0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Дающая радость » Отрывок из книги «Дающая радость»

Отрывок из книги «Дающая радость»

Отрывок из книги «Дающая радость» - Гринь Ульяна

Исключительными правами на произведение «Дающая радость» обладает автор — Гринь Ульяна Copyright © Гринь Ульяна

ДЕНЬ 1. НЕУДАЧНЫЙ

Рыжий, подернутый дымкой диск завис над горизонтом. Жаркий воздух, мучивший легкие целый день, наконец-то посвежел и даже обещал прохладу на целую ночь. Саша облокотилась на балкон и затянулась последней сигаретой. Перед сном вредно курить, и она это знала, но устоять перед соблазном не могла. Всё, пора спать, завтра рано на работу, утренняя смена самая гадкая! Кофе придётся пить литрами, а лучше прямо внутривенно, так надёжней…

Её взгляд наткнулся на яркое пятно на тротуаре. Саша близоруко прищурилась и распознала собаку: сидящего перед подъездом стаффа. Опять он? Уже три дня, как пес сидит и ждет чего-то или кого-то, вечером, когда стемнеет, исчезает и снова появляется днем… Саша уже гладила его, бесстрашно и бесшабашно, стафф показался ей дружелюбным. Но когда сосед, ярый собачник, хотел приблизиться и подманить беспризорника, пес беззлобно огрызнулся и убежал. Вот, теперь опять вернулся. Прямо даже интересно, кого он ждёт?

Затушив сигарету, она вернулась в зал. Телевизор мурлыкал в углу надоедливой песенкой, и Саша выключила его, потянулась, разминая затекшую спину, и принялась раскладывать диван. Привычно расстелила постель, собрала посуду со столика, пепельницу и сигареты, понесла все на кухню, балансируя на весу. С полминуты смотрела на тарелки — помыть не помыть, но так и не решила. Бросила взгляд в окно. Пёс всё сидел напротив подъезда. Он показался Саше усталым и отрешённым. Что-то ёкнуло в районе сердца, и она поморщилась от собственной сентиментальности, но открыла холодильник и отрезала пару сосисок от связки, быстро очистила от пластиковой шкурки и вышла из квартиры. Даже если стафф ни с кем не идёт, он наверняка голодный, две сосиски от неё не убудет, а собачке в радость.

Саша вышла из подъезда и медленно подошла к беспризорнику. Стафф поднял морду, глядя ей в глаза, и улыбнулся неповторимой собачьей улыбкой, вывалив длинный язык и повозив хвостом по асфальту. Саша протянула ему сосиску, и та исчезла в мгновение ока. Пёс заглотил сосиску не разжевывая, и хвост застучал ещё сильнее. Саша усмехнулась и предложила парню вторую сосиску. Которая повторила путь первой, но уже медленно и со вкусом. Пока стафф жевал, Саша присела перед ним и осторожно погладила по квадратной голове. На кожаном ошейнике болталась медалька, и у Саши мелькнула мысль, что где-то кто-то ищет этого замечательного мальчика, волнуется и, может, даже плачет… Надо бы попробовать заманить его хотя бы в подъезд и посмотреть на медаль поближе, вдруг там номер телефона?

Она оглянулась в поисках соседа, который обычно в это время выводил гулять свою овчарку, но видимо именно в этот вечер он опаздывал или наоборот, уже поторопился с отправлением естественных потребностей питомицы.

— Вот так всегда, — с досадой сказала стаффу Саша, — как надо, так никого нету… Пошли!

Она встала и похлопала ладонью по ноге, почти не ожидая реакции со стороны собаки. Но, к великому удивлению, стафф проворно вскочил, с готовностью глядя Саше в глаза, язык наружу и хвост в движении.

— Ты меня удивляешь, парень! — усмехнулась Саша и пошла к подъезду.

Стафф держался у её ноги с радостным выражением морды, первым вошел в открытую дверь, взбежал на первый этаж и вопросительно глянул на Сашу.

— Э, милок, придется потренироваться, я на третьем живу! — ответила она псу и покрутила головой, поднимаясь по ступенькам — все, дошла девушка до точки ноль, уже с собакой разговаривает!

В квартире стафф повел себя самым естественным образом — резво пробежался по комнатам, обнюхивая по ходу мебель и заглядывая во все углы, невнимательно отнесся к санузлу, тщательно обследовал кухню и сел посредине с видом «ну ничего, мне тут нравится». Саша присела перед ним на корточки и, почесывая гладкую шерсть на собачьей шее, взяла в пальцы медаль. На блестящей стали было выгравировано «Баунти», но на обороте телефона не оказалось, только непонятный символ в виде круга с квадратом внутри. В квадрате был опять круг, квадрат и так до точки. Саша обреченно вздохнула:

— Что ж мне с тобой делать, Баунти? Где искать твоих хозяев?

Стафф повозил хвостом по линолеуму и лизнул Сашу в нос. Она отшатнулась от неожиданности, но взяла себя в руки. У нее никогда не было животных: ни кошки, ни попугайчика, ни даже рыбки… Уже не говоря о собаке! Что ей делать с этим парнем? Он, конечно, на вид дружелюбный и очень симпатичный, но как изменит жизнь его присутствие в доме? Пса надо кормить, выгуливать, прививки делать вроде бы, и кто его знает сколько раз в год… А главное, что скажет мама?

Как в плохом водевиле, упомянутая особа как раз вошла в кухню, бросив свой компьютер с «Одноклассниками». Увидела стаффа. Замерла. Замерла и Саша, помня реакцию мамы, когда девчонкой она притащила домой бездомного блохастого щенка со двора… Мама осторожно спросила:

— Тебе его на время дали? Посмотреть за ним?

— Э-э-э… Ну, в общем, не совсем… — промямлила Саша, ощущая себя семилетней соплюшкой. — Я его во дворе нашла… Он потерялся!

— Господи, бедненькая собачка! — умилилась мама. — Дай же ему водички попить, ему, наверное, жарко! И дай ему остатки мяса, завтра купим какие-нибудь собачьи консервы! А как же ты его будешь гулять? Надо в ЦУМ сходить, есть там собачий отдел! Завтра схожу, найду поводок и всё такое, пока ты на работе будешь…

Она осеклась, увидев взгляд дочери. Саша смотрела на маму широко раскрытыми изумлёнными глазами и, кажется, даже с открытым ртом. Она хотела спросить, почему же раньше никогда… Но промолчала. Раздражать маму не хотелось. Во-первых, Саша только недавно вернулась в родные пенаты, а во-вторых, Баунти может и вылететь обратно на улицу, как это случилось пятнадцать лет назад с его предшественником… Надо действовать умнее. Саша захлопнула рот, придала лицу небрежное выражение и согласилась:

— Да, поводок надо, и миску, даже две, для еды и воды.

— Точно, — ответила мама, роясь в шкафчике с посудой. — Всё куплю завтра, а пока положи ему вот в эту.

Саша взяла эмалированную, щербатую по краю миску, в которой мама всегда разводила тесто для блинов, и вывернула туда мясо с капустой, оставшиеся от ужина. Баунти шумно потянул носом и завилял хвостом, старательно улыбаясь новым знакомым.

— А спать-то он где будет? — встревожилась мама. — Не на полу же! Замёрзнет!

Саша хотела было съязвить, что в эту пору года замёрзнуть можно, только закрывшись в морозилке, потому что просто холодильника будет мало, но проблема увлекла её. Что бы положить под попу этому гостю? Подушки ему явно будет мало, а одеял лишних в доме нет. О, подушку и старый пуховик, висящий в шкафу незнамо для чего с тех времён, когда на него уже прошла мода.

Налив воды в другую миску, такую же эмалированно-щербатую, как и предыдущая, Саша отправилась на поиски пуховика. Баунти, жадно вылакав половину воды и забрызгав половину кухни, бросился ей вдогонку. Пуховик нашелся в дальнем углу «стенки» и был единогласно одобрен в качестве дополнения к подушке. Баунти досконально обнюхал оба предмета, покрутился пару раз для приличия на импровизированном ложе и с глубоким вздохом удовлетворения улегся в позе зародыша. Даже глаза зажмурил.

Саша кивнула сама себе, мысленно обзывая себя дурой, которая обязательно найдёт приключений на свою голову или другую часть тела, и машинально пошла мыть посуду. Увлекшись, она по инерции протерла пол в кухне после водопоя, почистила зубы и поплелась на свой диван.

На диване спал Баунти.

С минуту Саша стояла и смотрела на стаффа, удивляясь его безграничной наглости, но махнула рукой и, решив отложить выяснения отношений на завтра, улеглась на краешек дивана. Закрыла глаза. И сразу уснула. Такого не случалось с ней уже лет десять.

Сашино утро почти всегда начиналось с долгой и абсолютно безнадежной борьбы с будильником. Бессонницы выматывали организм, и она просыпалась обычно ещё более уставшей, чем вечером. Саша ставила будильник почти на полчаса раньше, чем это было необходимо для нормальной собиранки на работу — ей надо было просыпаться постепенно, лесенкой, отключить звонок и переставить стрелку на десять минут позже, погрузиться в прерванный сон, снова отключить сигнал, снова позволить себе «ещё пять минуточек…» и так до того момента, когда оттягивать подъём было уже нельзя.

Но в это утро разбудил Сашу отнюдь не будильник, а мокрая тёрка, скоблившая щёки не хуже заморского пилинга на абрикосовых косточках. Саша подивилась чуднОму сну и отмахнулась от настырной тёрки, но та не исчезла, а дохнула на Сашу жутким запахом нечищеных собачьих зубов.

— О-о-о, Баунти! — простонала она и отпихнула нежничающего стаффа подальше от лица. — Надо тебе еще и пасту со щёткой купить, фу, как воняет!

Пёс не обиделся, а спрыгнул на пол, грациозно потянулся сначала передними, а потом задними лапами и сел, глядя на Сашу и возюкая хвостом по полу.

Она тяжко вздохнула:

— Господи, ну кто придумал выгуливать собак?

Встала, принялась одеваться, продолжая бурчать под нос:

— Почему не придумать робота, который сам выгуляет собаку, покормит, погладит, — с с нажимом добавила: — Зубы почистит!

Она глянула на Баунти и невольно рассмеялась — стафф внимательно слушал её ворчание, склонив голову на бок. Противное настроение куда-то испарилось, и Саша потрепала Баунти по шее:

— Ладно, пошли уж, пояс от халата привяжу, чтоб не сбежал, только не тяни сильно, понял?

На прогулке Баунти вёл себя как отлично воспитанный кобель — пометив несколько деревьев и спрятав какашку под кусты в соседнем дворе, он потянул Сашу в направлении дома. Там, откушав две сосиски с наскоро сваренными макаронами, забрызгал, как и вчера, полкухни водой из миски и с чувством выполненного долга пошел на свою подушку-пуховик. Саша разбудила маму, оделась, наспех выпила чашку кофе и выскочила из дома. На работу опаздывать было преступлением против человечества в понятии её шефа.

Переполненный трамвай со скрипом и звоном тащил её через полгорода на любимую работу, и Саша уже начинала задыхаться от июльской жары. На полпути неуёмные пенсионерки с пока ещё пустыми баулами выгрузились на рынке, трамвай же заполнился разномастными студентами, с наушниками на головах и телефонами в пальцах. Саша вытащила свой мобильник и, подумав немного, набрала в поисковике «потерявшаяся собака». Поскитавшись по результатам, она нашла сайт объявлений о потерянных домашних животных и принялась листать странички, надеясь наткнуться на фотографию или описание Баунти. Уже подъезжая к работе, она бросила этот мартышкин труд и наскоро набросала свою объяву о найденном стаффе с медалью и ошейником, цвет рыжий с белым, возраст неизвестен, очень адекватный (это слово она часто видела в объявах) и, по-видимому, дрессированный. Понадеявшись на результат, она вышла на своей остановке и побежала к только что открывшемуся бару.

— Блин, Сашка, ты где ходишь? — нежно встретил её бармен Витя, нервно швыряя пачку салфеток на стойку. — Пришлось тебя прикрывать, будешь должна!

— Буд, буду, — бросила Саша, швыряя сумку в подсобку и выходя в зал. — Уже и опоздать нельзя на три минуты раз в году!

— Можно, солнце, если осторожно, — усмехнулся Витя, небрежно обнимая её за талию. — Я могу выбрать, чем ты расплатишься?

Саша отпихнула его руку и с досадой ответила, оглядывая столики:

— Работал бы ты так, как девушек танцуешь, цены б тебе не было!

На столиках уже лежали салфетки, приборы, стояли перевернутые бокалы, но кое-где не хватало солонок, и Саша пошла дополнять сервировку. Витя только хмыкнул. Он пытался завалить её в постель практически с первого дня совместной работы, пока Саша не объяснила ему популярно и с использованием русской народной ненормативной лексики, что её это не интересует и заинтересовать не может. Не то чтобы Витя был не в её вкусе. Не то чтобы его манеры шокировали. Она не была готова к новой истории, ни с Витей, ни с кем-то другим. Слишком свежей была рана от предыдущей.

Сервис шёл своим чередом, кофе, чай, блинчики с мясом, с вареньем, с творогом, чебуреки и беляши покупались и исчезали в бездонном животе голодных сограждан. Близился полдень. Саша украдкой потерла ноющие от постоянной вежливой улыбки мышцы лица и прислонилась к стойке. Ещё три часа и домой…

— Сашка, смотри, кто к нам ломится! — Витя толкнул её в бок и показал на стеклянную входную дверь. Саша проследила за пальцем и обомлела, увидев рыжую шкуру Баунти, скребущего порог, чтоб его пустили внутрь.

Как этот бандит нашел её? Почему мама его выпустила из дома? Может, хотела выгулять, а он вырвался? Не может быть, поводок бы болтался на ошейнике… Что ж это за собака непослушная?! Наверняка, проскользнул мимо мамы в дверь и пошёл опять бродяжничать! Саша лихорадочно соображала, что ей делать. Впустить пса она не имела права, её уволят и глазом не моргнут! Оставить на улице? А вдруг с ним что-то случится, она никогда себе этого не простит!

Решение надо было принять немедленно, и Саша, не колеблясь больше ни секунды, двинулась к двери. Ухватила Баунти за ошейник и потащила радостного пса к подсобке мимо обалдевшего Вити.

В подсобке она отпустила Баунти и скомандовала:

— Сидеть!

Стафф шлёпнулся на попу, высунув язык и подметая пол хвостом. Саша покачала головой и в отчаянье сказала:

— Сиди тут тихо, иначе будет катастрофа! Понял? Не шуметь! Как тебе сказать? Тихо!

С сомнением бросив на пса последний взгляд, она вышла, плотно закрыв дверь, молясь, чтобы никому не пришло в голову что-то забыть в подсобке. Витя хотел что-то сказать, но удержался от комментариев и только выразительно покрутил пальцем у виска. Саша пожала плечами в ответ и пошла обслуживать очередного клиента.

Время, как назло, тянулось медленно, стрелки часов словно застыли на месте, три часа никак не хотели заканчиваться, и Саша всё больше и больше нервничала. Она нашла эту работу по счастливой случайности, дорожила ею и очень не хотела потерять. Ей совершенно не улыбалось ни снова начать заворачивать чизбургеры в Макдональдсе, ни мыть полы в парикмахерской, чем она занималась по возвращению домой. Работать официанткой в симпатичном баре-закусочной Саше нравилось, несмотря на идиота-коллегу и деспотичного шефа.

Но её еврейское счастье было другого мнения и уже гадко хихикало из-за угла. Примерно за полчаса до конца смены Саша услышала гневный вопль шефа из подсобки:

— Кто? Кто-о-о?! Посмел притащить сюда собаку?!

Саша с ужасом бросилась на крик. Выпущенный из заточения Баунти сдал её с потрохами, преданно сев у ноги. Шеф брезгливо окинул взглядом «сладкую парочку» и ледяным голосом оповестил Сашу:

— Ты уволена. Расчет получишь у бухгалтера в пятницу, а сейчас освободи помещение с этим животным!

Саша помертвевшими губами пробормотала:

— Хорошо… — и взяла сумку.

Даже не попрощавшись, она вышла из бара с трусившим у ноги стаффом. Вот и всё, конец надеждам, она опять безработная. Господи, что же теперь делать?

Дойдя до остановки, она опустилась на лавочку и глянула на Баунти, послушно севшего у её ног. Господи, ну за что ей это приключение на свою задницу? Что она сделала, чтобы заслужить такое наказание?

Баунти придвинулся ближе и положил голову ей на колено, заглядывая узкими раскосыми миндалинками в глаза. Саша проворчала:

— Ну, и что теперь подлизываешься? Натворил дел и сидишь тут как ангел.

Её взгляд погрузился в самую глубину тёмных собачьих глаз. Нет, на него совершенно невозможно сердиться! Ну никак! Более того, нервозность и страх перед будущим, тревога, мучавшие её с подросткового возраста, словно испарились под гипнозом спокойного взгляда стаффа. Саша боялась моргнуть, чтобы не порвать невидимую ниточку, связавшую их в один момент, чтобы не спугнуть внутренний комфорт, который не смогло дать ей ни одно лекарство…

Всё прервалось звоном подошедшего трамвая, и Саша с сожалением поднялась со скамейки, приблизившись к передним дверям. Но в момент, когда она уже занесла ногу на ступеньку, кондуктор остановила её:

— Собака должна быть на поводке и в наморднике!

— Ой, а у меня нету! — растерялась Саша. — Он послушный, он ничего не сделает…

— Правила для всех одинаковые, девушка! — безжалостно отрезала кондуктор. — Без поводка и намордника берите такси!

Саша отошла в сторону, держа Баунти за ошейник, и ей стало стыдно, непонятно за что. Дурацкий характер! Она опять разозлилась на себя, как это случалось всякий раз после проигранного раунда. Надо было, наверное, настоять на своём, объяснить ситуацию, может, даже доплатить лишний билет… Но, как всегда, глядя вслед уезжающему трамваю, Саша капитулировала. Ну и ладно, все равно уже поздно. Хватит ли денег на такси?

Машины, поджидающие пассажиров, стояли вдоль тротуара напротив. Саша направилась к первому такси, на всякий случай приготовившись отстаивать право Баунти на данный вид транспорта. Наклонилась к окошку, постучала. Стекло опустилось с тихим жужжанием, и она почему-то жалобно спросила:

— А с собакой можно?

Водитель рассмеялся:

— А почему нельзя? Садитесь!

Саша облегчённо выдохнула и забралась на заднее сидение, придерживая Баунти за ошейник:

— В трамвай не пустили без поводка. Откуда мне знать, что надо поводок… Ой, а до Гикало сколько будет?

Водитель оглянулся на неё, его глаза смеялись, и Саша почувствовала, как щеки наливаются краской. Пробормотала:

— Если не хватит, я маме позвоню, она вынесет…

Парень назвал сумму, и Саша облегчённо кивнула — слава богу, не придется никого звать, в кошельке хватит! Такси плавно двинулось со стоянки, вливаясь в поток машин, и Саша вытерла вспотевший лоб. Добраться поскорее до дома, выпить кофе и начать думать, что делать дальше.

— Красивый пёс! — сказал водитель. — Как зовут?

— Саша, — машинально ответила она, погруженная в свои печальные мысли.

— Необычное имя для собаки, — в голосе водителя снова мелькнули весёлые нотки, и Саша очнулась:

— Ой, извините, я задумалась! Баунти его зовут, так на медали написано.

— А вас, значит, Саша? Александра, — он оглянулся на неё, и Саша поймала улыбку тёплых серых глаз. — А меня Андрей, очень приятно!

Саша кивнула, отчаянно стараясь не показать своё смущение. Интересно, чего она смущается? Делать больше нечего! Что ей, пятнадцать лет? Или он прямо такой весь из себя Брад Питт?

— Тяжёлый день? — с умеренным любопытством спросил Андрей, и Саша вздохнула. Ну, и что ему ответить? Нет, всё как обычно, её только что уволили из-за собаки, которую вчера подобрала во дворе! Ну, посочувствует он ей, она поплачется, вывалит на него свои проблемы: со здоровьем, с мамой, психологическую травму от смерти Серёжи, потом они приедут, она расплатится и больше никогда его не увидит… И ей это надо?

Андрей снова оглянулся, потом перевёл взгляд на дорогу, включая поворотник, и сказал:

— Иногда полезно выговориться незнакомому человеку.

Саша почувствовала, как слёзы подступают к горлу, честно попыталась загнать их обратно, но проиграла, и всхлипнула, как ребёнок, заливаясь плачем. Баунти засуетился и заскулил, пытаясь лизнуть в лицо.

Такси тормознуло, пристроившись на паркинг, и Андрей повернулся, протягивая пачку бумажных салфеток, обеспокоенно попросил:

— Девушка, не плачьте, пожалуйста, я не умею рулить с плачущими дамами в машине! Ну, что такое случилось?

— Меня уволили, — всхлипнула Саша, размазывая макияж по салфетке. — И собака эта не моя, я её нашла… И мама меня убьет! И вообще…

Не уточняя, что именно вообще, она принялась судорожно искать в сумке косметичку, представляя, во что превратилось её лицо. Андрей деликатно отвернулся и заметил:

— Это ещё не самое страшное.

— Куда уж страшнее… — пробормотала Саша, с ужасом разглядывая чёрные полосы под глазами от разрекламированной туши якобы ватерпруф. Вот дура! Надо же, разревелась перед незнакомым парнем, да еще и симпатичным! Нет, сегодня точно не её день… Всё наперекосяк с тех пор, как Баунти появился в её жизни!

Андрей снова обернулся к ней:

— Ну как? Лучше?

Саша кивнула, решив не вдаваться в подробности, и он завёл мотор:

— Тогда поехали!

До дома ей удалось привести свое лицо в почти нормальное состояние, если не считать опухших глаз и красных пятен на щеках. Андрей молчал, и Саша была ему за это бесконечно благодарна. Она уже практически успокоилась и даже нашла приятную сторону в недавнем увольнении — ей больше не придется общаться с Витей, ни лебезить перед шефом. Мама, конечно, будет недовольна, без ворчания не обойдется, но все это преходяще. Надо искать новую работу и двигаться вперёд!

Андрей тормознул такси у подъезда и сказал:

— Прибыли, девушка, с вас тридцать тысяч.

Саша полезла за кошельком и удивилась вслух:

— Вы же сказали больше?

Андрей пожал плечами:

— Может, счётчик сломался…

Озорная нотка в его голосе заставила Сашу улыбнуться. Какой хороший парень, скостил ей цену!

Она уже собралась вылезать из машины, как Андрей неожиданно спросил:

— А кем ты работала, пока тебя не уволили?

Машинально отметив переход на «ты», Саша ответила:

— Официанткой в баре.

— Слушай, так у меня друг как раз ищет бармена в кафе, — он порылся в барсетке на поясе и протянул ей картонку — простую, белую, размером с визитную карточку. Саша удивленно перевернула её и увидела номер телефона. Ни названия кафе, ни имени хозяина визитки не было. Она взглянула в серые серьёзные глаза и открыла было рот, чтобы задать логический вопрос, но тут же его закрыла. Разберётся после, а то ещё ляпнет глупость, опять краснеть придётся! Андрей протянул ей еще одну визитку, на сей раз самую что ни на есть нормальную, и небрежным тоном сказал:

— А это, если тебя опять с собакой в трамвай не пустят, звони. И вообще, звони, если что! Даже если ничего особенного, все равно… Это… Ну в общем…

Саша зарделась, как красна девица, кивком ответила ему, засовывая обе визитки в сумку, и как можно быстрее вылезла из такси.

ДЕНЬ 1. МИСТИЧЕСКИЙ

Открыв дверь в квартиру, Саша покачала головой вслед Баунти, который прогалопировал на кухню и начал шумно лакать воду, и позвала:

— Мама? Ты дома?

— Сашка! Пса нашла? — встревоженная мама наткнулась на выражение дочкиного лица и спросила: — Что случилось?

— Меня уволили! И угадай из-за кого!

— Как уволили? Что произошло? Из-за кого? Что ты опять натворила? — занервничала мама, проходя за Сашей в кухню. — Да отвечай же!

Саша, раздумывая, как бы всё повернуть в лучшую сторону, машинально включила кофеварку и потрепала зевающего Баунти по ушам:

— Почему ты его выпустила?

— Сам сбежал. Бандюга! — нежно обозвала стаффа мама. — Я из магазина вернулась, открываю дверь, а он прямо не знаю, как просочился и дунул вниз! А что у тебя на работе-то?

— Он ко мне на работу припёрся, балбес! Конечно, шеф с ним столкнулся нос к носу! — Саша поправила кофейник, пытаясь оттереть несуществующее пятно на стекле, и продолжила: — Но я совершенно случайно нашла новую работу! Надо позвонить…

— Сашка, мутишь ты что-то, — подозрительно покачала головой мама. — Смотри, осторожно, девочка моя!

— Да ладно, что я маленькая, что ли? — Саша налила кофе в чашку и, добавив сахар, размешала. — Вот прямо сейчас и позвоню. Чего откладывать-то!

Мама покачала головой и ушла в комнату. Саша посмотрела на стаффа, удобно разметавшего лапы по маленькой кухне, и решительно достала белую визитку из сумки. Всё-таки странно, только номер телефона и ничего больше… Зачем такая визитка нужна?

Она набрала цифры на мобильнике и тут же сбросила их. Странно всё это… Как-то непонятно, необычно. Стечение обстоятельств, счастливая случайность? Так не бывает! Андрей с его такси, обещание новой работы, Баунти…

Саша положила визитку на стол. Глядя на золотистые тиснёные цифры, с минуту боролась с пугливым желанием разорвать картонку на мелкие кусочки и выбросить в мусорку. Потом закрыла глаза, вздохнула глубоко, пытаясь унять волну тревоги, щекотавшую живот, и снова взяла телефон. Терять ей нечего. Не маленькая, пора начать принимать решения и делать что-то в своей жизни!

Три долгих тягучих гудка спустя Саша услышала в трубке такой же тягучий густой мужской голос:

— Мистик Бар, здравствуйте, чем могу служить?

— Здравствуйте, — запинаясь ответила Саша. — Мне дали ваш номер, сказали, что вы ищете бармена…

— Прекрасно, ты начинаешь сегодня вечером в шесть часов! Не опаздывай на встречу с судьбой!

Саша обалдело ответила:

— Хорошо… А адрес?

— На визитке, — бросил собеседник и отключился.

— Там ничего… — начала было Саша, вертя визитку в пальцах, и вдруг увидела проступающие золотистые буквы, складывающиеся в адрес. И название — Мистик Бар. Что за… Мистика? Господи, до чего уже дошли с этими новыми технологиями! Наверное, чернила активируются от тепла тела! Саша осторожно положила визитку обратно на стол и покрутила головой, в которой вся эта история совершенно не укладывалась. Баунти неожиданно вскочил, лизнул ее в руку, заглядывая в глаза, и Саша потрепала его по холке:

— И на этот раз ты останешься дома! Понял?

Стаффик растянул пасть в иронической улыбке и вежливо помахал хвостом, словно ответил: «Как скажешь, если тебе приятнее так думать.» Саша погрозила ему пальцем и пошла в комнату. Мама играла в одну из своих игрушек в Одноклассниках. Саша сообщила:

— Иду на испытательный срок, какой-то новый бар, Мистик Бар называется. В центре, так что недалеко… Будь добра, проследи за псом, чтоб мне опять всё не испортил!

Мама кивнула, не отрываясь от игры, и Саша вздохнула безнадежно. Господи, да кто же придумал Инет?

В ожидании вечера Саша провернула кое-какие дела, выбрала одежду для новой работы, приняла душ, накрасилась, выгуляла и накормила Баунти и около пяти вышла на балкон покурить. Лёгкий, почти невесомый ветерок приятно освежал кожу и радовал глаз, вороша кроны берёз. Саша закрыла глаза, затянувшись, и неожиданно это простое движение напомнило ей другой балкон, другую сигарету и тёплую нежную руку на её талии… Боль от мысли о муже заставила Сашу поморщиться. Ведь обещала же себе не думать, не вспоминать, не сравнивать! Забыть и жить дальше. Не спрашивать больше, почему это случилось с ней, именно с ней, что она сделала, чтобы заслужить такое несчастье, такое испытание…

Нет, нет, не сейчас, ей нужно быть свежей, сосредоточенной, не допустить ни одной ошибки, чтобы получить эту работу! Стоп, дорогая! Прошлое не вернуть, как бы не хотелось, и Серёжу тоже не вернуть. Надо двигаться дальше, пойти выпить кофе и выходить из дома, прогуляться до бара пешкарусом, чтобы проветрить замороченную голову!

Мокрый шершавый язык прошелся по руке, и Саша опустила глаза на рыжую морду стаффа. Его весёлый взгляд чем-то напомнил ей давешнего таксиста, и на душе сразу полегчало. Саша присела на корточки, погладила Баунти по сложенным розочкой ушам:

— Ты хороший мальчик, сладкий, умный, непослушный… Знаешь что? Ты мне сразу понравился! Я к тебе привязалась! Я, наверное, буду долго плакать, когда твои хозяева найдутся… Но сегодня ты останешься дома! Я не хочу, чтобы меня опять уволили!

Баунти зажмурился от удовольствия, вывалил язык, слушая негромкую речь, и балдел от ласкающей его руки. Какой славный пёс! Почему она никогда не решилась настоять на своём и иметь собаку? А теперь, когда появился Баунти, ей будет слишком больно его потерять. Саша глубоко вздохнула, подавляя эгоистичное желание удалить объявление с сайта потерявшихся домашних любимцев. Ох, что за дурацкая штука — жизнь!

Саша вышла из дома в состоянии лёгкой меланхолии, рассчитывая на свои ноги, чтобы очистить голову. Летний город шумел муравейником, люди спешили по своим делам, или сидели на лавочках, наслаждаясь вечерней прохладой, машины шуршали шинами по асфальту, бибикая на зазевавшегося пешехода или невежливого водителя, всё жило своей, такой привычной и такой обычной жизнью. Саша влилась в эту жизнь, с наслаждением вдыхая запах города, знакомый ей с детства. Она шла по улице ощущая себя частицей чего-то большого и целого, и в то же время, отдельной личностью, отделенной от целого, как будто наблюдающей со стороны за жизнью замкнутой биосферы… Ребенок, следящий за муравьями! Такое сравнение пришло ей в голову, и Саша неожиданно улыбнулась. Тряхнула головой, отгоняя странные мысли. Прочь грусть-тоска! Новая работа ждет её!

Шершавый мокрый нос на ладони заставил Сашу вздрогнуть. Баунти весело трусил у ноги. Саша поджала губы:

— Ну? И что ты тут делаешь? Ты надо мной издеваешься, засранец?!

Баунти поднял беспечный взгляд на новую хозяйку, растянул пасть в замечательной собачьей улыбке, и Саша тоже улыбнулась. Ну невозможно сердиться на этого пса! Придётся позвонить маме, чтобы та забрала его домой!

Мистик Бар прятался в закоулках старого города, между двумя ветхими исторически ценными домами. Вывеска из цельного дерева была украшена непонятной резьбой, смесью из геометрических фигур и завитушек. Очень подходящая к названию вывеска, одобрила про себя Саша, толкая тяжелую, словно вырубленную из куска огромной сосны дверь.

Внутри царил полумрак. Свечи, прилепленные к поверхностям там и тут, слабо мерцали, освещая декор прямиком из русских сказок. Столики из бревен, такие же массивные стулья, барная стойка, сложенная, как избушка на курьих ножках, резные балки и колонны, с которых смотрели сердито бородатые божки. Саша восхищенно оглядывала всё это великолепие, а Баунти свободно прогулялся по бару, словно провел тут полжизни, и вернулся к ней, словно приглашая следовать за ним. Саша похлопала рукой по ноге:

— Иди сюда, быстро!

И двинулась вперед:

— Э-э-э, здравствуйте! Есть кто-нибудь?

На стойку с резким шипением вспрыгнула чёрная кошка. Саша отшатнулась от неожиданности, а Баунти радостно гавкнул. Кошка задумчиво оглядела их обоих, села и принялась тщательно вылизывать блестящую шкурку. Саша подняла брови в удивлении, потому что на мгновение ей показалось, что два животных обменялись понимающими взглядами, но сказала себе, что это глупости. Декор обязывает. В Мистик Баре всё должно быть загадочным!

Она бросила взгляд на часы. Восемнадцать ноль-ноль. Интересно, где хозяин? Хорошо, что она не припёрлась на полчаса раньше, как собиралась, иначе бы поцеловала закрытую дверь. От нечего делать Саша принялась разглядывать сушившиеся за стойкой бокалы, отмечая армейский порядок, перешла на узоры, украшавшие бар, и буквально подпрыгнула от голоса, раздавшегося за спиной:

— Добрый вечер, Александра!

Густой и тягучий, это был голос из телефона. Саша постаралась унять колотящееся сердце и повернулась к хозяину:

— Добрый вечер, как вы меня напугали! Это я вам звонила сегодня…

— Я знал, что ты придешь! — голос очень подходил его обладателю, мужчине за сорок, закутанному в плащ до пят и со странным остроконечным колпаком на голове. Борода до груди дополняла образ Мерлина, только была не белой, а тёмной, как у шатенов. Мужчина продолжил, эффектным жестом забросив полу плаща на плечо:

— Судьба привела тебя сюда! Наши жизни связаны невидимой нитью! Всё встало на свои места!

Саша оцепенела от страха, онемела и не могла двинуть ни одним мускулом, хотя всё в ней желало бежать далеко и не оборачиваясь из этого странного места, от этого сумасшедшего!

Кошка негромко мяукнула и грациозно потянулась на стойке. Мужчина неожиданно кивнул:

— Да, ты права, переиграл!

Легким движением руки он сбросил плащ и колпак, оставшись в простых джинсах и белой майке, обтягивающих жилистое тело спортсмена. Небольшого роста, крепко сложенный шатен с тёмными проницательными глазами, он бы сошёл за деревенского мужичка, если бы не татуировки, покрывающие его плечи и руки и странно похожие на резьбу с вывески. Он улыбнулся Саше, и от уголков его глаз разбежались весёлые морщинки:

— Дурацкий выход, как думаешь? Пошутить захотелось! Я Васильич. Будем знакомы.

— Очень приятно, — Саша пожала протянутую руку, цепкую и тёплую. — А откуда вы знаете моё имя?

— От Андрея, — быстро ответил тот. Слишком быстро, мелькнула у Саши мысль. Но Саша старательно отогнала мысли, не связанные напрямую с ожидающей её работой, и указала на Баунти:

— Уж извините, он повсюду за мной ходит, даже дома запереть не удаётся! Но я позвоню маме, она его заберёт!

— Мне животные не мешают, — улыбнулся Васильич, поглаживая кошку. — Они самые надёжные друзья и самые приятные собеседники.

— А вы разговариваете с животными? — усмехнулась Саша, ощущая необычную лёгкость и радость непонятно от чего. То ли от места, то ли от человека напротив.

Тот кивнул, почесывая кошку за ухом:

— Всякий раз, когда есть время. Знакомься, это Ярославна, моя подруга жизни, но она отзывается и на босячку, и на красулю, и даже на засранку, лишь бы это сопровождалось звуком открываемой банки корма!

Тёмные глаза Васильича смеялись, и Саша неожиданно для себя расслабилась. Судьба привела её сюда и очень правильно сделала. Только бы понравиться Васильичу! Эта работа нужна ей!

— А вы с которого часа открыты? — поинтересовалась она, окинув взглядом пустой бар. — Люди приходят в какое время?

Васильич прошёл за бар и принялся составлять бокалы из сушки в шкафчик у стены:

— Мы открыты круглые сутки, я вообще тут живу, а ты будешь работать по вечерам, когда людям больше всего нужна подзарядка.

— Подзарядка? — усмехнулась Саша. — Скорее подзаливка!

Она присоединилась к хозяину, привычно помогая — протереть, сложить, или разложить, высушить, смахнуть пыль… Баунти улёгся под столиком, беззаботно посапывая в холодке. Ярославна, подёргивая кончиком хвоста, следила за Сашей круглыми янтарными глазами. Васильич покрутил звук на музыкальном центре, и бар наполнился негромкой лёгкой музыкой. Присев на стул, он сказал:

— Хорошо работаешь. Твой бывший шеф идиот.

Саша смутилась. Должно быть, Андрей рассказал ему всё, в деталях… И про то, как она ревела в такси тоже. Интересно, какая дружба их связывает? Разный возраст, разные профессии, совершенно разный стиль! Может, они родственники?

— Скоро народ соберется. И Андрей придет, — как бы между прочим заметил Васильич. Саша поразилась: он что, мысли читает? Хотя, с таким баром, наверное, было бы неудивительно.

— Вы, наверное, родственники? — небрежно спросила она, и Васильич покачал головой:

— Нет. Не в прямом смысле. Все мы здесь как семья, единомышленники, если можно так сказать… Ну, сама увидишь!

Саша кивнула. Клуб любителей мистики. Занятное местечко! Но приятное, пока что.

Дверь скрипнула, впуская посетителя вместе с полосой дневного света, и Саша против воли напряглась. Вот всё и начинается!

— Васильич, смилуйся, дай пива!

Обменявшись рукопожатием с хозяином, клиент сел напротив Саши, кивнул ей:

— Привет, новенькая?

— Фель, потихоньку! — вполголоса предупредил его о чём-то Васильич и обернулся к Саше:

— Представляю тебе нашего Феликса, специалиста по железным железкам, он бука и большая бяка, но широкой души человек!

— Скажешь тоже, — проворчал Феля. — Где мое пиво?

Саша достала из шкафа пивную кружку и взялась за ручку машины, но Васильич резко остановил её:

— НЕТ! Не эта! — и уже помягче пояснил: — Используй левую, правая пока… Не работает!

Феля хмыкнул в усы, пялясь на покрасневшую Сашу:

— Ну да, в перманентном ремонте правая!

Саша, нервничая, открыла краник, и пенная струя, шипя, ринулась в кружку. Пены оказалось больше, чем положено, и Саша, злясь на себя, принялась исправлять свою ошибку. Наконец, Феля получил свое пиво и, съёжившись на табурете, погрузился в мысли. Саша выплеснула пиво из поддона и с досады на неудачу принялась натирать его до блеска. Васильич похлопал её по плечу и тихонько сказал:

— Спокойно, Александра, все у тебя получается замечательно!

Эти слова мгновенно успокоили вечно нервную и встревоженную Сашу, казалось, Васильич просто заменил в ней поломанную детальку, произнеся шесть простых слов.

И снова скрипнула дверь. И снова Саша оглянулась. Вошла женщина лет тридцати, хорошенькая, ярко накрашенная, в элегантном, несмотря на жару, костюме и туфлях на каблучищах со стразами. Процокала до барной стойки и буквально свалилась на табурет:

— Всем ба-альшой привет! О, у нас прибавление в семействе?

Саша улыбнулась ей и заметила, как Феля бесцеремонно пихнул красотку в бок и что-то буркнул ей. Женщина пожала плечами и окликнула хозяина:

— Васильич! Что бы мне сегодня выпить? Прям даже и не знаю!

Васильич ласково обнял её за плечи и отвесил смачный поцелуй в напудренный лоб:

— Ты ж моя лапа! Александра, познакомься, это наша Мариванна, специалист по безнадежно несчастным, маньяко-суицидным и вообще страждущим!

Женщина отпихнула его с улыбкой и обратилась к Саше:

— Не слушай его много, а то столько лапши на уши навесит — во всем баре не найдется столько вилок, чтобы снять! Марьяна я, очень приятно!

— Взаимно, — улыбнулась Саша, а Васильич шепнул ей на ухо:

— Белый «Мартини» безо льда с лимоном!

Саша повиновалась, и при виде бокала светлого алкоголя с ломтиком цитрона Марьяна обрадованно воскликнула:

— Васильич, ты гений, как раз этого мне и хотелось!

— Твоя душа для меня — открытая книга, — ответил, смеясь, Васильич и подмигнул Саше.

Два часа прошли с того момента, как Саша толкнула резную тяжелую дверь Мистик Бара. А ей казалось — минут пятнадцать пролетели. Феля пил свое третье пиво, поглаживая Ярославну, что меховым воротником лежала у него на шее. Марьяна шутила безостановочно, в основном над присутствующими и отсутствующими мужчинами, и Саша привычным ухом уловила несколько имен, в том числе Андрея. Очень подкалывали некоего Буратина, из-за какой-то истории с загадочной дамой и мужем оной, уважительно перемыли косточки товарищу по прозвищу Берия или Лавруша, затронули непонятную Саше тему «хацев» и «эрсеров» причем последние были гораздо лучше обучены, чем первые, и разумеется их было практически не сыскать…

В полдевятого дверь снова скрипнула, и на этот раз Баунти, до того спокойно дремавший под столиком, вскинул голову и радостно, по-щенячьи заскулил, подметая хвостом пол. Саша прищурилась, стараясь разглядеть вошедшего, и ее сердце как-то по-особенному ёкнуло — в бар вошел Андрей.

Светлые волосы ёжиком, нос картошкой, правильные черты лица — не было в нем ничего такого особенного, что бы объясняло это еканье… Глаза — да, за такие глаза Саша могла бы пойти на край света, только бы светили ей и светили, и улыбались, да так, что живительное тепло разливалось по всему ее телу, и становилось спокойно и радостно на душе…

Он увидел Сашу за стойкой и подмигнул ей, целуя в щёчку Марьяну и обмениваясь рукопожатиями с мужчинами. Потом облокотился о стойку и улыбнулся:

— Я знал, что ты придешь…

Саша смущённо затеребила полотенце, которым вытирала руки:

— Так-таки и знал! А если бы не пришла?

— Тогда я пересмотрел бы всю свою жизненную позицию, — серые глаза смеялись, и Саша улыбнулась ему в ответ. Ну с чего бы ей смущаться в его присутствии, ведь она совсем не собирается флиртовать с ним! Или собирается? Запуталась…

Андрей тем временем обратился к Васильичу:

— Так что, правый краник работает? Пробовали?

— Нет еще, — покачал головой Васильич, бросая быстрый взгляд на Сашу.

— Почему? — удивленно и как-то осуждающе спросил Андрей.

Васильич вполголоса начал что-то объяснять, и Саша уловила несколько слов «опыта нет» и «потихоньку ввести в курс дела».

Андрей смотрел, как она наливает четвертую кружку пива для Фели, и нормальным голосом ответил:

— Надо попробовать! Народ уже больше не может!

— Лично я точно уже больше не могу! — вмешалась Марьяна. — Но Васильич любит нюни разводить, Андрюшенька, так что терпи!

— Да я не для себя… Для вас обормотов стараюсь.

Он обернулся к Саше:

— Дай мне минералки, пожалуйста.

Саша поставила перед ним стакан с газировкой:

— Ты не пьешь?

— Я же за рулем, — улыбнулся он, отпивая большой глоток. — Вон, алкоголиков по домам придется развозить, кого попросют? А?

— Тебя, солнышко наше ясное! — встряла Марьяна. — Ты ж у нас такси или где?

— Вот так всегда, — пожаловался Андрей, — я всегда крайний…

Баунти, обделенный вниманием, решил напомнить о себе самым доступным собачьим способом — плюхнулся посредине зала и взвыл. Саша засмеялась, но никто не поддержал ее. Андрей хмыкнул, Марьяна картинно закатила глаза, вздыхая, а Феля покачал головой:

— О нет… Только не это…

Васильич, глядя на них, постучал пальцем по стойке:

— Ну-ка! Вот без этого пожалуйста! Очень кстати, проверим на устойчивость…

Саша непонимающе взглянула на него, и Васильич успокаивающе похлопал ее по руке:

— Все в порядке, Александра.

Саша увидела входящего в дверь парня и почувствовала внезапный сквозняк, словно холодок пробежал по всему телу, и поежилась. Остальные чувствовали себя так же неуютно, как и она, но молчали. Васильич обратился к вошедшему:

— Привет, Миша, как твое ничего?

Парень кивнул:

— Потихоньку. Пиво есть?

— Как всегда, — Васильич кивнул Саше, и та поспешила нацедить кружку пива. Парень взглянул на нее холодными, словно безжизненными глазами, и Саша внутренне сжалась от непонятного чувства опасности, но заставила себя улыбнуться. Парень удивленно поднял бровь:

— Привет. Новенькая?

Так как все молчали, Саша кивнула:

— Да, сегодня первый день. Я Саша…

— Михаил, — равнодушно бросил он и сел на табурет. Саша оглянулась на Васильича, но тот словно оцепенел в своем углу бара. Саша решительно тряхнула головой и, достав пакет арахиса, насыпала орешки в маленькие плошки, подвинула каждому по плошке, включая и Мишу. Он взглянул ей в глаза, долго и цепко, и Саша почувствовала, как холод этого пустого взгляда пробирает ее насквозь, но выдержала эти гляделки. Миша опустил глаза и пробормотал:

— Спасибо. Очень мило.

Андрей с шумом отодвинул табурет, и все словно ожили. Заговорили между собой. Один Миша сидел молча. Саша тихо спросила:

— Тяжелый день?

— Как и все остальные, — ответил он, не поднимая взгляда. Что-то шевельнулось в ее душе, какая-то беспричинная жалость, и Саша сказала, просто чтобы что-то сказать:

— Завтра будет лучше.

Миша встал, положил деньги на стойку и ответил, глядя в угол:

— Спасибо. А ты здесь задержишься.

И ушел.

Саша нахмурилась, ничего не понимая, и поймала восхищенный взгляд Марьяны. Васильич кивнул:

— Прав Мишаня! Александра, ты находка дня!

Саша качнула головой, опустошая наполовину выпитую кружку пива. Странная атмосфера этого бара начала утомлять ее, но она решила не подавать вида. Ей нужна работа, и хозяин доволен ею, значит, все в порядке. А все остальное — лирика со скрипками…

— Ну что, кукушата? По домам что ли? — Васильич приглушил музыку, и Саша изумленно констатировала, что уже полночь. Как время пролетело! Шесть часов как один! Она принялась споро убираться, протирать и складывать, но Васильич остановил ее:

— Александра, не парься, я все уберу. Домой, домой, отдыхать!

— Так я работаю завтра? — робко спросила она, и Васильич непонимающе уставился на нее:

— Разве мы говорили про испытательный срок? Завтра и послезавтра, и вообще каждый день!

Саша радостно улыбнулась, и Васильич похлопал ее по руке:

— Все будет хорошо, мисс! Иди отдыхай, Андрей отвезет тебя. Завтра в то же время жду тебя!

Марьяна отпихнула его и смачно чмокнула Сашу в щеку:

— До завтра, красуля!

И пошла к дверям, цепляясь за локоть Феликса:

— Нет, ты видел, как она с Мишаней?! Я просто в трансе!

Саша подхватила свою сумку, подозвала Баунти и глянула на Андрея. Тот подставил ей руку:

— Прошу! Такси ждет!

Они вышли на тёмную улицу. Марьяна с Фелей уже исчезли из вида, и Саша поежилась.

Андрей почувствовал ее озноб и стащил с себя куртку, набросил на Сашины плечи:

— Прохладно вечерами…

Она кивнула, не переставая дрожать, то ли от вечерней прохлады, то ли от близости большого мускулистого тела симпатичного Андрея… Он провел рукой по ее талии, ненавязчиво привлек ее к себе, и Саша позволила. Ее сердце билось, как сумасшедшее, дыхание прервалось, когда, у самой машины Андрей повернул ее к себе, заставляя поднять лицо, и поцеловал.

Мягкие, свежие мятные от жвачки губы нежно ласкали и покусывали Сашины губы, терпеливо и неторопливо, вкушая момент, наслаждаясь и доводя ее до знакомых бабочек в животе…

Саша почувствовала, что сейчас задохнется, и легонько оттолкнула Андрея, опуская лицо. Его пальцы коснулись ее щеки, нежно скользнули в копну темных коротких волос, и Андрей шепнул ей:

— Ты мне очень нравишься…

— Ты мне тоже, — тихо ответила Саша. — Но… Я не могу. Так.

Он ничего не ответил, продолжая ласкать пальцами ее затылок, и Саша прижалась пылающей щекой к его плечу:

— Это сложно объяснить…

— Все просто, Саша.. Ты думаешь, что все сложно, а на самом деле…

Он замолчал и порывисто обнял ее. Потом открыл заднюю дверцу, свистнул:

— Баунти, вперед!

Пес легко запрыгнул на сиденье, и Андрей захлопнул дверцу. Саша удивленно заметила:

— Как он тебя слушается!

— Меня все слушаются, — неожиданно резко ответил Андрей и уже мягче добавил: — Кроме тебя…

Саша села на переднее сидение, Андрей на место водителя, завел мотор. Такси медленно двинулось по улице.

Помолчав, Саша спросила:

— Почему вы были так уверены, что я приду работать?

— Потому что мы верим в судьбу. Твоя связана с нашими. Вот и все.

— Вы… Ты и Васильич?

— Васильич больше чем я. Но он больше меня знает, — Андрей глянул на нее, и в этот раз его глаза были серьёзны. Саша покачала головой:

— Я вообще ничего не понимаю… Вы как будто меня давно знаете…

— Все может быть…

— Идиотизм, — пробормотала Саша, и вдруг ей в голову пришла ужасная мысль, которую она, не задумываясь, выложила Андрею:

— Я поняла! Вы секта! А Васильич ваш гуру! И вы пользуетесь новейшими методами промывки мозгов… И вы за мной следили… О Господи!

Андрей смеялся так долго и искренне, что она устыдилась собственной глупости. И все-таки, почему Мистик Бар? Почему такие странные люди? Почему ей было так хорошо и спокойно с этими абсолютно незнакомыми и слегка чокнутыми, странными людьми?

Отсмеявшись, Андрей тормознул у ее подъезда и повернулся к Саше. Она прикрыла глаза, не в силах выдержать магнетизм его взгляда, и почувствовала, как он взял ее руку в свою ладонь. Накрыл второй ладонью и легонько сжал. Сашино сердце снова заиграло польку, и бабочки наполнили все тело, щекоча крылышками изнутри. Она услышала теплый голос Андрея:

— Все будет хорошо, вот увидишь! Придет время, и ты все поймешь, я тебе обещаю… Будь моя воля, я бы тебя уже просветил, но гуру Васильич запретил… Ему виднее… Просто доверься мне, и дай времени сделать свое дело…

Голос журчал, завораживал и баюкал Сашу, но она не поддалась на его чары, с усилием открыв тяжелые веки, и попросила:

— Расскажи мне все! Я ведь не усну, буду мучиться вопросами!

Андрей удивился, но быстро взял тебя в руки:

— А ты крепкий орешек! Что с Мишаней, что со мной…

Он улыбнулся на ее умоляющий взгляд и покрутил головой:

— И не проси!!! Все в свое время!

Саша поджала губы, собираясь обидеться, но Андрей не дал ей возможности. Поцелуй снова обжег ей губы и захватил дух, Саша снова отдалась во власть его рта, борясь с противоречивыми желаниями обнять его и выскочить из машины… Андрей с трудом оторвался от нее и прерывисто выдохнул:

— Ты мне очень нравишься… Я влюблюсь в тебя, и мы поженимся… Или я умру от отчаянья, если ты меня не полюбишь…

Саша коснулась пальцами его колючей щеки и улыбнулась на прощание. Выйдя из машины и выпустив Баунти, она с той же легкой улыбкой обернулась на него. Андрей опустил стекло и нежно обругал ее:

— Садистка! До завтра, что ли?

— До завтра, — кивнула Саша и быстро пошла домой.

Уже лежа в кровати, почесывая Баунти за ухом, Саша еще раз пережила все события этого сумасшедшего дня. Она попала в очень странную компанию, это без сомнений, но Васильич, Марьяна, Феля, Андрей и даже зомби Миша казались ей почему-то ближе всех ее подруг, ближе мамы, потому что знали о ней что-то, что она сама еще не открыла в себе… В Мистик Баре Саша ощутила себя кем-то значительным, желанным и загодя любимым всеми, чего не случалось с ней еще никогда.

Закрыв глаза, она прокрутила сцены с посетителями бара, еще раз почему-то пожалела Мишаню и вдруг представила теплые сильные ладони Андрея на ее руке, его нежные губы на ее губах, его мятное дыхание на своей щеке. Знакомое и такое забытое возбуждение, томное, тягучее и почти животное, охватило ее с ног до головы, и Саша глубоко вздохнула раз, другой, третий, чтобы успокоить взбунтовавшееся тело… Он очень привлекательный, и даже притягательный мужчина… Неудивительно, что она так реагирует… Наверное, на него все девушки так реагируют…

И помимо воли Саша вспомнила его странную фразу «ты крепкий орешек, что со мной что с Мишаней» Что бы это могло значить? Что такого она сделала, чтобы заслужить это неожиданное уважение?

Саша повернулась на бок, и потревоженный Баунти недовольно засопел. Саша погладила пса по голове и сонно пробормотала:

— А ведь ты их знаешь, правда?

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям