0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Джек из дождя » Отрывок из книги «Джек из дождя»

Отрывок из книги «Джек из дождя»

Автор: Молли Лафф

Исключительными правами на произведение «Джек из дождя» обладает автор — Молли Лафф Copyright © Молли Лафф

Глава 1

Дождь барабанил по мостовой, огромные капли неистово бились о тротуарную плитку, разлетаясь на мелкие осколки. Из водосточной трубы с диким грохотом лилась кровавая река, она просачивалась сквозь железные прутья сточной канавы, исчезая в подземельях города. Джек достал пачку сигарет, а потом вспомнил, что три дня назад пообещал сам себе бросить курить. Отсветы синих мигалок полицейских автомобилей больно резали по глазам. У Джека опять выдалась бессонная ночь, а хмурое утро принесло лишь очередное разочарование.

Он задрал голову, подставив лицо хлёстким струям дождя. Непогода, казалось, навсегда захватила город в свой плен. «Сейчас бы пропустить стаканчик виски и хоть немного вздремнуть», — подумал Джек, приподнимая воротник плаща. Прогнав невесёлые мысли прочь, он вошёл в многоэтажный дом и поднялся на лифте на самый верх.

Она была на крыше. Лежала на спине, беззащитно поджав ноги. Дождь взбил её светлые волосы, смешав их с грязью, но от этого она не потеряла своей привлекательности. Джек опустился на одно колено перед ней, внимательно разглядывая руки. Ухоженные пальчики, наверное, она умела играть на виолончели. Он печально вздохнул, а потом перевёл взгляд на её окровавленную грудь. Убийца вынул сердце, вывернув наружу рёбра. Джек много видел страшных ран, но на эту не хотел долго смотреть, поэтому и отвернулся, заскрипев зубами от злости.

— Привет, — к нему подошёл высокий, долговязый парень, которого недавно назначили в их отдел. — Я твой новый напарник, Дэниэл Дэй.

Джек презрительно скривился, его бывший напарник уже месяц не вылезал из больничной палаты, валяясь на койке с простреленной ногой.

— На колёсах? — поинтересовался Джек, выпрямляясь перед ним.

—Что?! — удивлённо переспросил Дэниэл.

— Автомобиль есть? — уточнил свой вопрос Джек, сегодня утром ему пришлось своего старого и проверенного друга отогнать в мастерскую, поэтому он и припозднился.

— Да, — кивнул Дэниэл, облегчённо вздохнув.

Желание закурить вновь вернулось к Джеку. Он встал под небольшим навесом, чтобы не мешать судмедэкспертам и достал смятую пачку из кармана. Чутьё полицейского настойчиво шептало в голове, что она не первая жертва, но Джек не мог припомнить преступлений с похожим рисунком. Он нисколько не сомневался, что здесь на крыше поработал художник. То, как он её оставил под дождём, заботливо одёрнув короткую юбку и расправив вокруг головы волосы, словно солнечный нимб или корона. Джек вынул сигарету, щёлкнул зажигалкой и затянулся, обжигая лёгкие ядом.

— Что скажешь? — спросил Дэниэл, укрывшись от дождя рядом с ним под навесом.

— Она красивая, — отозвался Джек.

— Была красивой, — поправил его напарник. — Сердце девушки пока нигде не нашли.

— Он унёс его с собой, — капелька дождя сорвалась с навеса и попала прямо на сигарету, затушив её.

— Встречал подобные убийства? — Дэниэл зябко поёжился и спрятал руки в карманы серого плаща.

— Года три назад у меня и Беннета, моего бывшего напарника, было дело мясника, — ответил Джек, засунув недокуренную сигарету обратно в пачку. — Но тот любил крошить своих жертв, а здесь всё выставлено напоказ, словно он пытался увековечить красоту девушки.

— Думаешь, будут ещё жертвы?

— Да, —кивнул Джек и вышел из-под навеса.

Судмедэксперты упаковали девушку в чёрный мешок и понесли прочь. Дождь смыл в водосток последние капли крови, словно её здесь никогда и не было.

Джек вместе с напарником почти до глубокого вечера опрашивал жильцов дома, спускаясь с верхнего этажа к первому. Ранним утром в понедельник все спешили на работу, кто уже уехал, а кто нервничал, боясь опоздать на автобус. Как обычно, ничего необычного никто не заметил. Дэниэл начал злиться, а Джек успокаивал себя мыслью, что обязательно пропустит стаканчик виски перед сном. Надо только до дома добраться.

На первом этаже дверь полицейским открыла сутулая старуха в чёрном платье. Она зорко всмотрелась в лица мужчин, а потом надменно скривила губы. Дэниэл насупился, ему явно было не по нутру терпеть чужое презрение, они под конец дня попали на мегеру, и ведь она точно что-то видела, но сейчас будет мотать им нервы, ожидая правильных вопросов.

— Добрый день, — кисло улыбнулся Джек.

— Вечер, — учительским тоном поправила полицейского старуха.

— Значит, вечер, — не стал упираться Джек. — Сегодня на крыше вашего дома произошло…

— Убийство! — скулы старухи окрасились ярким румянцем.

Дэниэл тяжко вздохнул и выразительно посмотрел на наручные часы.

— Я очень надеюсь, что вы нам поможете, — заискивающе проговорил Джек.

— Вы очень самонадеянны, — старуху просто распирало от злости. — Но я вам помогу! Вчера вечером я видела человека в чёрном плаще.

Напарник присвистнул, чтобы не начать грязно ругаться.

— Чуть ниже вас ростом, — продолжила говорить старуха, проигнорировав выпад Дэниэла. — Может, на полголовы. Мне сразу он не понравился, крадущаяся походка, цепкий взгляд, от которого по спине мурашки бегут.

— Спасибо, вы нам очень помогли, — перебил старуху напарник. — Пошли, наш рабочий день закончился.

— Благодарю вас за содействие, — Джек направился следом за напарником.

Дэниэл подбросил его до метро. Джек спустился, а потом с трудом протиснулся в переполненный вагон. Он уже и забыл, каково это, когда тебя толкают локтями и недовольно шипят.

Джек её заметил сразу, мимо такой красотки никто бы в здравом уме не смог пройти. Он двинулся к ней, расталкивая других пассажиров. Она равнодушно скользнула по нему взглядом и снова уставилась в пол, словно толкотня вокруг не докучала ей. Джек встал рядом, схватившись за поручень. Он как мог, загородил её пассажиров и принялся бесстыдно разглядывать. Чуть ниже его ростом, с копной светлых волос, явно окрашенных, стройная, с крутыми бёдрами и высокой грудью. «Студентка», — подумал Джек, заглядывая в расстёгнутую рубашку.

Девушка подняла на него взор, изящно поправив указательным пальчиком очки, сползшие на нос. Джек сделал вид, что смотрит в тёмное окно, где хорошо была видна юбка и стройные ножки. Вагон качнуло, девушка невольно прижалась к его груди, чтобы удержаться на ногах, она обвила руками его талию. Джек улыбнулся, наслаждаясь близостью.

— На какой остановке выходишь? — поинтересовался он, приобняв девушку за плечо.

— На персиковых садах, — робко улыбнулась она.

— Мне повезло, — Джек опустил ладонь на её спину.

Они протиснулись к выходу и покинули переполненный вагон. Девушка шла, не спеша, постукивая каблучками. Джек нёс чёрный зонт, под которым они скрывались от холодного дождя. Около высокого моста через железнодорожные пути она промолвила:

— Мне на ту сторону. Спасибо, что проводили.

Джек вручил девушке свой зонт и грустно улыбнулся.

— А как же вы? — смущённо спросила она.

— Обойдусь, — Джек поднял выше воротник плаща.

Он послал девушке воздушный поцелуй и быстрым шагом направился к заветному кафе, чтобы, наконец-то, пропустить стаканчик виски. Желание выпить и расслабиться после утомительного дня притупило все другие инстинкты. Он оглянулся, девушка уже миновала мост и приближалась к многоэтажному дому, где в основном располагались малогабаритные квартиры исключительно для одиноких людей.

 

Глава 2

Неоновый свет вывески кафе смешивался с дождём, Джек стряхнул с плаща капли и потянул ручку двери на себя. Чудесный аромат свежезаваренного кофе окутал его, обещая тепло и уют, а незатейливая музыка перебила шум непогоды. Джек улыбнулся, увидев около барной стойки знакомого официанта Лайонела Паркера. Парень подрабатывал здесь в свободное время от лекций в институте. Джек приветливо взмахнул рукой, а потом направился к своему излюбленному столику, который прятался за широкой колонной. Одно время здесь повадились прятаться влюблённые парочки, но он быстро их всех разогнал.

Джек уселся на низенький диванчик и устало вытянул ноги, уставившись в запотевшее окно. Размытые силуэты случайных прохожих, всплески света автомобильных фар — казалось, город полностью ушёл на дно океана. Джек достал пачку сигарет и положил перед собой. Тут же из-за колонны появился Лайонел и с дружелюбной улыбкой поставил на стол стакан с виски.

— Выглядишь не очень, — промолвил парень, чуть понизив голос, его глаза загадочно блестели, обещая нечто большее.

— Бессонница, — пожал плечами Джек, схватил стакан и пригубил.

Виски обжёг нёбо, разодрал гортань и заставил желудок сжаться на долю секунды.

— Сегодня у нас неплохая говядина, — Лайонел придвинулся к нему ближе и провёл ладонью по плечу, разминая затёкшие мышцы. — Принести?

— И бутылку виски прихвати, — попросил Джек. — У меня сегодня плохой день.

Парень исчез за колонной, оставив полицейского одного. Джек достал из пачки сигарету и закурил, перед мысленным взором появилась девушка. Белая рубашка пропиталась кровью, а волосы дождь смешал с грязью, прекрасная незнакомка с разодранной грудью и поломанными рёбрами пленяла воображение Джека. Что и говорить, она была красивой, и он даже мог представить себе её нежный голосок. Но вот торчащие наружу рёбра и кровавая пустота вместо сердца навевали тоску.

Виски взбодрил уставший разум, Джек теперь прекрасно видел, что это была не обычная жертва, тут проскальзывало много личного, похожего на ревность, а возможно, и зависть. И сердце для убийцы вовсе не было обычным трофеем охотника, выследившего дичь. Джек замотал головой, пытаясь прогнать тяжёлые мысли. У него по сравнению с другими полицейскими было проклятье — чувствовать убийц. Раньше это радовало его и позволяло беспрепятственно получать повышение по службе, но потом появилась бессонница, а вслед за ней он пристрастился и к виски.

Лайонел принёс тарелку с тушёной говядиной и ломтиками картофеля, приправленными красным соусом. Джек грустно улыбнулся и взялся за вилку, торопиться больше некуда. Впереди поджидала бессонная ночь и мысли о красивой и уже такой мёртвой девушке.

Бутылка виски наполовину опустела, когда кафе закрылось. Лайонел присел рядом с ним на диванчик и спросил:

— Как обычно?

— Да, — кивнул Джек, откинувшись на спинку диванчика.

Парень наклонился, быстро справился с молнией на его брюках, а потом обхватил член губами, жадно лаская кончиком языка. Джек, наконец-то, расслабился, отдавшись удовольствию. Он придерживал ладонью голову Лайонела, вглядываясь в ночь за окном. Парень быстро довёл его до разрядки, выпрямился и промокнул губы салфеткой. Джек оставил ему щедрые чаевые, прихватил недопитую бутылку виски и вышел прямо в дождь.

Холодные капли били по лицу, словно обвиняли в том, что он упустил самое важное. Джек отмахнулся от них, наклонил голову и побрёл к своему дому. Около подъезда он столкнулся со стариком Дуайтом, который был бессменным консьержем. Казалось, что дом быстрее развалится от сырости, чем старик помрёт и оставит жильцов на произвол судьбы.

— Джек! — обрадовался Дуайт и тут же разразился каркающим кашлем.

Полицейский протянул ему последнюю сигарету из пачки и спросил:

— Что нового произошло в моё отсутствие?

— Я нашёл тебе соседей, семейная пара с дочкой. Она студентка в университете, но выглядит замухрышкой, — старик Дуайт хрипло расхохотался. — Плоская, как гладильная доска, да и задницы не видать.

Джек укоризненно покачал головой, но у старика только и было развлечение, как разглядывать жильцов.

— Надеюсь, они тихие? — поинтересовался он.

— Не знаю, — Дуайт почесал морщинистый лоб.

— Да выкладывай уже всё, — промолвил Джек, зная эту привычку старика, когда он не хотел расстраивать других жильцов с их новыми соседями.

— Мне показалось, будто папочка любит приложиться к бутылке, — ответил старик. — Но впечатление они производят хорошее, тихие и спокойные, голоса лишний раз не повысят.

— Спокойной ночи, — сказал Джек и пошёл к себе.

Он приподнял половичок перед входной дверью, достал ключ и вставил его в замочную скважину. Тень у окна пришла в движение, и Джек заметил девушку, она была ниже его на полголовы, худенькая и сутулая.

— Привет, — поздоровался он.

Девушка испуганно вжала голову в плечи и поспешно скрылась в своей квартире. Джек пожал плечами, а потом переступил порог. Квартира пропахла сыростью, дождь будто бы просачивался сквозь кирпичные стены. Джек приоткрыл окно, впустив в комнату свежий воздух. Он включил телевизор, убавил громкость и развалился на старом диване вместе с бутылкой виски.

 

Джек рывком поднялся с дивана, вспышка молнии на мгновение ослепила, а потом он смог различить тёмные стены собственной квартиры. Будь он сентиментальным или очень мнительным, то счёл бы это проявлением знака судьбы, мол, девушка без сердца взывала о справедливости. Только вот Джек многое повидал в своей жизни. Он не верил ни в мистику, ни в благословение. У подножия дивана стояла початая бутылка виски, которая и составляла его суровую реальность.

Из коридора через тонкую дверь долетел звук крадущихся шагов. Многолетняя выучка полицейского безотказно сработала. Он метнулся к входной двери, вытащив из кобуры револьвер. Кто-то подошёл к его квартире и остановился. Джек наставил дуло на незнакомца через дверь и замер, стараясь шумно не дышать.

Ночь разразилась очередной вспышкой молнии. Незнакомец удалился от двери полицейского. Джек был готов поклясться, что слышит, как скрипнули ступеньки, но вскоре всё стихло, если не брать в расчёт дождь. Он вернулся к дивану, уселся, а потом пригубил бутылку виски. Бесконечно длинный день свернулся в одну единственную точку.

Бывший напарник Джека, который прохлаждался с отстреленным бедром в больнице, верил в мистику. И это каждый раз приносило им проблемы, Джеку приходилось закрывать глаза на безумные мысли Беннета Лонга, а потом подолгу выслушивать ворчание начальника Эдвина Макбрайда. Но надо отдать должное, что проверка безумных гипотез напарника всегда их выводила на след. Джек особо не распространялся о своём даре, записывая победы личный счёт Беннета.

Виски благотворно разлился по желудку. И даже гроза перестал терзать израненное сознание Джека. Он умел находить плохих парней. Чувствовал их всеми фибрами души, следуя по призрачному следу. Возможно, и стоило признаться Беннету, что тот глубоко ошибается в своей сверхчувствительности. Но кто он такой, чтобы лишать своего напарника в правде?

 

Джек с трудом разлепил глаза. За окном моросил мелкий дождь, из приоткрытого окна натягивало сыростью и свежим воздухом. Джек поднялся с дивана и отправился в ванную комнату, умылся, переоделся, а потом занялся своим завтраком. Два яйца не первой свежести, остатки молока и чёрствый хлеб — вот и вся еда.

Он размял плечи и суставы круговыми движениями с гантелями, а потом уселся за стол. Джек не почувствовал вкуса, но насытился, будто набил брюхо опилками. Вроде ешь, но в то же время стойкое чувство насыщения. Впереди ждал долгий и мокрый день. Добираться до работы пришлось на метро, Джек смирился с толкотнёй, выглядывая вчерашнюю незнакомку. Удача оказалась не на его стороне.

Он вышел на своей остановке, усилием воли заставил пройти себя мимо табачного магазинчика. Около участка его поджила новый напарник Дэниэл Дэй. И по его вытянутому и бледному лицу было ясно, что он только что получил нагоняй от их начальника. Джек дружески похлопал напарника по плечу и спросил:

— Что случилось? Эдвин опять не в духе?

— Я как чувствовал, что не стоит соглашаться на дело с мёртвой девушкой на крыше, — в сердцах воскликнул Дэниэл. — Вот не зря же говорят, что вы с Беннетом всем приносите несчастья!

Джек не стал торопить напарника, дав ему выплеснуть свою злость на него. Дэниэл тяжко вздохнул и произнёс:

— Помнишь, вчера заумную старуху? Которая нам мозги клевала в конце вечера, она на первом этаже живёт, точнее, жила. Нашли сегодня утром задушенную.

— Думаешь, она связана с нашей девушкой? — внутри Джека ничто не откликнулось на известие о смерти старой женщины, зато появилось ощущение, что кто-то явно старается сбить их со следа.

— Начальник приказал взять нам это дело, — расстроенно сообщил Дэниэл.

— Поехали, посмотрим, что случилось с нашей чрезмерно любопытной старухой.

 

Джек снова стоял перед домом, где на крыше вчера нашли мёртвую девушку. Только в этот раз из водостока лилась синевато-грязная вода. «Почему он выбрал именно это место? — подумал Джек, оглядываясь по сторонам. — Здесь не самое удобное место, нет грузового лифта, значит, поднимались на обычном, или всё же воспользовались лестницей. Почему мне здесь некомфортно»?

— Ты идёшь? — поторопил его Дэниэл.

Джек кивнул и последовал за напарником. Они вошли в подъезд, дверь в квартиру старухи была распахнута, вспышка фотоаппарата озаряла комнату, заставленную старой мебелью. Двое полицейских вышли, освободив место для Джека и Дэниэла. Напарник склонился над старухой, расспрашивая судмедэксперта. Джек повернулся к стене и принялся разглядывать фотографии. Чёрно-белые снимки навевали тоску. Старуха на них почти всегда была одна, много птиц и изломанной линии побережья.

На ограбление это было непохоже, Джек уловил тонкий цитрусовый аромат, который не вязался с общей атмосферой квартиры. Он двинулся по призрачному следу, ориентируясь на запах, и подошёл к окну. На подоконнике горшки с цветками были сдвинуты в правую сторону, словно кому-то понадобилось свободное место.

— Снимите отпечатки здесь, — попросил Джек, указав на подоконник.

И пока судмедэксперт направлялся к нему со своим чемоданчиком, полицейский уставился на дом, углом, выходящим на этот. Огромная тень накрывала улицу и дотягивалась до перекрёстка.

— Дэниэл, — Джек махнул своему напарнику, привлекая внимание. — Я поднимусь на крышу. Справишься здесь без меня?

— Конечно, — недовольно проворчал Дэниэл и вернулся к прерванному разговору с судмедэкспертом.

Джек вышел в коридор и пожалел, что утром не купил сигареты. Сейчас бы выкурить одну, чтобы прочистить мозги.

 

Глава 3

Джек вышел на крышу и встал под навес, не хотелось мокнуть под мелким дождём, припустившим с раннего утра. Монотонный стук капель отрезал все шумы города, будто сейчас всё разом перестало существовать, и только мёртвая девушка имела значение. Джек снова увидел её призрачный образ, она лежала головой по направлению к дверям. И вся поза просто кричала — посмотри на меня! Разве ты не видишь?!

Он вышел из-под навеса и встал на место, обведённое белой краской, чтобы дождь не смыл ориентиры. Джек задрал голову и посмотрел на дом, который возвышался над ним. Это было представление! Представление для одного единственного человека. Человека, который жил в доме напротив и мог всё видеть собственными глазами.

Джек спустился на первый этаж, Дэниэл уже закончил и поджидал только его.

— Проветрился? — недовольно пробурчал напарник, мельком взглянув на него.

— Что разузнал? — ответил вопросом на вопрос Джек.

— Старуха жила одна, детей нет, впрочем, как и вредных привычек. Ругалась с соседкой из-за громкого шума, но вроде месяц назад они поладили. Задушили, ценные вещи на своих местах. Либо вор не смог их разыскать, либо просто не знал.

— А окно? — спросил Джек.

— Ничего, — пожал плечами Дэниэл. — Словно и старуха ни к чему там не прикасалась.

Они вышли из подъезда и уселись в автомобиль. Зазвонил телефон Джека, он ответил на вызов, патологоанатом сообщил, что вскрытие мёртвой девушки перенесли на утро, мол, полно других тел. Дэниэл обрадовался передышке, и они припарковались около кафе возле полицейского участка.

Горячая тарелка куриного супа с перцем чили взбодрила Джека. Напарник отделался овощным салатом, заправленным оливковым маслом, и чашкой кофе. А Джек испытал глубокое чувство голода, он ел и не мог насытиться, поэтому и заказал средней прожарки стейк из говядины. Дэниэл презрительно скривил губы, мол, холестерин и преждевременные бляшки на сосудах. Только вот Джек прекрасно знал, что такой голод приходил в те моменты, когда он начинал чувствовать призрачный след убийцы.

«Надо навестить Беннета, — подумал Джек, вгрызаясь в стейк. — Пусть посмотрит на фотографии убитой и подтвердит мою догадку». Он промокнул губы салфеткой, так и не ощутив чувства сытости. Казалось, что в желудке полно место для еды. Джек не удержался, взял ломтик хлеба и промокнул мясной сок на своей тарелке. Голод разыгрался ещё сильнее. И единственным выходом было пропустить стаканчик виски…

Джек оставшуюся часть дня провёл в душном кабинете, напротив него сидел Дэниэл и печатал отчёт с хмурым выражением лица. Джек тем временем раздобыл список жильцов соседнего дома, что острым углом выходил на место, где обнаружили жертву.

— Дэниэл, — окликнул он напарника. — Я завтра задержусь с утра, хочу проведать Беннета в больнице.

— А вечером это нельзя сделать? — проворчал Дэниэл.

— Ты же знаешь, как в больнице строго блюдут часы посещений, — Джек сложил фотографии места преступления в белый конверт.

— Ладно, — отмахнулся от него напарника. — Прикрою тебя перед начальником.

Джек пожелал Дэниэлу хорошего вечера и покинул кабинет. Впереди ждало душное метро. Он тяжко вздохнул, стараясь не реагировать на то, как его в очередной раз кто-то толкнул. Подъехал поезд, и Джек необъяснимым чудом попал в то же вагон, в котором возвращался домой вчера.

Она стояла у дальнего окна, равнодушно взирая на пассажиров. Джек ухмыльнулся и протиснулся к девушке сквозь толпу. Она улыбнулась, показывая, что узнала его. Вагон качнуло на повороте, и они снова оказались в объятиях друг друга, и Джек почувствовал, как тело девушки сотрясает сладостная дрожь. Они вышли на одной остановке, он проводил её до моста через железнодорожные пути.

— Я забыла взять свой зонтик, — улыбнулась девушка.

Мелкий дождь хлестал по чёрному зонту, который она держала в руках.

— Ничего страшного, — улыбнулся Джек.

Она шагнула в тень под ступеньками моста и опустила зонт, по её серому плащу стекала вода. Джек шагнул за ней в темноту, запах сырости с силой ударил в ноздри. Девушка положила зонт на бетон, а потом развернулась к нему спиной. Джек задрал её плащ, коленом раздвинул ноги, а потом рукой забрался под юбку. Она носила чулки. Тонкая ткань трусиков едва скрывала упругие ягодицы. Джек вздёрнул юбку до её талии, девушка томно застонала, её трусики стали мокрыми в одну секунду. Джек их приспустил до колен, а потом грубо вонзился в неё. Она громко вскрикнула, прогнувшись в пояснице.

— Умничка, — похвалил её Джек, схватив за волосы и оттянув голову назад.

Он входил в неё грубыми толчками, вжимая высокой грудью в каменную кладку моста, и девушка отзывалась сладострастными стонами, словно ей этого было невообразимо мало. Джек бурно кончил в неё, секунду стоял неподвижно, а потом вышел из неё, отступив на шаг назад. Его сперма текла по её бёдрам, девушка тяжело дышала, медленно приходя в себя.

Они вышли из тени. Джек шагнул под зонт и поцеловал девушку в губы. Горячие, шёлковые, страстные — он бы мог долго описывать ощущения, но она быстро разорвала поцелуй.

— Мы с вами даже незнакомы, — девушка потупила взор, а её скулы обжёг стыд.

— Джек, — представился он, перебивая своим голосом шум дождя.

Ливень усилился, забивая шумом даже звук приближающегося поезда.

—Мэррил, — с улыбкой ответила девушка. — Я обязательно верну вам зонт.

— Буду ждать, — улыбнулся в ответ Джек и шагнул прямо в дождь.

 

Джек подошёл к своему дому, но заходить внутрь не торопился. Он снова забыл купить сигареты, а поблизости не было ни одного круглосуточного супермаркета. «Так ведь и брошу курить», — мысленно усмехнулся Джек, подставив лицо дождю. Что и говорить, Мэррил была хороша собой, красивая, статная, с высокой грудью. Возможно и стоило её пригласить на свидание, чтобы посидеть в уютном кафе и насладиться общением друг с другом. Джек улыбнулся, мысленно представив их встречу.

— Что с тобой? — окликнул его старик Дуайт.

— Радуюсь жизни, — отозвался Джек и тяжко вздохнул.

Призрачный образ Мэррил растаял в дожде, оставив на губах привкус мятной горечи.

— Как день прошёл? — из вежливости поинтересовался Джек.

— Какая-то тварь наследила на служебной лестнице, — проворчал Дуайт. — И для кого я стелю коврики?! Вот скажи мне, Джек, зачем нести грязь в собственный дом?

— И ты уже вычислил негодника? — усмехнулся Джек.

— Нет! — разочарованно воскликнул Дуайт, разведя руки в стороны. — Этот болван с грязными ногами прошёлся по твоему этажу, но так никуда и не зашёл, вернулся на первый этаж, потоптался у выхода и только потом покинул здание.

Джек усмехнулся, дружески похлопал старика по плечу и отправился к себе. Усталость и желание выпить виски навалилось на него. Лифт натужно гудел, поднимая его вверх. Джек вышел из кабины, приблизился к своей квартире и увидел, что дверь не заперта. Он привычно выхватил револьвер из кобуры, бесшумно переступил порог и уловил аппетитный запах жареной курочки.

Джек ворвался на кухню и наставил пистолет на незваную гостью. Девушка тоненько взвизгнула и закрылась руками. На плите в сковороде жарилась курочка в сливочно-томатном соусе.

— Кто ты?! — закричал на неё Джек.

— Мэрри, — пролепетала девушка. — Пожалуйста, не убивайте меня! Я — Мэрри!

— Откуда у тебя ключ? — Джек убрал револьвер в кобуру и уставился на гостью.

— Я видела вчера, как вы его достали из-под коврика, — призналась Мэрри и опустила руки, испуганно взглянув на него.

Джек только сейчас заметил, что на кухне всё сверкает и блестит, девушка не только приготовила ужин, но и старательно прибралась.

— Я ваша соседка, — Мэрри опустил руки и схватилась за короткий подол платья.

Острые коленки, полное отсутствие груди и невзрачное лицо — всё, как описал старик Дуайт.

— Отчим пьёт, я не хочу быть с ними сейчас, — шмыгнула носом девушка. — А вас целый день не было дома.

Джек уселся за стол, выгонять он её не стал и сказал:

— Ну, давай, попробуем, что ты там приготовила.

Девушка оживилась, тут же перед ним появилась тарелка с жареной курочкой, тонкие ломтики белого хлеба, салат из какой-то зелени и помидоров. Но на этом чудеса не закончились. Мэрри поставила на стол недопитую бутылку и один бокал, плеснула в бокал виски и пододвинула его к Джеку.

— Молодец! — похвалил он девушку. — Учишься?

— В университете, — с гордостью произнесла Мэрри. — На юриста.

— Хорошая профессия, — виски обжёг нёбо и ободрал горло, на душе сразу полегчало. — Пригодится в жизни.

— А правда, что вы полицейский? — настороженно спросила Мэрри.

— Да, — утвердительно кивнул Джек. — Тебя это пугает?

— Вы же не арестуете меня за то, что я приготовила вам ужин? — робко поинтересовалась девушка.

— Ты, конечно, меня напугала, — Джек чуть не прикусил язык, распробовав курочки, мясо было приготовлено идеально. — Возьми второй ключ, он лежит в жестяной банке на полке у входной двери. И не забывай закрывать за собой! Дом у нас хоть и тихий, но мало ли что может произойти, когда меня нет рядом.

— Я до обеда в университете, а потом мне просто надо немного тишины, — улыбнулась Мэрри. — Взамен я буду убираться в вашей квартире и готовить еду. Вы согласны?

— Да, — усмехнулся Джек, налив себе второй бокал виски.

Покончив с ужином, он перебрался в гостиную на диванчик, включил телевизор и погасил верхний свет, оставив ночник на полу. Этого света едва хватало, чтобы не натыкаться на предметы. Было непривычно слышать, как на кухне льётся вода из крана. Мэрри старательно прибиралась и намывала посуду, старясь не шуметь.

Джек всего однажды пустил в свою берлогу любимую женщину, но совместный быт убил все их чувства. Он устало прикрыл глаза, перед внутренним взором предстала крыша. Мёртвая девушка лежала на спине, юбка высоко задралась, оголив красивые ноги. И Джек понял, что утром сразу же отправится в морг. Он доверял своим видениям.

— Джек? — тоненький голосок Мэрри вернул его в реальность. — Можно, мне с тобой посмотреть телевизор.

Девушка вошла в гостиную, свет ночника выхватил из темноты её ноги.

«Да какая разница, красотка она или нет», — подумал Джек и вслух промолвил:

— Конечно.

Мэрри присела на край дивана, сложив руки на коленях. Джек поднялся со своего места, подтолкнул её чуть дальше, задрав подол платья. Плоская задница, никаких округлостей, она больше походила телосложением на парня. Джек стянул трусики, протиснул пальцы в неё и усмехнулся, Мэрри явно нравилось такое грубое обращение. Он приспустил свои брюки, а потом вонзился в неё, придерживая за бёдра. Мэрри издала нечто похожее на стон. Но Джеку уже было всё равно, лишь бы выплеснуться и позабыть этот долгий и утомительный день.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям