0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Его студентка » Отрывок из книги «Его студентка »

Отрывок из книги «Его студентка»

Автор: Лукьянова Виктория

Исключительными правами на произведение «Его студентка» обладает автор — Лукьянова Виктория Copyright © Лукьянова Виктория

Пролог

 

- Лиза, ты с нами? - девушку в небесно-голубом платье позвали по имени.

Она обернулась, чтобы отыскать источник звука. Приглядевшись, Лиза рассмотрела звавшего — ею оказалась Мария Андреева, или Маня как чаще всего называли простодушную улыбчивую девушку. Маня улыбнулась и повторила вопрос, явно догадываясь, что Лиза прослушала ее. Что же, почти все на курсе знали о маленькой особенности Елизаветы Мартыновой — порой она витала в облаках, теряя связь с реальностью. И многие поражались ее способности при этом не угодить под колеса лихача или не свернуть шею, споткнувшись на ровном месте. Лизе везло — она вовремя возвращалась в реальность, прогоняя прочь фантазии.

- Ну, так что? - Маня нетерпеливо переступила с ноги на ногу, дергая тонкую тесемку миниатюрной сумочки.

Лиза покачала головой. Что-то ей больше не хотелось ходить из кафе в кафе, а ребята собирались продолжить отмечать в новом заведении.

- Нет. Я, пожалуй, домой, - поговорила девушка, заметив, как на нее уставились остальные.

Она чувствовал себя некомфортно. Столько глаз одновременно! Девушка задохнулась от повышенного внимания. Зря она поехала с ними. Нужно было после торжественной части по случаю окончанию университета забрать свой диплом и помахать всем рукой. Отправиться сразу туда, где девушка больше всего хотела очутиться. Но ее почти силком утащили одногруппники, и вот уже битый час она цедила кружку чая и мрачно посматривала на веселящуюся толпу. Ребята же себе не отказывали в спиртных напитках, кои оказались в меню якобы кафе.

- Ну, Лиз, давай с нами, - протянула Маня, и кто-то из парней ее поддержал.

Девушка смутилась. Вот еще чужого мужского внимания к ее скромной персоне не хватало. Она не любила, когда на нее смотрели, особенно оценивая внешность. Она ненавидела выступать, поэтому учеба давалась ей с трудом. Но лишь в той части, когда Лизе приходилось говорить. А в остальном девушка оказалась на удивление способной — лучшая в группе, она вошла в первую пятерку ребят, получивших отличные оценки по большинству предметов.

- Я бы с удовольствием, - начала Лиза, отодвигая кружку, - но меня родные ждут. Не могу же я их подвести.

Маня насупилась. Кто-то хихикнул. Да, им уже давно не пятнадцать, чтобы дома с родителями тортом угощаться, а Лиза всегда была примерной девочкой. Вот и сегодня для всех она была той самой серой мышкой в симпатичном, но скромном платье. На ножках босоножки, на пальчике маленькое колечко. Завитушки цвета спелой пшеницы собраны на затылке в аккуратный хвост.

Этакая отличница. Хотя Лиза действительно была отличницей. Золотая медаль в школе, красный диплом в университете. Идеальная ученица, умная студентка. Гордость факультета, и та, у кого всегда можно было попросить помощь с курсовой работой или практическим заданием. Лиза не отказывала, но сама никогда не просила никого ни о чем. Видимо, Маня рассчитывала, что девушка и сейчас согласится пойти с ними. Вроде ребята намеревались заглянуть в клуб. Время как раз подходящее, чтобы попасть на открытие и занять лучшие места.

- Да я говорила же, - Лиза прислушалась к шепоту двух девушек, сидящих по другую сторону от нее, - не пойдет, Мышка, с нами. Так что зачем звать-то?

- Блин, Вер, как-то не хорошо. Она нам столько раз помогала. Можно же позвать ради приличия. Тем более отбарабанили в одной группе столько лет.

Уголки губ у Лизы дрогнули. Да, для приличия. Но она не унывала. Переживет как-нибудь.

Девушка торопливо посмотрела на часы, висевшие за спиной на кирпичной стене в окружение пары странных картин.

- Что же, я пойду, - спустя минут десять после предложения, поступившего от Мани, произнесла Лиза.

- Конечно, - отозвалась та, - Мартынова, ты только не пропадай! Обязательно пиши. Мы думаем встретиться группой через год!

- Хорошо, не пропаду, - натянуто улыбнулась Лиза и даже рассмеялась. Если тот звук, сорвавшийся с губ, можно было назвать смехом.

Она подхватила маленькую белую сумочку, всем помахала рукой и сбежала. Точнее, она не спеша выходила из кафе, но в душе бежала. Устала сидеть, устала слушать чужие разговоры, но, увы, она обещала, что проведет этот вечер с одногруппниками.

Если бы они знали, как она устала от их голосов, от их дикого смеха над пошлыми шутками. От того, как на нее порой посматривали парни.

Лиза была красивой девушкой, которая поняла свою красоту лишь с чужой помощью. Она всегда воспринимала себя обычной, такой же, как и все. Но осознав значимость симпатичной обложки, и понимая, что привлекала внимание противоположного пола, она никогда не пользовалась положением. Предпочитала невзрачную одежду, тугие узелки на затылке и большие очки.

«Заучка, но симпатичная», - вроде так он сказал, когда впервые со всей страстью сжимал в объятиях.

Девушка усмехнулась. И почему она сейчас вспомнила их встречу?

Как только Лиза свернула с улицы, на которой располагалось кафе, она ускорила шаг, порой переходя на бег. Стуча невысокими каблучками по нагретому после жаркого июньского солнца асфальту, девушка устремилась на подходящую к остановке маршрутку. Лиза запрыгнула в автобус, села у окна на предпоследнем ряду и засмотрелась на проносящийся за окном пейзаж и машины. Невольно улыбнулась, поймав собственное отражение в пыльном стекле. Прикрыв на миг глаза, Лиза мечтательно выдохнула.

Она вновь вернулась в день их знакомства. В самый первый день.

 

Глава 1.

 

Все произошло на первом курсе. Тогда он заменял заболевшего преподавателя. Ничего необычного, три пары и все. Он даже не обратил внимания на Лизу. А она почти не смотрела на него. Потому что боялась встретиться с ними взглядом. Боялась, что он догадается о вспыхнувших чувствах и раскусит ее. Посмеется над глупой студенткой, влюбившейся в преподавателя...

Они пересекались в университете много раз. Но оба не замечали друг друга, пока не столкнулись. Студентка неслась в другой корпус, опаздывая на лекцию. В коридоре между корпусами было тихо. Последняя пара, практически пустой университет. Лиза резко вывернула из-за угла, следя больше за собственными ногами, а не вокруг. Сделав еще один шаг, она удивленно вскрикнула, врезаясь в чужое тело. Сначала девушка увидела его ботинки — черные, с запыленными носами. После Лиза заметила как, отшатнувшись и отступив назад, она выронила сумку, из которой повалились тетради и учебник. Засмотревшись на летящие вниз вещи, Лиза поразилась возникшей в голове мысли. Как в любовном романе, подумалось тогда девушке. Она улыбнулась, резко нагибаясь и поднимая с пола сумку.

- Извините, - ее голос немного дрогнул, когда рука мужчина перехватила ремешок от сумки. - Я не заметила, - хрипло выдавила девушка, рассматривая светлую кожу ладони и блеснувшие под темно-синей тканью пиджака циферблат наручных часов.

Мужчина ответил не сразу. Он помог поднять ее вещи, упавшие во время столкновения, и лишь после того, как Лиза получила обратно сумку, он заговорил:

- Нужно быть внимательней и не носиться по коридорам, - услышав произнесенные сухим тоном слова, Лиза поняла — он не отрицал, что она виновата.

Девушка смутилась. Другой бы на его месте взял бы вину на себя или произнес стандартные «ничего страшного». Но не этот человек. Он посмотрел на Лизу так, словно она должна была с ним поздороваться для начала. И узнать. Лиза постаралась припомнить лицо человека, всматриваясь, но ничего так и не вспомнила. Она не понимала, кто стоит перед ней, как его зовут, чем он занимается в университете. Взрослый, явно не студент. Причем очень давно. Это единственное, что студентка смогла понять в облике и холодном взгляде серых глаз.

Она удивлено изогнула бровь, бросая ему немой вопрос. Он скривился, отмахнулся и ушел. Лиза наблюдала, как мужчина быстро исчез за поворотом, из-за которого она выскочила минуту назад, налетев на широкую мужскую грудь. И лишь чудом не шмякнулась на пол, приземлившись на попу. Было бы смешно и стыдно, если бы ее юбочка задралась, и показались светлые коленки. Но он удержал. Подхватил за руку, притянул обратно. На мгновение, но Лиза ощутила тепло, исходившее от тела мужчины. Приятный, немного тяжелый аромат парфюма.

Теперь Лиза была внимательной. Не торопилась, аккуратно заворачивала за угол. И встретила его спустя три дня. Неожиданно для себя, но она искала этого мужчину в потоке студентов и преподавателей, присматриваясь к мужчинам в синих пиджаках или с темной щетиной на подбородке и скулах. Отыскав того самого, она невольно кивнула, поражаясь реакции тела, а он изумленно взглянул на девушку.

Она улыбалась теперь каждый раз, когда видела его. Редко, но порой их пути пересекались.

Через месяц она бежала под дождем в университет, вновь торопилась на пары, проклиная пробки на дорогах. Лиза опять с ним столкнулась. Уже на парковке, на территории учебного заведения. Тогда Лиза решила сократить путь. Она не знала, подарила ли судьба им возможность повстречаться так, или банальная случайность сыграла роль. Самая обычная вероятность. Но он поймал ее руку и удержал на ногах, а девушка вцепилась в его локоть. Тяжело дыша, она распахнула глаза от удивления.

- У вас на носу очки, но вы ни черта не видите? - он рыкнул и поставил Лизу на землю.

Она отшатнулась, смутилась, потупила взгляд, рассматривая под ногами лужицы.

- Простите, - прошептала девушка, поправляя рюкзак на плече.

- Я начинаю подозревать, что вы следите за мной, - проворчал мужчина, закрывая автомобиль. Хлопнула дверца, щелкнула сигнализация, и Лиза вздрогнула от короткого громкого звука.

- Нет, вам показалось. - Она отвернулась и взглянула на вход в корпус. Там собиралась толпа студентов. Пора поторапливаться, иначе Лиза могла опоздать.

- Как тебя зовут, недоразумение? - мужчина задал вопрос таким тоном, отчего стало страшно смотреть.

- Простите еще раз. Я побежала. - Она все же заставила себя сдвинуться с места и поторопиться на пары.

Если бы Лиза знала тогда, что преподаватель, которого она в очередной раз чуть не свалила с ног, появится так скоро, то просила бы прощение жарче. И настойчивей.

Девушка влетела в корпус, сбрасывая с плеча рюкзак и стягивая ветровку. Присоединившись к другим однокурсникам, Лиза направилась по коридору к дальней лекционной. В аудитории было многолюдно и шумно. Лиза заняла любимое место за первой широкой партой напротив преподавательского стола. Она всегда занимала это место, потому что плохо видела даже в очках и хотела услышать все, что говорили лектора.

Он появился после звонка. Ребята расселись по местам и следили за преподавателем, который уверенным, но почти бесшумным шагом приближался к кафедре. Лиза тоже взглянула на нового преподавателя и обомлела. Это он! Человек, которого она чуть не сшибла с ног дважды! И почему она села так близко? Слишком близко к нему!

Но он не посмотрел на девушку. Оглядел собравшихся студентов и приступил к лекции. Да вот только Лиза впервые в жизни не написала ни строчки. Словно ручку разучилась держать. Она смутилась, отвернулась и просто слушала его голос. Спокойный, твердый и громкий, чтобы можно было услышать и на последних рядах. Туда девушка и перебралась на второй лекции. Теперь он был достаточно далеко для того чтобы она могла сосредоточиться на теме и спокойно заниматься, пусть и не различая записей на доске. Но Лиза быстро нашла выход, то подсматривая у соседки по парте, то ее же переспрашивая. Так она и познакомилась с Маней. Мария Андреева не была отличницей, да и не стремилась знать всё и сразу. Просто записывала лекцию, коротая время. Как она позже призналась, все равно плохо запоминала на слух, приходилось потом перечитывать. Зато тетради Лизы были исписаны ровными строчками с завитками и черточками над буквами.

 

Глава 2.

 

Он заметил ее светлую макушку практически сразу как оказался в аудитории. Пройдя всю лекционную комнату, новый преподаватель, заменивший Льва Анатольевича, занял место за кафедрой. Разложил перед собой материал, который должен был читать студентам. Сжав челюсти на миг, приметив светлые завитки той самой девчонки, которая умудрилась дважды наткнуться на него. Будь эти происшествия совершены разными студентками и с не пугающей похожестью и коротким сроком между первым и вторым случаем, он бы не обратил внимания, списав все на случайность. Однако она сидела здесь, прятала лицо, наклонившись над тетрадкой.

- Добрый день. Я ваш временный преподаватель. Лев Анатольевич находится на больничном. Поэтому пары буду вести я, - заговорил он, складывая перед собой руки и обводя взглядом притихших студентов. - Меня зовут Роман Генрихович Герц. Прошу старост предоставить мне списки присутствующих в конце лекции.

Трое студентов согласно кивнули и быстро зачиркали ручками, осматриваясь по сторонам и отмечая имена в выданных ранее им списках.

Роман вновь осмотрелся по сторонам, подмечая болтающих на задних рядах студенток и чиркающих сообщения в телефонах парнях.

- Приступим к лекции, - произнес Роман не терпящим возражений голосом и открыл первый лист.

На мгновение светлая макушка шевельнулась, поднимая лицо вверх. Роман не заострял внимания на девчонке, которая путается в двух ногах, но ее шевеление привлекло. Мужчина  ожидал, что она приступит как и остальные к записи лекционного материала, но студентка осторожно огляделась, взглянула из-под полуопущенных ресниц на кафедру, отделявшую их, и вновь наклонилась вперед. В ее руке дрогнула ручка, которую девушка занесла над открытой тетрадкой. Однако пока Роман зачитывал материал, он не раз возвращался к ней. Случайно или намеренно, но в конце лекции он понял — горе-студентка не записала ни слова из того, что он произнес. На полях ее тетрадки были завитушки и прочие непонятные иероглифы и лепестки цветов. И ни одного слова! Мысленно выругавшись, Роман не стал заострять внимания на девчонке, подумав — он проведет здесь две-три пары, подменяя старшего коллегу, и скорее всего больше не увидится с ними. Особенно со Светлой Макушкой — так Роман прозвал девушку.

И лишь на второй паре, которая прошла через два дня, он узнал ее имя, сделав перекличку. Впрочем, к этому приему пересчитать студентов по головам он никогда не прибегал. Ему хватало списков от старост или простого доверия, ведь его студенты знали — если ты пропускаешь пары и не восполняешь после пропущенные знания, то не видать тебе ни зачетов, ни удачно закрытых сессий. Но в этот раз Роман прислушивался к именам студентов, которые называл Андрей — староста курса, и посматривал то влево, то вправо, замечая поднятые руки или короткие ответы.

На фамилии Мартынова вверх взметнулась рука той самой «Светлой Макушки» и послушалось тихое «я». Не зная для чего ему это, но Роман запомнил фамилию торопыги, которая ничего дальше собственного носа не видела, а после окончания лекции заглянул в списки. Елизавета.

Ее звали Лиза Мартынова.

В этот раз он хмыкнул, надеясь, что их пути больше не пресекутся. Отчего-то именно она — невзрачная студентка-первокурсница привлекла его внимание. Причем в этот раз девушка сидела на задних рядах и что-то усиленно строчила, когда он читал материал. Роман надеялся, что она не шифровала его лекцию египетской письменностью, дополняя завитушками и цветочками, и от этой мысли он невольно улыбнулся. Но его улыбка оказалась лишь дрогнувшими губами, которую никто из присутствующих в аудитории не заметил.

Когда прозвенел звонок, и он отпустил студентов, Лиза резко подскочила, смела со стола тетрадь и ручку в рюкзак и вылетела из аудитории как пробка из бутылки шампанского. Роман второй раз за день усмехнулся, но в этот раз на его лице не отразилось ничего, кроме привычного спокойного выражения.

Он сложил свои вещи и покинул аудиторию одним из последних, намереваясь подняться к себе в рабочий кабинет и подготовиться к новой паре, уже у своей группы второкурсников, как по пути его догнала Арина.

- Привет, Ром, - произнесла она, поравнявшись с мужчиной. - У тебя еще есть пары? Или на сегодня все?

- Есть, еще две, - ответил он, заворачивая за угол. Через метров десять будет лестница.

- О, как жаль, - выдохнула женщина, поправляя плащ. - А у меня всё. Хотела позвать тебя перекусить.

- Прости, но не сегодня. - Роман улыбнулся, хотя его губы отказывались кривиться в подобие учтивой улыбки. С Ариной все было ясно — она вешалась на его шею, порой теряя чувство собственного достоинства. Роман с трудом переваривал таких людей, но Арина его коллега, а значит портить с ней отношения, жестко отшивая, так себе идея.

- Да, не сегодня. - Она согласно кивнула. - Но как будет время, намекни. - Она рассмеялась, и в ее смехе слышалась фальшь.

- Конечно. С огромным удовольствием, - произнес Роман, выдыхая.

Арина не стала подниматься с ним на следующий этаж. Она ловко развернулась на шпильках полусапожек и направилась к выходу, а Роман посмотрел на лестницу, замечая промелькнувшую тень. Там мог быть кто угодно, но он успел опознать рюкзак, который уже видел.

Лиза Мартынова слышала их разговор. Подглядывала? Поджидала? Что она там делала?

Роман нахмурился и торопливо поднялся по лестнице. Когда он оказался на втором этаже, то не увидел студентку. В конце коридора бродили другие ребята, что-то бурно обсуждая. Но Роман искал знакомый ранец и сомневался — а не привиделось ли ему? Или Лиза действительно появилась на его пути не просто так.

 

Глава 3.

 

Лиза пугливо озиралась по сторонам, выглядывая из-за двери женского туалета, куда она успела заскочить, как только услышала голос их временного преподавателя. Смущенно почесывая затылок, девушка никак не могла понять, почему ее ноги среагировали раньше головы и унесли прочь, хотя Лиза вовсе не подслушивал на лестнице. Она отстала от остальных из ее группы по вполне обоснованной причине — на ее телефон поступило несколько сообщений от родителей и родственников, которые поздравляли девушку с днем рождения.

Ее праздник...

Лиза нахмурилась и вышла из комнаты, рассматривая маячивших у дверей в аудиторию студентов. Никто даже не знал, что их однокурсница сегодня именинница. Поправив сползающую лямку рюкзака на плече, девушка приблизилась к остальным ребятам, дожидающихся того момента, когда начнется пара и их придирчивый преподаватель, впускающих студентов в кабинет лишь после звонка, откроет им дверь.

- О, Мартынова, с днюхой тебя! - К Лизе со спины приблизилась Маня, которая откуда-то узнала о празднике девушки.

- Спасибо, - проговорила она, получая вслед еще несколько поспешных поздравлений от других.

Лиза остановилась чуть в стороне от толпы, снимая с плеча рюкзак, который держала за ручку.

- Отмечать будешь? - Подмигнула Маня, устраиваясь рядом. Ловко запрыгнула на подоконник, рассматривая макушки столпившихся студентов.

- Нет. - Лиза покачала головой, облокотившись спиной к стене. Рядом была дверь, на которую Лиза не обратила внимания.

- Жаль, а то думаю, желающие попировать нашлись бы, - хохотнула однокурсница.

Лиза понимающе кивнула и рассмеялась. Нет, она планировала отметить свой день рождения, но, скорее всего, сделает это вечером в кругу семьи или в гордом одиночестве с кусочком торта и парой учебников, готовясь к занятиям. Впрочем, все ее дни рождения, начиная со средней школы, проходили так. Лишь те дни, которые выпадали на выходные, были похожи на праздник —  она с родителями ходила в кафе или собиралась со школьными подругами у нее в комнате и под сладости и газировку обсуждали девичьи проблемы и последние сплетни. Но с того момента, как ее одноклассниц-подруг новая жизнь разбросала не только по городским учебным заведениям, но некоторых по стране, Лиза растеряла тех, с кем могла бы провести этот день.

- Слушай, а давай после пар в кафешку? - неожиданно предложила Мария, спрыгивая с подоконника. - Тут, через дорогу есть хорошее место. Там тихо, вкусные десерты и мало студентов.

Лиза озадаченно покосилась на Маню, отмечая ее воодушевленное затеей лицо.

- А почему бы и нет, - выдохнула в ответ девушка, замечая, как лицо однокурсницы озарилось улыбкой.

- Тогда договорились. После пар идем туда, - подмигнула она, накидывая на плечо лямку сумки.

Студенты зашевелились и стали собираться, замечая, как соседняя дверь открылась и из нее показалась седая голова преподавателя. В скрюченных руках звякнули ключи. Расступаясь, студенты оттеснили Лизу, продолжавшую стоять у стены, и девушка невольно шагнула назад, спасая свои ботинки, как неожиданно вздрогнула, сдержав порыв вскрикнуть от удивления. Чьи-то руки легли на ее худые бока, а спина уперлась во что-то теплое и твердое. И это явно была не стена.

- Аккуратнее, - послышалось над самым ухом.

Мурашки стройным рядом пробежались по коже, вызывая в теле девушки ответную реакцию. Утратив дар говорить, Лиза медленно кивнула, продолжая чувствовать его руки на себе. Она узнала голос. Голос Романа Генриховича. Да она узнала бы эти низкие нотки, принадлежавшие только ему, из сотни, а то и тысячи голосов. Но то, как он говорил сейчас, пугало и волновало одновременно.

- Вы опять не смотрите под ноги. И по сторонам, - добавил мужчина, и Лиза почувствовала как его руки, поддерживающие ее от падения назад, опустились вниз, скользнув, будто невзначай, по бедрам, обтянутым узкими джинсами. Щеки девушки запылали.

- Простите, - прошептала она, сомневаясь, услышит ли Роман Генрихович ее писклявый голос.

Временный преподаватель промолчал, но осторожно оттеснил Лизу, потому что она сама не могла двигаться. Ее тело будто вросло в пол, а там где касался мужчина, кожа пылала, грозясь сгореть до костей. И словно насмешка новая случайность или нечто большее, о чем Лиза не хотела даже думать, Роман Генрихович дотронулся до нее еще раз. Его ладонь накрыла спину девушки, скользнула вверх, касаясь кромки футболки, пальцы пробежались по позвонкам и замерли у основания шеи — там, где заканчивается одежда и появляется полоска теплой кожи, прикрытая прядками светлых волос.

Роман Генрихович отвел в сторону пару локонов, дотронулся до кожи, оставляя обжигающий след, и, наклонившись немного вперед, шепнул так тихо, что за гомоном студентов, проходящих в кабинет следом за вечно недовольным преподавателем, никто бы не услышал его слов кроме Лизы.

- С днем рождения, Елизавета, - проговорил он.

Девушка ахнула, вцепившись в рюкзак, и продолжала стоять даже тогда, когда за ее спиной закрылась дверь, и больше никто не касался спины. И лишь обернувшаяся на пороге Маня с удивлением рассматривала обратившуюся в камень Лизу.

- Эй, Мартынова, чего застыла? Идешь?

Лиза резко кивнула и заставила себя отмереть. Шагнула вперед, поражаясь тому, что ее ноги все еще могли передвигаться, а не ломались как хрупкие веточки.

- А чего щеки красные? - шепнула Маня, когда Лиза поравнялась с ней.

Студентка рассеяно осмотрелась по сторонам, и будто невзначай, обернулась. Убедившись, что больше никто не стоит за ее спиной, Лиза улыбнулась.

- Душно здесь. Пока толпились, надышали. - Она даже обмахнулась раскрытой ладонью, не чувствуя при этом создаваемого ветерка.

- Да, ты права. Надышали, - согласилась Маня, подзывая Лизу за собой. - А садись-ка ты рядом.

Лиза приняла предложение однокурсницы, занимая свободное место рядом с Марией, тем самым начиная их дружбу.

 

Глава 4.

 

Роман вошел в кабинет Льва Анатольевича с единственной целью — вернуть заимствованный для лекции материал. Он слышал, как за дверью разговаривали студенты, у которых ранее провел пару. Но ее не видел среди парней и девушек, хотя невольно присматривался, пока шел по длинному коридору или отпирал ключом замок. Он вслушивался в гомон, но мог поклясться — Лиза Мартынова молчунья и вряд ли он услышит ее голос или смех в какофонии звуков.

Войдя в кабинет, Роман прикрыл за собой дверь, но недостаточно плотно, поэтому и сюда ворвались чужие звуки. Однако мужчина не обращал внимания, намереваясь пробыть здесь не дольше пяти минут. Вернет материал в шкаф, стоящий как раз у двери, заберет оставленную лаборантом методичку, отпечатанную специально для него, и покинет кабинет, отправляясь на собственные занятия в другой конец здания. Однако когда Роман приблизился к шкафу и открыл стеклянную дверцу, невольно замер, прислушиваясь к голосам.

«Мартынова» - немногое, что он смог отчетливо расслышать, но этого оказалось достаточно, чтобы мужчина замер на месте и прислушался к разговору, почти припадая ухом к деревянному полотну, отделившему его от говорящих. Там, совсем рядом, судя по звукам, стояла Лиза и отвечала на вопросы кого-то из студентов.

- С днюхой! - Услышал он и на мгновение сжал челюсти.

Спонтанная, но странная реакция вынудила мужчину торопливо закрыть шкаф и направиться к столу за методичкой. Забрать и уйти. Уйти подальше от девчонки, которая путалась у него под ногами. Или он хотел так думать, припоминая оба раза их коротких мимолетных встреч.

Чем-то она его зацепила. От чего Роману становилось дурно. Вот еще, увлекаться студентками ему не хватало!

Было дело в прошлом. Лет пять назад, когда он только приступил к активной преподавательской жизни, решив посвятить себя делу, которое нравилось больше всего на свете. Тогда ему также приглянулась одна студентка, но она была старшекурсницей, выпускницей. Достаточно взрослой для него, да и разница между ними было минимальной. Всего-то четыре года. А вот Лиза Мартынова всего лишь первокурсница, и ей от силы лет девятнадцать. Скорее всего, сегодня и исполнилось. Он слишком взрослый для нее. Или она слишком мелкая для него.

Роман вновь сжал челюсти, подавляя рык. Что за мысли в его голове?! Всего-то пару раз пересеклись, ничего же это не значит. Но этот интерес? Интерес, который заставил его, не ,огда толпа студентов в коридоре уйдет, выйти наружу и столкнуться с ней.

Роман действовал интуитивно. На грани обострившихся инстинктов, которые минутой ранее вызывали в нем приступ злости.

Ее светлая макушка внезапно возникла перед лицом. Роман отступил назад, роняя методичку и подхватывая Лизу за талию. Сложил ладони на острых боках, чувствуя девичье тепло, исходившее от миниатюрного тела. Она вздрогнула. Возможно от испуга или удивления, но Роман ощутил это волнения как-то иначе. Словно волна прокатившееся по телу девушки, передалась ему, впиталась в сосуды и достигла головы, миновав сердце. Потому что стук мышцы оставался размеренным, а вот в голове зашумело. Зажмурившись, Роман вдохнул и ощутил приятных аромат цветочного мыла и капельку духов, которую девушка, скорее всего, оставила на одежде. Или на тонкой шее, под светлыми локонами, которые на миг защекотали его нос, когда он чуть наклонился вперед.

- Аккуратнее, - прошептал, чувствуя ответную реакцию на слова. - Вы опять не смотрите под ноги. И по сторонам, - произнес медленно, почти по слогам, отмечая, как Лиза дрожала под его руками. Он опустил кисти вниз и против воли коснулся ее бедер.

А вблизи она хороша. Чертовски хороша! Горячая кожа, трепещущее тело. Дыхание участилось, и сердце наконец-то забарабанило. Роман качнул головой, пытаясь прогнать дурман, но всколыхнувшийся девичий аромат вновь заволок туманом его разум.

- Простите, - пролепетала Лиза, не шевелясь.

Надо же... Она не сдвинулась с места, хотя он позволил ей отойти, перестав удерживать за талию. Но руки так и тянулись к девушке. Жаждали вернуть тепло ладоням, невинную близость, которая вмиг могла стать порочной. О чем Роман и успел подумать, потянувшись к спине девушке. Положил руку на футболку, пытаясь убедить себя — ему показалось. Не было стреляющих зарядов, прошибающих навылет и искрящих в сосудах. Не было возникшего внезапно желания касаться девушки там, где не стоит это делать порядочному преподавателю, который старшее первокурсницы лет на двенадцать, а то и более.

Но его рука продолжала блуждать по спине девушки, поднимаясь все выше. Он дотронулся до кромки хлопковой футболки, коснулся кожи, чувствуя ее жар, и отвел в сторону светлые пшеничного оттенка локоны и втянул воздух еще раз, словно пытаясь запомнить ее.

- С днем рождения, Елизавета, - кажется, Роман перестал понимать, что творил. Он не хотел признаваться в том, что слышал ее разговор с однокурсницей. Не хотел выдавать себя, но язык оказался ему врагом. Но то, как Лиза отреагировала, его только больше раззадорило.

Голоса студентов, набивающихся в аудиторию, стали угасать, и только сейчас рассудок вернулся. Роман оторопело уставился вперед, радуясь тому, что никто не заметил его фривольные приставания к студентке. Иначе он никак не мог охарактеризовать то, что делал секундой ранее. Резко нагнувшись, он схватил выпавшую из рук методичку, толкнул спиной дверь и влетел в кабинет, оставляя замершую на месте Елизавету.

Хлопнувшая за его спиной дверь окончательно отрезвила мужчину. Он прислонился лбом к стене, пытаясь остудить пылавший мозг и вернуть своему сердцу привычные шестьдесят ударов в минуту. Роман намеревался опоздать на собственную пару, впервые наплевав на это, хотя раньше таким не грешил. Сейчас он хотел успокоиться, начать здраво мыслить и рассуждать. Но сильнее всего он хотел заставить не чувствовать ту приятную тяжесть, которая наполнила его живот.

- Надо же, - выдохнул он, закрывая глаза. - Лиза. Лиза Мартынова, кто ты такая? - проговорил мужчина, видя даже с закрытыми веками ее светлую макушку. Чувствуя, как особый аромат девушки наполнял его легкие и щекотал ноздри. Кажется, она уже запечатлелась в его памяти.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям