0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Черная Жемчужина. Два мира на ладони » Отрывок из книги «Черная Жемчужина. Два мира на ладони»

Отрывок из книги «Черная Жемчужина. Два мира на ладони»

Автор: Герцен Кармаль

Исключительными правами на произведение «Черная Жемчужина. Два мира на ладони» обладает автор — Герцен Кармаль . Copyright © Герцен Кармаль

Глава первая. Таинственная находка

 

Только когда машина заглохла в пятидесяти милях от места, где мы планировали провести сегодняшний выходной, я поняла, насколько глупая это была затея. Рик копался в двигателе своей любимицы, и от него прямо-таки исходили волны злости, едва не сметающие все на своем пути. Я чувствовала себя неуютно и пыталась отвлечься, оглядывая местечко, в которое нас занесло, но даже живописный пейзаж не помогал избавиться от тягостных мыслей.

Возможно, я была чересчур наивна, когда решила, что совместный выходной – первый за очень долгое время, проведенный на лоне природы, без излюбленных атрибутов Рика – сотового и ноутбука, – пойдет нам на пользу. Что он хоть немного залатает трещину, которая возникла между нами уже давно, и с каждым днем становилась все глубже.

Глупо.

Еще утром я была счастлива, что сумела вытянуть Рика хоть куда-то. Мы уже давно собирались сходить в какой-нибудь ресторанчик, но муж работал допоздна и все чаще задерживался, к тому же, сильно уставал. А теперь… На часах уже два, солнце печет нещадно, расплавляя и тела, и мысли, а до озера как до луны.

Чарли рвался на свободу из тесного и душного пространства, в котором его заперли глупые хозяева. Сдавшись под напором пса, я выпустила его наружу. Он тут же помчался вперед, похожий на глянцевую черную молнию, хвост замелькал среди деревьев.

– Чарли!

Куда там. Пса и след простыл.

– Потеряется же, – вздохнула я с беспокойством. Рик, не поднимая головы, буркнул что-то неразборчивое.

Я смотрела на его темные волосы, великолепную фигуру, и не чувствовала ничего, кроме раздражения – ответная реакция на его злость. Я же видела – вопреки всем доводам рассудка, за сорванный выходной Рик винит именно меня.

Больше из чувства противоречия, чем из страха за пса я пошла на поиски Чарли. Углубилась в чащу с невысокими раскидистыми деревьями, рассчитывая услышать за спиной хотя бы банальное: «Не уходи далеко». Но Рик сейчас был слишком занят починкой своей краснобокой спортивной красавицы, чтобы волноваться о молодой жене.

Уже через пару шагов я услышала возбужденный лай Чарли. Отодвигая от лица ветки, поспешила на его зов – пес явно привлекал внимание хозяев. Так и вышло. Стоило мне выбраться из чащи деревьев на пустырь, как я увидела Чарли, машущего хвостом со сверхзвуковой скоростью. Вся его поза выражала гордость истинного добытчика, но перемазанная в земле морда сводила на нет все впечатление.

– Замарашка, ну и что ты там нашел? – хмыкнула я. – Если кость – то нет, спасибо. Я уже завтракала.

В ямке у его лапы я и впрямь увидела нечто, блеснувшее в лучах высоко стоящего солнца. Заинтригованная, погрузила в яму руку и вынула оттуда цепочку с круглым кулоном.

– Так, Чарли, посмотрим, что у нас тут, – пробормотала я. Поднявшись, направилась к ручейку, замеченному мной у края чащи.

И да, меня совершенно не заботило, что я разговариваю с собакой. А чего еще ждать от двадцатипятилетней девушки, у которой нет подруг и даже хороших знакомых, с которыми можно выпить за обедом по чашечке кофе и перекинуться парой фраз? Все мои институтские подруги куда-то разлетелись – да и, если быть честной, было их не так уж и много. Слово «коллеги» я слышала только от других – замуж за Рика я вышла в двадцать, и вот уже три года после окончания института сидела исключительно дома, старательно исполняя роль жены, терпеливо ждущей своего мужа с работы.

Точнее, пытаясь – выходило у меня неважно. Я была чистоплотна и аккуратна, каждую неделю как заправская домохозяйка выискивала по Сети новые рецепты, которыми могла порадовать мужа. Но вся эта жизнь была какой-то фальшивой, надуманной, и радости мне самой не приносила. Я будто бы старательно отыгрывала роль, которую мне приписали, но не чувствовала порыва, вдохновения. Лишь необходимость следовать намеченному мне судьбой плану.

Ручеек весело журчал, совсем не попадая в такт моим мрачным мыслям. Да и правда, чего это я? Многим девушкам приходилось куда тяжелее. Я знала, что судьба поднесла мне на блюдечке хорошую жизнь, обеспеченного и красивого мужа, и знала, что это была одна из причин, по которой у меня не было подруг.

Мне все в этой жизни давалось легко, без малейших с моей стороны усилий. В лучший институт Кватро приняли сходу, мужа – начинающего тогда бизнесмена, старше меня на пять лет, нашла через полтора года. Я опрокинула на него стакан капучино в кофейне, испортив его дорогущую белоснежную рубашку. Даже такую неловкость я сумела обратить себе во благо. Я попросила прощения, а он лишь рассмеялся. Завязался разговор – легкий и непринужденный. И тогда я поняла, что не хочу отпускать человека, который может так непринужденно шутить, стоя в грязной рубашке посреди кафе, с обожженной от горячего кофе кожей. Что он нашел во мне тогда – я не знаю. Говорил, что от меня словно исходили обещание тепла и уюта. Легкий характер, обезоруживающая улыбка – вот его критерии первой в меня влюбленности.

А я пропала, погрузилась в омут с головой… в омут, чьи воды год от года становились все темнее.

Неожиданно ледяная вода обожгла пальцы и оголенные нервы. Я вздрогнула и принялась оттирать цепочку. Закончив с наведением чистоты, вынула ее на свет и присвистнула:

– Чарли, да ты начинаешь окупаться!

В моих пальцах запуталась цепочка из белого золота с красивым плетением, которую венчала черная жемчужина, загадочно поблескивающая в солнечных лучах как глаз какой-нибудь ведьмы.

В возбуждении я направилась обратно, туда, где Чарли нашел цепочку. Кто знает, вдруг там припрятаны еще какие-нибудь вещицы? Деньги меня не интересовали, но вот сами находки… Было в этом что-то загадочное, таинственное… почти мистическое. Кому принадлежала эта цепочка, и при каких обстоятельствах она попала сюда? Воображение уже услужливо рисовало мне картины, как кто-то сдирает цепочку с шеи красивой молодой женщины. Что стало с хозяйкой украшения?

Но, кажется, я свернула не туда, потому что наткнулась взглядом на вырастающий из земли камень, которого не видела прежде.

– Смотри, Чарли, он похож на фигуру девушки! Правда, только ее часть, – добавила я, приглядевшись.

Чем ближе я подходила, тем больше убеждалась в своей правоте – странный камень оказался скорее полуразрушенной статуей. Стройные ножки, обутые в отороченные мехом ботиночки, тонкая талия и высокая девичья грудь, зажатый в руках лук с натянутой тетивой… и крутой скос там, где должна быть голова и шея. Время не пощадило статую и не позволило мне увидеть лица таинственной лучницы. Отчего-то мне казалось, что она была очень красива – может, на подобную мысль навели изящные руки незнакомки или красивые изгибы талии, вторящие изгибам гитары.

Я добралась до выкопанной Чарли ямки, носком туфли попыталась разрыть землю. Бродила по пустырю, но больше ничего примечательного не нашла. Мелькнула даже сумасшедшая идея вернуться сюда пару дней спустя, уже с лопатой, но меня разобрал смех, как только я представила себе эту картину. Тоже мне, великая расхитительница гробниц. Да я ничего тяжелее ложки в руках никогда не держала! Рик, бывало, даже подшучивал надо мной, называя белоручкой, на что я неизменно на него обижалась – хотя и понимала, что в его словах есть немалая доля правды. И все-таки то, что ты знаешь о себе, в устах близкого человека звучит куда непригляднее.

Окрыленная находкой, я вернулась к Рику. Муж приятно удивил меня известием, что машина завелась, однако на мою новость никак не отреагировал. Лишь взглянул косо на цепочку, которую я по-прежнему сжимала в руке и недовольно обронил:

– Я что, дарю тебе мало подарков?

Это было не так – Рик, как никто другой, умел ухаживать. Розы на прикроватном столике не успевали засыхать – я через день меняла их на новые. Фраза «мне нечего надеть» была мне не знакома, а в шкатулочке с драгоценностями уже едва помещались подаренные мужем дорогие украшения. Рик был не из тех, кто забывал про даты и годовщины – на каждую из них я получала красивый подарок.

Жаль только, что страсть и нежность нельзя купить так же, как цветы и дорогие безделушки.

– Причем тут это? – тут же взорвалась я. – Мне просто нравится эта жемчужина!

– Господи, Рейна, она пролежала в земле, и еще неизвестно, кому принадлежала до этого! А ты тащишь ее домой. Хочешь – поедем, выберем тебе другую, новую?

– Не хочу, – буркнула я.

Выходной не задался. Вода была слишком холодной, а мы с Риком – слишком раздраженными друг на друга. Один только Чарли резвился как щенок, барахтаясь в озере. Я без особого энтузиазма кидала ему палку, которую он, невероятно довольный собой, мне приносил. Рик демонстративно включил телефон – хотя несколькими часами раньше мы договорились, что сегодня обойдемся без средств связи и посвятим время исключительно друг другу.

Когда настало время возвращаться домой, я лишь вздохнула с облегчением. А вечером, перед сном, еще раз тщательно отмыв цепочку с восхитительной черной жемчужиной, из очередного чувства противоречия повесила ее себе на шею.

Едва увидев ее, Рик демонстративно отвернулся. Я смотрела на его широкую спину, мучительно борясь с соблазном прильнуть, обнять. Нет. Это означало бы, что я признавала свою неправоту, с чем я была категорически не согласна. В конце концов, я повернулась к мужу спиной. Думаю, мы оба заснули нескоро.

Разбудили меня совершенно неподобающим образом. Рик бесцеремонно тряс меня за плечи, взволнованным и каким-то странным голосом повторяя: «Денизе, просыпайся!». Я вынырнула из сна – недовольная и возмущенная не на шутку. Но все эмоции растаяли без следа, как только я увидела лицо того, кто меня будил.

Непослушные светлые волосы, четкая линия скул и подбородка. В пристальных серых глазах – тревога.

Это был не Рик. И что самое странное – я проснулась не в нашем доме.

 

 

Глава вторая. Сон – это маленькая смерть

 

– Денизе, нужно идти!

Я резко поднялась в кровати и теперь растерянно моргала, пытаясь понять, что здесь происходит. Я словно бы перенеслась на несколько веков назад – меня окружали стены из толстого камня, простая деревянная мебель и десятки свечей, установленных по углам комнаты. Шкаф, битком набитый потрепанными фолиантами, стол, заваленный пучками травы, флаконами с пыльцой и порошком, и пожухлыми страницами, вырванными из книг.

Стоящий у кровати молодой мужчина был облачен в штаны и плащ из красно-коричневой кожи. В ножнах – меч, на шее – кулон в виде диковинного символа.

– Все в порядке? – нахмурился незнакомец.

– А тебя не беспокоит, что из одежды на мне только простыня?

Когда я смущаюсь, то порой могу ляпнуть нечто совсем неподобающее воспитанной леди, которой я искренне себя считала. Как сейчас, например.

Я с удовольствием отметила, что щеки незнакомца заалели. Он поспешно отвернулся, давая мне возможность дотянуться до висящей на спинке стула одежды. Не без удивления я облачилась в чужое длинное платье цвета слоновой кости с кожаными ремешками на талии и довольно откровенным вырезом… И только когда на грудь мне упала прядь черных волос, я поняла, что и тело мне не принадлежало.

– Таак, – протянула я.

Таких снов видеть мне еще не приходилось. Хотя… почему нет? Все лучше, чем просыпаться рядом с близким человеком, который вдруг стал так далек. Поэтому я решила просто принять правила навязанной мне игры и посмотреть, что из этого выйдет.

Найденная вчера цепочка украшала лебединую шею. Таинственная Денизе, в чьем теле я в данный момент пребывала, оказалась обладательницей роскошных иссиня-черных волос и глаз, похожих на две черные жемчужины. Тонкие черты неулыбчивого, но притягательного лица, кожа цвета карамели, фигура с соблазнительными изгибами… Даже во сне находиться в таком теле было весьма приятно.

– Куда мы идем? – невинно поинтересовалась я, закончив с разглядыванием. Голос Денизе был ниже моего, с приятной, бархатной хрипотцой.

– Кажется, я напал на след мага теней. Нужно найти его, пока не наступила ночь.

– А что будет ночью?

Незнакомец обернулся и наградил меня озадаченным взглядом.

– Время теней.

Задумавшись, я кивнула. Интересный сюжет вырисовывается у сна.

Вслед за светловолосым мужчиной я вышла из дома. По широким мощеным улицам прохаживались мужчины и дамы в нарядах прошлых эпох. На мужчинах – рубашки и дублеты со штанами непривычного покроя, на женщинах – длинные платья, от простых до самых роскошных, с отделкой из кружев.

– Расскажи мне об этом маге теней, – попросила я своего спутника.

Не сбавляя шага, он повернул ко мне голову и смерил обеспокоенным взглядом.

– Денизе, с тобой все в порядке? Ты ведешь себя несколько странно. Мы только вчера говорили о Менгоре, ты никак не могла забыть.

– Ничего не помню, – сказала я виновато. – Все как во сне.

– Это странно. Еще более странно то, что тебя это никак не беспокоит. Что, если это проклятие Рикси? Она давно точит на тебя зуб.

– Я справлюсь, – заверила я светловолосого. – А теперь расскажи мне… об этом твоем Менгоре. И начни лучше со своего имени. Боже, да перестань ты уже на меня коситься!

Незнакомцу стоило немалого труда отвернуться. Но вздернутые кверху брови и постоянное покачивание головы как нельзя лучше говорили мне, что он чувствует сейчас и до какой степени удивлен моими странными словами. А я, боясь, что удивительный сон может закончиться в любое мгновение, хотела узнать о мире, в котором очутилась, как можно больше. Когда еще мне доведется услышать о маге теней?

– Ты правда не помнишь, как меня зовут? – Мой спутник выглядел совершенно сбитым с толку. – Денизе, как только закончим с Менгором, тебе нужно будет избавиться от морока!

– Не беспокойся за меня, – мурлыкнула я. – А теперь давай к делу.

– Ладно. – Молодой мужчина протяжно вздохнул. Успокоить его я так и не сумела. – Я – Джеральд, и я надеюсь, что ты сейчас просто шутишь. Не хочу даже думать о том, что ты всерьез забыла мое имя.

Денизе и Джеральд звучало почти так же хорошо, как Рик и Рейна. Меня вдруг осенило – а что, если сон, посвященный этим двоим – искаженная проекция моих собственных отношений? Быть может, я искала в истории Денизе и Джеральда отдушину после очередной ссоры с Риком? Правда, антураж в таком случае я выбрала весьма специфический.

– Менгор появился в Венге около месяца тому назад. Тогда же и пропала первая девушка. За прошедшие четыре недели пропавших по всей округе уже пятеро.

– И с чего ты взял, что к их исчезновению причастен именно Менгор? – деловито спросила я.

– С того, что хорошенько покопался в его истории. А она весьма… кхм… примечательна. Несколько месяцев назад в небольшом городке Аспара, к югу от Венге, убили возлюбленную Менгора – Иви. Я поговорил с жителями Аспара и узнал еще одну интересную деталь – Менгор с юности увлекался магией теней – довольно спорной и опасной магией. Прирученная тень – то же самое, что и дикий зверь, околдованный слабым заклинанием морока. Непредсказуем, проще говоря. Пока он послушно идет за тобой, высунув язык до земли и капая слюной, но в следующее мгновение может очнуться и напасть. Так и с тенями – они могут выполнять волю хозяина, то есть приручившего их мага… как и выйти из под контроля. Денизе, мне серьезно нужно тебе об этом рассказывать?

– Нужно, – невозмутимо отозвалась я. – Не скажу, что насчет теней мне все стало ясно, но куда больше меня интересует вопрос – зачем Менгору нужны пропавшие девушки? Или он просто маньяк...

– Кто? – не понял Джеральд.

– … и мстит им за то, что они живы – в тот момент, когда его Иви мертва?

Мы уже вышли за пределы города и по широкому тракту направлялись к небольшому леску, виднеющемуся вдали. Посвящать Джеральда в тонкости криминологии я не стала – жалко было тратить на это такой изумительный сон.

– Нет, девушки потребовались Менгору для другой цели, и я не сомневаюсь, что они до сих пор живы. Магу тьмы нужна не их смерть, а их живительная энергия. Иви долгое время была больна – болезнью или проклятием, вылечить которое не мог никто. Тогда-то он и обратился к магии теней. Предчувствуя смерть любимой, он разделил ее тело и сознание, и в результате Иви не умерла, а ушла в Тень. Стала кем-то вроде призрака, навеки связанного с Менгором.

– То есть он хотел, чтобы она даже после смерти всегда была рядом с ним? – По коже пробежали мурашки.

Джеральд кивнул.

– Да. К сожалению, доказательств у меня нет – есть лишь признания жителей Аспара, слышавших, как он разговаривал с кем-то, кого звал Иви – уже после того, как Иви была похоронена. Я даже сумел проникнуть в его дом и нашел там записи ритуала по входу в Тень. Связать одно с другим было несложно. Другой источник – темный колдун из Бес-Горы рассказал мне, что вошедшего в Тень призрака невозможно вызвать без источника жизненной, живой, попросту говоря, энергии. И энергия заклинателя тут не подойдет – ведь источник должен быть погружен в бессознательное состояние. Тогда призрак из Тени врывается в ее тело и говорит ее голосом. Так Менгор общается со своей возлюбленной.

– Зачем тогда ему пять девушек? Почему не ограничился одной?

– Потому что подобный ритуал выпивает из источника львиную долю сил. После окончания ритуала, хочет заклинатель того или нет, источник – то есть одна из девушек – впадает в крепкий магический сон, который может длиться неделями. Если прервать сон, жертва просто умрет. Ждать так долго Менгор, по-видимому, не желает. Он тщательно заметал за собой следы, и, если бы однажды его не заметила в Венге целительница из Аспара, которая и поведала мне о болезни Иви, боюсь, мы бы так и не узнали, кто причастен к исчезновению девушек. Менгор прячется в хижине в лесу, и носа оттуда не кажет.

– Хм, – пробормотала я многозначительно. – И что мы будем делать, когда там окажемся?

– Как что? Ты сплетешь заклинание и поймаешь его в сети, пока я его не убью. Нужно только не дать ему призвать теней.

Потрясающе – значит, во сне мне еще и доведется увидеть настоящее колдовство?

– Но ведь еще же не ночь.

– Так тени отбрасываются и днем, – резонно заметил Джеральд. – Просто ночью сил у Менгора – как и самих теней – больше.

Мы углубились в лес. Дорога до хижины прошла в молчании – я предвкушала момент, когда увижу, как хозяйка истории – Денизе – начнет колдовать, а мыслями Джеральда всецело завладели пропавшие девушки. Судя по его небрежному тону, он и не сомневался, что мы сумеем одолеть Менгора, какой бы уникальной ни была его магия. Думаю, его просто тревожило, как бы ненароком не пострадали при этом его жертвы.

Наконец показалась обитель мага теней – ничем не примечательная деревянная хижина с покатой крышей. Я поднялась на крыльцо вслед за Джеральдом. Он не стал выбивать дверь – лишь коснулся ее ладонью, и она с тихим щелчком отворилась. Я удивленно воззрилась на светловолосого – и почему я решила, что, раз у него есть меч, то он не может быть еще и магом? Или колдуном – пока я не понимала различия.

Мы вошли в хижину Менгора – просторную и аккуратную. Обошли все комнаты, но мага так и не нашли.

– Вряд ли он будет прятать девушек там, где любой желающий может на них наткнуться, – сказала я.

Джеральд кивнул, признавая мою правоту.

– Должен быть какой-то потайной вход, ведущий в подвал. Маги их очень любят.

И он вскоре нашелся – стоило коснуться канделябра на каминной полке, и дверь сбоку от нас с шумом отъехала в сторону. За ней обнаружилась лестница, уходящая вниз.

– Ты первый, – хмуро взглянув на притаившиеся внизу тени, разбавленные неровным светом свечей на стенах, сказала я. Пусть это всего лишь сон, но даже во сне мне не хотелось быть растерзанной прирученными тенями – что бы это ни означало.

Пожав плечами, Джеральд начал спускаться вниз. Я последовала за ним и, достигнув последней ступеньки, огляделась. Мы очутились в погруженной в полумрак огромной комнате, занимающей, наверное, все пространство надземной части хижины. Джеральд шепнул мне:

– Следи за светом. – И призвал призрачный голубоватый сгусток энергии, осветивший подземелье как маленькая луна.

Взгляд мгновенно выцепил множество деталей, прежде скрытых одеялом полумрака: пять девушек, прикованных к стене железными цепями, четверо из которых спали, а одна – бледная, изможденная, – с испугом и надеждой взирала на нас; и склонившаяся над длинным столом фигура в конце комнаты.

Незнакомец выпрямился и повернулся к нам. Язык не поворачивался назвать его таким гордым титулом как маг теней – совершенно обычное лицо, спутанные темно-русые волосы, невысокая крепкая фигура. Но, словно желая посмеяться над моим неверием, он поднял вверх руки, и тени, которые отбрасывали и девушки, и стол, вдруг зашевелились. Они потянулись к рукам Менгора антрацитовой дымкой.

– Что ты стоишь? – крикнул Джеральд, выхватывая из ножен меч. – Вытягивай его дар, пока он не приручил теней!

– Я… я не могу! – в растерянности выкрикнула я. Я находилась не в своем мире и не в своем теле, и по логике вещей должна была действовать машинально. Но сколько бы я ни призывала магию, как бы сильно ни желала заключить Менгора в магические сети, ничего не выходило.

– Я же говорил, это проклятие! – Джеральд бросился на мага теней. – Уходи!

Ну уж нет, я не собиралась так легко сдаваться. Подняла руки, вторя движением Менгора, попыталась силой воли зарядить их силой, которая – по словам Джеральда, текла в моей крови… и, разочарованная, их опустила.

Меч Джеральда опустился на одну из теней, принявшую вид огромного зверя. Клинок рассек дымчатую плоть твари, не оставив ей ни малейшего шанса. Отныне я знала, что и тень возможно убить.

Те самые пресловутые магические сети сплел сам Джеральд – уже не рассчитывая на мою помощь. Менгор попал в ловушку и не мог сдвинуться с места, а призванный Джеральдом сгусток голубоватого цвета впитывал в себя кружащиеся вокруг него тени, как губка воду, и от этого становился еще ослепительнее.

Вот она – истинная магия. Зная, что это сон, я могла наслаждаться зрелищем, не опасаясь за героя своей истории. Жаль только, что, проснувшись, я больше никогда его не увижу. Если бы Рик был таким… отчаянным, решительным, готовым отдать жизнь за меня… Наша с ним история могла быть совсем другой.

Я уже мысленно праздновала победу, но появившееся посреди комнаты темное пятно стерло с моего лица торжествующую улыбку. Пятно все расширялось, превращаясь в огромную воронку. Я не могла понять, кто его призвал – ведь маг теней сейчас бился в созданной Джеральдом ловушке, пока не перевела взгляд вправо – туда, где на цепях висела одна из похищенных. В глазах девушки – от белков до зрачка – была сама тьма.

– Иви, – выдохнула я. Невеста Менгора, вышедшая из Тени.

Цепи не просто спали с ее рук – они рассыпались в труху у ног девушки. Магическая клетка, окружающая Менгора, пошла трещинами. А воронка, что крутилась над головой Иви, ворвавшейся в тело одной из жертв, превратилась в уменьшенную копию торнадо.

Того, что у мага теней появится союзник, не ожидал и Джеральд. Темный вихрь накинулся на него, светловолосый взмахнул мечом, но тот лишь прошел сквозь темную дымку как сквозь воздух. А дымка накинулась на лезвие, объяла его тонкими нитями, похожими на плетение цепочки на моей шее, вырвала меч из рук с поразительной легкостью – и с той же легкостью его… поглотила.

Торнадо приближалось к сгустку света в центре комнаты. Все происходящее вдруг перестало казаться мне обычным сном – во всяком случае, страх, который я испытывала сейчас, казался вполне настоящим.

Но что я могла поделать?

Черный вихрь накинулся на созданную Джеральдом призрачную сферу. Свет пытался вобрать в себя тьму… вот только тьмы было больше. Она заглотила искрящийся сгусток как огромный кит маленькую рыбешку. Подавилось – по поверхности торнадо пошла рябь, – но удержало его внутри. Подземелье погрузилось во тьму. Куда ни глянь, повсюду были тени.

Я знала, что это означает. Но когда сотканное из теней торнадо накинулось на меня, разрывая мое тело на части, не сразу поверила в происходящее. Чудовищная боль сменилась обжигающим холодом, и я умерла.

 

 

Глава третья. Переписать сновидение

 

Крича, я резко поднялась в кровати, ударила наотмашь по чему-то, что тянулось к моему лицу. Свет ослепил меня – Рик зажег бра над кроватью.

– Тише, милая, тише, – встревоженный, шептал он. Сгреб в охапку, прижал к плечу.

Я плакала и пыталась понять, отчего же плачу. Мне не раз снились кошмары – правда, я никогда в них не умирала. Ну и что с того? Я ведь изначально знала, что все происходит не наяву. Так почему мне было так больно от того, что загадочная Денизе умерла?

– Все в порядке? – мягко спросил Рик, когда мои рыдания затихли.

Я нашла в себе силы кивнуть, но отрывать лица от его футболки не стала. Так хорошо было в его объятиях – особенно после вчерашней ссоры и жуткого окончания сна, поначалу казавшегося мне волшебным.

– Прости, это я во всем виноват. Если тебе так понравилась эта цепочка – носи ее на здоровье.

Я улыбнулась. Кто бы мог подумать, что необычный ночной кошмар поможет нам с Риком протянуть через пропасть мостик друг к другу. Но улыбка тут же угасла, как только в мою голову постучалась мысль: «А надолго ли?»

Я легла, прижимаясь к мужниному плечу, но уснуть так и не смогла – несмотря на то, что на часах было четыре утра. Лежала, слушая размеренное дыхание Рика и прокручивая в голове детали сна. С ума сойти, куда может завести человека фантазия и магия сновидений! Колдунья, маг теней, его ожившая возлюбленная, вышедшая из таинственной Тени – то ли прообраза ада, то ли мертвого плана мира, то ли его «темной» стороны.

Честно говоря, несмотря на трагичный финал истории, я бы с удовольствием окунулась в этот мир вновь.

Так и не сумев уснуть, я поднялась с постели – осторожно, чтобы не нарушить сон Рика. Прошла на кухню и приготовила себе кофе с корицей. Устроившись с кружкой на подоконнике балкона и, чувствуя неповторимую магию момента, встретила рассвет.

Рик все не хотел просыпаться, а я слонялась по дому, не зная, чем себя занять. В конце концов устроилась на кровати с ноутбуком и до звонка будильника изучала статьи об осознанных и желаемых сновидениях – что, оказывается, далеко не одно и то же. В этом странном сне я была полноправной хозяйкой – кроме той его части, в которой я умерла. Так может, имеет смысл попробовать призвать этот сон снова, но уже, так скажем, на моих условиях?

Почему-то, когда я думала о том, как бы я переписала финал истории Денизе, перед глазами предстало мужественное лицо Джеральда. Я представила, как его губы касаются моих, и тут же смущенно взглянула на спящего мужа. Хороша, ничего не скажешь.

Я постаралась выкинуть из головы посторонние мысли и сосредоточиться на прочитанном. Статьи в Сети уверяли меня, что вызвать желаемый сон несложно, нужно лишь знать, как это делать. Решив во что бы то ни стало этой ночью попасть в ирреальный городок Венге, я достала из ящика стола блокнот с погнутыми краями и принялась систематизировать полученную информацию.

Итак, для начала мне нужно было не меньше десяти часов сна. Пфф, запросто. Далее – специальная поза для сна, так называемая «поза трупа». Лечь на твердую поверхность, закрыть глаза и расслабиться от макушки до пяток. Напрягать и расслаблять мышцы, пока тело не обретет чувство безжизненного. В этой позе нужно четко сформулировать планируемое сновидение, сконцентрироваться на нем. Дать себе четкую установку и многократно повторять ее как мантру. И в конце концов, визуализировать желаемые образы – что было совсем несложно, учитывая, насколько подробно я помнила ирреальный мир.

Но я решила не ограничиваться одной лишь установкой – ведь мне нужно было попасть не просто в этот мир магии и колдовства, а пережить заново историю Денизы. Поэтому, вооружившись блокнотом, я подробно записала свой сон – начиная со своего пробуждения от сильных рук Джеральда и заканчивая темнотой, опустившейся на меня саваном. Удивительно, но я помнила этот сон в малейших деталях, помнила даже случайные фразы горожан, когда мы шли по улицам Венге.

И только поставив последнюю точку – торжественный аккорд – вдруг поняла, почему так отчаянно желала вернуться в тот сон. Не для того, чтобы увидеть красавца Джеральда – особенно теперь, когда хрупкое равновесие между нами с Риком было вновь восстановлено, и даже не для того, чтобы вновь прикоснуться к таинству магии, а для того, чтобы переписать сон набело.

Безумие, но я не хотела, чтобы Денизе погибла. Я не была ею в полном смысле – даже тогда, когда находилась в ее теле, но я чувствовала между нами некую связь – тонкую нить крепче любого каната.

Рик проснулся, но я к тому времени уже успела спрятать блокнот в нижний ящик тумбочки. Муж никогда бы не понял моей зацикленности на каком-то сновидении. Даже в этом мы были с ним разными – в отличие от меня, Рик никогда не видел цветных снов.

Он наградил меня улыбкой и поцелуем, спросил, как я себя чувствую. Окрыленная вниманием, я приготовила мужу вкуснейший завтрак и проводила до двери, когда ему настало время уходить на работу. Рик притянул меня за талию и крепко поцеловал. Все тревоги и переживания последних дней поблекли и растаяли – будто бы в дело вступила магия. Что ж, говорят, у любви магия своя…

Остаток дня я посвятила приятному ничегонеделанью. Погуляла в парке с Чарли, вновь прошерстила сайты, посвященные планируемым снам, покрутилась перед зеркалом, любуясь тем, как преломляет свет черная жемчужина на моей шее. Приготовила Рику его любимый стейк с кровью и рассыпчатый ризотто на гарнир.

Энергия била через край и я, не зная, куда ее деть, испекла шоколадный пирог с черничной начинкой – если уж поражать мужа кулинарными талантами, то по полной.

Мы поужинали за просмотром комедии. Положив голову на плечо Рика, я рассеянно скользила взглядом по экрану, даже не вникая в сюжет. Главное – что мне впервые за долгое время было по-настоящему хорошо и спокойно. И, засыпая несколькими часами позже в кровати, я улыбалась.

«Денизе, проснись!»

Я распахнула глаза. На красивом лице Джеральда застыла уже знакомая мне тревога.

– Надо…

– Идти, я знаю, – обронила я. – Маг теней и прочее. Отвернись.

Перед тем, как Джеральд отвернулся, я заметила в его серых глазах вспышку удивления. Надевая непрактичное, но так идущее темноволосой Денизе белое платье, я торжествующе улыбалась.

У меня получилось.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям