0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Четвертая жена синей бороды (дилогия) » Отрывок из книги «Четвертая жена синей бороды»

Отрывок из книги «Четвертая жена синей бороды (дилогия)»

Автор: Сладкая Любовь

Исключительными правами на произведение «Четвертая жена синей бороды (дилогия)» обладает автор — Сладкая Любовь Copyright © Сладкая Любовь

Ветер трепал занавески, сквозь которые я пыталась разглядеть дорогу.

Меня везли неизвестно куда и неизвестно кто. А ведь я всего лишь хотела прогуляться по окрестностям и нарвать цветов.

Замок моих родителей высился на горе, внизу было селение, и многие из слуг жили именно там. Но не может же быть, чтобы кто-то из них решился на такое – похитить дочь своих хозяев!

Хотя, все было возможным.

Мой отец-граф был безгранично щедр. И если в соседних владениях крестьяне стонали от непосильных поборов и жили в лачугах, то у некоторых из наших подопечных (особенно старательных и зажиточных) были даже свои кареты.

Возможно, что в одной из них я теперь и ехала! Но куда? И кто осмелился совершить столь дерзкий поступок – выкрасть единственную дочь самого влиятельного королевского вассала!

Да, я поступила непредусмотрительно, уйдя из дома так далеко, не взяв в сопровождение хотя бы одну из своих горничных. Но - в последнее время мне так надоело общество всех этих болтушек да подлиз, расхваливающих меня с утра до ночи, что я могла побыть в уединении разве что ночью. Поэтому я и решилась на столь легкомысленную прогулку. И вот…

- Эй, красотка! – как только карета запрыгала по ухабам, я вдруг увидела склонившееся ко мне лицо и, резко отпрянув от окна, упала на подушки. – Ты как там?

Ответить я не могла, потому что рожа, спросившая меня о самочувствии, была ужасной – редкие зубы, слишком темная кожа, выпученные белесые глаза без ресниц, острый нос крючком, свисающая вниз засаленная желтая пакля парика вместо волос, схваченная на лбу кожаной повязкой.

Нет, я не могла знать этого человека, он был чужой! Как и тот, который сидел в углу кареты, лицо его скрывала маска.

Прижав к груди связанные руки, я постаралась унять бешеное биение сердца, и вдруг прикоснулась пальцами к своему медальону. Это был подарок бабушки, которая заменила мне мать.

Матушка моя не умерла, по крайней мере, я продолжала в это верить. Как рассказывал отец, в один из дней она просто вышла погулять – и исчезла навсегда.

- Я думаю, что она утонула в речке, - бабушка твердила одно и то же.

И хоть тела никто не нашел, и свидетелей того, как она топилась, тоже не было, бабушка отчего-то решила, что все произошло именно так.

Отец же «после смерти» своей молодой жены так больше и не женился. Я думаю, что он все эти годы верил и надеялся на то, что в один из дней она к нему вернется. И я тоже верила. И ждала. Но чуда не произошло.

Бабушка все настаивала, чтобы отец привел в дом новую жену. Но от только отнекивался.

- Камелия жива… А если даже нет, то… я не хочу, чтобы у моей дочери была мачеха! Ты заменишь ей мать, и воспитаешь так, как воспитала меня!

- Ну причем здесь Валерия? – недоумевала бабушка. – Тебе нужна жена! А в замке – новая хозяйка!

- Жена у меня есть…

- Но она же…

- Мы поклялись в верности друг другу! И если не здесь, на земле, то на небесах мы с Камелией обязательно встретимся. И что я ей тогда отвечу? Что предал?

- Смешно, ей-богу, - говорила бабушка, которая, по всей видимости, желала сыну добра, - Камелии нет уже больше десяти лет! Да и сколько вы прожили с ней вместе, год?

- Два года, - говорил отец. – И, насчет хозяйки. Мама, ты вполне справляешься с этой ролью.

- Я уже старая, мне пятьдесят два года!

- Тогда… Валерия скоро подрастет, и заменит тебя.

- Ха-ха! Она выйдет замуж, и покинет нас одних в этих мрачных каменных стенах. В этих холодных комнатах, которым так не хватает женского смеха, праздников, балов!

- О мама!.. – вздыхал отец и быстрым шагом уходил прочь.

Я же, все слышавшая, тихонько молилась об одном, чтобы мама нашлась, чтобы она не умерла, чтобы папа ее дождался.

Но годы шли, а мама все не возвращалась. В отцовской шевелюре начали появляться седые пряди, его высокий лоб покрылся более глубокими морщинами, губы напряглись, а взгляд стал чужим и отрешенным.

Я видела, как отец страдал. Но чем я могла ему помочь?

***

Вот карета снова выехала на ровную дорогу, и я наконец-то смогла передохнуть. Тем более, что тот ужасный человек из окна, так и не дождавшись от меня ответа, исчез. А этот, что сидел в темном углу, казалось, попросту уснул, так как совершенно не реагировал ни на толчки внутри кареты, ни на мои вскрики.

Изловчившись, я взяла в пальцы медальон и, открыв его, стала внимательно рассматривать птицу, которая немного выступала на чуть голубоватой эмали. Ярко-синие перышки с золотыми крапинками, красный хохолок, жёлтые клюв и лапки, крохотные глазки из фиолетового аметрина…

- Знаешь, дочь, - показывая мне на птицу, искусно помещенную в медальон, сказал как-то отец. – Эту вещицу я должен был подарить после свадьбы твоей маме, ведь она – символ любви нашего рода, охраняющая женщин! Этот драгоценный камень, который так красиво блестит и переливается, твой прадедушка-конкистадор выменял  у вождя племени индейцев Аурейрос! Он хотел жениться на его дочери (которую страстно полюбил, и она полюбила его) и увезти ее с собой. Но принцесса неожиданно заболела и умерла. И вот, не зная, как восполнить потерю, предок отдал все свои сокровища вождю в обмен на эту птичку, которая прежде принадлежала его невесте. По преданию, умирая, принцесса благословила своего любимого и попросила, чтобы он непременно женился и был счастлив, а когда он ей это пообещал, взяла в руки тотем и  прошептала над ним слова какого-то заклятия, как будто бы оно должно было оберегать владельца птицы. Потом прадедушка женился, а птицу поместил в медальон, сделанный из редчайшей раковины ципреи капутсерпентис, и подарил своей избраннице, боясь потерять и ее тоже! Последней медальон носила моя мама…

- Да, он твой, - нежно улыбаясь, бабушка позволила подарить его мне, - мне уже все равно, охраняет он меня или нет! А вот ты…

- Спасибо, - с восхищением разглядывая золоченые края ракушки, я сжала фамильную реликвию в кулачке.

- Нет, надень его, - сказал отец. – И пускай он убережет хоть тебя, если не уберег твою маму…

- Ты вечно будешь меня в этом винить?! – отчего-то разозлилась бабушка, и лицо ее вдруг сделалось багровым.

- Нет, ну что ты, - поворачиваясь к нам спиной, отец как всегда поспешил скрыться за дверью.

- Я не виновата, что Камелия так мало прожила! – вслед ему кричала бабушка. – Я бы ей отдала! Потом!

И вот, с того дня, как одела этот медальон себе на шею, я никогда больше с ним не расставалась.

Даже тогда, когда мне нужно было купаться, я всегда держала его рядом с собой, и одевала сразу же после сна – к любому платью.

Даже теперь, только взглянув на переливающийся аметрин, хоть и находилась я в чужой карете, вдруг почувствовала себя как будто защищенной.

***

Из дома в тот день я вышла одетой лишь в белое простенькое платье из льняной ткани, под которым не было даже корсета. Мягкие панталончики, чулки и туфли – вот и все. Даже свои волосы я не позволила горничным заплести и уложить, а собрала их в пучок и повязала серебристой лентой!

Я ведь должна была быстро возвратиться назад, в свою комнату. Просто цветы, которые стояли в вазе (в моей спальне), немного привяли, а из окна я видела, как красиво на поле цветут ромашки. Вот и решила по-быстрому сбегать туда и сорвать несколько.

Да уж, сорвала… Если бы я знала, что со мною может случиться, то просто послала бы кто-нибудь из прислуги. Но мне почему-то захотелось самой - погода была чудесной,  красиво сияло солнышко, пели птички, а воздух был наполнен ароматами цветов и скошенной травы! Я не могла дождаться, когда придет время обеда, чтобы потом прогуляться с бабушкой.

«Да что может случиться? – думала я. – Ведь меня тут все знают и любят».

Все да не все, потому что как только я выбежала за ограду и, широко расставив руки, бросилась с горки вниз, а потом, окунувшись в бело-зеленое море, принялась собирать букет, вдруг из-за поворота вырвалась тройка лошадей, запряженная в легкую карету. Я еще тогда подумала, кто бы это мог быть, ведь такую – молочного цвета, с темно-синими рессорами - видела впервые.

И мне стало интересно. Взяв в охапку цветы, я, вместо убежать прочь, с улыбкой на губах смотрела в сторону приближающейся кареты.

И даже еще, как следует, не разглядела извозчика, как вдруг карета остановилась прямо напротив меня, резко открылась дверца, кто-то схватил меня сильными руками за платье и затянул вовнутрь.

Я даже не успела крикнуть, а ромашки выпали из моих рук, так неожиданно и стремительно все это случилось.

А потом мы ехали…

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям