0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Цветок Инферно (эл. книга) » Отрывок из книги «Навеки проклятые. Цветок Инферно (#1)»

Отрывок из книги «Навеки проклятые. Цветок Инферно (#1)»

Автор: Гринберг Александра

Исключительными правами на произведение «Навеки проклятые. Цветок Инферно (#1)» обладает автор — Гринберг Александра . Copyright © Гринберг Александра

...на пороге, сияя печальной рожей и пронзительно-голубыми глазами, стоял один из приснопамятных братцев Хель. Тот, что помладше (и посимпатичнее). При виде Кори рожа из печальной сделалась донельзя глупой: нежданный гость явно планировал увидеть кое-кого другого.

«Даже жаль как-то, — подумала Кори, откровенно одобрительным взглядом мазнув по широченным плечам и простоватой, но приятной физиономии. — То есть, хм… не очень-то и хотелось».

— Ты к кому? — осведомилась она, выразительно вскинув брови. Не то чтобы она вдруг взяла и резко так не признала в лицо шумного выпендрежника, который учился на её потоке и держал на подпевках рыжего придурка Сэма Руссо. Однако поглумиться-то святое дело. Или как там синтарийцы это называют? Потроллить, во.

Тео Дагмар открыл было рот, подумал немного, закрыл и озадаченно поскрёб в затылке, глядя так растерянно, как если бы у него спросили: «Сколько звёзд на небе?»

— Я… э-э…

Сжалившись, Кори выразительно закатила глаза и облокотилась о косяк, сложив руки на груди.

— Ты к Хель, — подсказала она нарочито снисходительным тоном. — Увы, здесь только я, и я тебе не особо рада. Хель, кстати, тоже не придёт в восторг.  Да что уж там «в восторг», лучше бы тебе оказаться бессмертным.

Нет, в боёвку определенно существует какой-то свой отбор. По степени ушибленности башки, например. Иначе никак не объяснить, что Тео Дагмар, всего секунду назад выглядевший растерянным, вдруг расплылся в улыбке (которая очень ему шла, к слову). И вместо того, чтобы распрощаться и убраться восвояси, выдал:

— Неправда, она меня любит. Ну поворчит немного, пройдется по моим умственным способностям, сожрёт свои любимые пироги с вишней и я снова стану любимым братиком. Наверное… А ты, кстати, пироги любишь? — и протянул пакет с логотипом одной из лучших иленгардских пекарен.

Кори вздохнула, как бы признавая поражение, с деланной неохотой пропустила ушлого боевика в тесный холл.

— Что ж, возможно, я и не дам Хель сожрать вместо пирожков тебя, — заметила она, на ходу привычным щелчком пальцев активируя нагреватель  под чайником. — А то отмывать кровищу с пола — то ещё развлечение.

— Только «возможно»? — поинтересовался Дагмар, вторую часть фразы явно пропустив мимо ушей. — Что я должен сделать, чтобы было «точно»?

— Сделать ты можешь много чего… — Кори одарила его многозначительным взглядом. И тут же (самую малость поспешно) поскучнела. — Но меня не интересует.

— Искренне жаль, — взгляд ей вернули, только несколько другой — заинтересованный, внимательный, будто её облапали всю, а не просто посмотрели. — У тебя глаза красивые. Очень. Мне нравится.

Бездна, да что не так с этим парнем?.. Кори честно постаралась, чтобы на лицо не просочилась вся глубина испытываемого ею недоумения, и как могла ехидно осведомилась:

— Боги, Теодор, это вообще хоть раз срабатывало?

— Знаешь моё имя? — оживился Тео.

— Ты идиот или да? Я живу с твоей сестрой. А твой братец изредка оскорбляет мой слух тупыми шуточками про клумбы и зубастую герань.

— Ух ты. И брата моего знаешь?

— Сайруса знаю, твой брат к нему довеском, — поправила Кори, невольно скривившись. Придурочный боевик же по-прежнему глядел на неё, будто на невесть какое чудо. И от этого взгляда делалось как-то… странно. Некомфортно и… беспокойно, что ли.

— Повезло. Не с довеском, с Сайрусом. Он крутой. Я, правда, ничуть не хуже! — нахально заявил он, но, подумав, всё же добавил: — Ну, или буду через пару лет.

— И такой же скромный, — прохладно откликнулась Кори, разыскивая в шкафчике заварку и стараясь прогнать невесть откуда взявшееся разочарование. — Прям один в один.

Перемену в её тоне Тео заметил сразу же.

— Не нравится Сайрус? — спросил он, подходя ближе. Непозволительно близко, даже можно почувствовать его запах: легкого парфюма, свежести, какая бывает после грозы; почувствовать тепло его тела. Коснуться можно.

На запястье легла сильная рука, не сжимая, но отводя в сторону, и достала с самой верхней полки коробку с заваркой.

— Держи. Если не хочешь, больше не будем о нём говорить.

— Что, так просто откажешься от своего кумира?

— Он далеко, а ты здесь, — пожал плечами Тео, снова улыбаясь, тепло и мило. —  Расстраивать тебя не входит в мои планы.

Максимально язвительный ответ никак не желал находиться, и Кори даже порадовалась, заслышав звук открывающейся двери. Пару секунд спустя на пороге гостиной замаячили Хель и Лазурит. И если первая была воплощённым возмущением, то второй не преминул издевательски спросить:

— О, мы невовремя, да?

Вот ещё не хватало! Кори негодующе нахмурилась и замотала головой. Дагмар же — нет, ну серьёзно, что с ним не так?! — тихо пробурчал: «Вы охренеть как невовремя!» Но потом словно опомнился и наконец-то отступил на более-менее приличное расстояние. И правильно сделал: руки так и чесались стукнуть его разок. Засранец Тиэри ведь теперь со свету сживёт, насмехаясь так и эдак!

 — Что. Ты. Здесь. Делаешь? — грозно поинтересовалась Хель. Но пакет с дарами Тео явно заметила. — Решил купить мое прощение, Дагмарссон? Не выйдет, такая обида смывается только кровью! Так что пошел вон с глаз моих, покуда жив.

Кори бы на месте Тео всерьёз устрашилась — она хоть и некромантка, и вообще демон, а нрав у дагмаровой сестренки ещё тот. И силищи немерено.

Ещё бы подействовало — Дагмар о страхе, и уж тем более о послушании, явно слыхом не слыхивал.

— Не пойду, мне тут нравится, — нагло заявил Тео, для убедительности ещё и мотнув лохматой башкой. Коротко глянул на Лазурита, чуть дольше — на Кори, покусал губу, раздумывая над чем-то… И, опустившись перед своей сестрицей на колени, обхватил её ладони. — Хель, милая, прости меня, дурака. Пожалуйста. Я мудак, мудаком и помру.

— Ни за что, — покачала головой Хель, пытаясь вырвать свою руку.

— Ну сестренка, я так скучаю… И вообще, смотри, кого ты заполучила! Да у тебя команда мечты, я завидую самым страшным образом!

— Вот и завидуй! Молча и подальше отсюда.

— Ну ещё бы он не завидовал, — заметила Кори вполголоса, плюхнувшись на диван рядом с ухмыляющимся Лазуритом и пихая того в бок, — мы-то не тащим на хребтине всяких рыжих дружков. Того только под ноги сопернику кидать, как отвлекающий маневр. Пока его заткнут, можно и щит сковырнуть, и вдарить разок.

Хель, видимо, представила сию картину маслом и прыснула, таки не удержав неприступно-строгий вид.

— Кори, горе ты моё, зачем врагу стратегию дорабатываешь? — пожурила она.

— Это всё равно единственный очевидный вариант.

— Не обращайте на неё внимания, — вздохнул Лазурит с напускной грустью. — Я с утреца съел её мороженое, оттого она ещё стервознее, чем обычно.

Кори гневно выдохнула через нос и одарила друга кровожадным взглядом. Про мороженое он зря припомнил — эта страшная рана ещё была свежа.

— Нет, ну это совсем подло, — искренне возмутился Тео. — Мы с Хель всё детство прятали своё мороженое от Эрика, а он находил и жрал. Мол, он старше, ему и положено больше. До сих пор его простить не можем. Стоп, — он вдруг снова посмотрел на Кори, — выходит, я не угадал с пирогами? Может, тогда сходим куда-нибудь? Я вас всех угощу.

— Как это не угадал? — возмутилась Хель, поспешно накладывая стазис на принесенный пакет. — И что ещё за «угощу»? Я думала, ты передо мной извиняться пришел.

— Ну, ты всё равно будешь дуться на меня ещё неделю, хоть с мороженым, хоть без, а ребята твои расстроены сейчас.

— Верно-верно, от такого расстройства помереть недолго, — протянул Лазурит, глядя на Кори со странной насмешкой. — Хельга, отрада очей моих, ты его прощаешь или как?

— А чего сразу Хельга? — буркнула та. — У меня вроде как и выбора нету, да? Либо мы скормим Кори мороженку, либо Кори слопает нас. Верно я говорю, чудище глазастое?

— Ну отлично, — всплеснул руками предмет их дискуссии, — всегда-то у вас Кори крайняя!

Отказываться, однако, она не стала. И даже не мороженки ради, просто по какой-то странной и непонятной причине делать этого не хотелось. Бестолковый суетливый детина был слишком мил для боевика. Такому отказать — всё равно что щеночка пнуть. Вон, сияет как начищенный медяк, и даже сердитая Хель при виде этой до Бездны счастливой физиономии оттаивает на глазах.

Ну и Кори тоже позволила себе оттаять. Самую малость. Так, за компанию.

А даже если и не за компанию, всё равно никто ничего не докажет!

 

***

 

Тео себя любил. Видел отражение в зеркале, знал свой уровень силы. Относительно своих умственных способностей иллюзий не питал — все эти академические знания явно не для него. Зато у него никогда не было проблем с контролем над магией, что, учитывая его стихию, то ещё достижение…

Гордиться есть чем. Однако прямо сейчас он себя ненавидел.

Кори оказалась совсем не такой, как представлялось. Ядовитая что тот цветок, в честь которого её назвали, стервозная, но вместе с тем непозволительно милая, несмотря на всю колючесть. В ней было что-то очень завораживающее, вызывающее непонятную, пугающую тягу. Её… хотелось. Не столько в самом понятном смысле этого слова (хотя и это тоже), сколько… ну, себе. Обнять, например, чтобы ощутить, насколько гибкое это тело, насколько горячее. Любоваться глазами, руки её в своих подержать. Сделать так, чтобы она улыбалась чаще и смотрела только на него. Тео хотел этого, а уж когда Кори шла рядом, и вовсе едва держался, чтобы хотя бы ладонь её в своей не сжать.

Но чего он точно не хотел, так это чтобы причиной стал грёбаный фант грёбаного Сэма Руссо. Это было нечестно, подло и некрасиво, не искренне ничуть. Мерзко было, что омрачало всё происходящее, будто когтистая рука сжимала внутренности.

«Откажусь», — решительно сказал себе Тео. Пусть лучше проваленный экзамен, чем обманутая им девчонка. Кори не заслужила.

Не после того времени,  что они провели вместе. Не на свидании и не наедине, и те часы не были самыми значимыми в его, Тео, жизни, однако… Однако любоваться Кори, слушать её ворчание, забавное и незлобливое, ехидные замечания, да и просто быть с ней рядом — всё это заставило внутри что-то дрогнуть.

Он покончит с дурацким фантом! И пусть Сэм ноет сколько угодно, ещё столько же издевается и отпускает эти свои шуточки!

Уточнение — покончит, когда у него появится время. Всем вдруг стало от него что-то надо, даже команду свою он видел в основном на тренировках. Показательных к тому же, где лишнее слово могло вылиться в стрёмные статейки в каждой первой желтой газете. Шай, бывший в курсе его душевных метаний, пообещал скинуть его с самой высокой башни, если Тео «вздумает натворить херни». Вроде как посмеялся, но с тёмными магами шутки плохи. Особенно если они ещё и умеют оборачиваться в огромную хищную зверюгу.

Журналистов всех мастей в Академии нынче было неприлично много. И не только их — комиссия, фанаты самого Турнира, сотни человек, задающих вопросы, просящих расписаться на чём попало — от тетрадных листов до груди в огромном вырезе платья (Тео отказывался как мог). Он любил внимание к своей персоне, но не настолько же! Оставалось надеяться, что после официального открытия немного поуляжется — на участников успеют насмотреться и отстанут хоть на какое-то время.

Еще бы это открытие пережить. Тео оглянулся на трибуны, оглушающие шумом и радостными криками. Несколько тысяч человек, и все жаждут познакомиться с участниками Трехлетнего Турнира, разорвать на сувениры. И хорошо ещё, если только в переносном смысле.

— Что-то я уже жалею, что ввязался во всё это, — прошептал Тео, склонившись к стоящему рядом Шаю. Все команды выстроились по краю арены, аккурат у защитного контура, и ожидали вступительной речи ректора. После которой наконец-то можно будет спокойно сесть в первых рядах и поглядеть на традиционные бои победителей.

 — Это ты сейчас так говоришь, — флегматично отозвался Шай, с тоской косясь в небо. Улететь, что ли, удумал? — Когда надо будет выделываться и швыряться молниями, тебя отсюда за уши не утащишь… Но вот я-то зачем с тобой спутался, Дагмар?

— Чтобы Тайра не утащила к себе в команду, — любезно напомнил Тео.

— А, ну да. Ты ведь ещё не самое худшее, что со мной случалось.

— Да уж куда мне… — хмыкнул Тео, глянув на подружку Шая, вместе с командой расположившуюся неподалеку. Пожалуй, это была вторая из двух команд, с которой он предпочел бы не связываться до самого финала. — Но ты ведь хочешь надрать ей задницу?

— Я вам обоим их надеру, если не заткнетесь, — шикнула на них Айрис и кивнула на небольшую сцену. — Начальство вышло.

«Начальством», то бишь ректором, у них нынче подвизался архимаг Алистер Дальгор — отставной генерал, некромант и тот ещё любитель поглумиться над студентами. Тео невольно поморщился, вспоминая недавний семинар по криминалистике, первый в этом семестре. Нет, Дальгору вроде как нравился Тео (по крайней мере, был как-то раз признан «небезнадежным»), однако от издевок и придирок это не спасало. Что уж там, даже любимчикам здорово доставалось… Но свой родной Дальгор казался сущим благословением богинь после двух прошлогодних практикумов с Киарой Блэр. Томная глазастая красотка с премилыми светлыми кудряшками умудрилась за четверть часа довести до слёз пяток девчонок и двух парней. Вот ведь стерва.

Тео аж передёрнуло от расчудесных воспоминаний об инфернальном (ну ладно, фейском) коммандере Блэр. И ведь выкроит же время, чтобы снова поиздеваться над студентами, сволочь белобрысая! Как только коммандер Эйнтхартен, святой человек, терпит эту поганую на язык нечисть?..

— Как все мы помним — я так и вовсе наизусть, тяжела ректорская доля, — Трёхлетний Турнир был создан вовсе не как масштабное развлечение для всех эрмегарцев и огромная головная боль для всех же преподавателей, — тем временем уже вовсю зубоскалил архимаг Дальгор. Сложнейшая сеть заклинаний, опутывающая арену, доносила его исполненный сарказма голос до всех присутствующих. — И основная цель Турнира — внезапно! — вовсе не коммерческий успех сего распрекрасного мероприятия. «Ага, как же!» — скажете вы. Но всё же это так. Сама суть Трёхлетнего Турнира — единство. Единство света и тьмы, силы и разума, меча и магии. Мы, маги, носим в себе крупицы божественной мощи, и это накладывает на нас особые обязательства. От выпускника Эрмегарской Академии требуется всестороннее развитие — магическое, физическое и умственное. Однако не все в достаточной степени одарены и умом, и магией, и силой. Нет, по мне-то, конечно, о большей части студентов в принципе можно сказать «сила есть — ума не надо». Но у них почему-то другое мнение, эх, молодость…

Над трибунами разнесся хор смешков, а ученики языкастого архимага принялись дружно кривиться. Лайам и Раэлин, замершие у него за спиной, переглянулись с ехидными ухмылками.

— Именно поэтому участники Турнира собираются в команды, — деловито продолжал Дальгор. — Компенсируют слабые стороны друг друга. Таким образом мы оцениваем их способность мыслить стратегически. Порой у капитанов не находится возможностей — ну, или мозгов — собрать идеально сбалансированную команду. В таких случаях можно попросить помощи у противника: комиссией это поощряется, и начисляются бонусные очки. Такой себе своеобразный тест на тщеславие. Что ещё? Ах, да. Изначально мы даём равные возможности на победу для всех команд. Но есть нехитрый способ эти шансы увеличить — команда должна вам, уважаемые зрители, понравиться. Настолько понравиться, чтобы вы их победе поспособствовали материально.

«Уважаемые зрители» радостно загалдели. Со звонкой монетой они расставались весьма охотно; кое-кто ещё и сам заработать при этом умудрялся, грамотно сделав ставки на победу той или иной команды.

— Способы поддержать  понравившуюся команду будут более подробно представлены в завтрашнем выпуске «Имперского вестника» — всем известного периодического издания, официально освещающего Трёхлетний Турнир. Теперь поговорим о первом туре. Но мне уже как-то поднадоело трепаться, я вообще только этим нынче и занимаюсь, — усмехнувшись, панибратски поведал Дальгор и сделал шаг назад. — Слово вашему любимчику. Раэлин эрд Таэнейт!

Раэлин и впрямь у зрителей в любимчиках — на правах куратора и бессменного комментатора силовых этапов Турнира. Язвительный, но добродушный, в отличие от злоязыкого Эрдланга, курирующего магические этапы; болтун редкий, да ещё и красавчик. Тео невольно скосил глаза на Шайена, как если бы желал убедиться, что его грифоний друг всё ещё никуда не удрал. Издали их с Раэлином бывало сложно различить: оба высокие, очень смуглые, с длинными вьющимися волосами и яркими зверскими глазами цвета тёмного янтаря. Но при более близком знакомстве спутать эту пернатую парочку становилось невозможно: Шай чуть ниже ростом и сложён покрепче, физиономия у него помужественнее, да и такие унылые рожи весельчак Рэй корчить не умеет.

— Вы меня, конечно, заждались? — менталисты взяли крупным планом его по-фейски миловидное улыбающееся лицо, и все девицы от тринадцати до трёхсот принялись активно подтверждать — заждались и ещё как. — О, я тоже скучал! Но не буду полдня разглагольствовать, оставим это на откуп моему некромантскому шефу. Итак, первый тур Трёхлетнего турнира — дуэли. Участники сражаются один на один, пары составляются методом случайного выбора, но с учётом баллов ранга. Как многим из вас наверняка известно, дуэли проходят в два этапа — меча и магии. Мечники в этом году идут первыми, а что это значит?

— Никакой магии! — загалдели с трибун вразнобой.

— Точно. Никакой магии! А иначе может быть дисквалифицирована вся команда… Также напоминаю, что каждый участник может быть заявлен только в одном из этапов. Капитанам, не утвердившим участников на этап меча, напоминаю, что сегодняшний день — последний. Завтра будет проведена жеребьёвка, сражения начнутся через два дня…

Два дня? Тео нахмурился. Не особо много времени комиссия даст на подготовку первым дуэлянтам. Да и всем остальным тоже: судя по прошлым годам, ни один этап меча не длился дольше пары недель. С другой стороны, чего тянуть? В первом туре участники обычно показывали то, что лучше всего умели.

Вот Тео, например, лучше всего умел пользоваться магией. Топором и даже мечом управлялся ловко, порой и Эрика умудрялся уделать. («Когда тот был с похмелья или что-то от тебя хотел», — ехидно напомнило подсознание голосом Хель.) Но силу свою, стихию, магию в себе любил куда больше. Вся его команда любила, и в этом его просчет — накануне первых дуэлей это стало так очевидно, что впору хвататься за голову.

Но Тео хвататься не стал, а прикинул, как удачнее распределить ребят. В этапе меча совершенно точно примет участие Эйл, это даже не обсуждается. Она сильная, ловкая, умеет двигаться и будет хорошо смотреться на арене — публика любит девушек с оружием в руках, особенно если они такие красотки, как Эйлиф. Из оставшихся в число участников первого этапа можно включить только Шая с трояком (и Раэлином в родственниках) и Сэма со вторым рангом. Первый почти точно победит, но он же за этап магии принесет им огромные очки… Второй в паре с таким же двоечником вполне может и вытянуть, если соберётся. А собраться Сэм может — боги не обделили его ни мозгами, ни сообразительностью, лишив разве что совести, которая в Турнире, как известно, не помощница...

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям