0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Брачный контракт на смерть » Отрывок из книги «Брачный контракт на смерть»

Отрывок из книги «Брачный контракт на смерть»

Автор: Романовская Ольга

Исключительными правами на произведение «Брачный контракт на смерть» обладает автор — Романовская Ольга . Copyright © Романовская Ольга

ЧАСТЬ 1. Карточный долг

 

— Видишь ли, — отец тяжко вздохнул и перевел взгляд на статуэтку пастушки, которой мама недавно украсила изогнутый сервант в столовой, — я проиграл тебя в карты.

Едва не поперхнулась и обожгла небо горячим чаем. Хорошенький конец каникул, будто академии самой по себе мало!

Мы сидели в столовой вдвоем, вернее, сидела я, а потом вошел отец, предложил составить компанию… и обрадовал нежданными откровениями.

— Ты уже взрослая, — продолжал родитель, справившись с эмоциями, — должна понимать, в некоторых случаях мы не властны над судьбой.

— Например, карты? — поддела я.

Внутри медленно закипало раздражение. То есть страсть отца к «очку» и «фараону» — это ситуация, в которой человек себя не контролирует?! Отец поставил на кон не кольцо, даже не дом, а меня. Спасибо, не выдал замуж, благо подобное запрещено без письменного разрешения ректора — один из немногих плюсов обучения в Академии высших магических искусств. Минусы я прекрасно знала, не все синяки еще сошли, но бросать учебу не собиралась. Хотят родители или нет, я стану боевым магом. Всего один год остался, глупо бросать. Родители, разумеется, придерживались иного мнения. У матушки кружевные салфетки, фарфоровые статуэтки, у отца — прибыльный бизнес, а тут недоразумение в виде меня. Давно бы замуж вышла, внуками радовала, а я мало того, что учусь, в брюках хожу. По мнению матушки, это страшное преступление, даже гоняться за нечистью надо в кринолине, потому что девочка всегда должна оставаться девочкой. У, как меня достали ее проповеди, поэтому и сбежала после пансиона к тетке. Она приняла огонь родительского гнева на себя и помогла подготовиться к вступительным экзаменам. Тетка — тоже позор семьи, магесса. Не боевая, артефактор, но все же, пятно на славной семейной истории. Наш род издавна продавал демонам шариссу — неприметное растение, без которого не обходилось не одно зелье. Оно великолепный катализатор, намного лучше заклинаний и рун. Шарисса выращивалась только в наших краях, а отец — самый крупный поставщик.

— Видишь ли, Арета, — теперь родитель теребил блюдце, — все не так просто. Демонам не отказывают.

Застонала, сжав виски руками.

Отец играл с демонами на желания! Говорила матери, нужно сводить его к внушителю, наложить печать, но матушка легкомысленно отмахнулась. Подумаешь, муж азартен, временами проигрывает половину прибыли за месяц, но ведь другую половину она прячет, значит, все в порядке. Как же, семейство Риж чисто словно стеклышко, любые слухи повредят бизнесу. И вот… Ладно, нужно понять, как глубоко в заднице дракона я оказалась, и попытаться выбраться. Если речь таки о замужестве, демону придется распрощаться с мечтами, ректор меня не отпустит. Да, я не отличалась скромностью и считалась одной из лучших девушек на потоке.

— Ладно, — отхлебнула из чашки, — давай по порядку. И условия договора заодно сообщи, побеседую с юристом, оспорим.

Отец вздохнул еще раз и покачал головой:

— Невозможно.

Чашка с шумом опустилась на стол.

— Условия?

— Участие в конкурсе невест, — опустил глаза родитель и принялся теребить скатерть.

— Ну, — просияла я, — тогда все хорошо. Заберу из канцелярии отказ, заверенный подписью ректора, и отправлю демону.

— Ты не поняла, — покачал головой отец, — речь не об обычном демоне и не об обычном конкурсе. Плата за отказ — смерть, не только твоя.

На кухне стало тихо-тихо, даже часы перестали тикать. Зато мое сердце ухало не хуже молота по наковальне: я поняла, о каком отборе шла речь, и в отличие от отца понимала, какой приз получит победительница. Она станет полной собственностью владыки демонов, если пожелает, он свернет ей шею, нет — поведет в храм. Первое случалось чаше, демон оказался крайне привередлив и отправил на тот свет две дюжины невест. Но многие девушки по-прежнему наивно надеялись растопить его сердце. Нам рассказывали, только одна задержалась подле лорда Морта, и то потом умерла. Якобы от яда, а на самом деле?

Словом, отец совершил самую большую глупость на свете. Отказ равносилен смерти, но и согласие подготовило место на погосте. И, самое обидное, батюшка приравнял меня к вещи. Нет, я не питала иллюзий насчет родительской любви. Собственно, обычное явление — люди вступают в брак, рожают детей, не испытывая ни к ним, ни друг к другу никаких чувств. Женитьба — всего лишь сделка, дань уважения традициям, раз она состоялась, должно быть свадебное путешествие, а через год-два — ребенок, иначе что люди скажут? Так и вышло с моей семьей. С мамы — приданое, с отца — обеспеченное будущее и статус замужней женщины.

Молча встала и стукнула дверцей буфета — знаю, там стоит початая бутылка лафита.

— Арета! — возмутился отец, когда я вытащила пробку.

— После твоих слов могу делать все, что хочу, — огрызнулась в ответ. — Продал собственную дочь!

Проклятый отбор! Вся надежда на ректора, вдруг он использует связи и перекупит папин долг. Иначе придется паковать вещи в начале семестра и ехать в Люциниум — столицу владыки демона. Говорят, времена суток там поменялись местами, то есть днем ночь, а вечером — утро.

Застонав, потерла виски и щедро плеснула лафита в граненую рюмку.

В отборе строгие правила, нельзя сказаться больной, добровольно отказаться от участия. К участницам приставлен личный врач владыки, его не подкупишь и не обманешь. Можно, конечно, попытаться заставить силой подтвердить, будто я на последней стадии чахотки, но далеко не уйдешь, уничтожат. Демоны не ценят чужие жизни, единственный способ сохранить свою — пройти все испытания и постараться не понравится владыке. Я не знала деталей отбора, но слышала, девушек из финальной пятерки, которые не подошли на роль невесты, отпускали. Остальные… Поговаривали, существовало целое кладбище жертв отбора. И убивал их вовсе не владыка. Словом, у меня имелись все основания напиться, собрать вещи и уйти из дома.

— Надеюсь, ты поймешь и простишь меня, — отец предпринял слабую попытку примирения.

— Прощу? — удивленно подняла брови и сорвалась на крик: — Ты проиграл собственную дочь в карты и надеешься на прощение?! Ради фишек и бесовых карт в бордель продашь. Да пошел ты!

Стакан полетел в стену и разбился, попутно зацепив мамино любимое блюдо. А, плевать.

— Тихо, успокойся, я все улажу, — блеял отец.

Каким жалким он сейчас казался! Совсем не такой человек должен стать идеалом для дочери, он и не стал, я куда больше уважала учителей, преподавателей, чем отца. Ни брат, Если бы не брат и управляющий, прятавший деньги конторы во время игровых «запоев», мы давно бы пошли по миру. И только мама этого не замечала. Ее нельзя беспокоить, портить картину идеального мира.

— Что случилось?

Матушка собственной персоной возникла на пороге, как всегда свежа, прекрасна и пахнет розами. Иногда она напоминала мне принцессу из детской сказки. Несмотря на возраст и рождение двух детей — у меня был старший брат, — матушка сохранила былую красоту и незамутненное невинное выражение глаз, а также любовь к розовому, из-за чего напоминала ходячий зефир. Вот и сегодня она нарядилась в одно из своих домашних платьев с рюшами, внушавших стойкое отвращение к сладкому. Мне же на пользу: боевым магам, даже будущим, вреден лишний вес.

— Ничего, отец всего лишь продал меня демону, — пожала плечами и сгребла в совок осколки.

— Не продал, а проиграл в карты, — засопев, поправил родитель. — С возможностью удачно выйти замуж.

Можно подумать, замена понятий что-то исправит!

Однако матушка услышала всего два слова: замуж и карты.

— Ах, ты опять играл? — она пожурила мужа пальчиком. — Сколько раз говорила: оставь эту пагубную привычку! Надеюсь, хотя бы жених симпатичный и богатый, и с положением, я не отдам Арету абы кому.

Не слушая моих объяснений, мать принялась обсуждать будущее торжество, радуясь, что дочь, наконец, забросит «мерзкую академию» и превратится в добропорядочную женщину. Родительница планировала мою свадьбу с рождения, успела выбрать и купить платье, продумать прическу, дело оставалось за малым — найти жениха. И тут отец… Неважно, каким образом я стану замужней, главное, окольцевать дочь.

— Счастливо оставаться! — оборвала матушку на полуслове, она как раз дошла до банкета. — Я переезжаю к тетке. И, — бросила косой взгляд на отца, — зайду в ратушу, сменю документы и откажусь от наследства. Все, играть на меня ты больше не сможешь, делать живым залогом — тоже.

— Арета, — возмутилась мать, — как ты смеешь так разговаривать с отцом?!

Проигнорировала ее вопрос и поднялась к себе. Вещи в чемодан побросала быстро, смела все с полок в объемную дорожную сумку и, сгибаясь под тяжестью груза, побрела вниз. Ничего, перекантуюсь у тетки, потом учебный год начнется, осталась всего неделя.

— Арета, немедленно вернись!

Матушка ждала на площадке, широко раскинув руки, полная решимости не выпустить из дома. Значит, у двери дежурил отец.

— Ты никуда не пойдешь. Немедленно извинись и возвращайся в комнату, подумай над своим поведением.

Рассмеялась. Она до сих пор считает меня маленькой девочкой? Еще бы пригрозила запереть в детской. А мне, на минуточку, двадцать один год.

— Значит, извиниться? — сгрузила тяжелую сумку на пол и скрестила руки на груди. — А передо мной он извиниться не желает? Продал демону, обрек почти на верную смерть — и я виновата? Лучше дай пройти. Устав академии запрещает применение магии в мирное время, кроме экстренных случаев, сейчас именно такой.

Разумеется, я не собиралась причинить вреда, просто напугать, ну погрузить в стазис. Он безболезнен, спадает через пару часов, как раз хватит, чтобы выбраться из города.

— Арета! — мама надула губы и топнула ногой. — Немедленно! Да, отец поступил…— она замялась, — нехорошо, но тебе за двадцать, все соседки замужем… Словом, демон или не демон, зато умру спокойно. Жених богатый, знатный, умерь гордыню, прими участие в отборе. Стать владычицей гораздо почетнее, чем мужиком в юбке.

— О да, — закипая, протянула я, — знаю, ты академию ненавидишь, книги всегда отбирала, чтобы дочка умной не выросла. Умную же никто не возьмет, а еще цвет лица сереет, зрение садится. Потом смирилась, но каждый год кого-то сватала. Надоели твои хорошие мальчики, сыновья подружек, и свадебное платье — уродство, а в брюках удобно.

Как хотелось поколотить родительницу, сил моих нет!

Детство прошло под лозунгом «девочки играют в куклы», отрочество — «девочка должна быть красивой и глупенькой», молодость отравил постулат «брак — главная задача девушки». Отец, как бы я на него ни злилась, хотя бы не мешал. Может, потому, что вечно пропадал в конторе и мало интересовался воспитанием дочери. Спасибо брату, Нарт брал для меня книги, помогал с уроками. Если бы не брат, не видать бы мне академии. И о даре я молчала, скрывала до последнего, знал только Нарт.

Небеса, где только отец отыскал владыку? Неужели сам повез шариссу в Астерот, государство демонов? Все равно, не лично же лорд Морт принимал товар! Словом, вопросов больше, чем ответов, и, немного остыв, решила допросить отца с пристрастием. Только от матушки избавлюсь, раздражает. Свадебное платье ей впору, может второй раз выйти за отца, по другому обычаю, заодно найдется повод организовать пышный праздник.

Вздохнула и выдохнула, представив себя на берегу озера. Хорошо, птички поют, я лежу на пледе, подставив лицо солнцу. Этому простейшему способу успокоиться научил куратор курса. Ну вот, теперь можно стазис на маму наложить. Она вовсю сетовала на непутевую дочь, во имя которой родители столько всего сделали, а неблагодарная думала только о себе.

— Хоть бы об отце вспомнила! Его убьют по твоей милости, и Нарта, и меня, и тетю Полианну, будь она неладна!

Угу, тетя — враг номер один, запудрила дитятку мозги. И папочка — сущий ребенок, раз за его поступки отвечаю я. Надоело!

Стазис — сложное заклинание, требует концентрации и внимательности, а со стороны — мгновение. Родительница замерла с открытым ртом и экспрессивно поднятыми руками. Так-то лучше. Оставив вещи на площадке, спустилась к отцу. Он смотрел побитой собакой.

— Клянусь, схожу к внушителю, поставлю печать! — обещал папаша.

Какая уж теперь разница, дело сделано. Извиняйся, не извиняйся, клянись больше не играть, все равно над семьей повис карточный долг.

— Ты одно мне скажи, — остановилась против отца, — как ты умудрился сыграть с лордом Мортом?

—Пришел партнер, ну выпили, перекинулись в картишки. Потом он предложил сходить в игорный дом. Там и оказался за одним столом. Милорд с виду — обычный демон, только потом сообразил, кто он, а так мало ли, отчего рядом никто не садится.

— Замечательно! — других слов просто не нашлось.

Иногда складывалось впечатление, что в роду все, кроме нас с братом и тети Полианны, полные идиоты. Наверняка за спиной Великого Темного лорда Сильвана Морта стояла охрана, но папочка в игорном угаре ее не заметил.

— Может, останешься? — робко спросил отец.

Догадался по выражению лица, родительский дом перестал быть уютной гаванью.

Качнула головой и вернулась за вещами. К тетке, в столицу.

Отец пропустил, только проводил тоскливым взглядом. Эх, может, действительно к внушителю сходит, а то бизнес по миру пустит. Я ладно, а Нарта жалко, он заслужил наследство не в виде долгов.

***

 

— Ничего, справимся!

За что всегда любила тетю, так за оптимизм. Вот и сейчас, разливая чай по старинным, немного старомодным чашкам с васильками, она искренне убеждала, что отбор невест Великого Темного лорда — сущая безделица, такая, как я, не только выиграет, но и убедит демона отпустить на все четыре стороны.

— Чтобы боевая магесса — и не смогла? Тебе две ложки сахара или одну? — заботливо поинтересовалась она.

— Одну. И мне еще целый год учится, потом аспирантура.

Ее предстояло проходить в глухой провинции, помогать местным властям с преступностью. Разумеется, в обыденной жизни боевые маги подобным не занимались, только в особо опасных случаях, но отправлять вчерашних студентов в армию закон запрещал, а на государственную службу без аспирантуры не брали.

— Целый год! — передразнила тетя. — Хватит прибеднятся, взрослая уже. Как, — хитро подмигнула Полианна, — парни ухаживают? Наверняка жених имеется.

— Нет.

Я не погрешила против истины, ни с кем не встречалась, хотя изредка на свидания бегала.

— После отбора появится, — заверила тетя.

Какие же они с отцом разные, хотя брать и сестра. Полианна небольшая, сухонькая, подвижная, родитель — чуть полноват, но высок, благодаря чему лишний вес не так бросался в глаза. И карты, чтобы тетя взяла их в руки! Только увеличительное стекло и рейсфедер. Она могла часами пропадать в кабинете, возиться с артефактами. Они ей как дети. Тетя никогда не была замужем. Как-то осторожно спросила почему. «Подходящий мужчина не нашелся, — спокойно ответила она. — То умных женщин боялись, то отказаться от профессии требовали, то робкие слишком». Обидно, ведь даже в свои пятьдесят пять Полианна — симпатичная женщина, не кукла, как матушка, без идеальных черт лица, в очках, но все равно. А я вот пошла в мать… Плохо, демоны любят блондинок. Спасибо, глаза карие, а то бы сразу, без отбора, угодила в гарем наложницей. Их судьба еще более незавидна — пожизненное удовлетворение прихотей владыки и, с его высочайшего дозволения, родных и почетных гостей Великого Темного лорда. Хотя, может, никакого гарема сейчас не существовало? Мир не стоял на месте, старые традиции отмирали, демоны тоже нынче предпочитали любовниц наложницам. К сожалению, Астерот — мир закрытый, сведения о нем противоречивы.

Фыркнула и отхлебнула из чашки. Оптимистка тетя, определенно, оптимистка! И переоценивает мои скромные способности.

К чаю тетя подала вкуснейшее имбирное печенье, не заметила, как съела целую дюжину.

До столицы добиралась на перекладных, сначала с обозом, потом в дилижансе. Казалось, не так далеко, всего тридцать миль, но до дома с мезонином на тихой окраиной улочке добралась глубокой ночью. Тетя не побоялась воров, открыла, приняла с распростертыми объятиями. И не задала ни единого вопроса, приютила. Знала, когда захочу, сама расскажу. И вот пришло время.

— Не думала, что Мартен такой дурак! — покачала головой Полианна. — Жена его — понятно, прости, но Алиса никогда не отличалась умом, одни только тряпки да модные журналы. От нее ожидала бы чего-то подобного, но не от Мартена. Надеюсь, хотя бы Нарт не играет?

Уверено покачала головой. Пример отца внушил брату стойкое отвращение к игре и выпивке.

— Хороший мальчик! — довольно кивнула тетя. — Жаль, без дара.

— Ну, с какой стороны посмотреть… — потянулась за очередным печеньем.

Мелькнула глупая мысль: а не располнеть ли назло владыке? На первом же испытании за лишний вес отчислят. Ну да, и из академии тоже. Узнай куратор курса о ночных посиделках с мучным, велел бы до утра бегать кроссы.

— Без него легче жить, да, — верно уловила тетя мою мысль, — зато с ним жить интереснее. Как думаешь поступить?

— Как, как, — сразу скисла я, — поговорю с ректором. Он мужчина влиятельный, войдет в положение, попробует перекупить долг. Не получится, так поеду. Неизвестно куда неизвестно когда, — грустно хмыкнула. — Может, опоздать? Как думаешь, тогда отпустят?

— Как ребенок! — тихо рассмеялась Полианна. — Осерчает владыка, убьет, только и всего.

О себе и родных она скромно умолчала, хотя гнев демона непременно обрушился бы и на их головы, недаром отец так переживал. Горько сознавать, но вопрос собственной жизни волновал его не меньше, чем моя судьба.

— Ничего, — успокоила тетя, — расспросим об отборе, подготовимся. Так, на всякий случай. А сейчас давай спать, я тебе в мезонине постелю, а сама переберусь в гостиную. Ко мне должны с утра прийти, не хочу, чтобы разбудили. А Мартену я уши надеру, — с мрачной решимостью пообещала Полианна. — Видно, мало в детстве драла.

Тетя — старшая папина сестра, между ними десять лет разницы. Родитель — поздний ребенок, желанный, избалованный, вот и результат.

Зевнув, допила чай. Как же я устала, только сейчас поняла. Запихнув в рот последнюю печенюшку, забралась по знакомой скрипучей лестнице наверх, в тетушкину спальню. Там от всего веяло стариной — и от вязанных салфеток на мебели, и от фарфоровых статуэток кошек на серванте, и от пузатой мебели с медными накладками. Уютный мир моего отрочества, уголок спокойствия. Я прожила здесь два года, готовясь к поступлению в академию. Тетя тогда стойко приняла на себя удар, защитила от родителей, помогла развить дар, выучить билеты. В глубине души я считала ее матерью, благо родная интересовалась только моим внешним видом.

Заснула я быстро, едва голова коснулась высокой подушки, а завтра, не откладывая дело в долгий ящик, отправилась к ректору, благо он уже вернулся из отпуска, проверял готовность академии к новому учебному году.

***

 

— Да-аа, сложная ситуация!

Ректор Академии высших магических искусств расхаживал по кабинету, изредка поглядывая через плечо на замершую возле стола меня. Присела бы на стул, но там лежали папки с личными делами учащихся. Точно такими же завалили стол. Когда я постучалась, ректор просматривал их, чтобы затем сдать в архив.

На полу — гроссбухи, еще не распакованные, завернутые в бумагу и перевязанные бечевкой книги — обычный августовский беспорядок. Последние деньки перед началом учебного года самые горячие, всегда внезапно вспоминается, что забыли купить то-то, неправильно подсчитали вступительные баллы тому-то, испортили пропуска тем-то и прочие мелочи, которые, как снежная лавина, погребают под собой руководящий состав академии. Тяжелее всего ректору: ему приходится становиться волшебником не по диплому, а наяву, мановением руки превращать аврал в штатную ситуацию. А ведь лорд Сорен уже не молод, ему нельзя волноваться, а тут я. Хотя, намекни кто-нибудь ректору на возраст, обиделся бы. Лорд даст сто очков вперед безусым студентам, до сих пор ведет практику, набирает аспирантов — словом, свеж, бодр и умирать не собирается. О прожитых годах напоминает только паутинка седины в волосах, а так красавец-мужчина, с ним даже некоторые студентки кокетничают. Напрасно — лорд Сорен давно глубоко женат, на обычной женщине, между прочим, хотя, по слухам, он и холостяком чтил мораль. Вот такой неправильный у нас ректор.

— Ваш отец уверен, что задолжал именно лорду Сильвану Морту?

Со вздохом кивнула. Может, папочка — игрок, но не идиот. Вдобавок сегодня с утра доставили странный конверт без подписи. Туда вложили приглашение на пресловутый отбор. Он состоится через три недели, конкретный адрес и подробная инструкция, как добраться до места, прилагались. Примечательно, ни в какой Астерот ехать не требовалось, претенденток на роль новой жертвы владыки забирали посреди чистого поля. Подозреваю, там находился стационарный портал. Более того, девушкам надлежало остановиться в определенной гостинице и оказаться на месте строго на закате. По мне, дешевая патетика, рассчитанная на неокрепшие умы. Хотя большинство участниц отбора наверняка молоды и романтичны, проникнутся. Может, сообщить лорду Морту мой возраст? Сомневаюсь, будто он прельстится перестарком. Сведения о мире демонов обрывочны, об их брачных традициях и подавно, но, кажется, девочек рано выдавали замуж, а за жизнь они могли сменить двоих, а то и троих супругов. Виной всему постоянные стычки, войны и социальные конфликты. При Мортах стало спокойнее, но и теперь высший демон спокойно мог убить низшего, если тот, по его мнению, не так смотрел. Все — с чужих слов, тех же торговцев, но охотно верилось. Каков правитель, таковы и подданные.

Приглашение вывели белыми чернилами на черной матовой бумаге, очень дорогой, гербовой. Зачем так тратиться, чтобы поддержать реноме? Внизу стояла приписка: «Явка обязательна. Уважительной причиной отказа считается смерть». Сомнений в личности отправителя не оставалось, вряд ли подобное приглашение отправил незнакомый наглый лорд.

Я захватила с собой письмо и, поколебавшись, вынула из сумки и положила на стол лорда Сорена. Он осторожно коснулся его, словно ядовитой змеи, лишь укрепив подозрения: светлая полоса в моей жизни осталась далеко позади.

— Демоны иногда пропитывают бумагу ядом, — пояснил свое поведение ректор, — или накладывают взрывные чары. Они активируются от тепла кожи.

— Разве такое возможно? — нахмурилась я.

На специализации нам рассказывали о взрывных заклинаниях, причем только в теории, и категорически запрещали пробовать создать самодельную бомбу самостоятельно. На пятом курсе предстояло освоить ее изготовление под чутким присмотром преподавателя.

По сути, взрывные чары — сгусток энергии со смещенным стабилизатором силы, в центре которого заключено обычное боевое заклинание. Его особым образом «спаивают» с несформированной субстанцией, получая крайне нестабильное вещество. Чтобы оно сразу не распалось, породив взрыв, накладывают стабилизатор. В нужный момент маг «вытаскивает» его, разрывая цепочку, в результате сгусток взрывается. Но чтобы заключить чары в повседневный предмет… Невозможно! Только прикрепить и скрыть невидимостью. Приглашение не фикция, я его сто раз ощупала, настоящие чернила, водяные знаки, то есть не иллюзия, наложенная на чары. Бред какой-то! Кроме того, какая демонам выгода меня убивать? Я не посылала официального отказа, не оскорбляла владыку, то есть числилась благонадежной претенденткой, которую нужно чуточку поторопить. С этой целью и прислали письмо. Оно ничуть не отличалось от первого, которое абсолютно безопасно. Или лорд Морт неведомым образом проведал, что я покажу послание ректору и рассердился? Очередной бред. Словом, не понимала, отчего лорд Сорен опасался взрывных чар.

— Возможно, — кончиками губ устало улыбнулся ректор и вернул письмо. — Магия демонов отлична от нашей и, увы, более совершенна.

Час от часу не легче! Я рассчитывала на козырь — специализацию, а, выходит, она бесполезна.

— Но ведь принципы те же, — студенты Академии высшего магического искусства не привыкли сдаваться.

— Те же, — признал лорд Сорен.

— Раз так, — воодушевленно продолжала я, — чары можно разложить на простейшие составляющие и обезвредить.

Ректор не стал спорить, хотя бросил короткий красноречивый взгляд. В нем словно читалось: «Эх, самонадеянная молодость! Все у вас легко и просто».

— Приглашение настоящее, — лорд Сорен озвучил то, что и так знала.

— Вы их видели прежде? — уцепилась за возможность развить тему злосчастного отбора.

— Нет, только слышал.

Ректор на некоторое время погрузился в состояние глубокой задумчивости. Не мешала ему, даже дышала через раз. По сути, лорд Сорен — единственная моя надежда, вдруг что-то придумает. Пока ставила на Устав. Ну, или в самом крайнем случае, попрошу свести с грамотным юристом. Такой способен превратить убийцу в котенка, может, и лорда Морта убедит в том, что никакой Мартен Риж с ним не играл, а если и играл, то не отдавал отчета своим действиям, то есть сделка ничтожна. Думала, а сама понимала: бесполезно, чихал демон на любых юристов в Астероте свое правосудие.

Молчание затянулось, и я не выдержала.

— Может, — осторожно подбирала слова, понимая, ректор и так не в восторге от обрушившейся на него информации, — вы знаете кого-то, кто…

Так и не закончила предложение.

Ну не отдаст же академия одну из своих студенток! Или отдаст? Липкий страх вцепился в горло. Прежде я не воспринимала отбор всерьез, всего лишь как досадную неприятность, от которой сумею избавиться, но письмо и хмурое выражение лица лорда Сорена заставили задуматься.

— Постараюсь, — сухо заверил ректор, еще больше укрепив подозрения.

Похоже, нужно паковать вещи.

— Есть надежда? — решила прояснить сразу.

— Слабая, — не стал лгать лорд Сорен и остановился возле бара. Ну да, после общения с некоторыми студентками хочется выпить. — Если речь действительно о владыке и карточном долге, ничем не смогу помочь. Демоны щепетильны в вопросах чести.

Поморщилась: знаю. Однако правила академии запрещали самовольные браки учащихся. Поправку в Устав внесли после ряда громких дел с похищениями и мезальянса, который едва не стоил трона тогдашнему королю. Его сын, не спросив согласия родителей, выбрал в жены неподходящую девушку. Напомнила об этом пункте Устава и мысленно сжала пальцы. Ну же, ну, не бросайте!

— Его и разыграем, — кивнул лорд. — Только учтите, — предупредил он, — придется заплатить крупный выкуп.

— Согласна отработать.

Стребую с отца — он виноват, пусть платит, даже если обанкротится. Проживу без его денег, все равно дело отойдет брату, а на мою долю перепадет только приданое. Нарт на дороге не останется, уверена, брат быстро встанет на ноги.

Пить при студентке ректор не стал, выставил вон. Разумеется, вежливо, пообещав сообщить об итоге дела — лорд Сорен собирался лично переговорить с владыкой.

Обычно шумная академия давила тишиной. Нет, то здесь, то там снова преподаватели, слышался стук молотка, но студенты еще не заполнили аудитории и коридоры, а без них здания словно умерли. Не зная, чем себя занять, прогулялась до библиотеки. Она занимала целое крыло и насчитывала тысячи различных изданий, в том числе, редких. Как во всякой порядочной библиотеке почтенного заведения с историей, в ней имелась башня, которую оккупировали читальные залы: на нижних этажах для младшекурсников, на верхних — для старшекурсников и преподавателей. Помню, как боялась подниматься по этим крутым ступеням, когда только-только поступила в академию, теперь же легко взлетела на четвертый этаж, не замечая стертых камней и прочих неудобств. Подумаешь, здесь нет куска перил, а тут — светильника, я давным-давно выучила каждый шаг, добралась бы до самого верха с закрытыми глазами.

На мое счастье, библиотека работала, хотя архивариус чрезвычайно удивился рвавшейся к знаниям студентке, однако без лишних слов, взглянув на пропуск, допустил к каталогам и оставил одну.

Меня интересовали демоны и правила отбора невесты владыки.

Пальцы порхали по карточкам, губы беззвучно шевелись. Не верю, должно найтись хоть что-то!

Переписала в блокнот названия и номера полок пары хрестоматий. Пожалуй, начну с них. Затем полистаю монографии и на закуску — подшивка «Дипломатического вестника». Сведения в нем крайне скупы, но можно почитать о предыдущих отборах, заодно пойму, как часто они проводились. Интуиция подсказывала, не каждый год, приурочивались к некому событию.

Книги нашла быстро. Устроилась с ними в читальном чале под лампой под оранжевым абажуром. Она напоминала маленькое солнышко и долгими зимними вечерами поднимала настроение студентам. Я шелестела страницами в гордом одиночестве, хмурилась, кусала губы, но не находила выхода из сложившейся ситуации. Об отборе говорилось только в одной монографии, причем вскользь. Якобы это пережиток прошлого, древний способ выбора правительницы, призванный предотвратить кровопролитные войны. Если бы владыка приветил наследницу некого рода без испытаний, другие сочли бы себя оскорбленными, а так все честно, никакого подкупа, никакого недовольства. Выходит, прежде невест не убивали. Интересно, отчего вдруг лорд Сильван Морт изменил традиции. Или банально избавлялся от потенциальных соперников, удаляя со сцены лучших демониц из других родов, причем, красиво, на законных основаниях.

Отыскала в Вестнике портрет потенциального жениха. Как всякий демон, плечист, высок, но не в моем вкусе.

Отодвинула подшивку в сторону и пригорюнилась. Столько часов сижу, не приблизилась к решению проблемы ни на йоту.

Что-то шершавое коснулось шеи. Инстинктивно потянулась, чтобы убрать раздражитель, и вскочила как ошпаренная. Огромный черно-желтый мохнатый паук! Брезгливо скинула членистоногое. Как ни в чем не бывало, оно устроилось на столе, наблюдая за мной бусинками темных глаз, а затем начало ткать паутину, которая волшебным образом превратилась… в бумагу. Тончайшая, серебристая, она блестела в свете лампы, постепенно темнела; на ней проступали письмена, строчка за строчкой.

Паук работал, не зная устали. Стола ему не хватило, и он спустился на пол. Поборов брезгливость, подошла ближе, вгляделась в написанное. Там говорилось об отборе! Обернулась к пауку, но он уже исчез, словно галлюцинация воспаленного мозга, только бумага-паутина подтверждала, мне не привиделось. Горько усмехнулась. Длинные руки у лорда Морта! Откуда только узнал, что об отборе расспрашиваю? Меня прошиб холодный пот. Неужели в кабинете ректора стоят подслушивающие чары? Умелый маг сможет их замаскировать, только вот сомневаюсь, будто руководитель академии допустил бы подобную наглость. Хотя от демонов можно всего ожидать.

Думала, бумага из паутины рассыплется в пальцах, но она оказалась плотной и твердой. Каллиграфическим почерком, надеюсь, не самого Великого Темного лорда, неизвестный сообщал краткую историю отбора, раскрывались его основные правила. Чтобы не осталось сомнений в том, что инструкцию составили лично для меня, наверху пометили: «Госпоже Арете Риж, претендентке номер сорок два». Выходит, в смертельном отборе участвовало минимум сорок две девушки, а максимум… Оказалось, пятьдесят. Их отбирали среди незамужних и симпатичных девиц в разных частях света и свозили в столицу государства демонов, Люциниум. Как и предполагала, не верхом, не пешим ходом, а порталами. Как только они переступали границу изгиба пространства, претендентки становились собственностью рода Морт и не могли покинуть территорию резиденции без разрешения владыки, только в случае проигрыша испытания. В таком случае домой предстояло добираться самостоятельно — такое вот гостеприимство.

О самих испытаниях говорилось туманно, якобы они направлены на выявление ловкости, ума и прочих женских достоинств. Призом в своеобразной игре становился брачный контракт. Его лорд Сильван Морт обязался подписать через три дня после объявления победительницы. Как показала история, эти семьдесят два часа пережила всего одна девушка.

Сжала виски и побилась лбом о разворошенную стопку книг. Я-то думала, только победительница переходила в полную власть Великого Темного лорда, оказалась, та же судьба постигала всех. Хотя ей горше, вряд ли владыка отпустит самую-самую, поэтому стану придерживаться прежнего плана стать худшей из худших. Уж как-нибудь выберусь из Астерота, когда после очередного испытания укажут на дверь.

В конце свитка ждала гаденькая приписка. Похоже, у владыки входило в привычку окончательно портить настроение последней строчкой. «Магия запрещена, полностью блокируется в комнатах кандидаток и местах испытаний». Просто замечательно, демон лишил единственного козыря!

В сердцах скомкала послание и выкинула в мусорное ведро.

Об отборе я узнала, делать в читальном зале больше нечего. Сдала книги, попрощалась с архивариусом и побрела вниз по лестнице. Каждый шаг удалял от спасительной лампы под оранжевым абажуром, которая казалась символом уюта и спокойствия, когда как академия в целом — синонимом надежности и нерешимости. Только остаться в ее стенах не получится. Оставалось надеяться, ректор окажется убедительным, и лорд Морт найдет другую претендентку номер сорок два.

Медленно сгущались сумерки, хотя солнце еще не село, красным золотом лизало стволы деревьев — вдоль главного корпуса академии высадили дубовую аллею. Сколько же я провела в альма-матер? Казалось, всего пару часов. Быстро время пролетело! Уходить не хотелось, но глупо оттягивать неизбежное. Я не маленькая девочка, а почти боевой маг, поэтому повернулась спиной и вперед. Да и тетя волнуется, ужин стынет.

В доме родственницы поджидал неприятный сюрприз — очередной черный конверт. Если сначала я пугалась, скоро начну смеяться: слишком много посланий для одной скромной меня. На этот раз письмо запечатали, оставив на воске инициалы отправителя — всего одну букву «С». Точно такую же лорд Морт вывел в конце первого послания. Витиеватая, написанная на старинный момент, она намекала на древность рода владыки.

«Господин Риж задолжал мне, — писал демон на идеально белой бумаге. — У него не оказалось достаточного количества денег, и в оплату пошли вы. Откажись он, умер бы на месте. Вам доставили приглашение, ответили на вопросы, и довольно. Советую прибыть в назначенный час, если не хотите, чтобы род Рижей стерли с лица земли». Так, коротко и ясно, владыка намекнул: шансов отказать нет.

Раздраженно кинула проклятую бумажку в печку.

Тетя куда-то запропастилась, я в доме совсем одна, нужно срочно чем-то заняться, чтобы не сойти с ума. Сначала поем, потом соберу вещи. Завтра же переберусь в общежитие — Полианне требуется личное пространство, да и учебный год скоро начнется, пора.

Проклятый отбор не шел из головы. Ела и вспоминала странные правила игры, гадала, поймет ли владыка, что я играю в поддавки. Нужно очень постараться, Арета, вспомни, как ты убеждала приемную комиссию зачислить тебя на боевое направление.

В дверь постучали.

Вздрогнув, помедлила и пошла открывать, хотя предчувствие настоятельно советовало этого не делать. Беспокоила тетя. Куда она подевалась? Следовало сходить в лавку, проверить, но все мы крепки задним умом. Оставалось надеяться, лорд Морт не начал мстить неуступчивой девице. Убеждала себя, что ректор вряд ли успел поговорить с владыкой, а тот, в свою очередь, не психопат, но тревога медленно, но верно заполняла сознание, подчиняя волю. Главная проблема мага — страх, боевого особенного. Нас учили с ним бороться, вроде, я преуспела, выработала спокойствие, и вот беспокойство вернулось. Выберусь, сожгу все папины карты! И внушителя на дом приглашу, в долги влезу, но избавлю семью от внутреннего врага. Если маме плевать, то мне не все равно.

Стук в дверь повторился, громкий, требовательный.

— Иду, иду! — недовольно буркнула в ответ.

Кто такой нетерпеливый и почему упорно не замечает колокольчика? Видимо, родственник людей, которые упорно ломятся в лавку, на которой написано: «Закрыто». Они себя чтением не утруждают, равно как студенты. Мне довелось работать помощником библиотекаря, так прокляла не одну милую девочку и не менее милого мальчика, рвавшихся к знаниям после закрытия или упорно требовавших найти в книге по ментальной магии рецепт сонного зелья. Никакие аргументы не действовали. Я пришла, мне надо и все тут, за другой книгой не пойду, завтра не загляну. А ведь когда-то и я… Словом, начинаешь понимать, сколько беспокойства причиняла другим, когда проблемы доставляют уже тебе.

Зажгла свет в прихожей и лязгнула замком. Повяло ночной прохладой: солнце успело сесть. Сначала я никого не заметила, даже недоуменно выглянула, повертела головой. Не привиделось же! Только потом различила темный силуэт у стены. Он походил на тень, только вот у теней не бывает горящих глаз. Они вспыхнули, стоило обнаружить присутствие незнакомца. В ужасе отпрянула обратно в прихожую. Как ни завизжала, ума не приложу. Наверное, потому что магам не положено. С другой стороны, все мы люди, эмоций нет только у трупов.

Захлопнула дверь и, заняв удобную для обороны позицию, заготовила заклинание. Решила воспользоваться универсальным: не смогла точно определить подвид существа. По идее, оно материально, раз стучало в дверь, только вот физическая оболочка отсутствовала.

— Госпожа Риж! — нечто изволило сердиться.

Жутко неприятный голос! Скрипучий шепот, временами срывающийся на резкие высокие ноты.

— Кто вы? И куда дели Полианну Риж?

Теперь не сомневалась, отсутствие тети — дело рук огнеглазого. Только он не на ту напал, я за родственницу убью. Не захочет по-хорошему сказать, где ее держат, заставлю.

— Откройте дверь, и с ней все будет хорошо, — ответствовал незнакомец.

— Нашли идиотку! Считаю до пяти, и пеняйте на себя.

Сконцентрировавшись, вырастила из ладони огонек. Вот так, немного подрастить, и у меня два полноценных атакующих заклинания. Пусть ненаправленные, придется метать, словно гранаты с «огненной водой», но зато действенные.

— Раз, — шаг, — два, — еще шаг к двери, — три…

— Великий Темный лорд изволит гневаться, — послышалось над ухом.

Крутнулась на пятках и очутилась нос к носу к незнакомому мужчине в наглухо застегнутом длинном сером пальто, скрывавшем абсолютно все, кроме лица. Ассиметричное, с непривычно темной, почти шоколадной кожей, оно красноречиво отсылало к Астероту. Решив не тратить время на разговоры, нашла применение для заклинаний и разочарованно застонала: незнакомец легко отбил их. Просто вытянул руку, крутнул запястьем и все, только по воздуху разлетелись огненные искорки.

— Я привык, — объяснил мужчина с черными, словно Бездна, глазами. — Многие претендентки не рады моему появлению. Как только меня не пытались убить, госпожа Риж! — он по-хозяйски прошелся по прихожей и добродушно усмехнулся, словно травил байки в дружеской компании. — И отправить пытались, и задушить, даже утопить, результат один. Ах да, — спохватился ночной гость, — позвольте представиться: Йоханес Ма’Арет, распорядитель отборов рода Морт.

— И долго вы… эмм… распоряжаетесь? — хмуро поинтересовалась я, подперев спиной дверь.

Выходит, их двое, у этого совсем другой голос, привычный. Если правильно понимаю, тень — слуга, а Йоханес — господин.

— Вот уже семьсот лет, — с гордостью сообщил демон и предложил: — Давайте пройдем в комнаты и поговорим. Я должен уладить ряд формальностей и надеть на вас метку. Не подумайте ничего дурного, всего лишь гарантия вашего участия.

— Ректор уже говорил, да? — настроение окончательно испортилось.

Йоханес кивнул и попенял:

— Зачем вы так? Девушки мечтают оказаться в Люциниуме, познакомиться с его сиятельством.

— Так пусть бы он на них и женился! — в сердцах заметила я. — Как вы вообще в дом попали, по какому праву?..

Договорить не успела. Связки сковал спазм, пришлось замолчать. Догадываюсь, штучки нового знакомого.

— Уж не через окно, обыкновенно попал, сущая мелочь! — широко улыбнулся Йоханес, обнажив острые зубы. Стало не по себе. Показалось, или он еще и вампир? Тогда понятно, отчего семьсот лет для него пшик. Положим, и демоны живут долго, но не так. Этот свеж, без морщин, неопределенного возраста от тридцати до пятидесяти. — Вы не пожелали открыть дверь, пришлось построить местный портал. Тетя ваша, конечно, постаралась, защиту повесила, но она от людей, от людей. Хотя восхищен, редко, когда женщина — и талантливая.

Он сыпал комплиментами в адрес Полианны, старательно избегая переходить к сути визита. Я же переминалась с ноги на ногу, как на драконовом коврике из гвоздей для йоги. В итоге плюнула и распахнула дверь, пусть тень тоже заходит. Одной темной сущностью больше, одной меньше… Огнеглазый, ругаясь, тут же оккупировал дальний угол, привычно слившись с обстановкой.

— Тетя где? — вежливость оставим для лучших времен.

— У меня в гостях, — даже не моргнул Йоханес. — Чай пьет.

Поперхнулась воздухом и глазами-плошками уставилась на собеседника. В гостях, чай пьет?!

— Ну да, с мятой там, малиной. Ей, правда, больше с цукатами понравился.

— Слушайте, вы нормальный?

Не покидало желание встать на цыпочки и потрогать лоб распорядителя отбора. Он нес несусветную чушь, демону полагалось держать пленников в подвалах, в крайнем случае связанными посреди чистого поля, а не поить чаем с печеньем.

— Абсолютно. Повторяю, Полианна — очаровательная женщина, как я могу ее в холодную камеру? Она же простудится.

Сползла по стене. Или я ничего не понимаю в жизни, или у тети завелся ухажер. Вот уж ирония судьбы, демона тетина самостоятельность, ум, даже возраст не испугали, стоит, распинается, улыбается. Может, притворяется и убил, а я уши развесила.

— Можно взглянуть?

— Да, конечно, — кивнул Йоханес и попросил зеркальце.

Неохотно оставила на пару минут гостей без присмотра и принесла сумочку. В ней нашлось зеркальце. Демон провел над ним ладонью, нашептал пару слов, и поверхность пошла рябью. Мгновенье, и я увидела тетю, живую, здоровую и без кандалов. Она сидела за огромным, весь не рассмотреть, столом и действительно пила чай. За спиной — слуга с белым полотенцем наперевес. Он услужливо подливал напиток и приносил сладости. Куда катится мир?

— Вы ее тоже для отбора приготовили? — покосилась на тетю.

— Нет, в жены.

Йоханес взмахнул рукой. Изображение в зеркале исчезло.

— Давайте вы сядете, — любезно предложил он. — Нехорошо на полу. И не беспокойтесь, Полианну никто не обидит, брак — дело добровольное, но очень уж она мне понравилась. Я зарекся связываться с демоницами, все три такие стервы были, — посетовал гость, — не поверите, а тут такая удача.

Кивнула, не зная, что ответить и про матримониальные планы, и про добровольность, в которую не верила. С другой стороны, может, я зря на демона наговариваю, мало ли, какая у кого должность? Так, вроде, нормальный, не рвется угрожать. Был трижды женат — то же мне, недостаток! Зато точно не убьет за отсутствие наследника.

— Словом, не беспокойтесь, Полианна в безопасности, — подытожил Йоханес и, подхватив под мышки, поднял с пола. — Пора перейти к делам владыки. Чем быстрее, тем лучшее. Инструкции вы получили, об отборе почитали. Все понятно?

Кивнула. Так вот кто подослал паука!

— Тогда метка и попрощаемся до условленной даты. Уж не заставляйте вас искать.

Смирившись, последовала за Йоханесом на кухню. Он неплохо ориентировался в доме, быстро нашел свечи, что навело на определенные мысли. Нерадостные, потому что прежде дом тетушки казался безопасным оплотом.

— Пожалуйста, успокойтесь и не кричите, — попросил демон и предупредил: — Вначале будет чуточку больно.

Краем глаза заметила знакомую тень у порога. Ну да, нужно подстраховаться, чтобы не сбежала.

Йоханес щелчком пальцем зажег огарок и налил немного воска на крынку.

— А теперь, пожалуйста, снимите блузу.

— Что?!

Раздеваться не собиралась, попробует сам, попорчу шкуру.

— Метка ставится под лопатку, чтобы девушка не могла ее свести, — устало пояснил распорядитель. — Пока она неактивна, всего лишь знак избранности. Когда участница выбывает из конкурса, метка исчезает.

— А если я не соглашусь? — хмуро зыркнула на Йоханеса.

— Придется силой, — подтвердил он худшие опасения.

Скрепя сердце, расстегнула пуговицы и приспустила ткань.

— Какая лопатка неважно?

— Без разницы, но я предпочитаю правую.

— Правая рука рабочая, а левой сложнее добраться? — догадалась о подоплеке чужих пристрастий.

Йоханес кивнул.

Напряженная, повернулась к демону спиной и стиснула зубы. Ненавижу ситуации, в которых ничего нельзя изменить! А тут приходилось подчиняться, делать то, чего совсем не хотелось. Капля горячего воска упала на кожу. Зажмурилась, но не пискнула. Не дождется! Распорядитель отбора размазал воск и ногтем вывел некий символ. Затем что-то прижал, как потом выяснила, печатку, и выпрямился.

— Готово, теперь вы кандидатка отбора невест Великого Темного лорда, — торжественно сообщил Йоханес. — Официальной участницей станете в день начала конкурса. До встречи в Люциниуме, госпожа Риж, берегите здоровье и красоту.

Распорядитель чопорно поцеловал мне руку и исчез. Вместе с ним пропало и существо с огненными глазами, зато вернулась тетя. Она выглядела слегка недовольной, но действительно невредимой. В порыве чувств бросилась ей на шею и ощупала с ног до головы.

— А, пара синяков! — отстранив меня, отмахнулась Полианна и положила сумочку на стол. — У некоторых дурные манеры.

— У Йоханеса Ма’Арета?

Пора вывести демона на чистую воду, слишком сладко он пел.

— Нет, у его слуг. Сам он мужчина милый, хотя самоуверенный.

— Ухаживал? — спросила в лоб.

— Не без этого. Я не отказывалась, будто не понимаю, демона сердить нельзя. Ты не переживай, — подмигнула тетя, — не собираюсь я за него замуж, так, чаю попила. Лучше ведь гостьей, чем пленницей. Ты-то как? — она встревоженно заглянула в глаза. — Зачем он приходил?

Вместо ответа показала метку и попросила ее описать. Знак лорда Морта оказался неровным кругом с ободком по краям. В центре — знакомая буква «М». Никакого воска, метку словно выжгли на коже. По словам тети, сейчас она темно-розовая, интересно, какой станет после?

— Хмм! — давненько я не слышала подобного пессимизма, особенно от Полианны, которая, казалось, всегда и во всем могла отыскать светлое пятно.

— Совсем плохо? — упавшим голосом поинтересовалась я.

Тетя вместо ответа кивнула и предложила выпить чаю.

— Еще? — не удержавшись, поддела, напомни о посиделках у демона.

— Так думается лучше.

Пока я суетилась на кухне, ставила чайник, заодно подогревала ужин — Полианна в силу определенных причин поесть не успела, я тоже, — тетя успела принести из комнаты саквояж, по ее словам, полевую лабораторию артефактора.

— Давай пробовать свести, — она разложила содержимое кофра на столе. — Огонь в стазис погрузи, чтобы пожар не случился и жаркое не сгорело. Я не для того два часа на него потратила.

Пламя покорно замерло. Поколдовав немного над чайником и латкой с мясом, чтобы не остыли, с надеждой обернулась к тете. Она развела бурную деятельность, успела смешать пару реактивов, которые подозрительно шипели в специальных мисках. Может, Полианна и профессионал, но наносить сей сомнительный состав на кожу не позволю.

— Ну, приступим!

Тетя закатала рукава и вооружилась странным предметом, одновременно напоминавшим кисточку и рейсфедер.

— А ты на людях уже практиковала? — выступать в роли подобного кролика не собиралась.

— Однажды, — нагнала туману Полианна.

Подробностей не последовало, сложно судить, удачным выдался ли опыт.

— И как? — боевые маги не привыкли отступать.

— Живой, — еще больше укрепила сомнения тетя и прикрикнула: — Ты метку убирать собираешься или вещи в Люциниум собираешь?

— Я уже собрала, в академию. Тест на безопасность проведи, не хочется всю оставшуюся жизнь ходить с рубцами, пусть даже шрамы повышают шансы стать бракованной невестой.

Полианна тяжко вздохнула, посетовав на воспитанницу, и капнула немного странного состава себе на ладонь. С ней ровным счетом ничего не случилось, разве кожа чуть посветлела. Доверившись чутким тетиным рукам, разделась. Следующий час прошел в бесплотных попытках избавиться от метки. Пробовали так и эдак — ни в какую! Пришлось смириться и с горя поесть, даром за окном уже ночь.

Конкурс невест лорда Морта превратился в неизбежную данность.

***

 

Без особого энтузиазма рассматривала комнату в захудалой гостинице, в которой поселилась, следуя инструкциями распорядителя разбора. По мне, номер не подходит будущей избраннице владыки: тесный, с текущим краном, старой мебелью и бадьей вместо ванной. Спасибо, воду не предлагали греть магией, иначе решила бы, будто вернулась в далекое прошлое. Пыльное окно, застиранные занавески, аляповатое покрывало на кровати, зато зеркало большое, в полный рост. Предполагалось, что конкурсантки проведут последние часы перед вступлением в игру за прихорашиванием. Увы, вынуждена огорчить лорда Морта, делать прическу не собиралась, выводить ровные «стрелки» и румянить щечки тоже.

После изматывающей дороги — городок располагался на восточной окраине королевства, сонный, пыльный и до боли провинциальный — хотелось умыть и отдохнуть. Кинула вещи на кровать и рухнула рядом, прикрыв глаза. Еще двенадцать часов.

За окном поджигал крыши домов закат. От него белые занавески казались розовыми.

Перевернулась на бок и уставилась на стену. Там висела картина — корабль бороздил воды безбрежного моря. Нарисовано посредственно, хотя чего еще ожидать от гостиницы, в которой скрипели ступеньки, а ключ не с первого раза проворачивался в замочной скважине.

— Да-а, уважение во всей красе! — протянула я и переключила внимание на балки потолка. Спасибо, чистые, без паутины. — Великий Темный лорд не тратится на невест. Правильно, зачем, все равно убивать.

Однако должна найтись причина, не в скупости дело. И я ее нашла, стоило подумать и проанализировать увиденное. Гостиница обладала достаточным количеством номеров, чтобы разместить всех девушек, находилась в центре города, прямо против шумного кафе, чьи столики, несмотря на глухомань, не пустовали. Звон посуды и веселый смех долетали даже сквозь закрытое окно. Идеальный наблюдательный пункт! Сбежать практически невозможно: кафе не минуешь, а черный ход завален коробками. Словом, все продумано. С городом еще проще — он ближе всего к Астероту.

Выпить, что ли, чашечку кофе, познакомиться с соглядатаями? Даже села, но потом рухнула обратно. Слишком устала, пусть работают спокойно.

В Астерот собралась налегке: невестам все равно выдавали новые, обеспечивали всем необходимым, зато прихватила пару артефактов. Пусть собственную магию блокируют, чужая может сработать.

Зевнув, позволила тревогам остаться во вчерашнем дне. Завтра они вернуться, а сейчас я сплю. Живой маг — отдохнувший маг.

Меня разбудил стук в дверь: я проспала побудку. Не сразу поняла, что происходит, а когда сообразила, обнаружила у кровати знакомую огнеглазую тень.

— Не обидно бегать на побегушках? — потянувшись, пробормотала я.

Испугаться уже не испугалась, знала, что за существо явилось в номер. Как, тоже понятно — на комнате нет защиты, нежить спокойно могла проходить через стены.

Огнеглазый проигнорировал вопрос, только поторопил.

— Выйди! — потребовала я и свесила ноги с кровати. — Ты, хоть и бестелесный, но мужчина.

Нежить растаяла в воздухе, словно привиделась. Убедившись, что она не обосновалась в другом углу, быстро умылась и, одевшись, поплелась вниз. Встречать лорда Морта, а скорее Йоханеса, потому как владыка вряд ли лично доставит полсотни девушек во дворец, собиралась в простом платье с расклешенной юбкой до икр и с конским «хвостом» на голове. Ни унции косметики, ни единой попытки подчеркнуть красоту. Вопреки ожиданиям, в холле никто не караулил. На лестнице и в столовой тоже никто не увидела. Спокойно поела и, закинув дорожный мешок на спину лошади, потрусила к условленному месту.

Солнце недавно встало и еще не начало припекать. Свежо!

Вчерашние догадки насчет гостиницы подтвердились, когда следом за мной пристроилась еще одна девушка, потом еще одна и одна. Впереди маячили спины очередных красавиц — выходит, нас собиралась переправить в Люциниум оптом. Обидно, я рассчитывала на индивидуальное путешествие. Однако за городом мы разделись, за мной свернули только трое. Неужели ошиблась? Хм, но куда тогда спешили спозаранку девушки при полном параде, не любоваться же местными красотами. Они понравились больше города: леса, холмы, яркие пятна осенних цветов.

Чем ближе точка невозврата, тем сильнее хотелось вернуться. С рыси я перешла на шаг, потом и вовсе остановилась, задумавшись. Вроде, спокойна — медитация сделала свое дело, а кончики пальцев все равно холодели. Если бы не метка, развернула бы лошадь, но распорядитель — умный демон, все предусмотрел.

Место сбора оказалось столь же неприметным, как гостиница: дорога, поле, пара чахлых деревьев, заросли бересклета. Вот и ориентир — большой валун с будто срубленным верхом. Спешившись, прихватила мешок и направилась к нему. Надеюсь, не опоздала.

Сначала ничего не происходило. Присев на камень, терпеливо ждала, по ощущениям — час, а то и два. За это время ко мне присоединились девушки, двигавшиеся в попутном направлении. Наконец явился Йоханес Ма’Арет. Чуть запыхавшийся, он хмурил лоб и совсем не походил на балагура, который беседовал о Полианне.

— Извините за задержку: проблемы с одной из участниц, — пояснил он и скомандовал: — Встаньте, пожалуйста, напротив камня и возьмитесь за руки.

Мы подчинились, напряженно переглядываясь. Положим, я представляла себе портал, а вот остальные… Они совсем разные, видно по поведению, внешнему виду и мимике. Вот та брюнетка явно из состоятельной семьи, а рыженькая простолюдинка, жмется к краю, глаз не поднимает. Ее тоже в карты проиграли или в счет уплаты долга отдали? Несмотря на то, что мы провели вместе достаточно времени, познакомиться не успели, поговорить тоже.

Йоханес перечитал нас, сверился со списком и открыл портал. Никаких эффектов, просто пространство внезапно искривилось, покрылось рябью, явив черную рамку прямоугольника. Там, в глубине, читались неясные очертания строений — что-то белое и каменное. Покосилась на спутниц, которые в страхе жались друг к другу, и первой шагнула в неизвестность. Зачем тянуть, все равно встречи с Люциниумом не избежать. Ненадолго заложило уши, и вот я стояла посреди внутреннего дворика. Неподалеку журчал фонтан — струи стекали из мелких ракушек в общую мраморную чашу, белую, не черную. Тут вообще не было темных красок, словно солнце безжалостно выжгло цвета. И ни травинки, под ногами — каменные плиты. Огляделась: со всех сторон крытая галерея на ажурных столбах. Выше — беленые стены с узкими окнами. На каждом ставни-жалюзи. Совсем не так представлялся дворец Великого Темного лорда, совсем не так.

— Прошу, госпожа, следуйте за мной, — из ниоткуда возникла смуглая, практически черная девушка, закутанная в желтое покрывало. Длинный подол и рукава полностью скрывали ноги и руки, на ногах — легкие сандалии. — Меня зовут Амира, я ваша личная служанка.

Не успела и слова вымолвить, как из портала одна за другой, подгоняемые Йоханесом, появились остальные кандидатки в леди Морт. Их встречали точно такие же девушки, как Амира.

Вскоре к нам подтянулись прибывшие другим путем участницы отбора. Они выходили через ажурные двери галереи, постепенно наполняя дворик. Пересчитала — ровно пятьдесят, считая меня. Последним на камни ступил распорядитель отбора и, свернув портал, словно лист бумаги, положил в карман. Тут, в Люциниуме, демон преобразился: вместо серо-зеленого дорожного костюма белоснежная рубашка с жабо и легкий светлый костюм.

— Добро пожаловать в Астерот! — патетично приветствовал он собравшихся. — Через три часа вы познакомитесь с Великим Темным лордом, а пока отдыхайте. Служанки проводят вас в покои, переоденут и проведут досмотр.

— Простите, что? — невежливо перебила я.

— Проведут досмотр, — спокойно повторил Йоханес. — У вас отберут вещи, содержащие магию, яды и иные субстанции, дающие преимущества в борьбе. Таковы правила отбора. Не беспокойтесь, их не выбросят, а бережно сохранят.

Плакали мои надежды на артефакты! От злости хотелось рвать и метать, а приходилось кисло улыбаться.

— Запомните, девушки, — демон прошелся перед нами, — процедура активация метки — ответственное мероприятие, вы можете умереть, если знак не пожелает отозваться пламенем. Такое случается, когда кандидатка проклята. Мы не можем рисковать, — скорбно заключил Йоханес.

Вот оно, началось!

Девушки испуганно переглянулись.

— То есть вы нас убьете? — пискнула миниатюрная блондинка.

— Принесем в жертву, — поправил демон. — Обычное ритуальное убийство ради снятия порчи и искупления грехов.

Блондинка сглотнулась и затерялась в задних рядах.

Заметно похолодало, хотя солнце в Люциниуме светило по-летнему. Сегодня кого-то убьют, и этим кем-то вполне могу оказаться я. Нужно хотя бы нож припрятать, чтобы не тащиться на алтарь покорной овечкой.

— Не беспокойтесь, — попытался разрядить обстановку распорядитель отбора, — знак не вспыхивает крайне редко, на моей памяти случалось лишь дважды.

Лишь дважды! Хотелось нервно рассмеяться.

Обронив еще пару общих фраз, Йоханес удалился, пообещав завтра побеседовать с каждой из нас. Он составлял нечто вроде анкеты, которую затем изучит владыка. Что девушка любит, о чем мечтает и прочее.

Амира робко тронула за плечо:

— Госпожа?

Ладно, взгляну на покои, надеюсь, они лучше гостиничного номера.

Служанка проворно ныряла в коридоры, ловко взлетала по лестницам. Сначала я пыталась запомнить дорогу, но вскоре бросила неблагодарное занятие. Дворец огромен, тут столько переходов, что можно плутать всю жизнь.

— Послушай, — решила удовлетворить любопытство, — а почему ты в желтом и прячешь все, кроме лица?

— Я служанка, нам не положено приковывать взгляды, но нас должно быть сразу видно в толпе.

Ясно. Следуя местной логике, нас обрядят в нечто фривольное, но спокойное по цвету.

Выделенные мне покои занимали несколько комнат на втором этаже; небольшой балкон выходил на очередной внутренний дворик, только с садом. Амира заверила, я могу гулять там, равно как свободно передвигаться по дворцу, а вот выходить за его пределы строжайше запрещалось.

— Иначе смерть, — она выразительно провела пальцем по горлу.

Уже поняла, тут все карается смертью. Веселое место! Как же я ненавидела глупость отца, которая загнала в смертельную ловушку! Но ничего, выберусь, иначе пусть ректор отчисляет, хоть бы посмертно.

Амира проворно распахнула ставни, дернув за шнурок и чуть потянув его на себя, подняла пластины, наполнив комнаты светом. Пока она пристраивала мой мешок и зажигала благовония, осмотрелась. Быт демонов разительно отличался от нашего, во всяком случае, быт кандидаток в высочайшие невесты. Много ковров и подушек. Вся мебель мягкая, острых углов практически нет. Интерьер выполнен в приглушенных зеленых и золотых оттенках, единственное яркое пятно — малиновый полупрозрачный полог кровати. Вопреки ожиданиям, она небольшая, хотя вдвоем поместиться можно. Правильно, валяться на королевском ложе предстояло только одной.

— Ванна готова, госпожа, — послышался голос Амиры. — Раздевайтесь. Я вас вымою, помассирую и натру благовониями.

Нахмурилась. Как же лорд Морт собрался знакомиться, с каждой по-быстрому? Может, он и демон, но надорвется.

— Спасибо, я помоюсь сама, — предприняла попытку избежать унизительного занятия.

— Что вы, это моя работа! — обиделась служанка.

Она сняла покрывало, оставшись в платье с отстегивавшимися рукавами: удобно.

Смирившись, со страдальческим видом направилась в ванную и обомлела. Никогда прежде мне не доводилось лежать в мраморной ванной, пусть, небольшой, но все же. Амира щедро набросала в воду лепестки роз и влила пару капель ароматического масла, чтобы сделать процедуру купания еще приятнее. Полукругом на широкой полке вдоль ванной выстроились разные баночки и флакончики. Зеркала нет, и хорошо, любоваться собственным отражением не собиралась.

Разоблачившись, ступила в воду. Амира тут же унесла одежду, пообещав выдать новую. Участницы оставляли за порогом дворца прошлую жизнь, даже если это нижнее белье. Вопреки опасениям, мытье не превратилось в пытку. Стеснение быстро прошло. Болтая о разных мелочах, служанка проворно вымыла меня, размяла спину и плечи. Она проделала все умеючи, не причиняя боли. Интересно, сколько девушек до меня прошли через ее миниатюрные руки? Словом, завернувшись в пушистое полотенце, из ванной я вышла другим человеком. Усталость испарилась, во всем теле — небывалая легкость, а кожа благоухала, словно целая парфюмерная лавка.

На кровати лежало платье из полупрозрачной ткани, отчего под низ пришлось надеть короткую сорочку на узких бретельках ненавистного розового цвета. Одежда полностью открывала шею, пикантно намекала на наличие груди и струилась по бедрам, будоража воображение. В таком бы на бал или на приватное знакомство с лордом Мортом, который, как выяснилось, любил живых кукол. В качестве обуви полагались мягкие атласные туфельки на среднем каблучке песочного цвета. Волосы Амира высушила и уложила мягкими волнами, скрепив пару прядей на затылке. Никаких украшений, спасибо, серьги разрешили не снимать.

Дальше начался обещанный осмотр. Амира вывернула наизнанку мой мешок, даже заглянула под подкладку. Пробовала возражать — бесполезно, заладила: «Так нужно, госпожа». Разумеется, она нашла артефакты, заодно отобрала все колющее и режущее. Остальные вещи, в том числе немногочисленную косметику, книги, предметы личной гигиены Амира не тронула.

— Амулет с шеи тоже нужно снять, — служанка указала на стандартный студенческий накопитель, помогавший аккумулировать энергию извне.

— Нет, — тут я собиралась стоять до последнего.

— Не я, так господин снимет, — уговаривала Амира, постепенно подбираясь ближе.

— У него нюх на магию?

Хмыкнув, подпустила девушку вплотную и легко повалила на кровать, заломив руки за спину. Чтобы не вырвалась, уселась сверху.

— Послушай, — склонилась к самому уху, — может, те дуры мечтают стать мертвыми невестами, мне этот обор… Словом, ничего никому я не отдам и скоро вернусь домой.

— Нельзя, госпожа.

Да что за служанка мне досталась, амеба бесхребетная! Другая бы барахталась, возмущалась, а эта только «нельзя». Хоть бы рыпнулась!

— Можно. Считай, работу ты выполнила, иди.

— Нельзя, — Амира оказалась упрямой. — И вот так тоже нельзя, могут наказать.

В голове щелкнуло. Кажется, я знаю, как вылететь с отбора до его начала, сохранив жизнь себе и близким.

— Скажи, — чуть ослабила хватку, — а если я устрою погром, поколочу тебя, меня выгонят?

Пусть будет да, пожалуйста!

— Нет, — служанка убила надежды на корню.

— В карцер посадят? — приуныла я.

— Или хуже, — чуть слышно ответила Амира и взмолилась: — Госпожа, пожалейте меня, отдайте амулет! Я не хочу к керберам!

Оказалось, керберы — это местные метисы собак и оборотней, не брезговавшие всем, что движется.

Вздохнув, отпустила бедняжку. Она не виновата, ей приказали. Помедлив, расстегнула замочек и отдала накопитель Амире. Служанка унесла вещи и вернулась с легкими закусками. Она ловко расставила тарелки на низком переносном столике, водрузила рядом пузатый чайник и белоснежную чашку костяного фарфора. Кандидаткам в жены владыки полагались различные сладости, сыры, валяное мясо с вялеными же помидорами, ореховая паста и хрустящий хлеб нескольких видов. Полноценная трапеза, по словам Амиры, состоится после активации меток, все пятьдесят девушек соберутся за одним столом. Отныне участницам предстояло каждый день ужинать с лордом Мортом, чтобы он наблюдал за нашим поведением, слушал разговоры. Может, по секрету сообщила служанка, позабыв о недавнем инциденте, кого-то демон и вовсе пригласит на завтрак.

— После совместной ночи? — удивилась я.

Хорош Великий Темный лорд, не только посмотрит, но еще и надкусит.

— Не знаю, госпожа, это не здесь происходит.

— А где?

Разве участницам отбора не предстояло ожидать своей участи в отведенных покоях?

— Во дворце владыки. Туда попадают двадцать самых лучших.

Отстала от девушки и решила немного передохнуть, заодно скоротаю оставшееся до встречи с лордом Мортом время. Представляю, какая скука тут царит! Хотя бы библиотеку в царстве ковров предусмотрели, или из развлечений только прогулки по садику и фонтан? Поневоле придумаешь, как отсюда выбраться, иначе сойдешь с ума. Хм, может, предыдущие невесты сами наложили на себя руки, а лорда Морта народная молва сделала убийцей?

Казалось, только прилегла, а Амира уже толкала в бок. Она поправила прическу и заново накрасила губы, после вывела в коридор. Никакой стражи не наблюдалось, и я решила на обратном пути попробовать сбежать. Почему не сейчас? Нужно оглядеться, сориентироваться, а не действовать сломя голову.

Запутанные переходы вывели к большой лестнице с резными перилами, по традиции тоже белой. Тут было многолюдно, а еще очень пестро — участниц облачили в разные цвета. С завистью поглядывала на обладательниц сапфировых, зеленых и алых нарядов. Всю жизнь ненавидела розовый, и тут снова. Убила бы того, кто распределял расцветки, между прочим, десятки способов знаю. Воспользовавшись неразберихой, пока никто не видит, потянулась к магии. Увы, она не отозвалась привычным теплом. Пустота, словно никакого дара внутри нет. Нахмурившись, попробовала снова.

— Не трудитесь, — раздался голос над ухом, — чужая магия строжайше запрещена и подавляется специальными глушителями.

— А своя?

Дерзко уставилась на темнокожего безымянного демона. Откуда только взялся?!

— Своя на то и своя, — улыбнулся он и предостерег: — Лучше молчите, господин не в настроении, острот не оценит.

Открыла рот, чтобы спросить, кем лорду Морту приходится советчик, явно не слугой, но не успела: демон скрылся в портале. Пару минут стояла и пялилась в пустоту, потом тряхнула головой и влилась в ряды девушек. Ладно, поиграем, взглянем на великого и ужасного.

Лестница вывела в большой холл. Посреди него установили трон на драконьих лапах. Рядом замерли, словно неживые, телохранители — высшие вампиры. Сильван Морт не мелочился, не экономил на безопасности и не доверял своим. Правильно делал. О вампирах я знала чуть больше, чем о демонах, и с интересом рассматривала бледных красавцев. Их внешность обманчива, по силе они лишь немного уступали демонам, а по скорости реакции намного превосходили их. А еще вампиры способны передвигаться по стенам, не падать с отвесных скал и никогда не спят, именно поэтому их охотно нанимали телохранителями. Стоили подобные услуги баснословно дорого, кандидатов приходилось долго уговаривать, сулить разные блага, зато, если удавалось, наниматель получал почти стопроцентную гарантию безопасности.

Девушек в несколько рядов полукругом выстроили вокруг трона, оставив перед ним свободное пространство, словно ристалище. Я очутилась с краю, зато в первом кольце — идеальное место для наблюдения.

Распорядитель отбора провел краткий инструктаж. Участницам надлежало стоять смирно, не переговариваться и не смотреть в глаза лорду Морту, пока он не попросит.

— Дальше господин по очереди станет подзывать вас. Четко выполняйте его указания, — напутствовал Йоханес. — Помните, если владыка не пожелает активировать метку, судьба ваша печальна.

Ясно, это нечто вроде первого тура отбора.

Распорядитель встал справа от трона, потянулись долгие минуты ожидания. Великий Темный лорд не торопился, девушкам все сложнее было соблюдать местные правила приличия, и они все чаще косились на Ма’Арета: заметит ли, если они тайком почешутся или обменяются парой слов с соседкой? Компания подобралась на редкость разношерстная, причем не только в сословном отношении. Среди людей затерялись представительницы других рас, даже демоницы. Внешность на любой вкус, и опять же у всех разное отношение к происходящему. Кто-то испуганно жался к товаркам, кто-то нетерпеливо посматривал на трон, кто-то покусывал губы и щипал щеки, чтобы предстать перед женихом в самом лучшем виде.

Когда я решила, что лорд Морт пошутил, а нас распустят по комнатам, он соизволил объявиться. Открытие портала пропустила. Вот трон пустовал, а вот в нем уже сидел мужчина. Картинка в «Дипломатическом вестнике» в целом верно передала внешность владыки Астерота. Высокий, даже слишком брюнет, смуглый, с острыми скулами и хищным выражением лица. Сильные руки, явно привыкшие к оружию, цепкий взгляд черных глаз, от которого бросало в дрожь — Сильван Морт полностью оправдал ожидания.

Девушки замерли, кажется, даже дышать перестали. Все взгляды сосредоточились на владыке.

— Итак, — он заложил ногу на ногу и небрежно свесил руку с подлокотника, — рад приветствовать вас, милые дамы, и благодарю за оказанную честь. Одной из вас предстоит стать леди Морт и вместе со мной пройти долгий жизненный путь. Надеюсь, достойная найдется, а вы не разочаруете.

Лорд Морт сделал короткую паузу, давая осмыслить свои слова, и продолжил:

— Вы избранные, гордитесь тем, что оказались здесь. Но только двадцать из вас я приглашу во дворец, и только одна останется в конце, самая лучшая. Впереди сложные испытания, надеюсь, вы пройдете их с честью. Перед тем как продолжить и начать самый первый отбор в вашей жизни, хочу напомнить, что отныне вы живете по законам Астерота.

Понятно, не дергайтесь и не пытайтесь бежать.

До боли сцепила пальцы, чтобы побороть эмоции. Так, Арета, спокойно, ты выберешься, нечего тратить нервы на всяких демонов. Главное, он тебе ни капельки не нравится, то есть самой главной проблемой меньше. Испытания можно саботировать, создать видимость стараний, чтобы не наказали. Продержусь один-два тура и все.

Сильван между тем по одной подзывал девушек и просил повернуться спиной. Теперь стало понятно, зачем нас нарядили в открытые сзади платья: иначе до лопатки не добраться. Лорд Морт клал на метку ладонь, царапал до сукровицы кожу и произносил заклинание. Девушка вскрикивала, а владыка довольно улыбался — знак принадлежности активировался. Теперь он напоминал тавро бардового цвета. Кандидатки с поновленными знаками отходили к стене, выстраиваясь в пары. Закончив, лорд прогуляется с каждой по холлу, задаст пару вопросов.

Все текло своим чередом, пока вдруг не застопорилось. Не обратила бы внимание на очередную красотку, явно пытавшуюся обаять демона, если бы не воцарившаяся оглушительная тишина. От нее звенели барабанные перепонки. Кандидатка, заподозрив неладное, начала стремительно бледнеть. И тут поняла: она не кричала. Все до нее вскрикивали, все отчаянно пытались дотянуться до источника боли, брюнетка — нет.

Хмурый лорд Морт поднялся. Девушка уловила его движение, испуганно развернулась и натолкнулась на ледяной взгляд. Бедняжка попятилась и уперлась в телохранителей-вампиров. В четыре руки они развернули ее к владыке.

— Метка, — демон ограничился всего одним словом, чтобы объяснить происходящее.

Знак остался темно-розовым, не потемнел, теперь это видели все. Тот самый редкий случай, о котором рассказывал распорядитель. Вот и он, сокрушенно качает головой.

— Бракованная невеста, — констатировал лорд Морт и брезгливо поморщилась. — Такая не может стать моей женой и опасна для окружающих. Убрать!

— Пожалуйста! — губы девушки плаксиво задрожали.

Она рухнула перед владыкой на колени, но он нарочито отвернулся, позволив телохранителям уволочь брюнетку прочь. Один из них закинул несчастную на плечо и скрылся за дверьми.

В ушах некоторое время стояли мольбы пощадить. Отказывалась верить, что девушку убьют. Из-за ерунды, какого-то знака!

Из-за дверей не доносилось ни звука, отчего общая нервозность лишь усиливалась. Наконец телохранитель вернулся. Один.

— Исполнено, — доложил он и занял место возле господина.

Выходит, убили.

Мне впервые стало страшно, раньше смертельный отбор казался сказкой, теперь обрел черты пугающей реальности. Надеюсь, метка активируется, никогда бы не подумала, что стану мечтать о тавро демона — все лучше, чем вернуться домой в гробу.

Теперь к лорду Морту подходили на негнущихся ногах, словно на эшафот. Владыка кривился, молчал, но в итоге не выдержал, надоела скорбная процессия:

— Она была одержима Тьмой и принесла бы много бед. Не дрожите и порадуйтесь. Уверен, метки остальных активируются, неприятный инцидент забудется, и мы насладимся совместным ужином. Поверьте, я сумею заставить каждую улыбнуться.

Верилось с трудом.

Но вот и моя очередь. Смело шагнула к лорду Морту и, положившись на счастливую звезду, повернулась спиной. Царапина — сущий пустяк, даже не почувствовала, боль тоже оказалась терпимой, во всяком случае, несравнимой с той, которую пришлось испытать на третьем курсе. Тогда на спарринге я сломала руку. Сама виновата, ворон ловила. Так, сильное жжение, как от ожога. Оно быстро прошло, сменившись приятным холодком.

— Магесса?

Плохо, владыка обратил внимание, зря не закричала.

— Совершенно верно, милорд.

Напряглась в ожидании новых вопросов, но их не последовало. Очевидно, Сильван сам догадался, кто перед ним. Уверена, он тщательно изучил списки и биографии красавиц, которых доставили в Люциниумом, а сведения о кандидатке номер сорок два — персонально.

Пристроилась у стенки. Знак безумно чесался, но нельзя, неприлично. Вот она, пытка, — чесотка.

Порченых невест больше не нашлось, и лорд Морт перешел ко второй части вступительного испытания — коротким беседам. Вскоре наши ряды вновь поредеют. Владыка неспешно, даже лениво прошелся перед замершими в ожидании кандидатками. Участницы реагировали на него по-разному: кто опускал взгляд, кто шептал молитвы, кто, наоборот, гордо расправлял плечи и зазывно улыбался. Распорядитель не мешал, стоял в сторонке и наблюдал. Меня не выделял, и хорошо, а то боялась, начнет после внезапно вспыхнувших чувств к тетке, принуждать помочь. Своеобразный, конечно, у Йоханеса вкус, Полианне давно не восемнадцать, но, может, через столько веков юные прелестницы наскучили? Тетушка еще ого-го, не старуха, с ней можно не только рецепты пирогов обсуждать.

— Какая пестрая смесь! — в полной тишине раздался голос владыки, замершего перед девичьим строем. — И страх, и страсть, и ненависть. И так мало гордости. Между тем вас отобрали из сотен других девушек, это ли не повод держать подбородок поднятым?

Угу, знаю я, как вы отбирали. Хмыкнула и вздрогнула, кожей ощутив взгляд лорда Морта. Он услышал, более того, сумел отыскать в толпе. А ведь я стояла не в первом ряду, отступила за чужие спины. Медленно, очень медленно демон направился ко мне. Девушки покорно расступались, гадая, станут свидетельницами триумфа или показательной казни.

Нацепив на лицо маску покорности, мысленно подставила владыке подножку. Жаль, не упал. От лорда пахло мускусом. Аромат плыл впереди него, вызывая странное, прежде незнакомое чувство. Поневоле задышала чаще, широко распахнула глаза. Афродозиак. Когда только успел нанести? Во время активации метки ничего такого не чувствовала.

— Пожалуй, начнем с вас.

Великий Темный лорд протянул руку. Пришлось вложить в нее свою. Хм, поцеловал, изящно, легко, словно кавалер на балу. Даже не верится, что тот же демон пару минут назад приказал убить девушку за какую-то метку.

— Кареглазая блондинка, — задумчиво протянул Сильван, всматриваясь в моей лицо. — Вы прекрасны, но столь же вздорны, леди.

Пальцы, едва касаясь, очертили абрис щеки.

Только не дать ему пощечину, только не дать ему пощечину! Арета, терпи! Несмотря на действие афродиазака, толкавшего тело к демону, от его ласки тошнило.

Хм, судя по ошеломленному виду распорядителя отбора, мое поведение нетипично. Остальные сразу падали в объятия? Хм, а лорд Морт из тех мужчин, которые любят строптивец.

Владыка с видимым сожалением убрал пальцы с гладкой кожи и предложил пройтись по холлу. Краем глаза заметила, как Йоханес подозвал слугу и что-то ему шепнул, покосившись на меня. Мужчина в желтом поклонился и опрометью бросился выполнять указания.

— Можно вопрос, милорд? —первой начала разговор, дерзко нарушив все правила.

Не выйдет из меня овечки, нечего и пытаться.

Демон кивнул.

— Мы здесь на правах наложниц?

Лорд Морт тихо рассмеялся.

— Ах, это! Нет, но я действительно могу провести ночь с приглянувшейся девушкой. Взамен она получит иммунитет на два испытания. И да, я выбрал вас, вижу, не ошибся.

Поперхнулась от такой наглости. То есть он действительно решил, будто может по щелчку пальцев переспать с любой?

— А что будет, если девушка откажется? Гипотетически, — пока не хотела открыто конфликтовать с владыкой.

— Зачем ей отказываться? — искренне удивился демон. — Не всем выпадет удача столь близко познакомиться с потенциальным женихом и продемонстрировать ему свои достоинства.

— А вдруг она стесняется, вдруг она девственница? — упорно гнула свое.

Лорд Морт улыбнулся и, склонившись к самому уху, шепнул:

— Я очень не люблю отказов и умею развеивать страхи.

Пришлось закрыть тему. Однозначный ответ я получила, но развлекать демона не собиралась. До ночи еще далеко, что-нибудь придумаю.

— Теперь, когда мы прояснили столь щепетильный вопрос, поговорим о вас. Напомните свое имя, расскажите, чем увлекаетесь.

Так и хотелось ответить: «О таком спрашивают до предложения переспать», но прикусила язык. Он демон, а они любят блондинок. Надеясь испортить впечатление абсолютной тупостью, вдруг разозлится и отменит приказ, болтала всякий вздор. Лорд Морт слушал в пол-уха и быстро потерял ко мне интерес. Мы успели сделать полный круг по холлу, и Сильван выбрал следующую девушку.

Настроение было премерзкое, так и тянуло проверить, действительно ли тут блокируется любая магия. И я начала потихонечку прощупывать пространство, благо соседок больше волновал лорд Морт, чем моя скромная персона. Увы, мне не удалось сотворить даже простого огонька, зато устала так, словно держала бой с десятью противниками.

— Госпожа Риж, можно вас на минуточку?

Одарила распорядителя отбора испепеляющим взглядом и последовала за ним в соседнюю комнату. Она оказалась проходной, зато пустой — идеальное место для разговора, и начала его я.

— Можете сразу отдать в руки вампиров, ублажать никого не стану! — ринулась с места в карьер. — Это конкурс невест или бордель?

Йоханес опешил от такого напора, но, оправившись, начал увещевать, просил не рубить с плеча. Мол, господин редко кого хочет, нельзя упускать такой шанс. Обычно он зовет в спальню финалисток, а тут сразу. Но я оставалась непреклонной.

— У меня обет: можно только с мужем, — привела последний аргумент, все прочие сочли девичьими капризами.

— Хорошо, передам, — тяжко вздохнул демон. — Только я бы на вашем месте меньше задавался.

— Именно поэтому вы трижды женились, — зло буркнула в ответ. — Моральная неразборчивость до добра не доводит.

Сказала и приготовилась к наказанию. Не сомневалась, Ма’Арет дерзости не спустит, пусть он не правитель Астерота, но не последний человек в государстве. Так и вышло. Демон мгновенно утратил былое благодушие, глаза налились чернотой, напоминая провалы в Бездну. Йоханес больно, едва не сломав запястье, ухватил за руку и пообещал: не видать мне постели Сильвана Морта как своих ушей.

— Сегодня ночуете одна и не в мягкой постели. Подумаете о жизни, если, разумеется, владыка не выгонит с отбора.

Очень надеялась на последнее. Хоть бы действительно выставил за дверь! Согласна пешком идти до дома.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям