0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » На Бумаге » 3. Дневник темной леди (бумажная книга) » Отрывок из книги «Дневник темной леди»

Отрывок из книги «Дневник темной леди»

Исключительными правами на произведение «Сказочный мир. Дневник темной леди (#3)» обладает автор — Эльба Ирина и Осинская Татьяна Copyright © Эльба Ирина и Осинская Татьяна

 

Война миров – извечная легенда
Вдруг станет явью наших дней.
А мудрость сказок столь бесценна –
Найди разгадку в них скорей.

Сказочный мир – волшебное место, подарившее дом самым разным магическим созданиям. Издревле обширные земли были поделены между народами с разным Даром. Те, кому по рождению достались способности к светлой магии, объединились под предводительством самого сильного белого мага. Шериад Вариш, прозванный Миротворцем, стал первым императором Светлой империи, положив начало династии Варишей.

Все существа с темным Даром обосновались на территории, впоследствии получившей название Закатные земли. Многочисленные царства и княжества не признавали единой власти, однако, чтобы не скатиться в пучину междоусобиц, вверили себя Посланникам Мира, избранным от каждого удела, которые образовали Совет Магов.

Но были и те, кто не желал ограничивать себя только светом или тьмой. Заняв свободные территории, что соседствовали с Закатными землями и Светлой империей, они создали свой маленький мир и назвали его Зеленые холмы. Чудесное место, где одинаково радовались созданиям с любым Даром или вообще без оного. Волшебный край с дивными садами и кристальной чистоты озерами, где не знали горестей и бед. Пока не началась Смутная война…

Первое столкновение между землями, до этого жившими в согласии, началось после нападения неизвестных тварей, за одну ночь уничтоживших целое поселение в Зеленых холмах. Светлые маги обвинили во всем темных и спешно закрыли границу империи, установив дополнительный непроницаемый магический контур. Видимо, Шериад Вариш надеялся защититься таким образом от неизвестной угрозы. А вот темные… Они попытались помочь жителям Зеленых холмов, но, увы, оказались не готовы к столкновению с существами, выбравшимися из Хаоса, и их кукловодами.

Так началась Смутная война, за свой недолгий срок унесшая несчетное количество жизней. В стороне не остался никто: ни светлые, ни темные, ни магические лишенцы[1]. И когда уже казалось, что надежда окончательно покинула Сказочный мир, появились они…

Сидхаи – древнейшая раса, считающаяся прародителями всех магов. Они повелевали изначальными стихиями, коим были подвластны Жизнь и Смерть. Поговаривали, что их знания зародились вместе с миром, а умения были способны погрузить все сущее в Изначальную тьму. Сильнейшие из воинов, пришедшие на помощь умирающему миру.

Объединив народы, они повели их за собой в последний бой. Общими усилиями воинам удалось оттеснить врага в глубь территории Зеленых холмов, а после изгнать Кукловодов из Сказочного мира. Однако тварей, что рвались из разрывов мировой материи, было слишком много, и на место уничтоженных пробирались новые. Тогда Великий владыка сидхаев, воспользовавшись своей силой, стянул все разрывы в одно место и оградил эту территорию непроницаемым куполом. Так Зеленые холмы получили новое прозвище – Земли Хаоса.

Никто не знает, что случилось с сидхаями за Границей, но спустя некоторое время по Сказочному миру стали гулять легенды…

Где-то в самом сердце Земель Хаоса существует чудо-град, и хранятся в нем такие несметные богатства, что даже крепостная стена сложена из мрамора, а по периметру ее установлены серебряные щиты. На рассвете они отражают лучи восходящего солнца и этим сиянием сжигают тварей Хаоса, за ночь подобравшихся к границе города. Каждый дом в этом граде украшен драгоценными каменьями, что даже не имеют названия в нашем мире. Вдоль улиц растут волшебные деревья, на которых расцветают рубиновые цветы. В многочисленных садах журчат фонтаны с золотыми песчинками. Купола на дворце Великого Владыки отделаны несчетными алмазами, что своим сиянием затмевают свет Древней звезды.

Хочется верить, что в этих легендах есть хоть доля правды. Спасители мира – сидхаи – должны жить именно в таком волшебном месте. Благодаря их силе и отваге Сказочный мир смог выжить. Жаль, покой был недолгим…  

 

Запись первая, вводная

Осторожность действий:
 Шаг вперед и два назад.
 Неизбежность бедствий
 Звезды нам сулят.

 

– У кого есть вопросы? – спросил Полоз Гадович и обвел аудиторию взглядом змеиных глаз.

Наг в истинной ипостаси с длинными темно-зелеными волосами и в кожаной жилетке на обнаженном торсе вызывал искреннее восхищение. Так что если у кого-то и были мысли, то они разбежались при виде преподавателя. Ну, почти у всех…

– У меня вопрос, – отозвалась Яника, привлекая к себе внимание. – Вы сказали, что первым светлым императором был Шериад Вариш, положивший начало династии Варишей.

– Так и есть. Срок их правления исчисляется тысячелетиями.

– Тогда почему сейчас на троне наследник династии Раотор?

– Потому что десять лет назад род Варишей прервался. По официальным данным это была череда несчастных случаев.

– А по неофициальным?

– Малин Вариш, последний представитель этой династии, был новатором. Он пытался наладить отношения с Темными, но не всем оказались по душе его взгляды. Незаинтересованные лица полагают, что древний род целенаправленно истребили. Еще вопросы?

Несколько раз нервно дернув кончиком змеиного хвоста, учитель потер лоб с маленькими янтарными чешуйками и устало поинтересовался:

– Вы хоть что-нибудь запомнили?

– Да! – раздался нестройный хор голосов, после которого Полоз снова обвел нас подозрительным взглядом.

– А чего это вы такие довольные?

– Так боевые маги с практики вернулись, – не стала скрывать наша рыжая староста Любава.

– Отмечали?

– Отмечали, – покаянно склонили головы не выучившие урок Ёжки.

– И до которого часа продолжалось веселье? – понимающе улыбнулся наг.

– Веселье – до появления князя Альтеры…

– Он вас разогнал?

– Нет, князь поймал свою невесту и увел порталом в княжество, на этом веселье и закончилось… а настойка еще оставалась.

После этих слов одиннадцать пар обиженных глаз скрестились на девушке – Янике, мило опустившей светловолосую головку. Поправив локон, кончик которого был выкрашен в новый – сиреневый – цвет, она пожала плечиками и счастливо улыбнулась. Ну да, любовь…

– И после этого вы разошлись? – возобновился допрос.

– Не-а. Мы продолжили уничтожать стратегические запасы скатерти-самобранки, пока не явился магистр Дархариус и не уволок свою невесту.

Теперь уже десять взглядов сверлили невозмутимую княжну Серых волков-оборотней – Верею, не желающую делиться подробностями своего бурного романа с одним из преподавателей АТБИ[2].

– И, уходя, он вас разогнал?

– Вот еще, – отмахнулась наша староста, – он же не наш преподаватель. Потом еще было явление Ырка…

– А это кто? – удивился Полоз Гадович.

– Брат Химаэнир и жених Голубы. Явился этот зеленый порталом, закинул нашу Ёжку на плечо и уволок в свое стойбище.

– Так вот на кого сработала защита школы, – покачал головой наг. – Думаю, именно после этого вы разошлись по комнатам.

– Вообще-то нет. Последней каплей было появление ректора АТБИ… Вот он-то нас и разогнал.

– Это как же вы шумели, что сам Мстислав Яромирович пришел в Школу Сказок?

– Да не, мы тихо себя вели. Он за женой явился. Видите ли, тридцать два богатыря и один шаман Западного племени орков неподходящая компания для молодой девушки.

В этот момент все взгляды сосредоточились на Химаэнир, которая недавно стала женой боевого мага Мстислава Коршунова. Хорошая из них вышла пара, красивая. Статный мужчина и маленькая полуорчанка, с розовыми волосами, вредным характером и любимой дубинкой для воспитательных работ.

– А то, что эта девушка сидела в компании любимых подруг, почти сестер, он как-то упустил, – возмутилась Веселина и припечатала, вызывая у нас смешки: – Ревнивец!

Что есть, то есть. Свою жену ректор берег пуще зеницы ока. Сдувал с нее пылинки и носил на руках, вызывая вздохи умиления и приступы зависти. Светлой, конечно, но все же.

А еще на подходе была свадьба Яники и Китара. На подготовку князь дал всего два месяца, так что сейчас все княжество бегало, как упырем укушенное, стараясь успеть. Наши наставницы Яги не отставали, желая сделать первую нормальную свадьбу одной из Ёжек незабываемой. Ну и мы помогали, чем могли, хотя большую часть времени подбирали платья. Причем всем будущим невестам…

– Все с вами ясно, – вздохнул наг и махнул рукой в сторону выхода из класса. – Ладно, можете быть свободны. Но к следующему занятию чтобы подготовили доклад на тему «Особенности жизни и быта подземных обитателей»!

– А наги к подземным относятся? – спросила Любава и звонко рассмеялась над выражением лица преподавателя.

Полоз не ответил. Тяжко вздохнув, он раскрутил свой хвост и пополз на выход. Все решили последовать примеру… Нет, не в том смысле, что поползли, просто с удовольствием покинули светлое, но маленькое пространство класса.

– Рассола хочу! – простонала я, держась за голову.

– Не притворяйся, зелье ведьмочек давно сняло все симптомы похмелья!

– Это не отменяет моего желания выпить рассола! Кто со мной на поляну?

Естественно, пошли все. Переместившись с помощью портала, соединяющего многочисленные аудитории и тренировочные полигоны с территорией нашего ёжкиного общежития, мы отправились по натоптанной в снегу тропинке на любимую поляну – единственный оплот лета среди царящей вокруг зимы. Оттого ведьмочки-подружки и боевые маги были нашими частыми гостями: валялись на прогретой солнцем траве и нежились под теплыми лучами. За это маленькое чудо стоило сказать спасибо дриадам, что охраняли здешние леса и постепенно восстанавливали их после нападения Жрецов Света.

Скатерть-самобранка, уже который месяц радовавшая нас своей стряпней, лежала на траве, то загибая, то обратно распрямляя уголки. На наш недоуменный вопрос, что это она делает, последовало невозмутимое:

– Загораю!

Решив не мешать кормилице, выпросили у нее рассол, компот и пирожки и пошли на опушку перед Избушкой, на ходу снимая зимнюю одежду и скидывая валенки. После слепяще-белых сугробов невероятные по своей красоте клумбы с живыми цветами – плотоядными, между прочим! – радовали глаз. И все это благодаря одному из моих заклинаний, которое я нашла в гримуаре прародительницы.

Устроившись рядом с Розочкой, я погладила мою девочку по ядовитым шипам, почесала под чашелистиками и скормила несколько пирожков с мясом. За это моя хорошая, благоухая невероятным ароматом, распустила огромный бутон, прикрывая хозяйку от солнца.

Все-таки тяжко иметь бледную кожу! Вместо равномерного золотистого загара получаешь ожоги и расцветку несвежего мертвеца. Черные волосы выгорают, приобретая какой-то непонятный грязный цвет, да и вообще – вредно некромантам загорать! А я, Радомила Воскресенская, потомственная некромантка одного из самых древних темных родов!

Так что, поблагодарив Розочку за помощь, я с удовольствием растянулась на пледе. Рядом на траве расслаблялись подруги: кто подставлял лицо солнечным лучам, кто, с удовольствием причмокивая, потягивал рассол, кто-то тихонечко переговаривался, вспоминая вчерашнюю вечеринку. Подумать только – с начала учебного года прошло всего несколько месяцев, а сколько всего с нами произошло!

Пожалуй, самым ярким событием было зачисление в Школу Сказок на направление Зловредности по специальности Бабки Ёжки. Как сейчас помню полет на гусе-лебеде и явление директора школы – Колобка Батьковича, сообщившего о нашем новом ученическом статусе. Потом началась занимательная учеба и не менее интересные приключения, сплотившие нас и закалившие характер.

Окинув напоследок подруг довольным взглядом, я принялась листать гримуар. Передо мной стояла важная задача: выбрать ритуал, который одобрит мой учитель – магистр Мор. С ним я познакомилась благодаря ректору АТБИ, заинтересовав обоих своим Даром. Магистр вообще оказался довольно увлекающимся некромантом и с удовольствием участвовал в моих авантюрах. С его легкой руки я научилась десятку новых способов вызова души без вреда для кармы, трем способам упокоения мертвяков без энергетических затрат. И, как апофеоз моего творчества, мы постепенно собирали материал для создания тале-яра – слуги, что будет помогать в черчении обрядовых кругов, послужит переводчиком между мертвыми и живыми и сможет без вреда для здоровья уходить за Грань. Совершенно незаменимый помощник для любого некроманта!

А пока мы медленно изучали старые записи в гримуаре по созданию тех или иных существ, проверяя на практике некоторые из «рецептов». И результаты, надо признаться, получались весьма интересными. Розочка и ее сестрички прямое тому доказательство!

Аккуратно перевернув очередную страницу, я провела пальцем по гексаграмме[3] с рунными обозначениями сторон света и ключевыми переходами между слоями миров. В тексте, написанном родовым шифром, были пояснения, в какое время суток лучше всего проводить ритуал и какое небесное событие должно этому сопутствовать. В общем-то обычный призыв с колоссальными затратами энергии, рассчитанный на вызов древней души.

Неожиданный раскат среди ясного неба заставил меня вздрогнуть. Подскочив с места, я переглянулась с подругами и уставилась на приближающийся летательный аппарат.

«Гром гремит, земля трясется, то Яга в ступе несется!»

Раздался усиленный магией голос, причем принадлежал он одному знакомому коту.

«Злая, нервная Яга. Довели ведь до греха!»

Продолжал выдавать кот Баюн, махая нам лапкой.

«Ох, серчает же Яга, разбегайся кто куда!»

Последнее котик выдал уже на земле и устремился к нам, распушив великолепный черный хвост. Морда у зеленоглазого прохвоста при этом была такая довольная, что невольно закрались подозрения о причине плохого настроения одной из наставниц.

Ядвига Еловна, самая старшая из Яг, и вправду была недовольна. Вместо привычного образа статной красавицы, она явилась в облике неряшливой злобной старушки с костяной ногой. Плохи дела…

– Доброго дня, Ядвига Еловна! – поздоровались мы, опасливо наблюдая за Ягой.

– Как ваши дела? – поинтересовалась Любава, привлекая гневный взгляд к себе.

– Дела? А замечательно у меня дела! – выдала бабуся и, выбравшись из ступы, плюхнулась прямо в траву, при этом сложив руки на груди. – Все просто заежись!

– Поподробнее можно? – уточнила староста.

– Да вы… Вы… Да где это видано, чтобы Ёжки не смогли получить даже первую ступень, а? И почему?! Потому что половина собралась замуж, а некоторые уже даже вышли!

– Так вроде всего трое собрались…

– Уже пятеро! – пробурчала Ядвига и укоризненно посмотрела на Пелагею. – Твоей руки попросил царевич Иван. Сказал, что родители с обеих сторон дали добро, осталось получить благословение наставниц. Твоего согласия, между прочим, даже не спрашивал! – последнее прозвучало так ехидно, что впору было заподозрить Ягу в попытке поссорить влюбленных.

Только Поля, кажется, этого даже не заметила. С глупой улыбкой она обвела взглядом поляну, потом нас и сосредоточилась на Ядвиге Еловне, ожидая ответа.

– Дала я согласие, дала, – махнула рукой старушка.

– Только вначале пыталась засунуть Ивана в печь, но это мелочи, – сдал хозяйку болтливый кот, вызывая смешки.

– Цыц, животное, а то отправлю тебя в гости к сестре. У ее Церберочки на днях как раз щенята родились, поработаешь воспитателем у мелких.

Фыркнув на откровенную угрозу, Баюн гордо задрал хвост да потрусил к Избушке, видимо, жаловаться на жизнь.

– О сроках речи пока не было, но, думаю, царевич долго ждать не станет. Любовя у него!

Радостно захлопав в ладоши, мы кинулись обнимать счастливую подругу, у которой до этого в самом разгаре был конфетно-цветочный период. Мы-то думали, Ваня еще год тянуть будет, а он вон как, испугался, что красавицу-ёжку уведут другие. В общем-то правильно сделал, потому что боевые маги из АТБИ неоднократно оказывали знаки внимания дочери Морского царя.

– А вторая невеста кто? – спросила Снежа, глядя на наставницу.

– Да ты, милая. Ты…

Удивление было всеобщим, а взгляды очень жадными. Сначала они скрестились на обвиняемой, но, заметив у нее на лице не меньший шок, переместились на наставницу. Она же, будто нас и не замечая, сверлила дочь Мороза Ивановича гневным взглядом.

– И кто же этот загадочный жених? – первой не выдержала Верея.

– Лучше спросите, откуда пришел запрос.

– И откуда?

– Из Светлой империи!

– Тысяча мертвяков! – выругалась я и посмотрела на подругу. – Ты когда успела со светлыми связаться?

– Не было ничего! Я даже ни с кем из них не знакома! – возмутилась снегурочка, растерянно глядя на Ядвигу Еловну.

– Знакома, девочка. Одному из них ты помогла сбежать. Напомнить подробности?

– Ой…

Да-а-а, вот тебе и ой! А мы все ждали, когда Снежане аукнется ее поступок. Совсем недавно, когда мы спасали Химаэнир из лап Жрецов Света, Снежа помогла сбежать нашему врагу с поля боя. Всему виной было его внешнее сходство с погибшим возлюбленным ледяной красавицы, которое и сыграло с ней злую шутку. В самый разгар сражения, когда к нам подоспела подмога, она провела огненного мага Янара через снежный коридор, помешав свершиться правосудию.

– Нет! – воскликнула Хима и строго посмотрела на снегурочку. – Этот гад просек выгоду от брака с тобой, только и всего. Даже не смей соглашаться!

– Это моя жизнь и…

– Ты забыла, что он сделал с Айной? Или напомнить про мое похищение? Снежа, как бы этот прохвост ни был похож на твоего любимого, это не он! Пожалуйста, не позволяй чувствам затмить разум.

– В любом случае, я ответила отказом! – вмешалась в зарождающуюся ссору Яга. – Пока не докажет, что достоин нашей Ёжки, пусть даже не надеется на прощение. Про благословение вообще молчу!

– Повторяю, это – моя жизнь! И если я захочу, то выйду замуж хоть за самого императора Джамала Роатора! Никто мне не указ!

Резко развернувшись на пятках, снегурочка бросилась в сторону леса, оставляя после себя вихрь снежинок. Никто из нас за ней не последовал, прекрасно понимая, что Снежане необходимо время все обдумать и остыть.

– Эх, молодость, – вздохнула Ядвига Еловна и покачала головой.

Согласно покивав, мы вернулись к прерванным делам. До урока с магистром Мором оставалось не так много времени, и стоило поспешить с выбором ритуала. А еще я уверена, что часа через два до Пелагеи окончательно дойдет, что она невеста и… придется обходить все свадебные салоны по новой.

И вот как при такой активности днем будет хватать сил на ночь? А меня, между прочим, ожидает приятное во всех отношениях свидание с очень милым мальчиком и в продолжение вечера – лунная ночь на крыше со специальными стеклами для наблюдения за звездами. Погружение в далекие и загадочные миры, что подмигивают из глубины небосвода и манят к себе. Но это будет значительно позже, а сейчас сосредотачиваемся на гримуаре!

Подняв книгу с земли, я осторожно стряхнула прилипшую травинку, да так и замерла, разглядывая звезду Эрцгаммы, двенадцать лучей которой украшали неизвестные мне символы. В тексте же было что-то про межтканевые переходы, позволяющие путешествовать не душой, а телом. Грубо говоря, я обнаружила в гримуаре ритуал для открытия портала, позволяющего ходить по… мирам! Не верю! Просто не верю! Зомби мне в мужья, кажется, я нашла свое практическое занятие!

– Девочки, а у кого какие планы после замужества? – раздался мечтательный голос Яники.

– Учиться буду, – хмыкнула Химаэнир, играя с огненным котенком. – Оказывается, вокруг еще столько всего интересного и неизведанного!

– И я даже догадываюсь, кто выступит твоим учителем и в каких областях! – не удержалась я от шпильки.

Уклонившись от полетевшего в меня яблока, я показала покрасневшей подруге язык и снова вернулась к просмотру материала. Эх, кто бы еще дал спокойно все изучить!

– Согласна, девочки! Учеба – прежде всего. Мы с Ядвигой Еловной тоже начали занятия по развитию моего дара, – поддержала полуорчанку Яника.

– А князь не против продолжения обучения?

– Он у меня вообще очень понимающий и заботливый! – мечтательно протянула Ёжка, а я в очередной раз позавидовала.

Мужчины у подруг и правда чудесные, даже несмотря на их возраст. Я же всегда предпочитала проводить время с ровесниками. Заботы от них, конечно, не дождешься, зато в постели порядок. А для моего темпераментного характера это один из важнейших критериев.

– Ой, девочки, даже представить не могла, что когда-нибудь выйду замуж, – вздохнула Верея, скользя ладонями по траве. – Я ведь не планировала связывать себя узами. Думала, закончу обучение, куплю домик ближе к границе с землями Хаоса и буду воевать. А тут свалился этот белобрысый оборотень, как снег на голову, и испортил все планы!

– И как ты теперь представляешь свою дальнейшую жизнь?

– Куда муж, туда и я, – пожала плечами оборотница. – Сами знаете особенность нашего вида – если женщина находит своего мужчину, то за ним хоть в огонь, хоть в воду, хоть на крайний север. Не думала, что скажу это, но быть слабой так приятно! Доверять любимому свои тайны и проблемы, искать защиты и утешения… Невероятное чувство!

– Да-а-а, – мечтательно протянули невесты, а я… не выдержала и фыркнула.

Собрав свои вещи и на прощание погладив Розочку по голове, я пошла в общежитие. Лучше посплю, чем буду слушать охи влюбленных девчонок! Ночь-то предстоит насыщенная!

 

***

– Никогда раньше не видел такого, – удивленно пробормотал магистр Мор, водя пальцем по звезде Эрцгаммы. – Ритуал, не привязанный к небесному событию, но способный открывать проходы… Невероятно!

– Сама в шоке! Ну что, будем пробовать?

– Такие обряды нельзя проводить без поддержки. Да и Совет Магов надо поставить в известность…

– А это бумажная волокита и неопределенные сроки! Так что сейчас идем на полигон, ставим экранирующее заклинание и пробуем. Да?

– Ох, проказница, подбиваешь старика на авантюры!

– Магистр, а четыре любовницы знают, что вы старик? – хмыкнула я и легко увернулась от маленькой молнии. – Вот и нечего прибедняться! Вперед за знаниями!

– Ох, Радушка, когда-нибудь твоя тяга к знаниям сыграет с нами злую шутку.

– Зато какой жизненный опыт! – улыбнулась я и, взяв мужчину за руку, потащила в сторону полигона.

Вздохнув, некромант вернул мне гримуар и приподнял длинные полы черной мантии, чтобы не мешала при ходьбе. Кофейного цвета волосы с разводами молочной седины были собраны в хвост, открывая взору ожог, больше всего напоминающий молнию, заключенную в круг. Располагался он на шее мужчины, привлекая внимание своей белизной на смуглой коже. На мой вопрос, откуда этот след, мужчина отмалчивался. Только хмурил брови да начинал жевать нижнюю губу.

На полигоне, как и ожидалось, было пусто. А все потому, что мы забронировали сектор пять на целый месяц вперед, планируя не один ряд испытаний из книги. Как же мне ее вовремя подарили! Как раз на праздник Мертвой луны, что был несколько месяцев назад и отмечался всем нашим родом.

В то время я как раз была на каникулах, которые устроил Мстислав Яромирович для всех учениц Школы Сказок, временно находящихся на его попечении. И за это ему стоило сказать большое спасибо! Ведь нападение Жрецов Света на школу стало для всех настоящим ударом! И ладно бы эти упыревы фанатики на том и закончили. Так нет же, продолжают делать гадости и активно действуют Ёжкам на нервы! Но я надеюсь, что это ненадолго и наш Совет сможет с ними разобраться.

– О чем задумалась? – спросил магистр Мор, забирая у меня из рук книгу.

– О светлых. Хотела бы я знать, какую цель они преследуют.

– Уничтожение темных, конечно же!

– Я тоже так думала, но… слишком очевидно. Почему-то мне кажется, что у них совсем другие планы.

– Есть идеи?

– Ни одной, просто интуиция.

– Да? А что она говорит по поводу нашего будущего ритуала? – усмехнулся мужчина.

– Что он изменит нашу жизнь! – улыбнулась в ответ я и вытащила из пространственного хранилища атам[4]. – Я занимаюсь фигурой, а вы символами?

– Как обычно, а затем перепроверяем друг друга.

Согласно закивав, я в последний раз заглянула в гримуар, запоминая рисунок, и приступила к работе. Ритуальный нож легко скользил по поверхности. Чуть смоченный магией мелкий песок легко принимал нужную форму и глубокими бороздами обозначал грань двенадцатиконечной звезды. Вершину каждого луча украшал рунический символ, выведенный уверенной рукой магистра. Четкие линии, ровные пропорции и полная сосредоточенность – одни из самых важных качеств для некроманта. Пусть многие ошибочно считают, что наша основная работа – возиться с трупами, так даже хорошо. Никому из них и в голову не придет, для чего на самом деле мы используем энергию, полученную от призраков и призванных душ, накопленную в артефактах.

– У тебя все?

– Готово! Кстати, символы я уже проверила, все в порядке.

– Лучи Звезды тоже хороши.

– Тогда начнем? – проведя пальцем по корешку гримуара, я на выдохе произнесла заветное слово, после чего убрала уменьшившуюся книгу в карман.

Кивнув, магистр достал из складок мантии один из хранов с черной душой и расколол его с помощью ножа. Не дожидаясь появления приведения, мужчина бросил кристалл на песок и стал зачитывать заклинание активации.

Встав рядом, в центр Звезды, я присоединилась к ритуалу, постепенно превращая слова в песню и чувствуя, как контуры рисунка наполняются силой. Кажется, началось…

Энергия закручивалась в тугие спирали, касаясь кончика каждого луча и постепенно устремляясь в небо. Перейдя на магическое зрение, я с восхищением уставилась на черный смерч, который с каждым мгновением набирал обороты, черпая силу уже не из Звезды, а из окружающего мира, присосавшись к магическим потокам. Было в этом что-то жуткое, но первозданно-восхитительное, вызывающее трепет в груди.

И я даже не сразу заметила, что ноги оторвались от земли. Полет был таким неспешным, плавным. А когда понимание странности происходящего все же накрыло, было поздно. Мы с магистром Мором парили высоко над полигоном, вытягиваемые смерчем в неизвестность.

В один удар сердца скорость возросла, закрутив нас вместе с потоком силы, а потом и вовсе превратила весь мир в размытые краски, смешивая небо и землю в сплошную тьму. Ритуал подходил к концу…

 

Яника, дочь архитекторов. Ёжка.

Солнце померкло, и загудел ветер. Стук да гром, от которого затряслась земля... Вернее, затряслась Избушка – курьи лапки мелко задрожали от страха. Зарницы, мерцающие на потемневшем небе, не только дезориентировали общежитие, но и ослепили нас, приникших к окнам в попытках разобраться в происходящем.

– Ёжки, на выход! – прогремел командный голос Избушки, заставивший в спешном порядке эвакуироваться на улицу.

Выскользнув в коридор и пропустив вперед сонную Злату, я спустилась следом за девочками и замерла на крыльце общежития, с интересом рассматривая статную женщину в боевом облачении.

Стройный стан был скрыт доспехами, а голову украшал потрясающий кованый шлем. В одной руке было копье, другую же воительница уперла в бок, отчего вид ее сделался еще более грозным.

– Я не вижу среди вас Радомилы, – разнесся по опушке зычный голос, от которого захотелось зябко поежиться.

Быстро обменявшись взглядами, мы нахмурились и кивнули Любаве, предоставляя ей право слова.

– Здравствуйте, Марья Моревна! Вчера Рада собиралась встретиться со своим учителем – магистром Мором, а потом пойти смотреть на звезды. Еще не вернулась, но мы думали, она уснула и…

– Я не ощущаю ее в нашем мире, – враз как-то сгорбившись и поникнув, глухо промолвила нежданная гостья.

– Надо сообщить Ядвиге Еловне, она обязательно что-нибудь придумает! – подала голос Пелагея, но замерла от следующих слов женщины.

– Не стоит, мы сами найдем нашу девочку. И моровое поветрие будет самым малым наказанием для ее обидчиков! – С этими словами Марья стукнула копьем о землю и растворилась в воздухе.

Природа тут же успокоилась, будто и не было сильнейшего ветра, а молнии не рассекали небосвод. Птицы радостно зачирикали о чем-то своем, птичьем, но и они не смогли нарушить тягостное ощущение беды.

– Теперь я понимаю, почему ее Моревной назвали, – прошептала Ульяна.

– Чего мы стоим? Идемте скорее к Ядвиге! – сказав это, Голуба первая ступила с крыльца на тропинку, показывая пример.

– Ку-у-уда собрались мои горлицы? – вместе с раздавшимся хрипловатым голосом из-за деревьев, окружавших поляну, вышла и сама его обладательница, опираясь на клюку. Видимо, привычка появляться на людях в образе старой карги не отпускала женщину и ночью. – Голыми ногами да по ночной росе? А нам потом вместо утренних лекций первую помощь от простуды оказывать?

Ойкнув, Голуба забралась обратно на деревянные ступени, тесня остальных подружек. Одновременно с этим самые нетерпеливые наперебой стали рассказывать о произошедшем.

– Отставить панику! – властность и уверенность наставницы быстро привели Ёжек в чувство. – Ничего непоправимого не случилось, мать бы первая это почувствовала. А тем более такая, как Марья Моревна. Но попотеть явно придется, пока искать будем да из беды выручать. А сейчас марш досыпать – на занятия утром!

 

Запись вторая, о новых местах и старых знакомых

Судьбы дороги неизвестны:
Где встретишь друга, где врага.
Быть может, канешь ты в безвестность
Или удача ждет тебя?

 

В себя я приходила тяжело. Во всем теле царили слабость и ломота, голова раскалывалась от боли, а нормальному дыханию мешали какие-то непонятные крупинки, набившиеся и в рот, и в нос. Открыть глаза я не могла из-за них же, чувствуя резь и обильно текущие по щекам слезы. В общем, проморгаться я смогла далеко не сразу, а встать… попытки с двадцатой. Но все-таки встала, кое-как отрешившись от всех чувств, и медленно обвела взглядом место, в котором оказалась.

Песок… Серые барханы, лишенные растительности и признаков жизни. Горячий ветер, царапающий лицо невидимыми песчинками, и жестокие поцелуи солнца, оставляющие на нежной коже красные следы. Попытка позвать профессора успехом не увенчалась – я сильно закашлялась и почувствовала на потрескавшихся губах кровь. Совсем весело!

– Доэкспериментировались! – прокашляла себе под нос.

Вздохнув, я принялась отрезать чудом оставшимся в руке атамом полоску ткани от рубашки. Какая никакая, а защита для головы. Хотя чего в ней, бестолковой, защищать? У зомби и то мозгов больше, чем у меня! Доигралась в великого некроманта, упыриха беззубая! И себя чуть не угробила, и… учителя.

Мысль о магистре немного отрезвила и заставила взять себя в руки. Вот когда найду его, тогда и буду предаваться самобичеванию. А пока надо поработать ножками – пустыня тут, кажется, большая, идти долго придется.

Скрипя зубами (в прямом и переносном смысле), я медленно побрела к ближайшему бархану. Ветер постепенно усиливался, то задувая песок под одежду, то запутывая волосы. Подозрения, что скоро грянет песчаная буря, крепли с каждым мгновением. Как и понимание – ее мне не пережить. Несмотря на свою профессию, пессимистом я никогда не была, а вот рационально рассчитывать свои силы умела. И сейчас как никогда осознавала все последствия совершенной глупости. Что же, я всегда была слишком тщеславна, за что в итоге и поплатилась. Снедала лишь одна мысль – что следом за собой утащила человека, не заслуживающего такой участи.

На вершину бархана я практически вползала, потратив на это почти все силы, но оно того стоило. По ту сторону насыпи кто-то был… Как скатывалась по песку, сдирая кожу, даже вспоминать больно. Но я все-таки добралась до тела, которое при ближайшем рассмотрении, к сожалению, оказалось женским.

– Какая встреча! – прохрипела я, перевернув девушку на бок.

– Воскресенская, помолчи! И без тебя тошно, – прокаркала старая знакомая в ответ и принялась тереть глаза.

– Давно ты такой неженкой стала, Василиса? – усмехнулась я, устраиваясь на песке и переводя дыхание.

– Из всех людей, что могли оказаться рядом, Проклятые послали именно тебя. За что мне это?

– За все хорошее, – буркнула я. – Все, хватит разлеживаться. Надо идти.

– Куда?

– Да хоть куда, не сидеть же на месте. Скоро нас накроет буря.

– Она в любом случае накроет. Так что не вижу смысла куда-то тащиться по палящему солнцу.

– Я бы с удовольствием поспорила на эту тему, но не хочу тратить силы и нервы. Так что вставай и пошли. Мы здесь не одни.

– В смысле? – Василиса удивилась и попробовала осмотреться.

– Со мной был мой учитель. Надо его найти.

– Тебе надо, ты и ищи.

– Как знаешь, – отозвалась я и попыталась подняться.

Упершись руками в песок, я попробовала встать да так и замерла, вслушиваясь в нарастающий гул и чувствуя дрожь земли. И это была отнюдь не буря, которой я так опасалась. Что-то приближалось и довольно быстро, не иначе как чувствуя наше присутствие.

– Что это? – спросила бывшая подруга, тоже прислушиваясь.

– Понятия не имею, – напряженно отозвалась я и все-таки поднялась на ноги.

Василиса с трудом последовала моему примеру и принялась оглядываться.

– Воскресенская, какой резерв?

– На пару заклинаний хватит. А у тебя?

– Аналогично.

– Тогда, Бессмертная, на тебе защита.

– Ну уж нет! – возмутилась напарница. – Я боевой маг!

– С высшим балом по плетению защиты и тройкой за боевую. Напомнить, какие оценки в пансионате были у меня?

– Ладно, – довольно быстро согласилась девушка, видать, на самом деле вспомнив мои заслуги.

Что поделаешь, так уж сложилось, что мне лучше давалась боевая магия, нежели защитная. Это уже в Школе я научилась более-менее ставить щиты, но лучше не рисковать.

А песок продолжал подпрыгивать под ногами все быстрее и быстрее. Еще чуть-чуть, и мы увидим неизвестного врага, что добрался до последнего разделяющего нас бархана. Всего мгновение до встречи и…

– Ашвея! – с ужасом выдохнула дочь Кощея, вливая в щит дополнительную энергию.

– И откуда здесь эта мерзость? – пробормотала я, посылая в создание Хаоса заклинание Ветряных лезвий.

Налетев на низшую тварь, заклятие кромсало желеобразную плоть, отсекая кусочки, которые при падении на песок оставляли лишь дымящийся след. Раскрыв рот в беззвучном крике, падальщик слегка замедлился, но движения не остановил, продолжая сокращать расстояние между нами.

– Бежим! – выкрикнула Василиса.

– Куда? – рыкнула я на нее, сплетая новое заклинание. – Так мы только исчерпаем физические силы, которые отразятся и на резерве. Стой где стоишь и продолжай держать щит. Главное оружие ашвеи в ее жале, так что постарайся не пропустить удар.

Новое заклинание полетело в существо, проделывая очередную дыру в теле. Только мы обе понимали, что этого слишком мало для убийства низшего. Ох, где же магистр Мор? Надеюсь, его не слопали, пока мы были без сознания. В этом случае я его дух из-за Грани достану и выскажу все, что думаю по поводу скоропостижной смерти!

Удар жала в щит пришелся одновременно с очередным моим заклинанием. К сожалению все, чего мне удалось добиться, это еще одна дыра в теле и желеобразные сгустки дымящейся плоти. На этом мой резерв и закончился, вынуждая тряпичной куклой осесть на песок. Василиса сидела там же, из последних сил удерживая щит. Струйки пота стекали по обгоревшему лицу, заливая глаза и вызывая галлюцинации. На мгновение мне привиделось, что из-за бархана показались люди. Воспаленное воображение решило напоследок жестоко пошутить над надеждой.

– Не самая приятная компания на краю Грани, – пробубнила рядом царевна, привлекая мое внимание, – но я рада, что умру не одна.

– Двусмысленно звучит, – усмехнулась я, глядя на ашвею, пытающуюся пробить щит жалом.

– Ты поняла, о чем я, – отмахнулась Василиса. – Прости, но я больше не могу…

– Понимаю, – выдохнула я и, собрав последние крохи силы, что питали ауру, послала проклятие гниения в тварь.

Медленная, но очень мучительная смерть. Хоть так поквитаюсь за нашу гибель, отравив низшему трапезу. Радует, что я уже не увижу и не почувствую, как меня будут есть. А там… из-за Грани можно сделать многое.

В отведенные сорок дней побыть бесплотным призраком и помочь с выяснением планов Жрецов Света. Доделать незавершенные дела и попрощаться с родными.

Отец наверняка захочет вернуть мою душу и вселить в другое тело. Больше чем уверена, что Химаэнир не откажет ему и поведает, как провести нужный обряд. Да уж, зря я рассказала папе об умениях подруги. Надо было скрывать, что Хима маг крови. Но сделанного уже не изменишь, а вот подстраховаться можно. Появлюсь у них в самый последний момент, чтобы не оставить времени на подготовку.

Дальше додумать уже не успела, в очередной раз уплывая в темноту и мысленно прощаясь с жизнью. Зато скоро я стану одной из так любимых мной звезд, засияв золотом на млечном пути.

 

***

Отчего-то я всегда считала, что после смерти боли нет. Душа покидает бренную оболочку и легкой дымкой плывет над землей, не ведая усталости и низменных потребностей. Оказывается, я глубоко заблуждалась. В туалет хотелось зверски, даже сильнее, чем при жизни. А еще пить, лучше всего чего-нибудь обезболивающего, потому что после магического истощения ломило даже то, что в принципе ломить не может.

Глухо застонав, я приоткрыла глаза и тут же напоролась на внимательный взгляд бесцветных глаз. Старушка, которую иначе как древней было сложно назвать, поднялась со стула и медленно подошла ко мне. Вопросительно приподняла седую бровь и прошамкала что-то непонятное.

– Пить, – жалобно прохрипела я.

На это старушка качнула головой – мол, нельзя, вздохнула и каркнула очередное непонятное слово. Через миг в поле зрения появилось еще одно действующее лицо, с такими же белесыми глазами.

– Уже очнулась? Как ты себя чувствуешь? – поинтересовался молодой мужчина, присаживаясь на стул возле меня.

– Воды, – прошептала я из последних сил.

– Пока нельзя, – вновь подала голос старушка, но теперь, как ни странно, я ее понимала. – Гаран даст тебе немного фагулы, от нее должно стать легче.

Загадочной фагулой оказался сочный фрукт с легкой кислинкой, чем-то напоминавший лимон. С удовольствием сжевав несколько долек, я почувствовала себя немного лучше. В голове прояснилось, а тело на время перестало ныть. Облегченно улыбнувшись, посмотрела на парня и кивнула в знак благодарности.

– А туалет у вас где?

Отвечать не стали, но оно и хорошо. Лучше один раз показать, чем объяснять.

– Где я? – решила проявить интерес я, после того как вернулась обратно и с комфортом устроилась на койке.

– В пустыне Снов. Если точнее, в палатке лекарей.

– А как я сюда попала?

– Наш отряд отбил тебя у песчаника.

– Только меня? – спросила я с замиранием сердца.

Как бы мы с Василисой ни враждовали после окончания учебы, смерти я ей не желала. Тем более такой! Возможно, былая дружба давала о себе знать.

– Твоя подруга уже пришла в себя и сейчас беседует с главой отряда.

– А мужчина? Вы не находили мужчину?

– Прости, доченька, – покачала головой старушка. – Если там и был кто-то еще, пустыня приняла его в дар. После захода солнца в ней не выжить.

Кивнув в ответ, я отвернулась, чтобы лекари не видели моих слез. Это я… Я виновата в смерти магистра! Если бы не чертов ритуал, мы сейчас сидели бы в каком-нибудь склепе и отрабатывали новые заклинания упокоения. Или пили чай, обсуждая моего будущего прислужника. Теперь же не будет ни разговоров, ни посиделок допоздна. Нет больше моего наставника, раскрывшего столько интересного в области некромантии. И призвать его не смогу, пока полностью не восстановлюсь. А на это может понадобиться целый месяц!

– Не печалься, доченька. В мире Теней ему будет лучше.

– Теней?

– Так мы называем мир, куда уходит наш дух после смерти. Мир Теней, где обитают отголоски нас прежних.

– У нас это место зовется Гранью.

– У вас? – спросила женщина, окидывая меня цепким взглядом.

– Саная, ей нужен отдых, – перебил Гаран, хмуря высокий лоб.

Я лежала и нервно комкала ткань легкой простыни, только сейчас обратив внимание на внешность своих неожиданных спасителей. Они были темнокожи, но не черные, как жители Огненной долины, а скорее сильно загорелые. На висках я заметила странные рисунки, причем они различались и по цвету, и по орнаменту. Гаран был еще и невероятно высок и широкоплеч. Но больше всего мне приглянулся цвет его волос – насыщенно фиолетовый, напоминающий спелую сливу. Жаль только стрижка очень короткая, но все равно вызывающая желание запустить в нее пальчики.

– Хорошо, пусть отдыхает, но через пару часов ей придется встретиться с капитаном.

– К этому времени мы будем готовы. А пока можешь заняться другими делами. Здесь твоя помощь больше не потребуется.

– Как пожелает мой принц, – насмешливо протянула старушка и, бросив на меня последний любопытный взгляд, вышла.

Я же, поежившись то ли от холода, то ли от странного взгляда Санаи, привлекла к себе внимание лекаря. Или все-таки принца?

– На что будем жаловаться? – по-доброму спросил Гаран, взяв меня за руку.

– На жизнь. Есть лекарство от этой напасти?

– С этим не ко мне. Я могу прописать только волшебный подзатыльник, чтобы выбил из головы всякие глупости!

– Нельзя меня бить, я и так покалеченная. – Я приложила ладонь ко лбу, как бы проверяя, что голова еще на месте. – Когда очнулась, даже не поняла, о чем твоя помощница говорит.

– Это потому, что она по привычке говорила на местном диалекте. А потом перешла на имперский. – Гаран ободряюще улыбнулся. – Не переживай, все с твоей головой в порядке. И резерв хоть и медленно, но начал пополняться. Обезвоживание, как и ожоги, я убрал. Ломота в теле уже должна была пройти. Помимо этого недомогания есть?

– Любопытство считается? – улыбнулась я, принимая из рук лекаря очередную дольку кислого жаждоутолителя.

– Лучше отдохни, а поговорить еще успеем.

– Одно другому не мешает! – возразила я. – Тем более что у тебя очень приятный голос.

От моего замечания Гаран слегка покраснел, а я развеселилась. Мальчишка! Если не младше меня, то точно ровесник, хотя с первого взгляда и не скажешь. Натренированное тело и умный взгляд добавляли возраста, создавая иллюзию взрослого мужчины. А присмотришься лучше – и понимаешь, что перед тобой усталый парень, которому не мешало бы отоспаться.

– А знаешь, ты прав. Нам обоим не мешает отдохнуть. Потом поговорим, и ты мне все расскажешь.

– Не волнуйся за меня. Наш народ может неделю напролет обходиться без отдыха и сна!

– Да, когда это нужно. Но сейчас-то какая необходимость изводить свой организм? Так что, послушайся умудренную жизнью тетю и иди спать.

– Покомандуй еще… тетя, – усмехнулся лекарь, вновь опускаясь на стул. – Кстати, не хочешь представиться?

– Радомила, – улыбнулась я и протянула руку для пожатия.

– Гаран, – и он легонько коснулся губами моих пальцев. – Приятно познакомиться с такой очаровательной… тетей.

– Будешь смеяться надо мной, отомщу.

– И как же?

– Узнаешь, как только восстановятся силы.

– Буду ждать с нетерпением, – усмехнулся названый принцем и протянул мне стакан.

Я опустошила его, не задумываясь, даже не распробовав вкус. Фагула, конечно, вкусная, но ничто не сравнится с обыкновенной водой. Только вернув стакан лекарю, наконец-то сообразила спросить:

– И что это было?

– Восстанавливающее зелье, смешанное со снотворным. Сладких снов, тетенька.

Достойный ответ так и не был озвучен, оборванный внезапно подкравшимся сном. Впрочем, мне он показался всего мгновением. Стоило закрыть глаза, как над ухом раздался донельзя бодрый и жизнерадостный голос, призывающий распахнуть веки и перестать храпеть. Последнее замечание заставило нахмуриться и недовольно посмотреть на склонившегося надо мной Гарана.

– Еще раз скажешь, что я храплю, и проснешься поутру в объятиях зомби.

– Понятия не имею, кто это, так что не страшно, – ухмыльнулся этот сливовый поганец, нисколько не впечатленный угрозой. А зря! Я ведь действительно могу из природной вредности подослать к сладко спящему лекарю одного из восставших. Да еще и не первой свежести! Профессия, как ни крути, накладывает свой отпечаток на чувство юмора.

– Сам виноват, – на всякий случай предупредила я и приняла сидячее положение, после чего поправила подушку и прислонилась к спинке койки. – А чем так вкусно пахнет?

– Мясная каша и укрепляющий отвар. Прости, но полевая кухня весьма скудна.

– Голодным мертвякам все по зубам, – отозвалась я и протянула руки к еде.

Горячая миска приятно согрела ладони, в то же время заставляя невольно передернуть плечами и зябко поежиться. Пар изо рта, конечно, не шел, но было ощутимо холодно, и нос оказался слегка забит. Тогда не удивительно, что я храпела! Но это вина моих благодетелей, позабывших выдать гостье теплые вещи. Закрытая сорочка из плотной ткани очень хороша, но мои штанишки и рубашка были лучше.

– Ты чего носом хлюпаешь? – удивился Гаран и ухватил меня за самую выдающуюся часть лица.

По рукам он получил тут же, а вот от подзатыльника умудрился увернуться. Но это мне просто миска мешала – в следующий раз не отвертится. Правда, я все равно удостоилась обиженного взгляда, которым лекарь пытался воззвать к моей совести. Наивный!

– Деретесь, тетенька? – сгримасничал он, а потом спросил уже нормальным голосом: – Замерзла?

– Есть немного. Слишком непривычный перепад температур.

– Прости, мое упущение. Даже не подумал, что для твоего вида подобная температура может быть некомфортной. Сейчас принесу еще одеяло.

Неси-неси, голубчик, а я пока подумаю над смыслом твоих слов и спокойно поем. Итак, что мы имеем?

Во-первых, пустынную местность. Если мне не изменяет память, единственный такой островок находится аж за Светлой империей, и до него не меньше пяти портальных переходов, а мы совершили лишь один… Во-вторых, ашвея. Чтобы так далеко от Границы? Очень странно… Как я здесь оказалась, да еще и в компании Василисы? Что порталом – это понятно, но как рассчитывалась конечная точка выхода? И почему нас с магистром Мором выбросило в разных местах? Вопросы-вопросы, но пока ни одного ответа, что настроения не добавляло. Поэтому на возвращение Гарана я отреагировала хмурым видом, прикидывая, как вызнать у него нужную информацию.

– Меня смущает твой плотоядный взгляд, – хмыкнул парень, бросая поверх моего одеяла еще одно, на этот раз теплое, а вторым укрывая плечи.

– То ли еще будет. Спасибо за дополнительный обогрев.

– Если все равно будешь мерзнуть, скажешь. Я приготовлю для тебя отвар, позволяющий регулировать температуру тела.

– А почему бы не дать мне его сразу?

– Из-за магической составляющей, которая может отразиться на восстановлении резерва.

– Ладно. Тогда дай что-нибудь от простуды, и пойдем общаться с вашим главным.

Гаран согласно покивал, но прежде дал несколько невкусных зелий и с сожалением сообщил, что сегодня уже не в силах излечить недуг. Зато завтра, когда он сам немного восстановится, поможет.

От этого замечания я отмахнулась. А то не видно, в каком состоянии парнишка. Наверняка ведь следит не только за мной и работает практически на износ. Добрый мальчик…

Для встречи с главнюком мне торжественно вернули родные сапоги и выделили шерстяное одеяло, тянущееся следом подобно шлейфу. На закономерный в общем-то вопрос – где мои родные вещи, – Гаран многозначительно намекнул на неравный бой с пустынным песком и гусеницей. Но, благодарение Моране, вернул мне атам и семейный гримуар – хоть какое-то напоминание о доме, которое, возможно, в будущем поможет установить нужную связь.

Сложив свои сокровища под подушку, я выскользнула из палатки следом за лекарем. В очередной раз поежившись, я сильнее закуталась в одеяло. Оказывается, внутри было очень даже тепло! Я и не предполагала, что в пустынях такой перепад температур. Или это местная аномалия?

Я подняла голову к ночному полотну, понадеявшись на подсказку звезд и созвездий, и грустно вздохнула. Небо чернело тяжелыми облаками без единого намека на просвет. Лагерь с многочисленными палатками освещался жидким огнем, заключенным в стеклянные увеличительные сферы, но из-за этого границы огороженной защитным куполом территории терялись во мраке. В нескольких местах вокруг небольших кострищ сидели воины. В казанах булькало какое-то варево золотистого цвета, источающее приторно-сладкий аромат.

Проходя мимо очередной компании, я заметила с десяток обращенных на меня любопытных взглядов. Вроде ничего необычного, но один, жадный и липкий, заставил недовольно нахмуриться. Его обладатель даже встал с места, провожая меня глазами. Неужели эти упыряки так сильно успели соскучиться по женскому вниманию? Об этом и спросила у лекаря, получив настораживающий ответ.

– А у нас в принципе мало женщин. Из воинов, что отправились в поход, всего шестеро гаремных. Остальные пока свободны.

– Гаремных?

– Это когда у одной женщины несколько мужей.

– Я знаю, что значит гарем! Я другого понять не могу – где я?

– Скоро все узнаешь. Капитан с удовольствием ответит на твои вопросы.

– Пока мы до него не добрались, буду пытать тебя. Кстати, а капитан – это он или она?

– Он конечно! Удел женщин заботиться о доме, получать удовольствие от своих мужей и рожать детей.

– Значит, патриархат. Погоди, тогда выходит, что стоящие у власти мужчины тоже входят в чей-то гарем? Или у них одна жена на всех?

– Что значит патриархат?

– Если коротко, то доминирование мужчин во всех сферах власти. И в свете этого мне непонятно наличие у вас гаремов…

– Великий владыка и его приближенные наделены большей властью, нежели простые воины. Если женщина выбрала кого-то из них, то они образуют нерушимый союз. Жена Высшего не имеет права приводить в дом других мужчин и требовать создание гарема.

– А у простых воинов может?

– Да. Для них честь стать частью чьего-то гарема.

Великая Морана, куда я попала?! А главное – к кому?

Пока я пыталась осознать полученные сведения, провожатый поведал, что женщин своих они балуют, холят и лелеют, одаривают всем самым лучшим. В общем, я пришла к выводу, что их почитают как богинь и, скорее всего, в большинстве своем они окажутся жуткими стервами.

Оценив масштабы проблемы, меня стало снедать любопытство – как же остальные обходятся без женского внимания? Но не хватало еще обсуждать такие вещи с мальчишкой. Вот встречу кого постарше, у него и узнаю.

– Гаран, скажи уже, где мы находимся?

– Капитан сам все поведает. А к тебе у меня будет только одна просьба – что бы он ни говорил, не нервничай! Это может негативно сказаться на твоем восстановлении и замедлить наполнение резерва.

– От такого предупреждения я уже волнуюсь, поэтому ничего не обещаю. – Встретив серьезный взгляд лекаря, я добавила: – Но очень постараюсь.

– Тогда проходи! – И меня завели в одну из палаток, пропитанную горьким запахом полыни и, к сожалению, тоже совсем не прогретую.

Яркий свет магических огней, сосредоточенных над столом, заваленным бумагами, больно резанул по глазам. Прищурившись, я медленно скользнула взглядом по великану, нависшему над столешницей. Казалось, он даже не заметил нашего прихода, полностью погрузившись в изучение карт и свитков.

– Командир, гостья доставлена в целости и сохранности. Надеюсь, обратно вернешь в таком же состоянии.

– Все зависит от самой гостьи, – спокойно отозвался мужчина, наконец-то отрываясь от бумаг. – Иди отдыхай, Гаран. Я сам провожу девушку в палатку.

– Да я не устал…

– Гаран!

– Слушаюсь, капитан, – отчеканил лекарь, но прозвучали слова с явной насмешкой. – Спокойной ночи, тетенька!

– И тебе не буйной, малыш, – хмыкнула я, плотнее закутываясь в одеяло.

Как только мы остались с капитаном наедине, я рискнула пристальнее посмотреть на мужчину. Интересный экземпляр, ничего не скажешь. Волевое лицо с квадратным подбородком обрамляли седые пряди, резко контрастируя со смуглой кожей. Черные узоры на висках причудливой вязью спускались по скулам к шее, пропадая где-то за краем рубашки. Зеленые глаза с черным ободком разглядывали меня в ответ, а губы были слегка поджаты. Привлекательный мужчина, если бы не одно значительное НО – уродливый шрам, пересекающий правый глаз и часть щеки. Самого глазного яблока он не коснулся, зато оставил белесый след, придающий облику мужчины еще большую суровость.

Стойко встретив взгляд капитана, я прошла в глубь палатки и, не особо церемонясь, устроилась на стуле. Смотреть на громилу снизу вверх было неудобно, но я очень надеялась, что этот индивид поймет намек и опустится в кресло. Как бы не так! Вместо этого он распрямился, демонстрируя рост и разворот плеч во всей богатырской красе, чтобы затем сложить руки, бугрящиеся мышцами, на груди. Банальная попытка показать силу и подавить собеседника массой. К моему стыду, она почти удалась, но тут уже взбрыкнула гордость и пошла на принцип!

Задрав подбородок, смерила здоровяка чуть насмешливым взглядом и растянула губы в улыбке. Начинать разговор первой не собиралась, интереснее было послушать речи главнюка. Увы, он тоже никуда не торопился и спокойно меня изучал.

– Налюбовались? – наконец не выдержала я, потерев озябшие пальцы.

– В процессе, – усмехнулся хозяин этого походного штаба, но затем посерьезнел. – Командир отряда зачистки, Киан Лиркан.

– Радомила Воскресенская, потомственная некромантка и исследователь, – про Ягу я решила пока умолчать.

– Скажите, дерра Радомила, вы знаете, где находитесь и как сюда попали?

– Мне поведали, что это место зовется пустыней Снов, но где именно оно находится, говорить отказались. А попала я сюда в ходе неудачного эксперимента.

– Значит, как я и предполагал, попытка использовать внешний портал… – нахмурился командир, отчего шрам стал выглядеть еще более устрашающе. – Портал создавался в паре с деррой Василисой?

– Простите, кэп, но теперь моя очередь задавать вопросы. И первый – куда же я все-таки попала?

– Не берусь говорить точно, но, кажется, за пределами Границы это место называют землями Хаоса.

Все, на этом шарик сдулся и вопросы испарились сами собой. Великая Морана, я попала за Границу! В рассадник низших тварей и неизвестно каких еще существ! Кстати…

– А вы как сюда попали?

– От нашего города до пустыни Снов не больше десяти дней пешего хода.

– Очень информативный ответ… Вышли прогуляться, не заметили, как преодолели магическую преграду и дошли до пустыни. Название города хоть скажете?

– Сид-Ахай.

– Угу. А расы?

– Сидхаи, – как-то понимающе улыбнулся мужчина, наблюдая за моей реакцией.

– Мне бы выпить… Желательно, что-нибудь покрепче. Есть?

– Могу предложить только крепкий отвар. Будете?

– Давайте, – кивнула я, согласная на что угодно.

Эти сведения сильно выбили из колеи, устроив сумбур в мыслях. Это как же мне повезло, что на новом месте я столкнулась только с ашвеей. Ну, и с Василисой, да и она – то еще жало ядовитое. Про профессора Мора думать не хотелось, потому что крошечная надежда, что он остался жив, истаяла окончательно. В таком месте среди тварей хаоса в одиночку не выжить даже с полным резервом, а он, как и я, был истощен. Значит, когда наберусь сил, проведу обряд призыва… И во что бы то ни стало найду его останки, чтобы захоронить по-человечески.

– Сколько сиропа?

– Пять ложек, пожалуйста.

Судя по наступившему молчанию, мужчина отсчитывал количество и думал, а не слипнется ли у меня чего. Наивный. Это я в гостях с пятью ложками пью, потому что стыдно просить больше, а дома и восемь положить не проблема. Сладкое, это вообще для меня больная тема.

Приняв от капитана Киана металлическую кружку, сделала несколько глотков, при этом умудрившись обжечь язык. Немного помолчала, разглядывая земляной пол, а потом покосилась на мужчину.

– А вы сможете отправить меня домой?

– Увы, но нет.

– Я даже не уточнила, куда именно!

– Не имеет ни малейшего значения. Отсюда еще никто не уходил.

– Но твари-то прорываются!

– Потому что не всех из них удается удержать. Большую часть мы уничтожаем, самые мелкие иногда ускользают.

– Это ашвеи-то мелкие? – хмыкнула я.

– Гусеницы с жалом? Да, – без тени улыбки ответил сидхай, вызывая нервную дрожь. – Мы зовем их гаули. Через Границу прорываются в основном личинки. Те, что постарше, стерегут самок и потомство в глубине пустыни. Кстати, именно для их уничтожения мы и прибыли, – и, не давая времени прийти в себя, мужчина резко сменил тему. – Замужем?

– Нет.

– Дети есть?

– Тоже нет… Зачем вы спрашиваете?

– Значит, девственница, но детородные функции под вопросом.

– Если не замужем, еще не значит, что храню себя для одного-единственного, – хмыкнула я, смерив капитана снисходительным взглядом.

– Думаю, для моих воинов это не станет помехой, – спокойно ответил мужчина, задумчиво рассматривая мое лицо. – Дерра Радомила, видимо, стоит прояснить ситуацию. Вы попали в место, откуда не возвращаются…

– Вернуться можно даже из-за Грани, – перебила я. – Был бы некромант хороший.

– Откуда крайне сложно выбраться, – тут же поправился командир. – Реальность такова, что мой народ испытывает острую нехватку женщин. Из чего следует логический вывод – даже имейся способ вам помочь, вы все равно остались бы здесь.

Я попыталась возмутиться, кипя негодованием и гневом, но кэп остановил жестом и продолжил излагать свою точку зрения.

– Самое большее, что я могу сделать для вас, это предоставить выбор. Почти все мои воины свободные мужчины, способные обеспечить вам безбедное существование. Каждый из них знатен, богат и силен. В моем отряде состоят лучшие воины легиона, отмеченные владыкой Сид-Ахай. У вас есть три дня, чтобы присмотреться и выбрать. По истечении срока в присутствии свидетелей будет проведен обряд Объединения.

– И что дальше? Будем дружно жить в пустыне?

– Вернемся в город, где вы будете представлены Владыке и родственникам мужа или мужей, смотря на ком вы остановите выбор. Знаю, что мои слова звучат сурово, но такова ситуация. Очень надеюсь, что у вас хватит благоразумия не подвергать свою жизнь опасности.

– В смысле?

– Не стоит бежать посреди ночи в пустыню Снов. Поверьте, сидхаи намного приятнее обитающих там тварей.

– Я бы с вами поспорила в этом вопросе, но сил нет. Что же касается «предложения», то очень хочется послать вас и ваших воинов на прогулку к Моране. Но, так уж и быть, я все обдумаю и уже на свежую голову дам ответ. И… не стоит указывать мне, как быть и что делать. Своей жизнью я распоряжусь как-нибудь самостоятельно.

С этими словами я поднялась со стула и, не прощаясь, вышла из палатки с гордо поднятой головой. Внутри клокотал гнев от услышанного, но на лице не отразилось ни одной эмоции. Спасибо многочисленным преподавателям за их науку, которая уже не один раз помогала в жизни.

Вдохнув полной грудью морозный воздух, я плотнее закуталась в одеяло и медленно пошла в сторону палатки, в которой пребывала до этого. Из-за обуревающих эмоций и хаотичных мыслей пришлось идти медленно и смотреть под ноги, чтобы ненароком не навернуться. Именно поэтому препятствие в виде одного из воинов я заметила слишком поздно. Практически уткнувшись головой в незнакомую грудь, подняла взгляд и нахмурилась. Тот самый мужик, что пожирал меня глазами.

Не скажу, что он был неприятным или страшным. Наоборот, вполне симпатичный и крупный – хотя капитану все же уступал в ширине плеч, – но не в моем вкусе. Вот бывает такое, что смотришь на человека, по которому сходит с ума чуть ли не весь пансион и понимаешь, что тебе он абсолютно безразличен. Не твое, и все тут! Так вот, этот здоровяк определенно был «не моим», хотя он сам наверняка думал иначе. Об этом красноречиво свидетельствовали здоровые лапы, удобно устроившиеся на моей талии, и довольная улыбка. Та-а-ак, кажется, сейчас придется проводить воспитательную беседу на тему отношений с девушками!

– Рокхар Арвар, сотник клана, лучший мечник и Высший, – пророкотал воин и самодовольно улыбнулся.

И? Он действительно думает, что его положение в клане мне о чем-то говорит? Или считает, что я от счастья должна упасть в отнюдь не нежные объятия и позволить утащить себя в палатку?

– Радомила, потомственный некромант. Воскрешаю из мертвых и умертвляю живых. Могу организовать умерщвление плоти, так что лучше убери лапы, пока не лишился половой идентификации.

Голос, вопреки внутреннему состоянию, прозвучал спокойно. Однако, недостаточно зловеще, потому что мужик не внял. Наоборот, стал с мечтательной улыбкой оглаживать мое одеялко. Блаженный, как есть блаженный! Что он надеется под ним прощупать? Я же сейчас в нем, как гусеница в коконе.

Мысли о гусеницах тут же свернули на ашвею, и меня передернуло от неприязни.

– Рокхар Арвар, руки убери! – уже куда более жестко произнесла я.

Да чтоб тебя зомби покусал, непробиваемая ты личность! Видать, все мозги в мышцы ушли. Либо замечтался до такого состояния, что ничего не слышит и не понимает. Что же, я предупреждала! На первый раз, так уж и быть, не стану лишать его самого дорогого. Но проучить стоит.

Я сосредоточилась, воскрешая в памяти проклятие разящей молнии. Речитативом произнесла заветные слова, и над нами зародилась небольшая грозовая тучка. Раскат грома – и в плечо мужчине устремляется разряд молнии, ненастоящий, но довольно ощутимый.

Освободившись от навязчивых объятий, я с умилением наблюдала, как этот здоровый детина пытался увернуться от ударов, подпрыгивая всякий раз, когда молния попадала по особенно чувствительным местам.

А теперь пора вспомнить и про его товарищей, которые все это время, открыв рты, наблюдали за «танцами» лучшего мечника их отряда.

– Первое предупреждение, – громко произнесла я, обращаясь к остальным. – Если еще кто-то полезет без спросу, персональной молнией уже не отделаетесь. И поверьте, чесотка и понос самые невинные проклятия в моем арсенале.

Подтянув одеяло и мрачно оглядев потенциальных женихов, я с трудом направила стопы дальше. Заклинание опустошило только начавший восстанавливаться резерв. Отмороженные конечности срочно требовали горячего отвара, грелки и еще одеяла. Надеюсь, Гаран не откажет в просьбе замерзшей до состояния сосульки мне.

Скользнув в палатку, оглядела пространство и тяжко вздохнула. Лекарь, утомленный за день, безбожно дрых, причем не абы где, а на моей койке! Спасибо, что обувь снять догадался, а то бы точно получил за несоблюдение норм гигиены. И вообще, злая я чего-то очень. А в таком состоянии самое правильное  – лечь и отдохнуть.

Оценив габариты спального места, лежащего на нем парня и свои собственные, я удовлетворенно вздохнула. Поместимся! Так что, не особо церемонясь, забралась под бок к Гарану. Немного повозившись, я обнаружила причину жесткости подушки: любимый гримуар, сейчас больше похожий размерами на дневник. Это натолкнуло меня на интересную мысль и слегка прогнало усталость… А вдруг получится? Осталось найти письменные принадлежности и попробовать записать в родовую книгу все, что со мной случилось. Неизвестно как дальше повернется жизнь, но в случае смерти владельца книга возвращается к ближайшему кровному родственнику. Значит, есть шанс не оставить родных в неведении, а при самом скверном исходе – послать им весточку. Поскольку карандаша под рукой не было, я отложила мемуары и наконец-то устроилась в тепле и уюте. А все тяжкие думы, в том числе и про Василису, можно обдумать завтра.

 

Химаэнир, дочь вождя южного племени орков. Ёжка.

Мы сидели в одной из аудиторий школы и ждали прихода Ядвиги Еловны, которая помимо прочего преподавала Основы жизнедеятельности Бабок Ёжек. Ягу мы ждали с нетерпением, и не потому, что любили учиться, – хотя и поэтому тоже, – а в надежде на новости о пропавшей подруге.

После чудесного утра в компании мужа, я в приподнятом настроении переместилась в Школу Сказок, где меня и огорошили новостью об исчезновении Рады. Почувствовав мое состояние, буквально секунду спустя на нашей поляне перед Избушкой появился Мстислав, которому также рассказали о случившемся. Попытка связаться с учителем Радомилы ни к чему не привела, вызвав у любимого нешуточное волнение. В итоге нас отправили грызть нескончаемый гранит науки, а «взрослые» занялись поисками. И вот сейчас мы с нетерпением ждали новостей.

– Красавицы мои, сегодня мы с вами поговорим о ваших будущих помощниках, – начала куратор прямо с порога, и ее глубокий голос эхом разнесся по аудитории. На занятия всегда приходила привлекательная молодая женщина, оставлявшая образ старой карги где-то там – за порогом.

– А Баба-Яга против, – не преминула вставить свою любимую присказку Голуба. – Ядвига Еловна, что с Радой?

– Скрывая правду, вы только больше нас пугаете, – присоединилась к допросу Пелагея.

Наставница обвела учениц печальным взглядом.

– Пока не могу сказать ничего утешительного. Магистр Мор тоже исчез бесследно, и мы уверены, что они где-то вместе и живы, но найти концов пока не получается. Однако это не значит, что вы можете прогуливать лекции и филонить. На поиски брошены все силы, привлечены лучшие специалисты, и все, чем вы можете помочь, – это усвоить побольше знаний, которые в будущем помогут вам найти выход в таких же непростых ситуациях.

Ядвига Еловна прошла за кафедру и, положив ладони на гладкую, многократно отполированную ее предшественниками деревянную поверхность, начала говорить.

– Сегодня речь пойдет о помощниках. Вы хорошо знакомы с животными помощниками Бабы-Яги, самыми верными и близкими из которых являются коты и вороны. – Глубокий негромкий голос не просто располагал к себе, а как будто погружал слушательниц в транс, давая возможность тут же создать в голове нужный образ для лучшего понимания и усвоения. – Помимо них нам помогают и гуси-лебеди. – Тут с мест раздались нервные смешки и просьбы не напоминать. – И мышки-норушки, и… а впрочем, про других животных-соратников вскоре вам поведает Алена Александровна. Я же хочу затронуть тему неодушевленных помощников, таких как «блюдечко и наливное яблочко»…

– Сказочный айфон, – засмеялась Яника, а я невольно вспомнила испытания богатырей, когда они искали на болоте заколдованных девушек. Помнится, некоторых вычислили именно благодаря айфонам, с помощью которых они пытались сделать селфи и запечатлеть себя в непривычном лягушачьем образе.

– Мы за отечественного производителя! Вот подучишься и придумаешь, как расширить функции своего блюдечка, – улыбнулась Ядвига Еловна, – а пока продолжим. Еще к нашим помощникам относятся: скатерть-самобранка, меч-кладенец… Кто еще назовет мне волшебные предметы?

– Чудо-сани, что едут сами, – выкрикнула Ульяна.

– Волшебный горшочек, – переняла инициативу Алёнушка.

– Избушка на курьих ножках? – немного неуверенно переспросила Яника.

– Да, радость моя, и она тоже, – наставница махнула рукой, и на доске за ее спиной появились названия всех уже озвученных вещей с картинками-иллюстрациями. – И это далеко не весь перечень. Лучше всего нам помогают вещи, созданные нашими руками, нашим волшебством. Либо доставшиеся по наследству, но сочетающиеся с нашей природной магией, стихией, с врожденными способностями.

Например, все помнят волшебное перышко, помогающее своей хозяйке найти дорогу либо того, кто хочет спрятаться от нее. Так вот, легче всего перышко сможет приручить, подчинить своей воле Голуба, как дочь Финиста Ясна Сокола, оборачивающаяся к тому же горлицей.

– А если мы одолжим перышки у Голубы-горлицы – это облегчит нам процесс приручения? – хитро глядя на наставницу, поинтересовалась я.

– Я тебе одолжу! – тут же прошипела пернатая оборотница, из-под парты угрожая кулаком.

– Девушки, не отвлекайтесь, на все вопросы я отвечу позже, – пресекла назревающий спор Ядвига. Она видела, что мы тяжело переживаем отсутствие вестей о Радомиле, и за таким поведением скрываем нервозность, пытаясь отвлечься от грустных мыслей. – Давайте продолжим. Источники живой и мертвой воды быстрее всего найдут Пелагея и Златоцвета. Вы, девочки, ближе всех из присутствующих к водной стихии. Первая, как дочь Морского царя, а вторая – Золотой Рыбки. В управлении ступой и помелом не будет равных Любаве, – рассмеялась наставница. – Наследнице Змея Горыныча на роду написано быть лучшей в воздухе.

– Это мы еще посмотрим, – прошептала Снежана и запустила в старосту роем снежинок, демонстрируя владение стихией воздуха.

– М-м-м, хочешь гонку? – тут же среагировала Любава Змеевна. – В конце года перед каникулами?

– Если только в конце следующего, – прервала наметившееся пари Ядвига. – В этом вам права не выдадут. Практика по полетам только со следующего курса, а пока, вернемся все же к предмету.

Лекция пошла своим чередом. Мы вспомнили и о шапке-невидимке, и о сапогах-скороходах. Зеркала волшебные тоже не обошли стороной – оказывается, их бывает столько разновидностей! Уделили внимание и нашей любимой скатерти-самобранке и с удивлением узнали, что у нее есть «родственник» – волшебный рушник. А вот кольца и перстни наставница отнесла к разряду артефактов, как, впрочем, и остальные ювелирные украшения.

И уже в конце урока, собирая вещи, Яника робко поинтересовалась:

– Ядвига Еловна, а разве мы не можем посмотреть с помощью волшебного блюдечка, где Рада и что с ней случилось?

– Посмотреть-то можем, – вздохнула Яга, – да вот только не показывает оно. Помехи одни. Чертовщина какая-то…



[1] Магические лишенцы – простые люди, не владеющие магией.

[2] Академия Темных Боевых Искусств (АТБИ) – высшее учебное заведение широкого профиля.

[3] Гексаграмма – фигура, составленная двумя полярными треугольниками, шестиконечная звезда. Это сложная и цельная симметричная форма, в которой шесть маленьких отдельных треугольников группируются вокруг большого центрального шестиугольника.

[4]Ата́м — магический ритуальный нож, применяемый в языческих ритуалах для аккумулирования и хранения магической энергии.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям