

Снова вспомнились зеленые глаза Валентайна, его высокие скулы, стройная, подтянутая фигура в идеально сидящем пиджаке, спокойный глубокий голос и многочисленные попытки услышать хоть один комплимент в свой адрес. Даже троллиха Зария, отвечавшая за своевременную закупку ингредиентов зелий и составление расписания, и то удостоилась взгляда декана. Да что там — он с ней беседовал! А Лару нарочито не замечал. Подаешь Валентайну ведомости — сухо поблагодарит и все, даже не заметит. А ведь Лара не «серая мышь», на университетских балах не стоит у стеночки, заедая горе мороженым. Пусть не ослепительная красавица, пусть не блондинка, но рыженькие, они гораздо лучше.

Тяжело вздохнув, Лара побрела по коридору с твердым намерением нанести вред фигуре. Да, она с таким трудом похудела, но повод весомый — личная драма.

Ноги сами остановились у дверей лаборатории. Лара задумчиво дернула за ручку — заперта. Уйти бы, но госпожа Даш осталась. Убедившись, что никто не видит, коснулась преподавательской пластиной замка. Тот вспыхнул, щелкнул, и дверь распахнулась. Лара бочком протиснулась в образовавшуюся щель и вновь коснулась пластиной замка. Все, дверь заперта.

Лаборантка содержала все в идеальном порядке, Лара без труда отыскала необходимые ингредиенты и посуду. Освещения хватало, поэтому зажигать светильники не стала.

Помедлив миг, Лара глубоко вздохнула и закатала рукава.

Ровным светом вспыхнула спиртовая горелка, заструилась в колбу родниковая вода.

— Две щепотки цветков фиалок, хвост рогатой ящерицы на кончике ножа, унция аспарагуса, четыре волоска из хвоста единорога… — бормотала Лара, тщательно взвешивая на аптекарских весах ингредиенты и по очереди добавляя в кипящую жидкость.

Госпожа Даш волновалась, но старалась не думать о наказании.

Приворотное зелье в Университете не преподавали, но его состав знала каждая студентка, хоть раз заглянувшая в библиотеку за Энциклопедией заклинаний. Пальцы неизменно открывали заветную страницу и переписывали рецепт. Применить его на практике удавалось единицам: зелье требовало неукоснительного соблюдения пропорций и хорошей магической подготовки.

Лара самодовольно улыбалась, наблюдая, как жидкость медленно меняет цвет с коричневого на золотистый. Пусть и дальше думают, будто госпожа Даш способна только чертить палочки на грифельной доске. Да если на то пошло, Лара могла заменить двух преподавателей практических дисциплин с кафедры. Во всяком случае, она так полагала.

Волнение ушло, пришла уверенность в правильности собственных действий.

Едва заметное облачко, поднявшееся над колбой, подсказало — время произносить заклинание. Без него составляющие зелья не сцепятся, распадутся уже через час.

— Ellarе mayç kā!

Золотистая жидкость вспенилась, грозясь выплеснуться и залить горелку, но тут же послушно опала, успокоилась и во второй раз изменила цвет. Казалось, в колбе обычная вода, только легкий, едва заметный запах выдавал — перед вами зелье. Пройдет пара минут, и он выветрится.

Лара прислушалась: померещились шаги. Госпожа Даш быстро перелила содержимое колбы в пузырек и спрятала в декольте. Могла бы и в сумку, но побоялась: можно случайно вытащить вместе с кошельком и бумагами.

Оставалась самая малость — подлить зелье Валентайну и оказаться первой, кого он увидит.

Нетерпеливо задергалась дверная ручка.

Лара испуганно потушила горелку и заметалась по лаборатории, расставляя банки с мешочками по местам. Убрать все не успела и юркнула под стол, надеясь, спрятаться от посторонних глаз за заборчиком кафедры.

В лабораторию вошла сухонькая ведьма — преподавательница зельеварения. Она принюхалась и подозрительно покосилась на горелку.

Сердце Лары, казалось, пробьет грудную клетку. Ведьму не проведешь, она безошибочно определит, какое зелье варили. Амара же и вовсе потомственная, ей знания с молоком матери передались.

Лара понимала, терять нечего, поэтому поползла к двери лаборантской, надеясь выбраться на служебную лестницу — запасной выход из аудитории. Его наличия неукоснительно требовало министерство после неприятного случая в одном из учебных заведений. Тогда взорвалось какое-то зелье, и юная преподавательница оказалась отрезана от двери стеной огня.

Ведьма наморщила нос и решительно направилась к кафедре.

Испуганная Лара набросила на себя «отведи глаз» и стрелой метнулась в лаборантскую.

Хлопнула дверь.

Лара провела рукой по вспотевшему лбу и поспешила вниз, подальше от лаборатории.

Весь оставшийся день прошел в страхе. Приготовленное зелье огнем жгло грудь. Но, видимо, ведьма решила, будто баловался кто-то из студентов, и не придала этому особого значения. Во всяком случае, в преподавательской тема зельеварения не поднималась.

Лара воспрянула духом и решила завтра же привести в исполнение нехитрый план. Она собиралась прийти пораньше, пробраться в кабинет декана и подлить приворотное зелье в заварной чайник. А после… После Лара сделает все, чтобы оказаться первой, кого увидит Валентайн. И не просто увидит, а влюбится на всю оставшуюся жизнь.

После занятий Лара пробежалась по лавкам, чтобы предстать перед деканом во всей красе. Она потратила добрую половину заплаты на платье, кружевное белье (так далеко госпожа Даш заходить не собиралась, но разве наденешь под шелк простой лен?), духи и красоту лица. Раньше Лара стороной обходила заманчивые вывески эльфийских целителей: слишком дорого, а теперь с радостью рассталась с бешеной суммой. Зато волосы сияли перламутровым блеском, веснушки исчезли, а кожа будто светилась изнутри. Ларе казалось, будто даже грудь стала пышнее, а рост выше. Во всяком случае, зеркало в кабинете целителя отразило совсем не ту девушку, которая часом ранее легла на застланный белым полотном стол.

Оставалось только придумать повод для разительных изменений: коллеги обязательно обратят внимания и засыплют вопросами. Избежать их не получится, а промолчать — себе дороже. Сразу пойдут сплетни, а если еще зелье сработает, маги быстро достроят логическую цепочку.

Вернувшись в скромную квартирку на третьем этаже доходного дома, Лара пришла к выводу, что с зельем нужно обождать. В кабинет декана не пробраться просто так, да и чтобы не попасться, нужно все хорошо продумать.

Лара сгрузила покупки на покрытую синим покрывалом кровать. Яркие свертки не вязались с простотой обстановки. У Лары даже шкафа не было, свой нехитрый гардероб она хранила в комоде.

Квартира маленькая, всего одна комната с кухней. Окна выходят во двор — так дешевле. Зато соседи тихие, никто не мешает работать по ночам: Ларе иногда приходилось засиживаться с проверкой рефератов. Кроме того, на нее, как и на прочих младших преподавателей, сваливали то, что старшие коллеги делать не желали. Например, подготовку списка литературы для абитуриентов или написание рецензии на только что вышедший научный труд. Декан давал поручения всей кафедре, а отдувались всего несколько человек. Вот и сейчас на столе валялась гора старых методичек. Лара с тоской покосилась на них и решительно убрала в ящик. Не сегодня.

Пузырек с приворотным зельем госпожа Даш поставила на прикроватный столик и пару минут с замиранием сердца любовалась игрой света на гранях стекла. Затем открыла окно и подставила лицо закатному солнцу. До Лары долетал приглушенный гул вечерней жизни Альды: ржание лошадей, смех, музыка. Десятки горожан сейчас веселились, танцевали и пили вино в многочисленных тавернах и ресторанчиках, целовались в тени подворотен, назначали свидания, прижимали к груди зачарованные от увядания розы, а она, госпожа Даш, в одиночестве взирала на дворовый флигель. Черепичную крышу венчал флюгер в виде дракона. Сегодня его голова указывала на восток.

Ничего, совсем скоро Лара перестанет вздыхать и, сияя от обращенных на нее завистливых взглядов, войдет в двери лучшего заведения Альды под руку с Валентайном Сареном.

В ту ночь Ларе снился зеленоглазый декан. Он улыбался и что-то нежно шептал.

 

 *          *          *

 

Утро умыло город дождем. Капли скользили по стеклу, оставляя после себя извилистые дорожки. Дома нахохлились, воздух набух от влаги. И так не яркая, Альда превратилась в холст из десятков оттенков серого и коричневого, только черепичные крыши красными блестящими пятнами разбавляли унылую картину.

Сетуя на погоду: новые туфли на высоком каблучке могут промокнуть и потерять форму, Лара спешила в Университет. До начала занятий два часа, но вдруг Валентайн приходит загодя?

Прошедший вечер Лара провела в Публичной библиотеке. Результатом стала усовершенствованная пластина допуска. Лара надеялась, такая сумеет открыть дверь кабинета Валентайна. Если нет, все пропало, и приворотное зелье можно смело вылить в женском туалете. Но Лара верила в свою звезду и в руны, которые скроют погрешности в колдовстве. Взлом — дело тонкое и, увы, громкое, поэтому меры предосторожности необходимы. Пара символов — и вокруг образуется полог тишины.

Улицы дремали: горожане предпочитали видеть сны в теплых постелях, а не гулять под дождем в утренних сумерках. Припозднившиеся гуляки возвращались в наемных экипажах, а фонарщики, традиционно встречавшие рассвет на улицах, гасили светильники. Всем им не было никакого дела до Лары.

Зевая, госпожа Даш старательно обходила лужи. По сторонам старалась не смотреть: вдруг попадется на глаза знакомым, завяжется разговор, и она упустит драгоценное время. Кое-кто из коллег вполне мог кутить до утра: не все преподаватели бедны и не все ночуют у себя дома.

Серость унылого утра разбавляли воспоминания о зелени глаз. Они будто изумруды — так же переливаются на свету. Глубокие, как морская вода, сочные, как трава.

Внутри Лары растеклась истома: вспомнился голос Валентайна Сарена. Кажется, лучше него не существовало на свете. Голос Валентайна завораживал, Лара, как мотылек, летела на него и с трепещущим сердцем ждала, вдруг ей скажут хоть слово. Четыре месяца безумия, четыре месяца сладостных снов и горьких пробуждений. Не пара, Лара понимала, не пара она Валентайну Сарену, но сердце твердило иное. Оно не желало слышать голоса разума, и Лара плыла по течению, подхваченная водоворотом наваждения.

Увлечение проходит, любовь остается. Если с каждым днем все больше думаешь о человеке, если все бы отдала за один ласковый взгляд, может ли это оказаться ошибкой? Лара вздохнула и в который раз проверила, захватила ли пузырек с приворотным зельем. Ничего страшного, она всего лишь поможет любимому заметить себя.

Строя планы на дальнейшую счастливую и долгую жизнь с зеленоглазым шатеном, пусть и вне стен Университета, Лара добежала до ажурной ограды. Заходить через главный вход не собиралась: привратник запомнит, поэтому обошла учебные корпуса и проскользнула к хозяйственным воротам. Они выходили на тихую боковую улочку, застроенную двухэтажными домами. На каждом — щит с каким-то изображением. Раньше здесь селились именитые горожане, а теперь тоже сдавали квартиры внаем. Чаще всего тем, кто работал или преподавал в Университете: никто больше не соглашался соседствовать с шумными студентами. Общежитие — вот оно, совсем рядом, за оградой, и вырвавшиеся из-под родительской опеки будущие маги частенько устраивали фейерверки и шумные вечеринки.

Лара, к сожалению, не могла позволить себе жилье вблизи от учебных корпусов. Она копила на собственный дом, а квартиры тут стоили дорого, ничего не отложишь. Апартаменты занимали целый этаж, плюс хозяева брали доплату за историю жилища: чем старше и известнее особнячок, тем дороже. Самым престижным считался четвертый по счету, с единорогом. Там жил профессор соседнего факультета с сестрой, женой и двумя дочерями.

Главные ворота Университета выходили на центральный бульвар Альды — излюбленное место прогулок парочек и «выгула» нарядов модниц. Здесь, в тени каштанов, зазывали к себе вывески лучших лавок и двери самых дорогих рестораций.

Лара, словно вор, миновала опасный участок и, переждав за бочкой для сбора дождевой воды, пока проедет молочник, подошла к воротам. Пластина сработала на славу: замок щелкнул, и пропустил госпожу Даш на территорию Университета.

Дождь усиливался, будто подгоняя.

Водостоки гудели, выплескивая потоки воды в специальные желоба, проложенные вдоль стен. Из них влага уходила под землю через сложную систему канализации.

Кирпичные стены учебных корпусов покрылись темными подтеками; неприязненно и хмуро смотрели зашторенные глазницы окон.

На песчаных дорожках ни души, хотя в столовую, судя по свежему следу колес, уже завезли продукты. Что ж, пока судьба благоволила к Ларе. Она крадучись пробралась к зданию родного факультета, сложила зонт и вошла. Как непривычно тихо! Кажется, шаги гулким эхом разносятся по всему зданию.

Магические светильники не горели, и, поколебавшись, Лара зажгла их: тяжело подниматься по лестнице, ничего не видя. Можно, конечно, сотворить портативный огонек, но зачем тратить время? Лучше спокойно подняться, а потом хлопком погасить свет.

Возле кабинета декана накатила волна паники, но Лара успешно справилась с ней, достала мелок и принялась за работу. Вязь рун быстро покрыла дверь и притолоку. Теперь, даже вздумай Лара кричать, никто не услышит.

Пластина со второй попытки справилась с замком. Он оказался несколько сложнее, чем предполагала Лара, пришлось внести ряд изменений в заклинание.

Госпожа Даш занесла было ногу через порог, но тут заметила лужицу воды на полу. Несомненно, она натекла с одежды. Лара поспешила высушить ее, проверила, не осталось ли еще мокрых следов в коридоре: по ним легко вычислить личность взломщицы, и вернулась к кабинету. Быстро проскользнула в него и захлопнула дверь.

Пару минут Лара просто стояла на пороге, млея от запаха горького парфюма, которым пропиталась комната. Не удержавшись, любовно погладила кожаное кресло, подержала в ладонях ручку из драконьего зуба. Ее касались пальцы Валентайна, одно это делало вещь бесценной. Ручку подарили декану коллеги, желая выказать свое расположение. Тот в ответ хмыкнул, не поверив ни единому слову, но взял. Теперь подписывал ручкой приказы.

Драконий зуб ценился дороже золота. Вещи из него стоили баснословно дорого. А если зуб выпал сам, то и вовсе считался раритетом.

Лару отрезвил взгляд на часы. Засуетившись, она достала из сумки бутылочку с зельем и подняла крышку заварочного чайника. Он стоял на столе, на специальной малахитовой подставке. Настоящий лоретский фарфор ручной росписи. На белом поле расцвели цветы — алые маки и хрупкие желтые мимозы. Странный выбор для мужчины, но, может, тоже подарок.

Чай Валентайн заваривал сам. Не обычный — высокогорный, с примесью лепестков и сушеных трав. Никто, кроме декана, к чайнику не прикасался: тот по неведомой причине трепетно относился к данному предмету. Теперь, задумавшись, Лара уверилась — точно подарок. И не просто подарок, а от близкого человека.

В самый ответственный момент руки предательски задрожали, и Лара едва не расплескала зелье. Хорошо не успела открыть, а то пролила бы. Промелькнула мысль: правильно ли она поступает, не коверкает ли чужую жизнь? Любовь — настолько тонкое чувство, дар свыше, поцелуй Небес… «Но ведь и я заслужила счастье, — успокоила совесть Лара. — Я же не веду в Храм, не подчиняю себе. Зелье не способно сломить чужую волю, оно всего лишь вызывает временное помутнение. А после Валентайн выберет сам. Разве слепому не открывают глаза?»

Глубоко вздохнув и выровняв дыхание, госпожа Даш откупорила пузырек, наклонилась и начала отсчитывать капли. Пять — интерес, восемь — влечение, двенадцать — страсть, пятнадцать — помешательство. Лара выбрала пять.

Последняя густая капля упала и растеклась по дну заварочного чайника. Зелье окутало его тоненькой пленкой, невидимой обычному глазу. Оставалось надеяться, Валентайн не ополоснет чайник кипятком, тем самым разрушив чары. Но Лара подготовилась: в графин с водой упали те же пять капель. Теперь декан обязательно попадет под действие зелья.

Лара старательно стерла магические следы, по которым Валентайн мог определить, что в кабинете кто-то побывал, и торопливо вышла. Снаружи проделала то же самое.

Госпожа Даш задыхалась и, не в состоянии двигаться, пару минут простояла, прижавшись спиной к стене. В ушах стучало; больному воображению чудилось, будто кто-то идет по коридору, и Лару вот-вот застанут на месте преступления. Казалось, прошла целая вечность, пока она снова смогла нормально дышать и трезво мыслить.

Вдалеке загремела ведром уборщица.

Лара вздрогнула и бросилась прочь от опасной двери. Ноги в туфлях на высоких каблуках подворачивались, но госпожа Даш не сдавалась, понимая, падение смерти подобно. Она досадовала, что не додумалась снять туфли в кабинете. Знала ведь, придется спешно ретироваться, и не предприняла необходимых мер.

Модное узкое платье мешало дышать. Зеленое, под цвет глаз Валентайна, оно делало фигуру стройнее, а ее обладательницу визуально выше за счет специального кроя.

Уборщица чуть-чуть разминулась с Ларой. Захлопни та за собой дверь дамской комнаты минутой позже, троллиха заметила бы тень в конце коридора. А так обошлось.

Лара прижалась лбом к зеркалу и перевела дух. Взглянула на карманные часы: еще рано, и привела себя в порядок. Это немного отвлекло от беспокойных мыслей, уняло страх. Если вдруг войдет уборщица, ничего дурного не подумает. Дамская комната, она на то и дамская комната, чтобы припудрить нос. А при такой погоде любой макияж поплывет. Опять-таки этаж преподавательский, кафедра в трех шагах, логично, что Лара именно здесь красится.

Выждав полчаса, госпожа Даш как ни в чем не бывало отправилась караулить Валентайна. Предлог для разговора нашелся весомый — просьба передать часы ушедшей в отпуск коллеги. Лара собиралась обучать второкурсников усовершенствованной бытовой магии, позволявшей сотворить из ничего свечу или сермяжную нить.

В Университет постепенно стекались преподаватели. Лара вежливо здоровалась со знакомыми, поддерживала сетования на погоду и соглашалась, что пора просить ректора защитить территорию непроницаемым для осадков куполом или сконструировать генератор погоды. На вопросы о цветущем внешнем виде и праздничном наряде туманно отвечала: вечер обязывает. В итоге коллеги решили, будто после занятий Лара едет ужинать в дорогой ресторан.

За житейскими разговорами волнение вконец унялось, и каждый новый мужчина в длиннополом плаще не заставлял вздрагивать всем телом.

Валентайн появился за двадцать минут до начала занятий. Быстро поднялся по лестнице и прошествовал к кабинету. Лара стояла в дверях преподавательской, так, чтобы декан ее непременно заметил, но, увы, тот не оценил стараний, скользнул взглядом и только. Даже не поздоровался: видимо, счел невежливым прерывать чужой разговор.

Извинившись перед пересказывавшей очередную придворную сплетню коллегой, преподававшей стихийную магию: «После!», Лара метнулась к Валентайну. Сердце ушло в пятки, дыхание стало рваным, сиплым. Щеки пылали, пузырек, заткнутый за белье, жег кожу. Вместо слов из горла вырвался хрип, пришлось откашляться и повторить попытку поздороваться.

Валентайн обернулся и с минуту удивленно смотрел на молодую невысокую рыжую женщину в элегантном зеленом платье, разительно отличавшемся от привычных строгих костюмов. Потом вспомнил — это преподавательница рунических шрифтов. Но он не вызывал ее сегодня.

— Слушаю вас, госпожа…Даш.

— Видите ли, — Лара стыдливо потупила взор, нервно теребя ремень сумки, — я хотела бы поговорить насчет замещения… У меня всего пять «четверок» в дипломе, кандидатская по смежной теме, я без труда могла бы…

Не договорив, госпожа Даш умолкла. Заранее подготовленная речь вышла неубедительной.

Валентайн распахнул дверь кабинета и широким жестом пригласил подчиненную войти. Та бочком проскользнула мимо декана и робко присела на краешек стула. Глаза невольно уперлись в заварочный чайник, и Лара, испугавшись выдать себя, тут же перевела их на стол — так безопаснее.

— Вы не против, если я на минуточку отвлекусь? Погода нынче сырая.

Оранжевое облачко окутало чайник, подогревая. Валентайн сделал это играючи, даже не глядя. Лара с восхищением взглянула на него. Настоящий маг! Не все с кафедры умели такое.

— Так что там с замещением?

Валентайн взял с полки кувшин с водой и без помощи рук достал из ящика банку с чаем.

Аромат весеннего луга наполнил кабинет. Казалось, будто вокруг не стены и казенная мебель, а залитая солнцем бескрайняя цветущая долина.

— Будете? — Валентайн достал с полки вторую чашку.

Лара вежливо отказалась и торопливо изложила суть просьбы. Начинать пришлось с начала, зато на этот раз вышло без пауз и мямленья.

Декан слушал рассеянно. Сжимая чайник ладонями, он просматривал почту, делал пометки на конвертах. Ручка порхала в пальцах, будто живая; слова, выведенные бисерным почерком, ровно ложились на бумагу.

— Я подумаю, — сухо ответил Валентайн, когда Лара закончила. — Зайдите завтра после занятий.

Госпожа Даш кивнула. Она не торопилась уходить и жадными глазами из-под ресниц следила за тем, как декан, отложив письма, наливает чай. Вот сейчас, сейчас все свершится!

— Что-то еще?

Лара вздрогнула, покачала головой и поспешно встала. И не просто, а чтобы взгляд декана непременно уперся в лиф платья. Лара специально расстегнула там несколько пуговок, чтобы показать, даже невысоким девушкам есть, чем похвастаться.

Валентайн поднес чашку к губам, сделал глоток и принюхался. Покачал головой и лукаво глянул на Лару:

— Где достали волоски единорога?

От неожиданности Лара окаменела и потеряла способность мыслить. Она не сразу поняла, что речь об ингредиенте приворотного зелья. Но как Валентайн догадался? Зелье не имеет ни цвета, ни запаха, а действует мгновенно.

— У меня иммунитет к подобным вещам, госпожа Даш, — улыбнулся смущенной подчиненной декан. — А зелье оставляет на поверхности жидкости особую кристаллическую решетку. Маг вашего уровня не заметит, а мне положено. Значит, вот зачем вы пришли!

Лара покраснела до кончиков ушей и выбежала вон.

Уволит, как пить дать уволит, да еще с позором! И за запрещенную магию придется ответить. А денег нет, все до последнего сантима истратила на одежду и красоту тела.

— Госпожа Даш, вернитесь, пожалуйста.

Странно, но голос Валентайна не сочился недовольством.

Лара в нерешительности замерла, не осмеливаясь обернуться. На нее вопросительно косились — госпожа Даш не замечала. Она раздумывала, не сбежать ли из Университета прямо сейчас, до того, как обнародуют приказ об увольнении. Соврет коллегам, будто зубная боль замучила и вернется в съемную квартиру. А после… После придется уехать из Альды туда, куда не дойдут слухи о неблаговидном поступке.

Декан подошел и вежливо попросил вернуться в кабинет:

— Мы еще не договорили, госпожа Даш.

На негнущихся ногах Лара последовала за начальником и приготовилась к худшему.

— Вот, уничтожьте, а то кто-нибудь отравится. — Валентайн вручил подчиненной чайник и кувшин. — Хорошенько вымойте, я проверю. И впредь, пожалуйста, добивайтесь сердечной благосклонности иным способом.

Улыбнувшись испуганной и одновременно смущенной Ларе, трепетно прижимавшей к груди посуду, декан полил вечнозеленый цветок на окне и вернулся к просмотру корреспонденции.

— Идите, работайте, госпожа Даш. И не расстраивайтесь по пустякам. У вас целая жизнь впереди. Насчет замещения же все в силе, если вас это действительно интересует, решение оглашу в четверг.

— Спасибо, — пролепетала Лара и, не выдержав, расплакалась. — Я… я отработаю, посижу без отпуска.

— Лучше пуговицы на платье застегните. Не думаю, что это повысит успеваемость. Поторопитесь, госпожа Даш, до звонка всего пять минут, а у вас целых три пинты приворотного зелья. Только сами пить не вздумайте!

Лара вздохнула и понуро поплелась прочь.

Блестящий план потерпел фиаско; жизнь казалась законченной.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям