0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Добро пожаловать на Тутум (эл. книга) » Отрывок из книги «Хроники Астера. Добро пожаловать на Тутум (#1)»

Отрывок из книги «Хроники Астера. Добро пожаловать на Тутум (#1)»

Автор: Богдановы Александр и Жанна

Исключительными правами на произведение «Хроники Астера. Добро пожаловать на Тутум (#1)» обладает автор — Богдановы Александр и Жанна . Copyright © Богдановы Александр и Жанна

ПРОЛОГ

На горизонте показался красный москвич. Он еле ехал. Остановится?

Я поднял руку большим пальцем вверх, когда расстояние между нами сократилось до пятидесяти метров, и стал терпеливо ждать.

Тридцать. Москвич сбавил скорость.

Десять. Старик за рулём уставился на меня. Мотор взревел. Я успел отскочить в сторону – развалюха пронеслась прямо перед носом.

– Ещё один, – прошептал я, смотря москвичу вслед.

Я не держал зла на старика. Не он первый, не он последний, кто не решился подобрать меня. Ещё непонятно, как бы поступил я на месте водителей.

Что их пугало? Уверен, не грязь на уставшем лице. Их пугала кровь на рваной одежде. И, вероятно, длинный свёрток в правой руке. Это был серый кафтан. Из-под его складок выглядывала рукоять меча.

Думаете, я убийца? Вам достаточно увидеть кровь, чтобы причислить человека к злодеям? Значит, вы бы тоже не остановились.

 

ГЛАВА 1. ТУТУМ

Разверзлись небеса, и прибыл он, дабы помешать злу покорить Тутум, дабы отыскать браслет Власти…

Хроники Астера

Я выглянул в окно и усмехнулся. Обещали дождь, а на небе ни облачка. Нет, я не жалуюсь, так намного лучше.

Зевая, направился к бухтящему сутки напролёт холодильнику.

– Ну-ну, – проворчал я, жалея, что поленился вчера сходить за продуктами.

На глаза попался кусочек сыра с дырками и наполовину пустая упаковка ряженки. Проверил срок – закончился вчера. Потрогал картонный пакет – не вздулся. Что ж, я парень рисковый, может и пронесёт! В смысле ничего не станется. Управившись с «чудо-завтраком», посидел минут десять. Ну, чтобы наверняка без приключений.

Я окинул грустным взглядом свою комнатушку. Старая кровать с тысячей пружин, покосившаяся тумба, шумный холодильник и стул, на котором я, собственно, восседал. Пускай и скромно, но за последние годы я так привык здесь жить, что сама мысль покинуть общагу не укладывалась в голове. А придётся! Учеба окончена, и со дня на день попросят на выход.

На кровати меня ждали синие джинсы и черная футболка с изображением герба Девиеров. Друзья из клуба «Средневековье» подарили, когда узнали, что у меня дворянская фамилия.

Я пригладил растрёпанные волосы и по привычке потрогал подбородок. Не мешало бы побриться. Нет времени, сказал я себе, взял с тумбы телефон, нацепил кроссовки и поспешил на встречу со Светой. Старшая сестра, небось, уже не одну экскурсию провела.

Оказавшись на улице, я поковылял к метро. Полчаса среди мокрых от жары и толкучки людей – и вот я на «Кропоткинской».

Я выбрался на поверхность и направился к Пушкинскому музею. Внутри было на редкость людно. Потратив несколько минут, я выхватил из толпы коллегу Светы и попросил отыскать сестру.

И вот она показалась. Как всегда безупречна: юбка и блуза выглажены, туфельки блестят. Завершал образ неброский макияж.

– Филипп, тебе придётся немного подождать, – взволнованно объявила Света, опустив приветствия. – У нас аврал – новый экспонат привезли! – Не успел я ответить, как она продолжила: – Будь добр, выполни одну просьбу. На меня неделю назад стажёра повесили, а времени, чтобы оценить его работу, нет. Сходишь со следующей группой?

Такая просьба уже звучала. И не раз! Сама потом обижалась, что не перезванивал её подружкам. Ну, не виноват, что матушка-природа таким невлюбчивым сотворила.

– Опять ты взялась за своё! – возмутился я. – Сколько тебе говорить: не занимайся сводничеством.

– Нет, я серьёзно, – для убедительности сестра округлила глаза. – Вот он! Видишь?

Я повернулся. Высокий старик еле волочил ноги. Одет в потрёпанную тройку кирпичного цвета, на ногах затёртые туфли-оксфорды. Длинная редкая борода, на носу очки, в руке деревянная трость.

В голове проскочила пара крепких словечек, но я постеснялся их произнести – Света больно била по губам.

– А ты не верил, – ехидно заметила сестра.

– Ты шутишь? – хмурясь, я скрестил руки. – Этот стажёр рассыпается на ходу. Куда только твой начальник смотрит? Как его… Михаил Петрович?

– Нет, Пётр Михайлович, – поправила сестра. – Кстати, а вот и он.

Мужчина в строгом костюме энергично помахал Свете, подзывая к себе.

– Так, мне пора. Пристройся к группе школьников.

Света кивнула в сторону шумных детишек и попрощалась.

– Ох, ладно, – пробурчал я ей вслед.

Дедуля с бейджем «стажёр» громко объявил о начале экскурсии. Кроме школьников под предводительством тучной учительницы, к экскурсоводу спешили пожилая пара и три симпатичных студентки.

– Господа, прошу тишины, – начал старик, оглядывая краснощеких детишек. – Меня зовут Леонард Бенедиктович. Сегодня я познакомлю вас с прошлым. Готовы ли вы окунуться в волшебный мир Древнего Востока, побывать в легендарной Трое и увидеть шедевры знаменитых европейских мастеров?

– Да! – вразнобой заголосила детвора.

Леонард Бенедиктович широко улыбнулся.

Через полчаса я готов был поклясться, что он никакой не стажёр, а самый настоящий профессор. Он так рассказывал, будто участвовал в каждом событии.

В одном из выставочных залов второго этажа старик подвёл группу к большому зеркалу в золочёной раме.

– Око Судьбы! Смотрясь в него, мы можем помечтать, увидеть себя в другом мире, либо узнать своё истинное предназначение. Говорят, некоторые великие мыслители и герои рождаются не в то время и не в том месте. Зеркало помогает найти себя…

– С виду оно не кажется особенным, мало ли огромных зеркал, – вырвалось у меня.

Детвора с недовольством уставилась в мою сторону, учительница что-то проворчала о невежестве.

– Что ж, молодой человек, у вас есть возможность убедиться лично, – экскурсовод встал справа от зеркала. – Подойдите ко мне. Ну же, не бойтесь!

Бояться зеркала? Я хмыкнул и по-молодецки выпятил грудь.

– Как вас зовут, юноша?

– Филипп. Но друзья называют Филом.

– Надеюсь, когда-нибудь и я смогу вас так назвать, – по-доброму произнёс Леонард Бенедиктович.

Старик протянул мне ладонь, я ответил рукопожатием. На удивление, хватка у дряхлого экскурсовода оказалась крепкой.

– Взгляните в зеркало, Филипп.

Решил козырнуть перед студентками: поднял руки и, комично пародируя атлетов, напряг бицепсы. Девчонки засмеялись, но мне уже было не до них – отражение не повторило моих движений.

Я шагнул вперёд, желая удостовериться, что мне не почудилось, – близнец стоял неподвижно. Тогда я показал ему кулак. Двойник не стал терпеть угроз и показал мне язык – у меня чуть сердце не выпрыгнуло от неожиданности.

Внезапно его одежду покрыли стальные доспехи, музей уступил место средневековому залу. На стенах висели чучела убитых животных. Не уверен, все ли они существуют.

Вот так фокус! Но меня не проведёшь: обязательно догадаюсь, в чем секрет. Скорее всего, скрытая камера фотографирует посетителя при входе в музей, затем монтаж и готово.

– Что вы видите, Филипп? – полушепотом спросил Леонард Бенедиктович.

Подыграть? Почему бы и нет?

– Воина. На нём латы, за поясом ножны с мечом. Он вертит что-то в руках, – заметил я. – Это браслет.

– Браслет? – В голосе старика чувствовалось напряжение.

Можно подумать, впервые видел картинку. Актёр из него отменный, хоть сейчас иди на сцену МХАТа и покоряй сердца зрителей.

– Да, браслет. Он переливается тремя яркими цветами: серебряным, синим и зелёным. Красиво переливается. Я бы сказал: волшебно.

– Волшебно, – повторил за мной Леонард Бенедиктович и пригладил бороду.

Я моргнул, и картинка исчезла – передо мной стоял молодой человек в футболке и джинсах.

– Кто следующим испытает Око Судьбы? – обратился экскурсовод к аудитории.

Желающих оказалось много – каждый школьник изъявил желание. К сожалению, я не увидел фантазии детворы. Наверное, аппаратура действует только на того, кто перед зеркалом. Как же так? Обязательно следует усовершенствовать аттракцион.

То ли мне почудилось, то ли я единственный, кто всерьёз заинтересовался Оком Судьбы. Неужели другие догадались, как оно работает? Спросил у девчонок, но кроме снисходительного взгляда ничего не получил. Обратился к тучной учительнице, но та покрутила пальцем у виска. Я не расстроился: выпытаю у Светы. Она, кстати, подоспела к окончанию экскурсии.

– Филипп, как тебе стажёр?

– У тебя появился серьёзный конкурент, сестрёнка, – не стал врать я.

– Знаю, – осклабилась она. – Я уже несколько раз ходила с группами Леонарда Бенедиктовича. Хотела, чтобы и ты оценил. Тебя же, кроме как хитростью, никуда не заманишь! Теперь понимаешь, к каким высотам стремлюсь, бездельник?

– Он хорош до безобразия!

– Ох, я сейчас кое-что спрошу у Леонарда Бенедиктовича и вернусь. Хорошо?

Света подошла к старику, который прощался с детишками. Вместе они направились в сторону комнат для персонала.

Я всё думал о фокусе с зеркалом, когда Света вернулась. Выглядела она мрачнее тучи.

– Представляешь, Леонард Бенедиктович объявил, что уходит, – грустно вздыхала сестра. – Сказал, ревматизм не оставляет в покое… Я могла бы многому у него научиться, но увы…

Я погладил её по плечу. Мать всегда так успокаивала Свету.

– Может, – начал я, заглядывая сестре в глаза, – я зайду в другой раз.

– Нет, всё нормально, – заверила она, поджимая губы. – У меня сейчас начнётся перерыв, давай сходим в кафе неподалёку. Угощу тебя круасанами с шоколадом или вишнёвым джемом. Они там превосходные.

– Знаешь, как меня подкупить, сестрёнка! Эх, плакали мои тренировки, да здравствуют толстые бока!

***

Мы направились в кофейню на соседней улице.

Внутри тихо играла музыка. Джаз. Пахло корицей, ванилью и кофе. Кофе сильнее. Я редко посещал такие места. Нужно обязательно это исправить.

Молоденькая официантка любезно поприветствовала нас, затем повела к столику у окна.

– Пожалуйста, – официантка протянула меню в красочной обложке.

– Не нужно, Олечка, – сестра покачала головой. – Два кофе со сливками и… Круасаны свежие? Нам бы с шоколадом или вишней.

– Шоколадные только испекли, а вот с вишнёвым джемом я бы не советовала, – последние слова девушка прошептала, чтобы менеджер у стойки не услышал.

– С шоколадом, так с шоколадом. Я парочку съем. Филипп?

Я кивнул и плюхнулся в кресло. Ух, как же удобно! Тело моментально расслабилось.

Пока ждали еду, я рассматривал родинку в виде сердечка над левой бровью Светы.

– Только по ней и различали, кто на детских фотографиях, – напомнила сестра. – Те же серо-голубые глаза, тёмно-каштановые волосы и нос пуговкой.

– У нас и сейчас глаза одинаковые, да и цвет волос, а вот моя пуговка превратилась в шнобель, твоя же в носик.

Мы дружно рассмеялись.

– Ох… Ну, со шнобелем ты погорячился. Ни горбатый, ни тонкий, ни длинный. Одним словом, хороший греческий профиль.

– Тебе виднее, – не стал спорить я.

В этот момент вернулась официантка.

– Вы не забыли о кофе? – спросила Света, удовлетворённо смотря на круасаны.

– Нет! Вы же со сливками просили?

Девушка убежала, и сестра повернулась ко мне:

– Приступим?

– С удовольствием.

Вкуснятина. А какие воздушные! Первый ушёл за полминуты, если не быстрее. Довольная, сестра вытерла пальцы о салфетку и, не отрывая от неё глаз, заговорила:

– Филипп, скажи, скоро из общежития выселяют?

Началось. Не зря я насторожился, когда мы о встрече договаривались.

– По идее, на следующей неделе.

– Ясно, – многозначительно произнесла Света. – Раз такое дело, мы с Сеней предлагаем  пожить у нас.

Жаль, нельзя перемотать время до момента, где я соглашаюсь пойти в кафе. Не пришлось бы краснеть.

– Сестрёнка, спасибо огромное, но не могу к вам. Ванька маленький, ты с Сеней, да ещё я. В однокомнатной квартирке – невозможно!

Мне стало стыдно. Нет, не жить вместе с сестрой, а за себя. Мой закадычный друг Витя Рябов и тот самостоятельнее оказался. Я вспомнил о его предложении отправиться контрактниками на Ближний Восток. С одной стороны, это противоречит моим принципам, но с другой – не буду усложнять жизнь Свете. Витя говорил, половину денег сразу дают. Мне они ни к чему, а вот сестре пригодятся.

Молчание затянулось. Его прервала официантка – девушка виновато посмотрела на Свету.

– Извините, у нас закончились сливки. Вас устроит классический черный?

– Вполне, – согласилась Света. – Филипп?

Я кивнул.

– Две минуты, – пообещала официантка.

Девушка не соврала: через пару минут я вдыхал аромат кофе. Жаль, он не мог избавить от неприятного разговора.

– Неплохой, – оценила Света, сделав глоток.

Она отставила кружку и потянулась к сумочке. В руке появились зажигалка и сигарета. Дурной знак – сестра курит лишь, когда злится или нервничает. Света уже поднесла сигарету ко рту, но вдруг передумала, и отложила в сторону.

– К родителям поедешь или есть варианты? – с натянутой улыбкой спросила она.

Я опёрся на руку, размышляя над ответом.

– Тут Рябчик кое-какую идейку подкинул, – наконец сказал я. – Слетаю в одно местечко на полгода…

– Заканчивай ты с ним водиться, братец, – в сердцах выпалила Света. – Этот твой Виктор – скользкий тип! Как он только доучился?

Я никогда не запрещал сестре критиковать меня, но обижать друга не позволю. Рябчик перестал нравиться Свете, когда меня в милицию за хулиганство забрали. Конечно, вместе с ним. Нет, ничего криминального. Мы тогда впервые на футбол пошли. Ну, кто виноват, что драка между болельщиками началась?

– Без проблем доучился! Без проблем. И в школе, и в университете Рябчик был одним из лучших. И в армии все на него равнялись. Согласен, Витя не белый и пушистый, но это не даёт тебе право наговаривать.

– Филипп, в сотый раз говорю: не связывайся с ним.

– Ты ведь даже не выслушала, – упрекнул я.

Она сделала над собой усилие.

– Что ж, братец, рассказывай.

Лучше бы я этого не делал. Я как мог, приукрасил контракт, но слова звучали фальшиво. Чем больше я говорил, тем сильнее разочаровывал Свету. Разочаровывал себя.

– Ты где голову забыл? – она удивлённо всплеснула руками. – Вспомни дядю Колю после Афганистана. Таким хочешь стать?

Я опустил взгляд и выдал последний довод:

– Зато помогу вам деньгами.

– Деньгами? Такие деньги мне и даром не нужны. Заруби себе на носу, Филипп, полетишь с Витькой – дорогу к моему дому можешь забыть!

Света достала несколько купюр, кинула на стол и решительно поднялась.

– Не только же для себя… – начал было я.

– Филипп, бога ради, замолчи! – не сдержалась сестра. – Я всё сказала, а ты думай!

Она вышла, а я остался. Благо, официантки не трогали – в таком состоянии я не самый любезный собеседник.

Сам виноват! Зачем сестре рассказал? Только навредил: Света разочаровалась во мне, а к Витьке станет ещё хуже относиться.

Нельзя всё так оставлять. Но как загладить вину? Как угодить сестре?

Я задумался. Около получаса просидел, напрягая извилины. Переехать к Свете, пока не найду нормальную работу? Познакомить с девушкой?.. Для начала заведи её, Филя. Тьфу ты! Заведи! Она же не домашнее животное. Встречаться с кем-то начни… А какая от этого Свете польза?

Нужен дельный совет. Как насчет Сени? Выслушаю пару нотаций, а там и поможет. Достал телефон – пропущенный от Рябчика.

Вздыхая, я смял забытую Светой сигарету, а зажигалку положил в карман. В сотый раз сказать Витьке, что не поеду и ему не советую? Ох, ещё один обидится. С другой стороны, зачем тянуть время? Попробую отговорить от контракта, а там как знает. Может, достучусь.

Уже потянулся к кнопке вызова, когда увидел в окне Леонарда Бенедиктовича. Он нёсся, как молодой. Старый пройдоха! А говорил: ревматизм, годы не те…

Вот же решение проблем! Если уговорю его не увольняться, то Света будет на седьмом небе от счастья.

Мечтая о скором примирении, я заметил, что Леонард Бенедиктович постоянно оглядывается. С чего бы это? Причина отыскалась сразу: позади старика торопились три мордатых верзилы. Черные спортивные костюмы, солнцезащитные очки, бойцовская походка.

Странно, старик не звал на помощь. Не хотел? А что я знал о Леонарде Бенедиктовиче? Почти ничего. Вдруг за ним тёмные делишки водятся. Или старик стал жертвой мошенников? Да что угодно! В любом случае помощь ему не помешает.

– Ну, держитесь у меня!

Настроение для драки самое подходящее.

***

Найти преследователей не составило труда: лысые головы и черные ветровки – отличный ориентир.

Уже почти нагнал, когда они свернули в сторону заброшенной стройки. Спрашивается, зачем туда, а, Леонард Бенедиктович? Там же безлюдно! Спрятаться задумали?

Но нет – обнаружил его в конце площадки в окружении верзил. Как и при первой нашей встрече, Леонард Бенедиктович держал трость. Разве она остановит бандитов? Какая наивность!

Я сжал в кулаке зажигалку и рванул к ним.

– Пошли прочь, крысы недобитые! – рявкнул я и прикрыл собой экскурсовода. – Леонард Бенедиктович, не беспокойтесь, никто вас не тронет.

– Филипп, не стоило.

Я немного растерялся – в голосе старика не было и намёка на страх.

– Так вот, кого ты нашёл, Хранитель! – прошипел один из троицы. – У этого червяка нет ни шанса против всемогущего Мрака!

Это он меня обозвал? Я почувствовал, как закипаю.

– Ты как меня назвал, жаба в кедах? Я тебе покажу червяка!

Главарь дал товарищам знак, и они двинулись на меня. Уже собрался врезать по наглым рожам, но Леонард Бенедиктович вклинился между нами. Он ударил тростью по земле: взрывная волна отбросила мордатых метров на пять.

Я завороженно смотрел: поднимались уже не люди, а… на языке вертелось слово «нелюди». Фиолетово-серая кожа, искаженные злобой лица, черные, словно тьма, доспехи и такие же черные мечи.

Спортивка исчезла и с главаря, взамен появилась грязно-серая мантия с капюшоном, из-под которого светились два алых глаза. Стальные перчатки сжимали посох, венчал его череп с рогами.

Не знаю, каким образом, но Леонард Бенедиктович тоже обзавёлся посохом. Несколько длинных веток закрученных по спирали, вверху они образовывали подобие набалдашника.

Как я раньше не догадался?! Толкинисты разыгрывают битву магов! И подумать не мог, что Леонард Бенедиктович тоже почитатель фэнтези. А костюмы какие, а грим, а спецэффекты!

– Убейте его, а я займусь Хранителем! – крикнул главарь ряженым.

Леонард Бенедиктович и чудик в капюшоне уставились друг на друга, выкрикивая ругательства на непонятном языке. Старик резким движением выкинул посох вперёд. Его оппонент упал на пятую точку.

– Блестяще! Вы из какого клуба? – я похлопал Леонарда Бенедиктовича по плечу.

– Клуба? – растерянно спросил он.

– Да ладно вам. Я вот уже третий год в «Средневековье» состою.

– Ах, да! Клуб! – воскликнул старик. – Я из класса «рыцарей», а вот ребята из «нежити». Хочешь поучаствовать?

– Спрашиваете! – хохотнул я. – Что делать?

– Отвлеки эту парочку, пока я занят колдуном.

Главарь вставал на ноги, фиолетовые уродцы приближались. Я принял боевую стойку и поманил их рукой, пародируя Брюса Ли. Посмотрим, насколько хороши в их клубе фехтовальщики.

Нелюдь ударил. Я увернулся и продлил движение противника лёгким пинком. Не бить же беднягу в полную силу. К моему удивлению, меч воткнулся в бетонную плиту. Как нелюдь ни напрягался, вытащить клинок не удавалось.

Уж больно реалистично у них в клубе играют. В нашем только тупыми мечами дерутся.

– Ашкаш дати квар! – вопил второй.

– Как говоришь? – спросил я.

Он плюнул под ноги и выставил перед собой меч. Отступая за кучи строительного мусора, я швырнул в нелюдя зажигалку. Угодил прямо в глаз. Он распсиховался – рубил всё, что вставало на пути. Я даже не приложил усилий для победы: болван задел столбики, которые держали огромную трубу.

Как же она стукнула фиолетового!

– Эй, ты живой? – я кинулся к нему.

Поднатужился и передвинул трубу. Нащупал пульс. Хотел снять маску с парня, но… Её не было! Мало того, из раны сочилась мутно-синяя кровь. Что за…

Всё взаправду?! Настоящая нечисть! Настоящие колдуны!

Из оцепенения вывел голос второго нелюдя.

– Урба сима щай. Марлу Седд?

Я чертыхнулся и подобрал с земли черный меч. На удивление, лёгкий, удобная рукоять. Если бы не короткое лезвие, то цены бы ему не было.

Про себя отметил, что я спокоен, как и учили на занятиях по боевой подготовке. Не зря же офицера получил.

Я стал у бетонной плиты и стал ждать. Неожиданно сверху раздался шорох. Я вовремя пригнулся – вражеский клинок разрезал воздух над головой.

– Дати квар! Дати квар! – кричал нелюдь, спрыгивая с плиты.

– И тебя туда же!

Никогда не мечтал оказаться в подобной ситуации, но раз оказался, то не отдам жизнь без боя.

Мы кружили. Удар. Блок. Блок и разворот. Удар, подшаг и выпад. Он отбил.

После третьей комбинации я понял, что действую расслабленно, как на тренировке. Понял, что не боюсь противника. Понял, что смогу одолеть.

Отбив очередную атаку, я пошёл в наступление, и, к сожалению, потерял на какой-то миг концентрацию. Нелюдь сделал обманное движение, я повёлся и лишился меча.

– Дати квар!

– Может, договоримся? Ты меня не трогаешь, а я тебе номер хорошего косметолога. Идёт?

– Дати квар! – уродец оскалился.

Я не терял надежды победить. Главное, сблизиться с ним, а там скручу приёмом из рукопашки. Уже приготовился, как позади нелюдя вынырнул Леонард Бенедиктович. Старик громко свистнул. Фиолетовый развернулся и получил посохом промеж глаз.

– Всё в порядке?

– Какого лешего?! – взорвался я. – Вы же сказали, что из клуба! А эти?

– Не галди! Поверил бы, что перед тобой нечисть? – ядовито спросил Леонард Бенедиктович.

Куда подевался вежливый экскурсовод? Что за дерзкий дедуган?

– Наверное, нет, – признался я.

– То-то же! Идём.

Мы направились к выходу со стройки. Я уже отошёл от первого шока, вернулась былая уверенность.

– Эй! А с этими как?

– Не твоё дело! – отрезал старик.

Я сжал Леонарду Бенедиктовичу руку.

– Как насчет объяснений?

Леонард Бенедиктович злобно хихикнул и выдернул руку. И откуда в нём столько силы? Тогда я вытащил мобильный.

– Не хотите по-хорошему, будет…

– В полицию звонить собрался? Получишь свои ответы, но не здесь. Хорошо?

Довольный собой, я кивнул.

Леонард Бенедиктович торопился к выходу, я с трудом поспевал за ним. Вдруг старика дёрнуло назад. Он выронил посох и в следующую секунду упал на колени. Черный шнурок обвился вокруг шеи мага.

– Беги! – прохрипел Леонард Бенедиктович и завалился на бок.

Я хотел разорвать шнурок, но не мог его нащупать на шее старика. Будто... тень. Так и было. Шнурок тянулся из-за полуразваленной стены.

– Сейчас. Сейчас, – пообещал я.

По стройке разнёсся рокочущий смех. Колдун с глазами-огоньками вышел из укрытия и неспешно двинулся к нам. Шнурок, тень или сгусток тьмы, не уверен в правильности названия, но это что-то лилось из глазниц черепа на его посохе.

Нет, так не пойдёт. Я поднял с земли кирпич и с криком «За Родину» бросился на злодея. Добежать – не добежал, так как тень обхватила ноги. Одна звезда… четыре… девять… Ох, и треснулся же я.

Моя смелость или глупость отвлекла красноглазого от Леонарда Бенедиктовича. К счастью, старик не заставил себя долго ждать: противник летел метров десять, пока не врезался в бетонную стену. Поднялся столб пыли, сверху посыпались кирпичики.

– Вот поэтому я и спешил, – произнёс Леонард Бенедиктович, отдышавшись. – Скорее!

Только обрадовался, что все беды позади, как на площадке появилась дюжина ребят в спортивных костюмах. Их облик менялся: те же жуткие рожи, черные клинки и доспехи. Один выделялся. Вместо брони – набедренная повязка, кожа лимонного цвета, на два фута выше остальных. Да о чем это я?! У него шесть рук!

– Куда же ты, Леонард? – Лимончик достал из-за спины самую настоящую секиру. – У меня к тебе разговор, трусливый Хранитель!

Громила играючи перекидывал оружие. Мне стало не по себе: не думал, что живу последний день.

– Выбора нет, – прошептал старик.

Леонард Бенедиктович подкинул в воздух небольшой стеклянный шар, непонятно откуда взявшийся в руке, и ударил по нему посохом. Я машинально прикрылся, но осколков не последовало – над нами разрастался вихрь.

Шестирукий швырнул секиру, но острое оружие не достигло цели – вихрь уже затянул нас…

Ярко-желтый свет ослепил меня. Ему на смену пришёл синий, затем розовый. Меня начало бросать из стороны в сторону, словно я песчинка, угодившая в эпицентр шторма. Тело пронзили тысячи невидимых иголок, и я потерял сознание.

***

Что-то больно ударило по лбу, словно щелбан выписали. Кто там балуется? Разомкнул веки. Никого. Что за мистика? Гадал, чего ждать, когда сверху послышался шум. Две неимоверно крупных белки прыгали с ветки на ветку, посыпались шишки. Одна стукнула по ушибленному месту.

– Чтоб тебя! – ругнулся я. – Я вам покидаюсь.

Хотел приподняться, но тело так ломило, что уже после второй попытки я окончательно обессилил. Будто стадо слонов пробежалась по моим косточкам.

Сон и злость отпустили окончательно, вернулась способность здраво мыслить. Что со мной произошло? Драка с нелюдями. Колдовской вихрь. И куда он меня закинул? Судя по соснам, клёнам, дубам и нескольким неизвестным мне видам деревьев, в лес.

Я откинул голову и глубоко вдохнул – свежий воздух наполнил лёгкие. Странно, небо выглядело незнакомым. Вроде и небо, но цвет не голубой, а насыщенно-синий. Да и солнце казалось больше. Или ближе.

Может, старик с помощью колдовских штучек перенёс нас на другой континент? Вот это да! А обратно перекинет? А то я без документов… Да какие к лешему документы, Филя, вернулся ко мне внутренний голос. Тебя перенёс вихрь! Вихрь! Представляешь?! Его Леонард Бенедиктович сотворил из той сферы... Кстати, а куда подевался старик? Превозмогая боль, повернул голову. Маг возился с костром на небольшой поляне.

Я окрикнул его. Леонард Бенедиктович оторвал взгляд от костра и поспешил ко мне. В руке он держал глиняную миску.

– Ломает? – догадался волшебник.

Почему старику не плохо? Может, это он со мной сотворил?

 – Всё из-за чар Злыдня. На вот, глотни – сразу полегчает.

Леонард Бенедиктович протянул мне миску с зеленоватой жидкостью. Я принюхался – воняло как из помойной ямы.

– Нет уж! Как-нибудь обойдусь без вашего пойла. – Комок так и подкатывал к горлу.

– Да не бойся – травяной отвар, – улыбнулся он. – Только что приготовил.

– Сказал же: не буду!

Улыбка исчезла с лица Леонарда Бенедиктовича, глаза налились злобой.

– Зачем упираешься, осёл? – зарычал он. – Здоровье хочешь поправить?

Только я открыл рот для гневной тирады, как волшебник мёртвой хваткой вцепился мне в подбородок и влил зелье. Пускай большую часть я выплюнул, но немного угодило в желудок. Вкус ещё противнее, чем запах.

– Что вы задумали?

Я вскочил на ноги и оттолкнул колдуна. Движения давались легко – ломота и боль почти прошли.

– Ещё не понял? – усмехнулся Леонард Бенедиктович.

– Так это действительно лекарство? – дошло до меня.

Вместо ответа он отдал миску. Ещё половина осталась. Я закрыл нос и в три глотка выпил. Ух, отличная штука! Ему бы с такой настойкой да против похмелья – озолотился бы за неделю.

– Лучше?

– Гораздо, Леонард Бенедиктович. Вы уж извините.

Мы пошли к костру. Он поворошил поленья и грустно вздохнул.

– Тут такое дело, Филипп. Как бы это сказать…

– Как есть говорите, я мальчик взрослый.

Старик ещё раз вздохнул. Угрызения совести мучают?

– Я втянул тебя в очень опасную игру, из которой выпутать не в силах.

– Не можете выпутать? Значит, я помогу, – оптимистично заявил я.

А сам думаю: услуга за услугу. Улажу вопрос с нечистью, а он в музей вернётся. И все счастливы.

– Надо же! Я ожидал другой реакции.

Волшебник смутился. С чего бы?

– Думаю, нам стоит заново познакомиться: Филипп Девиер. А вы Леонард Бенедиктович или есть другое имя? Мерлин, Дамблдор или Гэндальф?

– Нет, я действительно Леонард, но без всяких «Бенедиктовичей», – хихикнул старик. – Раз уж мы говорим откровенно, то я – Хранитель миров, отправлен Светлыми Силами для защиты Астера от...

Неожиданно я вспомнил о Рябчике.

– Минутку, я один звонок сделаю, а потом продолжим. Хорошо?

Не дожидаясь ответа, достал телефон – нет связи. Выходит, МТС не всесилен, как утверждают в рекламе. Я перезагрузил телефон – ничего.

– Филипп, на Астере не работают мобильники. Их, как и многое другое, здесь не изобрели.

– Какой Астер? – сощурился я. – Вы куда нас закинули? Острова рядом с Австралией? Америкой?

– Началось. – Волшебник устало провёл ладонью по лицу и потянулся за посохом.

– Эй, вы чего задумали?

– Сковать тебя решил, – не стал лукавить Леонард. – Или выслушаешь без возмущений?

Я притих – моё тело ещё нескоро забудет послевкусие заклинаний.

– А вопросы задавать можно?

– Да, – подумав, согласился маг. – Запомни, всё, что скажу – правда. И чем скорее ты её примешь, тем проще будет нам обоим. Готов?

– Готов! – я махнул рукой.

Он уселся поближе к костру и объявил:

– Мы перенеслись в другой мир – Астер. Когда-то он был единым целым, но после Великого раскола делится на патриумы. Их девять…

Новое слово резануло слух.

– Что ещё за патриумы? – тотчас спросил я.

– Материки.

– Как на Земле?

– Почти. Есть отличие: добраться из одного в другой привычным для тебя способом нельзя.

– Угу, – многозначительно протянул я. – А почему?

– Из-за раскола патриумы уже не одно тысячелетие находятся на недосягаемом расстоянии друг от друга, – объяснил маг. – Даже выносливым и быстрым драконам не под силу такой подвиг.

Я недоверчиво уставился на старика.

– Те самые крылатые змеи?

– Да, те самые. Пока всё понятно?

– Ну, если представить всё, как компьютерную игру, то вполне, – почесал я в затылке.

На самом деле, я пребывал и в шоке, и в восторге. С одной стороны, я в колдовском мире, рядом самый настоящий волшебник, а с другой – я же в колдовском мире! Непонятно, сколько опасностей он таит.

– Сейчас мы на Тутуме, – продолжил Леонард. – Он, как и весь Астер, напоминает эпоху Средневековья. Ну, если не считать зельеварства и колдовства. Эти науки развились бы и на Земле, но медицина и церковь вытеснили.

– Инквизиция? – предположил я.

– Она самая.

– Чем ещё Астер отличается?

Задумавшись, Леонард поправил очки.

– Мифические существа. Конечно, мифические они для тебя. Эльфы, кхары, феи, орки, данки, тролли, гномы и ещё с десяток народов. Слыхал о ком-то из них?

– Ещё бы! – хмыкнул я. – У нас популярных книг о вымышленных расах…

– Запомни, Филипп, они не вымышленные, – поправил волшебник. – Несколько тысяч лет назад в ваш мир просочилась информация о жителях Астера. Писатели сильно приукрасили их, создали интересные истории. Вынужден огорчить: в реальности всё по-другому. Среди всех народов, без исключений, есть как благородные мужи, так и падкие до наживы хитрецы.

– В общем, как и везде. Сколько у меня времени, чтобы объездить этот ваш Тутум и увидеть всё?

– Даже не знаю… – замялся он.

– Вы так не шутите! Неделя есть?

Впервые за разговор колдун посмотрел мне в глаза. Виновато посмотрел.

– Филипп, из Тутума не выбраться.

Он что, издевается? Кто сестре и родителям объяснит, куда я исчез? Кто Витьку отговорит от безумной поездки?

– Кончайте ваньку валять, – я схватил старика под грудки. – Вы меня сюда перенесли, вы и возвращайте!

Повисло тягостное молчание. Я уже не сомневался: волшебник говорил на полном серьёзе. Я отпустил его, уселся на траву и обхватил голову руками. Чувствовал себя беспомощным… Подождите-ка, есть неувязочка!

– Если выбраться нельзя, как мы перенеслись?

– У меня был магический шар, чтобы вернуться.

– Так достаньте ещё один! – не сдавался я.

Вздыхая, старик умостился рядом.

– На изготовление артефакта подобной силы уйдёт год-два, да и не поможет он: сейчас проход открыт в одну сторону.

– Значит, я застрял?

– Да.

Звучало как приговор. Я задумался. Не врёт ли старик? Вдруг я под гипнозом, а происходящее – плод воображения? Нет, слишком всё реалистично.

Леонард достал из-за пазухи курительную трубку, спички и пакетик с табаком. Пока он набивал чашу трубки, я взял коробок. Достал спичку и провёл по чиркалу – даже искра не появилась.

– У вас спички отсырели.

– Нет, с ними всё нормально. Сера на Астере не горит.

Меня взяла злоба.

– Зачем же достали коробок?

– По привычке, – пожал он плечами. – Не мог же я на Земле делать вот так.

Волшебник взял в руки посох и буркнул под нос заклинание. Огонёк слетел с верхушки посоха прямиком в чашу. Леонард затянулся и подал мне трубку, но я отказался. После армии с трудом избавился от вредной привычки.

Передышка пошла на пользу обоим: он отдохнул от нервного меня, а я успокоился.

– А нельзя ускорить процесс? – поинтересовался я.

Леонард медленно повернулся.

– Есть один способ, но он требует твоего участия.

И замолчал. Вот… нехороший человек. Я ещё и расспрашивать должен?! Сто, нет, тысячу процентов, волшебник с самого начала задумал использовать меня. Чего же он хочет? Не соглашусь – не узнаю, да и пути домой иного нет.

– Раз сказали «а», то говорите и «б».

Леонард не спешил, будто цену себе набивал. Мало того, он собирался подняться, когда я положил руку ему на плечо.

– Ну! – нетерпеливо потребовал я.

– Помоги отыскать браслет Власти.

Я уже догадался, о какой вещичке пойдёт речь, но всё равно уточнил:

– Что ещё за браслет?

– Тебе показало его Око Судьбы. Магия браслета вернёт в родной мир.

Теперь я сомневался, что Леонард случайно проходил мимо кофейни. Следил? Не исключено. Но откуда взялась уверенность, что я пойду за ним, заметив мордоворотов? Черт его знает!

– И где его искать?

– Неизвестно…

Вот так задачка! Поди туда – не знаю куда, найди то – не знаю что… Тише, Филя! Расслабься! Нервные клетки не восстанавливаются. Разберёмся по ходу пьесы.

– Филипп, поверь, я не морочу тебе голову. Око Судьбы не просто так показало древний артефакт. Полагаю, мы скоро о нём услышим.

– Ох, уж это Око Судьбы со своими артефактами! – ехидно выпалил я. – Кстати, давно хочу узнать: я один видел браслет?

– Да.

– А я с расспросами к людям приставал. Теперь понимаю, как глупо смотрелся. Леонард, почему именно я?

Маг закусил губу и пожал плечами, точно отвечая: «Откуда ж мне знать».

– Может, почувствовало в тебе некую силу, – предположил он. – Я четыре столетия проторчал в твоём мире, а оно только вчера соизволило сделать выбор.

– Четыре столетия? – не верил я. – Значит, и здесь всё изменилось.

Леонард покачал головой.

– Минуло три или четыре дня. Не больше.

– С чего вы взяли? Мы же только что перенеслись.

– Просто знаю, – коротко бросил колдун.

Жаль, в универе такие отговорки не работали, я бы особо не напрягался… В груди защемило, страшная мысль посетила меня.

– Я не застану родных?

– Не переживай…

– Как тут не переживать?

– Да послушай же! – повысил голос старик, устав от моих возмущений. – На Земле и на Астере пройдёт одинаковое количество дней. Путешествуя, я не забывал искажать временное пространство. Больше этим заниматься некому. Уяснил?

Волшебник спрятал трубку и направился в чащу.

– Куда это вы?

– Ох! Всё-то тебе нужно знать! – разозлился он. – Облегчиться нельзя без спроса? Лучше за костром смотри, а то потухнет.

Леонард смачно сплюнул и скрылся из виду. Я подкинул дров, вытянул руки над огнём и стал размышлять. Не слишком складная история получалась. Обманывает меня Леонард или недоговаривает. Подождите-ка, он забыл посох!

Я поднял деревяшку как раз в тот момент, когда показался маг. Он фальшиво насвистывал мелодию из «Убить Билла». Увидев у меня посох, Леонард застыл.

– Ничего не забыли, уважаемый?

– Отдай!

– Нет уж, – я направил на него колдовское оружие. – Руки вверх! Я буду спрашивать, а вы – отвечать. Заподозрю ложь – испепелю.

– А получится? – скривился старик.

– Не сомневайтесь! Кто с автоматом справился, тому всё по зубам.

– А можно руки не поднимать? В моём возрасте…

– Нельзя! Хватит лапшу вешать, видел, как вы скачете! – Я дождался, пока он выполнит приказ, после спросил: – Говори, зачем тебе браслет?

– Выходит, догадался, – хмыкнул Леонард. – Для защиты Тутума от нечисти. Артефакт управляет пространством над патриумом.

– Он отправит меня домой или нет?

Я потряс посохом – Хранитель испуганно завопил:

– Отправит! Отправит он тебя домой!

– На что ещё способен браслет?

Леонард не спешил с ответом. Я терял терпение. Чем больше, тем горячее становился посох. Взаимосвязь? Подумал об огне, и красно-жёлтые искры заплясали меж деревянных завитков. Перетрусив, Леонард упал на колени.

– Пощади! Не убивай! Всё скажу! Великая сила заключена в артефакте. Он не просто так браслетом Власти зовётся. Его обладатель подчинит жителей Тутума. Всех до единого.

Конец посоха вспыхнул. Казалось, ещё немного и пламенная стрела полетит в Леонарда.

– Так ты править вздумал, старый мухомор! Отвечай, зачем я тебе понадобился?

– Во-первых, ты избранник Ока Судьбы. Во-вторых, видел в зеркале браслет. Думаю, только ты способен его обнаружить.

– Ну, держись у меня…

Я не договорил: посох вырывался из рук, будто живой. Как ни старался, удержать не вышло. Уже через мгновение колдовской атрибут сжимали костлявые пальцы хозяина.

– Какой же ты наивный, Филипп! – от души рассмеялся маг. – Говорил же, я – Хранитель, защитник Астера. Понимаешь? Добрый я! Не нужна мне власть над другими. – Он перешёл на саркастичный тон: – Пощади! Не убивай! Тьфу ты!

Я опешил. Ещё минуту назад чувствовал себя могущественным магом, теперь же последним болваном.

– Вы… Вы разыграли меня?

– Ого! Какой догадливый! А почему на слово не поверил? Нравится театральщина?

– А вам?

– Не стану отрицать, – задумался он, слегка склонив голову. – Скитаясь в поисках избранника, я три года в венгерском театре работал. Не ведущие роли, но кое-что получалось… Думал, колдовать научился? Нет, Филипп, дара у тебя нет.

– Ни капельки? – где-то в глубине души отозвался мальчишка, игравший с друзьями в чародеев.

– Ни капельки. – Леонард подошёл и похлопал меня по плечу. – Ты – молодец! Как угрожал! Будь на моём месте колдун попроще, признался бы во всех грехах.

– Вы тоже не растерялись, – заметил я. – Что ж, раз нам друг без друга никак, то давайте искать браслет!

– Успеем, не идти же на ночь глядя. – Старик повернулся к догорающему костру. – Есть хочешь?

Я кивнул. Живот уже к позвоночнику прилип.

– Пошли, подсобишь.

Судя по всему, Леонард знал, куда мы перенесемся. Спрятал в яме сундук со всякой всячиной и прикрыл ветками с листвой. Тряпьё, съестные припасы и даже сёдла для лошадей. Вот откуда взялись глиняная миска и травы для отвара. Волшебник извлёк вино, вяленое мясо и картошку, которую мы запекли в углях.

За ужином продолжили разговор. К своему удивлению, выяснил, что я уже пятый избранник Ока Судьбы.

– Кем они были?

– Выходцами из иных миров. Два воина и два колдуна. Ни один не смог противостоять Тёмной Силе. Кто пал, кто поддался искушению. Из девяти патриумов Астера уже пять под властью Мрака.

– Мрака?

Кажется, колдун с глазами-огоньками упоминал это имя.

– Он олицетворяет Зло на Астере, правитель Нигтхиса. Небо там затянуто серыми тучами, земля выжжена дотла, обитает лишь нечисть. Одним словом, гиблое место.

– Подождите, Леонард, а как же он напал, если патриумы далеко друг от друга? – пускай я охмелел от вина, но голова ещё соображала.

– При Великом расколе земля в некоторых местах раздвоилась, и возникли порталы.

– Понял. Такие штуки, чтобы перемещаться, куда душе угодно, – с видом знатока заявил я.

– Не совсем, хотя близко…

Леонард рассказывал и рассказывал. Из-за выпитого вина в голове всё перемешалось: мозг разрывался на части. Волшебник понял это и достал из-за пазухи пузырёк с фиолетовой жидкостью:

– Выпей-ка другого зелья. Чтобы успокоить нервы и восстановить силы, хватит пары капель.

Пока он говорил о дозировке, я уже сделал приличный глоток – поспешил! Глаза закрылись…

***

Солнце уже находилось в зените, когда я проснулся. Чувствовал себя превосходно: энергия переполняла каждую клеточку тела.

– К труду и обороне готов! – громко объявил я волшебнику.

– Не сомневаюсь. – Он посмотрел на меня и хихикнул: – Что, распирает?

– Ещё как!

– Оно и понятно, столько выхлебал. Ты бы побегал, что ли, нагрузку дал, – посоветовал Леонард, – а то две ночи спать не будешь.

Я с недоверием глянул на старика. Опять голову морочит?

– Откуда знаете?

– Думаешь, ни разу не пробовал? – снова хихикнул он (я уже начал привыкать к этой его манере). – Бывали времена, когда неделями не спал.

– Мозги в кисель не превратились?

Старик обиженно упёр руки в бока.

– Не задавай глупых вопросов. Лучше делай, что говорю.

Выбрав себе более-менее ровное место на поляне, я принял упор лёжа. Сделал шесть подходов отжиманий, а сил не убавилось. Не убавилось и после всевозможных прыжков, приседаний и выпадов, хотя эти упражнения обычно жутко выматывали меня.

Тренировался, пока не появилась усталость. Сколько же времени прошло? Даже не знаю – я так увлёкся, что потерял ему счет. Закончив, я уселся на краю поляны на заваленное дерево. Нужно же перевести дух!

– Думаю, достаточно, – решил колдун и протянул мне бурдюк с водой. – На привале ещё позанимаешься.

Я жадно пил. Нет, меня не мучила жажда – всё дело в воде. Удивительно, насколько у неё бывает приятный вкус.

– Спасибо, – я вытер ладонью губы. – Рядом родник?

– Ручей.

– А если…

– Бррр! – Меня перебил собственный живот. – Бррр! Бррр!

– Вот так трели! – смеялся старик. – Ну, раз просит, пошли.

– Леонард, пока не забыл, – идя немного позади, обратился я, – когда придёт время возвращаться, вы мне такой штуки дайте и побольше. Или черканите рецепт, а я как-то изготовлю. О дозировке не забудьте. Вечером буду принимать, а в обед на тренировку.

Волшебник кинул на меня короткий взгляд и проворчал:

– Ишь, какой шустрый! Нельзя её часто пить, мой юный друг. Это своего рода наркотик! Подсядешь и не заметишь!

Замедлив шаг, я с укором посмотрел на него.

– Почему не предупредили? Я бы его пить не стал!

Маг пропустил упрёк мимо ушей, выдал мне остатки печеной картошки и кусок мяса. Пока я жевал, он копался в сундуке.

Леонард предстал передо мной в потрёпанной мантии. Судя по некоторым участкам, когда-то она была насыщенно синего цвета, но за годы выгорела и стала серо-голубой. На поясе мага висела кожаная сумка. Но Леонард и сам изменился, и дело не в одежде. Чего-то не хватало. Посох на месте. Борода тоже. О! Исчезли очки. Понятно, для вида носил.

Колдун выдал мне ободранные сапоги, одёжку и ножны с коротким мечом.

– Ну-ка примерь.

– В своём никак? – хмурился я.

Мало ли кто эти тряпки носил?

– Не стоит отличаться от других жителей Тутума, Филипп, – жестко отрезал он.

Но как волшебник ни маскировал меня – ничего не вышло. Сапоги больше размера эдак на три, а штаны пришлось бы подкатывать на целый локоть. Да здесь рассчитывали на богатыря в два метра, а я-то среднего роста буду. Что подошло, так это тёмно-серый кафтан с черными вставками – сел идеально, будто с меня мерки брали.

В итоге, я стоял перед волшебником в кроссовках, джинсах и футболке, поверх которой накинул кафтан.

– За местного вряд ли сойдёшь. Раз так, у тебя должна быть история, а значит, и родина. Обязательно на Астере, – произнёс старик и внимательно глянул на меня. – Пускай ей временно послужит… Саннибул. Да, Саннибул, а дальше поглядим.

– Саннибул? – переспросил я, растягивая слова. – Смешно звучит.

– Для тебя – в самый раз, – решил он. – В том патриуме полно чудаков со странностями. И ещё одно: говорить позволь мне.

– Я же не маленький! – обиделся я. – Думаете, не смогу пары слов связать?

– Если голова без надобности, то милости прошу, – рявкнул Леонард.

– Хм…

Неожиданно зачесалась шея. Намёк понял – лучше молчать.

– Прикинешься немым телохранителем или слугой. Присмотришься к жителям Астера, поймёшь, как себя вести, а уж потом беседы заводи. Согласен?

– Незавидная роль, но куда деваться?! – пожал я плечами.

– Вот и договорились.

Наблюдая, как колдун набивает табаком трубку, я почесал подбородок – щетина неприятно колола пальцы. Эх, стоило вчера побриться.

– А если придётся?

– Что придётся? – выпустив несколько колец дыма, спросил Леонард.

– Ну, разговаривать с кем-то.

На мгновение лицо мага исказил гнев, но его быстро сменила задумчивость.

– В таком случае запомни: в этом мире нет словечек «отморозился» или «прикольно». Соблюдай осторожность…

– Да въехал я! Ой, не то! «Понял» – сойдёт? – ядовито пошутил я.

Колдун одарил меня ледяным взглядом.

– Вполне, – процедил он. – Парень, не держи меня за дурака. Я прожил достаточно в твоём мире, прекрасно понимаю, когда стебаются. Поверь, глупые шуточки у меня не в почете. «Въезжаешь», Филипп?

Закончив вычитывать, старец взмахнул посохом и произнёс короткую фразу на всё том же непонятном языке. Спустя минуту показались два статных скакуна. От морды до кончика хвоста черные, они переливались на солнце, словно крылья ворона.

Один остановился возле меня и заржал.

– Ты понравился Диби, – улыбнулся Леонард.

– Диби?

– Сокращение от Децибел.

– Довольно странная кличка для такого красавца. – Я погладил коня по спине.

– Ох, поверь, в самый раз, – хихикнул старец.

Конь вновь заржал, да так громко, что я чуть не оглох.

– И правда, децибелов в Децибеле хоть отбавляй. А как зовут вашего коня?

Второй жеребец хмуро глянул на меня. Не то чтобы я испугался, но два шага в сторону сделал.

– Тише, маленькая. Филипп не знал, что ты девочка. – Леонард ласково потрепал лошадь по холке. – Молния – старшая сестра Диби. Сходи в сундуке пошарь, я там яблочки для них приберёг.

Искомое лежало на дне. Наверное, от меня спрятал, чтоб не слопал. Я выбрал самое лучшее, вытер его об рукав и подошёл к Молнии.

– Извиняюсь, не хотел обидеть. – Осторожничая, я вытянул руку с угощением.

Она пофыркала, но всё же приняла яблоко. Диби капризно заржал. Покормил и коня. Ох, чувствую, натерплюсь я с ним.

– Сам седло нацепишь или показать как? – поинтересовался Леонард.

– Нет, это я умею. Скажите, а как вы их позвали?

– Призвал с помощью заклинания. – Маг передал мне сбрую. – Туго не затягивай… Каждый уважающий себя колдун имеет в арсенале парочку подобных фокусов... Отлично. Раз такой умелец, то и Молнией займись: мне лишний раз наклоняться нежелательно. Сам понимаешь, возраст!

Он схватился за спину, будто прострелило, и театрально закатил глаза.

– Ох, заканчивайте вы уже.

***

Пока занимался Диби и Молнией, всё думал, как же здорово управлять животными. Может, я не безнадёжен? Скажем, земное происхождение мешает колдовским генам пробиться наружу.

– А дар точно нельзя развить? – Я подошёл к умостившемуся на траве Леонарду.

– Я же говорил, что нет!

– Эх! – только и вырвалось у меня.

– Выше нос! – хихикнул старик, приглаживая седую бороду. – Бывает гораздо хуже! Благодари богов, что человеком уродился, а не гоблином или нелюдем.

Мурашки пробежали по коже – перед глазами встали образы фиолетовых уродцев. Вспомнил, как они кричали.

– Скажите, Леонард, а что такое «Дати квар»?

– «Готовься к смерти», – перевёл старик, поднимаясь. – Ты не волнуйся, в основном на Астере говорят на общем языке. С тем амулетом, что я дал…

Я испуганно округлил глаза. Неужто с этими зельями у меня память отшибло?

– Амулет? Какой амулет? Ничего вы не давали!

– Э-э… – замялся Леонард, смутившись. – Да? Ох, голова моя дырявая! Приготовил и забыл! – Он порылся за пазухой. – Держи.

Амулет оказался кругляшом размером с пятирублёвую монету и держался на тонком шнурке. Если честно, бижутерия из сувенирных лавок и та дороже смотрится.

– Эта вещица бесполезна для местных, но тебе необходима, – заметил Леонард, уловив сомнения в моём взгляде. – С амулетом поймёшь каждое слово, кто бы его ни произнёс. Ну же, цепляй.

Я последовал совету. О, ужас! Амулет моментально впитался в кожу, точно небольшой слой крема. Испуганный, я ощупывал грудь, тщетно пытаясь найти его.

– Всё в порядке, – успокаивал меня Леонард. – Амулет обладает свойством невидимки. Давай проверим, насколько он хорош в работе.

– Бывает брак?

– Ещё как! Знаешь, сколько бездарей среди магов!

Волшебник в сотый раз хихикнул. Находит это смешным?

– Когда приступим? – раздраженно спросил я.

– Уже приступили. Ты меня понимаешь?

Ещё немного и потеряю терпение. Насколько же тупым он меня считает?

– Вы что издеваетесь? – зарычал я.

– Отлично! – воскликнул маг. – Я каждое слово произносил на разных языках, а ты всё понял! Или не всё?

– А-а-а… Всё.

Выходит, я не ошибся по поводу своих умственных способностей.

– Вроде бы ничего не забыл, – проворчал волшебник. – Да, ничего. Что ж, Филипп, пора в путь!

Я хоть и был готов сорваться с места в любую минуту, но бездумно следовать за стариком не собирался.

– А подробнее? Какой план действий? Куда поедем?

– Сейчас мы в королевстве людей – Алькасаре, – улыбнулся Леонард, будто давно ждал этих вопросов. – Нам предстоит попасть в столицу – Бронкастер. Там посоветуемся кое с кем. Возможно, пойму, откуда начать поиски браслета.

Перед отъездом мы набрали в ручье воды, сложили в кожаный мешок еду и посуду и хорошенько замаскировали сундук. Кто его знает, может он ещё не раз пригодится.

– Неплохая езда для выходца из мира машин, – похвалил меня в дороге волшебник.

Конечно, я не упомянул, что в клубе со мной навозились: за первый урок трижды падал с лошади. А как задел лбом ветку! Пришлось бандаж на шею цеплять. Другой бы плюнул на увлечение, но меня это не остановило – наоборот раззадорило! Нахватался новых шишек и ссадин, но не зря – появился прогресс.

В результате, стал бронзовым призёром турнира по конной сшибке, а ведь на мероприятие приехали ребята со всего СНГ. Правда, я так далеко зашёл не без удачи, но как говорят: везёт сильнейшим! Но о таких заслугах лучше здесь не заикаться. Не хотелось бы из-за длинного языка очутиться на настоящем рыцарском турнире.

– Деревушки будем посещать по надобности, а города и крепости объезжать, – отвлёк от размышлений Леонард. – Филипп, чтобы добиться цели, действовать нужно сообща.

– Вы это к чему?

– Доверяй мне.

– Я постараюсь, – кивнул я. – Для начала, зовите меня Филом.

– С радостью! Теперь, Фил, запасись терпением и слушай.

Рассказ продолжился с того места, на котором мы остановились вчера. Если вкратце, то Мрак подчинил всю нечисть на Нигтхисе и напал ещё на четыре патриума. Одни сразу же сдались, другие упорно сопротивлялись, но, так или иначе, он завоевал их.

– Седрик из древнего рода Конфидионов, правителей Алькасара, подозревал, что после уничтожения Морсуса Мрак пойдёт войной на Тутум. Впервые за всю историю Астера королевства разных патриумов заключили союз. Седрик Конфидион и Балиош Танн – король Пяти королевств Морсуса, объединили армии и почти разбили врага, но…

Старец умолк, затем опустил голову. Наверное, воспоминания нахлынули. Полчаса мы молчали. Молчали бы и дольше, но я не выдержал:

– И что означало ваше «но»?

– Но нас подло предали, – вздохнул маг. – Искар переметнулся к Мраку. Некогда защитник превратился в жестокого убийцу. Проклятый шестирукий!

– Шестирукий? Тот тип с секирой?

– Да. Подлец убил короля Седрика и королеву Госвинду. Затем участвовал в расправе над семьёй благородного Балиоша. Говорят, даже принцессу не пожалели... Печальная история.

Я машинально сжал кулаки. Такие, как Искар, не заслуживают право на жизнь.

– Давно ли захватили Морсус?

– Уже пять лет как минуло, – наморщился Леонард.

– Кто теперь там правит – понятно, а в Алькасаре?

 – Регент, он же младший брат Седрика – Хамиш Конфидион, герцог Артийский. Но в этом году исполнится восемнадцать лет принцу Фредегару, наследнику трона. Он взойдёт на престол через… – волшебник запнулся – делал подсчеты в уме, – через семь месяцев.

– В королевстве нет короля? Как так?

– Видишь ли, по законам Алькасара до совершеннолетия нельзя короноваться.

Впереди показался вооруженный отряд, все в стальных доспехах. Леонард напрягся. Приказал сворачивать с дороги.

– Что случилось? – недоумевал я.

– Не хочется попусту силы на бандитов тратить, – отмахнулся маг.

– Да не похожи они на бандитов. Латы блестят, впереди знаменосец.

– Много ты знаешь, – фыркнул он. – В первый раз на Тутуме, а уже самый умный! Надели броню и промышляют! Лучше за Децибелом следи, чтобы пасть не разевал.

И в самом деле, с голосистостью Диби нас на другом конце патриума услышат. К счастью, конь увлёкся поеданием травы. Отряд проскочил, и мы выбрались из укрытия.

– О чем мы говорили? – рассеянно спросил Леонард.

– О законе.

– Да, закон нарушать нельзя.

– Нет, закон о совершеннолетии, – покачал я головой.

– А есть такой закон? Никогда не слышал.

Минут пять убил, чтобы вернуться к разговору о принце.

– Спрашиваешь, можно ли изменить закон? – задумался волшебник. – Да, но надобность возникла впервые, а править законы может лишь король или регент.

– А герцог не спешит покидать нагретое место?

– Готов поспорить, Хамиш бы остался на нём до конца своих дней.

Если я ожидал от Леонарда очередную порцию ехидных хихиканий, то ошибся – колдун остался воплощением серьёзности. Странно, таким он нравился мне гораздо меньше.

– Да, от власти тяжело отказаться, – осторожно заметил я. – Вы говорили Мрак могущественный колдун, почему же он до сих пор не захватил Тутум?

– Полагаю, хочет обойтись малыми силами, – поразмыслив, ответил маг. – Видишь ли, в борьбе за Морсус армии Мрака сильно поредели, а Тутум один из самых воинственных на Астере. Пускай его народы и недружны между собой, но и по одному их перебить не так-то просто. А ведь ещё остаётся Джуммех. И я не исключаю восстаний на подконтрольных нечисти землях. – Помолчав немного, он прибавил: – Уверен, хитрый Мрак ищет здесь сильного союзника… и думается мне, уже нашёл и далеко не одного.

Колдун осёкся. Скрывает что-то?

– Делитесь соображениями, Леонард. Сами сказали: недомолвки нам ни к чему.

По моему тону волшебник понял, что я не отступлюсь и бросил кость:

– Я убеждён, тролли и гоблины уже переметнулись. Но это не всё: подозреваю, что в стенах Бронкастера завёлся шпион.

– С чего бы?

Леонард огляделся по сторонам, словно боялся, что нас могут услышать.

– Нечисть кто-то направляет, – понизив голос, промолвил он, – враг появляется в самых разных уголках Астера. Всюду рыщет, копает землю.

– Копает землю? Зачем?

– Как и я, Мрак знает, что браслет Власти на Тутуме.

Так у нас есть конкуренты?! Неожиданный поворот. А вдруг они уже пронюхали, где искать? Как же я домой попаду? Госпожа паника уже стучалась в двери, но я решил не открывать.

– Хм… Кто-нибудь ещё ищет волшебный браслет?

– Не знаю, – озадачился маг, – но когда-то пробовали все.

– Больше конкретики, я ведь впервые на Тутуме.

– Данки, гномы, даже гоблины с орками, а ещё эльфы. Эти дольше всех.

– И как я его раздобуду, если не удалось другим?

– Ты видел браслет Власти в Оке Судьбы.

– Вселяет надежду на успех, – саркастично заметил я. – Рисковый вы человек, Леонард. Верите в меня, хотя только вчера познакомились.

– У меня нет выбора, – сказал он и пришпорил Молнию.

В пути и на ночлежках Леонард всё рассказывал и рассказывал. Я узнал много полезного о жителях и обычаях Астера. К примеру, год здесь длится столько же, сколько и на Земле. На Тутуме – вечное лето. При этом жуткой жары не бывает, что не могло не радовать. Некоторые животные и насекомые, обитающие в моём мире, здесь других размеров. В основном, больших. Водку и пиво так и не изобрели, зато гнали отменный эль. Пускай пользы от последнего факта как с быка молока, но запомнилось же!

– И ещё, – заканчивал волшебник, когда мы подъезжали к небольшой деревушке, – меня здесь не шибко любят. Герцог Артийский даже награду назначил за мою голову.

– Приглянувшуюся барышню увели? На ногу наступили? – подшучивал я.

– Подозревают, что я замешан в смерти короля Седрика. Так что не афишируй, кто с тобой. Усёк?

Да уж, влип. Теперь понятно, почему от отряда прятались. Мало того, что оказался в мире, где война полным ходом, так ещё и с разыскиваемым колдуном. Благо, деревенские не знали в лицо Леонарда и ничего не заподозрили.

За несколько медяков сняли комнату в сельской халупе и поели жареной курятины с овощами. Я корчил из себя немого, страдающего чрезмерным любопытством, а старик прикинулся несчастным родителем. После ужина мы сразу же отправились на боковую.

– Знаешь, Фил, а ведь за последние годы я совсем отвык от соломенных матрасов и отсутствию водопровода, – жаловался старец, пытаясь умоститься поудобнее. – Теперь начинаю ценить труды ваших изобретателей и инженеров.

– Побывали бы со мной в армии, тогда бы поняли, что мы ещё по-божески устроились. – Вспомнил дырявые простыни с клопами. – Кстати, Леонард, что за птица тот колдун со светящимися глазами?

– Злыдень! – прорычал маг. – Повстречался мне на Земле, трижды пытался прикончить! Один из приближенных слуг Мрака. Очень сильный колдун по меркам Астера.

– А почему он и остальные казались поначалу обычными людьми?

– Ах, это? Чары. Называются морок. Выдают желаемое за настоящее. На своём веку я знал лишь одного мага, способного их наложить. Но он сгинул в одной из битв за Морсус.

– Как его звали?

– Гнерон, – тяжёло вздохнул Леонард. – Он был Хранителем. Самым талантливым из нас.

– Так вас много? – воскликнул я.

Волшебник больно ткнул меня в плечо.

– Ты чего орёшь, немой? Беду навлечь хочешь? Любишь, когда острыми вилами живот щекочут?

– Извините.

– Спи давай. Завтра тяжёлый день предстоит, завтра нам… – сонно пробурчал он и отвернулся.

***

Ох, что со мной приключилось неподалёку от деревушки – вспоминать стыдно. Наблюдал себе, как Диби с Молнией травку щиплют, поворачиваю голову влево, а там – семейство гномов!

Впереди хмурый крепыш на рослом баране. Гном держался за рога животины, точно заправский водила за руль. Позади два архара толкали телегу с женой и тремя детьми.

Уже открыл рот, чтобы поприветствовать, но Леонард одёрнул.

– Молчи! – прошипел он.

Поверить не могу! Гномы! От радости чуть из штанов не выпрыгнул. Они приблизились, и я оторопел! Представляете, у гномихи росла борода! Самая настоящая борода! Пускай не такая длинная и косматая, как у гнома, но всё же борода!

А вот не испорченные возрастом детишки выглядели вполне мило: отличались от людей лишь неестественной шириной в плечах. Так бы и назвал их «кубышечки».

Леонард зарделся. Неужели я сделал это вслух? Гном же нахмурился, закатал рукава и потянулся к топору за поясом. Защищаться? Чем? Меч-то я ещё вчера пристегнул к Диби. Проклятье! И что прикажите делать? Хорошо, Леонард не растерялся: встал между нами.

– Покорнейше прошу извинить, о, потомок легендарного Скалолома. Сынок совсем обезумел, – тоном несчастного отца протянул волшебник. – Вот, везу в Бронкастер на лечение.

– Вези-вези, – буркнул гном и отодвинул мага волосатой рукой.

– Говорю же, он болен! – старик подмигнул мне.

Намёк понял. Я скривился, точно душевнобольной.

– Да уж… И в самом деле, – почесал в затылке гном. – Не повезло тебе, отец. По себе знаю, как нелегко с детьми. Сорванец растёт! А как с ним бороться?

Гном указал на лобастого мальчугана. Сынишка высунул язык, я ответил ему тем же. А что? Колдун дал мне по рукам посохом.

– Хватит лясы точить, Железнорук! – Раздалось с телеги. – Каждому встречному-поперечному будешь на жизнь жаловаться? Что за гномы нынче пошли? Мама, небось, заждалась нас, а ему лишь бы поболтать. Вот приедем – общайся сколько душе угодно.

Крепыш грустно вздохнул и проворчал:

– Будто с тёщей есть о чем беседовать.

– Что ты сказал?

– Говорю, иду, любимая! – прокричал гном и махнул нам рукой.

Только телега скрылась, Леонард повернулся ко мне.

– Вот объясни, зачем? – разразился он праведным гневом. – Мы ведь с тобой договаривались. Честное слово, хуже того мальчишки.

– Оплошал, – искренне раскаялся я. – Поймите же, не каждый день мне встречаются настоящие гномы.

Леонард осклабился и хлопнул меня по плечу.

– Не переживай, ещё успеют надоесть.

– Правда? А кого мы ещё увидим?

– Ох! – волшебник наклонил голову и потёр переносицу. – Поехали уже.

Теперь невтерпёж посмотреть на другие народы. Интересно, они сильно отличаются от людей внутренним миром? Так ли надменны эльфы, туповаты орки и жадны гномы? Обязательно проверю.

Почти весь день провёл в седле. Только и успевал головой вертеть, рассматривая дивные места. Да, славно здесь: пахнет листвой, круглый год плодоносят деревья и кустарники, поют птички, одна краше другой, растут съедобные грибы, а размеры-то – с небольшой арбуз. Не понимаю, откуда взяться нечисти в таком райском уголке?

– Очень уж не расслабляйся, – посоветовал старец, глянув на меня радостного. – Стрелу от разбойников получить – плёвое дело.

Только он умолк, как раздался девичий крик. Мы переглянулись.

– Поспешим! – решительно заявил я.

– Что?! – рявкнул маг. – Ты мечом толком не владеешь. С чего взял, что кому-то поможешь? Фил, для нашей миссии ты бесценен. Для тебя благоразумнее не вмешиваться в передряги.

Почувствовал, как брови поползли вверх.

– Не поможем?

– Конечно, поможем, – заверил старик. – Сам съезжу, а ты яблочек пока нарви. Я чуть недоспевшие люблю…

Волшебник продолжал говорить, но я уже не слушал. Считает меня ни на что не способным? Думает, в стороне останусь? Нет! Пришпорил коня. Диби обиженно заржал, давая понять: «Полегче!».

– Извини, дружище, с меня вкусняшка, – пообещал я.

Деревья мелькали перед глазами. Раздался ещё один крик, уже ближе. Мы на верном пути.

Увидел c десяток коротышек в рванье, двое держали девчонку. Услышав стук копыт, они устремили на нас огромные блюдца-глаза. Я резко натянул поводья и остановился. Нельзя же сразу в толпу бросаться, не мешало бы и меч достать. Позади притормозил Леонард.

Измывались над девушкой гоблины. Откуда такая уверенность? А как ещё обозвать страшных до безобразия парней с рожами уголовников и торчащими в разные стороны ушами? В когтистых пальцах копья и дубины, на грязно-серых мордах – злоба. Если бы не рост метр с кепкой, ей-богу, испугался бы, а так ещё потягаюсь!

Навстречу вышел самый безобразный. От уголка рта и до толстой шеи тянулся страшный шрам. Гоблин плюнул рядом с Диби и дерзко спросил:

– Потеряли чего, «добрые» путники? Или заблудились?

– Живо отпустите пленницу! – потребовал я.

– Мы её первыми заметили. – В руке гоблина появился увесистый нож. – Это наша добыча! Проваливайте!

Пока он говорил, с кричащей во всё горло девчонки пытались стянуть сапоги.

– Ах вы, мерзкие коротышки! – закипал я. – Проклятые насильники!

– Нехорошо, путник! Обвиняешь в том, чего не ведаешь, – обиделся вожак. – Никогда гоблин не возжелает мерзкую человеческую самку.

Это он так всех людей оскорбил? Каков наглец!

– Нам требуется лишь её сладкое мясо, – ушастый оскалился, демонстрируя острые зубы. – Если девка приглянулась, то за определённую плату позволим побаловаться и тебе, и старикашке. Да хоть разом! – хихикнул он. – Нам не жалко, ту часть тела мы всё равно не едим.

Гоблин жадно посмотрел на Диби и Молнию. Уверен, уже строил коварный план, как завладеть скакунами.

– Обокрасть вздумал? – сжал я кулаки.

– Что ты! Я предлагаю выгодную сделку. – Приближаясь к Диби, гоблин проворчал: – Какая шкура! Плащ не хуже, чем у вождя будет.

– А как насчет другого варианта? – вмешался Леонард. – Отпускаете девчонку, затем умоляете о пощаде! Тогда сохраним ваши жалкие жизни.

Гоблины захохотали и двинулись на нас.

– Разве мой друг сказал что-то смешное? – угрожающе произнёс я. – Ну, сами напросились, урки коротколапые!

Я от души саданул вожака ногой в лоб. А спустя мгновение стоял на земле с мечом наперевес. Ударом плашмя приложил ближайшего гоблина. Толпа ринулась в атаку, но их запал быстро улетучился: пара слов от Леонарда, и храбрецов оторвал от земли порыв ветра. Одни влетели в кусты, другим повезло меньше – в деревья.

Я бы поучил гоблинов манерам, но не судьба: они трусливо бежали.

– В погоню! – посмотрел я на Леонарда.

– Угу! Вылавливай их! Так и вижу себя, заглядывающим под каждый куст. А времени у нас уйдёт неделя, а то и месяц! Больше же заняться нечем!

Как обычно, его голос переполнял сарказм.

– Ладно, не горячитесь. – Я вздохнул, осознав всю глупость затеи. – Лучше скажите, что с ней делать?

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям