0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Два мира. Ведьмины пляски + Распутье » Отрывок из книги «Два мира. Ведьмины пляски, Распутье»

Отрывок из книги «Два мира. Ведьмины пляски + Распутье»

Автор: Романовская Ольга

Исключительными правами на произведение «Два мира. Ведьмины пляски + Распутье» обладает автор — Романовская Ольга Copyright © Романовская Ольга

У зеркала в туалете стояла девушка. Сначала я ее не заметила, старательно прорисовывая «стрелки» и накладывая тени: не успела дома. Но потом, когда все вышли, и мы остались одни, поневоле бросила взгляд.

Девушка тоже нарядилась ведьмой. Со спины – моя копия. Даже рост, длина и цвет волос. Однако, присмотревшись, поняла, что я пониже: незнакомка ограничилась скромным устойчивым каблучком туфель с пряжками. Надо было тоже сменную обувь взять, а не париться в осенних сапогах.

Ведьма номер два что-то рассматривала в зеркале. От нее пахло травами. Духи я не узнала и, не удержавшись, спросила название: хотела купить к следующему Хэллоуину

Девушка недоуменно глянула на меня и растянула губы в улыбке:

— Никак. Так пахнет осень.

Озадаченная, подумала, что наша осень благоухает дождем и выхлопными газами. Видимо, незнакомка не желала делиться секретом.

Вернувшись к насущным делам, я забыла о девушке, зато она не забыла обо мне. Сложила руки на груди и разглядывала в упор, будто свекровь будущую невестку. Не выдержав, я убрала аппликатор и поинтересовалась, что ей от меня нужно.

— Да ничего особенного, — пожала плечами девушка и потянулась к холщовой сумочке на поясе. Стиль этно всегда ценился такими, как мы, то есть почитателями фэнтези. – Уже ухожу.

Вот и славно, а то я грешным делом решила, будто она меня обворовывать собралась. Странно, в туалет до сих пор никто не зашел, а ведь кабинки для дам редко пустуют. Куда обычно собирается очередь в любом аэропорту? Правильно, к двери с вывеской «Ж».

Незнакомка действительно направилась к выходу. Проходя мимо, она внезапно метнула мне в лицо какой-то порошок. Закашлявшись, я закрыла лицо руками, а когда открыла, долго не могла сообразить, где очутилась.

Вокруг – чистое поле, бескрайний ковыль, или как еще называется эта высокая сухая трава? На горизонте – холмы, а за спиной – галечный дикий пляж. Даже рыбацких сетей нет.

Сначала я решила, что нахожусь под действием наркотика. Громко чихнула, потерла глаза, надеясь, что частицы мерзости, которую в меня метнули, покинут организм. Не тут-то было! Ни поле, ни море никуда не делись, а порывистый ветер убедил, что климат в данной местности не теплее родного. А я без пальто… Попрыгав, пощипала себя за руки – больно!

Так, холод чувствую, на запястье синяк поставила, в нос бьет запах соленой воды, а по ушам – крики птиц. Больших таких, темных, не чаек. Кажется, я сошла с ума, потому что под кайфом мнишь себя властелином мира, а не бродяжкой.

Не придумав ничего лучше, закричала. Никакого ответа, только птицы загалдели еще сильнее.

Приплясывая от холода, отчаянно боролась с паникой, пытаясь понять, как я оказалась в сельской местности. Надеюсь, это хотя бы Российская Федерация, сесть в тюрьму за нарушение государственной границы очень бы не хотелось. И паспорта заграничного нет, только общегражданский. Хорошо, он со мной — можно не бояться людей в форме.

Разбежалась! Дамской сумочки со всем необходимым: мобильным телефоном, косметичкой, носовыми платочками, кошельком и документами, — при мне не оказалось. Со стоном вспомнила, что ридикюль остался на полочке перед зеркалом. Воистину: «Что такое не везет…».

Вспомнив о логическом мышлении, зашагала вдоль берега. Где есть вода, всегда есть рыболовы. А у них можно разжиться всем необходимым для меня-потеряшки. Лишь бы за сбежавшую из дурдома не приняли!

Я шла и шла, а катера и пирсы упорно не собирались показываться. Куда-то пропали яхт-клубы и дачи, даже маяки. Что за чертовщина?! Но я не сдавалась. Хотя бы потому, что движение – это тепло, которого мне так не хватало.

Пейзаж не менялся, оставался таким же унылым и неприкаянным. И я еще говорила, что мой город наводит тоску? Все познается в сравнении!

Темнело. Красный диск солнца наполовину скрылся в море, и я забеспокоилась. Ночевать под открытым небом означало не только дискомфорт, но и гарантированную простуду. Вздохнув, решила попытаться дойти до холмов и попытать счастья там. Ни на что не надеясь, снова закричала и, надо же, меня услышали! Обрадованная, я замахала руками, запрыгала, привлекая внимание. И остолбенела, увидев, кого звала.

На лошадях в двадцать первом веке не передвигались, и кольчугу не носили.

Запоздалая мысль подсказала, что я попала. Да, как в книжках, и вовсе не в полевой лагерь ролевиков. Но догадка казалась настолько абсурдной, что не хотелось верить.

— Кадара! – с необъяснимой агрессией ткнул в меня пальцем всадник и потянулся за оружием.

Каким, выяснять не стала, а с криком: «Мамочка!» припустила прочь. Глупо, конечно, убегать на высоких каблуках от всадника, но жить очень хотелось.

Как выяснилось, ежегодный забег журнала «Гламур» потерял в моем лице рекордсменку. Стометровку я явно пробежала быстрее Хусейна Болта и не намерена была сбавлять обороты. А вслед мне неслись экспрессивные фразы, смысла которых не понимала, но догадывалась, что все они матерного содержания.

Ожидаемо споткнулась и не совсем ожидаемо куда-то провалилась. Это и спасло мне жизнь.

Как Алиса в Стране чудес, я летела по кротовым норам, пока не плюхнулась на пятую точку возле полусгнившей деревянной лестницы. Наверху, там, куда вели ступени, догорал закат. Не желая обрастать мхом в жиже, полезла наверх. Карабкалась долго, потому что залетела глубоко. Но, наконец, пахнуло холодным ветерком, и я выбралась наружу. Напуганная, грязная, мокрая и замерзшая.

Холмы, которые я видела от кромки моря, оказались ближе, но не это обрадовало – свет. Человеческое жилье!

Трусцой, постоянно оглядываясь, чтобы недружелюбно настроенный всадник не застал врасплох, добралась до забора. Средневековье Средневековьем! Даже горшки на кольях сушатся.

Поколебавшись, отважилась пробраться во двор.

Заворчала собака, закудахтали куры в курятнике.

Остановившись, я выровняла дыхание и еще раз, очень медленно и очень подробно все осмотрела. Крыша из камыша поставила точку в осмыслении происходящего: судьба занесла меня вовсе не на окраину родины. В лучшем случае – в отсталую страну, в худшем… Ты, Ирина, девочка не глупая, географию учила, поэтому должна понимать, что случай – худший. Нет таких неразвитых стран на морском побережье с умеренным климатом.

Плюхнувшись на землю, я зарыдала. Одно дело – любить фэнтези, другое – в нем оказаться. И, главное, абсолютно случайно. Не умереть, не принять предложение бесноватого колдуна, а просто чихнуть и оказаться в другом мире.

Если верить книгам, меня должен был ждать добрый друг, а достался злобный враг. Может, хотя бы магией наградили? Увы, то ли я не умела ею пользоваться, то ли никаких умений при переносе не приобрела.

Распахнулась дверь, и на меня упал свет фонаря.

Перестав размазывать слезы по щекам, обернулась и увидела мужчину с топором в руках. Хорошее начало ночи!

Бежать не было сил, поэтому осталась сидеть, терпеливо дожидаясь решения своей участи.

Мужчина окликнул меня на какой-то тарабарщине. В ответ пожала плечами и знаками попыталась показать, что не говорю на местном языке. Мужчина почесал бороду и закрыл дверь. Все, ночлег накрылся, придется искать другое пристанище.

Однако я ошиблась. Прошло несколько минут, и мужчина вновь возник на пороге. Его тянули за руки и пытались удержать жена и дети.

— Кадара? – мужчина подошел и ткнул в лицо кнутовищем.

Вновь пожала плечами. Ну не знаю я значения этого слова!

— Кадара маресьи? – настойчиво повторил мужчина.

Вместо ответа разрыдалась и по-русски объяснила, что никакая не «кадара», а обыкновенная студентка четвертого курса Университета технологии и дизайна Ирина Куракина, которая пришла на вечеринку по случаю Хэллоуина, а оказалась черти где.

Мужчина еще пару раз попытался выпытать, кадара ли я, а потом плюнул и потащил куда-то. Как оказалось, к хлеву, где среди буренок похрустывал соломой видавший виды коняка. Мужчина оседлал его, закинул меня поперек седла, как трофей, и потащил по темноте и холоду в неизвестном направлении.

Я отбила себе все, что могла. И что не могла, тоже. Вдобавок от тряски и неудобного положения мутило. К счастью, ехали мы не долго.

Мужчина сгрузил меня перед воротами типичного средневекового города, постучал в какую-то дверку, перебросился парой слов со стоящими в карауле солдатами и испарился. Я с тоской посмотрела вслед ему и со страхом – на угрюмых воинов. Один такой недавно гонял по берегу…

Меня грубо ухватили под руки, пихнули фонарь в лицо и, видимо, обругав, втащили внутрь городских стен. Они оказались толстыми – ширина моей квартиры, не меньше. Над головой нависали решетка и колья. Воображение живо нарисовало, что они могут сделать с человеческим телом.

Вскоре под ногами оказалась булыжная мостовая. Потянулись кривые улочки. Такие я видела в Праге. И домики похожие. Только пахнет… Увы, заткнуть нос нечем, руки заняты.

Солдаты остановились у неприметного домика, прилепившегося к городской стене, и постучали. Один раз. Второй. Наконец им соизволили открыть.

На пороге стоял мужчина с крайне недовольным выражением лица.

— Кадара небаро аверо мьедеси, — указал на меня солдат.

Хозяин дома нахмурился еще больше, но впустил нашу скромную процессию.

— Даро а меси, — дал какое-то указание владелец жилища. Очевидно, провести меня в комнату, потому что именно туда и затолкали.

Солдаты с чувством выполненного долга удалились, а я осталась.

Мужчина пару минут буравил меня глазами, а потом что-то спросил. Привычно пожала плечами и повторила скорбную повесть. Странно, переспрашивать хозяин дома не стал, а просто вышел.

За время отсутствия я успела осмотреться и по интерьеру определить, на уровне какого века по земному летоисчислению находилось государство. Пятнадцатый-шестнадцатый. Что ж, уже хорошо, мог бы и десятый оказаться. Только красители у них какие-то особенные: у нас такого глубокого синего до Нового времени не водилось.

Мужчина вернулся, согнал меня со стула и плюхнулся на него сам. О том, что это невежливо, пришлось промолчать: не у себя дома.

— Так ведьма? — устало поинтересовался владелец горчичного кафтана, или как там эта часть одежды называлась? Кафтан, кажется, только у славян, или что-то путаю? А, ладно, не тем мозги забиваешь!

— Да, на мне костюм ведьмы, — не стала скрывать очевидного.

И только сейчас до меня дошло, что мы разговаривали на одном языке! И язык этот – чистый русский!

Мужчина усмехнулся, правильно разгадав причину округлившихся глаз, и пояснил:

— Я маг.

Он – маг? А где же импозантный красавец? Жизнь, ты редкая сволочь, хоть в мелочах бы улыбнулась!

— Итак, ты не из нашего мира, — резюмировал маг. – А ведьма или нет, вопрос.

— Не ведьма, — заверила я и задала традиционный вопрос попаданки:

— Вы мне поможете, научите языку?

Маг ответил отрицательно.

Грустно вздохнув, прощупала почву с другой стороны. Для чего земных девушек перетаскивают в фэнтези? Увы, спасение мира или хотя бы королевства мне не собирались поручать, попасть в жены князю, королю, Темному властелину не светило, в наложницы тоже. Родственников среди местного населения, судя по всему, не имелось.

Версии кончились, зато у мага появилось горячее желание провести надо мной какой-то эксперимент. С трудом отбившись, буркнула, что хочу спать. Желание мое выполнили, выделив тюфяк на чердаке и таз с теплой водой. Что ж, придется воспользоваться здешними удобствами, а завтра разбираться со свалившимися на голову неприятностями.

 

Меня разбудил сквозняк. Заерзав, поняла, что заработала не только насморк. С каких это пор кровать стала такой жесткой? И откуда этот мерзкий запах? Денькины носки? Говорила же: не носи неделями, а запихивай в стиралку! Нет, определенно, это не носки, а что-то сдохло. Вернее, кто-то. Какой-то грызун. Помню, эскалатор на одной станции благоухал так целый месяц.

Заворочалась, потирая затекшую шею и села. Опрометчиво, потому что тут же ударилась обо что-то головой. Как выяснилось, о деревянную балку. В моей квартире, вроде бы, потолок выше. И живу я не на чердаке. Стоп, неужели это был не сон?

Оглядевшись, убедилась, что реальность беспросветна и безрадостна. Я в дезабилье, потому как костюм ведьмы пришел в негодность после путешествия по норам побережья, сижу на соломенном тюфяке, прикрытая каким-то тряпьем. С одной стороны – столб, с другой – всякая рухлядь, а вокруг – пыльный чердак с паутиной и слуховыми оконцами. Уборку тут, похоже, не делали никогда. Я начинать тоже не собиралась, быстро поплескалась в остатках вчерашней воды и надела подсохший костюм ведьмы.

Все еще надеясь, что это чья-то злая шутка, согнувшись в три погибели, подобралась к окну и выглянула наружу. Ну, выглянула – это громко сказано, потому что разглядеть что-то через местное стекло не представлялось возможным. Сдается мне, это и не стекло вовсе.

Вздохнув, отомкнула задвижку и распахнула окно. На меня повеяло утренней свежестью и запахом тины. Память подсказала, что отсюда до побережья — километров десять, значит, где-то неподалеку протекала река.

Осторожно высунувшись, огляделась. Прямо перед носом колыхались веревки с сохнущим бельем, напоминавшие Италию в фильмах неореализма. За ними темнели фасады домов. Тесно прижавшись друг другу, они кое-как соблюдали «красную линию», зато с этажностью были проблемы. Высотный регламент в городе не соблюдали, за чистотой фасадов тоже не следили. Зато домики веселые: желтые, коричневые, оранжевые – видимо, у кого какая краска нашлась. Штукатуренные, с подпорками вторых этажей, опасно нависавших над входом. Крыши разные: у кого черепичные, у кого – из дерна.

По улице катил бочки какой-то толстяк. Прислонившись к стене дома, пиликал на шарманке старик. Перебранивались женщины. На них я обратила особое внимание, чтобы понять, каковы нормы внешнего вида в неизвестной недружелюбной стране. Разумеется, задерживаться здесь я не собираюсь, но денек провести точно придется, пока не уломаю мага вернуть меня обратно в Россию. Ясно же, что оказалась здесь по ошибке. Чародей ведь сам вчера сказал, что задания никакого мне не предложат, жениха тоже не подберут.

Теперь я поняла, что в клубе повстречалась с ведьмой. Очевидно, ей поручили переправить сюда какую-то девицу, но забыли дать четкие приметы. Вот она первую попавшуюся и того… Только вопрос: как? Тем самым порошком, который я приняла за наркотик? А как же всякие порталы, свист ветра в ушах, состояние невесомости, не могла же я этого пропустить? Не час же с закрытыми глазами стояла! Хотя, кто ее знает, эту магию, может, она мгновенного действия. Увы, все сведения о данном предмете были почерпнуты из книг о Вольхе Редной, которые я любила почитывать перед сном. Вольху, к слову, перечитала два раза.

Вздохнув, вернулась к созерцанию улицы и пришла к выводу, что мой наряд не так уж выбивается из общей массы, только слишком яркий. А головной убор придется сменить: женщины здесь носили белоснежные чепчики. Все или только горожанки, сказать пока затруднялась: слишком мало материала для изучения и видно плохо.

— Ты уже проснулась?

Я вздрогнула и обернулась. За спиной стоял вчерашний маг, одетый в подобие домашнего халата. Из-под халата выглядывало исподнее, по виду напоминающее термобелье, только иного кроя

— Девице невежливо рассматривать мужчин, — заметил чародей и захлопнул слуховое окно. – Свалилась на мою голову, ведьма! Проклянешь еще, потом весь дом окуривать.

— Я не ведьма, уважаемый, — со вздохом напомнила я и попросила вернуть меня обратно.

Маг хмыкнул и заявил, что делать ему больше нечего, как название моего мира выяснять.

— А как же тогда… Откуда вы русский знаете? – опешила я.

Надежды вернуться домой рушились на глазах.

— Русский – это твой язык? – догадался маг. – Значит, королевство Русса… Даже не слышал. Все просто: с этим артефактом, — он гордо продемонстрировал помесь пирамидки и песочных часов, вместе образовывавших замысловатую фигуру из трех треугольников, — можно понять даже язык зверей. Я его в карты у чернокнижника выиграл.

Кивнула и задумалась, какую выгоду можно извлечь из, похоже, единственного человека в этом городе, понимающего мой язык.

— Пошли, — маг потянул меня к лазу в полу. – Тебя надлежит проверить. Кадары мне не нужны.

— А «кадара» — это кто? – я осторожно, боясь оступиться, слезла за чародеем по приставной лесенке.

Оказалось, ведьма. И их здесь не любят. Во всяком случае, в комнате, куда меня втолкнули, поджидал солдат.

— Сейчас мы проверим, с какими намерениями пришла, — потер руки маг и усадил в кресло. Увы, оно оказалось не мягким, а твердым. Обычный украшенный резьбой стул с подлокотниками.

Чародей ловко защелкнул ремни, лишив меня возможности двигаться, и приказал солдату строго следить, чтобы я не пыталась колдовать.

Мне стало страшно. Сразу вспомнились инквизиция и пытки. И то, что узникам не давали права выбора: либо признаешь, что ведьма, либо на костер. Или их в любом случае на костер? Ох, зачем я кричала! Рот бы себе теперь кляпом заткнула, сама ведь беду накликала!

Солдат приблизился и ткнул мне в грудь алебардой (догадываюсь, что это не она, но все, что не копье, но на палке для меня алебарда). Видимо, чтобы не удумала чего.

Пискнув, что колдовства в нашем мире нет, предложила посильную помощь в модернизации окружающего пространства. Я, конечно, не технарь, но кое-что тоже могу. Например, намекнуть, что неплохо бы изобрести паровой двигатель. Или внести изменения в местную моду, чтобы не стирать каждый день. Или… Но все это мага не заинтересовало. Он зыркнул так, что я сочла за лучшеепредпочла замолчать.

Солдат, кажется, предлагал меня убить, во всяком случае, слово «кадара» в свой адрес слышала неоднократно. Сопровождалось оно тыканьем мне в лицо алебардой.

Маг засуетился, раздобыл где-то мел и нарисовал что-то под креслом. После этого мужчины почему-то выжидающе посмотрели на меня. Все, что могла, — это с мольбой заглянуть им в глаза.

Затем пришла очередь пыток.

Маг зажег свечу из красного воска и поднес к моей руке. Я, разумеется, завизжала, когда пламя коснулось кожи. К счастью, чародей ограничился тем, что поводил свечой туда-сюда сначала через одну, потом через другую руку. Потом выудил из кармана халата иглу и проколол мне палец.

Не спрашивая моего согласия и не обращая внимания на активное недовольство, маг продолжал истязания. Крови он выдавил больше, чем берут на анализ. Надеюсь, та колба была мытой: не хотелось бы умереть из-за местной антисанитарии.

Кончилось все тем, что на меня накатила слабость, едва не закончившаяся обмороком.

Наконец мучитель оставил палец в покое и занялся исследованием крови. Зачем-то взболтал ее, вызвав у меня закономерный рвотный позыв, и начал сыпать в колбу разные порошки, бормоча заклинания.

Солдат вытянул шею. Его метаморфозы крови интересовали сильнее. Я предпочитала смотреть в потолок и молиться, чтобы сумасшедший маг не проткнул мне еще что-то или не проверил кости на прочность.

— Странно! – протянул наконец экзекутор, почесав переносицу. – Обычная человеческая кровь. Как тогда ты сюда попала и почему в таком наряде?

— Правда, — глаза мага недобро блеснули, — нельзя исключать возможность действия чар и сокрытия истины. Ведьмы в первом поколении тоже не всегда вычисляются алхимическим способом… Но мне за дорогие ритуалы не платили, так что возрадуйся, скажу, что не ведьма.

От сердца отлегло.

— Спасибо, — пролепетала я, понимая, что избегла какой-то жуткой участи. Те ритуалы наверняка напоминали развлечения сатанистов.

Узнав, что перед ним не «кадара», солдат сплюнул и, бряцая кольчугой, ушел. Маг развязал меня, и я на радостях повисла у него на шее. Чародей скривился так, будто его укусила змея, и брезгливо отстранил меня.

— Ты мне не родственница, — отрезал он, собирая и убирая колбочки. – Ну и воспитание!

Даже обидно стало. Меня в группе считали «пай-девочкой»: не матерюсь, не курю, пью мало. Парень, и тот постоянный. А тут какой-то маг заявляет, что воспитание хромает. Какие же тогда здесь женщины? Молчаливые тени мужей? Раньше ведь, кажется, без разрешения рта открыть нельзя было. Или я что-то путаю? Увы, история отложилась в голове только в рамках школьной программы.

Пока чародей уносил орудия пыток, я украдкой проверила, не вернулся ли солдат, и осмотрела ранку. Почему-то вспомнились всякие ужасы о заражении крови и полнейшей антисанитарии средневековья.

Место прокола не почернело. Кровь не шла, края ранки не почернели. На всякий случай облизала палец: слюна дезинфицирует.

— Ты что стоишь? – маг обернулся ко мне и нахмурился. – Тут не странноприимный дом. Даже за деньги на постой не возьму.

— Бирюк! – фыркнула я.

Чародей сделал вид, что не расслышал, и ушел. Судя по звону посуды, на кухню.

В желудке тут же забурлило, напоминая, что и мне неплохо позавтракать.

Кухню я нашла легко, по запаху. И заодно познакомилась с домработницей мага – сухонькой старушкой в белоснежном чепце и невзрачном сером платье, такое у нас не надели бы даже монахини. И в этом предстоит ходить мне… Может, лучше стать ведьмой?

Старушка одарила меня хмурым взглядом, поджала губы, и обронила:

— Тха!

Судя по тону, слово обозначало какое-то ругательство. Да и маг гаденько хмыкнул, копаясь в тарелке с кашей – той самой овсянкой из фильмов о Шерлоке Холмсе. К каше полагался кусок черного хлеба, ломтик ветчины и кружка с каким-то мутным напитком. Однозначно, не кофе.

— Можно мне поесть? – я указала на тарелку с овсянкой.

Конечно, предпочла бы тосты с джемом или хотя бы яичницу, но лучше каша, чем ничего.

Маг хранил молчание и ел. Старушка же, похоже, задалась целью не допустить меня к столу. Она плевала слюной, тыкала пальцем в грудь и, указывая на дверь, повторяла: «Шелон!». Я мужественно терпела, улыбалась и косилась на чародея. Потом решила, что стеснительность и вежливость – путь к голодной смерти, и присела за стол.

— Здесь тебя никто кормить не будет. Скажи спасибо, что не на улице ночевала, — отхлебнув из кружки, маг расставил все точки над «и». – «Шелон» означает: «Убирайся». Дверь найдешь.

— Вы мужчина или нет? – возмутилась я. – Пытали, а теперь даже не покормите? Ведь я же не кадара, то есть невиновна, и…

— Садись! – недовольно буркнул маг и велел домработнице подать еще одну тарелку.

Посуда в этом мире оказалась глиняной и деревянной. Столовые приборы – тоже из дерева и из какого-то сплава. А кашу варили без соли. Мерзость страшная! Знала бы, не просила бы.

Домработница, которую, кажется, звали Агна, не поскупилась, навалила целую гору овсянки, а вот ветчины пожалела. Я попыталась выпросить немного у мага: увы, тот съел все сам. Пришлось давиться кашей и запивать ее яблочным компотом.

— Значит, вы не знаете, как вернуть меня назад? – заметив, что маг уже доел и собрался уходить, задала я животрепещущий вопрос. – Даже за деньги?

— Откуда у тебя деньги? – отмахнулся чародей. – Вчера обыскал – ничего.

Я чуть не подавилась компотом. То есть, пока спала, он рылся в моей одежде. А, может, и рядышком полежал: кажется, попаданок нередко пытаются изнасиловать в первой же главе. Но разум подсказывал, что я бы заметила, если б чародей привалился под бок, проснулась по крайней мере.

— Я заработаю и отдам, — с мольбой взглянула на мага. – Назовите цену и…

— Во-первых, я всего лишь цеховой маг, во-вторых, за твое желание можно целый город купить. И чем ты заработаешь? Тем, что под юбкой?

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям