0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Дилогия. Чужой мир - мои правила (эл. книга) » Отрывок из книги «Чужой мир (дилогия)»

Отрывок из книги «Чужой мир (дилогия)»

Автор: Гринберга Оксана

Исключительными правами на произведение «Чужой мир (дилогия)» обладает автор — Гринберга Оксана . Copyright © Гринберга Оксана

  

Глава 1. Почти что пролог

  

- Марусь, а молоко у нас есть? – страдальческим голосом спросил муж.

 Я вздохнула. Вообще-то, молоко он выпил еще утром. А еще, меня Мартой зовут, но за два года семейной жизни я незаметно превратилась в Марусю.

- Нет, солнышко, молока у нас нет!

- Очень хочется... - заныл он. - Сбегай в магазин, пожалуйста!

Я cела рядом на диван и потрогала его лоб. Высокой температуры не наблюдалось второй день, и мне казалось, что давно уже пришло время встать и вернуться к привычной жизни, но муж продолжал капризничать. Неделя его простуды далась мне нелегко. Страшный демон-вирус превратил заботливого мужчину в раздражительное существо. Диван в гостиной, заставленный кружками, ноутбуками, игровыми приставками, походил на берлогу запасливого медведя. При этом, медведя требовалось кормить несколько раз в день любимыми блюдами, поить лечебными отварами и всячески жалеть.

Вместо ответа я собрала разномастные тарелки, отнесла на кухню и засунула в посудомоечную машину. 

- Так что, сбегаешь в магазин? – спросил он, когда вернулась за кружками.

- Конечно же! – пришлось согласиться, хотя тащиться по холоду ужас как не хотелось.

- Колбаски еще купи... И сладенького чего-нибудь!

Я хмыкнула. Ну и пожелания! Как у девушки в интересном положении.

                        - Хорошо, уже собираюсь! – пришлось отправиться в прихожую.

            Села, потянулась за обувью. Говорят, кризисные годы для пары - второй и восьмой. Или же третий и пятый? Я застегнула сапог и задумалась. Так сразу и не вспомнить! По мне, кризис у нас начался сразу после того, как женщина в мятом костюме с торжественным выражением на лице объявила вас мужем и женой. Последний год я несколько раз пыталась прекратить безобразие под названием «семейная жизнь», но муж уговаривал меня повременить, обещая, что все наладится.

              «Ну и что может наладиться?» - спросила у cвоего отражения в зеркале. Светловолосая сероглазая девушка растерянно пожала плечами. Вот, она тоже не знает! Непонятно, где оно прячется, это семейное счастье! Вместо него мне достались сплошные нервы. Я даже вязать начинала исключительно для их успокоения. Шапочка красная из ниток-букле - новое мое творение!

            Натянула на светлое трикотажное платье теплую кофту. Привычным движением сунула за ворот серый камень на кожаном шнурке. Угу, волшебный камень, гранит называется, мне его бабушка подарила. На удачу заговоренный, она мастерицей на такие дела была! Меня тоже учила магическими Потоками управлять, утверждая, что талантом в нее пошла.

Может, и пошла, но только недалеко и ровно до момента, как замуж вышла, потому что Сергей запретил мне глупостями заниматься. Купил цепочку золотую с кулоном, а затем учинил страшный скандал, когда я отказалась бабкин амулет снимать. Теперь я носила оба подарка одновременно.

            Вздохнув, протопала в сапогах к окну и взглянула на градусник. Минус двадцать пять! Пусть я родом из сибирской глубинки и такими морозами меня не удивить, но на улицу совсем не хотелось. Уехать бы к теплому морю из московской зимы! Но отпуск пока не намечался, да и на работу завтра.

            Вместо отпуска я надела пуховик и взяла варежки. Крикнула мужу:

- Cереж, я ушла!

Он что-то прокашлял в ответ, но я не расслышала, да и переспрашивать не стала.

До магазина идти было минут пять. Сейчас, правда, скользко, так быстро не добежишь! Подхватила черный рюкзачок. Может, и пирожное себе куплю. Исключительно в профилактических целях для улучшения настроения. А худеть буду завтра, в спортивном зале. Хотя с моим спортивным прошлым и настоящим лишние калории попросту не приживались.

С этой мыслью открыла дверь и вышла в холодный воскресный вечер.

            Старый Арбат впал в зимнюю спячку. Людей в центре практически не было. Призывно горели неоновыми огнями витрины небольших магазинчиков, а из-за плотно закрытых дверей баров и ресторанов доносилась приглушенная музыка. Таксисты, негромко переговариваясь, курили возле своих автомобилей. Мимо протопала тетенька в шубе, закутанная в шерстяной платок. Задела меня плечом, пробормотала что-то нелестное.

            Холодно!.. Сапоги-то новые слишком тонкие для такого мороза, но мы в самом центре живем, и я даже в магазин ходила красивая. А то выйдешь в старой куртке и заношенных австралийских валенках, «Угги» называются, так обязательно половину знакомых или же коллег по работе встретишь… Будут потом языки чесать!

            Добежала. Купила продукты, едва запихнула все в рюкзачок. Сходила за молоком, называется! Заново упаковалась в шапку, капюшон, варежки, вздохнула и ринулась навстречу аномально-холодной московской зиме. Да, случались и раньше холода, но чтобы два месяца подряд за минус двадцать?.. Хотелось уже потепления и, желательно, глобального! Чтобы пальмы и жара, а по центру красотки в бикини, мускулистые мужчины в шортах, как в фильмах про Калифорнию.

            Вместо полуобнаженных девиц меня встретило ледяное дыхание вечера и редкие прохожие, завернутые в одежды, словно утепленные капусты. Я прибавила ходу. Решив срезать путь, свернула на узкую, вымощенную крупным булыжником улочку. Впереди горел одинокий фонарь, и в его тусклом свете безумным хороводом метались снежинки.

Скользкий тротуар закончился, уступив место дорожным работам. Интересно, кому пришло в голову что-то ремонтировать в такой холод? Перепрыгнула через стальную трубу, наступив на брошенную кафельную плитку. Оттолкнулась, собираясь перескочить через неглубокую яму. Неожиданно нога соскользнула, и я стала падать. Мамочки! Попыталась развернуться, сгруппироваться, но помешал тяжелый рюкзак. Я вылетела на проезжую часть, приземлившись на колени и руки.

            Шум!.. Утробное рычание мощного двигателя и металлический скрежет шипованной резины. Глянула через плечо. Бог ты мой! Навстречу из переулка летел здоровенный джип. Протекторы гигантских колес с огромной скоростью съедали разделяющее нас пространство. Я с перепугу ринулась на четвереньках к тротуару, понимая, что водитель не успеет затормозить, а я уползти с чертовой промерзлой дороги...

Джип был совсем рядом!.. И я упала на живот, прижимаясь к мостовой, как солдат перед немецким танком, все еще надеясь, что меня не зацепит днищем.

Тут грудь пронзила боль. Бабкин подарок, серый кусок гранита с вкраплениями кварца, раскалился, словно металл в доменной печи. Талисман прожигал кожу, будто бы собирался пройти через кости и добраться до сердца раньше, чем меня раздавят колеса монстра. Наверное, я все же закричала, потому что увидела заснеженный протектор совсем рядом со своей головой. Замерла, ожидая неминуемое. Но вместо этого боль исчезла, а мир стал растворяться, уступая место тьме. Неведомая сила выворачивала меня наружу, увлекая за собой туда, где больше ничего нет. Ей невозможно было противиться, и я понимала, что это все. 

Последняя мысль была о лете. А ведь я так и не побывала в Калифорнии!

 

 

Глава 2

 

 

            Если проснулся и ничего не болит, значит, ты – труп.

(Спортивная мудрость).

 

 

Неожиданно включилось сознание, а затем потоком хлынули ощущения. Оказалось, я лежала на спине, но почему-то не могла ни пошевелиться, ни открыть глаза. Болело все тело, словно меня били долго и профессионально, а в голове стоял шум многотысячной толпы.

Но… Где это я?!

Мысли текли медленно и вязко, словно вагоны грузового состава. С трудом выудила ответ из сбоившей памяти. Меня зовут Марта. Мне семнадцать, и я участвую в соревнованиях по боевым искусствам. «Золотой Дракон» - красивое название для боев без правил, на которых правило было лишь одно – не допустить смертоубийство, остальное разрешено. Двое парней из нашей школы кун-фу уверенно рвались к победе, да и я дошла до финала, потому что Учитель у нас самый лучший!

Отец отдал меня в школу кунг-фу в семилетнем возрасте. После десяти лет ежедневных тренировок и спортивных лагерей я чувствовала себя профессиональным орудием разрушения. И при этом так глупо пропустила удар!.. Неплохо же меня приложили! А шумят-то как! Неудивительно - билеты распроданы, трибуны переполнены.  Радуются за соперницу? Так сразу и не вспомнить, кто она. Вертлявая худая турчанка по прозвищу Гюрза или здоровенная украинка с кулаками-молотами?

Голова-то как болит, просто раскалывается... Последний призовой бой, а я валяюсь в отключке!

Учитель, наверное, мною недоволен. Марек тоже будет беспокоиться, он всегда слишком за меня переживает. Пора уже вставать! Хотя нет, еще немного полежу… Дождусь, когда рефери начнет считать, и на счет «шесть» открою глаза. Затем поднимусь, найду взглядом Учителя, который после смерти родителей заменил мне отца. Ребята из нашей школы кунг-фу были моими лучшими друзьями, а один из них стал моей любовью, смыслом жизни.

Марек!

Как же мне хотелось оказаться в нашем маленьком зале, где мои слезы и кровь впитались в доски пола и в кожаные “груши”, о которые я постоянно, до крови, сбивала кулаки. Увидеть зеркальную стену, где отражается старшая группа: парни и девушки в темной форме с символикой нашей школы на груди. Горку матов в углу - на них мы изо дня в день отрабатывали акробатические прыжки и приемы айкидо. У дальней стены наш арсенал - шесты, деревянные мечи и ножи.

Затем я встану в пару с Мареком. Во время спарринга он будет поддаваться, жалея меня, и я этим воспользуюсь. Молниеносный уход, замах. Остановлю голую стопу в сантиметре от его красивого лица. Не стоило ему мне подыгрывать!

После… После тренировки.

- Молодец, Марта! Чистая победа! – раздастся голос учителя. - А ты, Марек, труп! Добаловался, девчонке проиграл!

 Судя по его улыбке, Марек готов проигрывать вечно, но только мне! Приятно...

Но мечтать сейчас не время, мне надо подниматься и завершить поединок. Кем бы ни была моя соперница, настал ее черед валяться в отключке! Затем я пойду смотреть, как бьется Марек. Cегодня мужские полуфиналы, и он обязательно пройдет дальше.

Дальше… Как же мне жить без него?! Осенью нам придется расстаться, это мои последние соревнования. Месяц назад я поступила на экономический в МГУ и переезжаю к бабушке в Москву. Сердце сжалось, слезы подобрались к глазам близко-близко. Нет, сейчас нельзя рыдать, не во время же боя?!

            Жарко, пот течет по лицу... У них что, кондиционеры сломались? И где рефери, почему он до сих пор не считает? Неужели решил, что мне нужен врач и остановил бой? Нет, так дело не пойдет, я выиграю эти дурацкие состязания!

Открыла глаза и сразу же зажмурилась. Заморгала, привыкая к яркому, слепящему свету. Чистое голубое небо, солнечный диск в зените... Ни души! Оказалось, я находилась вовсе не на ринге в зале спорткомплекса райцентра. Никто не кричал и не аплодировал, да и трибун не видать.

Где же это я?!

Со стоном пошевелилась, затем села. Тело казалось одеревеневшим, словно я очень долго пролежала в анабиозе. Хорошо хоть шум в голове стихал! Во все стороны, убегая за горизонт, раскинулись рыжие песчаные дюны. Я сидела на вершине одной из них и плавилась на жарком солнце. А вокруг – ни души! Нет, на Москву это совсем не похоже, и даже, определенно, не на прибрежную зона курортной Анталии. Вместо влажного морского воздуха в легкие врывалось раскаленное дыхание пустыни.

На мне оказалась теплая длинная куртка, любимый рюкзачок лежал рядом. Я потрогала мокрые от пота волосы, сорвала шерстяную шапку. Красная, вязаная, из ниток-букле...

Тут я окончательно все вспомнила. Мне уже давно не семнадцать, а двадцать три. Какие еще бои без правил? Соревнования, где я взяла первый приз, канули в лету. Туда же, куда и Марек, моя первая любовь. Боже, я ведь почти два года замужем за другим!

Понимание произошедшего заставило меня вздрогнуть. Боль сдавила горло, да так, что долго не могла вздохнуть. Я ведь только что умерла в холодном зимнем переулке, попав под колеса джипа! Так почему же очутилась посреди пустыни?!

Потекли слезы, моментально высыхая на щеках. Ничего не понимаю! Я осторожно ощупала голову. Затем cняла пуховик, осмотрела руки, ноги. Каждое движение отзывалось болью в висках, но травм я так и не обнаружила - никаких торчащих костей открытых переломов или запекшейся крови на спутанных длинных волосах.

Дернула за шнурок, вытаскивая серый камень. Горячий, но не обжигал ладонь. Тонкая золотая цепочка мужа тоже никуда не делась. Заглянула в вырез трикотажного платья. На месте, где висел талисман, обнаружила красное пятно. Странное дело! Может, меня каким-то чудесным образом спас бабкин подарок? Но с чего бы это?! В ее гадальном салоне таких вот заговоренных камней целая корзина – на все случаи жизни.

Тогда… Понятия не имею, как я здесь очутилась!

Слишком жарко... Стянула шарф, кофту и теплые штаны, оставшись в светлом трикотажном платье до колена. Хорошо, что с длинными рукавами, хоть не обгорю на солнце! Для профилактики солнечного удара вернула на голову шапку. Конечно, на жену бедуина я не похожа, но какое-то время продержусь… Взглянула на сапоги, на которые ушла половина ноябрьской зарплаты. Жаль, конечно, гробить дорогую итальянскую кожу об барханы, но не оставаться же босиком!

Затем решительно дотянулась до рюкзака. Повезло, успела забежать в магазин перед встречей с джипом! Достала две пачки молока и две бутылки минеральной воды - покупала для экспериментов на муже, слышала, при кашле помогает теплое молоко с «Боржоми». В магазине, на счастье, случился зрительный контакт с палкой копченой колбасы, сыром, хлебом и плиткой горького шоколада - вот и все мои запасы!

Не густо, но могло быть значительно хуже.

            Открыла пачку молока, понимая, что на жаре оно все равно долго не протянет. Съела подтаявшую плитку шоколада, потом долго оттирала песком липкие пальцы. Засунув теплую одежду в рюкзак, обвязала его курткой. Слышала как-то по «Дискавери», что в пустынях довольно сильные суточные перепады температур. Скорее бы они уже начали перепадать, а то так жарко, что сил моих больше нет!

Огляделась, выбирая, куда мне идти. Стороны казались совершенно одинаковыми. Вокруг, куда ни глянь, раскинулось песчаное море. Его поверхность, словно застывшие волны, покрывали барханы - от маленьких, до штормовых десятибалльных. Но где же тут берег? Долго щурилась на солнце, прикрывая глаза, пока не разглядела вдалеке расплывчатые очертания гор. В том же самом направлении, чуть правее, виднелась россыпь валунов, расстояние до которых, казалось, не превышало и пары километров.

Решив, что смена пейзажа пойдет на пользу усталым нервам, отправилась к тем самым камням. Стараясь найти оптимальный путь, обходила высокие барханы. Вернее, брела, проваливаясь по щиколотки, падала, застревая в песке, но все равно поднималась и упорно шла вперед. Песок попадал в сапоги, забивался в рот, противно скрипел на зубах. Наконец, додумалась замотать лицо шарфом, оставив лишь маленькие щелки для глаз. Часа через два добралась до камней, вырыла углубление в тени самого большого из них. Сбросила рюкзак, расположилась в яме и, накрывшись курткой, заснула.

            Проснулась, когда день уже шел к закату. Вылезла, откапываясь, словно землеройка, из засыпанного убежища. Песок был везде, и я долго вытряхивала его из шапки, сапог и одежды. Допила начавшее скисать молоко, подкрепилась хлебом и колбасой. После короткого сна я чувствовала себя куда бодрее, но кожу лица и рук нестерпимо жгло.

Так и есть, обгорела на солнце! Одно хорошо – наступал вечер, который принес с собой приятную прохладу и окрасил небо в золотисто-розовый цвет. Солнце постепенно опускалось за горизонт. Я решила идти вперед, пока окончательно не стемнеет. К тому же, в предзакатном небе куда более четко различались очертания гор, но только теперь я поняла, насколько они далеко. Зато барханы были повсюду!

Вскоре нестерпимо захотелось пить. Одна бутылка воды заканчивалась, и это меня пугало. Неужели я спаслась от смерти в холодном переулке только для того, чтобы умереть от жары и жажды в пустыне? Что вообще произошло в том переулке?!

Единственная версия, до которой я пока что додумалась - в последнюю секунду меня самым непостижимым образом телепортировали в бескрайние африканские просторы, и я очутилась где-то в самом сердце пустыни Сахары. Вариант бредовый, но как еще объяснить произошедшее? Да и кто объяснит, если кроме меня в этой чертовой пустыне нет ни души?!   

И я шла, брела к горам…

Вскоре показалась луна. Звезды засияли россыпью бриллиантов, резали воспаленные от песка и яркого солнца глаза. Я замерла на вершине очередного бархана и попыталась найти знакомые созвездия. Ни одного похожего! Надежда на то, что я очутилась в пустыне и скоро выйду к африканскому городу, где добрые аборигены отведут меня в российское консульство, растаяла, как последний снеговик под апрельским солнцем.

Приказав себе меньше думать и быстрее шевелить ногами, вновь потащилась к тем самым чертовым горам! К ночи стало холодать, так что куртка очень даже пригодилась. Я упорно продвигалась вперед, останавливаясь лишь для того, что выпить глоток воды и перекусить. Выбивалась из сил, но продолжала следовать заложенному алгоритму: забиралась на очередную дюну, скатывалась вниз, отряхивалась и ползла дальше.

Под утро, преодолев один из бессчётного множества барханов, я уже не смогла подняться. Натянула шапку на глаза, свернулась калачиком. Если это наказание за совершенное в прошлой жизни, то где-то я очень сильно согрешила!

Господи, что мне сделать, чтобы ты меня простил?!

 Устав от размышлений, я пробормотала несколько молитв, путаясь в словах, после чего заснула с твердой уверенностью, что завтра со мной обязательно случится что-то хорошее: либо меня найдут, либо я дойду. Не важно куда, но дойду! Там будут люди, а еще много, много воды...

Проснулась, когда солнце уже раскалило песок. Расправила затекшие конечности. Кожа лица и шеи нестерпимо горела. Вспомнив, как бабушка мазала мне обгоревшую на летнем солнце спину сметаной, полезла в рюкзак. Сметаны не имелось, зато скисшего молока оказалось предостаточно! Намазала лицо, руки, шею. Позавтракала хлебом с колбасой, отпила из бутылки и отправилась в путь

И время растворилось. Казалось, я иду вечность, а, может, уже целых две... Мысли путались от жары и усталости. Я вспоминала мужа, друзей, свою первую любовь. Неужели я никогда их больше не увижу?!

Ведь я так и не спросила у Марека, почему он отпустил меня шесть лет назад. Почему не запретил, не оставил с собой, а отступил в сторону, сказав, что желает мне счастья? И вот я ползу по пустыне, счастливая до невозможности... Почему я не вернулась в наш маленький городок после того, как окончила университет? Хотела, но оказалось уже не к кому. Да и замуж-то я вышла назло ему, потому что добрые люди донесли, что у Марека девушка, с которой у него все серьезно. Настолько, что и свадьба не за горами.

 У Марека, значит, девушка, а у меня?.. А у меня - начальник отдела, который давно уже ходил кругами, постепенно сужая радиус. Добивался бы и дальше, но у Марека девушка, и мы тоже через три месяца сыграли свадьбу!

Вконец обессилев, я поняла, что дальше идти не могу. Вырыла углубление в тени высокого бархана, завалилась в него, накрывшись сверху курткой. К вечеру слабость прошла, я поднялась и поползла дальше. По-другому мое передвижение назвать нельзя… Болели растертые в кровь ноги. Первая бутылка «Боржоми» закончилась, от второй осталась только половина. За воду я могла стать наемной убийцей, но никто не предлагал... Поэтому шла, ползла вперед, твердя себе, что впереди будет город, до которого я обязательно доберусь. Время от времени поглядывала на виднеющиеся вдали горы. Я уже четко различала неровные очертания склонов, высокие пики, теряющиеся в дымке тонких облаков, но не могла представить, сколько до них еще идти! Противный внутренний голос нашептывал, что пустыня меня убьет значительно раньше.

Неожиданно в предзакатном небе появились две темные точки. Ловя жаркий воздух раскрытым ртом, я облизала потрескавшиеся губы. Они приближались! В груди поселилась надежда, ускоряя биение сердца, придавая мне силы. Может, это поисковая экспедиция, и меня все же ищут?..  

Я замерла на вершине бархана. Расстояние между нами быстро сокращалось, но других звуков, кроме порывов ветра, бьющихся о дюны, и шелеста песка, не было слышно. Никакого тебе рычания моторов! И я подумала… Скорее всего, это птицы, а не спасательная экспедиция! Разочарование удавкой сдавило горло. Ладно, как есть, так есть! Одно радует – они пьют, значит, неподалеку есть источник. А еще они едят… Интересно, что именно?!

Вскоре я уже различала их раскинутые крылья. Птицы приближались слишком быстро, но при этом не шевелили конечностями. Какие-то они… неправильные! Нехорошее предчувствие заставило меня броситься вниз по склону. Я судорожно принялась рыть себе убежище, разгребая руками песок, жалея, что не родилась пустынным тушканчиком. Закопаться бы с головой, чтобы никто не нашел!

Не успела. Неожиданно стало совсем тихо, словно кто-то выключил звук. Я слышала лишь скрип песка, поземкой сбегающего с бархана, и свое испуганное дыхание. Подняла взгляд и замерла. На вершине дюны сидели... Мамочки! Не знаю, что это за существа, но уж точно не птицы! 

Они оказались здоровенными, выше меня ростом, полностью черными, покрытыми развевающимися на ветру лохмотьями. Я не увидела ни их голов, ни глаз, ни конечностей, зато внутри одеяний шевелился, двигался темный туман, делая их похожими на кошмарные тени. Существа смотрели на меня, и тут я почувствовала, как проникает внутрь ледяной, потусторонний взгляд, как шарят по моему сознанию чьи-то злые, грубые руки.

«Пошли вон!» - мысленно крикнула им, выкидывая чужаков из головы, разрывая контакт. Они пошевелились, затем скользнули чуть ниже, приближаясь. Наверное, сейчас меня будут убивать... Но как?! Задушат опереньем?

Ментальный удар по сознанию оказался настолько сильным, что я упала на спину. Во рту тут же появился солоноватый привкус. Дотронувшись до лица, увидела на руке кровь. Наверное, вытекала из носа. Вот же гадость!

И тогда я сделала то, чему учила меня бабушка – поставила мысленную защиту. Только студент, похоже, из меня вышел так себе. Существа, объединив силы, быстро сломали ментальную преграду и теперь на пару вытягивали из меня жизненную силу. При этом продолжали сидеть, нахохлившись, на вершине бархана.

  Нокдаун, и бой почти проигран! Где рефери, что позволит мне прийти в себя и собраться для ответного удара? Ни души! Лишь неизвестные твари, которые с огромной скоростью высасывали из меня жизненную энергию. Я судорожно искала магический Поток, в котором можно было пополнить силы. Раньше в такой я заходила только с бабушкиной помощью, но она умерла, да и меня, похоже, очень скоро не станет, если не буду пошевеливаться…

Неожиданно навалилась апатия и сонливость. Стало холодно, несмотря на сорокоградусную жару. Я чувствовала, как замирает кровь в венах, как потяжелела голова и руки. Песок манил, предлагая прилечь и немного отдохнуть.

Ну уж нет! Как пользоваться чертовой магией в этом мире?!

Неожиданно поняла, что она… повсюду! И я раскрыла навстречу ей свое сознание, окунаясь в полноводную энергетическую реку, пропуская ее через себя. Вскоре она уже заполнила меня целиком, переливаясь через край, потому что я не могла впитать так много. Ничего подобного в Москве не было!

            Усилием воли выкинула из головы чужаков, вновь поставила защиту. Но Тени опять пошли в атаку, яростно бились о мою ментальную стену. Я же, почувствовав вкус победы, вплетала в нее новые и новые кружева заговоров. Ведь бабушка такая затейница была! И хвори прогоняла, и мужей неверных возвращала, а уж по заговорам ей равных не было во всей столице.

Наконец, оставив попытки пробиться сквозь мою защиту, Тени скользнули вниз. Поплыли ко мне, не касаясь песка. Лохмотья развевались на ветру, мрак вылетал из них клочьями, растворяясь в предзакатном свете. Мое сердце бешено стучало, адреналин бушевал в крови. Я понимала, что сейчас они меня прикончат. 

- Уходите! - крикнула им, поднимаясь на ноги. – Прочь!

            Вытянула руки, из последних сил загоняя магический Поток в себя, пропуская через тело, направляя в ладони. Огненная река выжигала внутренности, но мне все же удалось с ней совладать. Две голубые молнии слетели с моих ладоней и попали в первую Тень. Запахло паленой шерстью. Онемев, я увидела, как осела кучкой черного тряпья самая большая тварь. При этом, Поток продолжал литься через меня, но я была не в силах из него выйти.

В упавшую Тень полетел еще один разряд. Вторая озадаченно зависла рядом. Затем, развернувшись, резво полетела прочь. Балансируя на грани потери сознания, я протянула руки в ее сторону. Еще две молнии, сплетаясь в искрящийся разряд, вылетели из моих ладоней.

Затем пришла темнота.

             

 

Глава 3

 

 

Сознание возвращалось медленно. Я со стоном пошевелилась, затем перекатилась на спину. Оказалось, уже стемнело. Полная луна уверенно светила на чужом небе, звезды складывались в неизвестные рисунки, в которых я вновь не нашла знакомых созвездий.

Нащупав рюкзак, вытащила из него последнюю бутылку «Боржоми». Воды в ней оставалось меньше половины. Сделала два глотка. Возможно, двадцать два прояснили бы голову и дали силы идти дальше, но…

И тут я вспомнила. Тени, ну конечно же! Перевернулась на живот, с трудом встала на четвереньки. Огляделась. Неподалеку, едва различимые в лунном свете, виднелись две кучи тряпья. Неужели это я их так?..

Мне захотелось посмотреть поближе, хотя инстинкты взвыли, предупреждая, что надо уходить, уползать, причем, чем скорее, тем лучше. Ведь пропажу обнаружат и за ними обязательно придут! Наверняка поблизости есть гнездо, рассадник заразы… Но я все же подползла и засыпала песком то, что осталось от странных существ, пытаясь не смотреть на уродливое, дымящееся тряпье и омерзительную субстанцию внутри него. Затем встала и пошла по направлению к горам. По дороге размышляла, чем же я их приложила. Вспоминала, как вошла в магический Поток, как пропустила его через руки, затем обжигающую боль в теле и молнии, срывающиеся с кончиков пальцев.

Вот бы бабушка удивилась, если бы узнала!

Затем я шла... Спала, когда не могла больше двигаться, затем просыпалась и снова брела, ползла дальше. Горы то приближались, то отдалялись. Убегали от меня, издевались и, громко хохоча, трясли заснеженными вершинами. Я терла воспаленные глаза, сбрасывая морок, с каждым шагом понимая все яснее, что до гор я уже не дойду.

По крайней мере, не в этой жизни.

Вода закончилась. Я где-то потеряла рюкзак с зимней одеждой, а, может, выбросила его сама. Барханы стали менее высокими, ветра – не такими сильными, а я все шла и шла, черпая энергию из магического Потока. Наконец, силы кончились даже для того, чтобы в него войти. Тогда я просто ползла, понимая, что, когда усну, меня засыплет песком, и я больше не смогу выбраться.

Затем лежала, с трудом разлепив воспаленные веки, и смотрела в небо. Мысли путались, пропадали, атаковали вновь. В глубине души я жалела, что шанс на новую жизнь потратила так бездарно –  ползла несколько дней по пустыне, пока жара и жажда не сделали свое дело.

Тут в небе вновь появилась черная точка. Она росла, приближаясь. Вскоре я уже различала крылья и вытянутую темную голову. Мне захотелось заплакать от обиды, но слез тоже не осталось. И я закрыла глаза, чтобы не видеть, как с каждым взмахом крыльев приближается моя погибель.

Врочем, даже хорошо, что скоро все закончится! Третью Тень я попросту не переживу. Хотя, нет, это какая-то другая тварь... Тени двигались беззвучно, а эта шумно приземлилась неподалеку. Под взмахами огромных крыльев взвился песок, засыпая меня мелким, острым дождем.

Тяжелые шаги, скрип песка под мощными лапами. Тварь замерла совсем близко. Склонилась надо мной, и ее горячее дыхание обожгло кожу лица. Нет, так не пойдет! Хочу знать, кто меня сожрет!

И я открыла глаза, заморгала неверяще. Рядом со мной стоял... динозавр! Огромный, метра четыре в высоту и десять в длину, почти что черный. Его чешуйчатое тело отливало металликом, как новый внедорожник мужа, но брюхо и роговые пластины над головой казались более светлыми, с подпалинами. Темные глаза смотрели на меня внимательно, клыкастая пасть была совсем близко. Но вместо того, чтобы меня сожрать, динозавр взмахнул черными перепончатыми крыльями, подняв еще одно песочное облако, затем сложил их по бокам.

- Здравствуй, птичка! - пробормотала я, чувствуя подступающее беспамятство, радуясь ему, словно старому, доброму другу. Но прежде чем упасть в ласковые объятия бессознательного, я заметила, как ящер посмотрел на меня удивленным, вполне осмысленным взглядом. Склонил голову, и раздвоенный змеиный язык дотянулся до моего лица. На этом интересном месте пришла спасительная темнота и тишина.

 

***

 

Очнулась я от того, что на меня лили теплую, пахнущую гнилью воду. О, ни с чем не сравнимое наслаждение! Ему проигрывали СПА процедуры, турецкие бани и экзотические массажи все вместе взятые. Я стонала от удовольствия, открывала рот, впитывая живительную влагу. Затем водные процедуры закончились. Меня грубо подняли и посадили, прислонив к холодной стене. Да, не похоже на навязчивый сервис косметического салона, зато я получила в руки огромную железную кружку, доверху наполненную водой! Не открывая глаза, жадно принялась пить, чувствуя, как с каждым глотком прибавляются силы.

Тут раздался мужской голос, грубый и отрывистый. Я плеснула в лицо драгоценную влагу, смывая с глаз засохший песок и грязь, после чего с трудом разлепила веки. Рядом со мной стоял рыжебородый мужчина в темной одежде. Он что-то говорил, показывая на кружку. Я принялась вслушиваться в слова на неизвестном языке. Наконец, пожала плечами. Не понимаю!..

Но как же я очутилась в этом месте? Последнее, что помнила – меня собирался сожрать динозавр. Неужели спасли?.. Но как? Кто?! А где же динозавр?!

Огляделась. Темное помещение, каменная кладка стен, застарелый воздух с запахом гнили. На стенах – факела, отвоевывающие у темноты жалкие метры освещенного пространства. Я сидела на каменном возвышении, покрытом дурно пахнущей соломой, да и сама была, определенно, не первой свежести. И даже не второй!

Бородач опять что-то требовательно произнес. Наверное, хотел свою кружку, но отдавать ее я не собиралась. Вцепилась в нее, словно грешник в последнюю индульгенцию.

- Дайте напиться-то! – мой голос проскрипел, словно забитый песком подшипник. – Неужели тебе жалко?!

            Рыжебородый грозно прикрикнул. Затем замахнулся и ударил меня по лицу. Вернее, хотел ударить. Бить меня нельзя. Лучше пристрелить издалека, полезнее для здоровья. Уклонилась. Он стоял близко, что было весьма неудачно для него, зато удобно для моей ноги в угробленных об барханы итальянских сапогах. В общем, заехала ему носком туда, где больно и обидно. Он взвыл, согнулся пополам и разразился проклятиями. Слов я не понимала, но, судя по интонации, ничего хорошего мне не пожелали.

М-да, как-то неудачно все вышло! Добрые люди меня спасли, напоили, а я сразу же учинила потасовку!

            Тут из темноты появились еще двое. Высокие, бородатые – здесь что, не бреются? – одетые в легкие доспехи, с кожаной перевязью на поясе, к которой крепились короткие мечи и кинжалы. Я же прижала драгоценную кружку к груди и поползла в дальний угол. Мокрое платье липло к телу, холод подземелья пробирал до костей, зубы стучали все отчетливее.

 Может, это все-таки Африка, и у меня началась туземная лихорадка? А мужики с мечами, скорее всего, ролевики. Например, играют во взятие Изенграда. Сейчас подоспеют орки, завяжется настоящее веселье!

- Sorry! - просипела в ответ на вновь заданный вопрос. Высокий, заросший темной бородой по самые брови воин опять что-то настойчиво вопрошал. – Я вас не понимаю... Но я больше не буду, обещаю! I am really sorry!

            «Рыжая борода» наконец-то разогнулся. Бросил на меня недобрый взгляд, рука скользнула на рукоять кинжала. Остальные молчали, похоже, размышляя, как со мной поступить.

- Женщин не бьют! - на всякий случай напомнила им.

Хотя, может, в мире Теней и летающих ящеров, женщинами кормят крупный рогатый скот? Потому что на Африку, как бы сильно я этого ни хотела, это место никак не было похоже!

Надеюсь, местный люд все же простит мне легкую неучтивость! А если не простят, то я вряд ли смогу долго сопротивляться. Трое вооруженных мечами мужчин быстро порубят меня в капусту. 

            Тут раздался скрип открываемой двери, снова шаги. Негромко переговариваясь, появились еще двое, и присутствующие почтительно расступились.

            Честно признаюсь, я открыла рот, потому что такая красота не могла существовать в природе и не имела права разгуливать по затхлым казематам! Ее нужно запирать в стеклянном шкафу, чтобы счастливая обладательница могла ежедневно сдувать пылинки, бормоча: «Мое!».

До этого я повидала много привлекательных мужчин - работа в кредитном отделе банка располагала к интересным знакомствам. В привычной среде обитания они разъезжали на машинах экстракласса, играли в международный бизнес и вели в довольно нервный образ жизни, который частенько компенсировался спиртными напитками, теннисом и горными лыжами в «Трех Долинах».

Вошедший совершенно на них не походил.

Он показался мне совершенным. У него было гладкое, чистое лицо, прямой нос и крепкий, правильный рот. Длинные темные волосы собраны на макушке в замысловатое плетение. Одет мужчина был в светлую тунику и темные штаны. Имелось и оружие за поясом, как и у остальных. Он подошел поближе, что-то отрывисто сказал пострадавшему рыжебородому. Тот покорно убрал руку с оружия и исчез в темноте.

Наверное, отбывать трудовую повинность.

Похоже, темноволосый был здешним начальником, потому что принялся негромко расспрашивать остальных, продолжая меня рассматривать. Под его взглядом я окончательно почувствовала себя не в своей тарелке. Прижалась к стене, подтянув колени к подбородку, одернула подол мокрого платья, понимая, что именно сейчас решается моя судьба. Наконец, мужчина сел рядом и сказал мне что-то успокаивающее.

Его глаза показались мне чернее ночи. Мерцающий огонь факелов бросал странные демонические блики на идеальное лицо. Но даже если он и был демоном, то, несомненно, самым прекрасным из них!

Покачала головой. Не понимаю! Ни то, что со мной происходит, ни где я очутилась, а еще меньше то, что он говорит! Вместо ответа принялась смотреть на его совершенные черты лица, на волевую линию подбородка и высокие скулы. Хотела украдкой дотронуться до его рукава, но решила, что у меня слишком грязные руки.

 Боже, о чем я только думаю?! Тут бы выжить, а не на мужчин засматриваться!  

- Тебе тоже вода нужна? – спросила у него резко, разозлившись на себя. – Так и быть, забирайте!

            Но перед этом успела сделать несколько больших глотков. Он тут же схватил меня за руку, отбирая кружку. Передал ее одному из воинов. Затем повернул мою кисть, рассматривая запястье и локтевую впадину. Я, признаюсь, немного растерялась. Неужели подумал, что я - наркоманка? С одной стороны, даже жаль, что все это не наркотический дурман…  Как только бы закончилось действие дозы, я бы очнулась в своей квартире, рядом с мужем. Еще бы немного посидела здесь, рядом с этим воином... и домой!

            Но нет, не употребляю! 

Тут воин заговорил. Голос звучал мягко, успокаивающе. Одновременно я почувствовала, как пришел в движение магический Поток. Раньше такое я видела лишь в Москве, но магические колебания походили на легкую рябь на поверхности воды. Здесь же по ней пробежали настоящие волны, меняя направление, закручиваясь под действием неизвестной мне силы. И этот водоворот втекал в мужчину на уровне его груди.

Вот это да!

            Тут он вновь задал вопрос, и слова на неизвестном языке в моем сознании почему-то превратились в знакомые картинки и образы. Разве такое возможно?!

- Как тебя зовут? – спросил у меня мужчина.

            И я его поняла! Поняла!.. Магия, да и только!

- Марта.

- Значит, Марта! Нельзя так много пить после того, как ты чуть не умерла от жажды.

Кивнула. Теперь ясно, к чему все эти перетягивания кружки.

- Как ты оказалась в пустыне?

Я растерялась. Рассказать ему, что грохнулась под колеса той чертовой машины, а затем про сплошную мистику с фантастикой, произошедшую дальше? Нет, лучше не буду, пока не выясню, как здесь относятся к чужакам. 

- Я заблудилась.

            Знаю, тянет на первый приз в конкурсе идиотских ответов! Просто «Маша и Медведь», только без леса и избушки, а медведь сидит напротив, размышляя, что со мной делать.

- Ты была одна?

Воспоминания о пустыне со мной делили Тени и динозавр. Первых я убила, последний собирался меня съесть, но передумал. Больше никого не встретила.

- Одна.

            Он вновь задумался. Я тоже размышляла о том, что меня ждет. Нарушила ли я законы этой страны? Может, перешла границу в неположенном месте и неподходящей одежде? Вон как на меня смотрит, словно я только что победила в здешнем конкурсе мокрых маек из-за отсутствия соперниц!

- Три дня назад мы нашли караван, на который напали фоморы, - наконец, возвестил мужчина. - Ты пришла с ним?

Странное совпадение! Джип и переулок были примерно в то же время. Может, это знак? Бабушка учила, что судьба иногда дает намеки, и, если их замечать, то будет тебе счастье. Насчет последнего я серьезно сомневалась, но на всякий случай кивнула.

- Да, с ним.

- Как тебе удалось спастись?

- Не знаю! Наверное, мне просто повезло.

- Повезло, - согласился воин. - Мне очень жаль, - добавил он. -  Ты должна знать, что из каравана никто не выжил.

            Я решила все же заплакать и спрятала лицо в ладонях. Ведь он думает, что погибли мои товарищи! Мне было жаль неизвестных мне людей, но куда больше саму себя.

- Тебя есть куда пойти в Туиренне?

            Покачала головой.

- Нет, но я справлюсь.

- Не сомневаюсь, раз уж тебе удалось сбежать от фоморов! Откуда ты родом, Марта?

            Хотела сказать, что из Москвы, но ведь родом я из Сибири...

- Из Юрги.

            Прикусила язык. Сначала же надо думать, а затем только говорить!

- Юрга... - задумчиво протянул он. – Юрга в Улайде? Ты ведь северянка? Совсем не похожа на жителей Мунстера!

Я была согласна на все.

- Да, я с севера.

- Далеко же забралась от своей страны! Ты ведь знаешь, здесь неподходящее место для северянок?

            Кто бы сомневался! Вообще-то, мне домой надо, к мужу. Лежать в постели с градусником под мышкой и жаропонижающим в стакане, потому что, по ощущениям, меня бил озноб. Хотя, можно и в Юргу, в квартирку, доставшуюся мне от родителей, что пустовала в ожидании моих редких визитов. А потом уже разберусь, как добраться до Москвы! Главное, чтобы меня выпустили из этих... застенок инквизиции.

- Как мне вернуться в Улайд? Здесь есть консульство? – я облизала пересохшие губы. Меня кидало то в жар, то в холод, мысли путались. Наверное, температура приближалась к точке кипения.

Зачем мне в какой-то там Улайд?!

– Консульство? – переспросил мужчина с легкой усмешкой. - Последнего вашего консула повесили на воротах год назад.

            Вот так новость! Здесь что, идет война Севера с Югом?! Только этого мне еще не хватало!

- Но каждую неделю на север уходят торговые караваны, - продолжил мужчина. -  Думаю, за соответствующую плату тебя возьмут с собой.

            Задумалась. Почему бы мне не отправиться с караваном на север? А там разберусь, что за Югра на новообретенной родине! Оставалось только обзавестись деньгами, потому что кошелек с кредитными карточками пропал в пустыне вместе с рюкзаком. Хотя, я все равно не вижу здесь банкоматов!

- Возьми, этого должно хватить, - мужчина отцепил от пояса небольшой мешочек, и я поймала его на лету. Под грубой, крепкой тканью перекатывались железные кругляшки. Наверное, монеты...  Вот и подали первый раз в жизни из жалости!

-  Спасибо!

Он кивнул, затем поднялся.

- Я могу узнать твое имя? – спросила я у него, кусая губы.

- Райвен Маккалахер, - отозвался он.

- Лорд Райвен Маккалахер, - поправил стоящий рядом бородач. В голосе слышалось обожание.

Местное божество что-то приказало своим воинам, и те почтительно кивнули.        

- Я должен идти, - произнес мужчина, после чего коротко поклонился и исчез в темноте. До меня донесся скрип двери и затихающие звуки его шагов. Вот и все, даже не оглянулся!

- А вы что уставились? – расстроившись окончательно, сказала я стражникам уже на русском. – Делиться с вами я не стану. Мне еще в Улайд надо!

            Один из мужчин заговорил со мной медленно и проникновенно, наверное, надеясь, что такая речь стимулирует понимание. На какой-то миг мне показалось, что я различаю отдельные слова. Память, усиленная магическим Потоком, всячески старалась мне помочь. Тут вернулся рыжебородый и кинул в меня грязным комом с тряпьем. Под ухмылки мужчин я развернула платье из серого домотканого полотна с множеством пуговичек по переду. Оно оказалось огромным, больше моего размера так на три.

- Отвернитесь! – вновь приказала им на русском, но стражники лишь дружно заржали в ответ. В другой раз, в другой жизни я бы объяснила, что так обращаться с женщинами вредно для здоровья, сейчас же мне просто хотелось переодеться в чужое сухое тряпье. Прижавшись спиной к стене, я стала стягивать когда-то дорогой итальянский трикотаж. Заинтересованные взгляды, шарящие по телу, вгоняли меня в дрожь.

 Говорят, как Новый Год встретишь, так и проведешь. Относится ли это к языкам?

- Убью! – прошипела я первое слово чужого мира, услужливо подсказанное магическим Потоком.

 

 

            РАЙВЕН МАККАЛАХЕР.

 

     

- Она пришла в себя, мой лорд!

            Райвен пожал плечами. Быстро же она очнулась! Впрочем, это не его дело. Здесь, в забытом его Богами городе, у него нет собственных дел, лишь обязательства, которые на сегодня он выполнил.

Он давно уже мечтал снять оружие и одежду, смыть песок и мелкую пыль, которой, казалось, пропитался насквозь, и из-за которой иногда мучительно кашлял, вернувшись после очередной вылазки в пустыню. Затем окунуться в огромную бадью, наполненную до краев горячей водой, и лежать в ней так долго, пока его не покинут запахи и грязь этого города.

Но в Туиренне вода - богатство, а много воды – непозволительная роскошь.

- Девчонка сказала, что делала в пустыне? – спросил он у Сэба.

- Нет! - пожилой десятник покачал головой. - Она, похоже, не понимает нашего языка. Мой лорд, не могли бы вы... поприсутствовать?  

Райвен пожал плечами. Вообще-то, не его это дело - присутствовать, но Райвену стало интересно, что за птицу он подобрал в пустыне.

- О Лугх Светоносный! – пробормотал он на своем родном языке. – Хорошо, пойдем!

Уходя, бросил тоскливый взгляд на свою комнату. У него был собственный особняк в центре Туиренна, но Райвен предпочитал жить в цитадели. Крохотное помещение служило ему домом вот уже три месяца. Оставалось еще столько же, после чего он сможет вернуться на родину, в Нуадреанн.

Райвен тосковал по своему миру. Пусть распахнутое окно манило обманчивой свежестью наступавшего вечера, но ему слишком сильно не хватало прибрежного ветра с горьковатым запахом морской соли. Перед тем, как отправиться на службу, Райвен построил дом недалеко от Эйдоса, столицы Нуадреанна, на одной из скал у Великого Моря, что омывало извилистые, изрезанные фьордами берега его страны. И каждое утро он мечтал увидеть неспокойные волны, что бушевали внизу, вгрызаясь в темную плоть скалы, но вместо этого уже несколько месяцев дышал пыльным воздухом Туиренна. 

            Райвен вышел из комнаты вслед за Сэбом, мысленно отметив, что пожилой воин сильнее, чем обычно прихрамывал на правую ногу. Похоже, поврежденное колено давало о себе знать. Надо бы взглянуть! Целительская магия поддавалась ему неплохо, к тому же, он испытывал симпатию к Сэбу.  Но разве возможна дружба между сыновьями Богини Дану и людьми?

- Как она? – спросил Райвен, вспомнив о девушке.

- Шустрая! - усмехнулся Сэб. 

Райвен нашел ее в сердце пустыни. Не только место показалось ему неправильным, но и ее одежда. А еще то, что она все еще была жива, хотя давно уже стояла на Краю. Опоздай он немного, и, пожалуй, ушла бы в Иной Мир.

Но что завело ее так далеко от стен города и торговых путей и столь близко к месту, где проходила Грань Миров? Неужели она - перебежчица из Мира Темных? Нет, навряд ли! Все знали, что делала нежить с женщинами! Райвен вздрогнул. Он видел, но мечтал забыть. Последнее нападение на торговый караван было как раз три дня назад. Двадцать мертвецов, выпитых фоморами досуха, и разграбленные повозки. Темные ушли за Грань раньше, чем подоспел отряд из Туиренна. Но, быть может, одной из каравана удалось спастись?

Они спустились по щербатым, едва освещенным ступеням в подземелье.

- Что здесь происходит? – спросил он, увидев, как рыжий Гилла нервно сжимает в руке кинжал.

- Девка нарывается, - ответил тот, но тут же запнулся, увидев, кто стоит перед ним. – Простите, мой лорд!

Гилла спрятал кинжал, и Райвен понял, что испортил рыжему развлечение. В другое время, в другом месте тот был бы наказан. Но не здесь, не в этом проклятом городе, где ему оставалось служить всего лишь три месяца и от его решений мало что зависело!

- Чтобы я тебя здесь не видел! – сказал он Гилле. – Хотя нет, найди ей сухую одежду.

Девушка сидела, вжавшись в стену, с кружкой воды в руках. Ее била дрожь. Светлые волосы спадали на колени, едва прикрытые коротким платьем.

- Как много она выпила? – Райвен спросил у оставшихся воинов, имен которых он так и не запомнил.

- Достаточно. Больше нельзя, помрет же! – произнес чернобородый. – Гилла хотел отобрать, но... Его гордость пострадала!

            Они дружно заржали. Поморщившись, Райвен присел рядом с девушкой. Она смотрела удивленно, глаза казались огромными и черными в мерцающем свете факелов.

- Не бойся! - произнес он. – Обещаю, здесь никто не причинит тебе вреда.

            Девушка покачала головой, что-то ответила на незнакомом языке.

- Не понимаю! - вздохнул Райвен. – Что же ты за птица и откуда здесь взялась? Но кружку тебе все же придется отдать...

            Он взял ее за руку. Нежная, мягкая кожа. Девушка походила на женщин его Племени, но была человеком. К тому же, ни одна из дочерей Нуадреанна не надела бы такую одежду! Светлое короткое платье обтягивало ее фигуру, едва прикрывая колени, хотя незнакомка старательно тянула подол вниз. Его взгляд побежал выше, остановившись на груди, и Райвен качнул головой, отгоняя непрошеные мысли.

Нет, не о том он думает!

            Одернув рукав, повернул ее руку к свету. Знака Гильдии не было. Значит, из благородных, либо еще не получила метку. Ничего, сейчас он ее расспросит! Райвен мысленно повторил слова призыва к магии Племени, которой обладали все, в чьих венах текла Кровь Богини Дану, затем с ее помощью помог девушке на короткое время овладеть языком Мунстера.  

            Оказалось, северянку звали Марта. Красивое, сильное имя! Как он и думал, девушка пришла с караваном и лишь чудом избежала гибели. Впрочем, чудес не бывает, все в этом мире предрешено Богами! Местные Боги к ней оказались куда более благосклонны, чем к другим из ее каравана. К тому же, северянке повезло, что Мунстер и Улайд не так давно заключили перемирие. Не к лицу славным сыновьям Эирианна резать друг друга, когда фоморы лезут на Разломов сплошной стеной! Но оставаться одной в этом городе девушке было опасно, поэтому он дал ей сумму, которой вполне хватило бы, чтобы добраться до дома.

 Ну что же, свои обязательства он снова выполнил, больше ему здесь делать нечего! У северянки своя дорога. Хотя...  Райвену захотелось, чтобы с девушкой все было в порядке, и он больше не наткнулся на ее хрупкое, безжизненное тело посреди Великой Пустыни в одну из разведывательных вылазок.

Он повернулся к Себу.

- Дайте ей во что переодеться! И вот еще, пусть кто-нибудь проводит ее до торговых рядов и поможет найти караван до Улайда. 

            Десятник кивнул.

Райвен уходил, чувствуя на себе взгляд северянки, но все же заставил себя не оборачиваться. Все-таки жаль, что они больше не увидятся!

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям