0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Дремучий Лес » Отрывок из книги «Дремучий Лес»

Отрывок из книги «Дремучий Лес»

Автор: Анфиса Рейса

Исключительными правами на произведение «Дремучий Лес» обладает автор — Анфиса Рейса Copyright © Анфиса Рейса

Глава 1

Я села в белую машину Жени и захлопнула за собой дверь. Наконец-то. Наконец-то сборы окончены, и мы едем на фестиваль! Что же может быть лучше рок-фестиваля под открытым небом в компании лучших друзей? В этом я убеждала себя всё утро.

— Явилась всё-таки, — фыркнула лучшая подруга.

— Мы уже собирались уехать без тебя, — поддержал лучший друг.

Тоже мне, друзья! Ну и что с того, что они прождали сорок минут у моего подъезда? Я и так спешила, как могла. Но вещи в чемодан сами не запихнутся, а лента в «Инстаграме» сама себя не полистает.

— Ой, ну простите, — вздохнула я.

Сидевшая рядом со мной Тома простившей меня не выглядела. Она закатила глаза и раздражённо толкнула переднее сидение перед собой коленом, вероятно, призывая Женю начинать поездку, что тот и сделал. Зато он ободряюще подмигнул мне, что я не без удовольствия увидела через зеркало заднего вида.

Вообще, Женя не совсем мой лучший друг. То есть, он друг, конечно, но… Чтобы было понятно: Женя — мужчина мечты. Ему девятнадцать, но выглядит старше. У него идеальная фигура, рельефный живот, широкие плечи и прекрасные, увитые венами, кисти рук. А ещё он натуральный блондин с голубыми глазами. Очевидно, что мне хотелось выйти-таки из «френд-зоны». Но этого не предвидится.

— Я рада, что еду именно с тобой, Жень, — промурлыкала я.

— Останови машину, Жень, я выйду. Вика рада, что едет именно с тобой! — фыркнула Тома.

Я толкнула её плечом. Могла бы и промолчать, ведь ей хорошо известно о моих чувствах к Жене! Но она никогда не упустит возможности надо мной посмеяться. И как мы — полные противоположности — вообще остаёмся такими близкими подругами?

Тома — прекрасная девушка в теле: сильная, с формами, из тех, что и в горящую избу войдёт, и так далее. Я же от природы худая, настолько, что в детстве даже комплексовала по этому поводу, пока не поняла, что моя фигура-то — для модели самое оно! И даже начала участвовать в фотосессиях, пока учёба в университете на юриста не отняла всё моё время.

По характеру мы тоже разные: Томка прямолинейная и храбрая, а я… А я сохну по Женьке уже три года, а воз и ныне там.

— Девчонки, не ругаемся! Эта поездка должна быть незабываемой! Фестиваль будет волшебным…

— Ещё бы, десять тыщ за билет, — вставила Тома.

Она не любит рок. Я тоже. Рок любит Женя. И когда я узнала, что он ищет компанию для поездки на рок-фестиваль, то две недели ныла, чтобы Тома поехала с нами. Потому что, если Женьке предложу свою кандидатуру я одна, это будет выглядеть несколько странно. А ещё мне рядом нужен кто-то, кто присмотрит за мной и не позволит, увлекшись флиртом, опозорить себя на весь фестиваль.

— Сколько нам ехать? — поинтересовалась я.

— Десять часов. Сменишь меня через пару часиков, Викусь?

— Конечно, — расплылась в улыбке я.

— А может, есть какой-то более гуманный способ умереть? — спросила Тома.

Я пихнула её локтем. Да прекратит она или нет? Ну врезалась я как-то в дерево. Ну не успев даже отъехать от парковки лесопарка. Она теперь всю жизнь будет мне это припоминать? Ещё не хватало, чтобы о моих навыках вождения Женя узнал. Это мигом дискредитирует меня в его глазах, ведь все парни любят тачки. А Женька так вообще свой белый «Фольксваген» боготворит. Уж точно любит его сильнее, чем меня.

— В смысле? — не понял Томкиной реплики Женя.

— Она шутит, — пояснила я. — Десять часов, это долго… — попыталась сменить тему.

— Да ничего! В хорошей компании и с хорошей музыкой время пролетит быстро!

Женя решает врубить свой рок.

И я, и Тома одинаково хотим, чтобы магнитола сломалась нафиг, я точно знаю. И чтобы она врубила «BTS», и переключить обратно на эти крики под, прости-Господи, музыку, было нельзя.

— Знаете эту группу? — прокричал Женя, хотя из-за ора вокалиста его слова я расслышала с трудом. — Они будут на фестивале!

— Какая прекрасная новость! — хлопнула в ладоши Тома. — Десять тыщ потрачены не зря!

— Точно! — подхватил Женя.

— Вот же тупица, даже сарказма не понимает, — зашипела Тома мне на ухо. — Что ты в нём нашла, интересно?

— Ты посмотри на него! — нашлась я. — Красивый и…

— И тупой, прям как ты!

Нет уж, такого оскорбления я уже снести не могла и как шлёпнула её по плечу. Она раза в три сильнее меня, но драться под металл оказалось даже прикольно.

— Девочки! Девочки! Вы чего?! — Женя в ужасе затормозил и даже вырубил музыку.

На радостях от этого факта мы мигом успокоились и прижались друг к другу, счастливо слушая тишину.

— Да нормально всё, — отмахнулась от него я. Всё равно дрались мы не по-настоящему.

— Ладно… Я проверю по навигатору, как дороги.

Женя достал телефон и уткнулся в него. Я решила воспользоваться случаем и перегнулась через сидение, чтобы заглянуть ему через плечо.

— Хм… — изобразила крайнюю задумчивость я. Хотя на самом деле балдела от запаха его одеколона. Пахло от Жени какими-то дорогущими мужскими духами, которые были призваны сводить девчонок с ума. И со своей задачей они справляются отлично.

— Смотри, Вик, впереди пробка. Интересно, что случилось?

— Наверное, всё ломанулись на этот фестиваль восхитительной музыки, — предположила Тома.

— Думаешь? — осведомился Женя.

Ну хорошо, хорошо. Признаю. Он тупой. Ну и что? Вот скажите, какая польза от умного мужика? Никакой! Только проблемы создаёт. А их я прекрасно создаю сама.

— Нет, тут впереди авария, — покачал головой Женя. — Может, можно как-то объехать? Ага… Вот тут дорога через лес.

— А может, ну его? — предложила Тома. — Ехать через лес… А если с машиной что случится, мы же эвакуатора не дождёмся. А если лося какого собьём? Давайте уж лучше по дороге. Ничего, постоим в пробке.

— Да брось, — ожидаемо встала на сторону Жени я. — Лесная дорога… Романтика… — Я многозначительно положила подбородок ему на плечо.

— Значит, большинством голосов решено ехать через лес! — проигнорировав мой флиртующий выпад, объявил Женька.

Зря я его поддержала. Ох как зря.

***

Дорогу через лес я представляла себе как заасфальтированную трассу в окружении хвойных деревьев — как в кино. Но асфальт очень быстро кончился, и «Фольксваген» затрясло на ухабах и неровностях.

— Меня укачало… — пожаловалась Тома.

— Дорога отстой, — согласился Женя. — Ладно, может, скоро кончатся ямы.

Ямы и правда скоро кончились. Впрочем, что-то, что мало-мальски напоминает дорогу, тоже. Мы ехали по какой-то насыпи из мелких камушков и опилок. Машина поплелась совсем уж медленно: на такой трассе не разгонишься. И вокруг с каждым метром будто становилось всё темнее, а лес — гуще.

Тома опустила окно, впуская лесной воздух и звуки в салон.

— Нифига, это чё, сова? — Женька ткнул пальцем куда-то в темень перед собой.

Я попыталась увидеть сову, но вместо этого напряглась от вида кривых деревьев по сторонам от дороги.

— А почему так темно-то? — спросила я. — Сейчас же день...

— Повечерело, пока ты шмотки собирала, — фыркнула Тома.

— Это просто лес солнце не пропускает, — ответил Женя. — Но какой-то он больно густой…

— Ещё немного, и доедем до избушки Бабы Яги, — сказала Тома. — Давай разворачивайся, мы уже фиг знает куда заехали.

— Навигатор показывает, что едем верно, — заметила я, поглядывая в Женькин телефон. — И лес уже скоро кончится.

— Что-то непохоже, что он кончается, — ответила та. — Жень?

— Да где тут развернёшься? Смотри, вокруг лес густой. И к тому же…

Прервал его резкий порыв ветра. Прямо на машину дул ветер с такой силой, будто собирается поднять её в воздух! Через открытое Томкино окно повалил густой, как молочная пена, туман, но это было неважно, потому что помимо тумана ветром в окно задувало мелкие веточки, мох и каких-то недружелюбных насекомых.

— Что это за фигня?! — закричал Женька, останавливая машину. — Окно, девчонки! Закройте окно!

Я стремительно перегнулась через Тому, и мы на пару начали жать на кнопки, выплёвывая букашек. В результате, окно опустилось только сильнее.

— Да убери ты руки! — Томка отпихнула меня и зажала кнопку. Окно медленно закрылось.

Мы в машине замерли, пытаясь понять, что произошло. От моей прекрасной укладки на блондинистых волосах не осталось и следа. Косметика на лице перемешалась с грязью. Я догадывалась, как выглядела. Как будто мной только что помыли пол.

У Томы вид был получше: её тёмное каре не особо пострадало. А поскольку она не красится, грязь на лице не так уж и сильно бросалась в глаза. Но выражение её лица было, мягко говоря, удивлённым.

— Это чё щас было? — выдохнула она.

— Я не знаю! — Женька в ужасе вцепился в свои волосы. — Моя машина…

— Ветерок-то стих, — заметила я, пытаясь через стекло разглядеть что-нибудь снаружи. — И туман будто бы рассасывается…

— Говорила же я, надо было стоять в пробке, как нормальным людям. Но мы же торопимся! — разошлась Тома. — Нам же надо обязательно влипнуть в неприятности! Теперь мы как будто на съемочной площадке хоррора.

— Хоррора? — переспросил Женя, разворачиваясь к нам. Щёки у него пылали, взгляд горел от адреналина, а как он закусывал в волнении губу…

— Шимерова, хорош слюни пускать! — одернула меня Тома. — Нашла, блин, время!

— В смысле? — не понял Женька.

— Не важно, заводи мотор, поехали уже отсюда… — Её речь прервал глухой стук в лобовое стекло. Нахмурившись, она уставилась вперёд.

Я не без труда отвела взгляд от Жени и всмотрелась в лобовое стекло. Звук повторился. Я удивлённо вскинула брови, увидев причину этого звука.

— Это мне сейчас стрела в лобовуху попала? — не понял Женька.

— Да ты что, на солнце перегрелся?! — вспыхнула Томка. — Какая стрела? Мы что, в поселение индейцев нечаянно въехали? Да это просто ветка какая-то…

Ещё одна стрела, а это была бесспорно она, прилетела в стекло. То ли стрелы были тупые, то ли лобовое стекло прочное, но машина пока оборону держала.

— Жень, поехали, а? — предложила напуганная я.

— А как ехать? — Он указал вперёд. — Туман же! А если там, впереди, человек стоит?

— А он там и стоит, — кивнула Тома. — Кто-то же пускает в нас стрелы. Не сами же они летят.

— Тогда может, поговорим с ним? — Я считала, что делать хоть что-то надо. Тем временем «Фольксваген» словил ещё пару стрел.

— Какая хорошая мысль! — парировала Томка. — Вежливо попросим его прекратить обстрел. Всё войны так и заканчиваются.

Женька громко просигналил. И стрельба по нам прекратилась.

Мы замерли. Боялись даже пошевелиться. Вся эта ситуация уж больно напрягала: туман, ветер, звуки лесные пугающие. И тот факт, что кто-то охотится на наш «Фольксваген». Словом, минут пять мы сидели без движения.

— Кажется, ушёл, — обрадовалась было я.

И в этот же самый момент какой-то человек запрыгнул к нам на капот.

Я закричала. Томка меня в этом поддержала, а Женя одновременно и засигналил, и надавил на газ. Машина взревела, но не двинулась с места.

Когда через мгновение я открыла зажмуренные от ужаса глаза, то увидела, что человек сидит на корточках и рассматривает нас. Ну просто картина маслом! Три напуганных путешественника и сидящий на капоте человек, в костюме, блин, эльфа!

Серьёзно, и штаны у него бежевые со шнуровкой, и белая рубаха, и плащ красный, и физиономия смазливая, и даже уши заострённые. Ну прямо сошёл со страниц Толкиена.

— Ну всё понятно, — выдохнул Женька.

Тут офигела от него даже я. А Томкино лицо так и вовсе было непередаваемым.

— Даже боюсь спросить, что тебе там понятно, — дрожащим голосом сказала она.

— Да это же ролевик!

— Кто, прости?

— Ну переодеваются во всякое и… — Женя запнулся, потому что «ролевик» как-то очень странно на него уставился. — Как компьютерная игра, только в реале.

Этот эльф всё продолжал на него пялится. И я прекрасно знала, что это за взгляд. Таким взглядом на Женю смотрю я.

— Ладно, просто пойдём поговорим с ним, — решил он.

— Да ты что, он же стрелял в нас! Стрелами! — Тома подалась вперёд и обхватила его плечи через сидение, стремясь удержать на месте.

Я тоже ревностно схватила его за предплечье. Туман, ветер, эльфы — это всё, конечно, хорошо. Но я не собиралась упускать возможности за него подержаться. Не каждый день она выпадает, знаете ли.

— Да это ненастоящие стрелы! — отмахнулся Женя, открыл дверь и вышел наружу.

Я вот что-то не пойму… То ли он очень смелый, и потому ничего не боится… То ли потому, что тупой. Ну это и неважно. Любовь слепа!

«Эльф» тут же спрыгнул с капота.

— О, рад встрече, славный рыцарь! Ты — услада для моих глаз! О, эта встреча была предписана богами…

— Туман был явно непростой, — поделилась со мной Тома и многозначительно покрутила пальцем у виска. — Ладно, он вроде безобидный, — и тоже вышла наружу.

— О, сколь прекрасная дева! — разошёлся не на шутку «эльф». — Вы столь же прекрасны, сколь и луна на небосводе!

Ну, если она для него прекрасная дева… Я поправила, как смогла, волосы и выбралась вслед за ней, приготовившись выслушивать комплименты.

— О-о… — начал было «эльф», — у-у-у, — закончил он. Наверное, даже слова забыл от моей внешности. Ещё бы, ведь однажды я даже победила в конкурсе красоты… — Несчастное создание. Заколдована или уродилась такой?

В каком это смысле?!

Глава 2

— Эм… Что? — недоумённо переспросила я.

— Значит, уродилась такой, — покачал головой «эльф». — Да, тебе не позавидуешь. Ладно, на лицо ещё красивая, а вот фигура…

Я, мягко говоря, опешила. О чём говорит этот длинноухий? Чем это ему моя точёная фигурка не понравилась? От природы я худая, но вот чтобы накачать себе хоть что-то сзади, я не один месяц потратила. Приседания, отжимания… И всё это для того, чтобы какой-то эльф меня тут унижал?

— Вообще-то Вика — модель, — вступился за меня Женя. Я благодарно улыбнулась ему, а вот «эльф» скривился.

— Модель чего? Вешалки?

Я огляделась в поисках упавших стрел. Возмутительно! Ну вот я ему сейчас покажу вешалку!

— На себя посмотри, насмешка над «Властелином колец»!

«Эльф» оскорбления явно не понял, но зато покрепче сжал в руке свой лук.

— Это всё, конечно, хорошо, — вмешалась Тома. — Но, может, объяснишь, зачем ты в нас стрелял?

— Я не ожидал, что кто-то из Изомирья явится! — принялся оправдываться тот. — Я думал, времена, когда к нам людей заносило, прошли… Реус мне говорил, но я думал, что он всё выдумывает! Но вот они вы: одеты смешно, появились внутри какой-то коробки… Всё сходится! Только зачем вы кикимору болотную, — он покосился на меня, — при себе держите, ума не приложу.

Я кинулась вперёд. Ну я ему сейчас покажу кикимору! Не зря я вчера на маникюре ногти подлиннее попросила — расцарапаю всё смазливое личико!

— Вика! Вика! — Женя перехватил меня на полпути. Он обхватил меня сзади за талию, удерживая на месте, а я и растаяла в его руках, мигом простив «эльфу» все оскорбления. Если Женя ещё меня так подержит, я могу и ещё лестных эпитетов в свой адрес послушать.

— Успокойся, Викусь, у него явно не все дома, — сказала Тома.

— О, прекрасная дева, из твоих уст любое слово — мёд…

— Поехали отсюда, — зашипела она. — Пока от этого тумана у нас тоже кукуха не поехала.

Я взглянула вниз: туман светлой пеной опутывал мои ноги по щиколотку.

— Думаешь, дело в тумане? — поинтересовалась я. Женя, вероятно, поняв, что я по нему готова уже лужицей растечься, отпустил меня и отошёл на шаг. Я с тоской вздохнула.

— Очевидно, — кивнула подруга. — Это какой-то ядовитый газ или..

— Неа, это наяды туману напускают, — вмешался «эльф». — Чтобы путники заплутали и к ним в озеро угодили.

— Точно, — согласилась она, закатывая глаза. — Тут одно из двух.

— Ладно, девчонки, давайте в машину, — сказал Женя и открыл дверь.

— Будете просто там сидеть? — осведомился «эльф».

— Нет, мы уедем, — зачем-то ответила ему я.

— Вот ненормальная! Да как же вы без коня уедете?

Я фыркнула и залезла в машину вслед за Томкой. Уедем, ещё как!

— Всё ещё думаешь, что это — ролевик? — поинтересовалась у Жени Тома.

— Наверное… — замялся Женя. — Скорее всего, он переоделся и пошёл отыгрывать в этот лес, но надышался чем-то и теперь считает себя настоящим эльфом. Что думаете?

— Похоже на правду, — поразилась его неожиданному умозаключению я и глянула победно на подругу: ну что, всё ещё считаешь его тупым?

— Раз так, то бросить его тут мы не можем, — продолжил парень.

— О, ещё как можем! — возмутилась я. После «вешалки», после «кикиморы» я была готова его ещё и переехать напоследок.

«Эльф» стоял у дороги и с тоской смотрел на нас. Тоски по мне там не было и капли: вся скорбь во взгляде предназначалась Женьке.

— Вик, парень не в себе!

— Да! — поддержала Тома. — Он — псих! И мы психа в машину посадим? Алло! Он в нас стрелял! Стрелами!

Я шепотом произнесла «спасибо». Никаких эльфов в машине не будет!

— Ладно. Тогда хоть в полицию надо позвонить. Его, небось, ищут. — Женя достал свой телефон. — Эм… Странно. Не работает.

— Что странного? Я бы удивилась, если бы в такой глуши был сигнал, — фыркнула Тома.

— Да нет! Он вообще не работает! — Женя продемонстрировал нам чёрный экран.

— Разрядился? — предположила моя подруга.

— Было больше половины зарядки, — подала голос я. Когда я смотрела в Женин телефон, то обратила на это внимание.

— Чёртовы айфоны, — вздохнула Тома и полезла за своим телефоном. — Что за фигня? — Её телефон не работал тоже.

Настала моя очередь: мой розовенький «самсунг» не подавал никаких признаков жизни. Я в панике полезла за переносной зарядкой. Подключив телефончик, я взмолилась о чуде, но экран по-прежнему оставался чёрным.

— Не понимаю… — Женя потёр виски.

— Просто поехали. Доберёмся до цивилизации и разберёмся, — заключила Тома. — Мы, может, въехали в какое-то аномальное место. Понимаете? Техника не работает. Типа Бермудского треугольника.

— Если техника не работает, тогда машина… — в ужасе начала я.

Женька зажал педаль газа. Но машина, подобно нашим телефонам, будто никогда и не слышала о том, что ей полагается ехать.

— Но как-то досюда же мы доехали! — воскликнула Тома.

— Что теперь делать?! — в ужасе закричала я.

Застряли в лесу без телефонов, транспорта, в компании эльфа, который надо мной насмехается! Ещё час назад я и представить себе не могла, что есть что-то хуже рок-музыки.

— Спокойно, — Тома сжала мою руку. — Оставаться тут нельзя, да это и бессмысленно. Нам нужно найти помощь, согласны? Только без паники. Надо, чтобы этот эльф отвел нас к людям.

Мы с Женькой покивали и все вместе выбрались из машины. «Леголас», увидев, что мы выбрались из «коробки», засиял от радости.

— Ну что, уехала? — насмешливо поинтересовался он у меня.

— Сейчас как съезжу тебе по роже!

— Вика! — шикнула на меня Тома. — Нам нужна его помощь!

— Эм… привет? — начал Женька. — Меня зовут Женя. А это Тома и Вика. Ты нам не поможешь? Понимаешь, мы тут застряли и… Где тут ближайший, я не знаю, посёлок?

— Приятно познакомиться с тобой и Томой! — отозвался «эльф». Я мгновенно закипела и приложила максимум усилий, чтобы промолчать. — Я Филкас. До деревеньки полдня пути.

— Деревеньки? — переспросил Женя.

— Хоть до африканского племени, если там есть интернет, — ответила на это Тома. — Филкас? Ты можешь проводить нас туда?

— Без проблем, — улыбнулся тот.

Мне этот Филкас не понравился совершенно.

***

— В общем, путешественники вы не первые, хотя мало кто в вас верит. Ну трудно поверить, что есть разрыв в полотне Вселенной, через который можно попасть в параллельный мир. А людей у нас в лесу и не водится. Может, потому что эльфы людей недолюбливают. Хотя вот гномы — они людей обожают! Если человек у гнома что-то попросит, тот обязательно выполнит. Это дело чести для гнома! Хотя есть ли честь у гнома? Вот это ещё вопрос… А по поводу наяд…

— Ты чё несёшь?

— Вика! — воскликнули Тома с Женькой.

— Извините, но что за чушь он тут нам затирает?! — возмутилась я.

— Хватит, он щас как пристрелит тебя из лука, — зашипела Тома.

— Не волнуйтесь, ничего я ей не сделаю, её и так уже жизнь наказала, — ответил нараспев Филкас. — Так вот, по поводу наяд.

Я закатила глаза и прекратила слушать его болтовню. Мы уже полчаса бредём в неизвестном направлении по лесной чаще. Машину пришлось оставить, чемоданы тоже. Женя нёс рюкзак, из которого мы вытащили почти всю его одежду и набили нашими с Томой особо ценными вещами. Моя косметичка, счастливый розовый топик, бутылка воды… Бедный Женя еле ноги переставлял от тяжести. Глядя на него, мне было немного совестно от того, что я не согласилась расстаться с любимым сборником стихов.

Вокруг нас был лес. Над нами и под нами тоже был лес. Деревья возвышались старые и изогнутые, как нос у ведьмы. Пахло мхом и сыростью. В воздухе летали какие-то маленькие блестящие жучки, а под ногами хлюпала влажная земля.

Филкас (сомневаюсь, что это его настоящее имя) вёл нас уверенно какой-то узкой тропой, в ширину которой вмещалось ровно два человека. На мою попытку занять место рядом с Женей Филкас отреагировал молниеносно и отпихнул назад, к Томе. Тома была девушкой широкой, поэтому после того, как я была окончательно смещена в кусты, я уступила дорогу ей и поплелась позади.

Я ещё не успела устать, но становилось зябко. С каждым шагом всё холоднее, будто кто-то впереди открыл очень большой холодильник. Кожа покрылась мурашками, пальцы дрожали, зубы стучали.

Но я не жаловалась: не хотела радовать своими неприятностями Филкаса. Кстати, о нём: он-таки положил глаз на моего парня! Нет, я, конечно, человек толерантный, но не до такой же степени, чтобы Женьку уступать эльфу!

Я прислушалась к их разговору:

— Значит, ты такие мышцы накачал в… как ты сказал? Спортзале?

— Да, всего лишь за полгода, — хвастливо ответил Женька.

— Ты такой молодец! Знать бы ещё, что такое «спортзал», — добавил он вполголоса.

Я вскипела. Ну ничего, дойдём сейчас до деревни, там я сразу избавлюсь от этого ненормального. Боже, да он нам тут втирает про каких-то гномов! И такое впечатление, что это смущает только меня!

— То-ом! — позвала я подругу шёпотом. Но можно было и не шептать: Филкас и Женя были так увлечены разговором, что не обращали внимания ни на что вокруг.

— Чё?

— Ты посмотри! Он подкатывает к Женьке!

— Да ты чё, совсем что ли?

— Нет, ты посмотри!

—... Рядом с тобой должен быть кто-то такой же сильный, ловкий и красивый как ты, — томно заливал Филкас.

— А тебе не пофиг? Или думаешь, Женька поведётся? — Тома захихикала.

Я ударила её в плечо.

— Ещё чего! Я этого не допущу!

— Не придумывай, Вик. Этот парень больной на голову, а Женёк просто из вежливости с ним разговаривает. Ну и чтобы не пристрелил нас. Он не гей.

— Кто не гей? — услышав нас, обернулся Женя.

— А… Эм… — замялась я. — Что-то холодает, вам не кажется? — отчаянно попыталась сменить тему.

— Вообще-то да, — кивнул Женя. — Мне даже в толстовке холодно, а ведь сейчас июль…

— Говоришь непонятными словами, зато такой голос у тебя приятный… — отозвался Филкас. — Но действительно, стало холодно. — Вдруг он остановился как вкопанный и обернулся на нас. — Это могильный холод!

— Конечно, какой же ещё, — прокомментировала Тома.

— Послушайте. Никого не слушайте, кроме меня! Не верьте никому! Не смотрите в глаза! Ты поняла, тростиночка? — Это он мне. И судя по всему, в его мире это оскорбление. И я бы ответила, если бы не была напугана.

Вдруг кусты слева от меня зашевелились. Я завизжала и отскочила к Женьке. Морально я была готова к встрече с Лешим, Снежным Человеком, Чупакаброй…

— О, туристы!

… Но только не с нормальным человеком.

— Заблудились? — поинтересовался только что выбравшийся из кустов парень. Он был в джинсах и рубашке, а не в костюме эльфа. И выглядел доброжелательным и спокойным. — Здравствуй, красавица!

Это он мне! Ха! Я всё-таки красавица, а не вешалка.

— Сгинь отсюда, — выступил вперёд Филкас. — Реус тут неподалёку.

— А, это ты! Забыл опять принять свои лекарства! Ребята, он вам проблем не доставил?

— Нет, — отозвался Женька. — Он вообще хороший парень…

— Только с башкой беда, — покачал головой парень. — Увы, у него это наследственное…

— Не верьте ему! Мы с ним незнакомы! Не смотрите в глаза!

Я на зло этому Филкасу и взглянула. Глаза как глаза. И парень очень даже приятный: брюнет, глаза ярко-голубые, губы алые. И ещё худой очень. И улыбка располагающая. Хотя, конечно, с моим Женькой он не сравнится.

— Наша машина сломалась, — вмешалась Тома. — И телефоны… Мы пробку объезжали и заехали не туда.

— Понимаю. Но тут совсем недалеко люди! Как бы это… Посёлок городского типа, вот. Хотите, я вас провожу? Там сможете вызвать эвакуатор.

Господи, какое счастье встретить адекватного, разумного человека. А то этот лес странно на меня подействовал, я уже готова была в эльфов и гномов поверить.

— Большое Вам спасибо! — горячо поблагодарила я.

— Не ходи с ним! — Филкас резко схватил меня за руку. — Слышала? Смерти ищешь?

— Не пугай девочку! — Парень подошёл ближе, а Филкас, наоборот, шарахнулся назад, отпустив меня. Вот такой расклад мне нравится намного больше. — Идем и ты с нами. Убедишься, что с ними всё будет нормально. Выпьешь свои таблетки…

— А я просто выпью, — вставила Тома.

— Я найду Реуса, и ты пожалеешь, — выплюнул Филкас и стремительно унесся в лес, растворяясь в тумане.

Мы вчетвером озадаченно уставились ему вслед.

— С ним всё будет нормально? — обеспокоенно спросил Женя.

— Конечно, — отмахнулся наш новый знакомый. — Выйдем в город и пошлём за ним кого-нибудь. Ну что, вперёд?

Мы двинулись за новым провожатым, который меня устраивал гораздо больше.

— О ком он говорил? — спросила Тома. — Кто такой Реус?

— А чёрт его знает! Давайте поспешим!

Глава 3

Разговор с новым провожатым, в отличие от болтовни с Филкасом, у Жени не клеился. Мы молча топали за ним, а между тем, темнело всё активнее, а тропинка всё сужалась. А ещё с каждым шагом становилось ещё холоднее.

Я осторожно обошла Тому и приблизилась к Жене. Тот выглядел озадаченным, то и дело оглядывался по сторонам. Его можно было понять — час уже шатаемся по непонятному лесу.

— Вик, тебе не кажется странным этот парень? — вполголоса спросил Женя.

— По сравнению с «эльфом», — я изобразила пальцами кавычки, — он совершенно нормальный.

— Меня он что-то напрягает.

Ну здравствуйте! Значит, парень в костюме эльфа и с луком его не напрягал, а вот этот, совершенно обычный человек, с прекрасным вкусом на девушек, между прочим, напрягает! Я приготовилась было высказаться в защиту нового провожатого, но Тома опередила меня:

— И правда. Где его… вещи? Машина? Чего он шатается просто так по лесу?

— Не отставайте! — крикнул нам тот, кого мы обсуждали.

— Идём! — отозвалась я. — Послушайте, может, он просто гулял. У вас уже паранойя.

— Гулял? По этому лесу? Да кто сюда добровольно сунется? — возмутилась Тома.

— Между прочим, — я обвела простирающиеся вокруг нас деревья рукой, — свежий воздух — это очень полезно!

— Уважаемый! — окликнул парня Женя. Да что же они никак не успокоятся?! — Скажите, эм… Что вы делали в лесу?

Проводник остановился как вкопанный. Подул ветер, и его свободная белая рубашка очертила позвоночник. Выглядел он одновременно пугающе и завораживающе.

— В каком смысле? — спросил он ровным голосом. Но что-то с ним стало не то. Я явно ощутила это.

— Ну… Зачем вы пришли в этот лес? — поддержала Женю Тома. — Почему… вышли из кустов?

Он резко обернулся и зашагал к нам. Лицо его осталось прежним: никакие клыки не выросли, глаза не почернели. Но теперь на нём была словно маска с застывшей улыбкой. Мы дружно попятились назад.

Женя выступил вперёд, закрывая нас с Томой собой. Я заскулила от страха, сжав руку подруги.

— Ладно, — не своим, внезапно низким голосом проговорил проводник. — Мне всё равно уже надоела эта комедия. — Он уставился на Женьку, лица которого мне видно не было. — Спи-и-и… — протянул он.

И Женя упал к моим ногам. Сколько я об этом мечтала, но не так же!

— Женя! — закричала я и стремительно опустилась на колени.

Я успела только коснуться его лица, когда Тома резко вздёрнула меня на ноги.

— Вика, бежим!

— Нет! — закричала я. — Женя!

Тома оттаскивала меня прочь от приближающегося проводника. Тот медленно шагал навстречу с той же жуткой улыбкой, перешагнул через мужчину моей мечты. Вдруг он начал бежать прямо на нас. Побежали и мы. Так получилось, что в разные стороны.

Я неслась по лесу, не разбирая дороги, ощущая себя загнанной ланью. Я не думала ни о чём, только одна мысль была в моей голове: надо было надеть вместо сапог кроссовки беговые. Но я же знала, что за мной станет гнаться какой-то маньяк!

Когда силы кончились, я остановилась, обхватывая руками дерево. Прислушалась: тишину нарушало только моё загнанное дыхание. Я сразу подумала о друзьях: в порядке ли они? Если маньяк погнался не за мной, то Тома… Я помотала головой, прогоняя эти мысли. И что он сделал с Женей? Почему тот потерял сознание?

— Бу! — проводник-маньяк вдруг просто возник передо мной. Буквально появился из воздуха! — Ну как, набегалась, красавица?

Его комплименты меня больше не радовали.

— Ну побегали и хватит, — проводник схватил меня за руку.

Я закричала и попыталась освободить руку. Его хватка была совершенно ледяной и одновременно обжигающей, будто я руку опустила в сухой лёд.

— А ну отпусти меня, ты, чокнутый! — потребовала я и пнула его по ноге. Не то, чтобы это хоть немного помогло. Он подтянул меня к себе, и на его лице мелькнуло что-то жуткое, но что именно, я понять не успела.

Неожиданно кто-то выскочил из тумана и схватил проводника сзади за горло. Тот захрипел и отпустил меня.

— Беги отсюда, худышка, беги! — крикнул мой спаситель и отшвырнул проводника в сторону.

Тот отлетел и врезался в дерево. И только засмеялся, жутко так. Страх парализовал меня, я не могла двинуться с места. Переведя взгляд на спасителя, я увидела мужчину, чьё лицо скрывал чёрный капюшон. В руках он сжимал длинный клинок.

Проводник поднялся на ноги, и между мужчинами завязалась драка. Я в ужасе наблюдала за ними, болея, определённо, за «чёрный капюшон». Он ударил противника в живот, отклонился от летящего кулака, а потом… Он просто проткнул проводника своим клинком.

На моих глазах человека убили! Я закричала как в последний раз. А потом ещё этот самый убитый вдруг просто осыпался чёрной пылью на землю.

После этого и паралич прошёл, и силы нашлись — я бросилась бежать прочь.

— Стой! — Мужчина в чёрном капюшоне припустил за мной. — Да подожди же ты!

Ага, щас! Остановилась я, как же. Чтобы он и меня этим клинком проткнул? Сначала стрелы, теперь меч… Ну если они в итоге все окажутся ролевиками, то я определенно чего-то не понимаю в развлечениях.

Я внезапно вылетела на берег озера. Такая гладкая поверхность озера, а в нём, прямо как в зеркале, отражалась луна… В общем, в это озеро я и полезла. Не спрашивайте, зачем! Эльфы, маньяки-провожатые, туман, лес как в сказках второсортных, а теперь ещё и рыцарь какой-то вот гонится за мной! Посмотрела бы я на вас, если бы вы всё это пережили за какой-то час!

Водичка оказалась холодной, и входить в неё мне было морально тяжело. К счастью, мне кто-то решил помочь, схватив под водой за лодыжку и потянув вниз.

Я открыла рот, чтобы закричать, но сделать этого не успела, рухнула на мелководье, в горло хлынула ледяная вода. Я принялась брыкаться, врезала ногой по какой-то рыбине с меня размером… Или это была девушка? А, меня уже ничем не удивить. Но без боя я точно не сдамся!

Долго барахтаться мне не пришлось: меня схватили под мышками и выдернули на холодный воздух. Потащили к берегу.

— Вот сумасшедшая! Зачем к наядам полезла?! — воскликнул мужчина в чёрном капюшоне, который каким-то чудом всё ещё оставался на нём после забега по лесу.

Я ничего не ответила. Позволила себя на берег вытащить. Песок сразу набился мне под блузку… Я кое-как, пошатываясь, поднялась на ноги. Мужчина тоже, вслед за мной. Недолго думая, я как ударила его кулаком по лицу.

Опозорилась только. Это был настолько слабый удар, что мужчина лишь усмехнулся. Оказывается, мои руки сильно ослабли после этого заплыва.

— Больная какая-то. Худышка, я ведь спас тебя!

— Я больная?! Я?! Один говорит, что он эльф. Второй моего друга буквально усыпил. Третий проткнул второго мечом! А больная после этого я!

— Послушай, — вздохнул мужчина. — Я всё знаю. Вы ехали на машине, вдруг туман, ветер, и вы тут. Правильно всё говорю? Ничего, тут неподалёку есть деревня, сейчас туда пойдём, отдохнёте… Я вас туда провожу.

Я прямо-таки рассмеялась в голос.

— Давайте-ка без угроз! — Интересно, что может выкинуть третий по счёту проводник? — Спасибо, сами дойдём!

— Ну-ну.

Я развернулась и потопала в лес. Надо найти Тому и убедиться, что с ней всё в порядке. И Женю тоже найти надо, пока Филкас не добрался до него раньше меня.

Глава 4

Медленно, еле переставляя ноги от усталости, я направилась обратно в глубину леса. Я не знала, куда шла, но по поломанным веткам могла сориентироваться, где именно неслась от мужчины в капюшоне. Который, к слову, не предпринял попытки меня остановить или пойти рядом. Он просто пожал плечами и скрылся в тумане. Тоже мне, спаситель.

Нет, конечно, я был рада, что он спас меня от того маньяка. Но вот зачем он его убил? Ведь можно же было связать его и позвонить в полицию, например. Меня не мог не пугать человек, который убил другого.

Ещё меня интересовал один вопрос: почему маньяк-проводник так странно умер? Он просто осыпался чёрной пылью за мгновение и всё: никаких признаков, что он только что был здесь.

А может, мне всё просто померещилось? Ну как это бывает: стресс и все дела. Или туман подействовал на мой разум, и никто не нападал, не спасал, я просто пробежалась по лесу и нырнула в озеро. Но в озере точно кто-то был! Кто-то схватил меня за ногу!

Миллион мыслей, словно рой пчёл, жужжал у меня в голове, пока я плелась по лесу. Увидел бы меня сейчас Филкас — как бы порадовался! Ведь я насквозь мокрая, воняю озёрной водой, в волосах — песок и тина. Как он там меня назвал? Кикиморой болотной? Он как в воду глядел — какая ирония!

— Ви-и-и-ка-а-а-а! — вдруг послышался далёкий-далёкий голос Томы. — Ви-и-ика-а!

— ТО-О-М-А-А! — заорала я во всё горло и поторопилась, ориентируясь на её голос.

Усталость как рукой сняло, когда я услышала подругу. Я не хотела и думать, что могло с ней произойти, и услышать её голос было так радостно! Надо ещё найти Женю, а потом мы втроём разберёмся, что делать. Больше не свяжемся ни с эльфами, ни с маньяками, ни с ухмыляющимися мужиками в капюшоне. Хватит с меня! Нужно просто выбраться из этого леса и забыть всё, как страшный сон.

Завидев расплывчатый из-за тумана, но легко узнаваемый силуэт Томы, я припустила к ней бегом. Налетела на неё и обняла крепко-крепко. Обниматься с Томой всегда было кайфово, она мягонькая. Как же я была рада, что с ней всё в порядке!

— Фу-фу! Ты чего мокрая вся, Викусь? Что случилось? Где тот парень?

— Том, я побежала, а он появился передо мной прямо из воздуха! Потом схватил меня и хотел, наверное, убить! А потом появился какой-то мужик и его прикончил, мечом каким-то! А ещё этот маньяк не умер, а в пыль превратился! — тараторила я. — Дальше я залезла в озеро…

— Зачем?!

— Не спрашивай! И там меня рыбина какая-то попыталась на дно утащить. Ну этот мужик потом меня вытащил на берег и хотел нас проводить, но я такая: да пошёл ты! Пошёл он! Хватит с нас проводников!

Тома помолчала пару секунд, затем приложила ладонь к моему лбу, вероятно, проверяя, нет ли у меня жара. Я шлёпнула её по руке.

— Где Женя?! — выдохнула я.

— Остался с Филкасом.

— Что?! Зачем ты их оставила наедине?!

— Вик, да хватит тебе. Никому твой Женя, кроме тебя, и даром не нужен. Филкас, между прочим, его пробудил.

— О Боже, — ахнула я. — Надеюсь, не поцелуем?!

— Им самым, — хмыкнула Тома. — Да ты что, нет, конечно. Капнул ему в рот какой-то микстурки.

— И ты позволила?!

— Он без чувств лежал посреди леса! Что мне надо было сделать? Когда он очнулся, я пошла за тобой. Идём к ним, убедишься, что с Женей всё нормально.

Я взяла подругу за руку, и мы отправились в путь. Мне очень быстро стало холодно: я вся мокрая насквозь. Ещё и ветер какой-то подул, туман сгустился. Мне так хотелось согреться…

И вдруг я увидела впереди проблеск костра. От него тут же повеяло теплом, и я ринулась вперёд. Может, это туристы? Хорошо бы встретить нормальных людей. Хотя одного «нормального» мы уже встретили. Нет уж, лучше нам больше никого не встречать.

— Вот и они! — У костра сидел тот самый мужчина в капюшоне и деловито ломал ветки для топки. Как он оказался тут раньше меня? Да настолько, что успел костёр разжечь?

— Это ещё кто? — не поняла Тома. Видимо, он пришел, когда она ушла за мной.

— Мой спаситель, — шепнула я.

Но это резко стало неважным, когда я увидела Женю. Женю, который лежал. Женю, голова которого была на коленях у этого проклятого эльфа Филкаса! Последний, конечно, выглядел очень довольным. Посмотрим, каким он будет довольным, когда я сейчас откушу ему руку, которую он невзначай положил на моего Женьку.

— Вика! — увидев меня, Женя сразу поднялся на ноги, тем самым сохранив эльфу жизнь. — Ты цела! Мы волновались!

Я бросилась к нему, и он мягко заключил меня в объятья. Я победно глянула на Филкаса через его плечо.

— Со мной всё в порядке, Жень! А ты как?! Что с тобой было?!

— Не знаю… Но голова до сих пор болит… Давайте немного передохнём? Ты тоже устала, после такого. Реус мне всё рассказал.

— Кто? — не поняла я.

— Реус, — послышался голос мужика в капюшоне. — Это я. Тот, кто спас тебя. Не стоит благодарности.

Женя выпустил меня из объятий, чтобы я могла сказать Реусу спасибо, но сейчас не до него.

— Жень, хочешь на моих коленках полежать? — услужливо предложила я. Раньше я бы ни за что такого не предложила, но конкуренция усилилась, и надо было быть решительнее.

— Эм-м… — Женя оглядел меня, мокрую с головы до ног. — Ну…

— Лучше возвращайся на мои, — вмешался Филкас. — У неё не ноги, а палки.

Между прочим, Филкас по телосложению не далеко от меня ушёл.

— Если ещё раз про мою подругу скажешь гадость, — неожиданно послышался голос Томы. — То я оторву тебе уши. Надеюсь, мы друг друга поняли. — С этими словами она уселась у костра и похлопала по собственным коленям. Женя с облегчением улёгся к ней.

Я преисполнилась к ней благодарностью. И сразу совесть кольнула: совсем недавно какие-то уроды обзывали её, называли борцом Сумо (хотя до них Томе очень далеко), а я не заступилась. Подумала, мелочь… Но оказалось, что это ранит.

Я тоже присела у костра. Осталось только одно местечко: рядом с Реусом. Как хорошо повеяло теплом! Я ощутила, что согреваюсь и обсыхаю. Не хотелось ни о чём думать: плевать на эльфов, маньяков и на то, что мы в какой-то лесной заднице. Я слишком устала для мыслей.

Реус вдруг решил снять капюшон. И в свете костра я сразу увидела глубокий шрам на левой стороне лица, проходящий через глаз. Как у Шрама из «Короля Льва», но намного глубже и длиннее. К своему стыду, я вздрогнула и отвернулась.

— Ах, извини, нежное создание, — фыркнул Реус. — Надо было предупредить, что рядом с тобой такой урод.

— Нет-нет, я… — Я не знала, что сказать.

Тома смотрела на верхушки деревьев и думала о чём-то своём. Женя задремал на её коленях. Филкас бросал на него однозначные взгляды. Реус и я смотрели на танцующие языки пламени костра.

Я осторожно перевела на него взгляд. Реус на вид был старше меня, я бы дала ему лет тридцать. У него русые и короткие, в отличие от локонов Филкаса, волосы, смуглая кожа, большие карие глаза, потрескавшиеся губы и лёгкая небритость. Несмотря на шрам, было в нём кто-то располагающее к себе.

Этот человек спас мне жизнь. Сейчас, чуть переведя дух, я осознала это. А вместо благодарности я нагрубила ему, шарахнулась от его лица. Что я за человек?

— Спасибо, — тихо прошептала я.

Он ничего не ответил. Но на его губах появилась улыбка.

***

— Значит так, — хлопнул в ладоши Реус. — Сейчас я расскажу, как обстоят дела. Расскажу только один раз, повторяться и убеждать никого не буду. И у вас будет два пути: либо вы мне не верите, отказываетесь от помощи и умираете в течение суток от рук вампира или какой-нибудь другой нечисти. Либо вы мне верите, и тогда я, по доброте душевной, вам помогу.

Как мне не понравился его тон. Ишь, раскомандовался! Мы только-только чуточку расслабились у костра и не хотели, чтобы нас грузили проблемами. Но долго игнорировать тот факт, что мы в каком-то странном лесу с эльфом и «Робин Гудом», не получится.

— Подожди, — остановила Реуса Тома. — Ты сказал «вампира»?

— А я говорил вам! — вмешался Филкас. — Не смотрите в глаза! Не слушайте его! А вы что сделали? Посмотрели! — сокрушался он. — И послушали!

— Тот, с кем вы отправились до деревни, и был вампиром, — пояснил Реус. — Если бы меня не позвал Филкас, мы бы сейчас не разговаривали. Повезло, что я был неподалёку. Решил вот спасти вашу худышку. И получил по лицу вместо «спасибо».

— Серьёзно? — осведомилась Тома.

Я с гордым видом кивнула.

— Ладно, слушайте, — продолжил мой спаситель. — Вы перенеслись в наш мир. Там, куда вы на машине заехали, был разрыв в ткани Вселенной. И наш мир совсем на ваш не похож. Тут свои законы и порядки.

— Ты-то откуда это знаешь? — скептически поинтересовалась Тома.

— Не вы первые, не вы последние. Периодически к нам вас, людишек, забрасывает. Ну ничего: вам просто надо обратиться к нашему королю. Он вас быстренько отправит обратно через портал.

— Хорошо, допустим, всё это правда, — кивнула Тома. — Но раз мы в вашем сказочном мире с эльфами и прочим, почему тогда вампирчик вёл себя и выглядел как обычный, адекватный человек?

— Адекватный? — фыркнул дремавший до этого момента Женя.

— Ну, до того, как усыпил тебя и погнался за Викой.

— Вампиры перемещаются в ваш мир, — ответил Реус. — Чтобы из людей кровь пить. У нас такое запрещено и карается смертью. Так что он заслужил её.

— У меня уже голова кругом, — пожаловалась Тома.

Я нехотя поднялась с насиженного местечка у костра и переместилась к своим друзьям.

— Как думаете, это может быть правдой? — зашептала я.

— Ролевики могут о своих фантазиях говорить весьма убедительно, — ответил Женька. — Так что не знаю.

— Кто-то был в озере, — поделилась я. — Кто-то схватил меня за ногу. И этот… вампир. Он осыпался чёрной пылью. Я точно видела.

— Давайте так, — начала Тома. — Согласимся принять их помощь. Выбор у нас невелик. По крайней мере, ролевики они там или просто чокнутые, ничего плохого они пока нам не сделали. Пусть ведут нас к своему королю… Боже, как же дико это звучит, — вздохнула она. — По ходу разберёмся.

— А может, ну их нафиг? — предложила я. — Мы и сами отлично справимся… Или давайте хотя бы избавимся от эльфа!

— Чем тебе Филкас не угодил? — спросил Женя.

Он на тебя положил глаз! Но не могла же я так ему ответить.

— Из-за шуточек его, — выручила меня Тома.

— Тебя серьёзно это задевает? Да ты же самая красивая девушка универа! Эм… И ты тоже, Том. Вы две самые красивые!

— Да ну? — усмехнулась Тома. По правде сказать, она в университете популярностью не пользовалась… Хотя я, само собой, согласна с тем, что она красивая. И умная. Самая лучшая моя подруга.

— Эй, совещание уже окончено? — вмешался Реус. — Нам уже надо идти. Несколько часов ходьбы до деревни!

Я мысленно взвыла. После беготни по лесу, после заплыва в озере, битвы с какой-то рыбой меньше всего мне хотелось сейчас несколько часов куда-то идти.

— А побыстрее никак нельзя? — поинтересовался Женя.

— Можно. Бегом.

— А нет ли у вас… ковра-самолёта? — осведомилась я. Нет, ну а что? Я уже ничему не удивлюсь.

— Я же говорил тебе, она чокнутая, — весьма громко зашептал Филкас Реусу. Тот только глаза закатил. — А может, вызовем перевозчиков?

Перевозчики — звучит многообещающе. Мы с друзьями с надеждой переглянулись.

— Ночью, в лес? Дорого… — отозвался Реус.

— Сколько надо?! — вмешалась я и принялась рыскать в карманах джинсов.

Женя тоже подскочил на ноги и последовал моему примеру. Одна только Тома смотрела на нас как на идиотов.

— Эм… Пять серебряных будет стоить где-то, — ответил Филкас.

— А в рублях? — спросил Женя.

— У моих друзей совсем крыша от усталости поехала, — вмешалась Тома. — Поэтому если есть возможность… Мы как-нибудь вернём.

— Если такая красавица просит, отказать я не в силах, — вздохнул Реус. — Ладно уж.

Он вытащил из-под воротника рубашки несколько каких-то амулетов, что висели у него на шее, выбрал один, похожий на свисток, и подул в него, свистнув три раза.

— Сейчас будут, — пообещал он и принялся палкой ворошить угли.

Я прислушалась в ожидании рёва мотора, хотя наивно было полагать, что к нам в лесную чашу прибудет такси. К своему удивлению, я услышала приближающийся стук копыт!

— Это чё, лошади? — Тома тоже прислушалась.

— Не советую их так называть, — подмигнул Филкас.

И тут на нашу поляну въехали (ну или вскакали) три… Нет, этот туман точно нас тут всех свёл с ума! Даже после эльфов, вампиров и какой-то девки в озере я была не готова к… кентаврам!

— Меньше чем за два серебряных с каждого не повезём, — уведомил нас полуконь-полумужик.

Выглядел он прямо как с картинки: туловище лошади, а там, где у лошади начинается шея, у него начинался мужчина в жилетке с волосами, заплетёнными в толстую косу. Я, мягко говоря, офигела. Мои друзья тоже.

— Я на это не полезу, — выдохнула Тома.

Кентавр глянул на неё.

— А такой красавице можно и скидку сделать. — Затем он перевёл взгляд на меня. Долго он на мне не задержался, и не больно-то я ему понравилось. Хорошо хоть, цену за мою перевозку не повысил. Да что это за мир такой?!

— Плачу пять за всех, — заявил Реус.

— Отлично, и одного из них везёшь сам, — парировал второй кентавр.

— Семь, — сквозь зубы процедил он.

— Ладно, но только потому, — первый кентавр посмотрел на Тому, — что я сегодня добрый.

Залезть на кентавра оказалось для меня непосильной задачей. Несмотря на то, что и седло, и стремена, я только висла на несчастном создании, не в силах перебросить ногу. Все три кентавра смеялись надо мной от души, а Филкас так вообще со смеху чуть не умер.

В конце концов, Женя попытался помочь мне, но это закончилось тем, что мы оба повалились на землю, я — на него. И меня даже его близость не обрадовала: настолько я была уставшей.

Даже Тома, давно сидящая на кентавре, поглядывала на эту сцену с усмешкой, предательница.

Реус подошёл к нам, поднявшимся на ноги и отряхивающим с джинсов грязь, отодвинул Женьку в сторону, обхватил меня, поднял и в одно движение усадил на кентавра. Затем, к моему ужасу, уселся позади меня.

— Я хотела ехать с Женей!

— «С Женей» вы и минуты не проедете, свалитесь в канаву, — фыркнул Реус. — Филкас, поедешь с ним. А ты, — он обратился к кентавру, на котором сидела Тома, — за девушку головой отвечаешь.

— Позор мне на всю жизнь, если уроню такую прекрасную леди, — отозвался тот.

— Ладно, тогда в путь! — крикнул Реус. Кентавр подо мной пришёл в движение. Я вскрикнула. — Да тише ты, худышка, — шепнул он мне на ухо. Затем взял мои руки, которыми я намертво вцепилась в сидение, отцепил их и положил на две ручки, как ручки у чемодана, которые были на жилетке кентавра. — Держись.

Реус сидел так близко, и я вдыхала его запах: хвоя и костёр. Я никогда в этом ему не признаюсь, но всю дорогу по лесу на кентавре я была рада, что он едет со мной.

Глава 5

Официантка поставила передо мной миску с бульоном. Не успела та коснуться круглого деревянного стола, за которым разместилась вся наша дружная компания, я схватила её и совершенно неженственно выхлебала весь наваристый бульон меньше чем за минуту.

Моих друзей это не удивило: они знают, что я ем как армия солдат, вечно голодная и не толстею. Зато Реус с Филкасом выглядели весьма шокированными.

— Ещё порцию! — потребовала я.

Реус кивнул официантке.

Итак, мы добрались-таки на кентаврах до деревни. Деревня это и была: покосившиеся домики, кривые заборчики, узкие улочки. Как будто я приехала на дачу к бабушке. Деревня располагалась сразу за лесом: не было какого-то перелеска или поля — лес просто обрывался, и начиналась деревенская жизнь.

Мы приехали почти к ночи, поэтому рассмотреть местных жителей и их быт мне не удалось. Зато таверна, в которой наша компания была единственными посетителями, работала круглосуточно. Реус сказал, что нам надо поесть и передохнуть. До короля, который мог нас отправить назад, в наш мир, почти шесть дней пути.

Таверна представляла собой широкий зал и несколько деревянных столиков. Честно говоря, до ресторана ей было очень далеко: помещение обветшало, и пахло сыростью и затхлостью. Деревянный пол кое-где прогнил, и под Томиной ногой сломалась одна доска. Освещение было крайне скудным: большой огарок из нескольких свечей посередине каждого столика и только. Зато бульон был просто шикарным.

— Как вкусно, — озвучил мои мысли Женя. — На каком мясе бульон?

— На крысином, — отозвался Филкас.

Мы втроём — Женя, Тома и я, — дружно поперхнулись.

— А что? У вас не водятся? — удивился эльф.

— В том-то и дело, что водятся, — осипшим голосом ответила я и отодвинула от себя миску с бульоном. А, впрочем, я была уж слишком голодна. Под удивлённые взгляды своих друзей я придвинула миску обратно. — Да пофиг, — пояснила я им.

— Бедная девочка, — посочувствовала мне официантка и поставила ещё одну миску. — Голодом морили, по ней видно… Ты кушай. За счёт заведения.

Официантка была определённо эльфийкой: по ушам их определять несложно. Но вот от тоненькой леди с наших картинок она отличалась разительно: телосложение плотное, руки сильные, высокая — метр восемьдесят точно есть. На ней было несколько слоёв одежды: белая рубаха, голубое платье, синяя жилетка, фартук… Такой наряд определённо её полнил: надеть на неё джинсы-скинни и футболку, и получится обычная девушка среднего телосложения.

— Официантка красивая, как по-твоему? — спросила я Реуса, когда та отошла.

— В сравнении с тобой? — влез Филкас. — Да она просто… — Но под тяжёлый взгляд Томы он решил не продолжать.

— Мне всё равно, — ответил на мой вопрос Реус и приступил ко второму блюду: мясу с подливой и картофелем. Чьё именно это было мясо — лучше мне не знать.

— Нет, мне просто интересно. С точки зрения… Не знаю, ваших стандартов красоты? — настаивала я. — Какие девушки у вас считаются красивыми?

— Отстань от меня с этими вопросами, худышка. Разговоры о красоте не по мне.

Интересно, это из-за его шрама? Или он из тех мифических парней, которым внешность не важна? Скорее всего, первое. Шрам выглядел пугающе, это правда.

— Я отвечу, — предложил Филкас. — Нам, нормальным эльфам, по душе женщины сильные, крупные, здоровые…

Будет он мне тут рассказывать. Женя уж точно на сильную, крупную, здоровую женщину не похож.

— … а вот такие тощие как ты, только в служанки и годятся.

— Эй! Я разве не предупреждала?! — вмешалась Тома.

— Но она сама же спросила!

— Хватит вам, дайте поесть, — взмолился Женя. — А потом бы поспать… Проснуться у себя в кровати, и никаких эльфов…

Я покивала на его слова. Странно, но после кентавров я уже совсем успокоилась и приняла тот факт, что мы в другом мире. Гораздо сложнее было пытаться находить оправдания происходящему и убеждать себя, что мы просто заблудились в лесу. А кентавров никак не оправдать, рационально не объяснить. Значит, мы в мире эльфов. Что ж. Ладно.

— Я пойду, договорюсь о комнате, — сказал Реус, отодвигая от себя пустую тарелку. — Филкас, пойдём со мной, проявишь своё эльфийское обаяние.

— А Реус что, не эльф? — обратилась я к друзьям, когда они отошли.

— А чёрт его знает, — ответила Тома. — Уши вроде стандартные, как у нас. Знаете, меня другое напрягает. Вам не кажется странным его поведение?

— Мне тут всё кажется странным, — покачал головой Женя.

— Я не о том. Он привёз нас сюда, накормил, заплатил за нас. Теперь вот комнату нам снимет. И к королю намерен проводить. А взамен ничего не просит. Откуда такое бескорыстие?

— Может, тут так просто принято, — высказалась в защиту Реуса я. — Вот такой вот… хороший мир. Все добрые. Все друг другу помогают.

— А может, он в Томку влюбился! — воскликнул Женька.

— Не-ет, — засмеялась та, — если он в кого и влюбился, так это в тебя, Вик. Поглядывает на тебя загадочно.

Я за ним такого не заметила.

— Я тут совсем уродиной считаюсь, — возразила я.

— Забей, Вик, — посочувствовала Тома. — Вот вернёмся домой, и ты сразу возвращайся в модели. Поднимешь себе самооценку.

Я благодарно улыбнулась ей.

— Ладно, я пойду попрошу добавки. — С этими словами я поднялась из-за стола и отправилась к покосившейся двери в кухню. Всё равно Реус с Филкасом разговаривают с официанткой, поэтому, когда она ещё к нам подойдёт, а кушать хотелось. К тому же, мне стало любопытно, что тут и как.

Я собралась было уже постучаться на кухню, но моё внимание привлекли Реус и Филкас, которые стояли за массивной деревянной лестницей на второй этаж. В полутьме они были почти незаметны, но я заметила блеск заколки Филкаса.

Само собой, я не поспешила выдавать своё присутствие и прислушалась.

— Ты точно уверен? — спросил о чём-то Филкас.

— А у меня выбора нет. Она не пострадает, — ответил Реус.

— Ну ладно. Сделаю как ты сказал.

— Отведёшь их тогда к королю.

Что? Реус нас покидает? Я не то чтобы расстроена, но лучше бы вместо него делся куда-нибудь Филкас.

— Встретимся потом в Мейрине, — продолжил Реус.

— А ты уверен, что справишься с этой… — Филкас осёкся, заметив меня. Я вздрогнула.

— Эм… Я шла на кухню… — Я потрясла пустой миской для наглядности.

Реус вдруг подался вперёд и схватил меня за запястье, подтягивая к себе. В полутьме и со шрамом он выглядел по-настоящему пугающе.

— Подслушивать нехорошо, худышка.

— Да я ничего и не слышала… — дрожащим голосом пробормотала я. — Только то, что ты уезжаешь… А Филкас проводит нас к королю.

Они переглянулись.

— Да, так всё и будет, — заключил он и отпустил меня. — Доедайте. О комнате я договорился.

Глава 6

 

Я лежала без сна на огромной, без шуток, кровати в окружении друзей. Комната, которую нам предоставили для сна, была прямо под крышей таверны. Снаружи несильный дождик стучался к нам, внизу раздавались какие-то кухонные шумы и смех: таверна готовилась к утренним посетителям.

Я выбрала себе местечко между Томой и Женькой. Филкас, который, как выяснилось, располагает собственным жильём в этой деревне, ушёл, пообещав вернуться на рассвете. Если он своё обещание не выполнит, я только рада буду. А Реус просто ушёл, ничего никому не пообещав.

Помимо огромной кровати, в комнате было только несколько деревянных ящиков, поставленных друг на друга, на которых тлел огарок свечи. В слабом свете я рассматривала Женю: он ещё прекраснее, когда спит. Правильные черты лица, мягкие на вид губы, острые скулы и пушистые ресницы.

В голову лезли всякие глупые мысли. Я представила: а если бы в нашем мире Женя не считался бы соблазнительным красавчиком с обложки? Если бы в моде у нас были бы крючковатые носы и сросшиеся брови… Влюбилась бы я в него? Или насмехалась бы, как Филкас надо мной?

Я села в постели и потрясла головой. Несмотря на усталость, сна ни в одном глазу. Почему, когда спать надо, мне не спится, а вот когда надо вставать… Не помню уже, когда в последний раз просыпалась на первую пару. И как только до четвёртого курса универа доучилась?

Я слезла с кровати, аккуратно перебравшись через Тому. Та пробормотала, чтобы я отстала, и что она погуляет со мной позже. Перепутала меня, похоже, со своей собакой.

Официантка очень любезно предоставила нам сменную одежду, и я была облачена в какую-то заготовку под половую тряпку: платье-сарафан в пол застирано-бежевого цвета, которое висело на мне как на швабре, потому что было ужасно велико. Долго Тома уговаривала меня переодеться в это. Пришлось уступить: моя собственная одежда провоняла озером и ещё не до конца высохла. Под сарафаном у меня было только нижнее бельё, и противная ткань колола и раздражала кожу.

В очередной раз почесавшись, я быстренько обула свои сапоги и отправилась на первый этаж. Всё равно не спится, а так, может, узнаю что-нибудь полезное. Главное, не влипнуть в неприятности.

Ступеньки под ногами скрипели, и в ночной тишине этот звук касался оглушительным. В незанавешенных окнах, касалось, блестели чьи-то взгляды.

К своему удивлению, на первом этаже я обнаружила Реуса, сидящего за круглым столом в полном одиночестве. Он увлечённо писал что-то в потрепанной тетрадке. Я приблизилась и попыталась в неё заглянуть. Но тетрадь немедленно захлопнулась.

— Больно надо, — проворчала я.

— Ты что тут делаешь, худышка? — спросил Реус сухо. — Не спится?

Я почувствовала внезапную робость рядом с ним. Наедине мы ещё не оставались. Тот случай у озера не в счёт.

— Не могу уснуть, — ответила я и присела на соседний стул. — Не против, если я тут посижу?

— Ты уже села.

Я подпёрла щеку рукой и принялась разглядывать Реуса. Он сидел боком, и я могла отлично видеть его шрам. Теперь он уже не пугал меня, как в первый раз. Сейчас я привыкла к этому шраму, и не так уж и страшно он выглядит.

— Что смотришь? — ровно, без агрессии поинтересовался Реус.

— Так чем ты занимаешься? — Честно говоря, я хотела спросить про шрам, но не хватило духу.

— Сейчас? Терплю глупые вопросы.

— Нет. — Я пропустила подкол мимо ушей. — По жизни. Ну, кем работаешь?

— Я охотник, — отозвался Реус и обвёл пальцем обложку своей тетради. Он как будто на что-то решался. Может, Тома права, и он влюбился в меня? Вот сейчас об этом скажет… Но он молчал.

— На животных, типа?

— Конечно. — Реус опустил руку на свой меч, закреплённый на поясе. — Бегаю с мечом за кабанами.

Тоже мне, шутник.

— Тогда на кого охотишься? На странных мужиков в лесу?

— Можно и так сказать. Я охотник на вампиров, худышка.

Я ахнула. Но всё сходится! И то, как он дрался с маньяком-проводником, и его шрам… Наверняка оставил какой-то ловкий вампир! С ума можно сойти!

— А как… Как ты стал охотником? Зачем за ними охотишься?!

— Да чтоб ты спросила.

Нет, всё-таки на влюблённого он не тянет. Но я же вижу, что он заморочился чем-то. Хотя не исключено, что это я его раздражаю. Сожалеет, наверное, что от вампира меня спас.

Мы помолчали немного, оба глядели на догорающий огарок свечи. Какая-то часть меня хотела поговорить с ним нормально, познакомиться, может. Не каждый же день встречаешь охотника на вампиров! Но он только грубит мне. Одной мне! Со всеми остальными Реус разговаривает нормально. Может, это связано с тем, что я его тогда по лицу ударила? Какой, однако, обидчивый.

— Ты ведь не эльф, правда? — предприняла ещё одну попытку я.

— Как ты догадалась? — Реус наигранно покачал головой. — Ничего от неё не скроешь… А ведь я так хотел сойти за эльфа…

— Твои уши, — перебила его поток сарказма я. — Не как у Филкаса.

— Я полуэльф.

— А кто на вторую…

— Всё, вечер откровений окончен! — перебил меня Реус. — Иди спать! Оставь меня, хватит меня раздражать!

Ну ладно, попытка подружиться явно с треском провалилась. Зато мы точно выяснили, что он в меня не влюблён. Поскольку я в него, к счастью, тоже, мне так захотелось сказать ему пару ласковых. И ударить ещё разок!

Я уже открыла было рот.

— Вика, — вдруг выдохнул Реус.

Это был первый раз, когда я была не «худышкой», а Викой. И он запомнил моё имя! Я так и осталась сидеть с открытым, теперь уже от удивления, ртом.

— Ладно, извини. Сейчас я принесу тебе молока с мёдом, поможет уснуть. — С этими словами он резко встал, чуть не опрокинув стул, и пошёл на кухню.

О, а лёд-то тронулся! Я неожиданно почувствовала гордость: всё-таки обаятельная я может расположить к себе любого! Даже холодного охотника на вампиров. А может, Тома всё-таки и не ошиблась… Ведь как в меня можно не влюбиться?

— Держи, — он поставил передо мной низкую и широкую кружку с тёплым молоком. — Пей.

— Спасибо, — улыбнулась я и сделала глоток. — И всё-таки: кто ты на вторую половину?

— На вторую половину я человек. Ты пей.

Я сделала ещё глоток.

— Человек? — удивилась я. — Как я? — Вдруг ощутила резкую усталость. Так захотелось спать… Не знала, что у молока с мёдом мгновенный эффект.

— Ага, как ты. Пей ещё. — Реус забрал из моих ослабевших рук кружку и поднёс к моим губам. — Давай.

Сама не знаю, почему послушалась.

Голова вдруг потяжелела. Я была не в силах держать глаза открытыми. Таверна закружилась вокруг меня, тело ослабло, и я, качнувшись вперёд, упала прямо Реусу в руки.

Послышался звук падающей кружки, капающего со стола молока. Звук так успокаивал… Усыплял…

— Что… Что было в этом молоке?! — из последних сил воскликнула я.

— Прости, худышка. У меня нет выбора, — ответил Реус, в чью грудь я утыкалась. От него по-прежнему пахло костром.

— Козёл…

— Спи. А когда проснёшься, мы будем уже далеко отсюда.

Это было последнее, что я услышала перед тем, как потерять сознание.

Глава 7

Сознание медленно возвращалось ко мне. Первым, что я почувствовала, был запах леса: деревьев и мха. Потом я услышала звук ломающихся веток: кто-то по лесу шёл. Дальше я осознала, что тот, кто шёл, нёс меня. Просто перекинув через плечо, как какой-то мешок.

Паззлы начали соединяться воедино. Реус дал мне молоко, в котором точно было что-то усыпляющее. Сказал что-то про то, что у него нет выбора, и что мы будем далеко, когда я проснусь. Да он же похитил меня!

Я принялась брыкаться и бить по тому, что под руку подвернётся. Подвернулась крепкая задница моего похитителя.

— Наконец-то! — раздался радостный голос Реуса, а затем меня поставили на ноги.

Ноги опасно подкосились: в голове всё ещё был туман. В отличие от леса, в котором щебетали птички и сияло солнце.

— Дальше сама пойдёшь. Устал уже тебя тащить. С виду вроде лёгкая, а на деле…

— Что происходит? Где мои друзья?! — перебила его я. — Сейчас же отведи меня к ним!

— Угомонись. Если всё пойдёт по плану, ты с ними скоро воссоединишься, — отрезал Реус, затем достал из кожаной сумки моток верёвки.

Верёвка, само собой, для меня. Связывать меня будет! Ну нет уж, я просто стоять и ждать этого не собираюсь. Недолго думая, я бросилась бежать. Бегаю я быстро, как выяснилось недавно.

Не пробежав и трех метром, я споткнулась об корень дерева и грохнулась на землю.

— Это самое лёгкое похищение в моей жизни, — покачал головой Реус, подходя с верёвкой ближе.

— Это всё из-за тебя! Опоил меня какой-то дрянью! — Я перевернулась на спину, села и вытерла пыль с лица ладонью. Попыталась отползти в сторону.

— Просто сонное зелье. Никто ещё от него не умирал.

Я огляделась в поисках камня или палки, хоть какого-то оружия. Реус протянул мне, сидящей на земле, руку. Само собой, его «рука помощи» была проигнорирована.

— Ты пойдёшь со мной, — заявил он, схватил меня за руку и потянул на ноги. — У тебя нет выбора. Ты одна посреди леса, кишащего вампирами. Ты не знаешь, где твои друзья. Даже если сбежишь — не сможешь их найти.

— Зачем я тебе? — испуганно спросила я. — Ты… ты меня изнасилуешь?

Реус сначала на мгновение впал в ступор, а затем рассмеялся. Смеялся аж до слёз.

— На это можешь не рассчитывать, — со смехом заявил он.

Мой испуг сменился гневом и обидой. Поверить не могу, а я ещё предполагала, что он в меня влюбился. Да этот придурок не способен на подобное! Вспомнились слова Томы о его загадочных взглядах на меня. Так это он не влюбился, это он прикидывал, как меня похитить!

— Тогда зачем?! Отвечай! — потребовала я.

— Понимаешь ли, худышка. Мне нужна одна вещь. Я мог бы её купить, но у меня нет столько денег. Но я могу обменять тебя на неё. Я уже связался с владельцем, описал тебя, он крайне заинтересован.

— В чём?!

— В тебе. Жениться на тебе собирается.

Чего?! Он меня похитил, чтобы отдать кому-то в жёны? Продать? Обменять на какую-то безделушку?!

— Я не пойду замуж! У меня есть Женя! — воскликнула я. Как будто это единственная причина, по которой меня надо отпустить.

— Не хочу тебя разочаровывать, но этому Жене ты совершенно не нужна. — Реус изобразил сочувствие.

Нет, это уже слишком! Будет ещё тут изображать психолога, рассуждать, кому я нужна, а кому нет. К тому же, ударил прямо по больному… Вот я сейчас тоже ударю его побольнее!

В моё левое запястье Реус всё ещё вцепился мёртвой хваткой. Но правая-то рука свободна! Я и влепила ему звонкую пощечину. Согласна, давать по лицу своему похитителю, который определённо сильнее, и в арсенале которого имеется сонное зелье, чем бы оно ни было, а в придачу ещё и меч, не лучшая затея. Но в секунду удара я чувствовала себя замечательно.

Реус с рыком схватил второе моё запястье и резко дёрнул к себе за обе руки. Оказавшись так близко к его лицу, я испытала странное волнение. И не из-за шрама, а из-за его больших карих глаз.

— Хватит меня бить! Худышка, я ведь и ответить могу…

— Я тебя не боюсь! — заявила я. Соврала, само собой.

— Ладно, хватит. — Он перехватил мои запястья одной рукой, а второй принялся обматывать вокруг них верёвку. Я попыталась вырваться, но держал он крепко, а я была ослабевшей после нежелательного сна. — К вечеру надо уже быть там.

Закончив связывать мои руки, он оттолкнул меня от себя на расстояние длиной в пару шагов. В руках у него осталась длинная часть верёвки, которую он прикрепил к своему поясу.

— Лучше иди по-хорошему, — предупредил он.

Мне ничего не оставалось, кроме как поплестись за ним. Я, конечно, могла бы заупрямиться и отказаться переставлять ноги. Но мало ли, что он может выкинуть? Этот парень же абсолютно чокнутый! И меч всё ещё при нем. Нет, лучше больше не испытывать судьбу.

Сбежать, конечно, нужно. Но сначала надо придумать план. А для этого узнать побольше о цели нашего путешествия.

— В вашем мире я считаюсь уродиной, — проворчала я. — Кто пожелал на мне жениться, интересно?

— Знаешь, как ни странно, этому парню ты как раз пришлась по душе. У вампиров совсем другие вкусы в девушках.

— Что?! — закричала я. Мой жених — вампир?! — Да что ты за охотник такой? Ты ведь должен их убивать!

Всё встало на свои места: я вспомнила, как маньяк-проводник меня красавицей называл. Понятно теперь, почему Реус похитил меня, а не Тому. И ясно, почему он вцепился в эту возможность: девушек моего типажа в их мире, видимо, не водится.

— Мне нужна эта вещь, — ответил Реус. Он смотрел куда-то вдаль.

— Но… но ты же сказал, что вампиры могут перемещаться в наш мир! Вот пусть переместится и сам себе кого-нибудь найдёт. У нас куча дур, мечтающих об Эдварде Каллене!

— О ком? Впрочем, мне всё равно. Замолчи, а не то заклею тебе рот. Но на твой вопрос отвечу: вампиры не могут брать людей с собой к себе… на родину. Поэтому за человеческую девушку, да ещё и твоей наружности многое могут отдать. Даже карту…

— Карта? Что за карта? — Так, а вот это уже интересно. Стало быть, решил меня обменять на карту. — Что это за карта такая, которая сможет заткнуть голос твоей совести? Охотник, а пошёл за сделку с вампиром…

— Замолчи! — Реус дёрнул меня за верёвку. — Какое же невыносимое создание! Да этого бедного вампира только пожалеть можно! Он мне сам тебя вернёт через два дня вместе с ещё одной картой!

Я фыркнула, но замолчала. Если он сейчас разозлится, то больше откровенничать не будет. Наоборот надо, чтобы он расслабился.

Дальше мы пошли в тишине. Я разглядывала лес. Пыталась запомнить дорогу, чтобы вернуться назад в случае успешного побега. Деревья днём не выглядели пугающе. По ним прыгали белки, а на верхушках щебетали птички. В лесу было прохладно из-за густоты листвы. Пахло чудесно. Несколько раз я замечала какие-то огонёчки, что стремительно пролетали у моего лица.

— Мне в туалет надо, — заявила я. У меня появилась идея.

— Вперёд, — Реус кивнул на ближайшие кусты.

— А руки? Развяжешь?

— Я похож на идиота?

Вообще-то, похож!

— Хотя бы одну. — Я надеялась, что он развяжет обе, но и одной рукой тоже можно многое сделать.

Он тяжело вздохнул. Развязал мне руки и принялся обвязывать правое запястье каким-то замысловатым узлом. Второй конец верёвки всё ещё был прикреплён к его поясу.

— У тебя пять минут. И советую не тратить время на попытки развязать руку. Ты такой узел не развяжешь.

Охотно верю! Оказавшись в кустах, развязать узел — это первое, что я попробовала. Когда это не увенчалось успехом, я начала лихорадочно соображать. Точно! Я ведь худая — хоть какой-то плюс от этого в этом чудном измерении должен быть? Я прижала большой палец к ладони и попыталась просто вытащить запястье из верёвочного браслета. Не будь я такой худой, этого ни за что бы не вышло. Но не без труда моё тоненькое запястье всё-таки выскользнуло. Недолго думая, я надела верёвку на ближайший сук.

— Худышка? — окликнул меня Реус. Я схватила толстую ветку и спряталась за ближайшим деревом. — Пять минут прошло. Я иду.

Он пошёл вперёд, ориентируясь на верёвку. А верёвка-то на суку! Когда он подошёл ближе и повернулся ко мне спиной, я собрала все свои силы и ударила его палкой по голове. На этот раз удар оказался более чем успешным: Реус упал без чувств. Сколько раз я уже ударила его с момента нашего знакомства? Я уже потеряла счёт.

На мгновение мне стало его жалко. Я не привыкла бить людей по голове. Но ведь ему не жалко меня обменивать на какую-то карту! Я бросилась бежать, пока он не очнулся.

Я неслась, не разбирая дороги. Все мои планы вспомнить, откуда мы пришли, и бежать в ту сторону, на деле не сработали. Я не думала, что Реус долго пробудет в отключке, поэтому решила, что просто должна оказаться от него как можно дальше.

Неожиданно я приметила какой-то домик за деревьями. Понадеявшись, что могу там спрятаться, я, запыхавшаяся, принялась стучать в дверь.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям