Талан Ольга " /> Талан Ольга " /> Талан Ольга " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Дети Мевы » Отрывок из книги «Дети Мевы »

Отрывок из книги «Дети Мевы »

Автор: Талан Ольга

Исключительными правами на произведение «Дети Мевы » обладает автор — Талан Ольга . Copyright © Талан Ольга

Дже:

 Отардан ходил по комнате и методично матерился. Прерывать мастера в таком состоянии было нельзя, поэтому мы с Архо молча стояли, вытянувшись по струнке, ожидая окончания этих излияний.

 - Юбля, Ритнер! Шакал приблудный! В этих приказах уже чести меньше, чем унижения! Мы скоро расстелемся тряпками перед каждой бабой во вселенной. Юбля!

 Он поднял на нас взгляд. Вернее, поднял на Архо, на меня, наоборот, опустил. Мастер Отардан Об Хайя не маленький мужчина, нормального такого роста, метра два с гаком. Это просто мой брат нереально здоровенный детина, на голову выше любого из отряда. Мужчин такого роста даже на Даккаре не часто встретишь. А этот в свои двадцать два ещё и мастер боевых искусств.

 Меня это не огорчает, наоборот, даже веселит. Я от природы для даккарца слегка мелковат. Да и моложе Архо на три года. А веселит меня в этой ситуации то, что драться со мной этот здоровенный брат побаивается. Потому что проигрывает часто.

 - Так! - Мастер закончил ругаться и остановился, - Хоть я и ни черта не понимаю в этом приказе, но на этот балаган к амазонкам со мной поедете вы двое.

 Мы оба с братом замерли в недоумении. Школа Об Хайя славилась силой своих воинов. Ринги Даккара знали множество имён наших братьев. Но не нас. Для всепланетной славы мы были сопляками. И выбрать для участия в сборной Даккара, представляющей интересы планеты в переговорах с амазонками, именно нас, - казалось абсурдом.

Это, вообще, была странная миссия. Даккар отправлял сотню воинов и кучу народу сверху в так называемые Свободные земли, территории анархии, расположенные вдоль границ государства амазонок «САП». По-другому эти территории называли Земли богов, причём наших богов… Тьфу! Запутанная история! А я, вообще, не силён в этом деле. Но эти амазонки почитали тех же богов, что и исторический Даккар: Меву – духа войны и Цуе – духа денег и власти. И сейчас, когда маленький, по меркам вселенной, флот Даккара стоял на пороге войны с очень немаленьким флотом Республики, родство с довольно мощным в военным плане САПом было очень даже кстати… По крайней мере, именно так считали наши генералы. И эта олимпиада боевых искусств была задумана именно для того, чтобы подчеркнуть это самое родство.

 - Всё! Приказ генерал-капитана однозначный. Перемещение из командования через шесть часов, через два быть здесь с вещами.

 Вот так! Два часа на то, чтобы позвонить деду, собрать свои немногочисленные шмотки, раскиданные по комнатам друзей в казарме. На то, чтобы услышать едкие подколы братьев и полусерьезные предупреждения: "Проиграешь бабе, лучше умри там же!".

 

 В командовании общедаккарского флота нас собралось около сотни парней. Пара известных ветеранов, а остальные такие же, как мы с Архо, подающие большие надежды пацаны. С некоторыми мы уже встречались на рингах, некоторых видели в сводках боёв. Неслабые парни, но не чемпионы.

 Командовал переговорами генерал-капитан Ритнер Ан Барда. Он сурово осмотрел бойцов.

 - Ровно через час мы отправляемся на главную планету амазонок в Свободных землях "Остров Богов". Наша миссия имеет политический характер. Мы должны заключить договор о военной взаимопомощи с этими... с САП. Это сильное развитое государство, имеющее хорошую армию. Несмотря на то, что управляется женщинами... Это не обычные женщины, это амазонки. Дочери Мевы. Думая о них, помните это, - он сделал паузу, - Правила поведения во время миссии следующие: чужаков не бить. Драться будем только на публику. Между собой разбираться тихо, без свидетелей. Солдат предполагаемого союзника не насиловать. Нам нужна их армия. Выражаясь о нравах этих женщин, проявлять терпение и уважение. Это воля богов!

 Он ещё несколько шагов прошёл молча:

 - Ваша задача не просто сразиться на этой показательной олимпиаде. Глядя на вас, союзник будет судить о духе всего Даккара, по вашему мастерству - о мастерстве всех мужчин вашего рода. Честь рода и Даккара, а также разрешение нашего конфликта с Республикой зависят от вас. Доверие, оказанное вам планетой, огромное. Пройдите этот путь с честью.

 

Как я тогда представлял себе цивилизацию, где лидирующие позиции занимают женщины? Трудно сказать. Увлечённый тренировками, я мало знал о мире за пределами Даккара. Пытаясь представить себе армию амазонок, рисовал в воображении отряд женщин с новейшим оружием. Ну, САП ведь очень развит технически.  Последние модели пускателей, великолепные корабли, и женщины за их штурвалами испуганно хватаются тонкими ручками за кресла пилотов… Короче, зрелище получалось довольно жалкое. Показательный турнир с женщинами-бойцами я тоже себе представлял плохо. Это же избиение младенца!

Моё виденье САП разрушилось практически через минуту после перемещения. Мы бегом выскакивали из портала, мгновенно застывая в ровном строю. Площадь в городе «Костры», на которую мы высаживались, была обтянута шеренгами амазонок.

... Это были высокие (почти с меня), крепкие женщины. Со светлой кожей и синими (почти чёрными) глазами. С очень коротким белым ёжиком волос. Их одежда идеально облегала тела, не скрывая ни одной подробности фигуры. Настолько, что если бы не серый цвет ткани с ярко-красными символами, я бы решил, что они вообще голые. Они действительно носили на бёдрах и плечах новейшее оружие. Но излучали собой уверенность и готовность драться. Они не были ни смешными, ни жалкими. Очень даже серьезно, можно сказать, смотрелись… Юбля! Но не я один сейчас смотрел на них, видя перед собой не мощную армию вероятного союзника, а картину, от которой начиналось лёгкое шевеление в штанах.

 Когда одна из них приблизилась, реакция только усилилась.

 - Меня зовут Байра. Я приставлена проводником к вашему отделению.

 Она нисколько не смущалась своей откровенной одежды. Не краснела и не прятала взгляд. Наоборот, она, ехидно улыбаясь, откровенно разглядывала нас. Отардан смерил её взглядом, ухмыльнувшись в усы:

 - Я мастер Отардан Об Хайя. Веди нас, девочка.

 Байра, махнув следовать за ней, лёгким бегом устремилась по дороге вслед за уже убегающими другими отделениями нашей миссии…

 

 А через полчаса я уже имел её. Причём я ничего не нарушил. Она сама подошла ко мне и, ткнув пальцем в грудь, сказала:

 - Я хочу секса с тобой, сейчас. Не бойся. Тебе понравится.

 Я немного ошалел, но тут же, усмехнувшись, решил воспользоваться ситуацией. Она же сама просит!

 - Хорошо.

 Свой странный костюм она сняла целиком. Сама! Быстро! Я даже не просил! Это была одна вещь, включая сапоги. Под этой странной формой у неё было смешное бельё с сердечками.

 Архо, выходя их ванной, только присвистнул:

 - Ни фига себе! Я тоже её хочу.

 Она, не стесняясь своей наготы, хмыкнув, окинула его взглядом:

 - Неа. Ты чересчур большой. С таким ростом тебе тока к неолетанкам, - и, усмехнувшись, положила свою руку на мою уже голую грудь, - А вот ты - красавчик!

 Я был примерно одного с ней роста. И, кажется, ей это нравилось. Усмехнувшись брату, я опрокинул девчонку на кровать.

 Она имела наглость пытаться командовать мной. "Погладь меня тут. Иди сюда. Не так...". Бесстыдно лапала меня руками по всему телу. Хватая за волосы, впивалась мне в губы. Но я быстро вошёл в неё, и остальное уже не имело значения. Тренировки и сборы не особо позволяли мне баловаться женщинами. И, сейчас, я собирался воспользоваться эффектом диковинки, который, видимо, произвёл на эту странную женщину, и хорошенько поиметь её, пока она не передумала.

 

 Вечером того же дня нас собрали для общей тренировки с амазонками. Все бойцы нашей миссии выстроились вдоль небольшого стадиона.

 По местной традиции драться надо было голыми руками. Поэтому старшим мастером был Гардман Од Мэдра - экс Генерал-командор братства "Второе небо" и лучший из мастеров боя без оружия.

 - Так, детишки, это очень важная тренировка, - он говорил на даккарском, - Я хочу, чтобы вы почувствовали, что эти бабёнки умеют драться. Потому что на ваших физиономиях написано совсем другое.

 Мастером и командиром у женщин была не амазонка (или нэрми, как правильно называется их раса), и даже не женщина. А маленькая неолетанка. Существо третьего пола. Не просто маленькая – карлик. Неолетанка ростом с обычную женщину. Её звали Ника. На голову меня ниже, плечистая, русоволосая, голубоглазая, четырёхрукая. С постоянно недовольным выражением на лице. Очень странное чудо природы. Глядя на неё и даже помня, что, вообще, неолетанки должны быть значительно выше, я пришёл к выводу, что не понимаю тех, кто с ними спит. Мало того, что они не способны родить, так ещё и видом своим женщину ни в одном глазу не напоминают. Совсем другое дело амазонки.

 Здороваясь со мной на ринге, девчонка-соперница, ухмыляясь, шепнула:

 - Если проиграешь, вечером спишь со мной.

 Я усмехнулся:

 - Аналогично!

 Она действительно оказалась сильнее, чем я думал. Расслабившись вначале, я чуть не проиграл по глупости. Шокированный всё-таки уложил девчонку на лопатки. И уже тогда, расслабившись, шепнул.

 - Ну, значит, приходи вечерком.

 

 Их было много. Дочери Мевы довольно своеобразно воспринимали нас. На любое наше появление начинали щёлкать камеры прессы. На нас пялились и, казалось, облизывались. А секс тихим шёпотом, записками и знаками предлагали, ну просто, раз пятьдесят на день. Высоких мужчин амазонки не любили, но и Архо тоже не оставался совсем без внимания. Наверное, это был рай.

 

 За четыре дня я не проиграл ни одного боя. Ритнер публично объявил меня одним из самых сильных воинов миссии.

 Странный мир. Как, вообще, так получилось, что этим миром правят женщины? Куда у них мужики делись? По ощущениям последних дней, мне приходило в голову, что их тут совсем нет. Здоровые девки прямо в постель просятся.

 

 Глава 1

 

 Дже:

 Тьма. Я очухался связанным, на заднем сиденье затонированного лайнера, шустро летящего по лесным дорогам. Тихо огляделся, попробовал оковы. Связан крепко, да ещё и пристегнут к страховочной петле, ноги к рукам. Не повернуться. И затекло всё. Юбля! На переднем сиденье женщины... нет, неолетанки. Огромные, высоченные неолетанки. С длинными косами. Одна из них повернулась. Бледно рыженькие кудряшки на висках, руки тонкие, четыре, лицо глупое-глупое.

 - Проснулся, красавчик?

 Я не был уверен, что правильно понимал обращение ко мне на межпланетном. Практика языка у меня была небольшая. А некоторые слова его просто трудно переводятся на даккарский. Например, "красавчик" я переводил как молодой, здоровый, желанный для секса. Она хочет со мной секса?

 - Развяжи меня и поговорим.

 Она смущённо улыбнулась:

 - Извини, лапочка, не могу.

 "Лапочка" - вообще не понимаю, как переводится. От слова «лапать, тискать», что ли?

 - Почему не можешь? Зачем меня связали?

 - Не дергайся. Не хватало ещё такому сладкому мальчику руки в кровь стереть.

 - Я воин Даккара. Ты сильно пожалеешь о своём поступке. Развяжи меня!

 - Роджер, я хорошо знаю, кто ты, – она, усмехнувшись, перебралась рядом со мной на сиденье. Осторожно погладила по шее, - Кто ж такого красивого мальчика ещё не знает. Ты, говорят, легко в постельку уговариваешься. Но мне, видать, не светит, - она с сожалением вздохнула. Я дёрнулся, крепко заехав ей локтем. Она, отскочив, потёрла шишку, но продолжила улыбаться, - Норовистый! А развязать действительно не могу. Я кода не знаю.

 Я угрюмо глянул на оковы. Там был кодовый замок. Рыжая была пешкой.

 Как меня схватили, я не помнил. Последнее, что осталось в памяти, как жал в кровати новую девчонку-воина. Потом тьма.

 - Куда вы меня везёте?

 - К одной ами.

«Ами» - это обращение к взрослой неолетанке, кажется.

 - Зачем?

 - Не знаю. Но вряд ли такому хорошенькому мальчику что-нибудь плохое сделают. Наверное, ты понравился ей. Мне такие вещи не сообщают.

 - Ну, хоть куда везёшь-то, знаешь? Как место называется?

 Она улыбнулась, покусывая губы и смущённо поглаживая меня по груди. Причём одна рука уже делала это под футболкой.

 - Я тебя привезу, а ты там всё сам спросишь.

 Я рыкнул:

 - Ну, тогда и не трогай меня.

 Юбля! Мне вдруг стало противно от этого её бессовестного облапывания моего тела. Неолетанки – работорговцы! Малочисленная непонятная раса, чёрт знает какого пола, дети которой появляются в трёхполых союзах: неолетанка, мужчина и женщина. Причём последние двое могут быть представителями почти любой расы человека. Странные высоченные четырёхрукие полуженщины, к тому же, говорят, владеющие чем-то вроде магии, так называемое искусство «Ар». Их планету Республика рассеяла в космическую пыль ещё полтора столетия назад.

Эта глупая четырехрукая видит во мне раба и лапает, как раба!

Кому и что от меня понадобилось? Это ведь сорвёт переговоры. Меня же искать будут. Правда, может, они и хотят сорвать...

 Рыжая со вздохом сожаления отступила от меня. И, немного подумав, уползла обратно на переднее сиденье.

 Через некоторое время лайнер остановился.

Рыжая быстро отстегнула меня от страховочной скобы. Оппа! А говорила, что код не знает! У меня даже слов не нашлось на столь бессовестную ложь. А неолетанку, кажется, факт этой лжи нисколько не смущал.

 Меня выволокли из машины и опустили, связанного, на землю. Вокруг лес. А передвигаться в таком положении я всё равно не смог бы. На поляне нас встречала крупная неолетанка. У этой фигура была очень даже женская. Грудь такая явная, бёдра, верхние руки мускулистые, нижние тоненькие, и густо увешаны кольцами. Длинные тёмные волосы, глаз не видно - полумаска.

 Она опустилась рядом со мной на корточки. Рыжая поспешила предупредить:

 - Осторожно, мастер, он дерётся.

 Та, лишь усмехнувшись, тихонько погладила меня по волосам. Юбля! Как щенка гладит!

 - Вас кто-нибудь заметил?

 - Нет, мы уболтали одну дурочку опоить его, а потом вынесли через окно.

- Молодцы, - неолетанка достала пачку денег и отдала рыжей, - Теперь уезжайте подальше. Покиньте Остров Богов как можно быстрей. Это опасное дело, если вас поймают, убьют.

 Рыжая пересчитала деньги и, быстро кивнув заказчице, прыгнула обратно в лайнер. В это время губы последней, неожиданно опустились на мои. Юбля! Я не успел даже толком выругаться, как в глазах всё поплыло, и я понял, что проваливаюсь в сон.

 

Очухался на кровати, растянут наручниками. Большая светлая комната. Какие-то картинки, цветочки на стенах. Вазы, салфетки. Оружия нет. На краю кровати сидит та самая неолетанка – заказчица.

 - Меня зовут Марика, - маску она сняла. У неё большие карие глаза с пушистыми чёрными ресницами.

 - Зачем я тебе?

 - Арнелет хочет, чтобы ты сразился по её правилам.

«Арнелет» когда-то называлась погибшая планета неолетанок, а сейчас, как я понимаю, они с понтом так звали свой народ.

 Я удивился. Но вид у неолетанки был довольно серьёзным. И, несмотря на то, что я был связан, я бы назвал отношение к себе уважительным.

 - С кем? Когда?

 - Через четыре дня. Соперники – неолетанки, молоденькие, лет восемнадцать, тринадцать человек. Последовательно. Неолетанки признаются проигравшими, если не смогут встать на ноги. Добивать совсем не надо. Ты можешь пользоваться мечами. Неолетанки обычно дерутся Дором. Это палка около метра длиной.

 Лицо серьезное, голос спокойный. Но зачем?

 - Зачем тебе это?

 - Неолетанки дети тех же богов. Мы хотим мира, но у нас свои традиции, мы не можем их нарушать. Если победишь, Арнелет признает даккарцев воинами.

Неолетанки действительно были ещё одной расой наших же богов. Условно, конечно: как-то читал я немного из их писания, так там всё с ног на голову.

 - А если проиграю?

 - Если проиграешь, - она пожала плечами, – выставим нэрми фальсификаторами, а всю затею с этой олимпиадой показухой. Но ты ведь не собираешься проигрывать?

 Я задумался. Она действительно хочет, чтобы я дрался по неолетанским правилам? Или врёт? Зачем выдумывать такое?

 - Развяжи меня!

 

 Марика:

 Великая Ами Энастения выставила меня за дверь, просто приказав сорвать этот балаган Ники по союзничеству с Даккаром.

 - Арнелет не нужны мужчины с оружием, не нужны армии мужчин, не нужны мужчины, не подчиняющиеся Арнелет. Делай что хочешь, хранительница, но останови мне этот фарс!

 Дальше была работа для Мастера Истины, то есть, для меня. Приглядев у Ники самого симпатичного из даккарских чемпионов, я заплатила парочке Хинти, чтобы мне этого мальчика выкрали.

 - Развяжи меня!

 Крепкий, сильный. Чёрный пронзительный взгляд. Взгляд, в котором можно купаться...

 Он боится, но не меня. Боится уронить честь своего Даккара. Я сгорала от желания залезть к нему под футболку, но сначала дело... Какая же у него бледная кожа, если присмотреться, даже немного серая. Такого цвета мужчин у меня ещё не было! Чертёнок! Кажется, если запустить руку в короткие чёрные волосы, нащупаешь рожки.

 - А ты мне тут дом не разнесёшь? Давай так, я тебя развяжу, мы поужинаем, ты спросишь все подробности, которые тебе интересны. А потом я покажу тебе неолетанский стиль боя. Твои соперники даккарский уже видели, так что честным будет немного познакомить тебя с неолетанским. Я мастер этого стиля. Но за такое моё расположение ты обещаешь, что во время обеда и нашей беседы будешь вести себя вежливо и не станешь портить мне посуду и разносить дом.

 Он молчал, задумавшись. Мне говорили, что они очень серьезны с обещаниями. Да, и вообще, до крайности честные парни.

 - Значит, ты просто хочешь, чтобы я сразился по твоим правилам? Объясни тогда, зачем понадобилось красть меня и привозить сюда силой. Почему нельзя было просто пригласить сюда мастеров Даккара и по-хорошему обо всём договориться?

 А чёртик-то умненький:

 - Понимаешь... Ты заметил, что делегацию Даккара везде сопровождают Драконы? Только Драконы?

 - Да, - мальчик задумался.

 - А ведь Драконы не единственное военное объединение на Острове богов. Есть объединения не менее крупные. То есть, если говорить проще, то Драконы это не весь Остров Богов. И у них своя игра... это запутанные нити интриг. Сразиться Даккару с неолетанками Ника бы не позволила.

 - Почему?

 - Это очень долго объяснять. Чтобы понять, нужно разобраться в психологии САП. Нужно понимать, что такое Ника, и в каких отношениях она с другими объединениями. Если коротко, это ослабит её контроль.

 Мальчик сжал губы. Он очарователен. И я сегодня же возьму его. Или это буду не я.

 - Ну что? Ты поужинаешь со мной? Не будешь буянить? А то я люблю этот дом...

 

 Дже:

 - Ника не позволила бы Даккару сразиться с неолетанками. Это ослабит её контроль.

 История выглядела правдоподобной. Сейчас, задумавшись, я действительно понимал, что все амазонки вокруг нас, все, кто с нами говорил, провожал, прыгал в постель, носили знаки объединения "Драконов". Ритнер всюду ходил с низкорослой Никой. Четырёхрукая карлица не оставляла его и на минуту.

 - А зачем это тебе лично?

 - Я преданная дочь Арнелет. Ты не голоден, или тебе просто нравится валяться в постели? - тут она задрала мою футболку повыше и, хитро ухмыляясь, поцеловала меня в живот.

 - Юбля! Ты разговариваешь со мной или лапаешь? Я не раб тебе, чтобы меня лапать!

 - Тише, тише. Просто на мужчин, валяющихся в постели, у меня соответствующая реакция.

 Я постарался успокоиться:

 - Развяжи меня, я обещаю сегодня твой дом не громить!

 Четыре руки быстро расстегнули все наручники. Я потёр затёкшие запястья. Марика подмигнула:

 - Если хочешь умыться, направо. Ужинать прямо.

 Она спокойно повернулась ко мне спиной и вышла из комнаты. А ведь я не обещал не трогать её саму, только дом. Я заглянул в указанную ванну. Холодной водой привёл себя в чувство. Ситуация сложная! Надо всё обдумать! Вышел в столовую. Моя тюремщица сидела за богато накрытым столом. Она сделала мне знак садиться напротив.

 - Марика, расскажи мне подробнее о правилах этого боя. Где и при ком он будет проходить? Кто эти воины?

 Она заулыбалась:

 - С удовольствием! Бой будет проходить на центральном неолетанском ринге в Чаше Судьбы. Этот город фактически столица неолетанок в Свободных землях. Традиция подобных боёв очень древняя и существовала ещё на нашей погибшей планете. Это, так сказать, ритуал признания за мужчиной права быть воином. Соперниками по традиции могут выступать неолетанки не выше тебя самого ростом, причём естественным ростом. То есть, это будут эми лет восемнадцати. И, кроме того, среди этих соперников не может быть мастеров даже самого первого уровня. То есть, ученицы, не выше тебя ростом, не старше двадцати лет. В таком бою не идёт речь о смерти. Если ты ранил соперницу, и она не может встать, она проиграла. Ты проиграешь, если опустишься на колени и попросишь пощады.

 Я громко рассмеялся:

 - Я не попрошу пощады, даже если буду близок к смерти!

 - Убить они тебя не могут. Это уронит их честь!

 - Тогда у них нет шансов!

Марика хмыкнула:

 - Чертёнок, ты еще даже не видел неолетанский стиль! Не считаешь такие свои заявления слишком самонадеянными?

 Я задумался. Что это за стиль боя такой, чтобы я с мечом в руках попросил пощады у соперника, который не может меня убить? Моя похитительница продолжала:

 - Бой будет публичным. Авторитетные неолетанки на трибунах и полное освещение в прессе. Твоя победа для нас - способ начать с Даккаром мирные переговоры. Пока этого не произойдёт, разговаривать с вашими правителями для нас бесчестие.

 - Но ты сейчас говоришь со мной?

 - Я не официальное лицо, как и ты.

 - Авторитеты, пресса и ни одного даккарского мастера?! Кто проследит, что против меня не мухлевали?

 - Неолетанки очень верны традициям. Если они заметят отклонения от правил, они не признают результат поединка. Это не то, чего мы добиваемся. А пригласить даккарцев мы просто не в состоянии. Ваших мастеров Ника охраняет гораздо тщательней, чем мальчишек.

 Я попробовал еду. Абсолютно безвкусно. Дрянная у них кухня! Но думать сейчас надо о другом.

 - Ты сказала, что это древняя традиция... И часто такое проводится?

 - Бывает. Но признаюсь, мне более ста лет, и на моей памяти ещё ни один мужчина не побеждал. Это когда-то на Арнелет мужчины умели владеть оружием. Здесь, в САП, таких нет! Поэтому мы сразу и вспомнили этот обычай при появлении на планете даккарцев...

М-да! Ну, понятно, конечно, откуда в напрочь матриархальном САП, где мужчины с тряпкой на лице ходят, возьмутся парни-воины. Но, честно говоря, не предполагал, что и на Арнелет такие были. Хотя, собственно, я понятия не имею, что представляла собой историческая планета неолетанок. Я и о сегодняшнем их обществе мало что знаю. Только то, что они торгуют людьми всюду, и с тех пор, как остались без планеты, живут в САП или прилегающих к нему Свободных землях.

 Марика, улыбаясь, разглядывала меня, попивая сок из высокого бокала.

 - Ты сказала, что покажешь мне неолетанский стиль?

 - Да. Я знаменитый мастер этого стиля. Через часик, ну, чтобы не сразу после обеда, я приглашаю тебя сразиться со мной. Во-первых, ты увидишь особенности стиля, во-вторых, поймёшь, что опасность такого проигрыша очень даже не иллюзорна. Шансов победить меня ты практически не имеешь.

 Я усмехнулся. Ну да, она, наверное, крупнее и тяжелее меня раза в два. Я и так невысок, а она длинная во всю свою неолетанскую природу. Если встать рядом, я ей носом в грудь, наверное, упрусь. А по играющим на верхних плечах мускулам можно судить, что она ещё и сильная. Но меч-то её режет от этого ничуть не хуже.

 - Ты настолько самоуверена!

 Она рассмеялась:

 - Роджер, ты молоденький совсем мальчик, а я держусь в десятке самых сильных мастеров меча уже почти пятьдесят лет. Бой со мной – это просто демонстрация стиля. А реально твои соперницы на ринге, будут такие же, как ты, зелёные.

 Внутри я практически рычал. Считает меня зелёным мальчишкой! Смотрит, как на раба. И самоуверенно заявляет, что я ей не соперник.

 - Где моё оружие? Мне не нужна передышка после обеда. Тем более что кухня у вас дерьмо! Ты, я думаю, от бокала сока тоже не переутомилась. Я побью тебя сейчас!

 Марика, не спеша, сделала ещё один глоток сока:

 - Хорошо. Давай пройдём в зал. Твои мечи там.

 

 Марика:

 Мальчик оказался горделив и задирист:

 - Верни моё оружие, я побью тебя сейчас!

 Конечно, малыш! Ты у меня сам на этот бой выйдешь, и сам уверишь журналистов, что хочешь драться...

 - Прошу.

 Мы прошли в спортзал. Я скинула верхнюю блузку и юбку. Чертёнок радостно схватился за свои мечи. Я сняла со стойки Дор.

 - Вот эту штуку неолетанки используют в качестве оружия.

 Он подошёл, рассматривая. Взял Дор у меня из рук, повертел, прикидывая вес и прочность:

 - И как им можно убить?

 - Им невозможно убить. Он предназначен для защиты, и лёгких ударов.

 - Тогда я вообще ничего не понимаю. Зачем оружие, которым нельзя убить?

 - Это непросто объяснить. Неолетанки избегают убийств. Даже убийств своих врагов... Давай лучше приступим к бою. Дополнительно из вооружения я возьму наручи.

 

 Дже:

 Я вертел в руках странный предмет. Круглая ручка и на конце площадка с две ладони. Теннисная ракетка? Лопатка для печи? Ручка крепкая и тяжёленькая. Скорее всего, внутри металл. Но сверху мягкий слой резины. Я мог представить, как этой штукой можно защищаться. Но как нападать?

 Марика разделась, оставшись в коротких шортах и топике. Тело у неё очень сексуальное, даже несмотря на огромный рост и лишние руки. Она внимательно затягивала вторыми руками наручи.

 - Я вижу на тебе защиту, но не вижу оружия. Тебе нечем ни убить, ни даже ранить?

 - Я не собираюсь тебя ранить. Чтобы выиграть, я должна заставить тебя встать на колени и попросить пощады.

 Я смотрел на неё, стоя, как вкопанный. Марика, не спеша, снимала свои многочисленные кольца.

 - Ты уже объяснил мне, что не веришь в возможность такого исхода. А такое неверие для тебя опасно. На ринге ты можешь отнестись к соперникам невнимательно. Поэтому сейчас я это исправлю. Отнесись серьезно к этому бою.

 Она вышла на середину зала, улыбнулась, раскручивая лопатку в руке и подманивая меня к себе.

 Бред!

 Я выхватил мечи и медленно двинулся к ней, чуть сдвигаясь по касательной.

 Мой первый удар Марика отбила легко, наручами остановила меч, а лопаткой обидно заехала по заднице:

 - Сосредоточься! То, что я кажусь неопасной, иллюзия!

 Второй меч пошёл в бедро, Марика ловко отклонилась, по кисти пришёлся удар рукояткой лопатки, а вторая рука царапнула ногтями по шее.

 - Малыш, я не просто поставлю тебя на колени, я после этого трахну тебя, как самого дешёвого раба. Соберись!

 Я рыкнул. С разворота поднырнул под её рукой, нанося удар в бок. Она увернулась в последний момент, и лезвие лишь тонко скользнуло по коже, оставляя длинную царапину. По шее опять прошлись вторые руки. Лопатка вовремя остановила правый меч, отшвырнув меня вместе с ним назад.

 - Молодчина! Ну вот, теперь смотри и попробуй победить!

 Она крутанулась, подсекая мне ноги, мечи пришлись на ручку лопатки и наручи, вторая рука сильно рванула на мне футболку. Ткань треснула. Палец второй руки резко нажал какую-то точку. Я отскочил.

 Теперь мне было уже немного понятно. Кажется, дерётся она голыми руками. А лопатка – только чтобы защищаться от меча. Сложной комбинацией я оставил неглубокую рану на её плече, но получил ещё дважды манипуляции пальцами. В глазах у меня немного двоилось. Я явно терял в координации и ловкости. Вторые руки толчками ладоней прошлись по моим бокам. Перед глазами темнело.

 Мечи упёрлись в звенящую поверхность наручей. Вторые руки схватили голову, сильно надавливая пальцами в какие-то точки на шее. Губы припечатало влажными губами. Потом она резко отпрянула, бросив меня на пол.

 …Комнаты вокруг не было, только какая-то безжизненная равнина. Сумрак, холодно. Рядом на земле Архо. Не движется. Я быстро ринулся к нему, проверяя пульс. Еле чувствуется. На груди большая рана. Марика стоит в нескольких метрах от меня и не нападает:

 - Ну, попроси меня пожалеть тебя, помочь тебе, - улыбается. А в руках крутит ключ мгновенного перемещения. Выход для Архо из этой западни.

 - Давай договоримся.

 - Договоримся, если ты встанешь на коленочки и очень попросишь.

 Я ещё раз взглянул на брата. Возле тела растекалась лужа розовой крови. Времени нет совсем!

 Я отбросил оружие и бухнулся на колени:

 - Прошу, давай договоримся, пожалуйста.

 Она, быстро наклонив мою голову назад, принялась целовать в губы.

 

 Марика:

 Чертёнок явно уже терял боеспособность. Движения стали замедленными и неловкими.

 Я без труда остановила мечи, поцеловала его и отбросила. Как же меня заводит это действо!

 Некоторое время молча наблюдала за его метаниями, подсказывая направление:

 - У тебя нет выхода. Нужно просить меня быть доброй к тебе. Просить помочь. Становиться на колени и просить. Бросай оружие и проси.

 Взгляд сфокусировался. Ар обрёл русло. Мальчик придумал для себя оправдание.

 - Давай договоримся.

 - Договоримся, если ты встанешь на коленочки и очень попросишь, - я усмехнулась, показывая на пол перед собой.

 Он ещё немного помедлил. В глазах читался спор, страх, решимость. И упал на колени.

 - Прошу...

 Как же я желаю тебя сейчас! Я жадно целовала его губы:

 - Чертёнок, а как твоё домашнее имя? Как тебя друзья зовут, мать?

 - Роджер или, как в детстве, Дже.

 

 

 Глава 2

 

 Дже:

 Проигранный бой как-то самопроизвольно и естественно перетёк в секс. Я уже начал привыкать, что обитательницы Острова богов считают это самым уместным призом победителю.

 Её руки стягивали с меня одежду, трогали каждый миллиметр тела. Жарко и требовательно. Такого возбуждения я в жизни ни с одной женщиной не ощущал. Такой бешенной животной страсти. Тягучего и солоноватого желания иметь её. Владеть её телом...

 Она была просто сногсшибательно сексуальна. Такое сочетание силы и сексуальности. Не женской страсти. Женщины боятся секса, подчиняются ему или разрешают ему быть. А она рвалась вобрать меня. Я даже усомнился, кто кого имеет.

 

 Марика:

 Амоса правила балом. Мальчик целовал меня с таким жаром, с такой жаждой припадал к моей груди. С таким желанием и силой двигался во мне. Прекрасное юное тело, единый мускул страсти. Гибкий, выносливый…

Я бы смеялась, если бы не напрочь сорванное дыхание: Бог Мева в культуре Арнелет – дух войны и страсти. Даккарцы называют себя сыновьями Мевы. Воистину!

Чертёнок резко схватился рукой за простынь и, потянув к себе, изогнулся, хватая воздух ртом.

 Я прижала его к себе, останавливая движение. Сладкий какой!

 От моего проникновения он широко раскрыл глаза, ахнув. Вообще, это искусство, владеть своим телом так, чтобы мужчина чувствовал тебя, но не сжимался от боли...

Сладкий мальчик! Боль не пугает его. Конечно, как воин, он должен быть привычен к боли. Он просто выровнял дыхание и снова потянулся ко мне губами…

 

 Мне пришлось остановиться самой часа через четыре. Малыш, казалось, готов был продолжать ещё и ещё, не осознавая предела своих сил и возможностей. А он мне нужен сильный, бодрый и уверенный в своей победе уже буквально через три дня.

 - Спи, чертёнок Дже.

 

 После такого количества наркотика - Амосы (губы неолетанки – пьянящая вещь), да ещё и в первый раз, отоспался он довольно быстро, всего за четырнадцать часов. Видимо, неолетанок маленький проказник уже пробовал.

 Он сидел в столовой, растеряно озираясь:

 - Что вчера было? Там был Архо?

 - Кто?

 - Мой брат Архартер.

 - Нет. Кроме нас с тобой ни в зале, ни в спальне, никого не было. Это воздействие моей техники. Достигая некоторой грани, ты сам придумываешь оправдания, чтобы выполнить мои требования.

 Он некоторое время обдумывал сказанное:

 - Это гипноз?

 - Это Ар. Неолетанское искусство Ар!

 - И как от него защищаться?

 - Победить раньше, чем он подействует. Ты вчера довольно халатно отнёсся к бою. Очень халатно. И это при том, что я предупредила тебя, что владею стилем на самом высшем уровне. Но для демонстрации, думаю, вполне потянет. Суть моей техники ты понял, опасность поражения осознал. Если у тебя есть ещё вопросы, я могу на них ответить.

 Он молчал.

 - Если вопросов нет, теперь, после демонстрации и объяснений, я хочу услышать твой ответ: ты сразишься в этом бою? Да или нет? Ответить ты должен сейчас, пока у меня есть время найти, если что, другого воина Даккара.

 - Ты даёшь слово, что всё, рассказанное тобой, правда, и что после этого боя я беспрепятственно вернусь к своим без лишних проблем?

 Я усмехнулась:

 - Всё, рассказанное мной об этом поединке, правда. И после него я с почестями доставлю тебя к твоим братьям и наставникам, - она сделала паузу, - Если, конечно, ты не подойдёшь к бою, как вчера, и не умудришься проиграть этим зелёным эми. В таком случае, ты станешь собственностью победителя до тех пор, пока кто-нибудь из мастеров Даккара не потребует тебя вернуть. Учитывая отдалённость Чаши судьбы, на три-четыре дня. Надеюсь, такая перспектива только подстегнёт твоё желание драться по-настоящему!

 - Хорошо... Я сражусь в этом бою.

 Внутри я заулыбалась, снаружи лишь сосредоточенно кивнула.

 - Замечательно. Мои люди обеспечат тебя всем необходимым и привезут через три дня на поединок. Там мы с тобой и встретимся.

 Беспокоиться о мальчишке больше не стоило. Он всерьёз решил доказать, что может драться лучше, чем вчера. Он выйдет на этот бой добровольно, с улыбкой на лице. Не то, чтобы я чувствовала триумф победы. В том, что я, не напрягаясь, могу заморочить голову мальчику, я никогда не сомневалась. Теперь осталось изящно втянуть в это все остальные силы.

 Мальчишка сам по себе меня больше не интересовал. Меня, вообще, мужчины интересуют только до первой ночи. Ну, ещё, может, недельку, максимум, месяц после этого. Сейчас тело моё было удовлетворено. А мозг уже прокручивал варианты, как провернуть дело наиболее эффектно. Нужно ещё столько всего подготовить.

 Чертёнок кивнул.

 - Хорошо. Вопросов у меня больше нет.

 - Ты обещаешь не обижать моих людей?

 - Если они не станут на меня нападать, да.

 - Тогда до встречи. Я на тебя надеюсь.

 

 Дже:

 Утром Марика довольно хмуро отругала меня за несерьезное отношение к вчерашнему бою. Я слишком долго не мог поверить, что она может быть опасна с этой смешной штукой в руках. Слишком долго соображал, и в результате, проиграл так легко, что сам в шоке.

 Про неолетанский Ар я слышал немного. По сути, это искусство управлять людьми. В случае боя, как я понял вчера, это техника точечных ударов, подчиняющих сознание. Надо поработать над блоками и уходами. Ещё для меня оказалось непривычным следить не за двумя, а за четырьмя руками. Тем более что я в начале решил, что вторые  руки она, вообще, в бою использовать не будет. Глупое решение!

 Но, в общем, Марика права, вчерашний бой с ней дал мне довольно целостное представление о технике. Теперь я понимаю, что этот стиль опасен, но победим. Просто надо кое-что отработать, и к своим я вернусь с почётом, прославляя род Об Хайя.

 

 Марика:

 Монастырь, где я оставила Дже, уже скрылся за деревьями. Лайнер легко летел над рекой. Теперь надо подумать о яблоках к этой утке.

 Я вытащила коммуникатор, набирая номер главы объединения Королей, кинжала наследия - Стрелы. Коммуникатор пискнул, сообщая об удачном соединении, и я бодро приветствовала одну из самых властных женщин Свободных земель:

 - Здравствуй, сильная женщина!

 - Здравствуй, Морена. Ты звонишь огорчить меня или порадовать?

 - Скорее пригласить поговорить, чтобы иметь возможность огорчить или порадовать лично.

 - В чём суть вопроса?

 - В мужчинах. Эта тема влечёт нас обоих.

 Стрела немного задумалась:

 - И мы разнимся в этом вопросе с твоей маленькой родственницей?

 - Да, её вкусы в последнее время сильно поплохели.

 - Хорошо. Где и когда?

 - Через три дня, как всегда на Большое солнце, в Чаше судьбы будет праздник. Будь моей гостьей. Я торжественно приму тебя и твоих людей, и у нас будет время посплетничать.

 - Хорошо. Я приеду.

 

 Теперь нужно было как-то выбить на праздник кого-нибудь из Драконов. Саму Нику не стоит, пусть смотрит шоу в записи. А вот какого-нибудь титулованного болванчика обязательно надо. Я набрала телефон Ники. Первый меч драконов и опора величия богов ответила не сразу. Я придала голосу некоторую оскорблённость:

 - Здравствуй, дорогая родственница.

 - Здравствуй, Марика. Если твоё дело не срочное, я бы поговорила с тобой позже.

 - Оно очень короткое. Через три дня день Большого солнца в Чаше судьбы. Я понимаю, что тебе не до этого варварского празднества, у тебя есть более тонкие и цивилизованные дела. Но всё-таки, традиционно, нижайше прошу почтить нас своим присутствием.

 - Марика! Мы уже говорили об этом!

 - Моё приглашение официально, Первый меч Драконов и Опора Богов воительница Ника.

 - Марика!

 - Тебе не обязательно самой видеть наши пьяные рожи. Можешь прислать какую-нибудь титулованную куклу. Меня, в принципе, такой вариант тоже устроит.

 Ника немного помолчала:

 - Хорошо, я пришлю к тебе Сехмет, - и она повесила трубку.

 Я улыбнулась. Иногда напряжённые родственные связи бывают очень даже на руку.

 

 Дальше всё было уже очень просто. Следующий звонок был Великой ами Энастение.

 - День добрый тебе, Великая.

 - Морена! Ну, порадуй меня. Ты нашла изящный выход?

 - Очень изящный! Помоги мне. Привези ко мне на Большое солнце как можно больше титулованных особ. Нэрми я уже пригласила, монастыри позову сама. Привези мне Великих ами со свитами, и как можно больше.

 - Что там будет?

 - Праздник, шоу и изящное решение. Вы все хорошо отдохнёте и получите море удовольствия.

 - Это будет публичным?

 - Более чем. Я собираюсь пригласить пару женских каналов телевиденья САП.

 - Что ж. Я плохо понимаю суть, но доверюсь тебе, Хранительница. Привезу всех, кого смогу.

 

 Я улыбалась. Моя игра будет спонсирована Дочерями Ар, поддержана Королями, неумело опровергнута Драконами. А сама я на всём этом ещё и раскручу свою маленькую столицу Чашу судьбы, с её пока не пользовавшимся популярностью праздником в честь Большого солнца. Коммерческая жилка мне досталась от матери. А не унаследованные от неё душевные метания и меланхолия позволили сделать из этой жилки капитал. Большой капитал!

 Большая часть того, что я имею в этой жизни, куплена мной на эти самые финансы. Я люблю быть популярной, люблю окружать себя преданными людьми, но думаю, стоит мне прекратить вливать в это деньги, - мой мир рассыпется, как песочный замок. Успокаивает в таких размышлениях одна вещь. Переставать вкладывать в свои игры я не собираюсь, как и не собираюсь переставать на них зарабатывать.

 

 Лайнер свернул с реки и понёсся над бесконечным лугом. Где-то там, в долинах, находится монастырь "Растаявшей зори" - центр боевых искусств мастеров Ар. И у меня будет два дня, чтобы отобрать и проинструктировать самых талантливых из его юных учениц. Меня уже ждут. Желание Хранительницы Истины Морены (то есть моё) видеть лучших юных учениц всех монастырей, готовящихся пройти этой весной только первый порог мастерства, разослали ещё вчера. Сразу, как в моей гениальной голове созрел этот план.

 

 

 Глава 3

 

 Марика:

 Два дня пролетели очень быстро. Работать с эми подростками довольно хлопотная штука. Лично у меня на это терпения не хватает. Но объяснить свои желания по поводу предстоящего шоу мастерам, а потом любоваться результатом подбора... Результатом я была довольна.

 Теперь шоу. Утренний холодок и лёгкая дымка атаквы ласкали кожу. Я, не спеша, пила чай на балконе своей резиденции в Чаше судьбы. Мой маленький город. Узкие улочки, причудливые арки, округлые крыши изящных белых домиков. Мой город, моя долина, мой туман. Последние лет двадцать (с тех пор, как получила титул Хранительницы Истины) я даже живу здесь постоянно. А в свой дом на Селене заезжаю только в случае каких-нибудь крупных презентаций или заседаний совета директоров моего бизнеса.

 Я по натуре бездомна. Не манят меня родные стены. Родные лица лучше воспринимаются на расстоянии, а покой вызывает скуку. Зато, приключения, новые дороги, люди, постели просто сводят сладостью. Роль Хранительницы в этом вопросе давала возможность развернуться.

 За последние двадцать лет, я реформировала систему взаимодействий монастырей и мастеров, писала учебную литературу, сочиняла легенды и маски. Делала Владык тайной. Засаживала эту долину кустарниками, распространяющими туман Атаквы. Строила этот город. Возрождала истинную флору и фауну Арнелет. Строила храмы по старым чертежам... короче, проще перечислить, куда моя фантазия меня за это время не кидала.

 Вообще, Хранительница Истины - титул довольно условный. И дали мне его очень неохотно. Моё нежелание иметь семью, вообще, сильно отпугивает от меня традиционных неолетанок. Для неолетанки это нонсенс. Высшая ценность жизни в культуре Арнелет – это семья и дети. Но что я могу с собой поделать?!

Зато, я люблю и умею быть популярной. Я самая популярная неолетанка, самый популярный мастер Ар. По моим высказываниям в прессе большая часть простых неолетанок отделяет добро от зла. По моим книгам учатся понимать мир. Короче, ни у Великих, ни у Эдоллы (Хранительницы Ар и главы школы Владык) не было выбора. По сути, я стала хранительницей Истины значительно раньше, чем формально получила этот титул. Я и так правила умами и душами Арнелет.

 

 

 В комнату, легонько постучав о стену, вошла высокая нэрми. Немолодая, светлые волосы чуть прикрывают уши, темно-синие глаза наполнены тоской и безразличием. Одна из командиров Драконов, капитан Сехмет. Я, широко улыбнувшись, встала:

 - Здравствуй, безмерно уважаемая мной Сехмет. Я смотрю, моя любимая родственница опять заткнула тобой своё невнимание к моей персоне.

 - Первый Меч Драконов очень занята.

 - Что же так занимает её?

 - Идёт олимпиада с сыновьями Даккара.

 - Ах, мужчины! Когда мужчины, не дающие тепла душе и телу, отвлекают ами от её семьи, это плачевно.

 Я улыбнулась. Сехмет была не слишком умной, но доброй женщиной.

 - Но знаешь, я всё-таки безмерно рада тебя видеть. Кажется, я скоро начну воспринимать своей семьёй тебя, а не Нику. Улыбнись, моя дорогая Сехмет. Сегодня светлый праздник наших прабабок. И я постараюсь, чтобы тебе не было скучно.

 

 Дже:

 На два дня я перешёл в режим усиленных тренировок и сна. Помещения, в которых я проживал, находились, наверное, ниже уровня земли. Это не давило. И пленником я себя не чувствовал. Здесь были высокие потолки, огромные комнаты, яркое освещение, спальня, ванна, столовая, спортивный зал. Ещё какие-то коридоры и комнаты, куда я не ходил.

 Тощая неолетанка, которую оставили прислуживать мне, была молчаливой. Мои указания выполняла без споров. Спокойно и уважительно.

 Отказала только два раза: выпустить меня на пробежку, объяснив: "Мы находимся в долине Ар, вокруг болота, содержащаяся в них Атаква может вызвать у Вас аллергию и надолго вывести из строя". И на мои намёки по поводу секса: "В организме неолетанки содержится наркотик - Амоса. Это вещество при занятии сексом попадает в организм мужчины, усиливая ощущения блаженства. Но также оно ослабляет внимание и реакцию, а выводится из организма полностью только через сорок восемь часов. Ваша реакция Вам понадобится раньше". Спокойная и до педантичности правильная служанка.

 Расставляя завтрак сегодня, она сообщила:

 - Нам нужно выехать через два часа, мастер. Будьте готовы, я спущусь за Вами.

 Я кивнул.

 

 Дорога заняла три часа. Я сидел на пассажирском сиденье, рассматривая разноцветный с переливами туман, небольшими шапками стоящий в некоторых местах над землёй. Чудно и неудобно. В какой-нибудь такой шапке можно легко спрятать отряд солдат, и их никто не заметит.

 Ближе к городу шапки на некоторое время стали попадаться чаще, пока резко не оборвались на каменных мостовых. Неолетанка перехватила управление у автомата, лавируя по узким улочкам между странными нефункциональными постройками, и остановилась у ворот. Выглянувшая охрана быстро убрала это препятствие.

 Марика вышла встречать меня на крыльцо. Я ухмыльнулся. На ней была длинная,
 полупрозрачная юбка ярко-красного цвета. Очень сексуально.

 - Как самочувствие? Не передумал?

 - Я уже обещал тебе, что сражусь в этом бою! Я не могу передумать.

 - Хорошо. Я просто хочу удостовериться, что с тобой всё хорошо.

 Я фыркнул, хлопотать надо мной, словно над ребёнком, это явно лишнее.

 - Тогда пойдём, я представлю тебя именитым гостям сегодняшнего праздника. Только просьба, не рассказывай им пока ничего про поединок, а то рассуждений, что и я заразилась модой давать мужчине в руки оружие, не избежать. Некоторые из них жутко консервативны.

 - Хорошо.

 Мы поднялись в небольшую гостиную. На лицах большинства гостей моё появление вызвало сильное удивление.

 - Дорогие мои, хочу представить вам моего гостя сегодня. Мастер Роджер Об Хайя.

 Я вежливо кивнул гостям. Марика придвинулась ближе, нашептывая мне на ухо.

 - Эта грациозная женщина справа – Кинжал Наследия и Опора Богов, глава Королей, Стрела. Неолетанка на диванчике – Великая Ами Энастения. А слева ты, думаю, узнаёшь раскраску драконов. Это капитан Сехмет. С Никой у меня договориться не получается, а вот её помощники порой оказывают мне содействие.

 Я ещё раз вежливо кивнул гостям, внимательно стараясь запомнить лица и данные к ним пояснения. Удивлённые, но всё же надменные рожи. Ничего особенного, что обе женщины, что неолетанка. Ни силы в движениях не чувствуется, ни гибкости. Рядом с Марикой так просто ноль.

 - Что ж, милые мои, теперь все самые дорогие мне гости в сборе, и мы можем отправляться на торжество.

 

 Марика:

 От захлёстывающего азарта меня уже немного лихорадило. Нэрми и Энастения, а после и присоединившиеся к нам Великие ами Перлиада и Гардеона с удивлением поглядывали на юного даккарца. А после того, как этот чертёнок обратился ко мне "Марика" и вовсе потерялись. Домашние имена ведь обычно используют любовники.

 Моя элитная ложа сегодня просто ломилась от титулованных особ. Да и другие ступени храма Посвящения были заполнены плотнее, чем обычно. Танцы в честь дня Большого солнца заканчивались. Танцоры покидали арену.

 Меня же во всём этом сейчас забавлял факт, что телевидение, как всегда, сочтя ритуальный танец малоинтересным, от скуки снимало моего удивительного гостя и его милое общение со всей этой элитой. Каким скандалом это станет всего через несколько минут, особенно для Сехмет!

 Музыка смолкла, и теперь на арену вышла высокая белокурая неолетанка, Мастер Истины – Нандерель.

 - Добры дороги ваши, друзья и гости нашего праздника. Мы рады видеть ваши лица, рады вашим улыбкам. Арнелет очень традиционна в своих деяниях. Знаю, многих это раздражает, - она улыбнулась.

 Я наклонилась к уху Дже.

 - Ты готов?

 Он кивнул.

 - Сегодня мы решили немного шагнуть в ногу со временем. "Круг власти" - древняя традиция, доставшаяся нам от предков. Исторически это испытание было призвано признать мужчину воином или низвергнуть. Сегодня, в день Большого солнца, мы вспоминаем эту традицию в надежде породить легенду.

 - Пора. Спускайся к ней!

 Чертёнок молча выпрямился и со спокойным видом непобедимого воина направился к Нандерель. Звук отпадающих челюстей по ложе и всему храму звучал серебряными колокольчиками в моих ушах.

 Энастения, посмеиваясь, глубже устроилась в кресле. Стрела, стараясь скрыть улыбку, принялась за кофе. Сехмет растерянно хлопала глазами. Я сделала знак своим людям присмотреть за ней.

 Нандерель продолжала:

 - Побед вашим мечам, мастер Роджер Об Хайя. Я правильно назвала ваше имя и титул?

 - Правильно.

 - Вас считают одним из лучших воинов из тех, что прибыли к нам с миссией Даккара. Так?

 - Да.

 - Вам рассказали условия боя, согласно которым состоится сегодняшний поединок?

 - Да.

 - Давайте вместе проговорим их для наших зрителей. Возможно, кто-то из наших гостей незнаком с этой традицией. Начинайте, я буду помогать.

 Дже был собран и чёток. Удивительно, но я снова залюбовалась им. Он снова был мне интересен.

 - Против меня выйдут последовательно тринадцать неолетанок, не выше меня ростом и не имеющие звания мастера.

 - Никакого мастера, даже самого низшего.

 - Неолетанка считается побеждённой, если не может встать на ноги.

 - Вообще, не сможет подняться. Стоящая на коленях, тоже не воин. А также она может не вставать добровольно, таким образом, просто признав своё поражение.

 - Убивать меня они не могут.

 - Неолетанки вообще не склонны убивать.

 - Я могу использовать в качестве оружия мечи, неолетанки – штуку, похожую на лопату, элементы брони и голые руки.

 - Абсолютно верно, эта штука называется Дор.

 - Я считаюсь победителем, если побеждены все тринадцать.

 - Точнее, если ни одна из них не выполнит условий Вашего проигрыша.

 - Я считаюсь проигравшим, если попрошу пощады.

 - Не просто попросите, а добровольно встав на колени.

 Огромные трибуны храма Посвящения, замерев, вслушивались в каждое слово. Нандерель была неотразима. Ловкое жонглирование истиной.

 - Мастер Роджер, Вам когда-нибудь доводилось видеть неолетанский стиль боя? Вы представляете, что это такое?

 - Да. У меня был поединок с Марикой.

 Нандерель широко улыбнулась:

 - О да! Хранительница Истины Морена, несомненно, очень хорошо владеет неолетанской техникой боя.

 Нандерель сделала неглубокий поклон в мою сторону. Трибуны зашуршали лёгким гомоном.

 - И ещё, мастер, чем грозит Вам лично победа или поражение в этом бою?

 - Если я выиграю, Арнелет признает даккарцев воинами, если проиграю, на четыре дня стану собственностью победителя.

 - Всё верно, при победе, которой мы Вам все желаем, Арнелет признает Вас воином, а с Вами и такую возможность для всего Даккара. Если проиграете, не допусти боги, станете собственностью победителя. А так, как Вы гость нашей планеты, то любой мастер вашего рода будет иметь права истребовать вас у неё. Так что да, четыре дня.

 Зал уже гулко переговаривался.

 - Мастер Роджер, Вы знаете, что эта арена построена пятьдесят четыре года назад, и пока она не видела мужчины победителя.

 - Знаю! Но пока на эту арену не ступали даккарцы.

 - Всё верно. Но вы согласились учувствовать в бою добровольно?

 - Да. Меня обманом вывезли из города Костры, но, получив полные объяснения, я согласился участвовать в бою добровольно.

 Энастения наклонилась к моему уху:

 - Как тебе удалось уговорить его, чтобы он вышел туда сам?

 - Даккарцы вообще очень самонадеянны.

 

 Дже:

Я специально проговаривал все правила недвусмысленно и подробно. Хотел точно знать, не обманула ли меня Марика. С каждым словом только убеждаясь, что в курс дела меня ввели максимально честно.

 - А сейчас, мастер Роджер, я представлю Вам ваших соперниц.

Шеренга неолетанок-подростков выглядела до придела не-воинственно. Все, как минимум, на голову меня ниже. Развитой мускулатурой отличались лишь половина. Дети детьми, на вид.

Ведущая представила их всех, указав возраст и монастырь, в котором они обучались. И все младше меня самого.

 

Я очень обрадовался, когда первой на арену вышла одна из самых крепких и спортивных соперниц. С такой легче начинать сражаться без зазрения совести.

 

 Марика:

 Когда чертёнок искусно вывел из строя третью из своих соперниц, Энастения заволновалась:

 - Дорогая, он ведь проиграет, правда?

 - Не волнуйся так, Великая. Он должен производить впечатление сильного воина, чтобы Даккар потом не заявил, что парень был болен или пьян. Расслабься. Ты будешь довольна исходом этого спектакля.

После пятой победы даккарца даже Сехмет расслабилась. А показательное избиение неолетанок, между тем, на этом заканчивалось. Дальше выходили эми, реально владеющие Ар. У меня даже была припасена одна с дистанционным влиянием в радиусе четырёх метров, но я надеялась справиться без неё, чтобы даже придраться было не к чему.

Ар очень обширная область. Это запахи, слова, звуки, жесты, касания. А мальчик готов был защищаться только от ударов. Так что в исходе этого боя не было никакой неопределённости. Публичное избиение младенца.

После шестой соперницы Дже сильно потерял в координации и реакции. Но, по плану, следующих двух он должен был победить из последних сил, не ухудшая своего положения.

Зал, уже охваченный азартом, следил за каждым движением мальчика. Телевидение не отрывалось от камер. Нандерель с придыханием комментировала бой.

 - Разворот, удар. Какая страсть! Сколько жара в этих руках. Я просто плавлюсь от желания.

Девятая соперница стащила с мальчишки рубашку.

Чертёнок вырубил её размазанным, но сильным ударом в голову. Но в глазах уже читалось понимание, что он проигрывает. Просто понимание. Ни страха, ни отчаянья. Сжатые зубы безграничного упрямства.

Десятая эми свела координацию на «нет» чётким точечным воздействием и ушла с ринга сама. Потому что финальный спектакль был не за ней.

Эми, выбранная на роль победителя, была талантлива и фотогенична. Ведь это её мордашка будет на фото и видео, которые сегодня разлетятся потоком по всему миру.

 

 

 Глава 4

 

 Дже:

 Первые соперницы давались мне очень легко. В спарринге со мной они не выдерживали и пяти минут. И то, больше прыгая от меня по арене, чем сражаясь.

 С шестой что-то пошло не так. И понял я это, только когда её уже уносили с арены. Хотя, я не пропустил ни одного удара, но у меня кружилась голова!

 Дальше бой пошёл примерно на равных. Периодически смаргивая расплывающуюся картинку перед глазами, я пропускал некоторые удары. Лопатка оставляла на моём теле множество основательных синяков. Пальцы вторых рук несколько раз вонзались в какие-то точки на животе и шее. Положение стремительно ухудшалось.

 Я понял, что проигрываю, когда белобрысая коротышка воспользовалась моим замешательством и, с треском разрывая футболку, прошлась ладонью по животу.

 Я уже видел этот приём у Марики!

 Девятая! Сжать зубы и драться до конца...

 Я ещё успел вырубить пару соперниц, прежде чем в глазах сгустилась темнота, и на мои сжатые губы опустились чужие. Мир стал отрывочным. Я помнил, как стоял на коленях в слезах. Как тянулся губами к руке смуглой маленькой неолетанки. Как, уже абсолютно голый, обнимал её колени...

 

 Марика:

 Он был открыт и нежен. Гордая юность с искусанными в кровь губами. Прекрасное бледное тело в смуглых руках, одурманенных амосой вожделения.

Ученица монастыря Второго заката вовсю оправдывала высокий статус своей школы: побеждала красиво и очень зрелищно. Мальчик стоял в раздумьях несколько минут. Ар уже вовсю владел его сознанием. Фотокамеры щёлкали, не переставая. Красивое полуобнаженное тело, окровавленное оружие и растерянный взгляд, избиваемый какими-то внутренними, только ему видными демонами.

Соперница не торопила, она мягко улыбалась, всем своим видом показывая предвкушение обладания этим телом.

Роджер поднял на неё взгляд. Ар опять нашёл выход. Мечи отброшены в сторону. Мальчик повалился на колени.

- Пожалуйста…

- Ты просишь пощады? Я хочу услышать это громче!

- Пожалуйста, пощади!

Зал взорвался аплодисментами. Но малышка не спешила заканчивать. Правильно, её роль была больше. Мы не просто низвергаем Даккар со ступени воина, мы поспешим напомнить публике и телезрителям о сути и предназначении мужчины. Ведь воины Даккара всего лишь мужчины.

Эми дождалась, когда аплодисменты утихнут. Потом неспешным шагом подошла к мальчику и, приподняв за подбородок, смакуя, поцеловала его в губы:

- У! Какой сладкий! Раздевайся!

Зал защёлкал фотокамерами с двойным усердием. Чертёнок хмурился, чего-то пугался, но повиновался. Как он мог не повиноваться?! Что он осознавал из происходящего?! Сейчас в его голове не было реальности, не было логики, всё подчинял себе Ар.

Мальчишка, со слезами на глазах, выпрямился. Абсолютно голый. Затерянный в мире своих демонов.

Эми, смеясь, обошла его, грубовато лапая ручонками.

- А я смотрю, с призом мне сегодня повезло! И инструмент очень даже…

Рука по-хозяйски сжалась на члене.

 

Я залпом допила коктейль. И что со мной такое сегодня?

 - Нандерель, всё, уводи эту порнографию в помещение. Да, туда, где оборудование для съёмок. Телевизионщикам намекни, что если будут снимать тихо и не мешать нашим основным операторам, то за небольшую сумму ты проводишь их в зал и позволишь заснять видео не более получаса.

 На арену я больше не смотрела. Блин, что такое? Этот парень не первый, кого я выставляла на круг. Ничего с ним плохого не будет. Да и получила ведь я от него уже всё, что хотела?! ... Кого я убеждаю!? Меня до боли раздражало видеть, как к нему прикасаются другие. Боги туманов! Марика, с каких пор ты стала ревнивой?!

 

 В элитную ложу пустили журналистов:

 - Великая Ами Энастения, как вы прокомментируете случившееся?

 Это женский оппозиционный канал планеты Ажюрдай. Энастения улыбнулась, стараясь не глядеть на меня:

 - Очень красивое зрелище. Какая грация, энергия, страсть! Мне понравилось!

 - А что вы скажете о политической стороне этого вопроса?

 - Политической? – великая покосилась на журналистку, всячески выражая своё удивление - Простите, я приехала на день Большого солнца отдыхать. Политика меня сегодня не занимает.

 Энастения подняла высокий бокал Амосы, делая глоток. Тем самым давая понять журналистам, что интервью окончено.

 

 - Хранительница Морена, даккарец признался, что знаком с вами лично, это правда?

 Женский канал планеты Селены.

 - А разве даккарцы умеют врать? Мне искренне жаль, что мальчик проиграл. Но со своей стороны я сделала всё, чтобы досконально проинструктировать его и подготовить к этому сражению.

 - И теперь Арнелет открыто заявит о своём непризнании Даккара?

 - Нет, что вы! Просто этот мальчик не победил. Но, возможно, способны победить другие, мы не будем торопиться с выводами. Мы не питаем агрессии. Тем более... Разве можно испытывать агрессию к столь сексуальному существу?!

 

 Стрела отвечала, пронзая камеру смеющимся взглядом:

 - Феерическое шоу! Кажется, я понимаю, каким способом Даккар покорил сердца Драконов!

 

 Сехмет отмахивалась:

 - Без комментариев!

 

 Перлиада расслабленно облизывалась:

 - Очень страстный мальчик! В моих ассоциациях теперь именно так будет выглядеть юный Мева! Истинно, раса сыновей Мевы!

 

 Журналистов из ложи выставили, и они пустились опрашивать гостей попроще на других балконах храма. Праздник Большого солнца продолжался. По округе разливались туманы музыки. Ко мне подсела Энастения.

 - Что дальше? Ведь это только первый шаг?

 - Конечно. Дальше я попрошу тебя потрясти наших работорговцев. Не поверю, что за двадцать лет после открытия Даккара они не продали ни одного парня этой крови. Я хочу знать всё: впечатления охраны, характеристики психологов, кому таких мужчин рекомендуют, кому продали, как подошли.

 - Ты собираешься перевести Даккар из союзников в объект вожделения?

 - Абсолютно верно!

 - Хороший план, мне нравится. - Великая была уже пьяна. Улыбка киселём растекалась по её губам, - Ты получишь всё и даже больше.

 

Начинался закат. Гремели барабаны. Бокалы наполнялись более крепкими напитками. Самая короткая ночь года вступала в права. По традиции эту ночь следовало танцевать и пить.

Я уже была пьяна. Энастения тащила меня танцевать.

 - Ну, Морена, гони свои мысли. Эта ночь принадлежит телу. Хлебни дурману, и пошли, освятим этот танец своим присутствием.

Мы спустились на арену. По всему свободному пространству отплясывали неолетанки. Да, такого успеха мой маленький праздник ещё никогда не имел. Меня приветствовали знакомые и незнакомые мне, но обязательно пьяные лица...

Почему я не могу расслабиться и радоваться празднику? Что не так?

Я отделилась от толпы и спустилась вглубь храма.

Охрана у дверей расступилась. Я вступила в зал. Яркие софиты на середину помещения, устремившиеся взгляды вожделения и телекамеры. Чертёнка растянули по ногам и рукам… На плечах, на губах кровь...

Рядом с ним худенькая рыженькая эми. Одна из соперниц. На фоне её розовой кожи и редких веснушек, он просто демон ада. Но демон пленённый. И она по-хозяйски играет языком на его груди и, хихикая от наслаждения, оставляет лиловые колечки укусов.

На её губах ручейки амосы, её амосы. Вряд ли она сейчас хоть что-нибудь соображает. В таком возрасте неолетанки от возбуждения, вообще, всякий разум теряют. Её контроль сейчас - мастера, наблюдающие за происходящим из противоположного угла зала. Спокойные ами, чьи лица закрыты масками. Перед ними накрыт стол (Нандрель постаралась), а в руках бокалы амосы, наркотика той же группы, что и на губах малышки, только полученного из бесконечного сочетания дивных трав Арнелет. Амоса правит балом!

Чертёнок закинул голову, невидящим взглядом впиваясь в пространство. Крик! Боль души и тела. Рыжая эми уже сидела на нём верхом. Я слишком долго разглядывала мастеров. А обращаться с мужчинами это малолетнее создание явно не умеет. Чертёнок резко забился в путах. Совсем не умеет! Да, мало кто умеет в этом возрасте, к тому же после такой эмоциональной драки и под прицелом нескольких телекамер. Видео явно пополнит коллекцию самых известных изнасилований.

Блин! Зачем я сюда пришла? Прошло уже около трёх часов. Я, как в тумане, наблюдала за гримасами, сменяющимися на лице чертёнка: боль, страх, унижение, крик отчаянья… Сколько из них его поимело? Сколькие, не умея этого делать? Зверёныши!

 Возле меня материализовалась Нандерель. Я, как можно непринуждённее, улыбнулась ей:

 - Сворачивай всё это, по-тихому.

 В глазах её мелькнуло удивление и вопрос. Я ещё понизила голос:

 - Не забывай, что мы, вообще-то, тут в политику играем. Не торопясь, убирай камеры. А после того, как они уйдут, и наших малолетних победительниц по одной. Все должны уйти тихо. Не зная, когда кто ушёл. И проследи, чтобы все участницы вместе со своими учителями в течение часа покинули город и направились куда-нибудь в дикие места, в паломничество по монастырям.

 Взгляд Нандерель трезвел:

 - У нас проблемы?

 Ага! У нас приступ сумасбродства хранительницы!

 - Проблемы, милая, – это, когда что-то идёт не по плану. А у нас запланированные махинации.

 Она с осознанием кивнула и удалилась. Из помещения тихо начали уходить операторы.

Я стояла и смотрела. Даже не на действия, происходящие в ярко освещённом центре зала. Я смотрела в глаза чертёнку Дже. Боль! Не столько физическая… Слёзы растоптанной даккарской чести и гордости.

 Нандерель тронула меня за плечо:

 - Все ушли. Через полчаса все покинут город. Мои люди проследят.

 - Хорошо. Теперь подгони мне лайнер и собери его вещи и оружие.

 Я выключила часть ламп. Опустилась рядом с мальчиком на пол. Казалось, он не видел меня, погруженный амосой в туманы своих кошмаров. Как только я перерезала ремни, он сразу свернулся калачиком. Зверёныши!

 Я просунула ладонь ему на живот, чёткими нажатиями пальцев отключая болевые центры. Мальчик расслабился.

 

 Дже:

 В какой-то момент осознание вернулось ко мне. И я сильно пожалел, что меня не убили.

 Я лежал на спине, на какой-то пушистой штуке. Оседлав меня сверху, мелкая белобрысая неолетанка (кажется, предпоследняя из моих соперниц) самозабвенно скакала на мне. А на всё это в свете нескольких софитов смотрели телекамеры. Они делали из моего поражения шоу. Добивая капли последней чести.

 Я дернулся одним броском, неолетанка отлетела метра на четыре. Но я был слаб. Какая-то сила делала меня уязвимым. Меня быстро скрутили три моих малолетних соперницы, крепко растянув ремнями. Белобрысая вернулась, разозлившись, отхлестала меня, связанного, по лицу. Я дёргался и глухо матерился. Она, ухмыляясь, залезла на меня. И в следующий момент я думал только о неимоверной боли в паху.

 Кажется, это продолжалось вечность. Я периодически выключался. Потом что-то возвращало меня в сознание. Неолетанки менялись. Наверное, они решили отыграться на мне все тринадцать, и не по одному разу.

 Я вернулся из этого состояния, когда боль вдруг отпустила. Было тихо. Свет уже не так ярок. И я не был связан. Меня сжимали чьи-то чужие ладони. Поднимали на руки, как маленького, завернув во что-то. Кажется, я вслух рыдал в каком-то странном полунаркотическом состоянии.

 В какой-то момент я понял, что руки, удерживающие меня, принадлежат Марике. Она была растеряна и встревожена. Я не мог думать, ничего не чувствовал и не предпринимал. Меня купали, укладывали на постель, поили чем-то сладким... Сознание рвалось закатиться в сон. Метания, слёзы, опять сладкий напиток... Лоб, прижатый к мягкой груди Марики... Потом я всё-таки заснул.

 

 Марика:

 Я перестала даже пытаться объяснить для себя свои действия. Завернула чертёнка в покрывало и, закинув в лайнер, рванула в свою резиденцию.

 Что я хочу от него?

 Искупала, как ребёнка. Напоила ибикой с коктейлем обезболивающего дурмана. Он в слезах утыкался в мою грудь. Ничего не говорил и не спрашивал. Просто бесшумно плакал, оставляя на моей кофте мокрые пятна.

 Я так и пролежала с ним в обнимку, пока он, наконец, не заснул. Без посягательств на что-то ещё, просто поглаживая по коротким волосам.

 

 Когда над городом поднимался рассвет, я чётко решила для себя, что, как только внимание прессы к этой истории поутихнет, я заберу Дже к себе. На месяц, полгода - как хватит моей непостоянной натуры. Завалю подарками, перекуплю у даккарских мастеров, извернусь, но заберу.

 

 Глава 5

 

 Дже:

 Я проснулся в огромной постели. Тело болело, ощущения в паху были сравнимы с последствиями пары прямых ударов от Архо. Но моё тело меня сейчас не интересовало.

 Я проиграл! Как? Как, пусть тринадцать, но мелких, абсолютно хилых на вид подростков победили меня?

 Что-то произошло в шестом поединке. А ведь она даже не коснулась меня. Но как-то запустила этот процесс... Ар! Что теперь? Дед не переживёт такого позора. А он человек, чьё мнение для меня жизненно важно... Скорее всего, он уже видел всё это. Сидел, вызванный в штаб рода, и сгорал от стыда за своего непутёвого внука.

 Я постарался успокоиться. Мои терзания сейчас никому не помогут! Что делать? Во-первых, собрать информацию и разобраться, как меня победили. Как и зачем! Чтобы, явившись к мастеру Отардану, хотя бы представить приличный содержательный доклад. Хотя бы быть полезным роду в разборках с последствиями моего позора.

 Я даже не сомневался, что ордена с меня снимут буквально через полчаса после того, как я предстану перед мастерами. Не сомневался, что ближайшим порталом сошлют на Даккар, с глаз долой. Не сомневался, что больше никогда близко не подпустят к рингу. Это я заслужил! Но это не повод расслабляться сейчас. Наоборот, это повод стараться вдвойне, пытаться быть полезным роду, хоть немного искупить...

 Я встал, огляделся. Комфортная спальня, огромная кровать, шёлковое бельё. И ни следа моей одежды и оружия.

 Короткие отрывки памяти о вчерашнем подсказывали, что засыпал я в объятиях Марики. Хранительницы Морены, если быть точным.

 

 Марика:

 Ближе к утру ко мне заявились Энастения со Стрелой. Они уже были почти не пьяны. Энастения, наверное, от души поимела пару мужчин, а Стрела не сильно пила. Но праздник продолжался. На стол взгромоздились бутылки "Ночи Желаний" и белого вина для Стрелы.

 - Всё-таки объясни мне, в чём был подвох. Ведь ты изначально знала, что он проиграет? - не унималась нэрми.

 Я, ухмыляясь, повернулась к Энастение:

 - А ты поняла, в чём обман?

 Она пьяно улыбнулась:

 - Нет. Я смотрела этих малышек, там не было способных к дистанционному влиянию. То есть, вроде бы всё по правилам…

 Я плеснула себе ещё амосы и рассмеялась:

 - Чем крупнее обман, тем сложнее его разглядеть! Победить в этом бою было невозможно! Даже простейший запах "Белого пера", применённый первой, для пятой соперницы сделает мужчину покорным. А чтобы обрызгаться духами, не нужно быть ни сильной, ни мастером.

 - Но обычай древних...

 - Этот обряд наши прабабки применяли, чтобы наказывать мужчин, посмевших взяться за оружие. Ни о каком признании воина речи никогда не шло!

 Стрела расхохоталась:

 - Подожди, Энастения, ты не знаешь собственных традиций? Ты? Великая Ами? И все остальные там неолетанки тоже...

 Энастения уже тоже смеялась:

 - Да! Браво! Полторы сотни лет назад Арнелет потеряла своих старух, а с ними и свою память. Сейчас у нас хорошо, если с десяток неолетанок найдется, которые что-то помнят из старых обычаев. Но после заявления Хранительницы Истины каждая будет утверждать, что об этом знала с детства. Браво! Никакой политики, мы слепо следуем своим древним традициям!

 Стрела оправилась от смеха:

 - И что дальше? К чему ты хочешь привести Даккар в результате своих махинаций?

 Я ещё немного глотнула амосы:

 - В результате? Даккар туда, где положено быть мужчине.

 Энастения подхватила:

 - Никаких мужчин с оружием, никаких мужских правительств, никаких равноценных союзов и договоров с Даккаром. Место мужчины в хараме! Кстати, что там получилось с фотографиями?

 - Сейчас, - я встала и, не спеша, направилась в свой кабинет, где на столе валялись принесённые мне около часа назад образцы фотографий.

 Я сделала всего несколько шагов от мягко закрывшейся за мной двери гостиной.

 - Браво!

 Чертёнок сидел на полу, прислонившись к стене. Я взглянула на часы. Он проспал всего пять часов. Даже очень привычный к амосе мужчина отсыпался бы семь - восемь. Мальчишка был голый. Сильные плечики сжимала тоска. В глазах боль.

 - Ты мастерски врёшь! Если бы за эту грязь давали ордена, ты бы носила высший.

 Он явно слышал мой разговор со Стрелой и Энастенией. Я присела рядом с ним на корточки.

 - Такой орден называется "Мастер Истины". Я главная среди таких мастеров.

 Он не кричал, не ругался, не высказывал той боли и злости, которую я читала в его глазах.

 - Четыре дня уже прошло?

 - Нет. Я воспользовалась своим положением и забрала тебя через три часа.

 - Зачем?

 Я бы сама хотела знать зачем.

 - Просто проявление лояльности Даккару. Политика не терпит крайностей.

 Он помолчал.

 - Я не нашёл своего оружия. Верни мне его.

 - Пошли, оно у меня в кабинете.

 Мы поднялись по лестнице. Я указала чертёнку на аккуратную стопку его вещей и оружия.

 - Ритнер ещё не сообщал о своём намерении прибыть в Чашу. Но в Кострах пока раннее утро. Все официальные сообщения будут часа через четыре. В любом случае добраться сюда не просто. Дня три. Если хочешь, можешь дождаться его у меня. Или могу отвезти тебя в Костры.

 Мальчик натягивал свои штаны, сделанные из очень крепкой кожи, они почти не пострадали.

 - Зачем тебе это? Или опять лояльность и политика?

 - Дже...

 - Меня уже давно зовут полным именем!

 - Роджер, понимаешь, против тебя лично я ничего не имею.

 - Но имеешь против Даккара?! - он выпрямился, глядя мне в глаза.

 - Да! Я же говорила, что являюсь преданной дочерью Арнелет. А они с Даккаром в холодном противостоянии. Но к тебе лично это не относится.

 - Не пытайся оправдываться! Если ты враг Даккару, мне ты тоже враг. Да и я слегка не дружу с теми, кто меня обманывает и подставляет. Да ещё и так крупно.

 - Понятно, - я вытащила из ящика конверт с фотографиями. Гордый и не сломленный. Сила и упрямство. Как он красив в таком состоянии! - Завтракать будешь?

 Он не ответил на вопрос. Закрепил перевязь с мечами на голой спине (от футболки остались одни клочки). Молча распихал по карманам мелочи.

 - Это фотографии со мной?

 - Да.

 - Дай посмотреть.

 Он уселся рядом со мной на стол. Я протянула ему конверт. Он некоторое время рассматривал фотографии.

 - В них тоже есть какой-то подвох?

 - Ну да! В мире САП они будут классифицироваться как эротика. Ты очень красив и сексуален здесь.

 - И в чём подвох?

 Я усмехнулась:

 - Нэрми не заключают военных союзов с теми, кого хотят видеть в своей постели.

 Он долго смотрел на меня широко распахнутыми от удивления чёрными омутами своих глаз.

 - Ну, так будешь завтракать?

 

 Дже:

 Легко сориентировавшись на звуки голосов, я вышел к какой-то комнате. За стеклянными вставками дверей различались Марика, женщина нэрми из Королей и одна из знатных неолетанок.

 - Ведь ты изначально знала, что он проиграет. В чём был обман?

 Смех Марики:

 - Этот обряд никогда не имел целью признать в мужчине воина. Им наказывали посмевших взять в руки оружие. В нём невозможно победить!

 Я тихо присел на пол у стены. Меня просто мастерски обманули! В комнате смеялись.

 - Что будет дальше? Место мужчин в хараме!

 Марика неторопливо вышла из комнаты и направилась к лестнице:

 - Браво!

 Я не чувствовал никакой ненависти к ней. Я, вообще, ничего не чувствовал. Я пытался выглядеть сильным и спокойным. Ага... голым, без оружия и с полным осознанием, что тебя отымели, как полного идиота... но пытался.

 - Ты мастерски врёшь! Если бы за эту грязь давали ордена, ты бы носила высший.

 Она не оскорбилась и не разозлилась. Просто с какой-то откровенной задумчивостью присела рядом со мной на корточки.

 - У неолетанок есть такой орден, он называется "Мастер Истины". Я главная среди таких мастеров.

 Она, казалось, нисколько не смущалась своего разоблачения. Не стыдилась своей лжи. Вообще, разговаривала со мной так, как будто ничего этого не было.

 - Я забрала тебя через три часа, воспользовавшись своим званием. Хочешь, можешь дождаться здесь Ритнера, или могу отвезти тебя в Костры. Я враг Даккару, а не тебе лично... Будешь завтракать?

 Она без возражений вернула мне оружие и мои вещи. Смеясь, показала фотографии. Я на них был в слезах, голый и занимался сексом.

 - Это эротика. Нэрми не заключают военных союзов с теми, кого хотят видеть в своей постели.

 Я отчаянно понимал, что она опять ловко играет со мной. И в чём был подвох в её игре, я опять не пойму, пока не будет слишком поздно. Но с другой стороны, сейчас она была единственным способом разобраться в происходящем.

 

 Мы сидели за столом. Женщина накрыла нам завтрак:

 - Ты сказала, что не враг мне, это означает, что у тебя был приказ от твоих генералов организовать мой проигрыш в этом бою?

 

 Марика:

 Чертёнок молча согласился позавтракать со мной.

 А он, оказывается, совсем не слаб. Дурман амосы развеялся, и вместе с ним и слёзы. Сейчас он был собран и серьезен. Что-то обдумывал, не обращая внимания на, ручаюсь, немалую физическую боль и просто неописуемую моральную. Я любовалась.

 - Ты сказала, что не враг мне, это означает, что у тебя был приказ организовать мой проигрыш в этом бою? От кого?

 Оппа! А малыш решил собрать данные. Про себя я улыбнулась: "Ты хочешь ещё одну истину?".

 - Не совсем так. Мне дали приказ поставить Даккар в ситуацию, когда взаимодействие с Арнелет станет неизбежным. Понимаешь, мы ведь тоже дети Мевы, тоже базируемся на Острове богов своими военными структурами, тоже относимся к группе этого загадочного родства. И при этом, Даккар ведёт переговоры с нэрми, а наших Великих туда никто не зовёт.

 - А теперь, ты думаешь, с вами будут сотрудничать?

 - Придётся. Я взяла самого сексуального чемпиона из объявленной накануне генералом Ритнером десятки лучших. И заставила проиграть. Но, главное, вывернула ситуацию таким образом, что этот бой, да и все последующие бои с даккарцами, в первую очередь, будут попадать в раздел "Эротика", а уж потом в "Спорт". А если меня продолжать игнорировать, я способна сделать и не такое.

 Мне доставляло какое-то удовольствие выкладывание карт (части карт) перед этой сосредоточенно серьезной юностью. Я любовалась им. Ловила реакцию на намёки. Боги, да я готова намекнуть на все тонкости, чтобы увидеть, что именно он сможет разгадать. В крайнем случае, потом придумаю другой план.

 - Хранительница Морена это твоё имя Мевы?

 - Да.

 - А мне ты назвалась "Марика"?

 - Да, "Марика" моё домашнее имя. У неолетанок принято дома общаться домашним именем. А я дома.

 Что-то происходило в его чертёнышьих мыслях, что-то складывалось.

 - Хранительница – это звание? Примерно, какому даккарскому оно соответствует?

 - Я не особо сильна в даккарских.

 - Тогда расскажи мне цепочку своих командиров до самого верха.

 И, кажется, складывает он там не только те вещи, которые я понимаю, что рассказываю:

 - Ну, управляют Арнелет Великие Ами. Их четырнадцать, и они равны по своему влиянию. Дальше есть несколько школ мастерства Ар, у каждой из них есть глава. Школы подчиняются Великим. Глава самой крупной школы называется Хранительница Ар. Я её зам, можно сказать.

 - Ясно. А как называются те, кто подчиняются тебе?

 - Мастера Ар. Существует четыре степени мастерства. Но обычно мастерами называют только высших. Такие мастера имеют свою специализацию. Мои те, чья специализация "Истина".

 - Ты сказала, что "Мастер Истины" - это титулованный лгун?

 - Ну-у... У неолетанок другое отношение ко лжи. Вернее, другое оно у даккарцев, а у всех остальных оно одинаковое. Ложь - это такое же оружие, как яд, например, или снайпер, или незаметная мина. Ложь, ловко переплетённая с правдой, когда нельзя отделить одно от другого, это искусство.

 - Сейчас ты мне тоже врёшь?

 - Скорее нет, чем да. Ты пока не спрашиваешь ничего такого, чего я не могу тебе рассказать.

 - А зачем ты, вообще, со мной разговариваешь?

 - Ты мне нравишься! Ты очень красивый и умненький мальчик. Мне просто приятно разговаривать с тобой.

 

 Дже:

 Марика легко отвечала на мои вопросы. Не скрывая, кажется, ничего. Объясняла мне иерархию армии Арнелет. По даккарским меркам она была генералом или генерал-капитаном. И мастером врать. А я даже самого мелкого паука не носил, чтобы мечтать разобраться в её хитросплетениях правды и откровенной лжи.

 - Зачем ты со мной разговариваешь?

 - Ты мне нравишься! Ты очень красивый мальчик.

 Она готова говорить со мной ради секса? Или это всё-таки тонкая дезинформация?

 - Я не хочу секса с тобой.

 Кажется, она удивилась.

 - А я и не предлагаю.

 - Ты сказала "Красивый мальчик", может, я плохо перевожу с межпланетного, но, по-моему, это предложение секса.

 Она рассмеялась:

 - В даккарском языке, правда, нет слова "красивый"? В смысле, "хороший внешне", которое можно одинаково применить к человеку любого пола, кораблю, животному, вещи?

 - Эээ..

 - Это слово означает "хороший внешне", а не "хочу секса". Ну да, в разговоре о мужчине это "Хороший", конечно, имеет сексуальный оттенок, но и эстетический тоже. Красивым можно просто любоваться. Это тоже удовольствие. У большинства рас есть понятия красоты и эстетики.

 Разбираться в тонкостях перевода с неолетанского и межпланетного я не стал. Главное, дело было не в сексе. После моего отказа она не потеряла интерес. Значит, всё-таки дезинформация. Переплетение правды и лжи.

 Марика ещё немного помолчала, потом добавила:

 - В моём случае, по поводу секса, правильней будет сказать так: "Я хочу с тобой секса, но не сегодня. В постели я люблю доставлять удовольствие. А ты, после вчерашнего, некоторое время вряд ли будешь способен его получать. Поэтому я согласна просто пообщаться".

 Ладно, получим то, что она хочет сказать, а дальше будем фильтровать и делать выводы:

 - Куда пойдут эти фотографии и вчерашнее видео?

 - Видео с ринга вчера крутили по трём женским телеканалам, через полчаса после окончания боя. Видео о том, что было дальше, продано нескольким ночным каналам и Интернет-сервисам этой тематики, а частично выложено в свободный доступ на женских сайтах. Фотографии тоже пойдут на максимум ресурсов сети и часть в свободный доступ.

 То есть, мой позор увидят, если ещё не видели, весь САП и свободные земли, без исключения. Моральные силы, пытаться хоть что-то понять, иссякли окончательно:

 - Ты предлагала отвезти меня в Костры? Вези.

 Она улыбнулась:

 - Только я завяжу тебе глаза.

 - Зачем?

 - Я пользуюсь порталами, не хочу показывать тебе точки входов и выходов.

 - Хорошо, завязывай.

 

 Мы спустились во двор дома. Сели в лёгкий открытый лайнер. Никаких водителей. Марика собиралась везти меня собственноручно. Она завязала мне глаза плотным шёлковым шарфом. Я откинулся на сиденье в ожидании.

 Мы некоторое время летели. Ветер обдувал лицо. Потом остановились буквально на минуту. Снова полёт. Остановка.

 Марика положила мне руку на плечо, потом обняла сзади, касаясь губами мочки уха. Я не дёргался, ждал, что будет дальше. С глаз скользнула повязка.

 - Мы приехали. Вон башни резиденции драконов и поднятые на них даккарские символы.

 Я осмотрелся. Лайнер стоял в лесочке, скрытый от глаз наблюдателей в резиденции драконов. Одни из ворот под даккарской охраной.

 Мы доехали очень быстро. Портал у Марики явно выходил непосредственно в Костры.

 Марика потерлась носом о моё ухо:

 - Всё, иди. А то у меня ещё дел полно.

 Я усмехнулся, освобождаясь от её рук.

 - Ты ещё не все пакости мне сделала?

 Она хитро улыбнулась:

 - Что ты, моя фантазия на этот счёт бездонна, - а потом чуть серьёзней, - надеюсь, эта игра скоро закончится, и в следующий раз мы встретимся на одной стороне.

 - По поводу "скоро кончится" – возможно. Только не надейся, что в твою пользу.

 Я вылез из лайнера и, не торопясь, чтобы часовые у ворот заметили меня заранее, отправился к своим.

 

 Марика:

 Чертёнок позволил себя обнять, а потом тут же выскользнул и пообещал, что ещё поборется со мной. Это было увлекательно. Игра становилась интересней. Кроме проницательной меланхолии Ники, я теперь ещё играла с бездонным омутом чёрных глаз чертёнка Дже, способного иногда путать мои мысли и планы.

 Что я хочу от него? Сейчас, глядя на удаляющийся силуэт побитого, но не покорённого мальчика, я чётко осознавала: ставки взвинчены, риски резко возросли, но и приз, выставленный на кон, просто сказочно желанен. Колесо раскручено, нужно успеть сделать ход...

 Ага. Только сейчас даккарская разведка сложит, в два счёта, полную картину из всего, что я выболтала, и похоронит меня в этой затее. Ход нужно делать очень быстро!

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям