Гринберга Оксана " /> Гринберга Оксана " /> Гринберга Оксана " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Цикл. Миры Кемира (эл. книга) » Отрывок из книги «Цикл »

Отрывок из книги «Цикл »

Автор: Гринберга Оксана

Исключительными правами на произведение «Цикл » обладает автор — Гринберга Оксана . Copyright © Гринберга Оксана

 

Глава 1

 

Магистр Шаррез, к моему величайшему сожалению, оказался безнадежно неуловим. С самого утра я металась по Хольбергу. Разыскивала его по всему городу – посетила цех Магов, откуда меня послали в Ратушу, где Шаррез заседал в Совете Магического Контроля. Там магистра я тоже не застала, но мне пожаловались на его постоянное отсутствие и мстительно посоветовали искать у любовницы. В «Цветок Хольберга» идти не рискнула, вместо этого отправилась в крупнейшее учебное заведение в Южной Провинции. Прошлась по опустевшим вечерним коридорам Академии, готовящимся к приему новых адептов, у которых Темный Маг будет преподавать Защиту и Проклятия.

Его не было и там!

Теперь вот битый час дожидалась возле мрачного двухэтажного дома, поглядывая на гордость города – большие часы на башне Ратуши, все еще видневшиеся в темнеющем небе над коричневыми крышами домов. Стремительно вечерело, словно на голубое небо над Хольбером напали темные враги, разбив дневной свет на голову. С предгорьев налетел холодный ветер, заставляя меня сильнее кутаться в плащ. От нового порыва застучали зубы.

Каким же холодным выдался июнь!

Ветер принес не только дыхание ледников Мервянных Гор, но и непривычный для меня запах большого города. Пусть квартал Магов был не самым бедным и даже не самым грязным в Хольберге – внушительные, каменные, двух, а то и трехэтажные дома, мощеные булыжником улицы, – он также мог «похвастаться» ароматами сточных канав, царством золотарей, прозываемых здесь «Ночными Королями», вонью гнилой рыбы с небольшой торговой площади неподалеку. А еще – резким запахом горящей смолы с факела Реми, терпеливо дожидавшегося неподалеку.

Возможно, я могла бы зажечь магический светлячок, но… Бросила взгляд на сосредоточенное личико мальчика, с серьезным видом сжимавшего в руках факел. Обойдусь! К тому же Реми оказался кладезнем знаний и всячески старался угодить. За небольшое вознаграждение водил по городу, заодно рассказывал о Хольберге. Без мальчика я бы заблудилась и, несомненно, попала в неприятности, поджидавшие незадачливого путника за каждым из углов бедных кварталов.

В этом же селились боевые маги, ведьмы и прорицатели. Хороший квартал, спокойный! Не так давно прошла городская стража, проверила документы. За ней – магический патруль, мной не заинтересовавшийся, потому что я тихо и мирно стояла рядом с раскидистым кустом кизила. Когда они исчезли из виду, повела носом. Здешний воздух, привычно пропитанный магическими потоками, звенел, словно натянутые струны арфы, издавая неслышные для уха, но уловимые сердцем звуки. Кажется, кто-то неподалеку произнес заклинание…

- Зря вы, госпожа, не послушались, – голос Реми сбил меня с мысли. Вернее, я пыталась разобраться, откуда донесся отзвук магии, но тут мальчишка коснулся моей руки, привлекая внимание. Встряхнул головой, позволив копне светлых немытых волос упасть на худенькое озорное личико. Сколько же ему лет? Восемь-девять, не больше. – Говорил вам, надо было около «Цветка Хольберга» караулить!

Дожидаться магистра у пансиона, где проживали дорогие куртизанки – «Нет, не гулящие девки, – важно пояснил Реми, – а куртизанки!» – старательно выговаривая это слово, – я не стала. Как-то не с руки… Поэтому решила караулить магистра у его дома.

- Больно ему Мунка нравится, – продолжал мальчик. – Правда, она худая такая, кожа и кости… Ну совсем как вы, госпожа!

- Зови меня Лайне, – в который раз попросила Реми. – Какая я тебе госпожа?

- Черненькая, вовсе на вас не похожа! – он уставился на мою растрепанную светлую косу. – Из наших, простых. Циркачка, выступала на рыночных площадях, пока ее сын градоначальника не заприметил. Поселил в «Цветке». Долго к ней таскался, больше года. Потом она его бросила. Променяла на мага…

- Реми, избавь меня от подробностей, – поморщилась в ответ. – Магистр волен развлекаться по своему усмотрению.

Мне до этого не было никакого дела. Единственное, что я хотела – вручить ему письмо от магини Сивиссы. Из рук в руки. Но в этом-то и заключалась моя проблема! Руки магистра, а также его голова и остальные части тела, все не попадались на моем пути.

- А почему просто не оставите письмо? – не унимался мальчишка.

Я вздохнула в ответ. За входной дверью в доме магистра стоял старый медный поднос, заваленный потемневшими от времени свитками. Слуга – длинноносый высокомерный тип – с противной усмешкой заявил, что лорд Шаррез не принимает. После чего предложил отдать ему послание. «Передам», – заявил он, окинув меня взглядом с ног до головы. Судя по выражению лица, увиденное его не впечатлило. Как, впрочем, и меня. В углу медного чана трудяга-паук развесил по краям застарелой корреспонденции внушительные тенета. Письмо наставницы, не сомневаюсь, ждала подобная беспросветная участь!

- Нет, Реми, – сказала факельщику, – лучше я немного подожду.

Привычным жестом прижала к груди книгу. Ощущение ее тяжести успокаивало. К тому же я чувствовала, как мягкая старая кожа переплета греет тело не только сквозь плащ, но и через оказавшееся слишком тонким для холодного вечера платье.

- Ваше дело, госпожа Лайне, – отозвался мальчишка. – Вы же меня не прогоните, да? Я ведь могу всю ночь простоять! Я – сильный и спать не буду! – он потряс перед моим лицом факелом. – Сестра искать не станет, ей не до меня, – продолжил он уже заискивающим тоном. – Второй факел – за полцены…

- Конечно, – улыбнулась ему. Он отчаянно нуждался в деньгах. А еще – в любви и заботе. – Хочешь? – достала их холщевой сумки завернутую в тряпицу лепешку с козьим сыром.

Разломив, угостила мальчишку. Купила лакомство на выезде из Теоки, небольшом городке в двух днях езды от Хольберга, столицы Южной Провинции Кемира.

- Магистр мог и порталами вернуться, – давясь лепешкой, роняя крошки на грязную тунику, подпоясанную обтрепанной веревкой, едва не жмурясь от счастья, произнес Реми.

- И точно! – воскликнула я. – Портал!

Я ведь недавно почувствовала магию. Сложное плетение, не меньше седьмого уровня…

- Госпожа Лайне, – пробормотал Реми с набитым ртом. – Госпожа Лайне… Думаете, магистр вернулся домой?

Этого я не знала, но решила проверить. Пересекла выложенную грубым булыжником улицу. Подхватив подол светло-серого, с вышивкой по подолу, платья, поднялась на крыльцо. Уставилась на вывеску. «Магистр Темных Сил Ильсар Шаррез, Магическая Академия Хольберга», – гласила она. Ниже виднелась косая надпись, выжженная магией Темных. «Не принимаю!». Дальше, если правильно перевела с сакрального языка Древних, пожелание катиться в ад.

Я… Я учила этот язык, но недельная тряска из Волчьего Дола до столицы Южной Провинции выбила часть знаний из памяти. Дело довершили виды, запахи, шумы большого города, которые напали на меня, выросшую в тишине Волчьего Дола, непривыкшую к суматохе. Победили, оставив после себя звенящую тишину в голове.

Но первые впечатления улеглись, и я уже приходила в себя. Взялась за заговоренный от кражи серебряный молоток, почувствовав, как от темной магии покалывают ладони. Сложное плетение и проклятие как минимум третьей степени... Могла бы распутать, разобрать на составляющие, нейтрализовать ключи, но я здесь не для того, чтобы воровать серебряный молоток магистра!

«Просто войди и отдай письмо, Лайне!» – сказала себе, после чего постучала в дверь.

- Опя-ять?! – недовольно протянул слуга, уставился на меня сверху вниз. – Ну и прилипчивая же девица! Как уличная торговка в ярмарочный день.

Дядя Никлас учил отвечать улыбкой на любые трудности жизни, но… Иногда меня терзали сомнения. Как, например, сейчас. Относились ли его слова к мерзкой ухмылке на лице слуги?

- Я к магистру Шаррезу.

- Говорю же, нет его!

Тут с верхнего этажа, на который вела массивная лестница, загораживаемая не менее массивным торсом слуги, донесся кокетливый женский смех.

- Ильсар, ну право тебе…

От пронзительного женского голоска мне стало не по себе, но вместо того, чтобы провалиться сквозь землю, вернее, развернуться и уйти, убраться в Волчий Дол не солоно хлебавши, я вопросительно подняла бровь.

- Не принимает! – рявкнул слуга. – И принимать не будет! А если продолжишь здесь ошиваться, кликну магический патруль. Хотя нет! Сам выставлю за дверь, но перед этим хорошенько отшлепаю.

Я посмотрела на него с сомнением. За такое можно остаться и без рук!

- Но… Я приехала из Волчьего Дола, – начала просительно. – Неделя в пути... Наставница перед смертью взяла клятву, что я отдам магистру письмо... Именно в эти даты. Из рук в руки. Когда-то он был ее учеником...

На самом деле писем набралось целых три, но единственный, кого я застала в Хольберге – магистр Шаррез, который, в чем никто не мог его упрекнуть, хорошо проводил время в обществе циркачки.

- Завтра, – процедил сквозь зубы слуга. – Экзамены в Магической Академии. Хозяин будет там весь день! А теперь уходи, и чтобы я тебя больше не видел.

- Спасибо, – успела сказать я. А еще – отшатнуться, чтобы не получить дверью по носу.

Спускалась со ступенек, не сдерживая улыбку. Несмотря на сомнительное гостеприимство Хольберга, удача, многоликое детище богини Мораны, веру в которую в последнее время вытесняли сторонники новой религии Единобога, повернулась ко мне лицом.

- Возвращаемся, – сказала я Реми. – Если хочешь, дружок, этой ночью ты сможешь остаться у меня.

Накормлю, присмотрю… Мать его умерла на улице, телом зарабатывая деньги на пропитание. Об отце Реми ничего не знал. Старшую сестру из жалости взяли ученицей в цех вышивальщиц, но в большом доме, где вповалку спали больше двадцати таких же девочек, места мальчику не нашлось. Зато в комнате, которую я снимала на купеческом подворье, его было предостаточно.

В Хольберг я приехала с торговым караваном из Волчьего Дола. Купец Тарих Гростоф привез на продажу шерсть, овечий сыр, а еще – выдержанное две зимы в дубовых бочках красное вино из сортов, выращиваемых на высокогорных долинах Волчьего Дола. То, чем богата моя земля… Именно о ней я думала, засыпая под сонное дыхание Реми, свернувшегося калачиком на соседней узкой кровати. Именно она мне снилась, когда следующим утром вынырнула из мира грез под звон колоколов Храма Единоверы, будивший рабочий люд. Реми повернулся на другой бок, глубже зарываясь в пропахшее застарелой влагой одеяло.

Договорившись, чтобы за мальчиком присмотрели и накормили, оставила хозяину подворья медную монетку с изображением короля Освара Первого. Положила в сумку пару лепешек. Кто знает, когда еще удастся поесть?.. С сомнением взглянула на книгу дяди Никласа. Внутри – я знала наизусть каждую страницу – были его размышления и описания странствий, но оставлять книгу я не стала. Несмотря на простенький переплет, она была слишком дорога для меня. В небольшую холщевую сумку тоже не лезла, поэтому я привычно прижала ее к груди и отправилась в Академию.

По дороге я все еще надеялась на удачу, хотя знала, что она бывает не менее коварной, чем хозяйка, богиня Морана, заманивающая в сети ничего не подозревающих, жаждущих плотских утех мужчин, чтобы… Нет, это уже неинтересно! А вот огромный двор, в который выходили десятки дверей и лестниц, арки, переходы и коридоры Магической Академии, гигантского здания, размеры которого не укладывались, сколько не пыталась, в моей голове – это уже было интересно!

Наконец, стараясь держать рот закрытым и не сильно вертеть головой, я все же отыскала деканат. При этом сделала все, чтобы не попасться под ноги спешащим старшекурсникам в темных мантиях или же высокомерным разодетым девицам в платьях, которые, несмотря на лето, украшали опушки из меха горностая и золотые пояса.Поразилась огромной толпе, собравшейся у дверей. Ах, ну да, сегодня же вступительные экзамены!

- Ой, поглядите! – одна из тех самых девиц, с которыми я столкнулась во дворе, затем пару раз пересекалась в коридоре – я им почему-то сразу не понравилась! – ткнула пальцем в мою сторону. – Святоша пожаловала... Неужели магию изучать? Или же наставлять нас на путь истинный?

Под громкий смех ее товарок лишь крепче прижала к груди книгу, чей обветшалый кожаный переплет украшали мистические символы Кубка и Стрелы Веры. Дядя Никлас был последователем Единобога. Он… Именно он научил меня грамоте и языкам народов, населявших Кемир. От тоже умер, но перед смертью наказал мне отдать книгу своему нерадивому ученику Готеру.

Как же жаль будет с ней расставаться!

Правда, когда я приехала в Хольберг, то узнала, что тот самый «нерадивый ученик» высоко взлетел и назывался уже епископом Готером. Вот как жизнь повернулась! Впрочем, епископа не оказалось в городе, зато этим утром, когда я доедала завтрак в пустом зале на первом этаже, пришло известие. Третий адресат, многоуважаемый ростовщик Амгерд Сид, друг покойного отца, когда-то служивший с ним в элитном полку «Псы Короля», вернулся в Хольберг и будет рад меня видеть. В любое время после обеда.

Чем не отличные новости?!

Улыбнулась в ответ на косые взгляды и усмешки, как и учил дядя Никлас. Чужое мнение меня не волновало. К тому же я не собиралась ни поступать, ни учиться в Академии – лишь при первом удобном случае передать письмо магистру Шаррезу.

Пристроилась в хвост очереди из желающих стать адептами Магической Академии, прислушалась к разговорам. Подавали документы на три факультета – Светлых, Темных Сил и Драконьей Магии. Возьмут ли – выяснялось на экзаменах. Первый – по общим предметам: чистописание, математика, география, история. Прошедших его ждало поле за Академией, на котором следовало продемонстрировать физические навыки. «Ибо в адепте должен быть не только сильный магический дух, но и не крепкое тело», – кто-то в голове очереди процитировал слова архимага Тангриха, бессменного ректора Академии Хольберга вот уже седьмой десяток лет, чем вызвал взрыв нервного смеха у поступающих.

Затем – практический экзамен, который принимали лучшие преподаватели Академии. Я навострила уши. У Светлых в экзаменаторах числились лорд Дьез и магистр Ольрин. Темная Магия – магистр Шаррез и еще кто-то… Первое имя заставило меня крепче вцепиться в холщевую сумку, в подкладку которой были зашиты документы. Хорошо, что всегда носила их с собой! Времена были неспокойные – впрочем, когда они были спокойными в Кемире?! – городская стража могла проверить любого, показавшегося подозрительным.

А что, если… Допустим, напишу общий экзамен, затем пробегусь по полю. Бегать мне не привыкать – отец, прошедший с армией короля Кромунда чуть ли не весь изученный мир, обучал меня воинскому делу. Говорил, что если уж сына не послали ему Боги, придется довольствоваться девочкой.

- Что за книга? – миролюбиво поинтересовалась рыжеволосая девушка, стоящая за мной в очереди в деканат.

Уставилась на потертый переплет, хорошо хоть пальцем не потыкала.

- Дядя мой, – ответила ей, – странствовал по миру. Записывал, что видел и о чем думал…

- Трисс Мергольд, – девушка протянула руку. – Ты зачем ее принесла на экзамены?

- Меня Лайне зовут, – вздохнула в ответ. – Лайне Вайрис. – Ее пожатие было крепким, здоровым. – С ней мне как-то спокойней.

Не говорить же, что не доверяла горничным на купеческом подворье?

- Я-то думала Святые Писания, а так… – Девушка пожала плечами, своим видом показывая, что к груди я прижимаю сущую безделицу. – Знаешь, из-за нее тебя прозвали «святошей».

- Мне все равно.

- Понимаю, – улыбнулась девушка. Уставилась на группу красоток, которые всем скопом собирались на факультет Светлой Магии. – Курицы с небольшим магическим даром, – поморщилась она. – Невесты из Академии Хольберга пользуются спросом у боевых магов. А где легче всего поймать боевого мага? Конечно же, в месте, где их больше всего! У них здесь, – она склонилась ко мне с хитрым выражением на лице, – гнездо!

Выглядела Трисс нормальной, не в пример манерным девушкам с золотыми поясами. Рыжеволосая, с россыпью веснушек на улыбающемся лице, курносым носиком и полноватыми губами, она казалась источником жизни, который бил ключом, не давая девушке устоять на месте. Одета просто – зеленое платье со шнуровкой на боку, под ним – белый лен нательной камизы. Короткий жакет с искусной вышивкой, зеленая лента в волосах.

- Ты откуда такая? – спросила она, оглядев меня снизу доверху.

- Из Волчьего Дола.

Я замерла под ее взглядом. Казалось, она просветила меня насквозь – от простеньких сапожек, чьи носки выглядывали из-под длинного светло-коричневого платья, перешитого из одежды магини Сивиссы, до шали, которую я накинула на плечи. Уставилась на мою косу – длинную, до пояса, с вечно выбивавшимися льняными прядями. Затем перевела взгляд на лицо. Смотреть-то особо не на что… Может, только глаза необычные – светло-серые, под черными длинными ресницами. Моя наставница говорила, что такой цвет редок среди обитателей Южной Провинции. К тому же светлая кожа делала меня похожей на северянку. Но я сомневалась в ее правоте: народу-то в Кемире перемешалось – будь здоров!

- А я – из Теоки, – произнесла Трисс, как…

- Следующие! – возвестил очередной претендент, вывалившись из дверей деканата.

Очередь шевельнулась. До нас с Трис, правда, еще было далеко, но народ опять пришел в движение, потому что со стороны лестницы появились два секретаря и приказали податься назад, чтобы пропустить магистров.

- Пойдем-ка мы вперед! – Трисс схватила меня за руку.

Потащила за собой, расталкивая будущих адептов. Кому-то въехала острым локотком в бок, и черноволосый паренек окинул нас недовольным взглядом.

- Эй, осторожнее! Смотрите, куда прете!..

- Заткнись, – посоветовала ему Трисс. – А то прокляну!

- А ты можешь? – недоверчиво спросила у нее.

Она была Светлой. От рыжеволосой макушки до остроносых сапожек, выглядывающих из-под подола ее платья.

- Нет, – девушка хмыкнула в ответ. – Но он-то не знает… Зато мы с тобой на магистров посмотрим!

Это были они…

Первым шествовал архимаг Тангрих, маленького роста седовласый старичок в зеленой мантии. Шел он, вернее, семенил рядом с высоким мужчиной, чья фигура и выправка выдавали военного. Мне ли не знать! Если ректор походил на гнома – читала про таких в сказках – его лицо почти полностью заросло волосами, да так, что, казалось, борода переходила в кустистые, нависающие на глаза брови, а из зарослей волос проглядывали нос крючком, внимательные черные глаза и сухие старческие губы, – то второй…

- Кто это? – шепнула я Трисс, которая успела сообщить, что знает всех и вся в Академии. У нее здесь два брата выучились, а еще один на третьем курсе…

- Не из магистров, – сказала мне на ухо девушка. – Наверное, ар-лорд... Птица высокого полета! Думаю, из столицы, у нас такие не живут.

Ар-лорды… Я слышала о них от отца и магини Сивиссы, тогда как дядя Никлас странствовал задолго до их появления на земле Кемира. Кажется, они появились полвека назад из другого мира и были не совсем людьми. Я уставилась на высокого, смуглого мужчину, который с безразличным видом проходил мимо поступающих. Под его взглядом захотелось замереть и вытянуться.

- Будущие боевые маги… – услышала голос ректора, – гордость Хольберга…

Трисс подмигнула мне, затем покосилась на полного парнишку, чей внушительный живот был перетянут поясом с серебряной пряжкой. Ар-лорд мазнул взглядом черных глаз по толпе, не обратив на будущую гордость внимания. На мне тоже не задержался. Да и что на меня смотреть?!

А вот на него – коротко стриженного, в отличие от носивших длинные волосы магов, одетого в темные удобные одежды, но покрой и ткань их выдавала дороговизну; с красивым, но строгим лицом – твердая линия губ, уверенный профиль – на него можно было смотреть долго. Но тут…

- Посмотри-и-и! – раздался восторженный голос Трисс, и локтем получила уже я.

Послушно повернулась, но только после того, как архимаг с ар-лордом скрылись в дверях кабинета директора.

- Декан Драконьего факультета, – восхищенно прошептала Трисс. – Магистр Чиаро Ваз. Какой же он!... Он такой… – выдохнула восхищенно девушка.

И я посмотрела на молодого, высоченного красавца с длинными, до плеч, выгоревшими на солнце волосами. Он был синеглаз, улыбчив, белозуб, смуглолиц и… Видимо, знал о сокрушительном впечатлении, которое производил на адепток, потому что на его губах застыла легкая, снисходительная улыбка. Со всех сторон неслись восторженные вздохи и охи. Девушка, стоявшая напротив, побледнела. Видимо, от восторга, и я испугалась, что она упадет в обморок.

К красавцам я относилась настороженно. Помню, два года назад магиня Сивисса, ругая на чем свет стоит распушенные нравы и слабость женщин к смазливым мужчинам, таскала меня принимать роды. Младенцев в ту весну появилось много – горластые, вихрастые и смуглолицые. Как раз через девять месяцев после того, как Волчий Дол посетили бродячие музыканты. Один из них, игравший на ребеке и флейте, был до того красив, что мое пятнадцатилетнее сердце дрогнуло. Ненадолго. Ровно до момента, когда он ушел танцевать с вдовой пасечника, а потом целовал ее в кустах бузины. Зато через восемь-девять месяцев, когда в Волчьем Доле появилось несколько черноволосых смуглолицых малышей, я решила, что не буду растрачивать себя по мелочам. Если уж влюблюсь – то навсегда. И в правильного человека.

Затем я увидела его. Вернее, Трисс нашептала. Магистр Шаррез стремительным шагом нагонял декана Драконьего Факультета. Волосы цвета вороного крыла спадали на черную мантию. Узкое смуглое лицо совсем не портил слегка искривленный нос, словно правоту магистр доказывал не только в словесных баталиях и с помощью магии, но и, когда заканчивались аргументы, переходил на кулаки. А еще у него были синие, словно высокогорные озера, глаза.

Я, не совсем понимая, что делаю, рванулась через толпу, решив, что отдам письмо сейчас и… Все, мое дело в Академии будет закончено. И я больше никогда не увижу Трисс. Не почувствую магию этих стен, восторженные голоса поступающих, смешки девушек, прозвавших меня «святошей». И магистра Темной Магии, уставившегося на меня, словно на мелкую, противную букашку.

- Магистр Шаррез…

- Милостыню не подаю! – рявкнул он.

От его резкой фразы перехватило дыхание и, подозреваю, вспыхнули, наливаясь алым, щеки.

- Вы не так меня поняли! – быстро проговорила я. Засунула руку в сумку, пытаясь выловить ставший непокорным свиток. – У меня письмо. От моей наставницы…

- Убери, – безразличным тоном приказал он. – Захочешь учиться – сама поступишь. Если бездарность, письмо тебе не поможет.

Развернулся и ушел, а я осталась стоять. Раскрыла рот от несправедливого обвинения, словно рыба, выброшенная на берег, сжимая выловленное наконец-таки письмо, оглушенная, не понимая, что делать дальше, но чувствуя, как жалят жадные, любопытные взгляды окружающих.

- Лайне, – сквозь мглу лихорадочных мыслей и разрозненных чувств донесся встревоженный голос Трисс. – Ты что?! Ну же, пойдем…

На нас надвигались Светлые. Один из Магов – высокий, беловолосый – остановился, уставился сверху вниз. Нет, не седой, а… Белые, вернее, льняные волосы спадали на черную преподавательскую мантию, и контраст бил в глаза. Глаза… Они приковывали внимание. Светло-серые, совсем как у меня. А еще лицо – красивое, надменное…

- Простите, – запуталась, сбилась, покраснела Трисс. – Мы уже уходим, магистр…

Он милостиво кивнул. Простил.

- Лорд Дьез, – коротко представился перед тем, как нас покинул.

Бойкая Трисс почему-то растеряла свой боевой пыл. Стояла и смотрела вслед магистру Светлых, и уже мне пришлось тащить ее в деканат, где, отстояв внушительную очередь, все еще под впечатлением от резкой отповеди магистра Шарреза, я попыталась всучить документы секретарю, над столом которого красовалась магическая спираль Первозданной Тьмы.

Удача к этому времени покинула меня окончательно. Сбежала, испугавшись холодного взгляда и резких слов магистра Шарреза.

Я… Я решила, что обязательно поступлю на факультет Темной Магии и докажу, что не бездарность. Пусть он убедится, что тоже владею магией! После чего вручу ему письмо, найду других адресатов и вернуть домой, в Волчий Дол.

Там давно уже лето, и наливается сладостью сочный черный виноград на зеленых лозах. С гор привычно сходит утренний туман, оседая белым облаком в низинах, на которых пасутся тучные стада черноголовых овец. Шумит, волнуется ковыль на лугу. И я пойду к обрыву, на свое любимое место, чтобы услышать, увидеть, как внизу плещется, поет песни река Волчовка. Ей вторит степной ветер, играет с волосами и хлещет подолом платья по босым ногам…

Усталый секретарь, явно из старшекурсников, вопросительно поднял бровь. Окинул меня взглядом, после чего вынес вердикт. Нет, вовсе не «Виновна!», а приказал идти к соседнему столу, над которым красовалась молния, знак Светлых, а в руках второго секретаря уже подрагивало гусиное перо, обмакнутое в чернильницу. На выщербленной от усердности писарей столешнице лежал лист пергамента, на котором он выводил данные Трисс.

Как и она, я оказалась безнадежно Светлой, без какой-либо примеси драконьей крови. Сколько ни пыталась убедить секретаря в обратном – нет, в роду драконы не водились, но я неплохо обращалась с низшими магическими потоками... Хотела нырнуть в Первозданную Тьму, но, оказалось, в деканате пользоваться магией запрещено.

- Если дотянешь до практического экзамена, магистры разберутся, – произнес замученный секретарь. – Сложный случай, – пожаловался он мне на меня саму. – Давай уже, топай к Светлым. Следующий! – обратился к напирающему на меня вихрастому пареньку с плещущейся Тьмой в глазах.

Так я, Лайне Вайрис, восемнадцати лет от роду, дочь трактирщика Эрро Вайриса, бывшего профессионального военного, забранного в армию по рекрутскому набору, но вернувшегося в Волчий Дол через двадцать три года с младенцем на руках – мне от силы было месяцев пять-шесть, – попала на вступительные экзамены в магическую Академию Хольберга.

- Мать-то кто? – безразлично спросил секретарь Светлых, заполняя учетный свиток.

Я пожала плечами, и он поставил в графе прочерк.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям