0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Дочь Некоманта » Отрывок из книги «Дочь Некоманта»

Отрывок из книги «Дочь Некоманта»

Автор: NonSemper (Кириллов Сергей)

Исключительными правами на произведение «Дочь Некоманта» обладает автор — NonSemper (Кириллов Сергей) Copyright © NonSemper (Кириллов Сергей)

Глава 1

Большое помещение напоминало рукотворную пещеру: грубые своды, стены без отделки, каменный пол... Разрушали иллюзию примитивного окружения стоящие вдоль стен приборы, выглядящие излишне футуристично для подобного места, а окончательно довершал образ массивный голографический стол в центре. Атмосфера в зале совещания царила напряженная, хотя все присутствующие и молчали: слова были и не нужны. Голоэкран продолжал помигивать информационными сообщениями, но все внимание было полностью захвачено воспоминаниями о только что просмотренном видеоролике.

Первым высказался высокий парень лет двадцати пяти, чья легкая небритость только подчеркивала хмурый вид:

— Безликие почти уничтожили Солнце сотого мира просто для того, чтобы подзарядить корабль? Подобное... несколько деморализует, и это слабо сказано. И я не о нас сейчас, а обо всех потенциальных союзниках, которые после подобного просто побегут искать укрытие.

— Нам ведь и не нужно пытаться противостоять им в космосе, ня, — неуверенным тоном произнесла девушка с кошачьими ушками, чьи зрачки только что перестали мерцать всеми цветами радуги. — Но ты прав, любимый, ня.

— И ведь это нихрена не демонстрация силы, они просто занимаются своими делами, ня, — буркнула другая нека, нервно разбирая и собирая револьвер.

Пауза снова затянулась, но Константин вскоре вновь подал голос:

— Думаю, если сейчас не задействовать Тринадцатую, то потом будет поздно. Глупо было бы помирать, так и не вытащив козырь из рукава, — выдохнув, Некомант перевел взгляд на бледную девчушку лет четырнадцати, которая сидела в дальнем углу стола. — Рэйчел?

— Да! — встрепенувшись, девушка поспешно поднялась, поправив юбку своего пышного ало-черного платья. — Я уже давно все подготовила.

— Я не об этом сейчас. Если хоть волосинка.., — бросив взгляд на дверь, ведущую в другой зал, Константин осекся и, увидев яркий кошачий глаз, подглядывающий в щель, сразу же смягчился и улыбнулся. — Договорим позже. Золотце, иди сюда, — повернувшись на стуле, парень протянул руки, и дверь сразу же открылась шире.

Бесшумно прошмыгнув в комнату, молоденькая девочка-кошечка, которой было лет десять-двенадцать от силы, с тихим мявком подбежала к Константину и с ходу запрыгнула на колени, свернувшись калачиком.

— Папа, мя? — подняв глаза, маленькая нека прижала ушки к голове. — Ты что, уезжаешь?

— Еще нет, но скоро, — погладив дочку по голове, Константин примял ее ушки, отчего нека замурлыкала. — Энни... Помнишь, я тебе рассказывал, что однажды могут прийти плохие дядечки?

— Не надо со мной сюсюкаться, я уже взрослая, мя! — надув щечки ответила девчушка, но как только Костя попытался убрать руку, тут же прижала ее к голове назад. — Враги, мя! Они страшные?

— Не очень, но тебе лучше не видеть, — грустно улыбнувшись, парень крепко обнял девочку. — Мы пока отправимся искать еще одну кошечку, а ты побудешь с тетей Рэйчел, ладно?

— Угу... Мя. Но недолго, хорошо? — с подозрением сказала Энни, и, получив кивок, стиснула отца в ответ. — Эхь!

— А по маме ты что, скучать не будешь, ня? — с укором произнесла Эн, когда остальные вышли, и, подойдя к дочери, обняла ее со спинки. — Будешь хорошей девочкой?

— Дя! Мя-мя-мя! — получив целую очередь поцелуев от родителей, маленькая кошечка залилась мяуканьем и после тихо замурлыкала, когда ее просто обняли покрепче.

***

Усиленно маша ладошкой даже тогда, когда телепортатор погас, девочка почувствовала себя одинокой и, чтобы не выглядеть перед врединой-Рэйчел плаксой, убежала к себе в комнату, но не смогла там спокойно просидеть и пятнадцати минут. Вскоре выйдя на балкон одного из верхних этажей Башни, она стала рассматривать окрестности, подсчитывая количество лодок, что медленно двигались по речушке, ведущей к причалу раскинувшегося неподалеку города. С высоты многоэтажного сооружения домишки, поля, леса и речка выглядели крошечными, как с картинки, а тренировочная площадка внизу напоминала муравейник с копошащимися букашками. Высоты Энни не боялась, наоборот: девочке нравилось наблюдать и делать вид, как она ловит пальцами маленькие лодочки.

— Они скоро? — как только ей наскучило рассматривать сражающиеся внизу черно-алые фигурки тренирующихся ликторов, девочка пришла к Рэйчел, которая занималась почти тем же, чем и она совсем недавно — смотрела в окно.

— Только час прошел, — бесстрастно ответила бледнокожая девушка, обнажив длинные клыки в ободряющей улыбке. Кого-то другого могло испугать, что она являлась вампиром, застрявшим в своей юности на многие годы, но маленькая кошечка к ней привыкла, хоть и недолюбливала: такая участь у многих нянь.

— У-у! Мя! — выразив все свое недовольство мелко подрагивающими ушками, девочка распахнула оконную раму, впуская свежий воздух. — А что это там, мя?

Прищурившись, Рэйчел резко встала и, подойдя к окошку, тут же схватила кошечку, бросившись вместе с ней на пол. С низким гудением, нарастающим с каждой секундой, к Башне приближалась волна пурпурной энергии, несущей в себе обломки камней, веток, случайно подхваченное оружие и черт знает, что еще. Несколько мгновений — и все здание заходило ходуном, натужно скрипя под ударом стихии: часть каменных кусков отлетела внутрь, окно выбило полностью, осыпав лежащих на полу тысячами осколков, а гудение продолжало усиливаться, пока не достигло пика, от которого, казалось, способны лопнуть барабанные перепонки.

После невыносимого гула повисла тишина. В наступившем спокойствии можно было услышать жалобное мяуканье придавленной к полу Энни, а Рэйчел, резко дернувшись, вытащила из своего тела огромный кусок стекла и уселась на усыпанном обломками полу покореженной башни.

— Т-тетя Рэйчел? — ощущая, как по щечкам текут слезы, девочка вцепилась в пышное платье раненой девушки, но та лишь откупорила металлическую склянку и, сделав несколько глотков, смахнула оставшиеся на губах капли крови.

— И больше калечилась... Ты в порядке?

— Да, мя... Но что это было?! Мне страшно! Папа скоро приедет?! — вцепившись в платье Рэйчел, кошечка никак не хотела ее отпускать, пока в дверь не забежал здоровенный ликан с оторванной рукой.

— Богиня! — хрипло прошептал темный, не в силах поднять голову в присутствии своего живого объекта преклонения. — Обнаружена мощная вспышка тэнэбра-энергии! Две сигнатуры S+++ уровня возникли на мгновение и почти сразу же исчезли. Несколько Башен уничтожено!

Несмотря на ранение, Рэйчел с гордым видом стояла возле подчиненного, не показав и капли волнения.

— Что с тысяча сто тринадцатой? — холодно спросила вампиресса о Башне, в которую направился Некомант с командой.

— Уничтожена... Мы пока не смогли связаться, но есть подозрение, что в диаметре нескольких десятков километров возникла нестабильная аномалия. Судя по наличию вербинита...

— Открылся переход в нулевой мир прямо здесь? — закончила за волка Рэйчел, на что ликтор быстро кивнул. — Можешь идти.

— Да, Богиня! — оставляя кровавые капли, ликан поспешно сбежал, а прятавшаяся за спиной вампирессы кошечка робко выглянула, оценивая обстановку, и навострила ушки.

— Тетя? Когда приедут...

— Пока не знаю. Давай подождем денек-другой.

***

Энни стояла на отремонтированном балконе и на следующий день, и еще один. И всю следующую неделю, весь месяц она прибегала на одно и то же место, бегая между телепортационным залом и наблюдательной площадкой, пока Рэйчел не начала ее отвлекать бытовыми делами в Башне и постоянными тренировками.

***

Выпад, финт, еще выпад. Со звонкими ударами металл раз за разом опускался на доспех ликтора, который был способен лишь на то, чтобы вцепиться двумя руками в щит, пока его нещадно охаживали силовым клинком.

— Медленно, мя! Слишком медленно! — молодая девушка с кошачьими ушками, которой на вид было лет восемнадцать, уже вся вспотела от долгой тренировки, но продолжала теснить бедолагу к стене и, как только тот звякнул броней о каменную стену, победно мяукнула. — Да! Мя-мя-мя!

— Как и ожидалось от дочери Некоманта, — раболепно произнёс уставший вампир, но, увидев, как нахмурилась кошечка, поспешил уйти раньше, чем та продолжит тренировку.

Шумно вдохнув, нека с лязгом поместила меч в ножны. Она была очень красива, как и любая из Путешественниц — искусственно созданной расы девушек-кошек, выведенной для борьбы с нечистой силой: ноопроявлениями или, как их чаще называли, Темными. Отличием было лишь то, что Энни — первая за многие годы Путешественница, родившаяся самым обычным образом. Система предполагала, что дочь будет копией своей матери-Путешественницы, но Энни отличалась, взяв часть черт от отца: ее волосы, как и шерсть на ушках и хвосте, были темными, а глаза — голубыми. Тело же после долгих тренировок стало гораздо атлетичнее, чем у не слишком спортивной матери, но проявить себя в роли аналитика, чтобы сравнить умственные способности, кошечке не доводилось. В остальном девушка не отличалась от остальных Путешественниц, обладая звериными чертами: кошачьим хвостиком, ушками, позволяющими отлично слышать за пределами человеческих возможностей, а также вертикальными хищными зрачками. Зрение всех Путешественниц было превосходным, причем независимо от уровня освещенности.

Энни, сняв легкий доспех, уже собралась уходить, как в тренировочный зал вломился ещё один ликтор, кубарем покатившийся по полу.

— Госпожа! Это вам! — тут же воскликнул молодой оборотень, трясущимися руками протягивая Энни сверток.

— Если это от городских, то этим занимается Богиня. Я здесь на ролях принцессы, заточенной в башне, — огрызнулась девушка и вновь собралась идти по своим делам, флегматично качнув хвостом.

— Нет, ты лучше посмотри, — холодным тоном сказала вошедшая Рэйчел, до сих пор выглядящая, как подросток. — Это первое, что мы нашли после нескольких лет поисков, так что уж будь добра...

Хмыкнув, кошечка сделала вид, что ее это не интересует, но полученный сверток разорвала так быстро, будто там был долгожданный обед после месячной голодовки. Внутри оказался зубчатый медальон, новенький, будто бы только что вышедший из-под рук талантливого мастера, сумевшего создать столь витиеватое украшение. По центру можно было увидеть стилизованные места под буковки, и, если бы нека не знала, какие именно, то ни за что бы не догадалась.

Неожиданно медальон вылетел из рук и резко врезался в грудь кошечки, прошив ее защиту насквозь. Оступившись, нека упала на колени, но внезапная и резкая боль исчезла очень быстро. Лишь сообщение перед глазами...

«Статус „Ищейка“ получен

Класс: Некомант 0 ур»

***

Рэйчел, став выглядеть еще бледнее, чем обычно, что казалось удивительно при ее внешности, бросилась к Энни и подхватила ее, пока кошечка ошарашенно смотрела перед собой. Можно было бы подумать, что нека впала в ступор, но мелко подрагивающие ушки подсказывали, что Энни очень взволнована и просто погружена в свои мысли.

— Ты в порядке? Можешь говорить? — обеспокоенно сказала вампиресса, отослав ликтора за водой. — Ну же!

— Я в норме, мя-а-а, — сдавленно пробормотала Энни, грустно мяукнув. — Я не верю...

Подхватив девушку, Рэйчел вздохнула и помогла ей подняться — несмотря на то, что вампиресса была ниже своей подопечной, ей это удалось без проблем.

— Мы просто нашли Амулет, это еще ничего не значит, — наигранно улыбнувшись, Рэйчел облизнула губы, внимательно смотря на кошечку.

— Мя... Ты не хуже меня знаешь, что в теории это именно то и значит, мя, — сглотнув, сказала Энни и выпрямилась, схватившись за хвостик для моральной поддержки. — Амулет появляется, когда Некоманта убивают. А это значит, что и весь папин отряд... И маму... Мя! Нет, я бы почувствовала!

Рэйчел вздохнула: до того, как передать вещицу, она уже успела не раз подумать обо всем этом. Энни мыслила верно, и даже тот факт, что часть Путешественниц не была привязана к Некоманту и могла выжить, в такой ситуации оказалось бы не слишком впечатляющим утешением.

— Но все это странно, — продолжила Энни самостоятельно, без подсказки от Рэйчел. — Я ведь не человек, мя. Я бы не смогла использовать Амулет! — шевельнув ушками, кошечка схватила вампирессу за плечи и встряхнула. — И появился он только сейчас!

Рэйчел украдкой улыбнулась — ее радовало, что Энни смогла откинуть первые эмоции, чтобы начать мыслить трезво.

— Да, все это вызывает много вопросов, странностей хватает, — сказала вампиресса, осторожно погладив Энни по голове и жестом спровадив подоспевшего с водой ликтора. — Даже если отбросим несостыковки с тем, что мы знаем, какой сейчас смысл в Амулете, если предположить, что девчонки живы? — осторожно спросила девушка.

— И впрямь, — Энни удивленно мяукнула, принявшись ходить по тренировочному залу взад-вперед. — Если папа задействовал всех путешественниц Новейшего времени, то второму владельцу Амулета просто некого разыскивать. Если только... Арутаерс-капсула? — сказав так, Энни поежилась. Последний раз, когда хотели воспользоваться этим устройством для создания новых Путешественниц, произошла та самая катастрофа, из-за которой Энни осталась сиротой.

«Нет, никакой не сиротой! Просто они сражаются там, откуда не так легко выбраться, вот и все» — сердито мяукнув, Энни ругалась на собственные мысли.

Рэйчел тоже прекрасно помнила этот момент, поэтому сразу же нахмурилась, услышав подобное.

— Юная леди, я вам запрещаю даже касаться чего-либо хоть отдаленно похожего на эти проклятые капсулы! — повысив голос крикнула вампиресса, отчего у кошечки ушки сами собой прижались к голове. — Не говоря уже о том, что у нас их нет.

— Можно попробовать найти... Ведь это все неслучайно, я уверена! — упрямо сказала Энни, мяукнув от возмущения, но Рэйчел сложила руки на груди и стала выглядеть как неприступный капризный подросток. — Мя... Да ладно! Я же не говорю о Тринадцатой! Можно переместиться в другой мир...

— Я обещала твоему отцу, Энни, что ни волосинки с твоей милой головы не упадет! — вновь стала ругаться Рэйчел. — Никто не следил за другими мирами, пока Константин отсутствовал, кто знает, сколько Темных бродит вокруг? Если даже в окрестностях Центра Лорды.., — поняв, что сболтнула лишнего, вампиресса осеклась, но кошечка уже посмотрела на нее с подозрением.

— Что ты сказала? Лорды? Они вернулись? — с нажимом поинтересовалась Энни, сделав шаг к Рэйчел. — И почему тогда я должна прозябать здесь, избивая бедных волчаток и вампирчиков, мя, когда эта погань расхаживает по нашим землям?! Как я посмотрю в глаза отцу, когда он вернется и увидит все это!? А мама? А другие неки? Это же позор для Путешественницы, знать о Темных, но ничего не сделать! — теперь уже Энни повысила голос, а Рэйчел покачала головой.

— О ликторах ты тоже так думаешь?

— Это другое! Не цепляйся к словам, Рэй! — раздраженно сказала кошечка, подбежав обратно к доспехам и принявшись нацеплять наголенники.

— Им кто-то помогает. Может, эти самые Безликие... Или как их там, — озадаченно сказала вампиресса, отвернувшись. — Сейчас это было бы слишком опасно даже для Константина, а уж о нас и говорить нечего. Но не переживай! — торопливо добавила девушка. — Мы готовим оборону: на нашей территории мы одержим верх во что бы то ни стало!

— Мя! Ты говорила, что Амулет нашли после поисков... Выходит, еще чуть-чуть, и он бы попал к Лордам? — отпустив наконец-то хвостик, Энни навострила ушки.

— Центр слегка уменьшился вчера, и мы смогли найти Амулет среди того, что осталось на земле, — рассказала Рэйчел, под «Центром» понимая сердцевину образовавшейся несколько лет назад огромной Аномалии. Хотя первоначально она и считалась переходом в нулевой мир, по факту ни одна из экспедиций не вернулась, чтобы опровергнуть или доказать это предположение. — Мы смогли увидеть погруженные в землю руины металлических построек, но вскоре диаметр Центра только разросся, а одновременно с этим на наши посты напали. Так что...

— Самое время отправиться туда, — закончила за Рэйчел кошечка, усмехнувшись. — Да! Папе и маме нужна моя помощь, это же очевидно! И не говори, что не пробовала применить Амулет к себе, мя, — прищурившись, сказала Энни, а вампиресса вздрогнула, обнажив клыки в смущенной улыбке.

— Ах, не могла же я сразу подвергнуть тебя такой опасности.., — слегка смутившись, ответила Рэйчел.

— Значит, он предназначен именно для меня! Теперь мне надо раздобыть КИН... Короче, тот нейросетевой карманный компьютер, что нужен для дополненной реальности, и я смогу пользоваться Амулетом на всю катушку! — уверенно заявила Энни, хотя на самом деле и понятия не имела, как подступиться. В детстве она выспрашивала у отца всякие подробности использования Амулета, но сейчас все попытки вызвать системное меню или нечто подобное не увенчались успехом. Плюс была еще одна небольшая, но немаловажная деталь.

«Папа был Маяком, это я прекрасно помню! Это ведь история его знакомства с мамой, как забыть», — слегка улыбнувшись ностальгическим воспоминаниям, Энни прикрыла ненадолго глаза. «Но здесь... Ищейка?».

— Боюсь, что за годы использования встроенного КИНС твоя мама несколько отошла от использования обычных компьютеров, — пробормотала Рэйчел. — Стоит придумать что-то другое. Да что еще?! — увидев снова вернувшегося ликтора, вампиресса поспешила к молодому ликану в тлеющей форме.

— Богиня! На нас напали!

Обернувшись, Рэйчел увидела, как Энни закончила облачаться в боевую защиту, и принялась быстро отдавать приказы, понимая, что на этот раз не сможет отговорить свою подопечную.

***

Подавляющее число ликторов — своего рода военного формирования, подчиняющегося напрямую Богине — составляли вампиры и ликаны разных рангов. Они были яростными и живучими бойцами, во всем превосходящими обычных людей, которым в тринадцатом мире чаще всего была уготована роль подпитки для Темных, но по сравнению с Лордами даже подобной силы всегда было недостаточно. Хотя Некомант вместе со своим отрядом успел уничтожить всех мало-мальски значимых Лордов, угроза вернулась в новом виде: если раньше это были решившие сотрудничать владельцы мощных Амулетов, вроде Големанта, Лича или даже Всадников Апокалипсиса, то сейчас их поддерживала грозная сила извне.

Рэйчел прекрасно слышала, как стучит сердце в груди, отражая ее тревогу: хотя и раньше приходилось встречаться с исполинскими существами, большая часть из которых оказывалась просто сильными ноопроявлениями, о гигантах слухи распространялись крайне редко. Но сейчас можно было начинать создавать новые сплетни, чтобы пугать пьяниц в тавернах.

В окружении заснеженных гор находилась одна из пограничных Башен, служащих базой ликторов и одновременного с этим — сторожевым постом на границе с аномалией Центра. И вот сейчас на фоне нестройных рядов закованных в доспехи ликторов высился ужасающий монстр: его рост превышал двадцать метров, а из-за мускулистого широкого тела тварь казалась еще более исполинской. Четыре руки, снабженных когтями, позволяли крушить все вокруг без помощи оружия; длинный шипастый и гибкий хвост не позволял подобраться к монстру со спины, но даже на этом список сложностей не заканчивался. Голова, покрытая панцирем, на затылке была прикрыта толстыми щупальцами, а пасть, составляющая половину черепа, казалась бездонной и не менее опасной: обилие острых зубов и выросты на манер хелицер пауков делали исполина настоящей машиной убийства, поддерживаемой высокими технологиями. Панцирь существа мерцал бирюзовыми огоньками, помигивающими каждый раз, когда в исполина попадали выстрелы арбалетов и винтовок ликторов.

Несколько отчаянно бросившихся вперед кавалеристов воспользовались паузой, когда исполин замер, вытаскивая из плеча просвистевшее секунду назад копье баллисты: за мгновения достигнув ног твари, ликторы несколькими меткими выстрелами разрядили с десяток источников защитного поля, но обрушившиеся лапы исполина не позволили продолжить. Бритвенно-острые когти располовинили всех всадников, раскидав части их тел по скалистой земле, пока испуганные лошади, оглашая окрестности ржанием, отлетали от удара второй руки в стороны.

Богиня уже успела задействовать и кавалерию, и вампиров, способных летать, не говоря уже об осадных орудиях, скрытых за защищенными стенами Башни: наряду с электромагнитными баллистами, присутствовало и тяжелое огнестрельное вооружение, но Рэйчел прекрасно понимала, что без оружия нулевиков с таким существом не справиться, а это значило, что необходимо было задействовать силовое вооружение. Кристаллы, питающие клинки, и раньше были дефицитом, поэтому ими старались лишний раз не пользоваться, но сейчас был иной случай. Хотя именно об этом вампиресса и не думала: ее гораздо больше беспокоило создание временных аномалий после использования вербов, изображенных на лезвиях клинков.

«Как все это пройдет в такой близости от уже имеющейся аномалии?» — с тревогой подумала Рэйчел, когда к общему списку забот добавилась новая проблема: пехота, поддерживающая монстра, появившаяся будто бы из ниоткуда.

Облаченные в стилизованные под скелетов латы, вражеские мечники шли вперед без какого либо плана или построения. Их черные, как сама тьма, доспехи перемежались с алым свечением встроенных в латы силовых щитов, и вся эта картинка будто бы служила насмешкой над проигрывающими силами ликторов, предпочитающих такую же, ало-черную, расцветку.

Сотни ликторов тотчас схлестнулись с нападающими: ало-черная масса превратилась в пестрое месиво, один лишь захлестнувший поле боя хаос, но спустя считанные секунды можно было увидеть, что это не битва, а бойня. Покрытые черной дымкой вражеские пехотинцы поглощали выпады ликторов, отвечая простыми, но мощными ударами, каждый из которых калечил или вообще рассекал напополам легкозащищенных воинов Богини, обычно рассчитывающих на свою нечеловеческую реакцию и живучесть.

— Если они доберутся до орудий... Мя! — сорвавшись с места, Энни оставила в покое арбалет, понимая, что с мечом сумеет помочь гораздо больше, а Рэйчел, не выдержав, бросилась за ней.

Латники теснили пехоту ликторов, вынужденную отступить к высокой стене Башни, и лишь непрерывный огонь баллист вкупе с атакой летающих существ сдерживал гиганта, не позволяя помочь своей поддержке. Рэйчел остановилась первой, видя лишь спины остальных бойцов, начавших формировать вокруг нее полукруг. Выставив вверх руку, вампиресса обнажила клыки: в воздухе возникло алое пульсирующее сердце, в которое девушка тут же вонзила ноготки. Нити живительной влаги протянулись от крошечной фигурки в платье по всему полю, будто бы опутывая пульсирующей паутиной капилляров, зависших в воздухе, а затем располовиненные и искалеченные вампиры и оборотни начали вставать с земли, восстанавливаюсь прямо на глазах. Рванув вперед, они зажали пробившихся к Башне пехотинцев в кольцо.

Энни была на передовой: ловкие выпады вербинитового клинка, заряженного энергией нулевиков, рассекали дымчатые доспехи без проблем, а природная ловкость позволяла уходить от неуклюжих ударов таинственных мечников, пополняя счет убитых с каждой минутой.

Один, второй, третий... Вид искусной дочери Некоманта, сражающей одного врага за другим, вдохновил ближайших ликторов, и они, ревя и рыча, с яростью бросались вперед, нападая на латников с нескольких сторон и пытаясь обнаружить уязвимые точки в их защите.

— Да, вот так! Вперед, мои братья и сестры! Мя-мя-мя! — радостно воскликнула разгоряченная кошечка, и в тот же миг перед глазами мигнули сообщения.

"Верб активации применен.

Прайм-верб собран... Использование заблокировано.

N.E.K.O.M.A.N.C.E.R.

Ошибка! Обнаружен двойной верб.

Прайм верб не собран, деми-верб не собран.

Доступные слоты Амулета: 1

«Некомант (Ищейка) — Уровень 0

Базовое пассивное классовое умение: «Нюх Ищейки ур. 1»

Нюх Ищейки первого уровня позволяет вам отыскивать Бакенеко среди Теней.

Базовое пассивное классовое умение: «Хождение по Теням ур. 1»

Вы можете перейти в Тень за счет использования {Света Измерений}. Текущий уровень: расход «Света» — 100%

ВНИМАНИЕ: Хождение по Теням, как особенность Ищейки, блокирует «Пламя Маяка». Вы не можете выбирать мир для перемещения даже при наличии сигиллов, вам доступна лишь случайная телепортация.

Бонусы Истинного Рождения:

«Дочь проекта Эн-1-Н «Уроборос»

Вы получаете пассивное умение «Дополненная реальность» улучшенное специализацией «Виртуальный КИНС».

Вы получаете специализацию «Медицинская техно-кровь» — наниты, создаваемые в вашем хвосте, способны исцелять ранения, но не могут быть использованы в другой роли.

Вероятность выпадения Мира № 36 в ротации выше, чем других.

«Дочь Некоманта»

Вы получаете пассивное умение «Любительница кошек». Скорость роста уровня отношений с другими Путешественницами выше, чем обычно; стартовый уровень отношений выше, чем обычно. Скорость восстановления жизненных сил Путешественницами выше, чем обычно.

Вы получаете доступ к предустановленным слотам верб-инвентаря. Для поддержания каждого слота необходимы посторонние сигиллы.

Вероятность выпадения Мира № 42 в ротации выше, чем других.

«Дитя тэнэбра-мира № 13»

Заблокировано по причине блокировки Прайм-верба.

Вероятность выпадения Мира № 13 в ротации выше, чем других.

Всю эту стену текста Энни прочитать не успела: в бою ее это и так слишком удивило, и она чуть не пропустила удар, но все это компенсировалось радостью от того, что у нее все-таки получилось использовать Амулет.

«Неужели он сработал на мою привычку трижды мякать? Тогда это точно папа и мама!» — радостно шевельнув ушками, девушка вновь бросилась в бой, теперь уже с новыми силами и воодушевлением. Исполинская тварь была вынуждена отступать, а от вражеских пехотинцев оставалось всего-ничего.

«Еще один, еще! Слабаки, как вы вообще посмели напасть на нас!» — ликуя, кошечка даже не сразу заметила, что нить кровеносных сосудов, висящих в воздухе, исчезла. Резкий порыв воздуха раздул шерстку на ушках, а затем Энни обдало кровяными брызгами, и только тогда она резко обернулась, поняв, что слишком увлеклась в горячке боя продвижением вперед.

Стена была разрушена, а от окружающих Рэйчел ликторов остались лишь тлеющие останки, покрытые темными сгустками колышущегося дыма. Вампиресса лежала в ногах незнакомца, но от нее осталась лишь половина тела выше пояса, все остальное просто испарилось.

Незнакомец выглядел как худощавый парень с густыми черными волосами. Лет тридцати, одетый в элегантные черные брюки и своеобразное черное с фиолетовым оттенком пальто без единого намека на пуговицы, он прятал половину лица за перьевым шарфом, перебирая пальцами сверкающий амулет у себя на груди. Тело парня окутывала непроглядная тьма, клубящаяся дымом, и от него, несмотря на несуразный и несерьезный облик, разило мощью и темной энергетикой.

Закряхтев, будто на самом деле бы стариком, парень склонил голову набок и, брезгливо отодвинув тело вампирессы носком ботинка, сделал пару шагов, взбираясь на несколько тел, чтобы казаться повыше.

— Истинные Боги пришли в этот мир, мои дорогие темные солдатики! Я, их верный Апостол, господин Дхе, готов принять вашу сдачу. Я только что прикончил вашу самозваную богиню, поэтому вам больше нет нужды сражаться, примите свою участь и умрите в развлечениях! — громко продекламировал парень, пока все оставшиеся в живых солдаты замерли, пораженные видом павшей Богини. Лишь Энни, часто дыша, стиснула рукоять клинка. Сдерживая распушившийся хвостик и нервно подрагивающие от гнева ушки, она быстро шептала верб, начертанный на лезвии.

Энаккорп Амс Альп! — выкрикнув, кошечка схватилась за рукоять обеими руками, удерживая удлинившееся в два раза, ослепительно сверкающее лезвие, по которому скользила фиолетовая дымка, извергающая микромолнии.

— Падаль! Закрой свой поганый рот, ты недостойна говорить на Их языке! — дрогнувшим голосом завопил Дхе, окутывая свое тело еще более густой тьмой.

Саткалф Сутриф! — со слезами на глазах закончила читать нека, бросившись вперед и добавив в конце несколько критичных букв. Кристаллы в рукояти со звоном лопнули, обжигая ладонь Энни, но произошедшее дальше оправдывало столь небольшую травму.

Камушки, пыль, обломки оружия, доспехов, а затем и части тел вместе с более крупными незакрепленными предметами подлетели в воздух. Низкочастотный, оглушительный гул ударил по ушам, и вместе с тем во все стороны разнеслась неистовая волна рокочущей неостановимой энергии.

Стена башни пошла трещинами, но через секунды ее снесло, как пушинку. Башня накренилась и с грохотом разлетелась на части, рассыпаясь с такой скоростью, словно оказалась песчаным замком, попавшим под приливную волну.

Исполин не успел издать и звука: его массивное тело с громким хлопком лопнуло, превратившись в тут же сгоревший фарш и обломки обугленного панциря вместе с костями. Такая же судьба постигла большую часть окружающих бойцов, тех, кто не успел провалиться в небольшие трещины, образовавшиеся в земле через мгновения после удара.

Энни отбросила расплавившийся меч, превратившийся в кусок искореженного металла, и упала на колени рядом с Рэйчел. Она не успела увидеть, погиб ли Дхе, но это все, что кошечка могла сейчас предпринять.

«Свет поглощен... Инициирован экстренный переход в Тень».

Звуки вокруг исчезли, а привычная обстановка стала выглядеть приглушенной, в серых смазанных тонах, словно бы кто-то попытался снять происходящее на устаревшую кинопленку или задействовал светофильтр. Поднявшись, Энни увидела очертания все еще целой Башни, которая исчезала медленно, будто бы нехотя, тогда как вокруг не было ни души — кошечка стояла одна-одинешенька на пустыре, но это было иллюзией: повсюду находились сотканные из тьмы преграды, от одной из которых раздался громкий звук, показавшийся неуместным и слишком громким на фоне тишины. Мяуканье.

Навострив ушки, Энни обернулась и машинально потянулась к мечу, но его не оказалось. Вместо этого у нее на руке мерцала фиолетовым перчатка, взявшаяся из ниоткуда. Удивившись, девушка сделала пару шагов на звук.

«Праймер близко» — мигнуло перед глазами сообщение, но девушка полностью сосредоточилась на представшем ее взору образе призрачной кошки, вылизывающей свою лапку.

«Осталось пять секунд до выхода из Тени»

Мяукнув, существо обратило внимание на крадущуюся к нему девушку и тихо зашипело, выгнув спину. Вокруг него заклубилось оранжевое пламя, кажущееся слишком ярким на сером фоне, но Энни уже бросилась вперед и вцепилась в кошку перчаткой, чтобы тотчас очутиться валяющейся на покрытой пылью каменистой местности, где остатки выживших врагов преследовали убегающих ликторов. Увидев, что упала совсем рядом с Рэйчел, Энни подползла к ней и, приподняв ее голову, грустно мяукнула, шмыгнув носом.

— Рэй, нет!

— Ах, это ты? — приоткрыв глаза, вампиресса попыталась улыбнуться. — Не плачь, ты же меня всегда недолюбливала.

— Неправда, мя! — отчаянно прошептала Энни, осматривая девушку. — Ты же будешь в порядке?

— Нет.., — пробормотала вампиресса. — Печально осознавать, что Константин был настолько прав... Теперь они стали лишь сильнее. Беги, моя милая кошечка, беги, пока они тебя не нашли! — Рэйчел закрыла глаза и попыталась погладить Энни, но рука просто шлепнулась обратно в грязь.

— Нет! Нет, нет! Мрази, мя! — стиснув зубки, нека крепко обняла тело вампирессы, прижав ее к себе обожжённой рукой, на которой остались следы мерцающей перчатки.

Услышав крики, девушка поднялась и увидела, что к ней приближается сразу несколько латников, окутанных фиолетовой дымкой, только усилившейся после бойни. Вскочив с земли и быстро осмотревшись в поисках оружия, Энни ничего не увидела и побежала, задействовав сигилл.

«Я вернусь! Обещаю, я вернусь!» — поклявшись сама себе, Энни прыгнула в воздух и исчезла на виду у окруживших ее врагов.

«Сигилл активирован. Переход в неизвестный мир через 5...4...3...2...1»

Свалившись на потрескавшийся асфальт, Энни невольно втянула воздух и закашлялась от вони. Дым, нечистоты, какие-то химикаты... После свежего воздуха тринадцатого мира подобное казалось просто дикостью, а нависшая вместо неба огромная плита-Платформа вызывала дискомфорт одним своим видом.

«Анализ... Мир определен, № 36»

— Хей, смотрите-ка, какая-то красотка-мутантка свалилась к нам из небесного города, не иначе! — гыгыкнул один грубый мужской голос.

— Еще и косплеерша? Пересмотрела своих мультиков, где принцесс охаживает толпа мужиков, да? — добавил второй. — Это запросто!

Поднявшись, Энни навострила ушки и развернулась к говорящим. Оказавшись в тупике между высоченными зданиями, нека не видела возможности для побега, но ее это и не устроило бы после сказанных подходящими оборванцами слов. Встав в боевую стойку, кошечка осклабилась.

— Вы не тот день выбрали для развлечений, мальчики, мя. У меня просто охеренно плохое настроение, мя!

— Девка-то с норовом! — хохотнул первый из троицы, заскрипев несмазанным имплантом руки. — Ничего, так даже интереснее.

— Быстрее подойдешь, быстрее сдохнешь, так что скорее... Как же там? А, поторопитесь, педики, мя! — усмехнувшись, сказала Энни. — Вы же наверняка друг с дружкой веселитесь в свободное время, раз девчонок приходиться брать только силой, мя-ха-ха!

— Сучка! — взревев, первый из оборванцев бросился вперед, но его тут же припечатало к стене мелькнувшим силуэтом. Второй следом упал на землю, а третий, молчавший до этого, впервые издал хоть какой-то звук: захрипев, он попытался вцепиться в собственное горло, чтобы защититься от обнявшей его девушки. Еще немного — и вся троица осталась лежать на асфальте с разодранными до трахеи шеями.

Энни была в шоке, смотря на то, как неизвестная девица решила вступиться за нее, но приготовилась дать отпор, если случившееся было лишь борьбой за добычу. Вот только стоило незнакомке обернуться, как Энни ахнула.

Одетая в пышное красное платье с обнаженными плечами, перед ней стояла Рэйчел. Или не совсем она — хотя черты лица очень походили на ее, тело выглядело более взрослым. Девушка стала еще симпатичнее, чем прежде, ее длинные светлые волосы выглядели так, будто она только что вышла из парикмахерской, яркие глаза с красной радужкой оттеняли вертикальный звериный зрачок. Большие кошачьи ушки слегка шевелились, вылавливая далекие звуки, а сама вампиресса протирала залитую кровью нижнюю часть лица подвернувшимся откуда-то платочком.

— Рэйчел? — осторожно спросила Энни, машинально сделав шаг к девушке.

— М-м? Мряу, если хочешь, можешь звать меня так, некомряунт, — улыбнувшись сказала вампиресса. — Но вообще я — Ар, мряу. Ты же меня создала, разве нет, мряу?

Глава 2

Энни была ошарашена, и никакое объяснение не помогло бы заглушить возникшие сами собой эмоции. Еще один шаг, еще — бросившись к алоглазой кошечке, Энни стиснула ее в объятьях, крепко прижимая в себе и тихо мурлыкая: Ар от такого сама удивленно мяукнула, но обняла свою подопечную в ответ, прикрыв глаза и поглаживая Некоманта по волосам.

— Мряу... Здесь не самое лучшее место, — тихо сказала Рэйчел, и Энни, шмыгнув носом и взволнованно шевельнув ушками, торопливо закивала и отстранилась, прислушиваясь.

— Ты права...

Хотя Энни понятия не имела, куда нужно идти, как план-минимум следовало выбраться из поганой подворотни. Какими бы ублюдками ни были нападавшие, всегда стоило рассчитывать на осложнение ситуации: могли появиться и дружки погибших, и силовые структуры этого мира, так что Энни, торопливо осмотревшись, свернула за угол, удерживая вновь обретенную Рэйчел за руку.

«Это ведь мамин мир... Он отличается», — озадаченно подумала Энни, оценивая окружение. Энжи рассказывала ей о том, что ее родной мир — высокотехнологичный, но расслоение в обществе столь велико, что на нижних уровнях можно подобного и не заметить. Как характерная черта — загрязнённый пыльный воздух, который лучше не вдыхать без респиратора, а также постоянно снующие по округе рои нанитов, сканирующих любые гаджеты, способные на хранение информации. Это были автономные системы, собирающие информацию, от которых не было толком никаких средств защиты, кроме изоляции ценных вещей, но Энни не видела никаких следов роя мошкары, хотя и не ожидала их появления на сто процентов: все же из тринадцатого мира она пришла без единого гаджета.

Улица представляла собой пустынную дорогу с попадающимися на обочинах ржавыми, разрисованными граффити каркасами давно брошенных автомобилей, часть из которых когда-то явно просто сгорела. Многоэтажки, выстроившиеся по обе стороны улицы, смотрелись абсолютно одинаковыми обшарпанными постройками с минимальным количеством окон и раскуроченными подъездами. Вдалеке можно было увидеть перекресток, на котором с интенсивностью стробоскопа мерцало несколько уличных фонарей, настолько тусклых, что куда ярче на фоне полумрака смотрелась вывеска «Стальной вепрь». На фоне аляповатой надписи крутилась возле шеста вульгарная голографическая девица, явно намекающая, что в заведении можно добыть не только хлеб, но и зрелище.

В остальном улица казалась практически вымершей, если не считать несколько подсвеченных окон и льющуюся откуда-то электронную музыку, от грубых гармоник которой Энни тут же захотелось прижать ушки к голове.

— И куда же здесь лучше пойти? — вслух поинтересовалась Энни, скорее машинально, чем всерьез рассчитывая, что Рэйчел сможет что-либо подсказать по этому поводу.

«Анализ местонахождения завершен. Карта выгружена в КИНС» —  замерцала надпись, а затем перед глазами Энни возникла схема с наложенными на постройки названиями улиц, номерами домов, списком квартир, и даже всевозможной символикой, по которой девушка сразу вспомнила о том, что рассказывала мама: далеко от центральных улиц люди зачастую образовывали своего рода общины со своеобразными торговыми рядами, расположенными прямо внутри домов. Это позволяло избегать излишних контактов и обороняться от банд, хотя те, кто был уверен в себе, вполне могли разгуливать и в подконтрольных группировкам кварталах, наслаждаясь «официальными» магазинами, ресторанами и прочими заведениями.

«Ошибка... Предполагаемое местонахождение Проекта Эн „Анжелика Беррингтон“, обозначенное, как родная территория: Восточная Сеть, Платформа 4.

Текущее местоположение: Фолл-таун, окраина под Платформой 21.

Известные точки перехода, ближайшие: Инфер-таун, Платформа 7, ныне — Деусград».

Порадовавшись тому, насколько все удобно, Энни заморгала и прищурилась от переизбытка информации, принявшись разбираться с тем, как отфильтровать лишь то, что нужно на данный момент.

«Занесло далековато... Похоже, что без „Пламени“ меня еще и забрасывает далеко от точек перехода, видимо, чтобы с меньшей вероятностью напоролась на Темных» — закончив с настройкой дополненной реальности, кошечка бросила взгляд на невозмутимую Рэйчел, которая в освободившееся время занялась тем, что избавлялась от остатков крови. Поймав взгляд Энни, вампиресса сказала:

— Мряу? Мы сильно выделяемся в таком наряде, — кивком указав на доспехи Энни, Рэйчел крутанулась на месте, демонстрируя неизвестным зрителям свое пышное платье.

— Я работаю над этим, — шикнула Энни, вздохнув и направившись к одному из ближайших домов.

В подъезде кошечкам никто не повстречался, но Некомант потому и выбрала это здание, ориентируясь на то, что не меньше половины квартир в нем числились, как нежилые. С чем это было связано, девушке узнавать не хотелось, но то, что где-то далеко были слышны полицейские сирены, намекало на то, что скрыться стоило в любом случае.

Поднявшись по лестнице на пару этажей, Энни вышла в длинный коридор, вдоль которого располагалось несколько дверей, а в самом конце — одно из немногих окон, частично замазанное облупившейся к текущему моменту краской.

— Так... Давай-ка определимся немного, — успев немного прийти в себя, сказала Энни и, подавив в себе желание схватиться за хвостик, стала напротив улыбающейся Рэйчел. — Ты... Рэйчел? Ты помнишь что-то?

— Нет, — будто уже зная, что за вопрос будет задан, с готовностью ответила алоглазая кошечка. — Кроме того, что считаю тебя своей опекаемой подопечной, мряу.

— Только эмоциональная привязка? — разочарованно произнесла Энни, и ее ушки поникли. Хоть она и знала, что у Путешественниц туго с памятью прообраза, из которого они были сотворены, это же означало, что личность Рэйчел изменилась. И хотя Энни была рада, что вампиресса не ушла от нее окончательно, подобное воскрешение казалось отчасти неправильным, хотя девушка решила не сдаваться сразу и подождать: вполне возможно, что что-нибудь изменится, ведь даже после гибели неки не сразу вспоминают необходимую им информацию.

— М-м, я не сильна в этом, мряу, — пожав плечами, Ар вздохнула и настороженно шевельнула ушками. — Но мне кажется, что некомряунт должен добавить себе неку, это ведь так делается?

— Да.., — лихорадочно вспоминая, Энни принялась развязывать веревочки, удерживающие ее одежду, после чего расстегнула несколько пуговиц и раздвинула ткань на груди: для связи между Амулетом и сигиллом путешественницы не должно быть преград, кроме, собственно, плоти, в которую заключены эти предметы.

Улыбнувшись, Рэйчел провела язычком по губам и нежно положила ладошку между бугорков груди Энни, после чего что-то тихо прошептала.

«Некомант — Повышение до уровня 1!

Новое активное классовое умение: «Приказ ур. 1» — позволяет отдавать указания подконтрольным Путешественницам, даже если они противоречат их желаниям.

Новое пассивное классовое умение: «Поиск темных ур. 1» — отмечает Темных «Шепотом» в радиусе 50 метров.

Разблокирован сигилл верб-инвентаря: «R»

Активатор «Явись, Констэнс!»

Новая Путешественница получена!

Кодовое Имя: Ар

Названное Имя: Рэйчел

Истинное имя: Скрыто, требуется «Отношения: макс.»

Отношение (бонус от Любительницы кошек): 6 (симпатия)

Заряд сигилла: 5%

Класс:

Маг крови ур. 2 — класс, получивший свое начало от вампиров тринадцатого мира. Манипулирование кровью позволяет как наносить увечья противнику, если он является живым существом, так и восстанавливать союзников, вплоть до сотворения кровяных фамильяров, неотличимых от оригинала.

Охотница ур. 2 — класс, получивший свое начало от спецподразделений ликторов тринадцатого мира. Как любой другой сбалансированный боевой класс, он позволяет наносить урон и вблизи, и с расстояния, но чаще всего излишне полагается на снаряжение.

Умения:

Гемофилия Проклятого ур. 1 (Требуется собственная кровь) — любая рана противника получает статус «кровоточащей» (уже кровоточащая рана переходит в статус «тяжелое кровотечение), вынуждая терять 10% жизненных сил в минуту и вытягивая выносливость цели в пользу мага.

Пиявка ур. 1(требуется укус) — клыки мага крови впрыскивают мощнейший антикоагулянт и гемолитик, позволяя высасывать кровь с огромной скоростью. При использовании на обездвиженном противнике накладывает эффект „Гемофилии“, исцеляет легкие ранения мага. При использовании на союзнике убирает токсины, но высасывает 10% жизненных сил за применение.

Подлый выпад ур. 2 (требуется клинковое оружие) — позволяет нанести гарантированный критический удар, вызывающий кровотечение, отказ конечности или болевой шок.

Особое снаряжение:

Платье принцессы-охотницы — платье древнего рода ликторов, дарованное самой Богиней, может менять свою конфигурацию.

Клыки вампира (врожденное) — мощные клыки, развитые из обычных клыков Путешественницы, могут с легкостью прокусывать кожу и даже выдирать куски плоти.

Ультразвуковое мурчало — уши Ар позволяют слышать отраженный ультразвук от ее мурлыканья, позволяя замечать невидимых противников, либо ориентироваться в пространстве без помощи глаз.

Пассивные умения некоманта от Путешественницы Ар:

Тренировка Охотницы ур. 6 — пассивное увеличение при беге и преследовании выносливости и физических параметров, таких как: мышечная сила, нюх, слух, зрение. Интуитивное владение клинковым оружием, арбалетами и экзотическим оружием на уровне подготовленного бойца. Перк: „Опыт Охотницы“. Каждый новый враг одного вида с убитыми ранее имеет шанс получить статус — „Известный враг“. Эффект: к атакам против такого противника независимо от источника добавляется модификатор „Темная энергия“, позволяя игнорировать 50% защиты.

Активные умения некоманта от Путешественницы Ар:

Проклятье вампира ур.1 — на короткий срок вы получаете бонус силы, скорости, выносливости и регенерации».

На этот раз Энни читала все очень внимательно, настолько, что не сразу обратила внимание на то, что Рэйчел так и не убрала руку.

— Эм...

— Мряу? — слегка сдвинув ладошку и неотрывно смотря в глаза Энни, кошечка мягко обхватила ее грудь и сжала, улыбаясь. — Отличный размерчик, ты подросла, мряу...

— Конечно! — смутившись, Энни отпрянула и торопливо запахнула рубашку, принявшись застегиваться обратно. — Так ты что-то помнишь?

— М-м... Только отголоски.

— Но грудь почему-то запомнила?!

— Хи-хи. Не смотри на меня так, я ведь твоя кошечка, — склонив голову набок, Ар шевельнула ушками и вновь сократила дистанцию со своей хозяйкой.

— Пф. А что насчет Амулета... тебе ведь папа отдавал, неужели он остался там, где тебя, ну.., — вспомнив о том, что для усиления Рэйчел пользовалась агрегацией, как любая другая Темная, Энни чертыхнулась. Она должна была подождать, пока Амулет вновь не появится, чтобы забрать, ведь если он попадет не в те руки, то это еще сильнее усугубит ситуацию.

— Думаю, что тебе стоит перестать расстраиваться из-за того, что я не помню, кем была, мряу, — ласково сказала Ар, обнажив клыки. — Тем более что у нас гости, — поведя ушком, девушка практически бесшумно вернулась к лестнице, но Энни уже и сама услышала неторопливые шаги.

Прислушиваясь, кошечка проследовала за Рэйчел, и вскоре даже прижала ушки от ужасных взвывших голосов: будто бы десятки, если не сотни человек в едином порыве выли потусторонним голосом, стремясь предупредить девушку об опасности.

«Ну нихрена ж себе шепот!» — раздраженно подумала девушка, по привычке потянувшись к ножнам, но оружие было благополучно утеряно. Хотя у нее и была боевая напарница, оставаться наедине с противником-Темным, имея в распоряжении лишь собственные кулаки, Энни ни капельки не хотелось, но было уже поздно.

По лестнице шустро поднимался полицейский, одетый в странную форму: черный костюм был усилен серыми бронепластинками, а на лице находился противогаз, в матовых очках которого можно было увидеть неприятное ядовито-зеленое свечение. Вскинув винтовку, Темный не успел выстрелить — Рэйчел тут же бросилась к нему, прибивая к стене, выбивая оружие из рук и пытаясь прокусить ткань на шее. Воспользовавшись моментом, Энни подскочила к винтовке, но та лишь ударила ее слабым зарядом электричества, не позволив даже взять в руки.

Отпрянув от Темного, Рэй сдавленно закашлялась и сплюнула на пол ядовито-зеленое желеобразное месиво, хрипя:

— Он какой-то слизень!

Поняв все по короткой фразе, Энни бросилась на потянувшегося к оружию недруга и резким ударом сбила его с ног: в тот же миг из пробитого костюма слизнепехотинца на нее брызнула густая жижа , настолько едкая, что одежда в местах попадания тут же задымилась.

— Явись, Констэнс! — закричала Энни, вспомнив неиспробованный активатор, и тотчас в ее руке возник длинный переливающийся клинок из вербинита, окутанный фиолетовым туманом. В отличие от уже привычного силового оружия, этот меч был весь напитан энергией, и даже символика на его поверхности завораживающе лучилась, создавая вокруг оружия дополнительную светящуюся ауру помимо и без того яркого тумана.

Росчерк — броня полицейского с хлопком лопнула, и силуэт тотчас потерял свою гуманоидную структуру, став напоминать сложенную в одно место груду тряпок. В отличие от обычной ткани одежды, лезвие меча ничуть не повредилось при контакте с токсином, так что еще нескольких ударов, изрубивших существо на мелкие кусочки, оказалось достаточно для того, чтобы силуэт окончательно испарился.

«Побежден Темный класса Кислотный слайм ур.3».

— Рэйчел! — бросившись к напарнице, Энни с тревогой посмотрела на нее, но кошечка отмахнулась.

— Все в порядке. Такая пакость меня не возьмет, он рассчитывал на свое оружие, мряу, — кивком указав на валяющуюся винтовку, кошечка промокнула губы и демонстративно показала белоснежные клыки, доказав, что с ней все в порядке.

— Нам надо найти укрытие, пока все не уляжется, — с тревогой сказала Энни, а меч в ее руке исчез во вспышке пурпурного света, когда она использовала специальный пункт в меню. — Вряд ли будут обыскивать все квартиры...

Размышляя шепотом, девушка направилась наверх, осторожно прихватив винтовку за ремень, чтобы все-таки попробовать использовать ее хоть как-нибудь. На самом деле Энни не слишком понимала, почему ее тренировали преимущественно владению мечом, тогда как отец и мать вступали в ближний бой в крайнем случае, но возраст, в котором стоило спорить об этом, уже давно прошел. И, как ни удивительно, в инвентаре оказался именно меч. Кошечка предположила, что даже название его выбрано не просто так, а дает намек на имена родителей, так что Амулет точно появился не сам по себе, но разобраться в ситуации ей пока было сложновато.

Решив, что в пределах десяти этажей у Темных уйдет слишком много времени на поиски, Энни подождала, пока Рэйчел с тихим лязгом выломает простенький замок, после чего девушки вернули все на место и оказались в пыльной, давно брошенной квартире.

Несмотря на заброшенность, помещение выглядело весьма уютным: зал с кроватью, кухня, санузел. Помещение было не таким уж и большим, но куда важнее было найти хоть что-нибудь полезное — кинувшись к шкафу, Энни с облегчением вздохнула, когда нашла одежду: простенькие джинсы, футболка, спортивная куртка, кроссовки. Слизь привела собственную одежду неки в негодность, и привлекать внимание дальше она не собиралась.

Ладошка после взрыва меча все еще побаливала, поэтому девушка заодно примерила на здоровую руку кожаную перчатку, чтобы после обработки раны нацепить и ее. Хотя Энни и прочитала об исцеляющих нанитах, пока что их действие никак не проявлялось, так что девушка отправила Рэйчел на поиски аптечки.

Опасаясь, что могли остаться следы яда, девушка поспешила в ванную, надеясь, что водопровод все еще работает: после нескольких минут прочистки фильтров, вода приняла приемлемый для купания вид, и Энни, обрадовавшись, принялась с тоской рассматривать посеревшую шерстку внутри ушек, забившуюся невыносимой пылью города.

— Я нашла бинты и антисептики, — объявила Рэйчел, рассматривая одежду хозяйки, теперь больше похожую на дуршлаг.

Хотя Энни и удивляло, что только что возникшая путешественница разбирается в том, с чем сама Некомант не так уж и часто сталкивалась, задаваться этим вопросом она излишне не стала. Сняв щитки, девушка осторожно стянула с себя рубашку, разулась, стянула штаны и, потянувшись к трусикам, смущенно качнула хвостиком.

— Ты так и будешь здесь стоять?

— Ты меня стесняешься? Мы ведь обе девушки-неки, мряу.

— Мя... Так-то оно так, но.., — закусив губу, Энни посмотрела на какое-то движение. Алая ткань платья Рэйчел пришла в движение, струясь по ее телу алыми ручейками, словно бы вся материя была заключенной в диковинную прозрачную оболочку кровью. Обнажая бледные ножки, стройную талию, высокую упругую грудь, ткань остановилась лишь тогда, когда сформировала багряный чокер на шее Ар.

— Водичка неплохая, — хихикнув, Рэйчел первой заскочила в душевую кабинку и подставила свои запылившиеся ушки под струйки теплой воды. — Мря-у-у! Блаженство, мр-р-р.

Энни тоже уже просто мечтала о ванне, поэтому торопливо стащила с себя белье и запрыгнула в душевую кабинку следом, оказавшись очень близко к Ар. Снова смутившись, девушка повернулась к напарнице спиной и, подставив лицо струям воды, вздрогнула, когда ее хвостика коснулись.

— Мя?!

— Что такое? — удивленно спросила Ар, поглаживая темную шерстку. — Я сделала тебе больно, мряу?

— Не-ет, — ошарашенно прошептала Энни, сглотнув.

«Черт... Если у меня там наниты, то... Стимуляция должна спровоцировать репликацию дополнительных нанитов, вот только раньше касание хвостика так сильно не ощущалось».

Стоило Ар еще немного провести по шерстке, как Энни ударила ладошкой о стенку душа и, закусив губу, шевельнула ушками в тревоге, чувствуя, как приятно начинает тянуть внизу живота.

— Подожди, я сама помоюсь, мя... Не нужно.

— Какая ты нелюдимая... Дай хотя бы шампуньку, мряу, — потянувшись к полочке, на которой стоял уже даже покрывшийся паутиной флакон, Рэйчел прижалась грудью к спине Энни. — Ты покраснела, вода не слишком горячая, мряу? — прошептала Ар.

— Нет, мя.., — невольно коснувшись себя между ножек, Энни задышала чаще.

«Что со мной? Я о таком раньше даже не очень-то и задумывалась...»

Глава 3

Энни не доводилось всерьез задумываться о любви или хотя бы о близости. Конечно, она знала, что это такое, и прекрасно осознавала, что все Путешественницы отца были его любовницами. Вот только в том возрасте, когда родители еще были рядом, Энни волновало совершенно иное, а потом все слишком изменилось. Изводя себя тренировками, кошечка слишком уставала, а та самая тяга, что незримо тянула Путешественниц к Некоманту, у нее, как у неки с необычным происхождением, отсутствовала. Иногда Энни задумывалась, что бы чувствовала к отцу, если бы тот оказался сейчас рядом? Она его любила, так же, как и маму, и остальных, которых правильней всего было бы называть кем-то вроде «тёть» или просто подруг, но в этом чувстве не было страсти и обожания, которых кошечка ожидала увидеть в той любви, которая обычно связывает два сердца.

В остальном же за все годы отсутствия команды Некоманта в близкий круг никто не вошел: Энни росла в окружении ликторов, так что связь с низшим Темным выглядела дикостью. Хотя некоторые из вампиров и ликанов были весьма симпатичны и привлекательны для женского взгляда, весь образ обычно испарялся после первого спарринга. Все противники оказывались слишком слабы, и физически, и ментально, боясь даже связываться с дочерью Некоманта, поэтому Энни испытывала к ним если и не презрение, то равнодушие.

Рэйчел была единственным исключением: как Богиня, она всегда славилась своими возможностями. Конечно, она бы в любом случае проиграла отцу и, скорее всего, любой из Путешественниц, но забавней всего, что в ее случае сила и не требовалась. Рэйчел не пыталась заменить мать или стать сварливой мачехой, нет, она выполняла роль достаточно суровой старшей сестры. Или просто подруги: когда Энни стала выглядеть старше, чем вампиресса, разница окончательно стерлась, но кошечка никогда не замечала, чтобы Рэйчел проявляла к ней любовный интерес.

«Неужели она все время его скрывала, и теперь это вскрылось в теле прямолинейной неки?» — закусив губу, подумала Энни, пытаясь успокоить бешено мельтешащие в голове мысли. Сам факт того, что к ней проявляет интерес девушка, кошечку ничуть не беспокоил: для Путешественниц в порядке вещей играть на два фронта, ведь отношения можно развивать не только с Некомантом, а еще и со своими сестрами по оружию. Но Энни все равно была растеряна.

— Подожди-ка, давай просто поможем друг-дружке помыться, раз тут не слишком удобно, мя! — сбивчиво пробормотала девушка, улыбаясь своему размазанному отражению на стенке душевой кабинки.

— Мряу, я не против. Никаких смущающих дел, верно? — мяукнув, Ар приподняла руки, делая вид, что сдается. — Тут дефицит мочалочек, мряу.

— М-м. Ну... Можно просто растереться мылом, — осторожно сказала Энни, развернувшись к Рэйчел. Вторая кошечка выглядела так, будто происходящее ее ни капельки не волнует, хотя у самой Энни сердечко было готово выпрыгнуть из груди, не говоря уже о том, что она стала чувствовать себя мокренькой, и дело не только в стекающей по ее телу воде. Шевельнув ушками, Энни бережно приняла из рук неки шампунь и, выдавив его себе на ладошку, осторожно растерла, отставив перед этим флакон обратно на полку.

Стараясь не смотреть в глаза Рэйчел, чтобы не сбивать себя с настроения, Энни коснулась волос девушки и принялась круговыми движениями втирать шампунь. Развернувшись спиной, чтобы легче было получить доступ к ее длинным прядям, Ар ничего не сказала, лишь мерно покачивающийся хвостик, иногда скользящий по ногами Некоманта, указывал, что кошечка о чем-то задумалась.

Тщательно намылив прядки от основания до кончиков, Энни приступила к ушкам. Это было уже куда деликатнее, хотя во многом и зависело от вида Путешественницы: некоторые, такие, как Кейт, получали от массажа ушек удовольствие, сравнимое со стимуляцией эрогенных зон, другим же просто нравилось, когда занимаются их непослушной шерсткой и мехом внутри. Коснувшись пушистых треугольничков, Энни ощутила, как Рэйчел шевельнула ушками, реагируя на неожиданное касание, но затем стала тихонько мурлыкать по мере того, как теплое ушко оказывалось все больше и больше в пене от шампуня.

Слегка заведя пальцы внутрь, Энни провела по краешку, беспокоясь о том, что может попасть лишняя вода. Ушки для неки были гордостью, как и хвост, и не только потому, что отличали ее внешний вид от обычных девушек: хорошо слышать — не блажь, а необходимость, особенно тогда, когда речь идет о Темных, способных скрываться.

Рэйчел нравилось: ее хвостик прекратил беспорядочно метаться и легонько шлепал влажной шерсткой по бедрам Энни, а сама клыкастая кошечка стала весьма громко мурлыкать.

— Вот и все, смывай.., — схватив Рэйчел за плечи и слегка прижавшись к ней грудью из-за тесноты кабинки, Энни поменялась местами, позволив своей первой неке смыть шампунь, а сама тем временем выдавила новую порцию средства. Проведя по только что оставленным плечам Рэйчел, Энни растерла пенку ниже, по лопаткам, постепенно распределив средство по всей спинке Ар.

На самом деле Путешественницам не требовалось так уж часто купаться, если только не получалось попасть под мелкую пыль, как в Нижних зонах тридцать шестого мира, но неки, подобно кошкам, любили часто приводить себя в порядок. Обычно же даже пот, как и кожа, не содержали бактерий, и у каждой кошечки формировался свой, особый приятный запах, вроде легкого парфюма, отбивающий нюх у большей части Темных, ориентирующихся в охоте на запах.

Вот и сейчас, несмотря на весьма сильный аромат шампуня, Энни улавливала тонкие нотки запаха роз, которые становились все ярче по мере того, как нека струйками воды смывала пену с нежной кожи Рэйчел. Прекратив заниматься спиной, Энни осторожно повела ладошки ниже, стараясь не касаться основания хвостика, чтобы не провоцировать Ар, но попкой все же занялась, скорее из спортивного интереса. Сравнивать ей было не с кем, но сама Энни, после долгих тренировок обладая упругими спортивными ягодицами, невольно слишком увлеклась, трогая пятую точку Ар. Настолько, что девушка посмотрела на нее через плечо.

— Моя попка уже чистенькая, мряу. Может, пора мне заняться тобой?

— Да, пожалуй, — резко убрав руки, Энни мяукнула, слегка покраснела и поспешила повернуться спиной, чтобы Ар этого не увидела. Касания и легкий массаж головы были очень кстати... Впервые за сегодня девушка почувствовала себя лучше, легкий отдых сейчас казался просто жизненно необходимым. Став инстинктивно мурлыкать, пока Ар занималась ее короткими волосами, Энни покачивала хвостиком и даже не сразу заметила, как ее спины коснулись твердые сосочки. Прижавшись к Энни, Ар выдавила еще немного шампуня и, обнимая свою хозяйку, положила руки ей на грудь, заставив Энни сдавленно выдохнуть.

— Это...

— Просто мою твою грудь, мряу.

— Просто, мя? — облизнув губы, Энни смотрела на то, как Рэйчел ласкает ее сосочки, сжимая их между пальчиками и слегка сдавливая. Ее руки оказались на удивление умелыми, но Энни не могла понять, почему... Она не могла создать настолько похотливую неку! Неужели во всем виновато желание угодить?

— Да, мряу... Просто две воительницы помогают друг другу отмыть тела после будничных боев, — прошептала Ар, прижавшись еще сильнее. Ее губы слегка касались ушка Энни при разговоре, и, когда оно шевельнулось и вернулось на место, то оказалось зажато во рту Ар. Вместе с этим одна рука будто бы соскользнула вниз, и Энни прижалась к прохладной стенке ладонями, снова задышав чаще.

— Не нужно... Меня там... Трогать, — не слишком убедительно попросила Энни, и все из-за того, что внизу живота вновь начало тянуть с новой силой, а нежные касания пальчиков Ар дарили сладостные нотки казавшегося ранее запретным наслаждения.

— Тебе не нравится, мряу? — слегка потрепав ушко, Ар отпустила его и продолжила шептать. — Ну же, моя милая... Я хочу подарить тебе наслаждение.

Ощутив, как палец девушки слегка вошел внутрь нее, Энни испуганно мяукнула, но с ее губ сорвался непрошеный стон, от которого кошечка стыдливо прижала ушки и, вспомнив, вложила в голос «Приказ».

— Остановись!

Ар тут же прекратила свои ласки, и, отстранившись, разочарованно мяукнула, сложив руки под грудью. Лишь журчащая вода разгоняла тишину, хотя Энни казалось, что бешено бьющееся сердце стучит сейчас громче всего на свете.

«Приказ: Повышение до уровня 2 — добавлена возможность усиления выбранной Путешественницы на время выполнения приказа».

— Я тебе противна, мряу? — склонив голову набок, безразличным голосом спросила Ар, пока с ее головы ровными струйками стекала вода, отчего казалось, будто она стоит под дождем, всеми брошенная.

— Нет, мя... Просто, — Энни никак не могла сформулировать, отчего ощущала такой сильный дискомфорт. Теперь ей очень хотелось продолжить, даже если придется уединиться и получить удовольствие самостоятельно, но причина оказалась на поверхности. Контроль. Инициатива?

Она пока просто не могла кому-то позволить решать за нее, не в этом вопросе. Улыбнувшись, Энни коснулась груди Рэйчел и, смотря ей прямо в глаза, принялась ее откровенно лапать, наблюдая за реакцией. Ладонь почему-то больше не болела, но столь мимолетная мысль ускакала прочь под влиянием нахлынувших гормонов.

— Ты казалась потерянной девочкой, мряу, а сама оказалась охотницей? — усмехнувшись, Рэйчел наблюдала за тем, как кошечка развлекается с ее прелестями.

— На колени, мя, — не став отвечать, сказала Энни, шевельнув хвостиком от нетерпения. Рэйчел послушно исполнила ее приказ и продолжила смотреть на свою хозяйку снизу вверх.

Подойдя ближе, Энни погладила девушку по волосам, примяла ее ушки, а затем чуть раздвинула ножки. Повинуясь новому приказу, Рэйчел плавно провела язычком по влажным половым губкам Некоманта, коснулась шершавым кончиком возбужденного клитора. Энни прикрыла глаза, сдавленно застонав, не ожидая, что это будет настолько приятно, и даже оперлась на стенку. Рэйчел продолжила работать язычком, старательно вылизывая нежную кожицу: сначала она прошлась по губкам, после — стала каждым движением их раздвигать, скользя по входу во влагалище и заканчивая клитором. Обхватив губами участок кожи в верхней части лона, Ар слегка замурлыкала, всасывая и теребя клитор язычком, радуясь тому, как Энни потеряла контроль над собой.

Ушки Энни мелко подрагивали, ее хвостик встал столбом, а сама девушка эротично изогнулась, будто бы стараясь не мешать Ар и дальше работать ротиком. С приоткрытых губ Энни срывались стоны один за другим, а когда Рэйчел перешла на непрерывную стимуляцию, кошечка начала бояться, что у нее подкосятся ноги от настигающего волнами сладкого удовольствия. Чересчур возбужденная, терпевшая слишком долго, девушка позволила себе расширить Приказ, и, когда Рэйчел схватилась за хвостик, все тело Энни пронзила струнка наслаждения. Зажатый в кулаке вампирессы хвост оказался слегка сдавлен, и Ар, разглаживая шерстку, в очередной раз коснулась основания, вместе с тем погрузив свой язычок внутрь хозяйки. Вскрикнув и мяукнув, Энни потеряла дар речи, смотря на свое отражение. Похотливое выражение личика, расширенные от удовольствия зрачки, прижатые ушки и алый румянец на скулах. Сладко застонав, кошечка замурлыкала и, опустившись на колени, обняла Ар, прижавшись к ней и став поглаживать по спинке, по голове, по груди.

— Я рада, что тебе настолько понравилось, мряу, — прошептала Рэйчел, но Энни, не став отвечать, припала к ее губам. Без любви, простой страстный поцелуй, полный благодарности: все еще переживая послевкусие оргазма, Энни тихо мурлыкала прямо в поцелуй, чувствуя, как язычок Рэйчел скользит у нее во рту, и от этого ощущения нёбу девушки передавалось еще больше вибрации, чем обычно.

Продолжая целовать раз за разом, прерываясь лишь на короткие мгновения, Энни повалила Ар на пол кабинки, и, приобняв, завела свою руку между ее ножек. Жарко... Улыбнувшись, кошечка положила два пальца на щелку и развела их в стороны, обнажая изнывающий от желания ало-розовый цветок Рэйчел.

— Ты не обязана, некомряунт, это... А-ах! — вздрогнув от приятных ноток возбуждения, подаренных касанием хозяйки, Ар обнажила клычки и тоже издала сладкий стон. Энни слегка раздвинула пальцы, расширяя просвет между тугими стеночками, а затем принялась массировать большим пальцем обнажившийся клитор своей подопечной. Медленно, но постепенно наращивая темп, прижимая чувственную вампирессу к себе, Энни продолжала ласкать ее рукой. Пытаясь сжать бедра, Ар натолкнулась на стену, не в силах сопротивляться из-за влияния Приказа, и ей оставалось лишь лежать и наслаждаться, видя, как Энни играется с ней, будто с куклой.

Чуть привстав, Энни позволила кошечке пососать сосочек, вместе с тем становясь все более яростной. Ускорив темп, с которым развлекала ее рукой, настолько, что Рэйчел оставалось лишь выгнуться и брызнуть соками от быстро настигнувшего ее высшего удовольствия, Энни победно мяукнула, с радостью смотря на личико стонущей от оргазма любовницы. Тяжело дыша и мелко подрагивая, Ар шевелила ушками от возбуждения и смотрела в глаза своей хозяйке, позволившей ей кончить так быстро и яростно, будто одни лишь касания сами по себе уже были способны довести до экстаза. Энни осознавала, что всему виной коварное поле Некоманта, влияющее на Путешественниц и вынуждающее их стремиться к близости, но найти в себе силы обойтись одними лишь обнимашками она не смогла.

Мурлыкая, обе кошечки свернулись на полу кабинки, обнявшись, нежно целуя друг друга в губы, щечки, носик... Поглаживая ушки, они переплели хвостики, чтобы казаться друг другу еще ближе, чем они были сейчас.

***

В клубе «Стальной вепрь» к текущему позднему часу было слишком многолюдно, и на то нашлась причина: совсем недавно кто-то жестоко расправился с ребятами одной из банд. Хотя само заведение и можно было считать нейтральным, окружающая территория уже давно находилась под контролем, и столь необычное событие навело немало шороху. Приехавшие на место силовики даже разбираться не стали — сделав вид, что не обнаружили идентификационных чипов, просто сожгли трупы и развеяли прах по ветру. Для загаженной атмосферы города подобное было, что песчинка в пустыне, а возмездия со стороны банд силовики не боялись, тем более, что и один из них тоже пострадал. Мало кто со стороны был достаточно осведомлен, чтобы понимать о Темных и их присутствии среди подразделений силовиков, но разбирались они со всеми столь быстро и безжалостно, что лишних вопросов ни у кого не возникало.

В такой обстановке можно не удивляться, почему появление незнакомца настолько накалило обстановку, что можно было даже не кидать искру — пожар был неминуем.

Несколько бильярдных столов, столики для завсегдатаев, ВИП-диваны, барная стойка — все обитатели этих зон замерли и повернули свои головы в сторону входа, и даже напичканные имплантами стриптизёрши ненадолго прекратили свои выкрутасы на шестах.

Сморщившись от безвкусной музыки, Дхе сделал несколько шагов и скривился уже от вони синтетического табака, немытых тел и какой-то химии, выделяющейся на фоне остального букета мерзких ароматов. Его выглаженный и строгий костюм казался диким среди аляповатых одежд местных завсегдатаев, чей законодатель моды очень долго сомневался, считать ли трухлявые обноски из синттканей новым веянием или нет.

— Дверкой ошибся, пижончик, или мозги жмут черепушку, и ты готов с ними расстаться? — ледяным тоном заявил один из перекачанных стероидами киборгов, сидящий за большим круглым столом на кожаном диване. Вульгарно одетая шлюха, тем не менее, не обратила никакого внимания на происходящее и продолжила отсасывать забияке, сидя под столом.

Некоторые из сидящих неподалеку ребят одобряюще закивали, готовясь насладиться зрелищем, но Дхе, сделав вид, что ослышался, просто прошел вглубь клуба, направляясь прямо к старенькому терминалу, торчащему из стены рядом с угрюмым стариком, в котором любой из местных мог угадать бармена.

— Тебе задали вопрос, — вскочив, заявил молодой паренек на подхвате, быстро направившись наперерез Дхе. — Э, слышь?

— Здесь я спрашиваю, сопляк, — отмахнувшись рукой, словно от мухи, сказал Дхе, после чего щелкнул пальцами, и рядом с ним объявилась кошкодевочка.

Черные волосы, черные ушки, яркие желтые глаза и сразу два черных хвоста. Някнув, кошечка поклонилась окружающим, ничуть не стесняясь того, что ее грудь чуть ли не вываливалась из смелого декольте, а обтягивающие штаны, напоминающие вторую кожу, не оставляли простора для фантазии.

— Еще и мутантка.., — зашептались все, кто находился рядом, а оказавшийся рядом парень, желающий засветиться перед боссом, усмехнулся.

— Видел кто-нибудь похожую особу? Только с одним хвостом? — громко произнес Дхе, а кошечка тем временем подошла к нему и взяла под руку, игриво прижавшись грудью. — Если кто-нибудь сообщит, то...

— Мужик, да ты непонятливый! — заявил молодой бандит, делая еще шаг навстречу, но кошка тут же сорвалась с места. Небольшой ножик, сверкающий алым лезвием, удлинился, по воздуху разнесся запах жженого мяса, и замолчавший парень, медленно развалившись на куски обугленной плоти, замер в виде горки в центре зала.

— Никто не смеет перебивать моего ненаглядного, ня! — объявила Венера, преданная некомата Дхе, возвращаясь к юноше.

Взревев, сразу с десяток присутствовавших повскакивали с мест, желая проучить незнакомцев, но Дхе, задумавшись, объявил:

— Полтора метра. Все, кто будут выше... А, хрен с ним, сами смотрите.

От юноши во все стороны разнеслась густая волна тьмы, единой ровнехонькой гладью охватив сразу весь зал. Где-то, сорвавшись с шеи, соскользнула на пол голова и покатилась под ближайший столик, другие, захрипев, пытались удержать свои предательски распадающиеся на две части тела, а кому-то, кто зачем-то заскочил повыше, просто отрезало ноги. Зал заполнился визгом и криками боли и ужаса, но Дхе столь громко хлопнул в ладоши, что почти все заткнулись: лишь те, кто чуть ли не с ума сходил от боли, продолжали истошно вопить.

— Метр, — объявил Дхе.

И главарь одной из банд, не успевший застегнуть штаны, и его приближенные, и лидеры других группировок — все бросились на пол, прижимаясь к нему так сильно, словно хотели чудом просочиться сквозь щели и оказаться в подвале. Новая волна с гулом пронеслась по залу, звеня разбитыми бутылками, срезая громыхающие шесты и уничтожая высокие спинки нескольких диванов.

— Я еще раз задаю вопрос, — лениво сказал Дхе, наблюдая за тем, как крошечный дрон, присосавшийся к терминалу, продолжает высасывать информацию из общей сети.

— Мы никого не видели! Мутантки здесь долго не живут! — заголосил один из посетителей. — Они все на Платформе, а то и совсем вверху!

— М-м. Мне же лучше знать, я бы тогда и не утруждал себя вопросами, — разочарованно протянул юноша. — Слушай, Венерочка... Как ты думаешь, убить дурачков?

— Ня... Я сейчас не могу об этом думать, — улыбнувшись, кошечка расстегнула блузку и, подойдя к стойке, оперлась на нее. Выгнувшись, девушка глянула через плечо и, покачивая хвостиками, шлепнула себя по попке.

— Видите ли, дама ждет... Быстро, быстро, кто хоть что-то тут значит, чтоб я не возился во всем этом вашем дерьме, — нетерпеливо почесывая метку на шее, изображающую два безликих силуэта, слившихся в позе «69», Дхе щелкнул пальцами.

— Я! Я помогу, господин!

— И я тоже! — двое лидеров ближайших банд подскочили и на коленях поползли в стороне Дхе.

Улыбнувшись, юноша вздохнул и, выудив из воздуха два сплошных металлических зубчатых диска, швырнул под ноги подползающим, из-за чего те чуть не передрались. Стоило каждому из них схватить свой амулет, как их тела с хрустом и неприятными влажными звуками рвущегося мяса начали меняться, а затем к крикам раненых добавились новые, когда оставшихся в живых посетителей сожрали заживо.

Не дожидаясь, пока все закончится, Дхе торопливо подскочил к Венере и, стянув с нее штанишки, пристроился сзади, добавляя к общей какофонии пошлые шлепки и сладостные стоны своей девочки.

Глава 4

Впервые за долгое время Энни ощутила комфорт, близость и теплоту: даже если одиночество ее не слишком раньше беспокоило, сейчас, после того, как девушка позволила себе немного раскрыться, все выглядело иначе.

«Возможно, всему причиной хитрое Поле Некоманта... Или это мне было действительно нужно?» — вяло, не желая слишком уж задумываться, размышляла Энни, наслаждаясь теплотой Рэйчел.

Но, как бы хорошо кошечкам ни было сейчас, ситуация не позволяла жить в свое удовольствие, и они обе это прекрасно понимали. Нехотя, но ласково расставшись, будто бы пообещав друг дружке что-то многозначительным мяуканьем, девушки поднялись и, слегка ополоснувшись, вышли из душа. Энни, только сейчас решив рассмотреть получше свою ладонь, увидела, что рана уже не выглядит настолько болезненной, как раньше: похоже, что стимуляция хвостика поспособствовала появлению медицинских нанитов, иного объяснения у девушки не нашлось.

Торопливо обтеревшись найденным полотенцем, Энни наблюдала за тем, как Рэйчел смотрится в зеркало, поправляя чокер. Алая ткань вновь начала свое преображение, и через несколько минут нека уже изменила свою одежду на облегающий комбинезон. Сложно было назвать его неброским, но по сравнению с неуместным пышным платьем он выглядел куда более аутентичным для выбранного мира и, что немаловажно, практичным.

«Интересно... Вроде бы все Путешественницы появлялись нагишом, как же я умудрилась создать снаряженную Ар?» — задумалась Энни, причесываясь, но при этом прекрасно осознавала, что вопросы только накапливаются. Самым важным все же был «Как ей вообще удалось вот так запросто создать новую Путешественницу?», а остальное, касающееся подобного, выглядело уже не настолько критичным.

Вернувшись в комнату, Энни быстро примерила на себя найденную одежду: размер был вполне подходящим. Со стороны кошечка теперь выглядела просто боевитой девчонкой, может, слишком симпатичной для своего боевого амплуа и спортивной фигурки, но это лишь на фоне излишне женственных очертаний Рэйчел, подчеркнутых почти что латексным нарядом.

После того, что случилось, Энни даже похлопала себя по щечкам, пытаясь сосредоточиться на деле.

— В общем... Я пока вслух озвучу свои замечания, а ты подскажешь, хорошо? — уверенным тоном сказала Энни, усаживаясь на краешек кровати.

— Конечно, мряу, — Ар встала напротив, прислонившись к стене и заинтересованно покачивая кончиком хвоста.

— Исходя из всего, что пока что известно, я предпочитаю считать, что родители живы, мя, — слегка взволнованным тоном произнесла Энни, но тут же улыбнулась тому, что не потеряла эту веру за все эти годы. — Но, даже если принимать в расчет все изменения последнего дня, вот так запросто отправляться в Центр я бы не хотела...

— Но нам надо для начала вообще вернуться в тринадцатый, разве нет, мряу? — уточнила Рэйчел, и Энни кивнула.

— Это да. Тоже загвоздка. Целенаправленный переход возможен только с помощью Маяка, а именно этой возможности у меня и нет, — озадаченно сказала кошечка. — Сообщения говорят, что у меня повышенный шанс попасть в тринадцатый мир, вот только конкретики нет, мя... Мне просто повезло, что я очутилась в мамином? Или все-таки шанс настолько высок, что составляет пятьдесят процентов, если будем перемещаться отсюда? Либо обратно в тринадцатый, либо в папин... Аргх! — шевельнув от раздражения ушками, Энни положила хвостик себе на колени и стала разглаживать шерстку, заодно отметив, что когда делает это самостоятельно, особых впечатлений не возникает.

— Мой сигилл заряжен только на сорок процентов, мряу, — подсказала Рэйчел, начав постукивать ноготками по стене. — Так что все равно придется остаться здесь...

Энни вздохнула — это тоже стоит учитывать. У нее, как и у любой Путешественницы, был сигилл для перемещения.

«Даже десяток, я так понимаю, вот только они все заблокированы, судя по всему», — подумав, Энни решила все-таки не гадать, а снова вызвать общее меню.

— Мя-мя-мя!

«Статус... Сигилл Ар открыт, считаны вопросы к базе данных»

— Мяф! — из ниоткуда появилась крошечная, с ладошку, фигурка кошечки с красными волосами, облаченная в футуристический облегающий костюм для вирт-погружения.

— Тетя... Кхм. Сишка? — пробормотала Энни, наблюдая за тем, как фигурка летает перед глазами.

— С кем ты говоришь, мряу? — обеспокоенно поинтересовалась Рэйчел, и Энни поняла, что Сишка предстала в виде голограммы внутри дополненной реальности. Учитывая лень этой мяукающей богини-хиккикомори, для нее это было обычное явление, только чаще всего она все же использовала встроенные проекторы керков или другого снаряжения команды Некоманта... Которого сейчас у Энни не было. Но это же означало и другое!

— Сишка, Сишечка! Где вы? Что с вами?! — машинально попытавшись схватить и прижать к себе маленькую фигурку, Энни подалась вперед, но крошечная кошечка, улыбнувшись, покачала головой и прижала ушки.

— Энни. Мяф! Прости, это виртуальный интеллект «Сишка-помощник», а не полноценная связь со мной, — объявила девица.

Кошечка-Некомант попыталась скрыть всю глубину своего разочарования, но ушки выдали ее реакцию, поэтому девушка позволила себе горестно вздохнуть и, вымученно улыбнувшись, подставила ладонь, на которую уселась виртуальная фигурка.

— Но тогда откуда ты взялась?

— Мяф! Однажды, уже после того, как мы связались с... Сложно это сейчас представить, но со мной без ушек, то есть, с Нейринет, — неуверенно произнесла Сишка. — В общем, когда удалось получше узнать технологии нулевиков не только в ключе их взлома, хе-хе, Костечка попросил меня разработать улучшенную оболочку для интерфейса Некоманта, мяф. А я-то что? За пару его первоклассных порнушных рассказиков, да прохождение нового модуля в «Острове Наслаждений» на платину...

— Можно ближе к делу? — торопливо сказала Энни, нервно облизнув губы. Она прекрасно понимала, что отец со своими любовницами не кроссворды разгадывал, но узнать подробности, даже невзначай, ей не очень-то хотелось.

— Конечно, мяф, — ничуть не обиделась Сишка, хотя это и могло быть просто особенностью ее структуры, как ВИ. — Упрощенный интерфейс, интеграция подсказок, автоматическое подцепление к системам навигации в случае с технически развитыми мирами... Мяф! В общем, немало поправок от того, кто давно пользуется чем-то и уже примерно понимает, как сделать все еще комфортнее, — улыбнувшись, Сишка снова мяукнула и с хитрецой посмотрела на Энни.

— И не только?

— Да! Были добавлены странные модули, мяф. Мне-то без разницы, я тебе хоть макросы пропишу для комбинаций навыков, мяф, вот только в саму структуру Амулета залезть не смогу.

— Я не совсем понимаю...

— В том смысле, что нельзя через интерфейс ломануть Амулет, мяф! — пояснила Сишка. — Нельзя нажать «Мяф!» и победить всех на планете. Нельзя дать «over 9000» жизненной силы или уровней, мяф! Нельзя перепрошить Некоманта на Молоха или Ведьмака, мяф! Или просто перещелкивать классы, как получится...

Об этом Энни и не думала, поэтому озадаченность на ее личике проявлялась все сильнее, а поглаживание хвостика стало почти нервным.

— Мяф! Ладно Костя бестолковый, но твоя мама ведь умница! — со смешком сказала Сишка. — Не делай такое лицо, я могу распознавать эмоции, мяф.

— Пусть даже и так, мя, — улыбнувшись, Энни ткнула пальчиком в кроху, и та закружилась на месте, как юла.

— Изменения касаются парочки модулей, которых в Амулете нет, но я их частично скопировала из базы данных, а частично сама организовала, как есть, мяф, — не без гордости заявила маленькая нека. — То есть ты понимаешь всю ерундовость положения, да? Это как кофеварку прошить на режимы стирки деликатных тканей, добавив к основным, мяф! Будто бы однажды кто-то надумает смастерить из кофеварки стиральную машину...

— И это касается «Ищейки»? — догадалась Энни.

— Мяф. И чего я распиналась? Ты уже сама поняла, — вздохнув, Сишка надула щечки. — Но не только это. Там еще был Верб-инвентарь, мяф. Хотя идея напрашивалась и была очевидной, раз уж Темная экипировка привязывается к печатям для быстрого вызова, это все не просто так, мяф... Не знаю, как на практике, но в теории каждый слот подпитывается сигиллом, позволяя расширить набор печатей сверх базового лимита, мяф.

Внимательно выслушав, Энни нашла нужный параметр.

«Ячейка „Ар“ (95%).

Констэнс. Меч из перманентно заряженного и обогащенного вербинита. В отличие от обычных силовых клинков не требует использования кристальных батарей, задействуя энергию сигиллов. Энергия тратится как на материализацию оружия, так и на дальнейшее усиление — носитель Печатей может перераспределять энергию сигиллов на необходимое снаряжение, вплоть до 200%.

Текущие эффекты распределения:

1%-99% — поддержание Констэнс в материальном виде. Его структуру практически невозможно разрушить, но даже в случае подобного он дематериализуется и ремонтируется автономно.

100% — при активации на пике энергии сигилла Констэнс получает мономолекулярное лезвие, позволяющее рассекать большинство видов брони. Примечание: энергетические, силовые, теневые поля, а также системы активной защиты или жидкостной брони способны заблокировать удар.

200% — не тестировалось, эффект неизвестен».

Хотя в тексте не было ничего особого, лишь общая информация, Рэйчел чуть было не подскочила к своей хозяйке, увидев, как та слегка сгорбилась и обняла себя. Остановив неку жестом, Энни сглотнула и посмотрела в сторону повлажневшими глазами.

— Они подозревали, что может произойти что-то подобное, и думали о том, как облегчить мне жизнь. Думали обо мне все время.., — прошептала Энни, хотя в глубине души понимала, что это, скорее, просто предположение, ведь никто не мешал Константину и остальным разработать все это для себя. Но кошечка верила или даже чувствовала, что все именно так, как она ощущает, это было сродни интуиции или просто самообману, но ее устраивал такой расклад.

— Но что касается Ищейки... Как же? — поинтересовалась Энни, немного успокоившись.

— Мяф! С этим как раз проще, — задорно объявила Сишка. — Механизм уже был налажен, в общем-то, вот только его пришлось доработать... Я не очень-то понимаю, что это вообще за Тень, в которой перемещались когда-то обычные Ищейки, мяф, но местечко явно не из самых безопасных и простых. Понятное дело, когда они заняты одним лишь своим делом, отыскивать подходящих кандидаток на превращение в Путешественниц, то других занятий не остается, мяф...

— Я знаю лишь совсем чуточку об Ищейках, — разочарованно мяукнув, сказала Энни.

— Как и мы. Хотя последние из них действовали не так давно, по сравнению с теми, кто существовал тысячелетия назад, информации не так много, мяф, — сказала Сишка, выглядя разочарованной. — Ясно лишь, что они в каждом мире держали на контроле уйму талантливых девчонок. Парни не проходили сродство с бакенеко, поэтому в этом плане уже выбор сужался, мяф.

— Держали на контроле?

— Да. За ними следили, пока их что-нибудь не убивало, мяф. Хотя это и суеверие о том, что гении живут недолго, чаще всего они просто лезут на передовую, будь это военная переделка, опасный эксперимент или еще какая невидаль, мяф, — перечислила Сишка. — В общем, кто-нибудь обычно преставлялся, и тогда ее преобразовывали в ушастое чудо, такое, как я, мяф. Скромное и великолепное, — выпятив грудь заявила кроха, вызвав улыбку у Энни.

— Пусть даже и так, но создание навыков, экипировки...

— Упрощенный вариант, даже базовое снаряжение через печать, мяф. Понятное дело, что если девчонка была любящим пиво и секс снайпером, ей не выдадут умения мечницы, мяф. Многие из умений — интерпретация уже имеющихся знаний, поэтому было так важно не самому кокнуть талантливую кандидатку, а выдержать до конца, мяф, — объявила Сишка.

Энни почувствовала себя нехорошо из-за того, что поймала себя на мысли как раз об этом: хорошую кандидатку самое то просто грохнуть, чтобы превратить в Путешественницу. Это было бы практично, но как-то жестоко, и это пугало кошечку. В такие минуты ей не нравилось осознавать, что она по факту все еще была просто некой. Созданные из погибшего человека и злобного ноопроявления, они удерживались от бед лишь волей Некоманта и силами Амулета и сигиллов. В остальном же Путешественницы сражались за людей не от большой любви к оным, как раз-таки на человечество многим некам было плевать. Хотя это и спасало от излишней самоотверженности, ведь даже имея девять жизней в запасе, кошечки быстро бы исчерпали свой ресурс, пытаясь защитить каждого. Но это же было своего рода опасностью: у безвольного Некоманта могла сложиться ситуация, в которой он будет целыми днями наслаждаться обществом своих сексуальных спутниц вместо того, чтобы защищать людей от Темных.

Энни постоянно напоминала себе о долге если не перед людьми, то перед родителями, но в то же время не собиралась размениваться на спасение простых смертных там, где есть возможность помочь близким. И быстрый поиск кандидаток как раз входил в ее планы, раз уж сложилась такая ситуация, а то, что слотов сигиллов пока свободных нет — это дело наживное.

— Значит, практически автоматически все... Но как понять, кто нужен?

— Никак, просто интуиция или информация, мяф, — беспристрастно заявила Сишка. — Поэтому такое количество миров и возможных Путешественниц! Слабые отсеиваются сами, а сильные продолжают совершенствоваться и становятся по типу нашей свергнутой Богини, только на хорошей стороне, мяф.

— Ясно... Спасибо тебе, мя! — сказала Энни, улыбнувшись, и вскочила с кровати.

Рэйчел, успевшая заскучать, встрепенулась и вопросительно глянула на хозяйку.

— Мряу?

— Есть встроенный помощник, так что я потихоньку разбираюсь, — обрадованно сказала Некомант. — Раз мы пока что остаемся здесь на время зарядки сигилла, имеет смысл выжать из этого максимум!

— А если поточнее? — спросила вампиресса, и даже обнажила клыки от радости, что вскоре предстоит дело.

— Поднять уровень... У нас изначальный бонус неплохой, чтобы сделать это шустро, и добавить себе кого-нибудь еще, мя, — с энтузиазмом сказала Энни и стала взволнованно покачивать хвостом. — Но вместе с этим стоит поискать информацию. И для поиска кандидаток, и... В общем, чтобы разобраться, что сейчас в мире делается. Пропажа родителей связана с Тринадцатой, вдруг столь мощный катаклизм отразился и на других мирах?

— Все может быть, мряу, — Рэйчел подошла ближе и положила руки на плечи Энни, чтобы поддержать ее рвение хотя бы так.

— Но в этих трущобах ловить нечего, мя, — продолжила Энни, задумавшись. — Надо выбираться на Платформу...

Девушка тут же принялась вспоминать давно услышанные истории. Память у неки была отменная, но все использованные отцом варианты сейчас не так уж и подходили. Пробиться через охранный пост к одной из колонн не должно было составить труда, но до технического лаза не добраться так просто, а на выходе из лифта уже будут ждать агенты Службы Безопасности Платформы. Была вероятность, что именно на этой Платформе дела обстоят иначе, но рассчитывать на авось кошечка не хотела. А еще у нее были наниты в крови, что в том числе отметало и мирный вариант прохода наверх...

— Ладно. Пока что просто попробуем добраться до одной из Колонн, и посмотрим, как там обстоят дела, — предложила Энни, погладив стоящую рядом неку по спинке, после чего, чтобы отвлечься, вновь обратила внимание на винтовку.

«Если бы я только умела взламывать вещицы, как мама!» — разочарованно подумала кошечка, но рассудила, что корить родителей за что-то — последнее дело.

— Я уже думала над этим, мряу, — подала голос Рэйчел, приобняв Энни. — Синергетический ключ.

Ошарашенно глянув на вампирессу, Некомант захлопала ресничками в удивлении.

— Хи-хи... Охотницы немного разбираются в гаджетах. Неважно, как придется выслеживать дичь, с пружинным капканом или с плазменной сетью, мряу, — не без гордости в голосе заявила Ар, осторожно касаясь винтовки.

— Ох. То есть, ты знаешь, как ей пользоваться?

— М-м. Если бы речь шла о сканировании ДНК или чем-то похожем, мне было бы достаточно задействовать кровь погибшего, мряу, — объяснила кошечка, проведя языком по клычкам. — Но винтовкой здесь пользуется поганая слизь... Она почти не контактирует с окружающим миром, так что ключ для считывания энергетический, настроенный на этих Темных.

— Кому вообще могло прийти в голову брать в полицию слизней? — раздраженным тоном сказала Энни, вспоминая неприятное существо. — Или здесь все настолько плохо, что твари проникли во все сферы, как тогда? — не став озвучивать конкретику, нека имела в виду время, когда Константин попал в этот мир вместе с Эн. Тогда вампиры почти полностью перехватили силовиков из-за поселившегося неподалеку Лорда Крови, а банды принадлежали преимущественно альфа-ликанам.

— А может, кто-то целенаправленно их использует? — с интересом сказала Рэйчел, мяукнув. — Ты видела их костюмы? Броня, в которой слизень проявляет себя как следует, ее можно даже прострелить, а пострадает лишь подошедший слишком близко, мряу... не говоря уж о том, что этих существ надо разделять на части, чтобы убить.

— Или выжечь совсем... Живучая пехота, как ни посмотри, — добавила Энни, поняв, куда клонит ее нека. — Чтобы Темный защищал людей, устроившись в полицию? — хотя кошечка и помнила о Ками, устроившейся в качестве Агента, присутствие кицунэ среди силовиков не слишком помогало простым людям. Разве что тем, что сама лисица никого не убивала и пыталась отслеживать местонахождение других Темных.

— Кто знает, мряу. Но поискать у другого слизня способ активации оружия не мешало бы, — предложила Рэйчел. — Пойдем?

— Ага, — натянув перчатку, Энни прихватила оружие и вместе с вампирессой вышла из квартиры налегке, так и не сумев найти респиратор и вместо него задействовав наспех сделанную повязку. Ушки тоже страдали от пыли, но это была вынужденная мера: заглушать слух головным убором в ситуации, в которой уровень опасности неизвестен, было бы слишком опрометчиво.

Рэйчел пошла первой, тихо мурлыкая. Ее ушки то и дело слегка вздрагивали, улавливая шумы, но девушка вела себя спокойно, не замечая угрозы. Как только неки спустились к тому месту, где погиб «полицейский», выяснилось, что тело уже кто-то благополучно забрал. Став спускаться аккуратнее, чтобы не попасть в засаду в том случае, если силовики решат проследить за домом, девушки спустились аккурат к тому моменту, когда с улицы опять раздались сирены.

Поспешив выскочить наружу и скрыться в другом подъезде, кошечки успели заметить сразу штук пять парящих над асфальтом машин, озаряющих все вокруг нестерпимо яркими проблесковыми маячками. Вместе с этим Энни, находясь в радиусе действия, успела выцепить «Поиском» нескольких Темных, о которых Шепот ей тут же сообщил.

«Поиск темных»: Повышение до уровня 2 — увеличение радиуса до 75 метров; подсвечивание Темного в радиусе 10 метров; подсвечивание ранее открытого Темного в радиусе 100 метров».

Следом пронесся грузовик с открытой платформой, из-под днища которого лилось белесое свечение. Но волновало не это: машина перевозила сразу двух мощных шагающих роботов.

По воздуху пролетело несколько мерцающих огоньками дронов в форме мячей для регби, непрерывно сообщающих:

— Полицейская операция, огонь ведется на поражение. Повторяем! Полицейская операция...

— Вряд ли это из-за парочки насильников, — прошептала Рэйчел, озадаченно мяукнув.

— Мы убили полицейского. Многие этого так просто не оставят, — упавшим голосом сказала Энни, но, навострив ушки, услышала, что вся техника остановилась в дальнем конце улицы. У бара?

Осторожно выскользнув из укрытия после того, как убедились, что все чисто, девушки увидели, как двери бара заволокло дымом, выпущенным отрядом полицейских, выскочивших из машин, а две боевые шагающие платформы уже соскользнули с грузовика и, с лязгом разложившись, направили прожекторы сквозь дым, с шумом раскручивая многоствольные пулеметы.

Над улицей разнесся грохот, после которого к дыму прибавились облака пыли, из которых вылетели осколки строительного мусора вперемешку с частями брони полицейских, сочащихся ядовито-зеленым соком. Над мглой появилась ужасающая голова твари, светящейся пурпурной энергией. Инсектоподобный монстр шевелил множеством жвал, пережевывая останки человеческих тел, а затем удалось увидеть и его громоздкое тело, скрытое плотным хитиновым панцирем. Десятки ножек с острыми коготками делали монстра похожим на диковинную бронированную гусеницу, передняя часть которой оказалась приподнята над землей, да еще и вдруг стала удивительно напоминать изуродованного человека. Удерживая на нескольких коготках проткнутые головы, оторванные руки, ноги и выпотрошенные тела, тварь с разбегу бросилась на отшатнувшихся и открывших огонь роботов.

С хлестким, бьющим по ушкам ревом многоствольные орудия выдирали ошметки из тела твари, но она была слишком велика и живуча, чтобы всерьез пострадать, даже когда очередь сбрила у нее половину головы, раскидав по кладке остатки мозга и телесных жидкостей.

Практически одновременно по всей улице, подобно внезапно объявившимся гейзерам, начал взрываться асфальт, взлетая в воздух фонтанами обломков, земли и пыли. Толстые жгуты плоти, вооруженные шипами и клешнями, появлялись из земли, удерживаемые скрытым от глаз существом.

— Бежим! — крикнула Энни, хотя это и не требовалось, Рэйчел уже сама устремилась вперед, подгоняемая «Приказом». Взрывы асфальта все приближались, заставляя ужаснуться масштабам, в которых действовало существо и, в конце концов, вампиресса предупреждающе мяукнула. Тут же развернувшись на месте, Энни ловко отскочила от от очередного взрывного фонтана обломков и, вызвав меч, полоснула по основанию отростка, который тут же забрызгал асфальт вокруг ярко-оранжевой гемолимфой.

Кошечка была рада, что по факту справиться было так легко, но очень быстро осознала и другое. Или же это какая-то автономная часть огромного Темного, за которую не положено давать Мастерство, или же... Вторую догадку подтверждало и то, что Шепот молчал — монстры не воспринимались, как Темные, а слизни погибли практически сразу.

— За нами следят, мряу, — предупредила Рэйчел, указав на парящих вверху дронов, которые прекратили свое непрерывное повторение фраз и теперь лишь выцеливали нек лазерными целеуказателями, будто бы помогая все новым и новым щупальцам появляться в нужных местах. Срезав еще два, появившихся прямо на пути, Энни схватила Рэйчел за руку и бросилась вперед, но на этот раз сразу огромный пласт асфальта поднялся вверх, обнажая исполинскую голову, больше напоминающую шар, усеянный сотнями шипастых щупалец.

— Ах, сбежавшие котятки! — сказал Дхе, появившийся из ближайшей тени, улыбаясь и подходя к замеревшей на мгновение твари. — Недолго пришлось искать, это хорошо.

— Сдохни! — вспомнив, как играючи юноша убил Рэйчел, Энни не спешила действовать бездумно, поэтому просто резко бросила винтовку вперед. Машинально поймав ее, Дхе получил разряд и отвлекся на те недолгие мгновения, которых хватило девушкам, чтобы резко сорваться с места и скрыться в ближайшем подъезде.

Оказавшись в темноте, Энни тут же навострила ушки, уловив странный звук. Звон. Нарастающий все сильнее и сильнее, настолько громкий, что хотелось прижать ушки к голове, лишь бы его не слышать, но, достигнув пика, он будто бы превратился в яркую вспышку, озарившую темный подъезд.

Услышав взрыв и шкворчание зажаренного мяса, Энни понимала, что, возможно, произошло, но причины этого... Быстрый бег вверх по лестнице раскрыл карты: на одном из пролетов за маскировочной, подёргивающейся голограммой, скрывающей пробитую стену, стоял незнакомец. За его спиной висела мерцающая бирюзовым цветом винтовка, а на пол с грохотом упала громоздкая конструкция, от которой исходил пар.

— Там есть машина. Бегите, пока с вами щупальца не сотворили всякие хентайные штуки, — сказал мужчина, указав кивком на коридор за своей спиной. Лицо его было и не разглядеть из-за металлической маски, и единственным идентификатором была нашивка на плаще, на которой был изображен огромный город и надпись «Эдем».

Глава 5

Энни понятия не имела, кем мог бы оказаться незнакомец, вдруг решивший помочь: число возможных раскладов от такого поворота поражало воображение, но когда опасность дышит в затылок — нет нужды долго раздумывать. Единственное, что успела отметить кошечка, так это запах иномирца, улавливаемый даже через повязку. Путешественницы не считали чем-то особенным способность чувствовать подобное отличие, но само по себе умение служило в качестве защиты: учитывая общее количество миров, путешествующих между мирами существ можно встретить очень и очень много, но в данном случае речь все-таки не о Земле. Под иномирцами в этом случае понимались гости с другой планеты, что в условиях малой распространенности известных населенных миров означало повышенную опасность, но одновременно с этим давало надежду: отец Энни уже не раз сотрудничал с пришельцами. Для самой кошечки такая надежда казалась, скорее, ложной, поскольку с момента пропажи Некоманта никто не попытался ей помочь.

Бросившись через коридор, Энни и Рэйчел услышали повторные взрывы позади, а затем весь подъезд заволокло дымом, так что узнать о судьбе эдемовца кошечки уже не могли. Второй выход вывел их прямиком к еще одной дороге между однотипными многоэтажками, где на тротуаре стояла брошенная полицейская машина. Недалеко в подворотне можно было разглядеть накиданные в кучу обломки брони копослаймов, покрытые зеленоватым налетом, но этим убийством местное управление полиции явно не заинтересовалось, и Энни скоро поняла, почему.

Заскочив внутрь, кошечка увидела небольшого робота-паука, присосавшегося к приборной панели — устройство явно инородное, и именно оно взломало авто. Фоном звучали встревоженные голоса по голосовой связи, дублирующиеся текстовыми сообщениями на голографическом экране, в роли которого выступала часть ветрового стекла, так что с виду автомобиль выглядел так, будто его владельцы отошли на пару минут перекусить, опрометчиво не подумав о том, что даже полицейскую машину имеет смысл закрывать.

— Сишка, программа управления... Аргх! Мя-мя-мя, я не знаю, что это за машина! — раздражённо сказала Энни, стукнув по рулю, больше похожему на игровой геймпад из-за компактности. Рэйчел же, получив «Приказ», принялась рыться в машине в поисках чего-нибудь полезного.

«Виртуальный КИНС... Подключение к беспроводной сети... Обновлено».

— Мяф! Загружено! — отчеканила виртуальная кошатина практически одновременно с появлением надписи, и перед Энни все органы управления автомобилем сразу же расцвели разными цветами и подписями с визуализацией, так что неке оставалось лишь включить зажигание и тронуться, ориентируясь на подсказки. — В штатное снаряжение данной модели входит встроенная электронная глушилка, проще говоря, ЭМ-пушка, для остановки нарушителей на угнанных средствах передвижения, — Сишка начала зачитывать безэмоциональным тоном то, что содержалось в ее базе данных, но Энни, увидев, как где-то позади вновь вздыбился асфальт, не стала дожидаться результатов и рванула вперед.

Рэйчел, обиженно мяукнув, неуклюже вписалась в сидение, но это было даже кстати: так она быстрее увидела, что дроны уже перелетели через дом и теперь поддерживают неизвестное огромное чудище, перемещающееся под землей.

— Давай быстрее, Энни, мряу! — после недавнего Ар явно почувствовала себя куда ближе к хозяйке, поэтому теперь отошла от наименования «Некомряунт», но Энни уже и так выжимала максимум из машины, боясь в своей неопытности сделать только хуже. Тяжелое полицейское авто парило над асфальтом, с еле слышимым гудением набирая скорость; однотипные дома, мельтешащие неоновые рекламы, спокойствие и леность ночных улиц без единого прохожего — все это проносилось за окнами, как загрязненный пылью калейдоскоп, оставляя лишь яркие пятна в боковом зрении девчонок.

С лязгающим грохотом с ближайшей парковки стряхнуло сразу несколько машин, которые быть таковыми перестали буквально за секунду: незримая сила превратила старенькие, еще колесные машины в скомканные груды металла, перегородившие дорогу. Резко вывернув стабилизатор высоты, Энни постаралась увести авто вверх, но полицейский интерцептор был слишком тяжел для подобных выкрутасов: антигравы зацепились за куски металла, а девушка увидела, как индикатор зажигания погас и ушел на перезагрузку контура, отчего машина, пролетев с десяток метров, с размаху грохнулась на асфальт. Озаряя мрачные, скрытые вечной тенью от Платформы улицы всполохами искр, авто остановилось, а Рэйчел тут же выскочила наружу, уловив своими умениями присутствие постороннего.

Энни в сердцах ударила по панели, но тут же поспешила за некой: пока автопилот занимается диагностикой, она все равно ничего не сможет сделать. Шепот даже и не думал что-либо подсказывать, оставив кошечку в пугающем звоне еле слышно шуршащей переговорами рации и далеких взрывов. Мурлыканье Ар усилилось, и вампиресса сорвалась с места, где ее тут же будто пришпилило к воздуху — замерев, как статуя, она просто осталась висеть на одном месте в неудобной позе.

«Путешественница Ар под действием стазисоподобного статуса. Данные отсутствуют».

— Ня... Цап-царап, кошка кошку видит издалека, — раздался голос, и Энни увидела, как из невидимости появилась незнакомая кошкодевочка с раздвоенным хвостом.

«Некомата?» — тут же пронеслось в голове у Энни, и это отразилось брезгливым выражением на лице. Тэнэбризация — процесс, из-за которого Путешественница могла стать Некоматой, одним из видов Темных, притом крайне опасных. Для любой неки это было своего рода позором, ведь одна из высших ценностей Путешественницы — максимально развить свой потенциал, став лучшим из возможных вариантов самой себя. А тэнебризация — просто деградация, легкое получение относительно мощной силы без потенциала к дальнейшему росту, доступному необращенной кошке.

Но все мысли сбивались оттого, что от незнакомки тоже пахло иномирцем.

«Если и тот ублюдок, назвавшийся Дхе, тоже с иной планеты... То почему запах отличается?»

— Ах, как много мыслей у запутанной кошатинки, — осклабившись, сказала некомата. — Венера видит тебя насквозь, ня.

«Читает мысли?!» — прикусив губу, Энни даже растерялась. До этого ее волновало, почему незнакомка вышла из невидимости, хотя могла продолжать удерживать преимущество. «Вполне возможно, она просто не знает, что от меня ждать».

— Хи-хи. И то верно, няа-а... Ты весьма удивила моего ненаглядного своей выходкой с Языком Богов, поэтому я бы, по-возможности, хотела схватить тебя живой... Тогда Дхе вознаградит мои дырочки как следует, ня-а! — стерев струйку проступившей слюны, девушка извлекла из воздуха мерцающий подобно стробоскопу меч алого оттенка.

— Явись, Констэнс! — не став ничего говорить, Энни положила обе руки на рукоять.

«Процент синергии — двести. Я тебя просто размажу» — подумала Энни, полностью абстрагировавшись от реальных значений. В отличие от людей, Путешественницы зачастую просто не могли солгать своему Некоманту, но сами себе — сколько угодно, причем с той же искренностью в тоне.

Венера попыталась не показать своего смятения и, крутанув оружием, сделала несколько шагов, сохраняя дистанцию.

— От тебя так сладенько пахнет похотью... Кто же объект твоей страсти? Давай посплетничаем, ня? — наигранно улыбаясь, Венера неотрывно смотрела на Энни, и взгляд той слегка изменился, а напряжение выдали дрогнувшие ушки. — О-о...

— Не твоего ума дело, мя.

— Уже моего... М-м. Конечно, я больше люблю члены, но не против попробовать, как твой шершавый язычок мне отлижет, ня, — хихикая, сказала Венера, замечая, как Энни начинает выходить из себя. — Дхе более идейный, он тебя просто прикончит, не даст поиграться... Ну же, ня...

Сократив дистанцию, Энни резко отпрыгнула в сторону, когда асфальт под ее ногами дрогнул.

«Так и знала!»

— Брехливая сука! — не стесняясь высказалась Энни, стирая кровь со скулы: высвободившееся из-под земли щупальце устроило такой взрыв, что неку слегка посекло осколками асфальта, но на такую мелочь она не обращала внимания, неотрывно следя за соперницей.

— Как грубо, ня... У тебя тоже есть... М-м, был помощничек-с, — улыбаясь, сказала Венера, бросив взгляд наверх, туда, где кружили взломанные дроны.

«Теневой выродок скоро будет здесь», — обеспокоенно подумала Энни и, понимая, что нужно как можно скорее разобраться, вызвала в КИНСе такой колоссальный объем информации, который тут же принялась читать, что Венера даже отшатнулась, будто ее ударили огромной книгой по голове.

Шаг. Асфальт задребезжал, и Энни оттолкнулась сразу же, как только ощутила вибрацию.

Рывок и размашистый выпад — появившееся до этого щупальце пришло в движение и попыталось зацепить Энни, но она отсекла его мечом, теряя драгоценные мгновения.

Венера отошла от мысленного шока и, перехватив меч, приготовилась считать направление, в котором ударит кошечка. Положение ее тела, напряжение в обтянутых джинсами мышцах, направление клинка...

— Вот и все! — перебросив меч в другую руку объявила Венера, някнув. Припасенный ей металлический штырь с огромной скоростью метнулся из-за спины некоматы — она и не собиралась вступать в честный спарринг. Вот только прямо перед этим прозвучало:

— Я хочу заняться любовью с отцом! — Энни выпалила это, даже представив на миг нечто подобное.

Венера закашлялась и похотливо улыбнулась, ее зрачки расширились от такой картинки, а стержень вместо груди на полной скорости вонзился в плечо Энни и прошил его насквозь.

— Как развратно! — пролепетала похотливая кошатина, и в тот же миг Констэнс прошел совсем по другой траектории, рассекая ее тело напополам. Выронив оружие, Венера исчезла в дымке, будто ее и не было, а Рэйчел, освободившись от стазиса, упала на асфальт и ошарашенно осмотрелась.

Энни сделала сальто назад, уходя от шипастого набалдашника недавно возникшего щупальца, затем тут же оттолкнулась от появившегося взбугрившегося асфальта и на лету отсекла очередной вырост, заодно приближаясь обратно к машине.

— Ты ранена, мряу! — раздосадовано крикнула Ар, коря себя за то, что вообще ничего не смогла сделать, но Энни лишь отмахнулась: ссадины уже начали затягиваться, а пробитое плечо... Кошечка не знала, насколько сильны медицинские наниты, но их текущих возможностей хватило лишь на то, чтобы немного ослабить кровотечение.

— Глушилка по дронам в зоне видимости, — объявила кошечка и, как только автомобиль, скрипя, вновь поднялся в воздух, все дроны заискрили, попав под удар. Одновременно с этим из земли вздыбилось ещё несколько щупалец, но тут же угодили под удар рухнувших дронов, а сдетонировавшие батареи выжгли изворотливую плоть.

Объехав преграду, Энни устремилась вперед, выбирая дорогу к ближайшей Колонне.

— Есть план... Дурацкий, но других все равно нет, — мяукнув, Энни вымученно улыбнулась и попросила Сишку подобрать из базы данных отчетов запрос такого вида, чтобы ни у кого не возникло подозрений о том, что отправили его действительно полицейские.

— Запрос принят. Служба безопасности подтверждает беспорядки в Нижней зоне, группа реагирования выслана, ожидайте через пять минут, — появилась надпись на экране, но Рэйчел покачала головой.

— Ты хочешь еще и с агентами схлестнуться, мряу? Мы между молотом и наковальней...

— Нет, пусть дерутся друг с другом, а мы попробуем извлечь из этого пользу, — ответила Энни, видя, что без поддержки дронов тварь с щупальцами затихла, больше не пытаясь попасть по девчонкам.

— Может, я поглажу твой хвостик, мряу? — осторожно поинтересовалась Ар.

— Нет, мя! — тут же выпалила кошечка, испуганно припрятав свою пушистую гордость с другой стороны сидения. — Я же разобьюсь, если ты сейчас затеешь, мя...

— О-о. Я не знала, что для тебя это настолько приятно, — хихикнув, сказала Рэйчел. — Но что это было... Я хоть и висела в воздухе, как дурочка, но смогла краем глаза увидеть, мряу.

— Не знаю... думаю, очевидно, что это работает Агент Жнецов, мя, — озадаченно сказала Энни, настороженно смотря на дорогу. — Но так нагло они себя раньше не вели. Все совсем плохо, как мне кажется...

— Ага... А то, что ты сказала, — смотря в боковое окошко, безразличным тоном сказала Ар. — Ну, про отца, мряу.

Покраснев, Энни сглотнула и нервно шевельнула ушками.

— О-о... Можешь не отвечать, — хихикнув, добавила Ар.

— Могу отвечать! Ничего подобного! Просто... Просто я подумала, что эта некомата может быть из тех, кто подвержен грехам. Табуированная тема не могла не сбить ее с толку, так что сработало, мя-мя-мя! Ничего более этого! — протараторила Энни, покраснев так, будто готова сейчас сгореть от стыда, и вцепилась в руль до побеления костяшек пальцев.

— Да ладно, ты чего так запереживала, мряу? — осторожно коснувшись здорового плеча хозяйки, Рэйчел улыбнулась. — Дело семейное...

— Закрыли тему!

— Ладно, ладно, мряу...

На самом деле Энни было стыдно не столько из-за того, что она сказала о чем-то подобном, сколько из-за того, что она будто бы осквернила память о Константине. Когда подросла, девушка узнала, зачем вообще у Путешественниц разблокируется половая система. Учитывая обилие миров, возможных вариантов кошечек было великое множество, и если какая-то из них оказывалась неудачной, исчерпывая дарованные ей девять воскрешений, закономерным было избавиться от такой. Это могло быть тяжело с моральной точки зрения, но на практике максимальная эффективность стояла во главе угла, тем более что открытие Истинного Имени позволяло еще больше расширить возможное число воскрешений.

Но если по каким-то причинам Некомант слишком эмоционально привязывался к одной из Путешественниц, на грани ее исчезновения или близко к тому разблокировалась возможность забеременеть, которую в случае с Эн открыли искусственно с помощью одной из потерянных жительниц Нулевого мира. При обычном раскладе родившаяся дочка была бы точной копией матери, и, хотя любовная связь не являлась обязательной для Некоманта и неки, устоять перед недоступным простым людям удовольствием могли лишь немногие... Но Энни была просто любимой дочкой при живых родителях, и даже у Эн оставалось еще полным-полно воскрешений.

«Я вообще не должна была появиться, но, несмотря на все, меня очень-очень сильно любили, просто как дочку... А я все испортила подобными мыслями!» — Энни слишком увлеклась, но это помогло отвлечься от начинающей болеть все сильнее и сильнее раны.

Издалека увидев частично скрытое многоэтажками громоздкое сооружение, напоминающее огромный опорный столб, подсвеченный техническими огнями и пронизанный лифтовой шахтой, Энни сбросила скорость и остановилась на обочине. Выскочив, кошечка залезла под капот, где, пользуясь подсказками Сишки, закоротила контур и отправила машину на автопилоте дальше: набирая скорость все больше и больше, автомобиль на полной скорости врезался в высокий полупрозрачный забор и тут же взорвался, полыхнув пламенем так сильно, что его наверняка было видно на всех окрестных улицах.

Опоры, удерживающие плазменную сетку, заискрили и отключились на несколько секунд, перераспределяя энергию, но неки не стали спешить вперед, рассчитывая выдержать паузу до прихода созданных Дхе тварей. Спрятавшись в подъезде и подобравшись к закрашенному окну, Энни отскоблила кусочек краски, чтобы подсмотреть, но почти сразу раздраженно мяукнула.

— Что такое, мряу?

— Чувствую... Бакенеко рядом, — прошептала Энни, будто могла бы ее спугнуть.

— И?

«Запас „Света“ на переход минимален. Вы сможете провести в Тени около 5 секунд».

— У меня почти нет времени, — пояснила Энни и закусила губу, взволнованно покачивая хвостиком. Девушка не знала, когда в следующий раз выпадет возможность отыскать бакенеко, не говоря уже о том, что ситуация складывалась крайне странная. Несмотря на то, что родители обеспечили ей отличный старт для карьеры Некоманта, так уж получилось, что большинство противников не относилось к Темным, что очень сильно тормозило и ограничивало возможности девушки по развитию.

— Думаю, что стоит попытаться, мряу, — предложила Рэйчел. — Нам нужно как можно больше нек, раз у противника такие умения, мряу.., — вампиресса не стала добавлять о том, что подручная Дхе смогла полностью вырубить одну из Путешественниц на время боя, все еще болезненно переживая свой прокол.

— Хорошо. Тогда... Если что, следи за всем, — сказала Энни и, выдохнув, закрыла глаза и шагнула в Тень.

Темнота и полнейшая тишина, после которой через мгновение мир расцвёл какофонией звуков, как будто Энни перестала прижимать ушки к голове. Где-то далеко, за несколько кварталов от расположения неки, мерцали яркие размазанные силуэты. Они вопили, стенали и визжали от боли, но нечто ужасное, хоть и выглядящее не так уж и страшно, словно просто клубок невероятно темной черноты, поглощало их без остатка, заставляя замолчать навсегда.

В то же время наверху, в нескольких сотнях метров, бегали яркие шарики света, словно болотные светлячки или вид с высоты огромного небоскреба на автостраду, по которой потихоньку двигаются сотни, если не тысячи беззаботных огоньков машин. Кипящая жизнь на фоне мертвенно-пустой темноты, депрессивно-мрачной и высасывающей радость, словно фестиваль над давно заброшенным кладбищем.

Мяуканье. Зеленый котенок сидел в лучике света, вылизывая лапку и не замечая ничего вокруг. Энни, увидев, что ее раненая рука вновь облачена в призрачную сиреневую перчатку, устремилась к маленькому пушистику, и тот, испуганно поведя ушком, замер, смотря на незнакомку. Не зная даже, как реагировать, котенок попятился.

— Я тебя не обижу, кис-кис, — протянув руку, девушка слишком поздно поняла, что зверек боится не ее.

— Вот и нашлась, беглянка, — с размаху ударив Энни локтем, окутанным дымом, Дхе добавил ей пинком.

«Осталась секунда».

Несмотря на жгучую боль, Энни сжалась, будто пружина, и рывком бросилась вперед, хватая котика и заключая в объятьях. Приложившись спиной о стену, Энни увидела, что Дхе появился и в подъезде, но дальнейшего она не ожидала: Рэйчел, стоя позади юноши, резко швырнула в него что-то круглое. Здоровенный, больше баскетбольного мяча, колобок внезапно распахнул пасть и, смачно щелкнув челюстями, отрикошетил от стены, оставляя кровавые следы на полу. Дхе, замерев, взвыл — странное существо откусило его руку, сразу же принявшись ее радостно жевать, а через пару секунд звучно проглотило. Рэйчел, не растерявшись, тут же подскочила и добавила «Гемофилию» — из раны Агента кровь начала хлестать так, будто ему вскрыли аорту, отчего Дхе тут же исчез.

— Кто это? — ошарашенно воскликнула Энни, но вместо ответа ей по лицу шлепнули огромным мясистым слюнявым языком.

— Это Пуфик, — ответила Рэйчел. — Ну... Так на его ошейнике было написано, мряу... Хотя у него и шеи нет...

Глава 6

Энни оказалась ошарашена столь быстрым развитием событий: ее не было каких-то пять секунд, а уже успело произойти столь многое. И если встречи с Дхе кошечка подсознательно ожидала, уже успев увериться в его возможностях, то появление шарообразного чуда-юда казалось чересчур внезапным, но в тоже время почему-то ожидаемым. Торопливо стирая слюну с лица, девушка присмотрелась к прыгающему как мячик существу, и ее осенило.

«Неужели это тот самый странный Пуфик, что встретился отцу в мире Сишки? Или, скорее, ему специально повесили имя Пуфик, чтобы я это вспомнила и приняла помощь?» — задумавшись, Энни с опаской опустилась на корточки, всматриваясь получше в открытую пасть повернувшегося к ней шумно дышащего существа. Остатков крови и проглоченной плоти будто бы и не было, лишь белоснежные зубы и нежно-розовый толстый язык... Который внезапно шлепнул неку по раненому плечу, заставив застонать от боли.

— Ах ты поганец! — спохватившись, Ар попыталась было схватить существо, но оно ускользнуло — просто растворилось в воздухе.

— Все очень странно, мя, — погладив плечо, Энни с опаской посмотрела на покрытую слюной рану. Заражения быть не должно, но промыть антисептиком все-таки не помешало бы, только вот ситуация не самая подходящая.

— Он просто появился из ниоткуда, но вел себя мирно, да еще эта табличка на нем, — расстроенно мяукнув, пыталась оправдать себя Ар. — Я — никудышная нека, все время тебя подвожу, мряу.

— Условия у нас чертовски напряженные, мя, так что твоей вины тут нет, — ободряюще сказала Энни, подходя к окну, выступающему в качестве пункта наблюдения за пробитой секцией ограждения, и вместе с тем проверила сообщения, появившиеся после выхода из Тени.

«Нюх Ищейки: Повышение до уровня 2 — Расширение радиуса поиска бакенеко до 500 метров».

«Вы поймали бакенеко искаженного типа. Стабильность этого существа была нарушена внешними факторами — ноопроявление исчезнет через 00 часов 59 минут»

Прочитав подобное, Энни гневно шевельнула ушками. Хотела как лучше, а в итоге вышло, что котенок получился каким-то не таким, но именно это как раз девушку не слишком волновало, куда больше раздражало временное ограничение. В первый раз либо все прошло слишком быстро, отчего Энни не успела даже получить подобное сообщение, либо кошка оказалась стабильной.

Размышления вскоре отошли на второй план: нека увидела, как ее план потихоньку начал исполняться. Темное основание колонны осветилось ярким светом, и сразу после этого на улицу высыпало с пару десятков человек в одинаковой форме. Облегающая, с бронепластинами и буквами «СБП», она была немного знакома Энни: все-таки она изучала историю некоторых миров, а примеры голографического камуфляжа включали в том числе и подобное. Но то ли за прошедшие годы решили изменить форму, то ли сейчас перед некой предстало тяжелое подразделение, но у бойцов были заметны весомые отличия.

Все до единого агенты были снабжены экзоскелетами, выглядящими, как механический каркас, идущий вдоль конечностей. У половины вдобавок к этому оказались трансформирующиеся щиты, напоминающие матовые черные пластины, подсвеченные точечными огоньками нежно-бирюзового цвета. Вместе с этим у каждого агента был экземпляр энергетического оружия, причем у некоторых даже нашлись тяжелые варианты, переносимые на плече.

Благодаря своим ушкам Энни отдаленно слышала разговоры бойцов, причем так же хорошо, как и приближающуюся на взрыв машины гусеницеподобную тварь, победившую не только полицейских, но и двух боевых роботов.

— Отряд Альфа — сомкнуть щиты, активация поля! — звучал женский голос, разносившейся от низкой фигурки, которую было практически не видно за широкой пластиной щита. — Бета! Огонь по готовности! Уничтожить нарушителей, чего бы это ни стоило! — звучало всё поставленным командным голосом, но как только крик девицы стих, Энни услышала ее нервное дыхание через маску шлема. Правда, все тут же заглушило низкое гудение сверкнувшего в полумраке бирюзового поля, будто бы сложенного из множества гексов, центром каждого из которых были отдельные точки на щитах.

Тем временем бойцы без защиты подошли сзади и, направив тяжёлое вооружение вверх под небольшим углом, приготовились к атаке — зеленоватое свечение энергетического оружия хоть и выглядело демаскирующим, но на фоне демонстративно выставленной ослепительной защиты практически не выделялось.

Твари не заставили себя долго ждать: грохот послышался совсем рядом, и вместе с этим Энни дала команду Ар, после чего обе девчонки поспешили вниз, чтобы воспользоваться ситуацией в свою пользу. Можно было бы ждать исхода сражения, но Энни хотелось, по-возможности, попытаться повлиять на него.

Снеся своей огромной тушей ограду, тварь пожертвовала огромными кусками мяса, сразу же сварившимися от хлопков перегруженного силового поля. Взревев и приподнявшись над землей еще выше, чем казалось до этого, монстр рванул вперед, но всплески энергозарядов уже врезались в его гуманоидную часть, осветив все вокруг всполохами, достойными фейерверка. К мощным энергетическим шарам тяжелого вооружения присоединились вспышки винтовок, но даже под таким натиском существо практически не затормозило. Врезавшись своей огромной тушей в линию из щитов, полыхнувших новыми вспышками перегруженных генераторов, монстр издал болезненный вой, отшатнувшись, когда очередная очередь сверкающих шаров врезалась в его тело.

Агенты выстояли, но удар существа отбросил их назад: некоторые не удержались на ногах, упав и нарушив строй, правда, энергия оставшихся полей перераспределилась, поддерживая плотную, выгнутую линию, хрупкую на вид, а на деле способную выдержать даже натиск исполинского монстра.

Энни и Ар наблюдали всё издалека, пока спешили навстречу, и уже сами слышали, что не успевают предупредить: если с туповатым инсектоидным чудовищем можно было справиться огневой мощью и крепкой защитой, то следом... Асфальт треснул, угрожая в скором времени привести в негодность всю Колонну, и в тот же миг перемещающееся под землей существо выбросило десятки щупалец вверх, разрушая строй агентов. Шипастые набалдашники с мощью огнестрельного оружия выпустили во все стороны длинные крепкие иглы из блестящего прозрачного хитина: брызнула кровь и раздались болезненные крики. Некоторые из агентов сразу же осели на асфальт, уткнувшись в землю пробившими голову иглами, тогда как другие потеряли преимущество, переживая болевой шок. Хотя экзоскелеты и поддерживали бойцов несмотря на пробитые конечности, передышки для здоровенного инсектоида оказалось достаточно, чтобы продолжить натиск.

— Быстрее, быстрее! Думаешь, получится, мя? — крикнула Энни, но Ар выглядела серьезно. В очередной раз подвести свою хозяйку она никак не хотела, и на этот раз вампиресса была уверена, что все получится.

Выстрелы агентов СБП сошли практически на нет, и хотя Энни видела, что со стороны Колонны приближается подкрепление, ждать она не стала. Ловко сиганув вместе с Ар, она запрыгнула прямиком на практически неподвижную заднюю часть инсектоидного монстра. Слишком увлеченный боем, он либо не заметил этого, либо просто не почувствовал, поскольку был покрыт толстым слоем хитина, но кошечки устремились вперед, вмиг промчавшись те пару десятков метров, что сейчас составляли тушу чудовища.

Активировав «Проклятье вампира», Энни подпрыгнула на десяток метров вверх, вызвала Констэнс прямо в воздухе и, пользуясь его остротой, новообретенной силой и весом собственного тела, вогнала прямиком в «спину» твари. Болезненно замяукав, когда удар отозвался болью в пробитом плече, девушка стиснула зубы и, прижав ушки к голове, закричала, дергая оружие вниз: хитин поддался. Чем дальше расходилась брызжущая ихором пробоина в панцире, тем легче Энни было скользить вниз прямо на своем мече, но и уже нанесенной раны было достаточно — Ар обогнала хозяйку и, как только оказалась рядом, рассекла клыками собственное запястье и использовала проступившую кровь для того, чтобы задействовать «Гемофилию». Секунда, другая... Ихор полился мощным потоком, заливая черный панцирь мерзко светящейся в неровном свете прожекторов жижей, и обе неки поспешили убраться с тела начавшей бесноваться твари.

«Путешественница Ар — Гемофилия проклятого: Повышение до уровня 2 — любая рана противника получает статус «кровоточащей» (уже кровоточащая рана переходит в статус «тяжелое кровотечение), вынуждая терять 20% жизненных сил в минуту и вытягивая выносливость цели в пользу мага.

Энни облегченно выдохнула, отскакивая в сторону и украдкой глядя на улыбающуюся клыкастой улыбкой Рэйчел. Ставка сыграла, но это был почти что твердый расчет без надежды на случай.

Самыми мощными умениями Некоманта и его помощниц всегда были те, что можно использовать на конкретную цель, но если бы весь арсенал состоял из подобного, то при встрече с любым Амулетником пришлось пасовать. Ненаправленные же способности могли одинаково эффективно использоваться против любой цели, поэтому даже тот факт, что монстры не отмечались как Темные, не мешал их прикончить разными способами. В остальном же «Гемофилия» не выглядела таким уж смертоносным умением, но и у Дхе рану вряд ли удастся назвать слабой, а уж у огромного существа, когда-то бывшего человеком, потеря живительной жижи оказалась чересчур опасной, не говоря уже о том, что Ар получила такой бонус выносливости от чудовища, что начала напоминать перепившего энергетиков экстраверта.

— Я убью их, мряу! Покусаю каждое щупальце, мряу! — упрямо устремляясь вперед бормотала вампиресса, но Энни спряталась за угол и наблюдала за тем, что происходило дальше.

Инсектоид, покачнувшись, повалился на землю и растекся целым морем зловонной жижи, тихо сипя и издавая жуткое бульканье, но продлилось это совсем недолго. Пара секунд — и туша исчезла в тусклой дымке, а на месте монстра осталась лежать лишь раздувшаяся изуродованная биомасса из вывернутых наружу костей, мышц и внутренностей, в которых разве что экспертиза могла бы определить, что это когда-то было человеком.

Подоспевшее подкрепление оказалось внизу слишком поздно: большинство агентов уже осталось лежать на земле, лишь одна несдающаяся фигурка продолжала стойко защищать выход к Колонне. Если бы не развернутое ей поле, то высыпавшие из лифта пехотинцы вместе с компактным шагающим роботом вмиг оказались бы изрешечены иглами, а так у них были драгоценные секунды на то, что развернуть собственную стенку и двинуться вперед.

— Капитан! Держитесь! — послышался крик, когда один из агентов все-таки не выдержал, но кружащиеся в воздухе щупальца, которым, казалось, не было числа, рухнули прямо на мерцающий щит последней из первого отряда. С хлопком щит взорвался, превращая в кровавое месиво несколько отростков, но крошечная фигурка командовавшей девушки уже не поднялась.

Энни было жаль, что все так вышло, ведь именно она привела к этому, но нека понимала, что жертвы были бы в любом случае: неизвестно, сколько бы оба существа бесчинствовали в Нижней зоне, если бы не появилась угроза повреждения Платформы. К тому моменту и полиция подтянулась: с параллельной улицы примчалось сразу два фургона с пехотой, снаряженной более тяжелым вооружением. Бойцы тут же высыпали из недр громоздких грузовиков и шустро распределилась вдоль стены, начав обстреливать ближайшие отростки, пока перегруппировавшиеся Агенты защищали готовящегося к выстрелу робота.

Энни дала знак, и они вместе с Ар пробежали в тени здания, приближаясь к фургонам и заодно убеждаясь, что все подоспевшие на подмогу силовики оказались Темными. Сзади мигнула яркая вспышка: глянув через плечо, Энни увидела, что компактная версия ранее виденных роботов задействовала закрепленный на спине излучатель и выстрелила серебристый заряд из нанитов, который тут же скрылся в одном из отверстий в асфальте, которыми была усеяна площадка перед Колонной.

Щупальца, будто бы почувствовав угрозу, взметнулись в воздух и, раскрутившись каждое вокруг своей оси, осыпали все вокруг мириадами игл. Часть зарядов по витиеватой траектории угодила за щиты, выбив парочку агентов и прошив обшивку робота, но основная часть на стороне Колонны оказалась поглощена стойко мерцающим светом силового поля.

Полицейским повезло меньше, даже если помнить о том, что они представляли собой слизь: иглы с легкостью прошивали их экипировку, вынуждая тела контактировать с воздухом, окрашивая в ядовито-зеленый цвет. Энни расценила, что в иглах кроме их убойной мощи еще и яд присутствовал, поскольку некоторые из силовиков, получившие сравнительно небольшие повреждения, начали сначала замедляться, а потом и вовсе падали на землю.

Некомант решила воспользоваться возможностью и, рванув вместе с напарницей к машине, быстрым ударом обезглавила сидящего на водительском сидении слизня и вышвырнула его наружу, после чего так же поступила со вторым водителем. Ар тут же прыгнула на его место и, пока Энни ожидала, когда Сишка загрузит в дополненную реальность схему управления фургоном, Рэйчел от нетерпения мяучила и ерзала на месте, пока не получила «Приказ».

Поехавший практически вплотную к земле тяжелый фургон, прикрытый мощной броней, размазал по асфальту сразу с десяток копослаймов.

— Они уже все равно не жильцы, мя, — как бы извиняясь сама перед собой сказала Энни, но не удержалась от радостного вскрика.

«Приказ»: Повышение до уровня 3 — снижение затрат жизненной силы на «Усиление» до 80% от стандартной; доступ к невербальному формированию приказа".

«Выполнено повышение классовых навыков, доступно повышение уровня.

 Некомант — Повышение до уровня 2!

 Получен новый слот для сигилла.

Новое активное классовое умение: «Печать ур. 1» — позволяет обездвижить Темного на 1 секунду.

«Побежден Темный класса Кислотный Слайм ур.3.х6 — Путешественница Ар получает уровень».

«Путешественница Ар — Повышение до уровня 5!

Доступен новый уникальный класс „Нека-вампир (Вампонека)“ (особенность Путешественницы Рэйчел)

Класс: Вампонека ур.1 — уникальное существо, созданное путем долгих изысканий по созданию искусственного Темного, перенесенное в эффективное и непрерывно развивающееся тело Путешественницы.

Умения: Сердце Принцессы вампиров ур. 1 — позволяет вызвать из собственной крови искусственное сердце. Все враги со статусом „кровотечение“ в радиусе 50 метров наполняют Сердце Принцессы на 10% за кровотечение до максимума в 1000%. Прокол сердца наносит урон всем врагам в размере 0,5*набранный процент эссенциями крови, жизни и тьмы, а союзникам исцеляет легкие ранения и восстанавливает 0,5*набранный процент жизненной силы (*100 модификатор для кровяных фамильяров). Не действует на существ без крови или заменяющей ее жидкости, в том числе на механизмы.

Особое снаряжение: Крылья Принцессы Вампиров».

«Уровень симпатии увеличивается».

Рэйчел даже выгнулась, когда произошло ее повышение, поскольку за ее спиной возникли небольшие кожистые крылья, схожие с таковыми у летучей мыши. Часто дыша, девушка повернулась к Энни и, облизнув клыки, промурлыкала:

— Я никогда не чувствовала себя настолько мощной... Я от тебя тащусь, мряу...

— Спасибо, но смотри за дорогой! — мяукнув, Энни дернула на себя руль, поскольку фургон чуть не нанизался на один из отростков. Но даже так проблема сходила на нет: внимательно присмотревшись к мониторам, установленным внутри и позволяющим осматривать все вокруг, оставаясь под толщей брони, кошечка заметила, что большая часть щупалец постепенно падает на землю.

«Наниты их выжрали... А у меня только медицинские, эх» — Энни хотела было в очередной раз расстроиться, но вспомнила, что каждый силен в своем. Пусть мама и хороша во взломе техники, а ее сестрица в использовании нанитового оружия, сама Энни тоже неплохо справилась, и даже рана почти не болела. Стоило девушке порадоваться, как раздался оглушительный грохот: поврежденный иглами робот неожиданно взорвался, но кошечка успела заметить, что произошло это чересчур подозрительно, все-таки никто не делал эти машины бомбами на ножках.

Всполох непривычного цвета, и, как только каркас осыпался, девушка увидела, что машина оказалась не автоматической. Из недр механизма выпрыгнул пилот, объятый огнем. Его волосы полыхали пламенем, а тело, обтянутое чем-то вроде комбинезона, казалось раскаленным камнем, и, что немаловажно, «Шепот» сработал, явно выдавая в существе Темного.

Оставшиеся в живых Агенты не ожидали подобного расклада после победы над проблемным монстром с отростками, так что в первые секунды даже не успели среагировать, но к этому моменту пилот уже снес голову ближайшего пехотинца, а затем пробил насквозь грудную клетку второго. Воздух вновь расчертили всполохи энергетических винтовок, а Энни, рассчитывающая помочь расправиться с неожиданной угрозой, взвизгнула и схватилась за ушки, как только машина приблизилась.

— Опасно! — кричали наперебой мерзкие голоса в голове, так что Энни, прикусив губу, использовала «Печать», задействовав в один миг громадную часть собственной жизненной силы. Пилот остановился, и сразу десяток зарядов угодил в него, но вместо того, чтобы погибнуть, тварь пошатнулась. Ее силуэт озарил яркий белый свет, будто бы он раскалился донельзя, и затем прогремел еще один взрыв, куда сильнее прежнего.

С лязгом выжженная Колонна, у которой оплавилось не меньше трети несущих конструкций, заскрипела и начала падать. Вместе с этим часть Платформы ухнула вниз, осыпавшись тяжеленной грудой металла и даже обломками зданий, накрывая место у подножия Колонны. Опора Платформы, угодив прямиком на ближайшие многоэтажки, обрушила десятки этажей и вызвала повторные взрывы, поднимая клубы пыли до небес, теперь уже неспособных до конца скрыть непривычный для этих краев свет настоящего неба, оставшегося где-то в вышине.

Оказавшись достаточно далеко, да еще и под защитой щитовиков Службы Безопасности, неки почти не пострадали, лишь их фургон перевернулся на бок. Энни, успевшая отщелкнуть ремни, простонала, почувствовав, что после таких встрясок ране лучше не стало.

Выскользнув наружу, кошечки ужаснулись масштабам разрушения, но искать выживших в подобном казалось заведомо гиблым занятием, особенно когда с высоты искусственного потолка уже начали спускаться дроны и транспортники, проходящие через пробоину на месте Колонны. Вместе с тем по краям пролома уже сновали странные серебристые роботы-муравьишки, шустро заделывая трещины и укрепляя слабые места до того, как разрушения пойдут дальше, а подоспевшие грузовые машины устанавливали рядом громоздкие контейнеры веретеновидной формы.

Энни, четко помня, где все произошло, судорожно выискивала взглядом среди обломков и тел нужное.

— Вот она. Ар, пожалуйста, мя!

Вампиресса пожала плечами, но послушно повиновалась, с легкостью отбросив здоровенные куски металла и строительного мусора. Бездыханное тело молоденькой девушки, кажущейся совсем ребенком из-за низкого роста... Капитан до сих пор держала в руке щит, не желая отпускать его даже после смерти.

Энни, поспешив подойти ближе, выдохнула в рукав, чтобы не закашляться от пыли и, коснувшись девушки рукой, на которой была перчатка, попыталась повторить все, что было в прошлый раз.

— Не работает, мряу? — обеспокоенно спросила Рэйчел, поглядывая на приближающиеся дроны.

— Подожди...

— Может, она не подойдет? — еще более тревожно поинтересовалась вампиресса, а Энни, чертыхнувшись, отпустила тело агента.

— Это ведь мне решать... Вроде как, мя, — проследив за взглядом подруги, Энни обеспокоенно мяукнула и, коснувшись хвостика от волнения, выдохнула еще раз. — Мы должны бежать, возьми ее все-таки с собой.

Сорвавшись с места, девчонки поспешили скрыться, пока на них не обратили излишнее внимание, но, как только Энни добралась до второго, уцелевшего фургона, то заметила, что Ар отстала. Представив самое страшное, девушка с тревогой позвала девушку мяуканьем, и личико Ар показалось в проеме двери.

— Что не так, мя-мя-мя? — нервно поинтересовалась Некомант, включив ненароком меню из-за волнения.

— Прости, мряу, — разведя руками, Рэйчел выглядела удивленной. — Тело исчезло, мряу...

Глава 7

Энни постаралась скрыть свое разочарование, но ушки и хвост выдавали ее с головой. Быстро запрыгнув на водительское сидение, девушка стронула фургон с места, как только Рэйчел заскочила внутрь, и остановилась лишь тогда, когда проскочила пару-другую кварталов. Ар все это время молчала, тяжело переживая свою новую неудачу, омрачающую радость от недавнего повышения, но, как только вампиресса открыла было рот, чтобы что-то сказать, Энни затормозила и, вызвав меч, вонзила его в приборную панель там, где указала Сишка.

— А это...

— С дронов фургон все равно рано или поздно заметят, но так мы хотя бы повредили модуль отслеживания, — пояснила кошечка, выпрыгивая из машины.

— А в первом мы так не делали, мряу, — осторожно сказала Ар, на что Энни сморщилась и недовольно качнула хвостом — не из-за слов подруги, а из-за того, что сама это прекрасно понимала.

— Да... Там еще и видео с нашими мордахами осталось, мя, — тихо сказала девушка, трусцой побежав по тротуару и свернув в переулок при первой возможности. — Хотя нам все равно стоит сменить внешность, а то к ушкам и хвостам здесь какое-то плохое отношение, мя, — с тоской протянула Энни, вспоминая улыбку мамы.

«Как же тебе, наверное, было тяжело жить здесь, мамочка», — улыбнувшись уголком рта, Энни оперлась на стену и закрыла глаза.

— Тебе плохо? — мяукнув, Ар подскочила к Некоманту и подхватила ее под руку, вглядываясь в лицо.

— Как-то... Очень устала, мя, — призналась Энни. Хотя приказы отнимали всего ничего, использование «Печати» и всевозможная беготня вкупе с ранением все-таки начали сказываться. — Но нам надо уйти как можно дальше, такое происшествие не спустят на тормозах, мя.

— Мы же не виноваты во взрыве, мряу, — прошептала Ар, но затем покачала головой. — Да, хотя кто нам поверит, верно?

— Угу. Поэтому.., — оттолкнувшись от стены, Энни от удивления сдавленно мяукнула, когда вдруг оказалась в объятьях Рэйчел.

Нежно прижав к себе хозяйку, Ар припала к ее губам и нежно поцеловала, мурлыкая от удовольствия. Придерживая Энни одной рукой за талию, второй Рэйчел ласково гладила кошечку по спине, забравшись под олимпийку. Медленно спускаясь ниже, Ар открыла глаза, с хитрецой смотря в расширившиеся зрачки Энни, а затем бесцеремонно положила ладошку на попку любовницы и слегка сдавила.

— В этот раз ты не так категорична, мряу, — прошептала Ар, на миг оторвавшись от поцелуя.

Энни, ощущая, как приятная теплота распространяется по телу, смущенно шевельнула ушками и коснулась груди Рэйчел, сдавив ее через ткань и при этом слегка прищурившись.

— Все это приятнее, чем я ожидала, мя, — призналась Энни и теперь уже сама подалась вперед. Ар оказалась придавлена к стене, но ее это не смутило: озорно хихикнув, она тихо застонала, когда Энни после поцелуя зажала ее ушко между зубками и легонько куснула. Посасывая кончик, Энни позволила Ар забраться под футболку и теперь медленно и глубоко дышала, чувствуя, как нежные пальчики неки ласкают ее соски, ставшие твердыми буквально за мгновения.

— Подожди, мя, — сдавленно промурлыкала Энни, лизнув перед этим носик Рэйчел. — Нам нужно идти... Кажется, мне стало немного легче, мя.

— Конечно, я ведь твоя кошечка, это моя обязанность — следить за тобой, мряу, — тепло сказала Ар, нехотя оставляя в покое грудь Энни. — Но куда ты хочешь идти?

— Снова выберем один из домов, мя, — пробормотала нека неопределенно, но не из-за незнания, а из-за того, что ее тело сейчас хотело совсем другого. Приятное тянущее чувство не давало покоя, но Энни отвлеклась от манящих касаний и пьянящих эмоций, сосредоточившись на дополненной реальности. — Я не могу толком воевать с такой рукой, мя.

Хотя боль сейчас почти не беспокоила Энни, девушка прекрасно помнила, что это до ближайших нагрузок, не говоря уже о том, что противник вряд ли окажется настолько честным, что не постарается ударить в рану.

— Да, кровью пахнет весьма сильно, мряу, — подтвердила Рэйчел, шумно втянув носом воздух. — Уверена, что обойдешься без помощи медика, мряу?

— Мультиинструмент был бы кстати, мя, — ответила Энни, не став добавлять постыдное для нее «Хоть и не умею им пользоваться». — Попробую выжать все, что возможно, из нанитов, мя, — смущенно добавила девушка, особенно когда Ар облизнула губы и заинтересованно качнула хвостом.

Постаравшись не придерживаться основных дорог, по которым сновали преимущественно автомобили экстренных служб, девчонки пробирались все глубже в город, заодно продвигаясь в направлении ближайшей Колонны. Энни перебирала в голове возможные варианты: от остановки кареты «скорой помощи», где могла бы разжиться и медикаментами, и в итоге попробовать под шумок проникнуть на Платформу; до скорейшей попытки прорваться на другую Колонну, пока везде не усилили охрану. Но в первом случае нека не хотела привлекать излишнего внимания, боясь, что лишь настроит всех против себя, а без заряженного сигилла так просто не сбежать; во втором случае девушка не была уверена, что сможет такое провернуть вот так запросто даже с новыми способностями Рэйчел.

В итоге кошечки нашли многоэтажку возле дороги, из которой можно было бы в крайнем случае скрыться через окна, которых на этот раз было на удивление много: Энни вообще удивлялась, насколько странной была структура окружающего города, но подсказки от Сишки дали понять, что все окружающее составляло плановую постройку для бедняков, созданную за копейки, тогда как все горожане, имеющие мало-мальски приемлемый достаток, жили на Платформах. Сюда же шли и узкие дороги, не вяжущиеся с образом современного мегаполиса даже с поправкой на летающие авто, бедная инфраструктура и расположение всех общественных мест ближе к центру города.

На этот раз девчонки действовали уже увереннее, пробираясь в очередную брошенную квартиру, но, как только открылась дверь, обе удивленно шевельнули ушками, ощутив дежа вю. Квартира была настолько похожа на предыдущую, что при первом взгляде можно было запутаться. Неки прошли внутрь и осмотрелись получше, как обычно не включая освещение, чтобы не привлекать внимание. Благодаря ночному зрению разница была невелика.

— Кстати, насчет окон, мя, — спросила Энни, подходя к завешенному жалюзи грязному стеклу. — Ты что-то не стала рассказывать или показывать, но мне интересно, мя, — с нажимом произнесла кошечка, в суматохе не обратив внимания на то, что крылья у ее неки уже исчезли. В какой именно момент это случилось, Энни никак не могла вспомнить.

— Хм, не понимаю, о чем ты, — мяукнув сказала Рэйчел, направившись прямиком к типовому шкафчику, в котором она в прошлый раз нашла антисептики. — Мря-ха-ха! Надо же, здесь тоже есть.

— А должна была понять, мя, — недовольно нахмурившись сказала Энни, внимательно рассматривая фигурку девушки, обтянутую алой тканью. — Крылья... где?

— Ах, это! Мряу, я и не подумала, — коснувшись шеи, Рэйчел обнажила клыки. — Принцесса не готова демонстрировать свое тело всем подряд, но если ты настаиваешь, — повернувшись спиной, девушка слегка выгнулась, и вместе с тем ткань ее одежды начала исчезать, формируя смелый вырез, обнажающий тело от шеи до хвостика, как у роскошного вечернего платья. Кожа в один миг осветилась фиолетовой дымкой, возникшей из воздуха, и в тот же момент возникли два кожистых крыла.

Энни, рассматривая их с удивлением и интересом, подошла ближе и как завороженная протянула руку.

— А-ах, мряу! — издала Ар сладостный стон, когда хозяйка провела пальцами по кожистой перепонке.

— М-можно без странных звуков?! — пробормотала Некомант, прижав ушки к голове и слегка покраснев при этом.

— Я не могу сдерживаться, когда ты трогаешь меня, Энни, мряу, — кокетливо заявила Рэйчел, шевельнув крыльями.

— Это... Спасибо, — не зная, как лучше реагировать, сказала Энни, но руки не убрала. Крылья оказались весьма приятными на ощупь, кошечка такого не ожидала. Кожица была теплой и совсем не грубой, даже наоборот, а уж звуки, которые начала издавать Рэйчел, и вовсе не давали вот так просто остановиться.

— Да.... Мряу... Можешь погладить чуть сильнее? — мурлыкая, Ар стала хлестать хвостиком по ногам любовницы, и, прижав ушки к голове, наслаждалась касаниями Энни. — Я так рада быть с тобой, мряу...

Облизнувшись при виде похотливого личика Рэйчел, смотрящей на нее через плечо, Энни волевым решением отстранилась, но при этом свела бедра вместе, чувствуя сладостные нотки, когда ткань самую малость потерлась о чувствительные места.

— Нужно по-быстрому привести себя в порядок, поэтому иди в ванну первой, — тихим голосом предложила Энни, а Рэйчел, разочарованно мяукнув, послушалась и отправилась освободить ушки от пыли — это была не прихоть, а жизненно важная процедура для неки, ориентирующейся по звуку.

Энни тем временем осмотрела антисептики и, сняв сначала олимпийку а затем и футболку, осмотрела рану в мутном зеркальце. Слюна прожорливого колобка создала нечто вроде пленки, которую девушка осторожно сняла, чтобы удивленно присвистнуть при виде результата: то ли от одного лишь шлепка языком, то ли от нанитов, но структура тканей начала восстанавливаться куда быстрее, чем кошечка предполагала. Все же обработав края, девушка задумалась о том, насколько самостоятельна сейчас без помощи извне и, посмотрев в сторону двери в ванной, за которой можно было услышать шум воды и плеск, Энни сглотнула и решилась.

«Какой кошмар... Наверняка это будет выглядеть чертовски извращенно», — подумала нека, но решила идти до конца. Смотря на свой хвостик, кончик которого слегка подрагивал от волнения девушки, Энни для начала ласково погладила его. Хотя нека, как и другие Путешественницы, прекрасно понимала, что это лишь часть ее тела, то, что хвост зачастую вел себя слишком самостоятельно или выдавал скрытые эмоции, заставляло кошечек задумываться о том, что он живет своей жизнью. Пусть это и казалось глупостью, но именно поэтому они не могли позволить касаться его кому попало: чаще всего в этом не было эротического подтекста, поскольку далеко не все неки обладают чувствительными рецепторами в хвосте, но это могло быть настолько же бесцеремонным, как внезапно потрогать чье-нибудь лицо.

Энни продолжила разглаживать шерстку, но не ощущала ничего, кроме спокойствия. Сосредоточение на хвосте всегда успокаивало, даже если просто схватиться за него, как за спасительную соломинку, а разглаживание шерстки можно было назвать даже медитативным, но нека хотела добиться иного. Расстегнув джинсы и слегка спустив их, чтобы не мешали, кошечка пропустила пушистость между ног и замерла, остановив хвост напротив лица, словно одним взглядом можно было заставить работать таинственные миниатюрные комплексы по сборке нанитов, размещенные в позвонках.

— Так, ну... Мя.., — покраснев, девушка сунула кончик хвоста в рот и слегка смочила шерстку слюной, чувствуя себя глупо. Она так делала еще совсем котенком...

«А еще так делают взрослые, ага... Прямо напрашивается аналогия с грудью, которая интересует или совсем маленьких, или взрослых» — с усмешкой подумала Энни и решила добавить в свои действия эротизма, ведь как-то Рэйчел смогла все провернуть? Закрыв глаза, Энни стала посасывать хвостик сильнее, тихо постанывая. Взявшись свободной рукой за грудь, кошечка стиснула сосочек и слегка куснула хвостик, чувствуя, как неудовлетворённое возбуждение возвращается новыми, еще более сладостными волнами. Сведя бедра вместе, Энни, чувствуя, как разгораются от смущения щечки, слегка поерзала ножками, стимулируя клитор прямо через ткань. Хвостик приятно терся о тонкое белье, добавляя ощущениям пикантности, а затем... Поведя ухом, Энни открыла глаза и увидела улыбающуюся Рэйчел, стоящую в дверях.

— Подруга, мряу... Если тебе настолько приспичило, разве я бы не помогла, мряу? — хихикнула вампиресса.

— Это не то, что ты подумала, мя-мя-мя! — громко ответила Энни, отпустив хвостик и сев ровно. — Я... Просто проверяла!

— О? Ну да, как тут подумать что-то другое, мряу? — пожав плечами, Рэйчел обнажила клыки и легким движением отключила прикрывающую ее тело ткань.

— Подожди...

— Может, у тебя и есть немножко нанитов в крови, но им нужно немножечко помочь, мряу, — прошептала Ар, приближаясь. — Просто ложись на кровать, мы поэкспериментируем.

— Мя! Погоди! — вскочив, Энни устремилась в ванну, ловко обойдя свою неку. Она бы солгала, если бы попыталась сказать, что не была возбуждена, но стыд был вызван не тем, что ей казалось странным видеть Рэйчел в своих любовницах. Скорее Энни казалось неправильным развлекаться в тот момент, когда есть реальная возможность наконец-то продвинуться в поисках родителей. Но то, что подобное все-таки было навязано необходимостью, пленяло и не позволяло пошлым мыслишкам исчезнуть просто так.

Быстро ополоснув шерстку от пыли города, Энни похлопала себя по все еще жарким щечкам и решительно вернулась обратно. Рэйчел, вопросительно посмотрев на хозяйку, одобрительно мяукнула, когда Энни разулась и стянула с себя джинсы, а после легла на кровать.

— Ты скована, как будто это первый раз, мряу, — заметила Рэйчел, посмотрев на девушку, чью позу сложно было назвать «расслабленной» — Энни вытянулась по струнке и смотрела в потолок.

— Эм, да... Мя? — устроившись на подушках полулежа, Энни немного раздвинула ножки и, приподнявшись, позволила хвостику вновь оказаться между ног.

— Вот так. Просто нужно нежно... Мряу, тебе нравится? — вопрос был излишним, стоило Рэйчел коснуться шерстки, как Энни слегка дернулась и издала слабый стон, тут же вновь посмотрев на потолок.

— Это и так понятно, мя, — милым голоском прошептала девушка, вцепившись ноготками в простыню

— О? Я тебя как-то плохо слышу, мряу, — хихикнув, продолжила Рэйчел, массируя хвостик двумя руками. — Хм, ты вроде хотела вот так.., — смотря на лицо Энни, Ар взяла кончик в рот и стала легонько посасывать.

Энни не выдержала и, прикрыв лицо ладошкой, сладко застонала. Ей хотелось свести бедра вместе, но она держалась, хотя внизу живота тянуло так сильно, что кошечка начинала думать, будто начинает сходить с ума от накатывающих на нее эмоций. Рэйчел, видя похотливое личико хозяйки, сдвинула ее трусики в сторону и, положив пальцы на повлажневшие губки, слегка развела их в стороны, обнажая нежно-розовое лоно.

— Хочу твой язычок, мя, — томно пробормотала Энни, смотря в глаза Рэйчел. — Давай же, милая...

Мяукнув, Рэйчел приблизилась и, погладив плоский животик Энни, поцеловала сначала ее пупочек, затем спустилась ниже. Дразнящий поцелуй на внутренней стороне бедра, еще один, затем совсем близко к половым губкам. Ушки Энни дрожали от возбуждения, девушка еле держалась, настолько ей хотелось использовать «Приказ», но она выдержала, и ожидание воздалось сторицей. Ар провела язычком, слегка раздвигая влажные от любовного сока губки, а затем обхватила губами клитор, вместе с тем начиная играться с ним язычком. Энни громко мяукнула и застонала, от благодарности сперва стиснув ушки любовницы, а затем став нежно гладить ее по голове.

Одной рукой тиская хвостик Энни, второй Рэйчел ласкала себя, вставив внутрь два пальчика и касаясь при этом ладошкой возбужденного бугорка, но на этот раз кошечке этого было мало. Прекратив посасывать клитор хозяйки, Рэйчел спустилась чуть ниже и медленно ввела язычок внутрь Энни, став вылизывать жаркие стеночки ее лона.

Постанывая и мяукая, Некомант слегка выгнулась, будто бы хотела, чтобы любовница вошла в нее как можно глубже, но даже так комбинация приятных ощущений от хвостика и оральных ласк казалась чем-то невероятным. Энни задышала чаще, став мурлыкать и с любовью посматривать на старающуюся кошечку, после чего сказала:

— Ты ведь тоже хочешь... Мя?

— Ты меня не оставишь, мряу? — ответила вопросом на вопрос Рэйчел, хотя в ее голосе теперь не слышалось былого озорства.

— Хочу почувствовать тебя, — твердо сказала Энни, и, приподнявшись, притянула к себе Рэйчел и поцеловала, мурлыкая прямо в поцелуй. Обе девушки обнялись, сначала просто поглаживая друг друга по спинке, а затем став тереться друг о друга грудью. Чувствуя, как приятно соприкасаются топорщащиеся сосочки, Энни больше не смогла терпеть. Опустив руку на поясницу Рэйчел, она сдвинула ладонь ниже, коснулась основания ее хвостика и, сперва слегка надавив, повела по шерстке пальчиками, пока не дошла до кончика. Ар, улыбаясь, нежно целовала хозяйку раз за разом, ласково поглаживая ее сокровенное местечко, и только тогда, когда Энни вытянула ее хвостик перед их лицами, поступила так же со своим.

Смотря друг другу в глаза, девушки облизали шерстку, пока она не стала совсем влажной, после чего легли друг напротив друга. Рэйчел первой стиснула хвостик Энни и, проведя покрытой слюной шерсткой между губками, медленно ввела его внутрь. Короткий рывок — незаметные капельки крови впитались в черную шерсть, но обе девушки сладко застонали, глядя друг другу в глаза. Рэйчел — от распирающего ее разгоряченную плоть хвостика, а Энни от ощущения сдавленности, стимулирующего рецепторы полем Некоманта.

Продолжая держать хвост хозяйки, Рэйчел стала двигать его взад-вперед, не совладав с собой, и приоткрыла рот с поблескивающими в темноте белоснежными клычками. Энни и не думала отставать от любовницы — взяв ее хвостик, она приставила его ко входу во влагалище. Медленно, смакуя чувство того, как приятно распирает ее киску часть тела постанывающей совсем рядом Рэйчел, Энни даже высунула язычок, когда ее тугая плоть смогла принять достаточно.

«Я больше не девственница» — в смешанных чувствах подумала Энни, но все смыла волна наслаждения, поскольку наниты вмиг избавили ее от боли.

Рэйчел протянула руки, и как только Энни взялась за нее, потянула на себя. Шумно дыша, девушки обнялись, слегка работая мышцами хвостиков, чтобы они продолжали плавно скользить в дырочках, обильно смоченных любовными соками. Потираясь друг о друга клиторами, кошечки мяукали и стонали в унисон, целуя друг друга страстно и бездумно. Энни впилась ноготками в Рэйчел, вновь зажав ее под собой и припав к ее подергивающемуся от жаркого дыхания ушку. Вылизывая внутреннюю часть раковины, девушка старалась удержать стоны, чтобы не оглушать свою любовницу, но ей было слишком хорошо. Плотный, твердый хвостик скользил внутри нее, раздвигая ее узкую девственную дырочку и даря двойное наслаждение, пока собственный хвостик доводил до экстаза изголодавшуюся вампирессу.

— Еще! А-ах! — громко шепча между стонами, Рэйчел извивалась и мяукала, ее тело раз за разом слегка подрагивало от оргазма, но она, как одержимая, ловила все новые и новые волны удовольствия, сносящие разум и уносящие ее огромным цунами к пикам блаженства. Впившись в исцелившееся плечо Энни, Рэйчел не выдержала и слегка прокусила кожу клычками, высасывая сладкую кровь, будто бы пропитанную гормонами секса, отчего ей казалось, будто она отведала сильнейший афродизиак.

— Мя-а-а-а! — вонзив ноготки в Рэйчел, Энни шумно задышала ей на личико, прикрыв глаза. Все ее тело будто бы взорвалось наслаждением, а сладостная нега, охватившая сразу после того, как настиг самый мощный оргазм, охватывала каждую клеточку тела, не давая отдышаться. — Рэйчел, миленькая...

— Мряу, и ты просто прелесть, — размазав по губам кровь пробормотала Рэйчел, развалившись на кровати под своей хозяйкой, которая, нехотя выудив хвостик, легла рядом, мурлыкая и часто дыша.

Послевкусие оргазма было сладким и расслабляющим, поэтому Энни даже не сразу поняла, почему вдруг мурлыканье Ар стало громче. Как только тон стал еще чуточку громче, вампиресса в один миг вскочила с кровати и в прыжке врезала ногой по чему-то, расположенному в дверном проеме.

— Воу-воу, полегче! — прозвучал знакомый голос, а затем проявился уже виденный эдемовец в маске, подняв руки.

— Извращенец, мя? — громко крикнула Энни. — Явись, Констэнс! Или ты пришел убить нас, мя?

— Эй, эй, это недоразумение! — торопливо сказал мужчина, отступая на шаг, но обнаженная Рэйчел, судя по ее виду, была готова в любой момент броситься вперед и перегрызть ему глотку. — Я хотел выйти с вами на связь, нашел квартиру... Но я же не знал, что тут будет!

— И поэтому просто стоял там в невидимости, мя? — ледяным тоном сказала Энни, встав рядом с подругой и выставив меч вперед.

— Ну... Прерывать вас было как-то нехорошо, — сглотнув сказал эдемовец. — Я бы мог выдать свое присутствие, все дела...

— Но ты смотрел, — твердо сказала Рэйчел.

— Что ж я, не мужик? — пробормотал незнакомец. — В смысле, ну вы поняли.

— А если бы мы позвали присоединиться, мряу? — невинно произнесла Рэйчел.

— Серьезно? Я видел хентай, который начинался...

— Нет, конечно! — вспылила Энни, но тело свое не прикрыла. — Считай увиденное наградой за свою помощь, но ты должен все забыть, — слегка дрогнувшим голосом сказала девушка, но румянец вспыхнул с новой силой.

— Я ж вам жизнь спас! — возмутился эдемовец, но взмахнувший перед его носом клинок говорил о том, что Некомант так не считает. — Как дешево цените...

— Дорого ценю свое тело, мя, — бросила Энни. — Долго собираешься еще пялиться?

— Ах, да. Пардон, — отвернувшись, эдемовец кашлянул в маску.

— И вообще... Это не значит, что мы тебе доверяем, мя.

— В наше время понятное дело. Я ж не представился, — начал говорить мужчина, пока Энни торопливо одевалась, а Рэйчел просто щелкнула чокером. — Теперь можно обернуться?

— Валяй, мя, — разрешила Энни, на самом деле заинтересованно шевельнув ушками.

Щелкнув чем-то в маске, эдемовец медленно снял ее. Под ней оказалось достаточно привлекательное человеческое лицо. Молодой мужчина лет двадцати пяти, с легкой небритостью и шевелюрой, выглядящей так, будто ее никогда не причесывали.

— Георг Виноградов, — слегка поклонившись сказал пришелец, протянув руку. — Ах да...

— После произошедшего мы как-то ближе, чем требовалось, мряу, — хихикнув сказала Рэйчел.

— Не, ну я тоже могу раздеться, если так будет... Ладно, я же пошутил! — сказал Георг, примирительно выставив руки перед собой и улыбнулся.

— Судя по фамилии, ты из родственников того самого Нико, мя? — сказала Энни, уже даже накинув олимпийку.

— Ага. Дед мой, — не без гордости произнес Георг.

— Тогда где же вы все были.., — с трудом скрывая раздражение и даже злобные нотки, начала было Энни, но мужчина покачал головой с таким искренним сожалением, что кошечка даже удивилась.

— В отличие от Некомантов, мы очень плохо знаем все эти дела с перемещениями, так что два года поисков ни к чему не привели, — признался эдемовец. — А потом... Агенты сейчас настолько наглеют, что диву даешься. Да ты и сама видела. Как только Рэйчел передала нам сигнал бедствия, мы поспешили на выручку, но не успели.

— Мы? — зацепилась Энни за слово, но Георг уже побледнел.

— Вот черт... сестрица с кем-то схлестнулась, пока мы тут языком чешем! — с тревогой сказал эдемовец и вернул маску на место. Энни, переглянувшись с Рэйчел, нехотя поспешила за парнем.

Выбив стекло, парень просто сиганул в окно, несмотря на то, что квартира находилась на пятом этаже. Пролетев несколько метров, Георг оттолкнулся будто бы от воздуха и, смягчив прыжок, плавно приземлился на асфальт, одновременно с этим активируя вновь начавшую светиться винтовку.

Энни тем временем вцепилась в Рэйчел: как только та спланировала вниз, сделав пару взмахов вновь появившимися крыльями, обе кошечки спрыгнули и завернули за угол как раз к тому моменту, когда битва была в самом разгаре.

С одной стороны находилась женская фигурка в эдемовской форме, усиленной серебристыми латами, будто бы сделанными из воды, и с искрящим мечом в руке. На нее тут же среагировал «Шепот», завопив об угрозе, поэтому Энни, хоть и растерялась, но вновь призвала меч.

С другой же стороны оказалась тоже девушка, но настолько низенькая, что ее было сложно увидеть за громоздким щитом с бирюзовыми точками генераторов силового поля. Безэмоциональное, невинное, будто бы детское лицо, волосы серого оттенка и высокие кошачьи ушки вкупе с пушистым хвостиком.

— Брат?! — крикнула мечница, увидев Георга.

— Некомант?! — в тот же момент сказала ушастик, увидев Энни.

Глава 8

Энни видела, что на щите осталось несколько борозд, выглядящих весьма свежими, тогда как сестра Георга даже после того, как все вроде бы выяснилось, не думала опускать оружие. Это только больше усугубляло подозрения кошечки, начавшиеся сразу после подсказки «Шепота».

— Лучше всем успокоиться и прекратить, мряу, пока не стало худо, — грозно воскликнула Рэйчел,подняв ладошку вверх, и обнажила клыки. По ее решительности было легко понять, что после того, как она стала еще ближе с хозяйкой, промахов она не допустит, даже если придется горы свернуть ради этого.

— Да! Айдис, что на тебя нашло?! — с тревогой в голосе, но твердым тоном сказал Георг, удерживая в руке переливающуюся энергией винтовку.

— Лучше у нее спроси, балбес... Я не могу отойти! — приглушенно сказала мечница, и Энни послышалось, будто она мяукнула. Но да, поза воительницы не изменилась, она все так же не спускала глаз с низенькой неки, насколько это можно было судить по положению тела: шлем скрывал ее лицо.

Энни перевела взгляд на кошечку, имя которой она даже не знала, и та, шевельнув ушками, победно усмехнулась.

— Она права, Некомант, мяу! Никто не уйдет от мяуего «Дозора»!

Георг после таких заявлений тоже посмотрел на Энни, будто бы прося помощи, но девушка, слегка вздернув носик, подошла ближе, рассчитывая зацепить «Поиском» сестрицу эдемовца в десятиметровом радиусе. И, как только силуэт проявился, нека даже мяукнула от неожиданности, хотя уже и была подготовлена «Шепотом».

Мечницу окружал призрачный силуэт, колышущийся, будто оживший дым, сформировавшийся в жутковатые очертания монстра. Хотя деталей смазанные краски ауры и не прорисовывали, в существе легко угадывались когтистые руки и зубастый рот, но самым жутким для кошечки показалось то, что тварь будто бы обволакивала девушку, словно присосавшийся паразит, о котором она сама могла и не знать.

— Если сложилась такая ситуация, мя, то я задам вопросец, — уверенным голосом произнесла Энни, надеясь, что внезапное появление такой кучи вооруженных людей на улице не приведет прямиком к ним всех силовиков с округи. — Георг, знаешь ли ты, что твоя сестра во власти... Темного? — сначала Энни хотела сказать про «Ноопроявления», но решила использовать разговорный вариант.

— Верно, Некомант! Я тоже сразу же ощутила, что здесь что-то нечисто, мяу! — радостно заявила кошечка с щитом.

— Это не... Она не враг! — поспешил объяснить Георг. — Наверное, ты была совсем маленькой, но разве тебе не рассказывали про Фантомов?

— Рассказывали, но вы же не из десятого мира, не так ли, мя? — с подозрением сказала Энни, хотя и прекрасно знала, что подобные существа не являются такими уж эксклюзивными, раз даже Мику из команды отца обладала таким. Но то, что дозволено Путешественнице, не всегда подвластно людям, поэтому Энни и не думала убирать меч.

— На войне все средства хороши! — воскликнула Айдис, не сводя глаз со щита. — Сколько мы еще будем так стоять, черт бы вас побрал?

— А почему, собственно.., — начала было Рэйчел, но новая кошечка тут же решила объяснить:

— Как только эта Темная стронется с места, я жахну, мяу.

Георг протянул что-то вроде «о-о-о», после чего сделал пару шагов к сестре и сказал уже тише:

— Пусть даже и так, ты что, отпрыгнуть не сможешь? Перед мироходцами позоришь, сестрица.

— Мне страшно, балбес, — чуть ли не плача прошептала девушка и приглушенно мяукнула. — Братец... Не думала, что все окончится вот так.

— Да что вы городите, мя! — решив действовать, Некомант убрала меч и, передав Приказ, бросилась вперед. Энни и Рэйчел бесцеремонно сбили с ног эдемовцев как раз в тот момент, когда за их спиной сверкнул ослепительный энергетический сгусток. Раздался грохот, и в ближайшем здании образовалась пробоина с полметра в диаметре.

Кошечка-щитовик ловко спрятала винтовку за спину и, удовлетворённо мяукнув, щелкнула щитом, который тут же сложился до размеров небольшого рюкзачка, так что девушка стала напоминать просто школьницу в темной форме, если бы не каркас небольшого экзоскелета, поддерживающий ее конечности и опутывающий тело.

— Мать вашу, что за хрень?! — это было самое приличное из того, что процедил Георг сквозь зубы, когда четверка поднялась на ноги.

— Ох... Я и подумать не могла, что все так обернется, но извинений от меня не ждите, — заявила Айдис, отточенным движением спрятав меч в ножны, на что Ар и Энни лишь фыркнули.

— Может, хватит здесь отсвечивать? Если уж мы заодно, то стоит переговорить, мя? — миролюбиво добавила Энни, хотя в ее глазах все еще висело неприкрытое подозрение.

— Верно. У нас есть апартаменты на примете, — сказал Георг и, махнув рукой, показал на одно из однотипных зданий, расположенное в паре минут ходьбы.

Пропустив брата с сестрой вперед, Энни попросила Рэйчел присмотреть за ними, а сама, поравнявшись с быстро шагающей новенькой, тихо спросила:

— Ты помнишь, когда появилась?

— Не-а, мяу. Но это точно произошло недавно, хотя я уже и успела проголодаться, мяу, — заметила кошечка, виляя пушистым и невероятно длинным для ее тела хвостом.

— Как тебя зовут?

— Это я у тебя хотела спросить, мяу. — с укором заявила кошечка, надув щечки. — И.

— И? Хм, — Энни немного растерялась, поскольку не была готова вот так запросто придумывать другим имена. — Как насчет... Эви? — поскольку это было первое осмысленное создание путешественницы со стороны Энни, она решила использовать что-то символичное, но полностью взять имя «Ева» не решилась, решив использовать латинский вариант.

— А, привязала к написанию, да, мяу? Меня устраивает, — хихикнув, кошечка несколько раз произнесла свое новое имя, бормоча его под нос.

— Меня зовут Энни, мя, а это — Рэйчел, — с улыбкой сказала Некомант, кивком указав на вышагивающую вперед вампирессу, и, не удержавшись, потрепала Эви по волосам, слегка примяв при этом ушки. Из-за своей миниатюрности новенькая казалась ей слишком миленькой, чтобы дальше сдерживаться и не потискать.

— Хи-хи-хи, будем знать, мяу. Ах, я прямо ощущаю, как твой мимимиметр лопается, — радостно мурлыкая, кошечка вскоре совсем разомлела, и лишь за счет экзоскелета продолжала шагать вперед, полностью развалившись в его каркасе и поставив на автоматику передвижение.

Очередная однотипная постройка показалась впереди: Георг пошел первым, жестом позвав за собой остальных после того, как посмотрел на экран, расположенный у него на запястье. С разных мест в коридоре стронулось несколько десятков небольших металлических паучков, одного из которых неки уже успели увидеть на приборной панели полицейского авто, после чего вся процессия без проблем прошла до одной из квартир, расположенных на первом этаже.

На этот раз Энни и Рэйчел оказались удивлены: вместо типовой однушки их взгляду предстал весьма большой лофт, поделенный перегородками на сектора так, что в итоге получалось нечто вроде трёхкомнатной квартиры. Прихожая плавно переходила в гостиную с диваном, столиком и парой кресел, тогда как остальные зоны сложно было бы оценить от входа. С удовольствием отцепив маску и стащив с себя каркас шлема, эдемовец расслабленно потянулся и, будто бы вспомнив что-то, развернулся к остальным.

— Да, добро пожаловать в одну из наших квартирок... К слову, мы толком не познакомились. Это моя сестра, Айдис, она провалилась в первом впечатлении, так что теперь мне нет никакого смысла ее нахваливать, но на самом деле она неплохой боец, — с улыбкой закончил Георг, смотря на вставшую рядом с ним девушку.

— Братец... Я тебе это припомню, — раздраженно прошептала сестрица, после чего тоже отщелкнула маску, но Энни и остальные всеми силами постарались не раскрывать своего удивления. Получилось не очень.

Короткие иссиня-черные волосы, привлекательная внешность, подчеркнутая благородным взглядом и холодными чертами лица, что весьма сильно контрастировало с выглядящим абсолютно беззаботным Георгом. Но удивляло девчат не это отличие, а то, что у Айдис тоже были кошачьи ушки с мехом под цвет волос, что точно давало понять: мяуканье не было просто посторонним звуком.

— Простите за мой нескромный вопрос, мя, — сразу решила расставить точки Энни, слегка смущенно шевельнув хвостиком. — Но вы же брат и сестра, да?

— Я в этом сильно не уверена, особенно когда братец показывает, какой он балбес, — фыркнула Айдис и, решив, что представление окончено, пошла в глубь комнаты.

— Не обращайте внимания, это обыкновенная цундере-кошка, — отмахнувшись сказал Георг, после чего охнул и приложил ладонь к губам. — Это же ничего?

— Мы как бы осознаем, что мы кошки, мряу, — саркастически заметила Рэйчел, проходя к дивану и плюхаясь на него.

— Фух... Что касается вопроса, так я могу объяснить, — оперевшись на стену, продолжил Георг, пошкрябав небритость. — Знаете, для меня семья — это те люди, которых я всегда рад видеть. Нет, мы можем ссориться или спорить о чем-то, но ради них я всегда готов хоть голову свою сложить, а уж речь идет о свате, брате, сестрице или матушке — дело десятое. Вот так вот у нас заведено, у Виноградовых. Верно я говорю? — повысив голос уточнил эдемовец, и в ответ раздалось мяуканье.

— Да-да, братец, все так... Это единственное, в чем я могу быть с тобой согласна, — громко ответила откуда-то из-за перегородки Айдис, и Георг решил продолжить:

— Брат за брата, за основу взято!

— Я тебя больше не пущу пить с киборгами, ты от них тупеешь, хотя казалось бы, куда больше? — вновь прокомментировала Айдис.

— Пф. Много ты понимаешь, — разочарованно вздохнул Георг. — В общем, на самом деле я плохо разбираюсь во всех этих связях семейных. Но мы выросли вместе, и наш дед — Нико, большего для понимания не надо.

— Ну... Возможно, — озадаченно протянула Энни, незаметно для себя обняв Эви и продолжив ее гладить. — Ладно, это сейчас не столь важно, мя... Почему вы здесь? Если сразу не пришли помогать...

— Ах, да... В общем, когда Рэйчел, — украдкой бросив взгляд на зевающую вампирессу, мужчина усмехнулся. — Подала сигнал тревоги, было уже поздно. К счастью или к горю, но нахреначили там следовыми сигнатурами так, что вычислить мир перехода оказалось несложно, в отличие от странной ситуации с Некомантом, — поспешил добавить Георг, видя, как занервничала Энни. — Ну а тут — нате вам, Агент!

— Получается, теперь вы снова вернетесь назад, мряу? — спросила Рэйчел, приоткрыв один глаз. — Я повесила на Дхе такое кровотечение, что он явно не жилец, мряу.

— Это ты круто сделала, — вполне искренне сказал Георг, после чего замялся.

— Что, мя? — не выдержала Энни и, стиснув ушки Эви, вынудила ту капризно мяукнуть.

— Если помнишь или просто знаешь о том Агенте, с которым сталкивался твой отец, то должна была быть немного в курсе. Константин нам всем разослал отчет, так что после мы во многом опирались на его данные, — с улыбкой сказал Георг. — Тогда они использовали мощные источники энергии, поддерживающие их способности, так что отследить их яркие сигнатуры было не так уж и сложно.

— Да, как-то так, — осторожно заметила Энни, обеспокоенно покачивая хвостом. Подсознательно она уже верила в то, что справилась.

— С тех пор они стали гораздо сильнее, — продолжил Георг. — Их теперь сложно отследить, они не фиксируются как Темные, и, что самое плохое, даже поглощающие душу атаки не могут дать гарантии, что их уничтожишь, не говоря уж о любых других. Так что можете быть уверены, и Дхе, и его Венера уже могут быть живы-здоровы.

По спине Энни пробежал неприятный холодок, и она подавила желание разочарованно мяукнуть. Столько боли и переживания ради того, чтобы начать сначала? Кошечке очень хотелось наконец-то попробовать найти отца, а здесь такая проблема...

— И что тогда с ними делать, мя-мя-мя? — быстро спросила Энни.

— Они теперь не опираются на мобильный генератор. У них есть нечто вроде базы, но единственное, что мы можем сказать сейчас наверняка — это то, что она где-то в этом мире. Скорее всего, даже на этом континенте, или вообще в пределах города, но это уже из моих домыслов, — сказал эдемовец, вздохнув. — Из-за того, что у них теперь полноценно работающая собственная ССНОУ, Агенты чрезвычайно опасны. Они могут выдавать свои Амулеты кому угодно, создавая Высших Темных из ничего, их невозможно толком отследить всем тем, что основано на наших детекторах, и вообще дела не очень хороши, но мы не отчаиваемся, а, сестрица? — ободряюще закончил Георг.

— Ага... Если ни о чем не думать, то и не отчаешься, как раз в твоем стиле, братец, — подала голос Айдис, нахально мяукнув.

— Не обращайте внимания, она сейчас несколько раздражена, — прошептал эдемовец, многозначительно подмигивая. — Вообще я говорил о том, что у нас тут есть союзник. Правда, он, ну... Скажем так, до этого наше сотрудничество не очень складывалось, — признался Георг.

— Это очень обнадеживающе, — прищурившись, заметила Энни. — И кто же он?

— Демон, — радостно объявил мужчина, хохотнув. — Вернее, его так называют... С виду он похож на аристократа, знаете, старомодного такого... В любом случае, он знает о проблеме, но выйти на него — тоже задачка, у нас есть только информация о связном. Загвоздка в том, что она на Платформе.

— Мне казалось, что с вашими возможностями подняться наверх — не так уж и сложно, — осторожно сказала Энни, всматриваясь в голографическую карточку, которую Георг ей показал. — Фредерика Процци, главный врач в клинике «Новая жизнь» в Зеленом Районе «Платформы № 21». Ох, это же та, что над нами!

— Ага. Не, вдвоем проникнуть несложно, но нам стоит пройти всем вместе, как мне кажется. И там придется разделиться, чтобы отвести от себя внимание Агента. Так что план примерно такой, и теперь я думаю, что насчет вашей новенькой? — поинтересовался Георг, а мурлыкающая до этого Эви открыла глаза и заинтересованно шевельнула ушками.

— Что, мяу?

— Протащишь нас через лифт?

— М-м... Ну, мне не сложно, мяу, но я хочу кушать.., — пожаловалась девушка, и Георг, присвистнув, тут же радушно улыбнулся.

— Это мы сейчас лихо сбацаем! Сестрица, к сожалению, даже кипящую воду не сможет приготовить, так что я сейчас все организую в лучшем виде! — стащив перчатки, эдемовец побежал мыть руки, попутно громыхая какой-то посудой.

Воспользовавшись возможностью, Энни прошептала на ушко новенькой:

— Ты как? Хочешь быть моей кошечкой?

— Конечно, мяу. Иначе бы я не дала себя тискать, — хихикая ответила Эви, после чего подождала, пока Энни оголит грудь, и коснулась ее ладошкой, при этом еле слышно шепча слова привязки.

Разблокирован сигилл верб-инвентаря: «E»

Активатор «Кон-кон!»

Новая Путешественница получена!

Кодовое Имя: И.

Названное Имя: Эви

Истинное имя: Скрыто, требуется «Отношения: макс.»

Отношение (бонус от Любительницы кошек): 6 (симпатия)

Заряд сигилла: 5%

Класс:

Танк ур. 2 — класс, получивший свое начало от спецподразделений Службы Безопасности Платформы тридцать шестого мира. Специалисты в сдерживании урона и отвлечении на себя противника, они также способны наносить катастрофический урон с помощью энергетического оружия, вынуждая считаться с их ролью бойца передовой.

Эмпат ур. 2 — класс, получивший свое начало от неотерран сто первого мира. Псионические способности этих специалистов своеобразны, но обладают мощной синергией как с навыками мультикласса, так и с другими бойцами.

Умения:

Выставить щит! ур. 1 (Требуется снаряжение) — Путешественница повышает свою защиту на 1000%, весь первичный урон приходится на щит в секторе 120 градусов. Синергия с Катализом — Дозор. Противник считает, что от Путешественницы с выставленным щитом исходит ужасная опасность. Он или паникует, или может атаковать только ее. Текущий уровень: один противник под действием Дозора.

Энергетический залп ур. 1(Требуется снаряжение) — Путешественница тайком готовит энергетическую винтовку, которую может использовать в качестве оборонительного оружия с повышенной на 50% меткостью. Умение не может быть использовано для атаки. Синергия с Катализом — Наблюдение. Если в пределах видимости нет противника, но Путешественница использовала «Энергетический залп», первый появившийся враг попадет под выстрел с повышенной на 50% меткостью независимо от того, была ли Путешественница И его целью или нет.

Катализ ур. 2 (использует заряд сигилла вместо выносливости) — позволяет использовать 2 синергических умения самой Путешественницы одновременно с пониженной до 80% стоимостью.

Особое снаряжение:

Щит-трансформер — элитный вариант снаряжения агентов СБП, выдаваемый офицерам.

Экзоскелет СБП — поддерживающая конструкция, усиливающая физические данные носителя.

Аура Эмпата (врожденное) — И может чувствовать эмоции других живых существ, расположенных неподалеку, и частично менять их настроение. Аура усиливается по мере роста класса «Эмпат».

Пассивные умения Некоманта от Путешественницы И:

Мастер энергетического оружия ур.6 — профессиональное владение лазерными и плазменными пистолетами, опытный уровень владения легким автоматическим энергооружием, продвинутый — винтовками, подготовленный — плазменным ускорителем. Умение пользоваться тяжелым энергетическим оружием на уровне новичка. Автоматическое пополнение боекомплекта стандартным боеприпасом".

Активные умения Некоманта от Путешественницы И:

Создание барьера ур.2 — на короткий срок (2 секунды) создает индивидуальный псионический барьер, емкость которого зависит от заряда сигилла И".

Айдис тем временем, будто только этого и ждала, тут же подошла к девчонкам. Оказалось, что она на время передышки освободилась от части лат, стягивающих ее тело, и теперь уселась в кресло в расстегнутой рубашке, причем вид у нее был куда более довольный и радостный, чем прежде, она даже тихо мурлыкала.

— Мяу. Будем знакомы, — миролюбиво сказала девушка, на что Ар с Энни кивнули, а Эви гордо фыркнула, помахивая хвостиком от удовольствия.

— Хорошо, — поспешила Энни добродушно улыбнуться, пока девица не вспомнила о своем проигрыше.

— Братец вас не обижал?

— Ну... Только застал нас, когда мы занимались любовью, мряу, — ляпнула Рэйчел, отчего возникла неловкая пауза. Энни покраснела, Эви стала недоуменно посматривать на девчат, а Айдис вцепилась ноготками в обивку и задышала чаще.

— И... Что дальше?

— Это просто недоразумение, мя-мя-мя. Ничего такого, — ответила Энни, с укором смотря на веселящуюся Рэйчел.

— Братец, ты извращенец! — крикнула Айдис, покраснев. — Почему мне должно быть за тебя стыдно? Балбес.., — сведя бедра вместе, девушка закусила губу и обняла себя.

— Ничего не слышу, у меня готовка в самом разгаре, — нарочито громко объявил Георг, став греметь еще громче.

— Эм... Ничего страшного, — ответила Энни, слегка удивившись подобной реакции. — Что ещё вам удалось узнать? Почему здесь столько Темных?

— Этого мы не знаем. Пока миры никто не зачищал, все могло произойти, так что не стоит рассчитывать, что на Платформе нас примут с распростертыми объятиями, — хмыкнув сказала Айдис, смотря в пол.

— А насчет помощи, мряу, — сказала Рэйчел. — Нам встретился зубастый колобок, который и помог одолеть Дхе, мряу. Это еще кто-то?

— М-м. Вот оно что, — расстроенно пробормотала Айдис, посмотрев в сторону перегородок, будто могла увидеть что-то сквозь них. — Он вам не стал рассказывать, да? У Георга в теле Амулет Безликих.

Глава 9

Энни нервно шевельнула ушком, отведя взгляд от Айдис и задумавшись. С одной стороны, ей понравилось, что парочка не стала что-то подобное скрывать, но с другой.... Кошечка была растеряна, особенно после всех рассказов, но вскоре сама для себя подобрала аналогию. В конце концов, Некомант, как и Путешественницы, по факту был Темным, как и те существа, с которыми необходимо сражаться, так что нарисовывалось нечто очень похожее.

Айдис проследила за реакцией и кивнула сама себе, когда вновь увидела внимательный взгляд Некоманта.

— Агенты сильнее с каждым годом, а, может, даже месяцем, — ледяным тоном сказала Айдис, посматривая на шевелящийся кончик своего хвоста. — Мы пытались стать сильнее любым способом, так что...

— Вот ведь балаболка, лучше бы мяукала, — с укором сказал Георг, выходя из-за перегородки с подносом, на котором стояло сразу несколько блюд, от каждого из которых поднимался ароматный пар. Энни понятия не имела, что можно было успеть приготовить за такой короткий срок, но запах стоял манящий... Настолько, что Эви даже начала вырываться.

— Можно, можно, мяу? — спросила она у хозяйки, словно бы та была ее мамой и, радостно мяукая, плюхнулась в кресло и тут же набросилась на угощение, шумно раздувая щечки и остужая кусочки каких-то овощей вперемешку с мясом.

Подобное поведение подопечной Энни тоже смущало, хоть в общем потоке новой информации казалось не таким уж критичным, но девушка все-таки решила для себя отметить подобное несоответствие и проверить потом. Расклад был прост: Путешественницы, являясь искусственно созданными с помощью ноотической и тэнэбрической энергии существами, могли обходиться без еды очень и очень долго. Это крайне полезно и для охоты за Темными, и для Путешествия по мирам, не говоря уже о том, что за счет подпитки Путешественницы были способны и Некоманта поддерживать на энергетической диете. Энни, несмотря на то, что была рождена естественным путем, в этом плане не отличалась от остальных нек: сейчас, несмотря на высокие нагрузки и большой срок с последнего приема пищи, она все равно не испытывала голода. Конечно, употребить какую-нибудь вкусняшку для удовольствия всегда было приятно, но Энни могла держать себя в руках.

То, что Рэйчел питается кровью, нека списывала на особенность ее вампирской природы, не говоря уже о том, что Ар не выглядела таким уж жаждущим крови охотником, либо ей было достаточно ранее поглощенного; а вот Эви, не успев появиться, уже успела проголодаться... Энни и не думала попрекать ее за неуместный аппетит, но странности вызывали у кошечки тревогу. Вместе с тем она вспомнила другое несоответствие, которое выбивалось из сравнительно закономерного построения системы.

Все известные Энни Путешественницы были привязаны к своему миру — в этом, собственно, и состояла суть работы Ищеек, отыскивающих достойные кандидатуры везде, где только можно. Рэйчел с натяжкой подходила под это определение, хотя Энни и было не по себе из-за того, что она знала: в ротации тринадцатого мира помимо прочих находилась еще и Тринадцатая, нека, причастная к пропаже ее родителей. Но без использования прайм-верба, состоящего из десяти сигиллов, и арутаерс-капсулы можно было не бояться случайно создать это могущественное существо. Поэтому и получилась Рэйчел, особенная за счет того, что ее прообраз являлся уникальным в своем роде прототипом искусственно созданного Темного, в обход Системы Сдерживания Ноопроявлений и даже без использования каких-либо верб-технологий, современных или архаичных, вроде рунического письма или заклинаний.

Но Эви, в отличие от остальных, получила классы двух миров, и теперь Энни оставалось гадать, каким будет ее уникальный класс и особенности. Если первый принадлежал текущему миру, что было логично, раз уж прообразом выступила капитан спецназа СБП, то второй был миром Сишки. Энни нестерпимо хотелось попробовать вызнать все у виртуального интеллекта, но она прекрасно понимала, что получить информацию от брата и сестры будет не менее важным.

— И насколько опасно владение подобным Амулетом, мя? — уточнила Энни, радуясь тому, что все ее размышления заняли меньше секунды, а это означало, что она унаследовала немало аналитических возможностей от матери.

— Как сказать... — Георг, судя по его хмурому выражению лица, не слишком любил эту тему. — Хотя он включен во вражескую систему, прямого отслеживания у них нет. Или они просто делают вид, что его нет, в надежде, что однажды мы сможем привести их в нашу святая святых, хех, — невесело усмехнувшись, мужчина плюхнулся рядом с сестрой, на что та недовольно мяукнула, но не отодвинулась.

— Уверены? Все-таки даже у нашего Амулета была возможность узнавать, какие еще Высшие обитают в пределах текущего мира, — с сомнением сказала Энни.

— Может и так. Информации у нас очень немного, мне самому это не в кайф, — покачав головой, ответил Георг. — Но суть в том, что без Амулета было бы хуже. Демонята используют поглощающую атаку, так что до того момента, когда Агенты начали использовать полноценные базы, справиться с ними было относительно легко. Хотя применение вызова и раскрывает меня со стопроцентной вероятностью...

Энни ахнула и мяукнула следом, щелкнув пальцами.

— Погоди-ка, мя! А ты меня нашел, случайно, не по...

— Угу. Переход в Тень тоже раскрывает, — улыбнувшись сказал Георг. — Поэтому я и знал, когда вам помочь.

— А почему «Пуфик», мряу? — спросила Рэйчел, и, судя по ее выражению лица, этот вопрос не давал ей покоя с момента появления наглого колобка.

— А-а... Это нам подсказали, — хмыкнув сказал эдемовец, переводя взгляд на сестру.

— Ня. Да, Амулет получили от Филина. Не знаю, рассказывали о нем или нет? — спросила Айдис, но Энни решила, что уточнить не помешает, и покачала головой. — Еще один наш вроде как союзник, но, на самом деле, очень сложно сказать, чего он добивается.

— Он выходит на связь только тогда, когда ему это нужно, но возможности впечатляют, этого не отнять, — продолжил Георг, нервно перебирая пальцами. — Нико переживает на счет того, что он напрямую связан с Безликими и в итоге может вести двойную, а то и тройную игру...

Энни навострила ушки и, присев на подлокотник, всем своим видом дала понять, что слушает крайне внимательно.

— А Нико... Он встречался с Безликими, ня? — осторожно спросила кошечка.

— Деда не любит поднимать эту тему, — поведя ушком ответила Айдис, переглянувшись с Георгом. — Но это довольно очевидно. Собственно, наше предположение по поводу этого мира, — кошечка обвела руками комнату, — как раз базируется на этом. Этот мир — родной для СКРИАП.

— Скрябов, — с улыбкой сказал Георг.

— А... Вроде как нанитовые роботизированные платформы, мя? — вспомнила Энни суть сделки, которую отец заключал с пришельцами.

— Ага. Вещица полезная, причем ты даже вряд ли можешь представить, насколько, — как-то слишком зловеще сказала Айдис, расстегивая рукав. Вдоль ее руки находилось мерцающее утолщение из металла, подключенное к тонким пульсирующим нитям, вживленным под кожу. Насладившись вызванным эффектом, девушка спрятала имплант обратно под одежду. — Мы были Идущими на Смерть, способными в одиночку справиться с невероятной армией, и все за счет активирующихся способностей. Детали никто, кроме Безликих, не знает, но то, что наши тела содержат в себе полно измененного металла скрябов, это факт, ня.

— Скорее всего, муравьишки оказались неожиданно полезными для безрожих хулиганов, — подытожил Георг. — Но сейчас Агенты ведут себя так, будто в первый раз все это видят, отчего напрашивается вывод... Эти возомнившие себя богами ублюдки не слишком общительны, раз не спешили передрать идею у своих товарищей с Проэлии.

Энни почесала за ушком, обдумывая, но в итоге выдала свою теорию:

— Так уж ли это сейчас им нужно? Ведь с верб-технологиями можно, в принципе, творить все, что угодно, мя...

— Не, это мы тоже в курсе, — отмахнувшись сказала Айдис, раздраженно мяукнув. — Да, им осталось только найти Источник, чтобы запитать свое непомерное эго, но, ты уж прости, даже мы с братом угробили немало Агентов и можем сказать...

— Они порой лепят все что ни попадя, — с улыбкой закончил за сестрой Георг. — Ну, как если бы ребенок решил впервые что-то приготовить и покидал в сковородку маринованные огурцы, персики, хлеб, шоколад и лук с красным перцем, — приложив ладонь к щеке, мужчина шепотом добавил: — Это я реальный сестрёнкин рецепт сейчас рассказал!

— Вот ведь балбес, не было там перца, ня! — возмутилась Айдис, легонько ударив брата кулаком в плечо, и лишь Эви, доедающая остатки, явно была не против отведать и что-нибудь столь экстравагантное.

Энни казалось странным, что девушка так лихо переходит с глобальной проблемы на подобную мелочь, но тревоги у парочки не было видно и раньше, из чего нека сделала вывод, что Георг с Айдис настолько привыкли находиться на передовой, что уже не отличали текущую ситуацию от обычных будней.

— Хотите сказать, что переживаете о том, что Безликие создадут что-то ужасное, мя? — высказалась Энни.

— Типа того, — пожав плечами, ответил Георг. — Оно ведь, знаешь, голову можно и дубиной проломить, и верб-бомбами ухнуть. И раз Безрожие действуют как бестолочи, не стоит им ронять в руки инструкцию по созданию ядерного оружия, пусть работают с тем, что мы знаем.

— Ну... Наверное, в этом есть смысл, мя, — согласилась Энни, предположив для себя, что за нежеланием отдать СКРИАП лежит что-то более личное. — Но причем здесь все-таки...

— Ах да, Филин, — протянул Георг. — Мы немного пробили известную информацию. Дмитрий Кловерфилд, он же Шэд, погиб при эксперименте, спонсированном Игреком, который, оказывается, был не последней шишкой среди нулевиков, в том числе участвовал в поддержке проекта «Некомант», — протараторил Георг, внимательно наблюдая за реакцией Энни, но та лишь незаметно качнула хвостиком.

— Я о нем немного слышала, мя.

— Думается нам, что Игрек все затеял, чтобы угодить Безрожим, — добавил Георг, презрительно посмотрев на стену. — В глобальном конфликте, если нет моральных принципов, главнее всего вовремя прыгнуть на сторону, которая кажется выигрышной. Вот и наш кандидат так поступил, как пить дать.

— Иначе сложно объяснить, почему первые следы Безликих проявились именно в сто первом мире, — мяукнув, добавила Айдис.

— Но погодите-ка... Он вроде бы не числился в уничтоженных, мя? — пробормотала Энни, лихорадочно копаясь в информации.

— Нет, до сих пор цел, хотя парочка тех, что расположены вроде как рядом, вымерли, — мрачно заметил Георг. — Это может быть и совпадением, конечно... Но и тебе мы бы не советовали отправляться в сто первый, если только неладная не занесет.

— Может, там и есть их база, мряу? — заинтересовавшись, предположила Рэйчел.

Айдис глянула на брата и улыбнулась, обнажая клычки.

— Да, мы тоже так думали, пока не увидели флагман Безликих. С таким корабликом не столь важно, есть у тебя планета, где остановиться позагорать, или нет. В общем, если ближе к нашей теме, то получается, что Филин как раз-таки своего рода продукт сделки Игрека с Безрожими, поэтому не стоит так уж однозначно ему доверять, ня.

Энни помассировала виски, пытаясь все уложить в голове и одновременно с этим попытаться вычленить главное, после чего тихо сказала:

— Знаете... Это все для меня пока слишком глобально, мя, — посмотрев по очереди на эдемовцев, кошечка облизнула губы. — Я просто хочу найти родителей.

— Константин бы нам очень помог, — вздохнув, кивнул Георг. — Ой, прости. Я это не к тому, что ты вдруг слабая или типа того...

— Наша Некомант сильная, я даже сейчас это чувствую, мяу! — с гордостью сказала Эви, закончив вылизывать тарелки и теперь вернувшись к хозяйке, которая стала торопливо вытирать ее запачкавшиеся щечки.

— Тут она права, мряу, — усмехнувшись добавила Рэйчел.

— Нет, я понимаю, мя, — примирительно улыбнувшись, сказала Энни. — Полагаю, что Агент не даст мне спокойно заниматься своими делами, поэтому...

— Не совсем так, ня, — прервала девушку Айдис и мяукнула, извиняясь. — Здесь можно прихлопнуть двух зайчиков.

— Ням-ням, хотеть зайчатинку в сочном соусе, мяу! — прошептала Эви, облизываясь.

— Во-первых, устранить Агента — благое дело для всех, — сказал вместо сестры Георг. — Во-вторых... ты знаешь, где искать отца?

— Нет, но мне кажется, что я должна вернуться в тринадцатый мир. Интуиция, мя, — самоуничижительно улыбнувшись, Энни замерла, с надеждой смотря на парочку жителей Эдема, которые выглядели так, будто что-то знают.

— Знаешь, исходя из того, что я сегодня видел, ты вроде как можешь ходить по Теням, я ведь прав? — не выдержав, сказал Георг, улыбаясь.

— А? Да... Но Агент ведь тоже может, мя? — ответила Энни, непонимающе посмотрев на мужчину.

— Они-то, может, и могут, а вот мы — нет. Собственно, с момента появления Тени мы гадали, что это такое, — заговорщицким тоном продолжил эдемовец. — Вроде как подпространство в обычном мире, почти минусовой мир, но похожий на наш. Чертовщина какая-то!

— Да, что-то такое, — взволнованно прижав ушки, Энни сглотнула. — Но что значит «с момента появления»? Она была не всегда? Ведь с ее помощью перемещались Ищейки!

Айдис почесала нос в раздумьях и произнесла:

— Сложно сказать, о каких ты «Ищейках» говоришь... Но в «открытом», скажем так, доступе, когда мы смогли зафиксировать эту аномалию, Тень появилась.., — не став говорить, девушка вывела на запястье унифицированный межмировой календарь.

Энни, увидев дату, чуть не упала с дивана, ведь именно в тот день исчезли ее родители.

Глава 10

Раздобыв новую информацию, Энни быстро прикинула дальнейший план действий, и благодаря этому вернула себе былую невозмутимость. Поняв, что ошибкой было считать Тень чем-то обыденным, кошечка теперь просто сгорала от нетерпения, хоть и понимала, что прямо сейчас не сможет что-то толковое провернуть.

«Даже если не брать в расчёт Агента, который тут же выследит меня в Тени, остаётся еще проблема времени нахождения», — прикинула нека, задумчиво покачивая хвостиком. Выдаваемые текущим уровнем навыка значения казались просто смехотворными, раз уж измерялись в считанных секундах, и самым очевидным для повышения было раз за разом извлекать «Свет» и тратить его на перемещение в «Тень».

— Энни? — решила спросить Айдис, увидев, что кошечка как-то излишне задумалась, но нека лишь улыбнулась и покачала головой.

— Ничего такого, просто хочу обмозговать все, что удалось выяснить, мя, — нейтральным тоном сказала Энни, стараясь не выдать своего возбуждения, для чего ей пришлось в срочном порядке чесать саму себя за ушком, начавшим подергиваться. — Но я считаю, что основные моменты уже рассмотрели же, мя? Нам стоит как можно быстрее попасть на Платформу.

— Это да, — кивнув, ответил Георг. — Собственно, я сюда нас привёл не только для того, чтобы отдохнуть маленько и языком почесать, транспорт через пару минут будет готов, — подмигнув добавил эдемовец, после чего они с сестрой почти одновременно отправились в глубины квартиры и стали собираться в путь.

— Что-то придумала, мряу? — заинтересованно прошептала Рэйчел, разглядывая задумчивую хозяйку, чьи зрачки теперь стали мерцать разными цветами, как у матери во время использования "Виртуального КИНСа". Энни подключила основные базы для анализа и теперь лихорадочно просматривала собственные заметки, которые делала в дополненной реальности по ходу дела.

— Вроде того... Пока что думаю, мя, — задумчиво ответила кошечка, усадив перед этим на колени заскучавшую без еды Эви и принявшись гладить ее то по голове, то по излишне пушистому хвостику. Низенькая нека ничуть не возражала, скорее, напротив — ее мурлыканье стало чуть ли не самым громким звуком, раздающимся в квартире, а ушки то и дело вздрагивали, когда Энни почесывала шерстку.

«У отца не было информации по навыкам, приходилось тыкаться наугад», — думала Энни, раскрыв таблицу. «Для меня же он и Сишка сделали выкладку, так что остается рассчитать максимально эффективный вариант».

Данные касались лишь дерева умений «Некоманта», поскольку о новых Путешественницах знать никто не мог, а от Ищейки, насколько понимала Энни, остались лишь два стартовых навыка, заменяющих перманентный «Маяк» обычного Некоманта. Но уже этого ей было достаточно, тем более что расклад выходил несложным. «Хождение» снижало стоимость использования, так что выглядело очень полезным, но на накопление Света оно никак не влияло; более того, из текущих навыков не было ни одного, что касался бы этого ресурса.

Ближайший открывался лишь на пятом уровне и назывался «Пламя Маяка», что уже само по себе волновало Энни. Поскольку суть изначального умения была в перетаскивании вещей между ближайшими мирами, она переживала, что из-за измененного Амулета этого навыка может просто не быть, хотя накопление «Света» присутствовало и просто в качестве бонуса. Другой же возможностью являлось появление Тэнэбра-формы, но и здесь кошечка сомневалась, поскольку у нее каким-то образом оказалось два набора сигиллов, не говоря уже о том, что за короткий срок получить сразу еще двух Путешественниц пока что казалось слишком сложной задачей. Но возможность поглощать «Свет» из тел Темных была достаточно важна, чтобы постараться.

В итоге Энни остановилась на желании как можно быстрее получить пятый уровень, теперь рассчитывая, как можно реализовать это проще всего. Повышение Некоманта было связано с использованием навыков, а значит, требовало присутствие Темных и большие запасы жизненной силы. «Приказ» требовал убийства, «Печать» выглядела слишком ресурсозатратной, а «Поиск»... Пока Энни находилась рядом с Айдис, он не повысился, поскольку требовалось не только близкое расположение, но еще и разнообразие. Кошечка хотела было попробовать между делом использовать «Печать» на Фантоме, раз уж она сможет подпитываться сразу от двух подопечных, но этого тоже не хватило бы надолго.

«В идеале мне бы не помешало повторить трюк отца и Ками... Вот только с кем заключить Договор?» — подумала Энни, вспоминая рассказы. Ками, будучи Высшей Темной, смогла помочь форсировать получение уровня, но это не значило, что повсюду полно таких доброжелателей. Хотя отец рассказывал о кицунэ, как о хитрой, веселой и своенравной девушке, Энни ее запомнила немного другой — скорее, встревоженной и уставшей, хотя и о Константине можно было сказать то же самое. Ками часто отсутствовала, а может, просто кошечке так казалось, поскольку зачастую ее не было дома в то же время, когда и отец пропадал, но в итоге у Энни сложилось впечатление, что вряд ли подобный союз подходит многим. Поэтому мало кто из Темных захочет заключить Договор с Некомантом, если только вдруг не влюбится. Или не окажется в условиях шантажа... Но нека все же была благодарна за то, что Ками отправилась вместе с остальными в тот, последний, день, она ведь была достаточно мощной, чтобы не допустить самого плохого.

Отвлекшись, Энни осмотрелась и, осознав, что с момента ее погружения в раздумья прошло всего около минуты, обратилась к Сишке. Фигурка маленькой кошечки тут же появилась в поле зрения, приготовившись слушать вопрос.

— Каким образом Эви получила классы двух миров? — прошептала Некомант, но девчушка на ее коленях заерзала, навострив ушки.

— Мяу... Что-то со мной не так? — дрогнувшим голоском спросила нека, повернув голову и тем самым пощекотав подбородок Энни ушками, но Некомант миролюбиво улыбнулась и обняла новенькую крепче.

— Все хорошо, мне просто интересно, мя.

Сишку же подобный вопрос привел в ступор: впервые с момента общения она будто бы подвисла, судорожно перелопачивая огромные объемы данных.

— Мяф. Мяф-мяф! Ну и вопросики, Энни! Здесь никто не встраивал лаборатории по изучению непредвиденных последствий, чтобы на такое отвечать! — надув щечки продекламировала нека.

— Хм... Неужели совсем ничего? А что с бакенеко, она ведь почему-то была нестабильной? — разочарованно сказала Энни, но в этот раз ВИ подпрыгнул и издал победный мяфк.

— Хо-хо... И правда, мяф. Хотя деталей никто не скажет, есть следовой скачок тэнэбра-энергии, мяф.

— Скачок? — Энни уставилась на простенький график, который ей ни о чем не говорил.

— Да, мяф. В момент захвата бакенеко влияние оказало неизвестное ноопроявление, из-за чего полученная тэнэбра-сущность и получилась нестабильной, что и перенеслось на Путешественницу, мяф, — протараторила Сишка, но поскольку конкретики и деталей не было, Энни подобный ответ не слишком устроил. Факт того, что превращение прошло необычно, она и так видела, а вот какими будут последствия?

— Это будет прогрессировать? — тихо спросила Энни, сдавив Эви так крепко, что та мяукнула, но девушка подсознательно верила — так она сможет оградить новенькую от всех невзгод.

— Если не проводить манипуляции, ведущие к тэнэбризации — не должно, все-таки Путешественницы достаточно стабильны, мяф, — пояснила Сишка, но нека все равно нахмурилась.

— Ладно... А что насчет подсветки силуэтов? Ведь суть Амулета в том, чтобы подсвечивать Путешественниц, иначе Темные за ним не охотились бы... Но я не увидела И после создания.

Сишка с готовностью принялась за поиски, но затем ее эмоции изменились, делая ее совсем похожей на живую. Покрывшись бусинками пота, девица виновато улыбнулась и стала нервно почёсывать за ушком.

— Хе-хе, мяф. Ответ будет дан в скором времени, спасибо за обращение.

— Так, не выдумывай! Что не так, мя?! — раздраженно сказала Энни, пытаясь вцепиться в виртуальную кошатину.

— М-м. Я отловила косяк, мяф. Надо было Си запустить меня для бета-теста раньше, хи-хи, — нервно посмеиваясь, кошечка кашлянула и стала серьёзной. — Константин расценил, что в условиях сбора полного количества нек отслеживание силуэтов начинает мешать, мяф. В бытовых условиях это мешает личной жизни, всякое такое, мяф...

— Дальше-то что?!

— Я внедрила механизм по отключению отображения силуэтов, мяф, я же молодец! — рассказала Сишка. — Вот только для этой оболочки я забыла убрать «по-умолчанию» для отключённого варианта... Теперь все в порядке, мяф!

Энни даже не стала ничего говорить на подобное, выразив свое неудовольствие раздраженно покачивающимся хвостом с вставшими дыбом шерстинками, но увидев, что эдемовцы собрались, отключила ВИ и постаралась успокоиться.

Спустившись вниз, девчата увидели, что в этой многоэтажке имелась подземная парковка. Древняя, заваленная давно никому не нужным хламом и ржавыми остовами, она явно редко использовалась по назначению, поэтому Энни уже хотела было спросить, что именно они тут ищут, пока Георг не сдернул с одной из гор хлама истлевший брезент или нечто на него похожее. Груда мусора оказалась новым на вид фургоном силовиков.

— Оу. И когда успели, мя? — с опаской спросила Энни. В возможностях парочки по угону она как раз-таки не сомневалась, ее беспокоило, что потерянная машина привлечет куда больше внимания, чем хотелось бы.

— Когда-то еще в прошлые разы, — почесав затылок через капюшон, ответил Георг. — К счастью, здесь, внизу, автопарк не особо часто обновляют, так что прокатит и этот, — увидев обеспокоенный взгляд неки, мужчина хохотнул. — Ой, да брось, что ж мы тебе, дилетанты? Центральный модуль машинки взломан, данные взяли из свежей базы, так что на то время, пока мы будем проходить к Колонне, этой маскировки хватит.

— Зачем тогда вообще нужна наша малышка, мряу? — взяв Эви за руку, как потерявшуюся девочку, с напором спросила Ар.

— Чтобы вас протащить, — ответила Айдис. — Нет, нам это тоже облегчит задачу, конечно, все-таки мало приятного в том, чтобы на Колонну карабкаться, ня-а, — поежившись, девица мяукнула из-под маски. — На Платформу местным силовикам вход заказан, так что присутствие агента Службы Безопасности должно усыпить бдительность.

— Ладно, пусть будет так. Ты ведь... Знаешь, что нужно говорить? — шевельнув ушком поинтересовалась Энни, залезая в фургон вместе с остальными.

— Мяу.., — прижав ушки к голове, Эви с тревогой посмотрела на хозяйку. — Я... Не помню.

— Печалька, — сообщил Георг, запрыгивая на водительское сидение. — Ладно... Эм... Если голос у нее совпадает, можно просто дернуть недавние записи. Их есть у меня.

— Только кто будет просматривать сейчас? — недовольным тоном протянула Айдис, торопливо проглядывая выскакивающие на засветившемся лобовом стекле сообщения. — Рассматривают решение о полной блокировке Нижней Зоны и вводе военных, так что если не поторопимся...

«Обновление завершено».

— Капитан Ева Кляйн, личный код 4815162342, — выпалила Энни, уже успев пролистать записи и найти нужный момент.

Повисла неловкая пауза, после чего Георг включил зажигание и пробормотал: «Ну ок, чё».

— Все же имеет смысл переодеться, — торопливо сказала Айдис, отойдя от удивления. — Там вроде как была форма...

Мяукнув в подтверждение, Энни принялась натягивать черные штаны поверх джинсов. Форма явно была сшита на кого-то с комплекцией покрупнее, так что девушке, несмотря на спортивность фигуры, не было тесно даже в многослойной одежке. Рэйчел, чья тонкая ткань была практически незаметной на ощупь, тоже нацепила форму без проблем, но не преминула выразить недовольство по поводу примятых шлемом ушек. Эви же пришлось прятать хвост, превращая его чуть ли не в клубок шерсти, а ушки скрыли повязкой на голове, которая должна показывать, что капитан ранена.

Уже видя, как вдалеке виднеется подсвеченная огоньками Колонна, Энни вспомнила еще об одной детали и тихо прошептала:

— Кон-кон.

В руку плотно легла увесистая рукоять пистолета, верхняя часть которого выглядела довольно массивной, но, в тоже время будто стеклянной — большая часть оружия оказалась прозрачной, однако тускло мерцающие на стволе символы говорили о том, что вещица явно не простая.

«Ячейка „И“ (100%).

РПП-ДА-13 „Юко“. Ручной плазменный пистолет ограниченной серии „Длань Аматэрасу“, гибридная технология людей „название мира потеряно“, ёкай и аякаси. В отличие от стандартного плазменного вооружения не имеет встроенной батареи, задействуя для стрельбы сигиллы или энергию ёкай. Энергия тратится как на материализацию оружия, так и на дальнейшее усиление: носитель Печатей может перераспределять энергию сигиллов на необходимое снаряжение, вплоть до 200%.

Текущее распределение:

1%-99% — поддержание „Юко“ в материальном виде и ведение огня из расчёта 1 заряд за 1 процент. В случае повреждения оружие отзывается и ремонтируется автономно, в случае разрядки также отзывается.

50% — единоразовая трата вызывает режим „Благословение Инари“ — оставшиеся заряды будут использовать амплитуду ноотики, нанося 300% бонусного урона Ноопроявлениям, ёкай и аякаси.

100% — при активации на пике энергии сигилла „Юко“ получает режим „Солнечная улыбка Аматэрасу“, разогревая шары плазмы до критических значений.

200% — не тестировалось, эффект неизвестен».

Хотя Энни была рада подобной обновке, открывшейся вполне логично после того, как она стала своего рода экспертом в стрельбе из энергетического оружия, происхождение казалось излишне таинственным. Пытаясь выжать все, что можно, из памяти, Энни не могла понять, к чьему родному миру относилась подобная разработка. Конечно, никто не мешал отцу отыскивать уникальные образцы вооружения и технологий в каких угодно мирах...

«Разве бы он стал такое скрывать?» — с тревогой подумала Энни, после чего сказала уже вслух: — Си, подскажи, к какому миру это относится?

Остальные развернулись было на разговор кошечки, но затем сосредоточились на своих делах, уже начиная привыкать к странному поведению Некоманта.

— Мяф-мяф, — кроха снова задумалась, обрабатывая запрос. — Один вопросец лучше другого... По следовым ссылкам могу сказать, что речь о тридцать третьем мире, мяф.

— Хорошо, тогда... Нет ничего? — попытавшись сама открыть известные данные, Энни даже вздрогнула, увидев пустоту. — Что с ним? Он был уничтожен?

— Данных маловато... Но, если сравнивать с родным миром Арверов, который дал начало Эйлин и подтвердил наличие магии, мяф, то ситуация схожая. База данных пуста, мяф, поскольку планета уничтожена, — сокрушенно заявила Сишка, притоптывая на месте. — Если кто-то и занимался их исследованием, то это было или так давно, что потеряло актуальность, или теперь уже является бесполезной информацией, мяф.

— А что насчет аякаси? Кто это, мя?

— Аякаси — преимущественно японское слово, если ориентироваться на большую часть миров, — начала было бубнить кроха, но Энни ее быстро прервала.

— Меня не энциклопедия интересует, а значение в разрезе базы данных Некоманта и нулевиков, — с укором заявила нека, но Сишка растерянно пожала плечами.

— Прости, мяф. Просто как разновидность мифических существ, которые могли в итоге стать ноопроявлениями, ничего особенного, мяф. Такой же подраздел, как «Демоны» или «Оборотни», например.

— Ясно, — пробормотала Энни. — И что бы должно значить оружие из погибшего мира, мя-мя-мя? Значение слова «Юко»?

— Японское женское имя, означает «Дитя Ночи», мяф, — отозвалась Сишка, после чего Энни отключила отображение модельки и отозвала плазменный пистолет, оставшись в смешанных чувствах.

Чуть приоткрыв окошко, Георг незаметно швырнул небольшого паучка, который тут же с огромной скоростью убежал к сканерам. Вместе с этим Айдис с братом исчезли, активировав невидимость, отчего стало казаться, что фургон движется на автопилоте, и это не было такой уж редкостью. Как только проверка наличия нанитов и запрещенных для провоза электронных устройств не сработала, с фургоном вышли на связь. Подавшись вперед, Эви с надрывом сообщила, что ранена после обрушения Колонны, назвала свой код и сообщила, что с ней еще двое раненых силовиков, которым требуется срочная медицинская помощь, а все последствия от их прохода на Платформу капитан берет под свою ответственность.

«Надо же, по факту она даже и не соврала, умничка», — с улыбкой подумала Энни, когда им дали добро. Вкатившись на территорию, фургон остановился недалеко от подъемника, возле которого мигнули силуэты Темных — такие же слизни, которых Энни видела и раньше.

«Поиск темных»: Повышение до уровня 3 — увеличение радиуса до 100 метров; подсвечивание Темного в радиусе 20 метров; подсвечивание ранее открытого Темного в радиусе 125 метров; цветовое разделение по типам Темных».

Выбравшись из машины, Эви, Энни и Рэйчел обнялись и ковыляя направились к светящемуся лифту, пока эдемовцы незримыми силуэтами продвигались следом. Энни постаралась унять свою нервозность, радуясь тому, что ее ушки и хвост надежно скрыты под одеждой, а вот повязка новенькой начала немного вибрировать в такт ушкам, но это было не слишком-то заметно, и неки надеялись больше на то, что без оружия и ранеными они в итоге выглядят достаточно жалкими и неопасными.

Встав на металлическую пластину подъемника, девушки слегка напряглись. Лифт не двигался с места, пока внутрь не зашло трое силовиков, и лишь после этого двери закрылись. С лязгом и неприятными звуками редко использующийся лифт начал двигаться, пока Энни гадала, что здесь забыли слизни, если обычно этому подразделению наверх вход заказан?

— Медик на подходе, вы обеспечили поддержку капитану Кляйн? — раздался искаженный голос в передатчике одного из слизней.

— Так точно. Ожидайте в скором времени.

Чем выше поднимались, тем больше Энни улавливала срабатываний «Шёпота», а после — и подсвечиваний силуэтов. Когда дверь открылась, она даже не удивилась, что среди людей в форме агентов тоже оказались Темные. Молча зайдя внутрь, они вкатили компактные носилки, но затем дверь закрылась и лифт вновь начал движение вверх.

— Для лучшей логистики подъёмник соединен с медблоком. Не беспокойтесь, скоро вам помогут, — сообщил один из агентов, показав жестом «Ок» и вроде бы даже говоря все это с улыбкой, хотя из-за глухого шлема сложно было сказать, какое у него выражение лица.

— Спасибо, — процедила Эви, закончив считать внезапно набившихся в лифт субъектов, число которых перевалило за десяток.

Лифт щелкнул на уровне еще одного этажа, после чего неспешно двинулся выше, и Энни, протянув руку вниз, чтобы ничего не мешало вызвать меч, сказала:

— Пока мы не начали, никто не желает выйти?

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям