Olie " /> Olie " /> Olie " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Другая реальность » Отрывок из книги «Другая реальность»

Отрывок из книги «Другая реальность»

Исключительными правами на произведение «Другая реальность» обладает автор — Olie Copyright © Olie

Пролог

— Кира, ты видела нашего новенького? — не успела я войти в универ, как на меня налетела моя подруга Руслана, глаза которой блестели шальным блеском. — Это нечто, — она даже зажмурилась от удовольствия.

 — Как же я могла его увидеть, если только что вошла, — усмехнулась я, глядя на что-то предвкушающую подругу. Девушка она была видная, всегда нравилась парням. Но ее напор в их отношении многих отталкивал. Руслана всегда напролом шла к своей цели, и ее мало заботило даже то, что понравившийся ей объект мог быть несвободен. Сколько раз я ей говорила: "Найдет когда-нибудь коса на камень, тебя отошьют в грубой форме, сама же потом слезы лить будешь". Но подруга только заливисто смеялась, уверяя меня, что такого в принципе быть не может. — Руслана, не торопись с мечтами, — осадила я ее. — Ты ведь даже не знаешь о нем ничего. Или у тебя принцип - пометить всех новеньких?

 — Я чувствую его на расстоянии, он определенно моя судьба, — тут же парировала она, оглядываясь по сторонам, что вызвало еще одну усмешку.

 — Ну-ну, чувствительная ты моя, пойдем уже в аудиторию, а то пара скоро начнется, — похлопав по плечу девушку, развернула ее в нужном направлении, и мы отправились на пару.

 То, что у Русланы комплекс неполноценности, знали немногие, она особо не афишировала этого, так как в нашей группе находились не только такие, как я, понимающие и поддерживающие, но и те, которым было бы в радость задеть подругу, многим ее самоуверенность поперек горла стояла. Знали бы они, каких трудов ей это стоило. Ведь ее комплекс как раз и был в том, что она в себя не верила. Особенно после трехлетнего затюкивания родителями, какая она никчемная, толстая, не желающая следить за собой. После одиннадцатого класа она за лето так извела себя диетами, что попала в реанимацию, но похудела. И теперь всячески поддерживала себя в тонусе, считаясь для многих эталоном совершенства, хотя сама такого не испытывающая. Потому, Руслана особо старалась не выделяться из толпы. Мне же в этом плане было проще, мои родительны слишком пофигистичны в отношении внешности. И я никогда ею не заморачивалась.

 В отличие от пышногрудой миниатюрной красавицы-блондинки, своей подруги, я была высокой, спортивной, с темными волосами до плеч. Ни платья, ни юбки не признавала в принципе. Да, некоторые называли меня пацанкой. Мне было плевать, никогда не стремилась кому-то сильно понравится. Да и времени на шашни с парнями у меня не было. Секция восточных единоборств, легкая атлетика, плаванье. Спорт отнимал все мое время. Тогда как подруга была занята усовершенствованием своей внешности и соблазнением парней.

 В аудиторию мы заскочили со звонком. Усевшись на свое место, я стала оглядываться по сторонам, попутно со всеми здороваясь. И тут мой взгляд столкнулся с незнакомцем, чьи глаза оказались разноцветными. Причем один из них был фиолетовый, а второй изумрудный, такой контраст в сочетании с белыми волосами смотрелся дико и ужасно. А главное - наводил на размышления, откуда он выполз? Кожа почти прозрачная, едва ли не синюшного цвета, взгляд пытливый, будто юноша собрался сканером поработать. Меня передернуло от отвращения.

 Первой мыслью было: и что Руслана могла увидеть такого интересного и манящего в этом типе, на него же даже смотреть было не комильфо, чувство отторжения мешало. Я отвела взгляд первой, благо вошел преподаватель. Теперь все мое внимание было приковано к нему. Но только вот досада! Все полтора часа лекции я чувствовала прожигающий взгляд между лопаток разноцветных глаз новенького. И что ему от меня понадобилось? В нашей группе полно симпатичных девушек. Так нет же, сверлит мою спину, будто у меня лишние части тела появились, или я каким мутантом стала. Да Руслана еще рядом сидеть спокойно не могла, будто у нее шило в заднице.

 — Тебе чего неймется? — шикнула я на нее, девушка только рукой махнула, продолжая крутиться. — Ты чего красная такая? Может тебе плохо? — тут же обеспокоенно поинтересовалась я у подруги, заметив ее полыхающее лицо и испарину, выступившую на лбу. Но больше всего поразили блестящие шальным глаза. Их заволокло пеленой. Такое ее состояние мне определенно не нравилось.

 — Сама не пойму, — едва выговорила слова подруга. — Но на меня вдруг напало такое возбуждение, что аж колики начались. Терпеть невмоготу. Внизу живота все сводит неимоверно, грудь болит, такое ощущение, что она выросла на пару размеров, давит сильно, соски огнем горят.

 — Попросись выйти, — предложила я, но на меня глянули как на несмышленое дитя.

 — Кира, ты бы хоть иногда головой думала, когда предлагаешь, — произнесла подруга, с укором глядя на меня, а потом, заметив мое недоумение, тут же пояснила: — Как я с таким видом выйду? Это ж смеху будет. Соски сквозь блузку и лифчик просвечивают, глянь, как они стоят, словно каменные стали, сама наверняка красная. Не хватало еще дать лишний повод для сплетен, мне и так их выше крыши.

 — Н-да, проблема, — протянула я, задумавшись, и тут мой взгляд упал на ухмыляющуюся физиономию новенького, который все это время пристально наблюдал за нами.

 Меня охватила злость. Не знаю, каким образом и что он сделал, но я отлично почувствовала, что это его работа. Может, он каким гипнозом владеет? С такими глазами это было бы неудивительно. И наслав на подругу возбуждение, он решил таким образом развлечься. Но тут же в мою голову прилетел другой вопрос: а почему тогда его гипноз на меня не подействовал? Или он только на Руслану его направлял? Но чем ему моя подруга не угодила? Они ведь наверняка и познакомиться-то толком не успели. После пар я решила пообщаться с этим наглым типом. И узнать, что эта сволочь задумала. Зачем полез к Руслане со своими экспериментами?

 Презрительно посмотрев еще раз на парня, подумала: «Только на такие гадости и способен, развлечение для идиотов», — после чего отвернулась и больше не удостоила ни одним взглядом этого типа. И тут Руслана резко успокоилась и расслабленно откинулась на спинку сиденья.

 — Ты представляешь, все резко спало, — поделилась она, удивленно глядя на меня. — Странно. Что это вообще было? Резко возникло, так же быстро исчезло. Такими темпами я скоро поверю в чудеса и сказки.

 - Или в великую силу гипноза, - процедила я в ответ, вызвав недоумение Русланы. - Некоторым личностям, судя по всему, скучно, и каждый развлекается в меру своих распущенностей.

 - Кира, это ты о чем сейчас? Может у меня временный перегруз, но мой мозг дает сбои, - немного нервно спросила Руслана, из-под полуопущенных ресниц поглядывая на меня.

 Я на это только пожала плечами. Отвечать не стала, чтобы не пугать подругу, у нее и так нервная система не в порядке. Неизвестно, какая истерика с ней случиться, узнай она о гипнозе. Единственное, о чем я попыталась попросить подругу, — это держаться подальше от новенького, с которым даже знакомиться не было желания. Зато наши девушки от него не отходили, на каждой перемене было слышно их щебетание, пуговицы на блузках расстегивались все ниже. Я только усмехнулась про себя, дай им волю, устроят стриптиз прямо тут. Странные они, наши девушки, чем больше их игнорируешь, а именно это и делал новенький, тем больше они из кожи лезут вон, чтобы обратить на себя внимание.

 После занятий, шагая с Русланой домой, мы жили почти рядом, через два дома друг от друга, я вынуждена была слушать сокрушающую речь о том, что она такая бедная и несчастная, ее за все время занятий даже взглядом не удостоили, хотя она так старалась обратить на себя внимание. Мне только и оставалось скрипеть зубами от досады, да попытаться не рассказать о шалостях гада-новенького. И что они все в нем нашли? Ума не приложу. Не красавчик, двух слов связать не может, я ведь прекрасно слышала, как он мычал по большей части. Ага-ага, растерял все свое красноречие от такого девичьего цветника. Чушь полная. Ни за что в это не поверю. Здесь наверняка нечто другое. Выяснить бы что? А может он всех девиц загипнотизировал? Недаром же они к нему так липнут, как мухи на... кхм... мед.

 — Да сдался тебе этот тип, — попыталась образумить я подругу после ее очередного потока нытья о совершенстве новенького. Я даже на миг остановилась, пристально всмотрелась в Руслану. Зрачки не расширены, взгляд ясный. Не похоже на гипноз. Но что с ней такое? — Забей на него и запей водой, он того не стоит, чтобы еще и сокрушаться.

 — Я бы с радостью, но меня тянет к нему, как магнитом, ничего не могу с собой поделать, — удрученно заметила подруга. — Есть в нем что-то такое... м-м-м... даже не могу выразить, что именно, но такое притягательное, возбуждающее. К нему хочется прикосаться, находиться рядом, слушать его чарующий голос...

 — Что, прости? - я даже воздухом подавилась. - Это ты сейчас о чем? Какой чарующий голос? Да он же мычал почти все время. Двух слов связать не мог. Ничего чарующего я в нем определенно не заметила, — недовольно высказавшись, пожала я плечами. — У меня он вызывает только отторжение и неприятие, ничего больше.

 Подругу переубедить мне не удалось, но в последующие дни я стала замечать довольно странную картину: не только Руслана и наши девушки ходили, как блаженные, с влюбленными взглядами, но и парни, причем те, кого я всегда считала ярыми гомофобами. Уж больно они негативно относились к тем, кто хоть отдаленно напоминал парней с нетрадиционной ориентацией. Хотя какое кому дело до личных предпочтений, не могла понять. Впрочем, каждый сходит с ума по-своему. Но сейчас меня напрягал клуб блаженных. Да что же происходит? Массовое помешательство на одной конкретно взятой личности? Чем же он таким обладает, что вокруг него начинается такое столпотворение и создаются клубы влюбленных?

 За целый месяц мне так и не удалось разгадать данную загадку, хотя, будучи по натуре слишком любопытной, меня всегда привлекали такие вот дилеммы. Я наблюдала, анализировала, сопоставляла факты. Но ни к каким выводам не смогла прийти. За все это время я с новеньким так и не познакомилась, мне это было ни к чему, его имя не сходило с губ всех и каждого: ах, Макс так посмотрел, ох, Макс это сказал... Макс был, казалось, везде. Еще и Руслана заболела, теперь я ходила в универ одна.

 Еще через неделю, когда массовое помешательство достигло пика, несколько человек едва не расстались с жизнью из-за этого гада, я не выдержала и сама подошла к нему, когда удалось поймать его в одиночестве стоящим у окна. Меня трясло от гнева. Неужели ему плевать, чем закончатся его эксперименты? Человеческая жизнь для него ничто? Именно это я и хотела узнать.

 — Может, хватит проводить какие-то идиотские эксперименты на моих одногруппниках? Уже попытки суицида начались, — я даже кулаки от злости сжала, готовая в любую минуту нанести удар.

 — Что же в тебе такого, что на тебя ничего не действует? — он задумчиво обернулся ко мне и стал сверлить снова своими разноцветными глазами. — Я угробил почти полтора месяца и все впустую, — эта загадочная фраза заставила насторожиться, а в совокупности со следующими произнесенными словами, так вообще напрячься. — Ты могла бы идеально нам подойти.

 — Кому это вам? И для чего? — поинтересовалась я. Вот оно, женское любопытство во всей своей красе. Как я ни хотела спрашивать ничего не по теме, но не сдержалась. Мой вопрос повис в воздухе, ответа я так и не дождалась, он усмехнулся, кивнул на дверь аудитории, бросив:

 — Пара началась, нам пора, — сам же первый и вошел, мне пришлось унять свою злость и последовать за ним.

 Весь день я сидела как на иголках, решив после занятий все-таки вытрясти из него правду. Но Макс будто предугадал мои желания, на каждой перемене он меня избегал, чтобы я не могла подойти к нему, а как только закончились занятия, все вскочили с мест и дружно бросились на выход. Макс не торопился, я тоже. Когда осталось всего несколько человек, мне пришло сообщение. Достав посмотреть, кто и что, удивилась, оно было пустым от скрытого номера. Только минутное отвлечение стоило того, что я не заметила, как осталась совершенно одна в аудитории, этот гад сбежал.

 Тяжко вздохнув, собралась выходить, но увидела на парте, за которой сидел Макс, как что-то сверкнуло. Подойдя ближе, заметила странную вещицу. Неправильной формы, на вид металлическая, но на поверку оказавшись слишком легкой для металла. На ней были вырезаны странные символы, о происхождении которых я и задалась целью узнать. Ни на один из увиденных мной языков символы похожи не были. Руны тоже рядом не стояли. Тогда что же это может быть? Древнерусские письмена? Где бы мне узнать о таком? Необходимо на выходных закопаться в библиотеке и прошерстить там все, вдруг загадка и разгадается.

 Взяв эту штуку в ладонь, почувствовала, как она тут же стала нагреваться, в руке начались покалывания, но на душе вдруг стало так легко и радостно, что я сама испугалась. Быстро засунув необычную вещицу в карман, отправилась домой, чтобы быстрее добраться до интернета, там можно найти все, что душе угодно. Если уже не получится, тогда отправлюсь в библиотеку. Мне следовало переписать символы, чтобы потом спокойно с ними разбираться, ведь эту вещь завтра надлежало вернуть ее владельцу, а то некрасиво получится.

 Дома, не успела я прийти, забыв поесть, тут же бросилась к ноутбуку, вводя символы, хоть и далось это с трудом. Но, к моему огромному огорчению, поиск постоянно выдавал: «По вашему запросу ничего не найдено». Я пыталась вводить по отдельности каждый знак, меняла комбинации, но все оказалось безуспешно. Тогда, даже не глянув на время, схватила эту штуку и бросилась к Руслане, вдруг ей что придет в голову.

Подруга открыла сразу, вот только ее внешний вид значительно ухудшился: красные воспаленные глаза с полопавшимися капиллярами, распухший нос, мешки под глазами — все это напугало очень сильно.

 — Руслана, что с тобой? Что говорят врачи? — начала я, но девушка только отмахнулась, приглашая в комнату и вопросительно глядя на возбужденную меня.

 Объяснить все решила позже, доставая непонятную вещицу и протягивая ей. Взяв ее в руки, она тут же широко распахнула глаза и застыла, уставившись в одну точку. В данную минуту подруга напоминала статую, даже глазами ни разу не моргнула.

 — Эй! Что с тобой? — несильно толкнула я ее в плечо. — Ты в какой астрал ушла? Мы тебя теряем? — мои вопросы сыпались в пустоту, подруга никак не реагировала. Я начала беспокоиться, сбегала на кухню, набрала в стакан воды, после чего, сделав глоток, распылила всю воду на девушку — никакой реакции. Я так испугалась, что мое сердце вот-вот грозило выскочить из груди. Какую дрянь я ей принесла, из-за которой она сейчас статую напоминает. И ведь забрать нет возможности, она ее плотно сжала в ладони. Я пыталась ее разжать, да куда там. Будто цемент раздираю собственными руками. Такое чувство, что подруга окаменела. Черт! Черт! Черт! Что же делать? А вдруг с ней что-нибудь случится? Я же себе никогда этого не прощу.

 Только собралась было придумать, чем бы ее еще привести в чувство, как Руслана вдруг заговорила монотонным голосом, как робот.

 — Деактиватор. Многоуровневого действия. Используется в межгалактических перемещениях, позволяя считывать информацию с данной планеты и ее обитателей. Может служить переводчиком и защитой в прохождении многоуровневой сферы, — после этой тирады я широко распахнула глаза и на миг зависла. Какие межгалактические перемещения? Многоуровневые сферы? Кто-то перечитал фантастику? Это Руслана так решила надо мной пошутить? Сначала едва до истерики не довела своим внешним видом, а сейчас некую ересь вещает. Зачем ей это?

Пока я раздумывала, подруга моргнула. Раз, другой. Я застыла, набоюдая за ней. Еще не совсем живая, но уже и не статуя. Можно выдохнуть? Или еще рано?  Руслана, вдруг тряхнув головой, отшвырнула от себя эту штуку, словно обжегшись, пораженно уставилась на меня, при этом оглядываясь вокруг, словно не понимая, где находится. И только окончательно расслабившись, она тяжело опустилась на стул и выпустила из легких воздух.

 — Ты где эту гадость откопала? — даже ее взгляд изменился. Стал жестче, увереннее. Как бы странно это ни звучало, но она больше не выглядела больной, я даже не заметила, когда произошли изменения.

 — Это новенький забыл на парте, а я забрала, чтобы завтра ему вернуть, — призналась я, не скрывая правды.

 — Новенький? — Руслана посмотрела на меня, как на полоумного. — Какой новенький? Ведь учеба уже началась. Разве кого-то еще берут во время учебного года? — от этого вопроса я напряглась, не понимая, что происходит. Несколько минут пыталась объяснить Руслане, что я имею в виду ее обоже Макса, но подруга смотрела на меня все более подозрительно. Так, и кто из нас болен? А главное - чем?

 Во всей этой ситуации, у меня возникло чувство, что я схожу с ума. Все, что неподвластно нашему пониманию — настораживает, а в данном случае, я чувствовала себя, будто стою обнаженной перед оголтелой толпой, совершенно не соображая, почему моя подруга совершенно не помнит новенького. Ведь она в последние полтора месяца только о нем и говорила. А сейчас... или умело скрывает правду, или действительно не помнит. А может это та непонятная штука виновата? Если она смогла ее исцелить, то почему она не могла заблокироватб подруге память? Неясностей становилось все больше, а ответов на непонятные вопросы все меньше.

 Наконец, не выдержав такого, я схватила необычную штуку и ушла к себе. Мне, наконец, удалось перекусить и принять душ, после чего легла в кровать и стала крутить непонятный предмет в руках, пытаясь еще раз ее рассмотреть. И тут произошло то, что заставило подскочить на кровати: эта вещица вдруг засветилась и быстро втянулась в ладонь, оставляя после себя только символы, которые фиолетовым цветом горели и светились на коже. Я испугалась, мало мне было того, что непонятные вещи произошли с Русланой, так еще и это. Стала тереть ладонь, вскочила и подставила ее под горячую, потом под ледяную воду, чтобы попытаться вернуть эту штуку обратно. Но у меня ничего не получалось.

 — Что за мистика?! — воскликнула я, чувствуя, как глаза закрываются, словно веки свинцом налились. Только с огромным трудом и по стеночке я добралась до кровати, да так и рухнула на нее без сил. Словно я весь день вагоны разгружала, хотя девушки таким не занимаются. Или занимаются? Какая чушь лезет в голову.

 А следующий день принес еще больше удивления. Мало того, что ни на следующий день, ни через четыре дня, ни через неделю Макс больше не появился, так о нем вообще никто ничего не знал и не помнил, даже те, кто пытался покончить с собой. А свои поступки они объяснили затяжной депрессией. На меня же во время всех расспросов смотрели кто недоуменно, кто снисходительно, а находились и те, котопые, казалось, готовы вызвать мне скорую, настолько подозрительны были их взгляды. Я понимала, что веду себя совсем не так, как хотела, но теперь мной будто руководило мое второе "я", желающее докопаться до истины. Потому что я вообще ничего уже не понимала. Макса помнила только одна я, больше совсем никто. Почему? Он ведь еще на прошлой неделе учился с нами. Массовый гипноз? По-другому я не могу этого назвать. Странное что-то происходит вокруг.

 — Кира, ты какая-то сама не своя в последнее время, — в один из дней подошла ко мне Руслана. — У тебя что-то произошло? Ты задаешь странные вопросы, часто вообще зависаешь на полпути. Я тебя перестала понимать. Может ты заболела?

 — Нет, все нормально, просто тяжесть какая-то в душе и все, — впервые солгала я подруге, ведь она и так уже несколько раз пыталась предложить мне помощь специалиста особого назначения. Ага, при этом мы обе понимали, где я окажусь, стоит мне к нему обратиться. И Руслана даже настаивать стала. А еще подруга называется. Я, конечно, могу понять ее беспокойство, но не до такой же степени. Девушка начала меня напрягать.

 Может она и хотела, как лучше, но я-то предчувствовала, как будет на самом деле. Да и звучало бы мое объяснение у того же специалиста весьма абсурдно. Ну да, стоит мне сказать о том, что произошло: друг, как и все мои одногруппники, забыл новенького, который проучился с нами полтора месяца; странная штука, которую я нашла на парте как раз того самого новенького, втянулась в мою руку, а я сейчас знала многое из того, о чем раньше даже понятия не имела — и меня сразу же упекут в психушку. Мне и самой это объснение казалось диким и нереальным, а каково другим это будет выслушать?

 А вот через две недели я почувствовала в себе непонятные изменения, но никому о них не сказала, даже Руслане. Ни к чему ее пугать еще одним моим бзиком, который меня саму начал напрягать. Во мне появилось стойкое ощущение, что я тут лишняя, - хотя где тут, пока не могла и сама понять: в универе, в городе, в мире, наконец? - что мое место совершенно не здесь, и вскоре меня ожидают кардинальные перемены. Как оказалось впоследствии, очень зря я никому ничего не сказала.

 Засыпая в своей кровати, как раз накануне своего дня рождения, я вдруг проснулась непонятно где, к тому же в окружении незнакомых и совершенно фантастических существ, которые рассматривали меня, как диковинку, при этом глумливо ухмыляясь и что-то лопоча. Но через несколько секунд, как только мою ладонь обожгло жаром, язык стал вполне понятным. Хороший переводчик, а главное, как вовремя. Из выкриков нелюдей я поняла, что нахожусь у межгалактических пиратов, которые собираются продать меня в рабство довольно своеобразного характера, так как моя необычная внешность позволит сделать это выгодно для них. Так и хотелось узнать побольше о необычной внешности, но не пришлось. Будто ответом на мой вопрос, в голове вспыхнуло: "Ты человек, этим все сказано. Здесь люди - экзотическая диковинка, они тут не бывают".

 И что прикажете делать бедной студентке, по воле непонятного рока попавшей неизвестно куда? Правильно, бежать, в надежде, что хуже уже не будет. Ага, наивная я, оказывается, может, еще как может, но тогда я этого еще не знала, свято веря в силу побега и приключения...

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям