0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Эльфик и Орк » Отрывок из книги «Эльфик и Орк»

Отрывок из книги «Эльфик и Орк»

Автор: Молли Лафф

Исключительными правами на произведение «Эльфик и Орк» обладает автор — Молли Лафф. Copyright © Молли Лафф

Глава 1

 

Поселение эльфов раскинулось между лесом и полями, благоухающими пряной гречихой на всю округу. Раскидистые деревья хранили под своей сенью прохладу, обещая покой, уединение и, конечно, забаву для молодых и горячих. Небесная синь лилась рекой, опадая за кромку горизонта. В центре поселения шумела базарная площадь, а вслед за ней тянулись три длинные улицы, не считая домов орков, прячущихся в глубине леса. На окраине клубился дым из кузницы своенравного гнома, диким ветром принесённого сюда на постоянное место жительства.

Жизнь в поселение текла неспешно, эльфы распевали песни и владели торговыми лавками, гоблины держали гостиный двор, орки работали наёмниками, на лето уезжая сопровождать караваны, а вот зимой всегда возвращаясь на родную землю. Постепенно в поселение заселили и люди, предпочитавшие заниматься земледелием и скотоводством.

Орк Раффи шумно справил день рождения позапрошлой полной луной. В память о гулянье осталась татуировка звезды на предплечье и тяжкий привкус похмелья. Парень вымахал на голову выше братьев, нисколько не уступая им по силе. Всё в орке было прекрасно, и клыки, выпирающие над нижней губой, и тёмно-зеленоватый оттенок кожи, придающий ему особый шарм. Да только Раффи был до одури добродушным и, несмотря на насмешки братьев, ни разу никого не обидел. Ну, того гоблина, которого он разок приложил кулаком в избытке чувств, считать не стоило.

Отец довольно поглаживал тыльной стороной ладони куцые усы, приговаривая, что Раффи осталось лишь любви эльфийки вкусить, дабы удача не оставила сына в ратных подвигах. Ну, так уж у орков повелось, выпив хмельной браги, наперебой хвастались они своими приключениями. А про эльфов, хлебом не корми, каждый был готов историю рассказать со смачными подробностями. И то, какое тело у них гибкое, и кожа бархатистая и мягкая, а белокурые волосы пахнут весенними васильками, от которых по косточкам судороги бегут.

Раффи хоть и был миролюбивым, но всё же орком. И так мысль шальная глубоко в нём засела, что хоть на край света беги, аж в печёнках припекало. Месяц налился жёлтым светом, растолстел, а наш Раффи потерял всякий покой. На свою беду, прогуливался он по одной из улочек и наткнулся на лавку со сладостями и всяким лакомствами, там-то он и повстречал прекрасную эльфийку Олли. Небесной красоты девушка поправляла грациозным жестом белоснежные волосы, расставляя пирожные в стеклянной витрине на крутящиеся высокие подносы. Глаза цвета небесной лазури лучились добротой. Челюсть Раффи так и отвисла от неописуемой красоты эльфийки. Вот орк и повадился в лавку с лакомствами ходить, да на девушку глазеть и томно вздыхать, подпирая кулачищем подбородок.

В тот самый день, когда все звёзды сошлись воедино, а коварное решение вызрело в орке, Раффи проснулся ранним утром в самом хорошем расположении духа и потянулся, сминая простынь. Через распахнутое окно доносился весёлый гомон воробьёв, не поделивших зёрна во дворе, отчего перья и слюни летели во все стороны. Поднявшись с кровати, натянул орк серые штаны и свободную льняную рубаху, чтобы не стесняла действия, и отправился завтракать.

Отец крутился у плиты и жарил оладушки, больше похожие на ошмётки драконьего дерьма, ласково их, называя, дранниками. Мать Раффи сразу после рождения мелкого Олафа отправилась на радугу, дожидаться отца и братьев, чтобы первой их встретить по ту сторону неба. Тогда-то батя и занялся домашним хозяйством, спрятав свой боевой двуручный топор в кладовку.

— Надо дров наколоть, — с важным видом промолвил батя, положил сыну на гнутую миску оладушков и шмякнул поверх огромную ложку густой сметанки. — Баньку вечером растопим. Старый Мутазлоф воротился из похода, обещал наведаться да порассказать о подвигах.

— Угу, — настроение Раффи испарилось и вовсе не от просьбы отца наколоть дров.

Мутазлоф слыл среди орков самым опытным в любовных утехах, а про эльфиек мог часами болтать, показывая руками, как гладил округлые бёдра, где ущипнул. Старшие братья его слушали, раскрыв рты от удивления, лишь батя посмеивался, поглаживая свои куцые усы.

— Чего унылый такой? — присел на скамью старший брат Рутти и заглянул в тарелку Раффи, подхватил последний дранник и тут же проглотил его.

— Видать, по эльфийским сладостям соскучился, — загоготал батя, старший брат заразился смехом, схватившись за живот.

— Да ну вас! — в сердцах воскликнул Раффи и сбежал с кухни, а вдогонку полетел оглушительный гогот.

Орк пришёл к сараю, взялся за топор и принялся со всей дури дрова колоть, благо силушки хватало.

 

 

Пожилой эльф отложил в сторону черпак, которым размешивал сахарный сироп для глазури, и размял затёкшую поясницу. Год-другой и он совсем отойдёт от дел, только кондитерскую лавку передать и некому. Дочь Олли выросла красавицей и умницей, скоро женихи со всей округи сбегутся, но к пекарному делу душа у девушки не лежала. Единственная отрада для старика-отца. Хорошее приданое он собрал, да смирился, что она вскоре покинет дом.

А вот сын восемнадцатилетний Элио, который должен был унаследовать лавку, старика совсем не радовал. Парня приходилось палкой в пекарню загонять. Всё на уме пляски да песни у костра по ночам. Эльф надеялся, что стукнет сыну восемнадцать лет, он за ум возьмётся. Да не тут-то было. Повадился неугомонный Элио с дружком яблоки из сада кузнеца гнома таскать. Так старик в сердцах и брякнул, мол, поймает тебя Лапыра, космы на кулак намотает и раком поставит, будешь визжать, как сучка. Эльфик с отцом пререкаться не стал, да только наутро напёк гномиков в красных колпаках со спущенными штанами.

— Гадёныш, — прошипел старый эльф, не зная, куда срамоту выкинуть, ведь столько продуктов зазря перевёл.

Элио залез на стол и болтал ногами, облизывая пальцы, облепленные ванильной пудрой. Белокурые волосы, стянутые на затылке резинкой, растрепались и спадали на глаза. Олли взяла двумя пальчиками гномика и надкусила попку. Старый эльф охнул от досады.

— А они ничего получились, — девушка воткнула фигурку в хрустящую корзинку, посыпала сверху шоколадной крошкой. — Вкусные.

— Срамота-то какая! — разозлился старик. — В глаза покупателям смотреть стыдно.

Звякнул колокольчик над входной дверью, послышались тяжёлые шаги.

— Твой орк-сладкоежка пришёл, — ухмыльнулся Элио.

— Завидуешь? — не осталась в долгу сестра, подхватила поднос с корзинками и направилась в торговый зал, на пороге обернулась. — К тебе-то никто так не бегает, а по мне хоть орк слюни роняет.

— Куда ты гадость эту понесла?! — старый эльф увидел на корзинках распутных гномиков.

— Не переживай отец, — Элио спрыгнул со стола и снял фартук. — Орк всё сожрёт, ещё и добавки попросит.

— Тьфу на тебя! — старый эльф схватился за кастрюльку, из которой на плиту побежал горячий шоколад.

Элио взял со стола двух гномиков и двинулся в торговый зал.

— Куда собрался? — крикнул отец вдогонку.

— Надо подготовиться, — неугомонный Элио прогнулся в пояснице, выпятив попку. — Чтобы гном Лапыра с первого раза заскочил да не промазал!

— Дождёшься, засранец, нагнут тебя, — старый эльф кинул в сына деревянную ложку, но промахнулся.

Элио обиженно надул губки, и довольный тем, что разозлил отца. А нечего было про гнома в подробностях расписывать.

— Пойду к орку пристану, — эльф помахал на прощание отцу с сестрой и вышел из пекарни через чёрный вход на улицу.

 

 

Раффи поморщился от звонкого колокольчика, трезвонившего над самым ухом. В лавке со сладостями никого не было, орк подступил к прилавку, втянул носом ванильный аромат, доносящийся из приоткрытой двери, и облизнулся. На крутящихся подставках лежали нежнейшие круассаны. Раффи переступил с ноги на ногу, половицы жалобно скрипнули. Тут он заметил себя в зеркале, на выбритом виске зацепился берёзовый листик. Орк быстренько смахнул его, поправил кожаный жилет, выпятив грудь колесом. Ну чем не жених?!

Дверь из пекарни приоткрылась, в аромате ванили и шоколада появилась прекрасная эльфийка Олли. Она одарила гостя лучезарной улыбкой. Бедный Раффи чуть язык не проглотил, разволновавшись не на шутку. Девушка поставила перед ним на прилавок поднос с хрустящими корзинками.

— Только из печи, — Олли подцепила железными щипчиками пирожное и подняла на уровень глаз орка. — Хотите испробовать гномика?

Раффи сглотнул слюну и утвердительно кивнул. Гном со спущенными штанами больно был похож на кузнеца Лапыра. Орк достал монетку, положил её на прилавок, прижав указательным пальцем, а потом пододвинул эльфийке. Раффи отправил пирожное в рот, как из двери пекарни появился тощий брат Олли. «Ну, что за невезуха», — печально вздохнул орк, что не осталось незамеченным неугомонным Элио.

Эльфик хитро сощурился, предвкушая забаву, толкнул сестру плечом:

— Пойди отцу помоги, — сказал он, смахивая крошки с прилавка, оставленные орком.

Олли пожала плечами, выложила наскоро корзинки на крутящуюся подставку и скрылась за дверью. Элио взял бумажный пакетик, поднял прозрачную крышку с вазы, где лежал арахис в шоколадной глазури.

— Как гном на вкус? — спросил он орка, насыпая конфет.

— Ну, съедобно, — нехотя ответил Раффи, втайне надеясь, что Олли вот-вот выйдет в зал.

— Сладенький, да? — не унимался эльф, взглянув на орка через плечо, а затем призывно облизал нижнюю губу.

Тут-то Раффи и залился краской, никак не ожидавший подвоха. Кулаки невольно сжались. Вот бы отвесить наглецу подзатыльник, чтобы впредь умнее был и язык попусту не распускал.

— Может перчика добавить для остроты вкуса? — Элио завязал бумажный пакетик с арахисом, подкинул и поймал на раскрытую ладонь, а потом лукаво подмигнул орку.

Раффи заскрипел зубами, но сдержал свой гневный порыв. Положил монетку, прижал указательным пальцем и пододвинул по привычке эльфику. Элио накрыл руку Раффи своей ладонью, встал на цыпочки и лучезарно улыбнулся. Терпение орка закончилось в тот же миг, он замахнулся для подзатыльника. Дверь распахнулась и на пороге возникла Олли, удивлённо глядя на происходящее. Раффи опустил тяжёлую руку на голову эльфика, потрепал по белокурым волосам и сквозь зубы процедил:

— Шалунишка.

После сгрёб пакетик с конфетами, смял до хруста и засунул в карман. Орк, не прощаясь, поспешно покинул лавку со сладостями. Ванильным шлейфом за Раффи потянулся звонкий смех Элио. Орк быстрым шагом пересёк широкую улицу, двинулся к лесу да свернул не в том проулке и вышел к дому матушки Вико, где встречали всех гостей, охочих до любовных утех.

Он почесал затылок, разглядывая расписные двери и резные окна. Изнутри доносилась весёлая музыка, ласкающая слух. Раффи только собрался повернуться, как на крылечко вышла матушка Вико в красном шёлковом халате, полы которого распахивались при ходьбе, оголяя ногу выше колена. Орк судорожно дёрнул кадыком.

— Неужто сами лесные боги направили тебя ко мне? — нежно проворковала женщина, подмигнув гостю. — Заходи, брагой хмельной напою.

Раффи опустил голову, носком сапога подковырнул ком земли.

— Чую, дело у тебя есть, — матушка Вико приблизилась к орку, обвила руками за локоть и потянула в дом. — Брагу чаем заменим, сядем и поговорим.

Раффи уступил женщине, они вошли внутрь, музыка стала громче, а в нос ударил запах пряностей. Матушка Вико знала толк в любовных утехах и видела мужчин насквозь. В орке женщину привлекла стеснительность, давно она невинных не встречала, всё больше охальников и наглецов. Видать, недавно дружок в штанах заворочался, лишив покоя. Матушка Вико усадила Раффи на низенький диванчик, тот плюхнулся и утонул в подушечках, пахнущими приторно-сладкими розами. Девушка в коротеньком жёлтом платье принесла поднос с пузатым чайником и крохотные кружечки. Они выглядели невесомыми, что при неосторожном движении, можно было сломать. Девушка наклонилась и положила поднос, бесстыдно открыв взору орка кружевные трусики. Раффи мельком взглянул и печально вздохнул, вспомнив прекраснейшую Олли.

— Рассказывай, — матушка Вико плеснула в кружку горячий чай, поставила её на крохотное блюдце и протянула расстроенному орку. — Мне можешь выкладывать всё как есть.

— Ну, тогда вы знаете, что для удачи нужно возлечь на ложе с эльфийкой, — признался Раффи, держа дрожащими пальцами блюдце. Кипяток расплескался и обжёг запястье, но орк ничего не почувствовал, пребывая в горестных мыслях.

— А ты и девушку присмотрел? — матушка Вико шёлковым платком вытерла разлитый чай.

— Да, — выдохнул Раффи, став ещё печальнее, чем пришёл.

— Красивая, наверное, — поддакнула женщина.

Раффи вынул бумажный пакетик с конфетами и положил на стол. Матушка Вико дурой не была, быстро смекнула к кому он повадился ходить. Что ж, времена нынче уже не те, когда орки отдельно от эльфов жили. А сейчас они вместе и на гуляньях, и на ратных делах. Миролюбивый Раффи тронул сердце умудрённой жизненным опытом женщины.

— Так и быть, — сказала матушка Вико и потрепала орка по щеке. — Помогу завоевать сердце красавицы. Научим мы тебя любовь девушкам дарить. Но помни, главное, что скажет твоё сердце.

Женщина поднялась с диванчика, увлекая за собой Раффи. Они прошли по узкому коридорчику, по шаткой лестнице поднялись на второй этаж. Матушка Вико остановилась перед зелёной дверью и постучала по дереву костяшками пальцев. Медные браслеты со змеиными глазами брякнули на запястье.

— Кто там? — низкий бархатный голос донёсся из комнаты.

Матушка Вико подмигнула орку, наклонилась к замочной скважине и сказала:

— Бай, я привела к тебе ученика. Малыша нужно научить премудростям любви.

— Пусть входит, — благосклонно разрешила распутница.

Матушка Вико подтолкнула оробевшего Раффи в комнату. Внутри нещадно воняло лавандой, а в полумраке угадывались очертания кровати. Орк громко чихнул.

— Иди сюда, глупыш, — позвала Бай.

Раффи приблизился, женщина лежала на постели, поглаживая бёдра. Прозрачный халатик не скрывал прелести распутницы. Она приподнялась на локте, явив взору большую грудь с тёмными сосками. Бай призывно похлопала ладонью по простыне рядом с собой.

— Не бойся меня, малыш.

Орк присел, утерев со лба капли пота. Распутница положила руку на пах Раффи, нежно погладила. Он судорожно выдохнул, зелёная кожа покрылась мелкими пупырышками.

— Я не за удовольствиями явился-то, — подал голос орк и оттолкнул шаловливые пальчики распутницы. — Хочу научиться ласкать девушку.

— Вот это да! — Бай аж привстала на кровати, удивлённо посмотрела на Раффи.

 

 

Старый эльф отпустил дочь из лавки засветло, она с обеда просилась в гости к подруге и в конец его достала нытьём. Элио месил тесто в пекарне, а он сам встал за прилавок. Звякнул дверной колокольчик, зашёл кузнец Лапыра. Эльф крякнул от удивления и спрятал последнее срамное пирожное под прилавок.

— Добрый день, — поздоровался гном, щуря подслеповатые глаза, поставил на пол тяжёлую корзину с яблоками. — Мне сказали, что у вас сегодня вкусные сладости.

— Да только круассаны остались, — горестно возвестил старый эльф.

— Жаль, — Лапыра приподнялся на цыпочки и поглядел на стеклянные вазы. — Ну, может, хоть одно страшненькое пирожное завалялось?

Старый эльф почесал затылок, да и достал корзинку с гномиком. Кузнец умилился невиданной красоте, тут же и попробовал пирожное.

— Вкуснотища! Ох, жаль, мне всего одна досталась.

— Элио, выгляни на минутку, — эльф наклонился к Лапыру и шёпотом поведал: — Сын сам испёк.

— Наследник подрастает, — похвалил гном.

Дверь из пекарни приоткрылась, Элио, зевая, вошёл в торговый зал, тут же наткнулся взглядом на Лапыра и побледнел.

— Хвалить тебя пришли, — нарочито громко произнёс старый эльф и заговорщицки подмигнул гному.

Тот в долгу не остался, брови нахмурил, глаза вытаращил и низким голосом сказал:

— Спасибо, мальчик, за пирожное.

— Не за что, — вымолвил Элио и жалостливо глянул на отца.

— Понравилось! — расхохотался гном на пару со старым эльфом.

— Смотрю, на яблоки нынче хороший урожай, — отец глянул на корзинку, стоящую на полу у ног кузнеца.

— Да, — закивал гном. — Только озорники повадились в мой сад лазить. Но ничего, я сегодня капканы на воров поставил.

Лапыра развёл руки в стороны, показывая размер.

— С лёту пополам говяжью кость разламывают, — похвастался кузнец.

Элио икнул, но смолчал, чтобы не злить отца.

— Больше ничего не осталось? — поинтересовался гном.

— Ничего, — ответил старый эльф. — Но, если хочешь, завтра Олли отправлю к тебе на кузницу с пирожными.

— Спасибо, — поблагодарил гном, подхватил корзину и был таков.

— Ладно, — сжалился отец над Элио. — Закрывай лавку, пойдём пораньше домой. Притомился чего-то.

Они наскоро прибрались, сбили пламя в печи и отправились восвояси. Сели ужинать без Олли, она запропастилась у подруги. Вот девчонки, как свидятся, так без умолку болтают, никак не расстанутся. Элио и вправду струхнул при виде гнома Лапыра, а теперь злился на отца. Старый эльф махнул на сына рукой, мол, чего с глупца взять, и по обыкновению засел на крыльце с трубкой.

 

 

Орк Раффи расплатился с матушкой Вико за знания. Искренне поблагодарил и пошёл домой, получив напутствие, что главное в жизни, слушать своё сердце. Вот оно-то и заныло, стоило ступить на лесную тропку. «Наверное, Мутазлоф с батей уже брагу пьют и о подвигах ратных сплетничают, — орк остановился подле дуба, прижал ладонь к груди. — Ведь опять заведут речь об эльфийках. А мне в ответ и сказать нечего». Он сплюнул со злости на землю, стукнул кулаком по дереву и решился выкрасть прекрасную Олли из дому.

Он давно разузнал, где живёт эльфийка. Дом стоял вплотную к лесу поодаль от других. Девушка жила с отцом и братом. Старик по вечерам сиживал на крылечке, раскуривая трубку с пахучим табаком. При всём желании он не смог бы угнаться за Раффи, если б Олли раскричалась. Брат тоже не представлял угрозы, гибкий, словно ивовый прут, казался тонким и тщедушным.

Орк Раффи подкрался к дому эльфов и притаился в тени деревьев, выжидая удобный момент.

 

 

Элио вышел на крылечко и наткнулся на недовольный взгляд отца.

— К друзьям схожу, — он гордо вскинул подбородок, но быстро стушевался перед старым эльфом.

— Не слышал, что ли, — отец выбил табак из трубки и заложил по новой, чиркнул спичкой: — Лапыра на вас, дураков, капканы поставил.

— Да не пойдём мы к гному. За огородами соберёмся.

— Сиди дома, — рявкнул старый эльф: — а то найдёшь на свою тощую задницу приключения.

— Можно подумать, — огрызнулся Элио: — дома со мной ничего плохого не случится?! Вот как стукнусь лбом о дверной косяк, убьюсь тебе назло.

— Щенок! — старый эльф вскочил со стула-качалки и отвесил сыну подзатыльник, который тот целый день у всех выпрашивал. — Иди спать! И не попадайся мне на глаза до утра!

 

 

В одной из комнат зажёгся свет, клином вонзившись в темноту. Раффи довольно растянул губы в предвкушении. Тень долго металась по комнате, вскоре лампа погасла и наступила долгожданная тишина. Луна всплыла над верхушками деревьев, окрасив листву призрачным сиянием. Орк приподнял раму, бесшумно скользнул внутрь дома.

В комнате пахло ванилью. Олли лежала на боку, подоткнув руку под голову. Одеяло поднималось и опадало в такт её спокойному дыханию. Раффи жадно облизнул губы, никогда ещё эльфийка не была так близка к нему. Белокурые волосы разметались по подушке, на обнажённом плечике в лунном свете виднелась родинка. Орк метнулся, схватил девушку, пережав сонную артерию, кинул на плечо и ринулся в лес.

Раффи давно приметил старую часовенку, оставшуюся после поклонения какому-то забытому богу. Ей давно никто не пользовался, алтарь зарос зелёным мхом, а крыша местами осыпалась. Конечно, это недалеко от самого поселения, но и крики эльфийки никто не услышит. Орк бережно уложил ношу на алтарь, брызнул воды на лицо. Длинные реснички затрепетали. Раффи сглотнул слюну, увидев небесную синеву глаз. Белокурые волосы спадали на щёки и алые губы, скрывая прелестное личико.

Орк не мог больше сдерживаться и припал к сладким губкам девушки. Она удивлённо вскрикнула, выставив руки вперёд. Раффи языком проник сквозь плотно сжатые губы, коснулся зубов. Олли забилась в его руках, пытаясь вырваться. Орк надавил плечом, не позволяя подняться с алтаря. Правой рукой забрался под тонкую ночную рубаху и с придыханием сдавил бедро. Олли со стоном разжала зубы, орк жадно ворвался языком в рот девушки, не давая возможности вздохнуть.

Она перестала сопротивляться. Раффи возликовал, задрал тонкую рубашку, обнажив белоснежные бёдра. Пальцы спустились на промежность и наткнулись на твёрдый член. Орк резко отдёрнул руку, явно неготовый к такому повороту событий. Эльфик приподнялся на локтях, луна призрачным светом разлилась на впалом животе.

— Не останавливайся, дурашка, — попросил брат Олли, приоткрыв рот, а затем сладострастно облизнув верхнюю губу.

Раффи замер в нерешительности. Эльфик нахально улыбнулся, чувствуя своё превосходство, перевернулся, встав на колени и локти, игриво прогнулся в пояснице, выпятив попку.

— Я тебе нравлюсь? — томно вымолвил брат Олли и взглянул через плечо, наслаждаясь замешательством орка.

Раффи почесал затылок. В поверье говорилось, провести ночь с эльфом, а про пол не уточнялось. Это уже среди молодых повелось хвастаться любовными утехами с девушками. Второй раз уж точно он не решится на похищение, да и дурная молва пойдёт по поселению. Раффи махнул рукой, стянул штаны и ткнулся головкой члена в, плотно сжатую, розовую дырочку. Эльфик, не ожидавший такого, дёрнулся, пытаясь отстраниться, но не успел. Орк перехватил за поясницу, притянул к себе и потёрся членом о попку.

— Постой, — испуганно вскрикнул эльфик, но Раффи быстрым движением сорвал рубашку, надавил ладонью на острые лопатки, заставив парня прижаться грудью к алтарю. — Я же пошутил!

— А я нет, — орк надавил пальцем на головку члена и вонзился внутрь, растягивая тугое колечко ануса.

Эльфик застонал от боли, высвободил правую руку и вцепился в запястье Раффи. Орк низко наклонился, прикусил загривок парня и проник ещё глубже. Эльфик тяжело задышал под тяжестью орка.

— Ты делаешь мне больно, — взмолился он, пытаясь выскользнуть из-под Раффи.

Орк вдохнул ванильный аромат белокурых волос. Матушка Вико была права, надо слушать своё сердце. Какая разница эльфик или эльфийка, когда пьянеешь от одного запаха тела. Раффи подался назад, парень облегчённо вздохнул. Орк улыбнулся и вновь вогнал член в эльфика, заставив того застонать во весь голос. Парень приподнялся, лунный свет расплескался на острых лопатках парня, полился ручейком по позвоночнику вниз. Тишина нарушалась ритмичными шлепками и сдавленными стонами. Орк зарычал и излился в эльфа, затем выскользнул из него и прилёг рядом, тяжело дыша.

Брат Олли уселся, уперев коленки в рёбра Раффи. Он удивлённо смотрел, завораживая небесно-синим взглядом, белокурые волосы разметались по плечам, спадая на грудь. Орк откинул прядь на спину, погладил торчащий сосок эльфика. Конечно, не девичья грудь, но тоже неплохо. Он провёл рукой ниже, парень втянул живот, дрожа от жарких прикосновений. Раффи коснулся члена, отвердевшего под его пальцами.

— Ты ничего, — вымолвил орк, лаская эльфа, к сожалению, распутница Бай не научила его говорить комплименты.

Белокурый наклонился и облизал губы орка, осыпал поцелуями шею и спустился к груди. Раффи погладил парня по волосам, так сладостно пахнущими ванилью, и подумал, что не зря сходил к матушке Вико. Сердце не обманешь!

Время пролетело быстро. Орк с сожалением проводил Элио до дома, чтобы тот в лесу не заплутал ненароком. Эльфик не торопился расстаться с Раффи, но и слов, подходящих найти не мог, лишь уткнулся носом в широкую грудь орка, того гляди, разревётся.

— Ты, давай это, — Раффи неуклюже погладил парня по голове, вдохнул напоследок ванильный аромат. — Залазь в окно, а то замёрзнешь.

— Мне жарко, — заупрямился Элио и потёрся щекой о грудь орка.

Он задрал голову и пристально посмотрел в глаза, будто в такой темноте, было чего видно. Но Раффи почувствовал, наклонился и поцеловал эльфика, сжимая в крепких объятьях. Вдоволь насладившись Элио, подтолкнул к окну, помог взобраться, подталкивая попку. Дождался, пока ставни закроются, и лишь затем отправился домой.

Батя со старым Мурзлофом вовсю хлестались дубовыми вениками в бане. Раффи присоединился к оркам, плеснул на раскалённые камни пахучей воды из деревянного ковша. Баню заволокло белым, жгучим паром.

— Ну, как дела с эльфийками? — оскалился Мурзлоф, и они с батей дружно загоготали.

Раффи открыл рот, чтобы похвастаться, вспомнил шелковистые белокурые волосы эльфика, пахнущие ванилью, и захлопнул рот. Такими переживаниями с другими не делятся, они только для двоих — орка Раффи и эльфа Элио.

 

Глава 2

 

Несколько дней неистово громыхала гроза. Ливень молотил по навесу, попадая на лицо орка Раффи. Сапоги намокли и хлюпали, а под боком недовольно сопел Мутазлоф, по-стариковски ворча на непогоду. Раффи так и не понял, когда перепил хмельной браги и поддался на уговоры бати и его лучшего дружка, отправиться в ближайший город, что раскинулся в устье реки. Там-то они и устроились охранниками в порту, где неплохо платили.

Два месяца пролетело, когда Раффи жадно целовал Элио под окнами дома эльика. Стоило на миг прикрыть глаза, как перед мысленным взором всплыл образ обнажённого красиво тела, источающего сладостный аромат ванили. Орк облизнул вмиг пересохшие губы. Элио приподнялся на локтях, выгнул попку, длинные волосы рассыпались по плечам, укрыв распухшие от поцелуев губы.

— Смотри, что там за тени? — Мутазлоф толкнул локтем Раффи прямо под рёбра.

«Это наказание, — смиренно подумал орк, вдохнул, досчитал до десяти, выдохнул. — Нечего было брагу пить, сидел бы сейчас дома в тепле». Раффи посмотрел в указанном направлении. Тёмные фигуры, пригнув головы, осторожно двигались в сторону железных ворот. Орк расправил плечи, двумя прыжками настиг одного из воров и приложил кулаком по голове. Мутазлоф скрутил второго, пригвоздив коленом к земле.

— Ишь, чё удумали! — старый орк развязал мешок и заглянул внутрь. — Раффи, как начальник нам премию выпишет, по девкам пойдём, а то ты совсем приуныл.

 

Где-то в поселении посреди полей…

 

Старый эльф привинтил высокий стул к полу рядом с прилавком. Гном Лапыра повадился ходить в лавку со сладостями, и чтобы вести с гостем неторопливую беседу и не перегибаться старику, а тому не тянуть шею вверх, эльф смастерил стул. Звякнул дверной колокольчик. Старик сморщился от громкого звука.

— День добрый, — поздоровался гном, прибывший ровно в полдень, как у них уже и было заведено. — Что за чудо?!

Гость удивлённо уставился на высокий стул, который выглядел неказисто и даже опасно.

— Для тебя сделал, — с гордостью похвастался старый эльф.

— Как дела? — гном взобрался на стул, свесив ноги вниз.

Старый эльф поставил перед кузнецом кружку с горячим шоколадом и пододвинул вазочку с разноцветными конфетами. Затем облокотился на прилавок, подперев щёку кулаком.

— Да всё так же. Ни ест, ни пьёт, целыми днями в пекарне пропадает. Даже к дружкам бегать по вечерам перестал. Исхудал, одни рёбра торчат.

Гном закинул в рот горсть конфеток, причмокнул, удивлённо вытаращив глаза:

— Несладкие!

Старый эльф взял одну и попробовал. И то, правда, сахара не хватало для вкуса.

— Ума не приложу, что с сыном делать, — тяжко вздохнул старик.

— Влюбился парень, — хихикнул гном.

— Да я-то не против вовсе, — старый эльф посыпал конфеты шоколадной крошкой. — Но он не просит сватов засылать.

— Наверное, — гном привстал с места, налёг грудью на прилавок и прошептал: — она ему отказала.

— Что делать-то?

— Отправь его в город, пусть развеется, девок поглядит, — посоветовал Лапырг. — Глядишь, оживёт парнишка.

Старый эльф внял совету и послал Элио в ближайший шумный городок к родному брату учиться, тот тоже лавку со сладостями держал и мастерством владел лучше старика. Сын не стал противиться, собрал вещи в дорожную сумку, сел на первую попавшуюся телегу и уехал.

Дядька Анорион встретил племянника с распростёртыми руками. А как срамных гномиков в хрустящих корзинках отведал, так и вовсе Элио зауважал, признав в пареньке талант. Как тут не нарадоваться, парень целый день у печи торчит, тесто тонкое катает, по вечерам книжку с рецептами возьмёт и на кровати ляжет, читает, только странички шуршат, а по девкам ни-ни.

А что Элио? Как Раффи в лавку не пришёл, выждал день и, плюнув на гордость, сам отправился к оркам. Те гоготали во всю глотку, потом старик с куцыми усами сжалился и сказал, что на рудники тот подался и обратно не собирается. Эльфик, не помня себя, до дома дошёл и с кровати три дня не вставал. Отец кое-как парня заставил в пекарню пойти да делом заняться. И в город Элио поехать согласился, чтобы от горьких воспоминаний подальше сбежать. Только всё напрасно. Шумный город действовал на нервы, эльфик же на каждого встречного орка оборачивался, Раффи во всех мерещился.

 

Гроза стихла к обеду, бледно-серые облака вереницей тянулись над городом. Орки сдали воров начальству, получили премию и довольные собой отправились гостиный двор, где комнаты снимали. Узкие улочки медленно наполнялись суетливыми прохожими. Двухэтажные дома жались так близко, что ставни соседних окон соприкасались друг с другом. Балкончики низко нависали, и орк задевал их выбритой головой и хмурился.

— Придём, отобедаем да девок позовём, — не унимался Мутазлоф, подначивая Раффи. — Попрошу хозяина, эльфийку тебе подогнать.

Орк протяжно вздохнул. Старый орк начинал раздражать. «Вернусь, всё бате выскажу», — пообещал себе Раффи и криво улыбнулся Мутазлофу, пропуская миловидную девушку с острыми ушками. Та подмигнула орку и поспешила прочь, держа в руках плетёную корзинку.

— Я же дело, пацан, говорю. Не гоже тебе девственником обратно возвращаться, засмеют же свои. А так приедешь, королём среди братьев пройдёшься. Мы тебе и наколку набьём прямо на груди, мол, гроза всех городских девок!

Раффи поморщился, ему и прошлой хватило, кожа неделю саднила. Ещё одни острые зубья дракона накалывать не хотелось. По улочке разлился аромат шоколада и ванили. Орк остановился перед лавкой со сладостями и облизнулся. Девки девками, а конфеток съесть хотелось невтерпёж. Он неделю назад покупал такие сладости, которые таяли во рту. Они быстро закончились, а за новыми конфетками всё не выпадало времени наведаться к эльфу-кондитеру.

— Ты иди, — сказал орк Мутазлофу. — Я пряников медовых куплю и догоню.

Старый орк зло сплюнул и пошёл дальше, ну что со сладкоежки взять. Раффи глубоко вдохнул, досчитал до десяти, выдохнул, минуту-другую и точно припечатал бы напарника кулаком, чтобы не гудел под ухом. Выждав, пока старый орк не исчезнет из виду, широко улыбнулся и вошёл в лавку.

Эльф-кондитер поначалу настороженно относился к орку, видать, побаивался, что увалень всё разворотит. Раффи на упрёки молчал, клал монетку на прилавок и просил насыпать в кулёк то тех, то этих сладостей. Эльф-кондитер решил удостовериться, что орк за ними ходит, а не присматривается, чтобы лавку ограбить, и подсыпал ему солёных конфет. На следующее утро Раффи стоял под дверью и горестно вздыхал. Орк ругаться не стал, молча протянул кулёк со словами:

— Невкусные.

Эльф-кондитер для виду распробовал одну, картинно всплеснул руками и загладил вину медовыми пряниками, на том они и сдружились.

А что Раффи? Как в лавку войдёт, шумно носом втянет воздух, так все мысли об Элио да длинных шелковистых волосах. Эльф наваждением для орка стал. То днём померещится среди прохожих, то ночью приснится и примется шалости на ушко ворковать, от которых щёки пунцовыми пятнами покрываются в один миг. Совсем Раффи измаялся, хоть бери работу бросай и беги обратно в родное поселение. «Может, колдовство какое»?! — сокрушался орк.

Вернётся Раффи со сладостями в комнату, закинет конфетку в рот, языком к нёбу прижмёт, да глазоньки закроет. Так сладко, так тягостно на душе станет, а Элио вроде рядом сидит, упирается острыми коленками в рёбра. Только руку не надо протягивать, чтобы видение не спугнуть.

Звякнул колокольчик на входной двери. Раффи тщательно вытер сапоги о коврик, а потом переступил порог. Аромат ванили окутал орка да так, что в штанах члену тесно стало. Двинулся он вдоль стеклянной витрины, дошёл до медовых пряников и тяжко вздохнул. «Вот бы Элио хоть глазком увидеть, — подумал он, поджидая эльфа-кондитера. — Эх, я б его до синяков в щёчки зацеловал».

 

 

Дядька Анорион отправился покупателей встречать. Элио тем временем разрисовал сливочным кремом пряники на палочке, выложил шоколадными крошками глазки и покрасил клубничным сиропом губки. Дядька Анорион открыл лавку и ждал первых посетителей, протирая тряпкой прилавок. Элио вставил пряники на подставку и пододвинул к раздаточному окошку.

— Доброе утро, — радостно поздоровался дядька Анорион с гостем. — Давненько вас не было. Думал, что уехал куда.

— Да заработался, — послышался бархатный бас орка. — Поздно возвращался, а вы уже закрыты.

Эльфик замер, прижал руки к груди и судорожно вздохнул: «Неужели показалось»?

— Так, постучался бы! Я бы тебе насыпал медовых пряников, — ответил дядька Анорион.

— Ну, что я буду хорошим людям сон перебивать, — пробасил в ответ Раффи.

По спине Элио побежали мурашки. Он скинул фартук, осторожно выглянул в зал, прячась за занавеской. Раффи с довольной рожей пялился на витрину, выбирая сладости. Дядька Анорион успел тому отсыпать медовых пряников и конфет с полкулька. Дыхание Элио сбилось, пальцы задрожали, а в ногах появилась слабость.

— У нас новинка — пряник на палочке. Племянник мой старался, лепил. Попробуйте, любезный друг.

— Красота какая, — орк двумя пальцами взял сладость, смешно вытянув губы, откусил краешек и закатил от удовольствия глаза. — Давайте и их.

Раффи расплатился, и не успел Элио опомниться, как орк вышел на улицу. Эльф вылетел в зал и подбежал к двери.

— Куда?! — крикнул дядька Анорион, но парня было уже не догнать.

Как назло, встречные прохожие толкались на узкой улочке, спеша на работу. Они шипели на эльфа, локтями расталкивающего всех без разбору. Элио вытягивал шею, чтобы не потерять из виду выбритую башку орка, но как ни старался, упустил Раффи за поворотом.

Тоска сдавила грудь. Эльфик тяжело задышал, аж в глазах потемнело. «Куда же ты, зараза, подевался»?! — мысленно обругал Элио орка, заметался по проулку, а потом наткнулся на вывеску гостиного двора «Резвый бычок».

 

 

Мутазлоф заказал двухлитровую кастрюлю борща и кувшин браги. Раффи с сомнением посмотрел на старого орка, но тот заверил напарника:

— Лишним не будет.

Раффи пожал плечами, но спорить не стал, положил кулёк со сладостями на стол.

— Мы премию получили, нам можно кутёж устроить, — Мутазлоф радостно потёр ладони. — Сперва подкрепимся, а потом разврату предадимся!

Раффи печально вздохнул, что тут возразить старому окру. Девчушка принесла борщ, миски и деревянные ложки, больше похожие на черпаки. Орки управились быстро, выпили по стаканчику браги. Мутазлоф на минутку отлучился и вернулся с двумя эльфийками-распутницами. Грудастую сцапал себе, а худую подтолкнул к Раффи.

— Дуй в комнату, а то захмелеешь и уснёшь.

Девица глупо захихикала. Раффи поднялся с лавки, она следом за ним, и они пошли в комнату, которую снимал орк. Эльфийка при ходьбе прижималась к орку, рукой обнимала за талию, а тот тяжко вздыхал, словно на казнь шёл. Скрепя сердце, Раффи впустил девицу в комнату, та сразу взобралась на кровать, виляя тощим задом. Орк присел рядом, погладил эльфийку по голове. От неё пахло хмелем и болотной травой, а волосы были жёсткими на ощупь. Желание у Раффи пропало, а девица никак не унималась, прижалась задом к орку, схватила ладонь и на свою маленькую грудь положила.

— Ну, всё, хорош, — Раффи поднялся с кровати, выудил из кармана две монетки и всучил их эльфийке. — Иди отсюда, сил моих нет, на тебя смотреть!

 

 

Элио вошёл в гостевой двор, покрутился у стойки, где новым постояльцам ключи от комнат раздавали. Орков было полно, кто приехал, кто собирался уезжать и стоял с дорожными сумками, поджидая попутной телеги. Потом приметил девчушку, таскающую подносы в соседнюю комнату. Двинулся за ней и попал в обеденный зал, а там средь шума услышал до боли знакомый бас орка.

Только эльфик продвинулся к столу, как Раффи встал и в обнимку с девицей направился к лестнице, ведущей на второй этаж. Элио на мгновение обомлел. Обида обожгла глаза злыми слезами. Нет, развернуться бы и уйти, он, как привязанный невидимой нитью, плёлся на ватных ногах вслед за орком. Раффи захлопнул дверь перед носом Элио, даже не взглянув в его сторону.

Эльфик прижался спиной к противоположной стене, прикусил до боли нижнюю губу. Рядом прошёл орк, глянул на Элио, и подмигнул, заставив покраснеть.

— Малыш, пошли со мной, — насмешливо предложил наглец. — Я тебя приласкаю.

Эльфик отвернулся, орк же, ничего не добившись, скрылся в одной из комнат. Элио еле сдерживался, чтобы не прижаться ухом к двери. «Неужто ему с ней будет так же хорошо, как и со мной»? — душила ревность эльфика. Он собрался духом, отлип от стены. Дверь резко распахнулась и из комнаты вылетела разгневанная девица. Они чуть было не столкнулись, но Элио отступил, пропуская её. Дверь начала медленно закрываться, эльфик поторопился и проскользнул внутрь. Орк сидел на кровати, понурив голову, и разглядывая руки. Из одежды на нём только штаны и остались. Эльф замер у порога, любуясь широкой грудью Раффи.

— Я же сказал, уходи, — недовольно пробурчал орк и поднял голову.

Он широко улыбнулся при виде Элио, поспешно вскочил с кровати и шагнул навстречу. Эльфик тяжело задышал, не сдержал накопившегося гнева и бросился с кулаками на орка. Раффи перехватил его тонкие запястья и притянул к себе.

— Ненавижу! — расплакался Элио, пытаясь вырваться из крепких объятий.

— Дурашка, — орк языком слизал слезинки, сорвавшиеся с длинных ресниц эльфа.

Раффи уложил Элио на кровать, навалился сверху, придавив руки, чтобы он не вырвался. Эльфик отвернулся, а взору орка открылась точёная шея и острая ключица.

— Совсем исхудал, — ласково пробасил Раффи и нежно поцеловал, кончик горячего языка коснулся шеи, прошёлся по подбородку и добрался до губ.

Элио ответил на поцелуй. Раффи оторвался от эльфа, запустил ладони в длинные волосы и шёпотом спросил:

— Как ты меня нашёл?

— А кто, по-твоему, пряники на палочке испёк? — огрызнулся эльфик, приподнял голову и легонько укусил орка за нижнюю губу.

Орк засмеялся, а потом нежно коснулся губами кончика носа Элио.

— Почему ты сбежал? — спросил эльфик.

— На заработки подался, — пояснил Раффи и потёрся пахом об эльфа.

На щеках Элио вспыхнул яркий румянец. Он попытался отстраниться, но орк прижался ещё сильней.

— Соскучился? — Раффи отпустил руки эльфа, приподнялся на локтях, давая тому возможность свободно вздохнуть.

— Нет, — с упрямством промолвил Элио.

Орк сел на кровати, рывком стянул с эльфика штаны и задрал рубаху до груди. Провёл ладонью по впалому животу, спустился ниже, обхватил пальцами член, вырвав стон удовольствия у упрямого Элио.

— А я скучал, — признался Раффи, а затем перевернул эльфа на живот.

— Мог бы перед отъездом проведать, — обиженно пробурчал Элио, изнывая от нетерпения. — Или забыл, где мой дом стоит?

Орк прикусил белую ягодицу, заставив эльфика взвизгнуть от неожиданности. Он поцеловал поясницу, затем по позвоночнику и чуть выше. Эльф приподнял попку и принялся в нетерпении тереться об орка. Раффи снял штаны, раздвинул членом ягодицы Элио и ткнулся головкой в розовую дырочку. Эльфик замер, тяжело дыша. Длинные волосы разметались по подушке, скрыв лицо. Орк надавил членом сильнее, глубоко проникая внутрь.

— Скажи мне, дурашка, что это не сон, — прошептал Раффи, просунул руки под рубаху так, чтобы соски Элио тёрлись о мозолистые ладони, и придавил телом сверху.

Эльфик часто задышал, выгибаясь навстречу члену орка. Раффи подался бёдрами назад, а затем резко вошёл в Элио. Эльф перестал себя сдерживать и застонал во весь голос. Раффи уткнулся в длинные волосы, вдыхая ванильный аромат. Элио извивался под ним, то тихо постанывая, то крича в голос. Орк излился в эльфа, сполз с него и прилёг рядом.

Элио первым пришёл в себя, сел на кровати, поджав ноги под себя, на впалом животе виднелись капли спермы. Орк улыбнулся, в прошлый раз пришлось Элио помогать, а теперь он не хуже девушки удовольствие получает.

— Когда ты вернёшься домой? — эльф взял ладонь Раффи, сплёл их пальцы вместе и прижал к своей груди.

— Постараюсь до снега, — Раффи легонько сжал сосок паренька.

— Мне через неделю к отцу надо будет поехать, — Элио взобрался на орка и начал медленно ёрзать на нём. — Мы увидимся перед моим отъездом?

Член Раффи ожил, затвердел. Орк схватил эльфа за бёдра, сильнее прижимая к себе.

— Ну, ты теперь знаешь, где я живу, усмехнулся Раффи.

— Угу, — вымолвил Элио, приподнялся, взял член орка и сам насадился на него.

Раффи позволил эльфу задать темп, лишь изредка приподнимая бёдра. Элио закусил губу, ускоряя движения, не выдержал, громко вскрикнул и повалился на широкую грудь орка. Раффи замер, не смея убрать длинные волосы со своего лица. «Это будет послаще конфеток», — подумал орк, бурно изливаясь в эльфа.

 

Глава 3

 

Мутазлоф ничего не имел супротив эльфов, но всерьёз начал опасаться за Раффи. Орк он хороший, хотя и миролюбивый, лишний раз в драку не полезет, да и вывести его из себя надо постараться, а тут смазливый эльф повадился к нему бегать. Мутазлоф, конечно, много чего в жизни повидал, но за Раффи чувствовал ответственность.

Старый орк поймал Элио за руку, когда паренёк, беспечно насвистывая, переступил порог гостевого дома. Эльф недоумённо уставился на Мутазлофа, а тот кивнул на дверь. Элио вышел вслед за старым орком на улицу.

— Нечего тебе около Раффи ошиваться, — насупил куцые брови Мутазлоф, а для солидности выпятил нижнюю челюсть.

— Пусть он сам мне об этом скажет, — заупрямился эльф нахмурившись.

— Ославлю на всё поселение, — злобно предупредил старый орк.

Щёки парня стали пунцовыми, он сложил руки на груди и с вызовом посмотрел на старого орка.

— Ещё и дядьке скандал закачу, что за племянником не следит, — Мутазлоф и не думал просто так уступать наглому юнцу, ишь голубые глазки на их Раффи положил, хрен тебе с морковкой, а не наш орк.

Элио зло улыбнулся, вытянулся стрункой, словно приготовился наброситься на него.

— Проваливай отсюда, — зашипел Мутазлоф, нависнув над парнем.

И эльф молча ушёл. Старый орк донельзя довольный собой воротился в гостевой двор и заказал в обеденном зале кувшин хмельной браги.

 

Раффи повернулся на правый бок, натянул одеяло до шеи и тяжко вздохнул. Элио обещал прийти перед отъездом, а сам так и не появился. «Что на него нашло, — крутились мысли в голове орка. — Обиделся, небось». Накануне они сильно повздорили. Раффи перевернулся на левый бок, да только горечь на зубах так и скрипела. Ляпнул, не подумав, мол, деньги нужны для сватовства. Орк до этого никогда не видел, чтобы белокожие эльфы белели прямо на глазах.

— И невесту себе присмотрел? — в словах Элио плескалась лютая злоба, он сидел на кровати, скрестив ноги, из одежды — длинные волосы, спадающие на грудь и спину.

— Ага, — ответил Раффи, перебирая тонкие пряди, восхитительно пахнущие ванилью.

— Как у тебя всё просто получается, — заскрипел зубами эльф.

— Ага, — орк погладил острые лопатки, провёл пальцами по позвонкам и спустился до ягодиц.

— А я?! — Элио развернулся и стукнул кулаком по груди Раффи. — Обо мне ты подумал?

Орк поймал эльфика, сжал запястья и подтянул к себе, поцеловал, оставив на шее красный след.

— Дурашка, не злись, — Раффи завёл руки Элио за спину, уложил набок, протиснув свою ногу между бёдер парня. — Ты всегда будешь со мной.

«Эх, надо было договорить, — Раффи тяжко вздохнул и перевернулся на правый бок. — Теперь придумает себе глупости и будет дуться».

 

 

Элио воротился в кондитерскую лавку, подниматься к себе в спальню не стал. В груди всё клокотало от обиды. Когда-нибудь такой разговор должен был состояться, но эльфик не думал, что так быстро. Расплакаться не позволяла гордость. Не хватало из-за орка нюни распускать, словно девица-недотрога. «Сам виноват», — Элио сел перед печкой и закрыл лицо руками.

— Что случилось? — раздался над ухом сонный голос дядьки Анориона.

— Всё в порядке, — соврал Элио глухим голосом.

— Вижу-вижу, — дядька Анорион вскипятил чайник, достал из шкафчика графинчик с вишнёвой настойкой. — Давай-ка, любезный племянник, выпьем по рюмочке. Когда ты ещё меня навестишь.

Элио сел за стол, залпом осушил, но на душе не полегчало, лишь злой смех наружу вырвался.

 

 

Орк Раффи откинул одеяло, натянул штаны и рубаху. Сил терпеть до утра не было никаких! «Будь что будет», — решил он и направился в лавку со сладостями. Холодный воздух немного остудил буйную голову орка. Он сбавил шаг, стараясь не шуметь.

Жёлтый свет горел в окнах лавки. Раффи на цыпочках подкрался и заглянул внутрь, два эльфа сидели за столом и смеялись. Орк глазам своим не поверил, Элио выглядел счастливым, щёки раскраснелись, длинные волосы растрепались по плечам. «Я места себе не нахожу, а он вовсю веселится», — горестно вздохнул Раффи и почесал выбритый затылок.

Другой бы на месте орка ворвался в лавку, учинил скандал да тумаков наглому эльфику надавал. Раффи молча развернулся и потопал в гостевой двор. «Может, ему без меня лучше»? — горькие мысли терзали душу. Орк не смог глаз сомкнуть, ворочался на кровати, вздыхал, а утром не стерпел и отправился опять к знакомой до боли лавке. Вроде ничего зазорного и нет в том, чтобы с эльфиком попрощаться. Раффи дошёл до угла, выглянул и чуть на Элио не напоролся. Эльфик потирал кулачками заспанные глаза и не приметил орка. Раффи насупился, выйти надо, а ноги к земле приросли. Он и так, и этак — не двигаются, и всё тут.

— До свидания, дядька Анорион, — долетел из-за угла звонкий голосок эльфика.

Орк прислонился спиной к каменной стене, шмыгнул носом и прислушался к удаляющимся шагам.

 

 

Элио попрощался с эльфом-кондитером, с которым они вчера приговорили графинчик вишнёвой настойки. Он смеялся весь вечер, чтобы скрыть слёзы, подступающие к глазам. Дядька Анорион ничего не спрашивал, подливал в рюмку и поглядывал, чтобы любимый племянничек закусывать не забывал. Эльфа душила обида на всех орков сразу. Он и не понял, в какой момент ему Раффи стал за окном мерещиться. «Наваждение, — устало подумал Элио, хоть волком вой. — И ведь не самый лучший среди орков. Так, середнячок, а из сердца никак не выгнать».

— Надо попрощаться, — эльфик остановился, повернулся и направился к гостевому двору.

Элио у самого порога наткнулся на Мутазлофа, тот выпучил глаза, затрясся, словно осиновый лист на ветру.

— Опять ты, тощая твоя душонка, — старый орк вскинул кулак.

— Я домой уезжаю, — буркнул эльф.

— Раффи в порт ушёл, смена его сегодня, — обрадовался Мутазлоф.

— Скажете ему, что попрощаться приходил.

— А то, как же, — заверил Элио старый орк, а про себя подумал: «Иди на все четыре стороны, без тебя Раффи спокойно проживёт».

 

 

Орк Раффи до первого снега не осмелился появиться в родном поселении. Вроде ему и не положено каких-то там эльфов стесняться, но совесть точила изнутри, а стоило веки прикрыть, как сразу же перед глазами появлялся Элио. Его кожа, мягкая на ощупь, серебрилась в лунном свете, податливо раскрывались навстречу губы. Раффи мотал головой, прогоняя наваждение.

Морозы рано в этом году ударили, на Базарной площади залили каток. Все, кому не лень, вооружились коньками. К такому случаю и ёлку нарядили, всё ж веселее. Братья каждый вечер на площади пропадали, а Раффи отнекивался, находя дома неотложные дела, да ещё и Мутазлоф повадился в гости ходить и орка на женитьбу подначивать.

— Гляди, Баффи, — обращался он к бате, показывая сушёной рыбой на Раффи. — Парнишка вырос, пора и женить его.

— Тю, — отмахивался батя, поглаживая куцые усы. — Рано, пусть ещё погуляет.

— Говорю, пора уже, — не унимался старый орк, хлебая брагу из деревянной кружки.

Братья подсмеивались, а батя вдруг стал серьёзным и начал готовиться к свадьбе, чем довёл Раффи до нервного состояния.

— Сынок, — позвал Баффи его на откровенный разговор.

Раффи сел на табурет и нахмурился. Батя воткнул нитку в иголку и принялся штопать дырку на штанах мелкого Олафа.

— Мутазлоф сказал, будто ты не один в комнате ночевал. Говорит, что парнишка к тебе смазливый бегал, длинными волосёшками тряс около тебя, да слюни ронял.

— Ну, и?! — ещё больше насупился Раффи, плотно сжав челюсти.

— Я вот что хочу тебя спросить, — батя затянул узелок и зубами оборвал нить. — Эльфик-то хорошенький попался?

— Ага, — тоскливо ответил Раффи, вспомнив волнующий аромат ванили.

 

Баффи глянул на сына и хитро сощурился. Он вовсе не корил себя за воспитание детей, выкручивался как мог, поди такую ораву прокорми. Помощь пришла со стороны эльфа, держащего кондитерскую лавку. Он научил Баффи еду готовить, что пальчики оближешь, да и работку подкинул, муку молоть. Дружбу они свою не выпячивали, он старику подкидывал ядрёного табаку, а тот только у орка орехи и сладкие коренья покупал. Так они мирно и жили, пока Элио из города не вернулся и не начал орков похабных лепить и корзиночки ими украшать.

Старый эльф как-то припёрся к Баффи, поставил перед ним на стол сладости-гадости и грозно потряс руками:

— Только на твоего Раффи думаю.

— Тю, много орков в городе водится, — отмахнулся Баффи, попробовал корзиночку, надо сказать, она удалась на славу.

— Он к нам в лавку ходил, а потом исчез, а мой Элио покой потерял, чуть нее взвыл старик-эльф.

— Ну, бывает, — пожал плечами Баффи. — Дело молодое, пусть сами разбираются.

— Прошу тебя, как друга, — вспыхнул старый эльф, того гляди лопнет от злости. — Пусть Раффи мальчика в покое оставит.

— Ну, хорошо, — согласился Баффи, поглаживая куцые усы.

Не прошло и недели, вернулся старый эльф, сладостей принёс и опять разговор про Раффи завёл.

— Когда же твой сын из города-то вернётся?

— Да как снег выпадет, — Баффи налил крепкого чая, достал кулёк с лесными орехами.

— Прошу тебя, как друга, — старый эльф хлебнул чай и обжёг губы кипятком. — Пусть Раффи в гости к Элио придёт, а то сил моих больше смотреть на него нет. Ничего толком не ест, ходит по дому тенью и горестно вздыхает.

— Ну, хорошо, — согласился орк, поглаживая куцые усы.

Баффи хохотнул, припомнив визиты друга, а потом встряхнул штаны мелкого Олафа, вроде хорошо заштопал.

— Хочешь, сынок, я со старым эльфом поговорю?

— А с чего ты решил, что это Элио из лавки со сладоястями?! — перепугался не на шутку Раффи, вскочил с табурета и рот разинул от удивления.

— Тю, — ответил батя. — Тут к гадалке не ходи, глянь на мятных орков, что он печёт. Уж больно на тебя они похожи.

— Не надо, — Раффи смутился, зелёная кожа побагровела. — Сам разберусь.

— Ну как, знаешь, — не стал настаивать батя.

 

Зима всё расставила по местам. С первым снегом братья и батя отстали от Раффи, переключившись на малого Олафа. Орк вздохнул свободно, память о сладострастном эльфике чутка померкла, но червячок под сердцем остался. Раффи вместе с друзьями начал выбираться из лесу в поселение, где вовсю готовились к празднику.

Набравшись смелости, орк отважился пройти мимо лавки со сладостями, откуда невыносимо восхитительно пахло ванилью и корицей. Раффи принюхался, нахлынули воспоминания о стонущем от удовольствия эльфике, и он остановился подле стеклянной витрины. На круглых тарелках, поставленных на крутящиеся ножки, были расставлены хрустящие корзинки с пирожными, в которых веселились маленькие зелёные орки.

— Твою мать! — выругался Раффи, не на шутку разозлившись, они, словно две капли воды, были похожи на него и лыбились во всю харю.

Он влетел в лавку, сжав кулаки, куртка расстегнулась, обнажив могучую грудь. Раффи шумно вздохнул, показывая эльфийке пальцем на корзиночки. Олли приветливо улыбнулась, железными щипчиками подхватила пирожное и положила в бумажный пакетик.

— С вас монетка, — весело прощебетала девушка. — Будьте уверены, попробовав раз, обязательно вернётесь за добавкой. Элио нынче расстарался. В прошлый раз он гномиков лепил, а теперь за орков взялся. Они очень вкусные, мятные. Брат допоздна трудился.

Раффи смущённо положил на прилавок монетку, сгрёб пакетик и поспешно свалил из лавки.

— Приходите к нам ещё! — крикнула вдогонку Олли.

Орк дошёл до базарной площади, где друзья резвились на катке вместе с эльфийками, присел на скамье и достал пирожное. «Вот же не повезло-то как», — пригорюнился Раффи и отправил корзиночку в рот. Ванильно-мятный крем вызвал в памяти образ красивого и любимого до дрожи Элио. Обнажённый эльфик лежал на широкой груди орка, сладко посапывая. Длинные волосы разметались по спине. Раффи понял, что пропал. Он глянул с грустью на хохочущих друзей, развернулся и потопал к лавке со сладостями.

На выходе с базарной площади припозднился продавец побрякушек. Он держал в руках палку с навешанным на верёвочках товаром, на ней болтались смешные феи с прозрачными крылышками, крутили юбчонками девчата, держа в малюсеньких ручонках звёздочки. Взгляд Раффи зацепился за малыша эльфика, приколотого на алое сердце. Продавец тряхнул палкой и простуженным басом заговорил с орком:

— Покупай за монетку украшение на ёлку! Смотри, как блестит!

Раффи цокнул языком, почесал макушку, выудил монетку и купил эльфёнка на сердечке. Не с пустыми же руками в гости идти! Может, он и орк дубоголовый, но наставления матушки Вико даром не пропали.

На улице быстро стемнело, что было на руку орку, прятавшемуся в тени бакалейной лавки. Он ходил взад-вперёд, затаптывая снег, и поглядывая на противоположную сторону, где яркими огнями светилась стеклянная витрина с мятными орками. Двери беспрестанно хлопали, позвякивал медный колокольчик. Олли докладывала корзиночки на крутящиеся подставки, из трубы валил дым, и невыносимо пахло ванилью. Раффи скрипел зубами, сморкался в платок и ждал.

Наконец, Олли погасила лампочки на витрине и вышла в шубке на улицу. Орк сглотнул слюну, привстал на цыпочки, выглядывая из-за угла бакалейной лавки. Эльфийка прикрыла дверь, но на ключ закрывать не стала, вызвав вздох облегчения у замёрзшего Раффи. Дождавшись, когда девушка скроется в конце улицы, орк тайком пробрался в лавку, предусмотрительно сняв колокольчик с цепочки. Дверь в пекарню была приоткрыта, жёлтая полоса света падала на пол, в ней иногда проскальзывала тень. Раффи стряхнул налипший на сапоги снег, старательно вытер ноги о коврик. Руки предательски задрожали, колокольчик звонко звякнул в его пальцах. Орк от неожиданности смял его ладонью, словно бумажку. Он тяжко вздохнул, вытер ладонью пот со лба и глянул через витрину на улицу: «Пока не поздно, надо валить отсюда». До носа долетел аромат ванили.

Раффи положил треклятый колокольчик на стойку, скрипя половицами, притопал к пекарне. В паху появилось жгучее желание, сердце гулко забилось в груди. Орк, ругая себя за нерешительность, распахнул дверь и вошёл, жмурясь от яркого света. Эльфик гостя не заметил, стоял, склонившись над столом так, что торчали острые лопатки. Длинные волосы были собраны резинкой на макушке, одна прядь выбилась и щекотала шею. Элио кисточкой обмазывал мятных орков сладким сиропом, высунув от усердия язычок, на коричневом фартуке виднелись следы муки. Орк невольно залюбовался парнем, чувствуя, как разгорается внутри него пламя страсти.

Элио покончил с пирожными, выпрямился и потянулся, разминая затёкшие мышцы. Он скинул фартук и повернулся к Раффи, замерев от неожиданности. Орк стянул с головы вязаную шапочку, ощущая, как горят уши, а затем вытащил из кармана ёлочное украшение и протянул эльфику.

— Вот, решил в гости заглянуть, — Раффи давно себя не чувствовал полным идиотом, распинаясь перед эльфом, а тот даже острым ухом не повёл, продолжая глазеть на орка. — Вкусные пирожные.

Элио скромно потупил взор, спрятав руки за спину, будто боясь приблизиться к гостю и принять подарок. Раффи разозлился, а злость, как известно, придаёт силы, подошёл к эльфику, схватил за руку и вложил в раскрытую ладонь ёлочное украшение. Элио зарделся, как маков цвет. Орк втянул носом воздух, от парня так сладостно пахло ванилью. «Ну, что мне с ним делать»?! — Раффи притянул к себе эльфика и жарко поцеловал в шею.

Орк скинул шубу на пол, туда же отправилась и рубашка парня. Раффи стащил резинку с волос, и они рассыпались по обнажённым плечам. Ухмыльнувшись, орк провёл пальцем по губам эльфика, заставив того вздрогнуть от ласкового прикосновения. Раффи убрал длинные волосы с плеч, провёл ладонью по груди, а потом нежно сжал сосок парня. Элио так и стоял, понурив голову. Орк опустил горячую ладонь на впалый живот парня, а потом скользнул по телу к паху.

Эльфик схватил орка за запястье, уткнулся лицом в грудь незваного гостя, прикоснувшись губами к коже. Раффи погладил парня по длинным волосам, нагнулся и прикусил мочку уха, заставив Элио застонать. Он приподнял парня и усадил на стол, их лица оказались на одном уровне, и эльфик не мог больше прятать свой взгляд. Раффи развёл ноги парня, прижался к нему, чувствуя, как сердце гулко бьётся в груди от счастья. Элио опёрся локтями о стол, подставив жадному взору грудь. Орк лизнул нижнюю губу, перешёл на шею, поиграл язычком с сосками, и пока Элио не заметил, распустил завязки на штанах парня. Одно ловкое движение, и обнажённый эльф предстал перед ним во всей красе. Элио попытался стыдливо прикрыться ладонями, Раффи, усмехнувшись, завёл руки за спину парня. Поцеловав острую ключицу, прошептал на ухо:

— Раньше надо было меня выгонять, а теперь поздно трепыхаться.

Белая кожа раскраснелась от жарких поцелуев орка, и эльфик, закусив нижнюю губу, тихо постанывал от удовольствия. Раффи сжал твёрдый член парня, надавил пальцем на головку, заставив Элио выгнуться ему навстречу. Он медленно водил ладонью по члену, свободной рукой схватив эльфика за длинные волосы. Элио размяк от ласк и позволил уложить себя на спину. Орк приподнял парня за попку, раздвинул ягодицы и протиснул указательный палец в розовую дырочку. Эльф замер нас столе, а Раффи продолжил играть с ним, просунув второй палец. Орк начал медленно растягивать тугую дырочку, успевая дразнить кончиком языка набухшие соски парня.

— Я больше не могу! — взмолился Элио и подался вперёд, насаживаясь на пальцы Раффи.

Орк скинул штаны, примостил ноги эльфа на своих плечах и вонзился в него с тихим рычанием. Элио, застонав во весь голос, двинул бёдрами навстречу орку. Раффи крепко сжал ноги парня и начал проникать ещё глубже. Эльфик с громкими стонами насаживался на член орка, позвякивали баночки со специями на столе, от дикого удовольствия рычал Раффи, а ёлочное украшение блестело поверх одежды на полу. Орк дёрнулся и излился внутрь любимого эльфика. Элио раскинул руки в стороны, сжимая ягодицами его член.

Орк через мгновение спустил Элио со стола, накинул на него рубаху, а то вдруг простудится. Эльфик прижался к Раффи и привычно уткнулся носом в шею. Орк довольно улыбнулся и погладил по длинным волосам.

— Почему перед отъездом не пришёл? — задал Раффи, мучавший его вопрос, а сам плотно сжал губы, приготовившись услышать любой ответ.

— Приходил, — тяжко вздохнул эльф, прикусил кожу на шее, лизнув языком. — Твой друг не пустил.

— Нет у меня друзей, — насупился Раффи, вдруг до него дошло, кого Элио в виду имеет. — Мутазлоф, что ли?

— Он самый, — горько усмехнулся эльфик.

— Я к тебе в лавку ходил, — признался орк, крепко обняв любимого. — Ты весёлый был, я и не зашёл. Подумал, лишним буду.

— Ну, и дурак! — огрызнулся Элио.

Раффи отвесил подзатыльник эльфику, тот отпрянул и обиженно надул губки.

— Мог бы утром прийти, — разъярился орк, схватил Элио за подбородок.

— Приходил! — звонко выкрикнул эльф. — Мутазлоф сказал, что ты на работу ушёл.

Раффи рассмеялся, вспомнив себя подле лавки со сладостями тем злополучным утром. Сгрёб Элио в охапку и крепко поцеловал. «Теперь ты от меня никуда не денешься», — подумал он, вновь стягивая рубаху с эльфика.

 

Глава 4

 

Раффи надел нарядную рубаху, расшитую грозными орочьими письменами, покрутился перед зеркалом и почесал выбритый подбородок. Матушка Вико, к которой он успел наведаться перед ночью новогодних гуляний, постригла отросшие волосы и набила татуировку на запястье — розу с шипами и надписью на эльфийском «любовь на веки вечные». Раффи достал крохотный флакончик с благовониями, обильно плеснул на ладонь и похлопал по щекам. Вроде всё в порядке. Конечно, не первый красавец во всём поселении, но и не последний орк на деревне.

Мелкий Олаф ворвался ураганом в комнату, заскочил на кровать и радостно запрыгал. Раффи заправил рубаху в штаны и направился к выходу.

— Я с тобой! — завизжал братик.

— Ты с батей останешься, мелкий ещё ночью на гульки бегать, — нравоучительно ответил Раффи.

— Он разрешил, — Олаф показал язык и первым выбежал из комнаты.

Раффи заглянул на кухню, батя сидел у печи, приложив куль со льдом ко лбу. Вчера они с закадычным другом Мутазлофом решили брагу попробовать, залитую в бочки с весны. Что и говорить, она удалась на славу, а вот старые орки оказались слабоваты.

— Батя, чё мелкий ко мне прицепился? — обиженно промолвил Раффи.

— Ну, возьми его с собой на ёлку, а то пришибу ненароком, — жалобно отозвался батя, не поворачивая головы.

Раффи тяжко вздохнул, но деваться было некуда, пришлось на базарную площадь вместе с Олафом тащиться.

 

 

Элио с раннего утра замучил домочадцев сборами. Олли десять раз утюжила шёлковую рубашку, а он всё новые и новые складки находил.

— Какая разница, — разозлилась сестра. — Под шубой всё равно сомнётся.

Эльфик забрал многострадальную рубашку и закрылся в комнате. Старый эльф оторвался от трубки, которую чистил, поднялся и пошёл проведать сына. Приоткрыл дверь, а тот перед зеркалом крутится, длинные волосы расчёсывает и духами пшикается. Отец закрыл дверь и по-тихому ушёл.

— Папа, можно я с подружками рассвет встречать пойду? — Олли пристроилась рядом, задумчиво накручивая локон на указательный палец.

— Конечно, иди, — старый эльф почесал за ухом. — Только вторую шубку не забудь одеть, а то замёрзнешь.

— Я тоже с ночёвкой к друзьям, — встрял в разговор Элио, бесшумно подкравшийся к сестре и отцу.

— Чего надумал? — встревожился старый эльф.

— А почему ей всё можно, а мне нет? — насупился Элио.

— Ой, идите куда глаза глядят. Я спать лягу и дверь закрою, чтоб не будили! — разозлился старый эльф и махнул на своих детей рукой.

 

 

Раффи чинно шёл по лесной тропинке, рядом диким оленёнком скакал Олаф. Орк боролся с искушением, привязать надоедливого брата к дереву и смотаться на гулянья. Мелкий, довольный что ему, наконец-то, разрешили праздновать как взрослому, веселился от души.

— Раффи, а Раффи, — пристал он к брату. — А ты мне леденец на полочке купишь?

— Куплю, — пробурчал орк.

— Раффи, а Раффи, а ты мне сахарную вату купишь? — не унимался мелкий братец.

— Угу, — грозно проворчал орк.

— Раффи, а Раффи…

Орк схватил мелкого Олафа за шкирку, встряхнул для порядку и прорычал:

— Чего ещё купить?

— Да мне леденца хватит, — заулыбался братишка, болтая ногами в воздухе.

Раффи поставил мелкого на землю, поправил шубку и шапочку с огромным бубончиком. Две минуты Олаф шёл спокойно, но на большее его не хватило, и мелкий засранец вприпрыжку обогнал брата и понёсся вперёд.

На базарной площади собралась половина жителей поселения. Играла гармонь, звенели бубенцы на танцорах, народ веселился, водя хоровод около наряженной ёлки. Раффи глянул на брата, тяжко вздохнул и отправился за леденцом. И только они подошли к торговцам, как орк краем глаза заметил эльфов, покупающих сахарную вату чуть поодаль. Послышался звонкий смех Элио, и в груди у Раффи радостно защемило. Олаф, как назло, никак не мог выбрать треклятый леденец. То этот мал, то тот кривой, то третий с трещинкой. Раффи сжал плечо мелкого, наклонился и прошипел:

— Бери красный или останешься без сладостей.

— Ага, — вскрикнул Олаф, напугав продавца. — Красный давайте!

Раффи сунул пареньку монетку, и они с братом уселись на лавочку перед катком.

— Ой, смотри! — мелкий потянул орка за рукав. — Это же наш Рутти с какой-то девчонкой катается.

Раффи посмотреть-то посмотрел, но в совершенно другую сторону, туда, где резвились эльфы. Неугомонный Элио прокатился перед орком. Шапочка съехала набок, длинные волосы выбились и распушились по спине. Олаф облизывал леденец так, что язык покраснел. Раффи тяжко вздохнул: «Ну, и ночка».

— Ой, смотри, тощий на задницу шмякнулся! — рассмеялся мелкий.

Орк глянул, Элио сидел на льду, а дружки помогали ему подняться. Раффи вскочил с лавки, Олаф вцепился в руку:

— Ту куда? Я с тобой.

Раффи молча сел обратно. Братья вовсю веселились, а он никак не мог от мелкого отвязаться. Элио крутился рядом, но близко не подходил, дразня орка издали.

— Я за пряником сбегаю, а ты тут посиди, — нашёл выход из трудного положения Раффи. — Если что, Рутти крикнешь.

— Только недолго, — попросил мелкий.

— Ага, — Раффи быстрым шагом направился к продавцам, глянул через плечо, Олаф отвлёкся на старших братьев, и он спокойно свернул за угол.

Орк сделал два шага, как перед ним появился Элио с недовольным лицом.

— Чего с мелким припёрся? — эльфик ткнулся носом в шею орка.

— Да так получилось, — Раффи поправил растрёпанные волосы, огляделся по сторонам.

Убедившись, что никто за ними не наблюдает, сгрёб эльфа и поцеловал. Элио задрожал, руки орка скользнули под шубку. Раффи забрался в штаны эльфа, сжал ягодицы, надавил пальцем на розовую дырочку. Элио застонал, отзываясь на ласку, потёрся пахом о бедро орка.

— Тише ты, — прошептал Раффи и прикусил мочку уха эльфа.

Элио плотнее прижался, позволив орку пальцем проникнуть глубже в себя.

— Раффи! — послышался требовательный голосок Олафа. — Раффи, ты где?

Орк оторвался от эльфика, жарко лизнул в губы напоследок и направился к мелкому, тяжко вздыхая и мысленно проклиная всех на свете.

— Раффи, я замёрз, — Олаф увидел брата и подбежал к нему.

— Попрыгай, — недовольно предложил орк.

Мимо них прошёл Элио, щёки эльфика раскраснелись от мороза. Парень игриво подмигнул орку и скрылся в толпе.

— Раффи, я домой хочу, — заканючил брат под боком.

— Мы же ещё сахарную вату не попробовали?! — рыкнул орк и потащил мелкого за собой.

— Я не хочу, — заупрямился Олаф.

— Давай, медовухи хлебнём, — Раффи уж и позабыл, что мелкому ещё рано такое пробовать.

— А батя не заругается? — смущённо прошептал Олаф.

— Ну, если ты ему не скажешь, он ничего и не узнает, — тяжко вздохнул орк, выискивая в толпе эльфика.

Это была плохая идея, Раффи понял, когда увидел, как ноги мелкого разъезжаются на снегу. Он взвалил Олафа на плечо и потопал, позади них раздавались весёлые голоса, народ праздновал, а орк возвращался домой. Около крыльца их встретил Мутазлоф, он еле дотащил десятилитровый бутыль и не мог его поднять по ступенькам.

— Как ты вовремя, — обрадовался старый орк, подозрительно взглянул на Олафа, болтающегося на плече у Раффи.

— Подустал мелкий, — и чтобы избавить себя от лишних вопросов, свободной рукой подхватил бутыль и скрылся в доме.

Мутазлоф еле поспевал за ним. Раффи поставил брагу перед порогом кухни, а сам понёс Олафа в комнату. Вытряхнул мелкого из куртки, укрыл одеялом и потушил лампу. Он хотел отправиться спать, но с кухни его позвал батя:

— Сынок, поди с нами чутка посиди.

Раффи нехотя притопал к старым оркам. Сел на лавке ближе к выходу, чтобы при первой возможности слинять. Батя разлил хмельную брагу по кружкам, мелко порубил тесаком колбасу, вытряхнул из банки солёные огурцы на тарелку — новогодний пир готов. Мутазлоф первым схватился за кружку, сдул пену и произнёс тост:

— За крепкую дружбу орков!

Они стукнулись кружками, Раффи хлебнул, в горле запершило, и он закашлялся.

— Тю, — батя хлопнул по стене, пододвинул банку. — Хлебни эльфийского рассолу.

Они с Мутазлофом дружно засмеялись, заставив Раффи густо покраснеть. Батя налил по второй:

— За урожайный год!

Орки выпили, закусили колбасой.

— Баффи, правду говорят, что твой старший Рутти красивую орчиху подцепил?

— Тю, — батя погладил куцые усы. — Конечно, правда. По весне свадебку сыграем.

— А чего торопиться? — орки любили по осени гулянья устраивать и молодых знакомить.

— А чего тянуть? — батя разлил по третьей. — За любовь!

Раффи подустал от гуляний и возлияний браги, дождавшись окончания празднования, отправился спать. Взбил кулаком подушку, устроился удобней на кровати и блаженно закрыл глаза, проваливаясь в сладкий сон. Стук в окно заставил орка недоумённо встрепенуться. Он с горьким вздохом поднялся и поплёлся открывать, заготовив для мелкого братишки Олафа кулак. Раффи распахнул окно, замахнулся и замер на месте, снизу на него смотрел улыбающийся эльфик. Длинные волосы скрывались под шапочкой с помпоном. Раффи перегнулся через подоконник, схватил Элио за лисий воротник и втянул в спальню.

Эльфик, едва ноги коснулись пола, прильнул к орку, уткнувшись холодным носом в шею. Раффи захлопнул окно, ругнувшись про себя, что звук вышел чересчур громким и мог привлечь внимание братьев. Он тяжко вздохнул, стащил с незваного гостя сапожки, а в коридоре послышалось шлёпанье босых ног. Раффи закинул под кровать обувку и куртку эльфа, а его самого толкнул на постель. Только он натянул одеяло до подбородка, как открылась дверь, и в комнату вошёл мелкий Олаф. Брага из него выветрилась, и братец проснулся, попутав день с ночью. Олаф сел в ногах орка и печально вздохнул:

— Раффи, ты пойдёшь завтра со мной на ледяных горках кататься?

— Угу, — выдохнул орк, чувствуя, как тонкие пальцы эльфика смыкаются на члене.

Неугомонный Элио нашёл сосок орка и обхватил губами посасывая. Раффи только и смог, что сжать эльфа под одеялом, не привлекая внимания Олафа.

— Мы будем кататься допоздна? — братишка с надеждой посмотрел на орка, надув губы.

Раффи вытащил ногу из-под одеяла и отвесил пинок Олафу, тот кубарем свалился с кровати.

— Иди спать! — рявкнул орк, губы эльфа перестали терзать сосок и спустились на рёбра, язычок прошёлся по животу и ещё ниже.

— Дурак! — обиделся Олаф и выскочил в коридор.

Раффи застонал от удовольствия, дверь приоткрылась и показалась взлохмаченная голова братишки.

— Катание на санках в силе?

— Сгинь! — зарычал Раффи, а горячий язычок эльфа прикоснулся к набухшей головке члена.

Дверь закрылась, орк запустил руку под одеяло, погладил эльфика по голове, позволив тому взять член в рот. Раффи закрыл глаза, отдаваясь сладостному чувству, как дверь вновь распахнулась, и в спальню вошёл старший брат Рутти и зычным голосом спросил:

— Батя бутыль браги с подвала поднял, что на твою свадьбу с осени заготовил.

— Я не буду пить, — глухо ответил Раффи, притворяясь спящим.

— Обиделся, что девственником обозвали? — засмеялся Рутти, они с братьями на новогодних гуляньях подтрунивали над Раффи, выглядывавшим Элио в толпе.

— Нет, — проворчал орк, подавляя стон разочарования, эльфик оставил в покое его член и выполз из-под одеяла, прислушиваясь острым ухом к разговору.

— Как хочешь, — Рутти развернулся и бросил через плечо: — нам больше достанется.

Раффи приподнял одеяло, Элио довольно лыбился, по-хозяйски положив руку на живот орка.

— Я думал, ты всем растрепал, — сказал шёпотом эльфик, подтянулся и лизнул в шею.

— Ещё чего, — насупился Раффи, но рука сама скользнула под вязаный зелёный свитер эльфа, погладила впалый живот и переместилась на грудь. Он сжал пальцами сосок, заставив Элио застонать.

— Я каждый день ждал, что орки поднимут меня на смех. Первые дни боялся на улицу выйти, — признался эльфик.

Раффи повернул Элио на спину, с жадностью впился в губы, задирая свитер. Эльфик выгнулся под ним, раздвинул ноги, позволяя рукам орка гулять по телу. Заскрипела дверь, жёлтая полоса света легла на пол. Раффи успел лечь боком, заслонив широкой спиной Элио, тот уткнулся лицом в подушку, острые лопатки вздрагивали от смеха. В спальню заглянул брат Джаффи, шумно принюхался и спросил:

— Ты сладости тайком жрёшь?

— Я сплю, — глухо просипел Раффи, скользнув рукой на попку эльфика, тот прогнулся в пояснице.

— А чего ванилью воняет? — не унимался Джаффи.

— Чего тебя надо?! — заорал Раффи, повернуться не успел, лишь услышал, как захлопнулась дверь.

Не в силах больше сдерживаться, орк стянул штаны с эльфика, раздвинул ягодицы и глубоко вонзился в него. Элио вскрикнул, подался вперёд, отстраняясь от орка. Раффи перехватил эльфа за талию, притянул к себе, прикусил мочку уха и прошептал:

— Прости, сладенький.

Орк подождал, пока он привыкнет к члену, а затем медленно начал двигаться, глубже проникая в эльфа. Элио застонал и перестал вырываться. Раффи прижал его к кровати, навалившись телом, просунул руку и принялся ласкать член эльфа, тот сразу же затвердел в его пальцах. Элио уткнулся лицом в подушку, насаживаясь попкой на член орка. Раффи зарычал и прикусил в порыве страсти шею эльфа. Элио дёрнулся и излился в ладонь орка. Длинные волосы разметались по подушке, скрывая лицо. Раффи вошёл так глубоко, как смог, и кончил в эльфика.

Он лёг на спину рядом с Элио, прикрыл обоих одеялом, надеясь, что братья больше не запрутся в спальню. Эльфик с благодарностью прижался к нему, не в силах пошевелиться. Раффи нащупал ладонью голую попку паренька, стиснул её и провалился в сладкий сон.

 

 

Элио проснулся под утро, орк безмятежно спал, раскинув руки. Одеяло сползло с широкой груди. На улице разгулялась метель, она кружила и швыряла снег в окно. Эльф прижался к горячему боку орка, подтянул его ладонь между своих ног и потёрся членом. Рядом с Раффи на него всегда накатывало жгучее желание. Элио лизнул сосок орка, спустился ниже, оставив мокрую дорожку на груди и животе. Обхватил губами член Раффи и задвигал головой. Орк застонал во сне, подаваясь навстречу эльфу.

Элио лёг поверх Раффи и принялся ёрзать. Через минуту-другую орк всё-таки проснулся и погладил эльфа по длинным волосам. Элио поднял голову, уперев острый подбородок в грудь Раффи.

— Чего не спишь? — сонно пробормотал орк.

— Ты загадал желание на Новый год?

Раффи припомнил, как на пятой кружке браги привиделся ему за столом эльф, аж в паху горячо стало от нахлынувшего желания. Тогда-то он и подумал, что после свадьбы брата надо бы и ему к Элио посвататься. Как батя сказал, мол, чего тянуть-то.

— Да, — ухмыльнулся Раффи.

— Какое? — эльф скользнул бёдрами по телу орка, часто задышал от возбуждения.

— Если скажу, оно не исполнится, — Раффи перевернулся, и Элио оказался на спине под ним.

— Я тоже загадал, — эльф обвил руками шею орка.

Раффи прижал коленки Элио к его груди так, чтобы попка открылась взору, провёл членом по ложбинке между ягодиц, надавил головкой на анус.

— Скажешь, какое? — сдавленно прошептал орк.

Эльф облизнул губы и замотал головой. Раффи вошёл в него и замер.

— Скажешь?

Элио подался вперёд, но орк прижал его к кровати, не позволив сдвинуться с места.

— Хочу, чтобы мы всегда были вместе, — ответил в изнеможении эльф.

— Хорошее желание, — Раффи глубоко вошёл внутрь Элио, заставив громко застонать. — Мне оно нравится.

 

Глава 5

 

Орк Раффи тайком принёс в спальню стакан молока и печенье. Элио выполз из-под одеяла, смущённо улыбаясь, взял его и пригубил, над верхней губой появилась белая пенка. Раффи наклонился, поймал подбородок эльфа двумя пальцами и слизнул языком молоко.

— Может, останешься, переждёшь непогоду? — орк тревожно глянул в окно, метель не унималась, дальше руки ничего не было видно.

— Нет, — Элио попробовал откусить печенье, но чуть зуб себе не сломал. — Отец будет волноваться. Да и тебя не хочется подставлять.

— Я дверь закрою и скажу, что никого не хочу видеть, — Раффи забрался рукой под свитер эльфа и погладил плоский живот.

Элио засмеялся, вытянулся на кровати и зажмурился, подался вперёд, чтобы мозолистая ладонь орка легла на грудь. Раффи задрал свитер, губами сжал сосок и легонько потянул. Эльфик выгнулся, застонав от удовольствия. Раффи оторвался от груди и занялся губами Элио, проникая в рот языком. Орк приподнялся, поглядел на раскрасневшегося эльфа и улыбнулся.

— Не передумал? — Раффи завёл руку под ягодицы Элио, нежно погладил.

— Нет, — эльф выбрался из объятий орка. — Да не волнуйся ты так! Ну что со мной, может, случиться в лесу? Или боишься, что к другому орку на огонёк загляну.

За такие слова Элио получил подзатыльник. Раффи надулся, как мышь на крупу, и отвернулся лицом к стене.

— Ну, не злись, — эльфик поцеловал орка в шею. — Вот посватаешься ко мне весной, тогда никуда от тебя не буду уходить.

— До весны ещё дожить надо, — пробурчал Раффи.

— Мне, правда, пора возвращаться домой, — Элио оделся и выбрался в окно, как и пришёл.

Орк поднялся с кровати, выглянул. Эльф стоял под деревом, увидев Раффи, помахал рукой и скрылся в лесу. «Дурашка», — мысленно проводил любимого орк.

Раффи загрустил не на шутку. Полдня слонялся по дому и тяжко вздыхал, на расспросы не отвечал и от еды отказывался. Братья попрятались от Раффи, даже мелкий Олаф избегал попадаться ему на глаза. Батя сломался последним, подозвал сына:

— Надо старому эльфу мешок муки отнести. Сходишь в лавку со сладостями?

— Ага, — обрадовался орк.

Раффи мигом собрался, чуть шапку дома не забыл, вернулся за ней и потопал в поселение с мешком муки на плече. Метель замела тропинку, деревья тонули в снеге. «Раффи», — раздался звонкий голосок эльфа над самым ухом. Орк остановился и огляделся по сторонам. Метель протяжно взвыла и осыпала снег с ветки на Раффи. «Померещилось», — подумал орк и ускорил шаг, несмотря на тяжесть. Мысль о близкой встрече согревала душу.

Лавка со сладостями была закрыта. Раффи потоптался вокруг, сминая снег, ну не нести же обратно мешок с мукой. Собрав волю в кулак, двинулся к дому Элио, ноги тут же стали ватными, еле ими передвигал. Вроде и причина серьёзная, отец послал к старому эльфу, но Раффи чувствовал смущение. Он постучал костяшками пальцев в дверь. Долго никто не открывал. В окошке зажёгся свет и на крылечко вышел старый эльф, удивлённо присвистнув.

— Батя послал, — Раффи кивнул на мешок.

— Понятно, — старик попытался взять его и занести в дом, но даже с места не смог сдвинуть.

Орк одной рукой подхватил мешок и переступил порог.

— Куда поставить?

— Занеси, пожалуйста, на кухню.

Раффи выполнил просьбу, направился к выходу и замялся у двери, а потом тихонько спросил:

— Элио дома?

— Да ночует у своих дружков, — ответил старый эльф.

Орк нахмурился, но ничего не сказал, попрощался и вышел из дому. Спустился с крылечка, как к нему выбежала из тепла Олли.

— Постой, — окликнула она Раффи. — Элио у отца к друзьям отпросился, а сам никому не сказал, куда пойдёт. Они на катке ночью в разные стороны разошлись. У меня на сердце неспокойно. Ты знаешь, где брат?

Щёки окра предательски покраснели. Ветер растрепал волосы эльфийки, да насыпал пригоршню снега. Она прижала руки к груди и вопросительно смотрела на орка.

— Я поищу его, — Раффи ретировался за калитку.

Олли помахала ему рукой на прощанье и скрылась за дверью. Он направился домой. «И куда Элио запропастился»? — думал Раффи, а метель бушевала сильнее, гнула деревья, швыряла снег в лицо. На душе заскреблись крысы, острыми коготками царапая сердце. Орку стало так тоскливо, что хоть волком вой. Он похлопал ладонью себя по груди, прогоняя тревогу.

Орк вернулся домой, потопал на крыльце, стряхивая снег, невольно взгляд зацепился за окно спальни. Липкий страх пополз по спине, сдавил горло. «Заблудился»! — мысль обожгла изнутри, аж ладони на морозе вспотели. Раффи взял длинную палку и направился в лес. Элио явно не по тропинке пошёл, наверное, боялся на глаза оркам попасться. Доверившись своему чутью, двинулся, палкой прощупывая сугробы, Раффи добрался до середины тропки и слегка успокоился. Страх немного отпустил, позволил свободно дышать.

— Он, наверное, к друзьям пошёл, — пробурчал орк, порядком замёрзнув. — А я, как дурак, по лесу шастаю. Если б он потерялся, то эльфы бы всё поселение на уши подняли.

Впереди показались заборы, а за ними дома. Раффи облегчённо вздохнул, развернулся в обратную сторону, ступил пару шагов и обомлел. На ветке болталась шапочка эльфа. Он подошёл, снял её, покрутил в руках.

— Заблудился, глупый эльфик! — простонал Раффи, хватаясь за голову.

Он огляделся, прикидывая, куда Элио мог свернуть.

— Успокойся, — сказал орк сам себе, набрал в грудь морозного воздуха и закрыл глаза.

Раффи никого не чувствовал. Снежная пустота и ветер. Орочье чутьё не находило ничего живого в лесу, лишь метель без устали засыпала следы. Чу! Слабый отклик в сердце. Раффи сорвался с места и понёсся в том направлении. «Успеть бы», — встал ком в горле, а глаза защипало от мороза.

 

 

Элио возвращался домой через лес, с лица не сходила довольная улыбка. Он заметил дерево лишь тогда, когда ткнулся в него лбом. Перед глазами заплясали птички, в ушах зазвенело от их чириканья. Элио закружился на месте, споткнулся и упал в сугроб. Холод пополз по ногам, перекинулся на спину. «Раффи», — прошептал он, а метель с воем подхватило имя любимого и унесла прочь.

Эльф поднялся на ноги, шапка куда-то пропала. Он подул на пальцы, согревая их своим дыханием. Метель сбила эльфа с пути, обманула, увела от спасительной тропки вглубь леса. Элио долго шёл, не разбирая дороги. Желание остановиться брало верх. Эльф обессиленно упал в сугроб, поджал ноги до груди и закрыл глаза. Перед внутренним взором предстал улыбающийся орк.

 

 

Раффи нашёл Элио, засыпанного с головой снегом подле старой часовни, куда первый раз осенью приволок его. Орк приподнял любимого, встряхнул, тот бессильно запрокинул голову. Раффи втащил эльфика в часовню и принялся разводить костёр. Старые ветви и доски, нехотя, занялись огнём, а на алтарь сквозь дыру в крыше сыпал снег. Раффи скинул шубу и положил на неё Элио, снял с любимого одежду и начал растирать руками тело. Слабый стон вырвался из посиневших губ.

— Дыши, дурашка, — орк разделся сам, лёг рядом, согревая своим телом.

Костёр медленно разгорался, языки пламени жадно лизали доски. Раффи и Элио лежали на шубе орка, укрытые одеждой эльфа. Метель завывала за стенами часовни, казалось, время остановилось во всём белом свете. Орк прижал к себе эльфика и провалился в тревожный сон.

 

Эльф заворочался, тело ломило от боли. Он приподнялся на локтях и увидел спящего Раффи. Уткнулся носом в шею орка и замер, прислушиваясь к дыханию друга. На алтаре вырос сугроб, снежинки серебрились, доски потрескивали в костре. Орк во сне перевернулся на спину, раскидав руки. Элио заполз на Раффи и устало положил голову на широкую грудь.

 

Орку снились бегущие по снегу волки. Их глаза горели жёлтым огнём, они скалились и грозно рычали. Из-под мощных лап выбивались крупные снежинки. Вожак оттолкнулся от земли и кинулся на орка. Раффи закрылся руками, эльфик свалился с него на холодный пол.

— Сгинь, сгинь, — забормотал он спросонья.

Элио забрался с ногами на шубу, уткнувшись острыми коленками в рёбра орка.

— Раффи, проснись, — он потряс за плечо. — Давай же, просыпайся.

Орк открыл глаза, увидел эльфа и первым делом отвесил тому подзатыльник.

— За что?! — изумился Элио, приложив ладонь к ушибленному месту.

— Со мной будет всё в порядке, — передразнил его Раффи. — Я тебе говорил, переждать у меня метель?

— Ну, ничего же плохого не случилось, — эльфик прижался к груди орка и заискивающе улыбнулся.

— Конечно, — пробурчал Раффи. — А если бы я тебя не нашёл? Что тогда?

— Ну, отыскал же, — Элио поцеловал орка в щёку.

— Дурашка, — орк сменил гнев на милость, подхватил эльфа и усадил к себе на ноги.

Элио обвил руками шею друга, начал двигать бёдрами, распаляя Раффи.

— Узнаёшь это место? — спросил орк, заведя руки эльфа ему за спину и крепко перехватив запястья.

Элио огляделся по сторонам, выгнул спину, чтобы быть ближе к Раффи.

— Ты сюда меня притащил ночью, когда из дому выкрал, — улыбнулся эльфик.

— Запомнил место, — орк поцеловал эльфа в губы, свободной рукой скользнул в ложбинку между ягодиц. — Тебе ведь тогда понравилось? Правда?

— Я думал, ты не осмелишься, — Элио застонал, почувствовав палец в попке. — Ты был так озадачен, что не того принёс. Я не смог удержаться, хотел пошутить.

Раффи отпустил руки эльфа, приподнял за бёдра и насадил на свой член. Элио обхватил его ногами, длинные волосы сползли на лицо. Эльфик откинул голову, чтобы видеть глаза орка. Раффи приподнял его за талию, и Элио подхватил ритм, сам стал насаживаться на член. Орк погладил грудь эльфа, большим пальцем провёл по нижней губе. Элио застонал, извиваясь телом.

Раффи уложил его на шубу, завёл одну ногу на плечо, а другу прижал ладонью к полу. Пальцы эльфа обхватили его запястье, он выгнулся, приподнимая попку навстречу члену орка. Раффи ускорил ритм, не давая Элиоу вырваться из объятий. Эльф громко вскрикнул, и они одновременно кончили.

Орк отдышался, встал и подкинул веток в костёр. Элио перевернулся на живот, любуясь орком.

— Как ты меня нашёл? — поинтересовался эльфик, размахивая ножками.

— Ты потерял шапочку, — орк присел рядом, обхватил руками колени.

Липкий страх отпустил Раффи, но воспоминание о поиске эльфа в заснеженном лесу ещё причиняло боль. Элио притих, глядя на огонь.

— Я испугался, что больше никогда тебя не увижу, — признался орк.

— Ты мне снился, — Элио присел рядом с Раффи, положил голову на плечо. — Будто берёшь меня на руки и баюкаешь, как маленького.

— Ты такой глупенький, — Раффи обнял эльфика и улыбнулся.

Орк затоптал костёр, и они с Элио покинули часовню. Эльф не хотел уходить, но Раффи опасался, что тот подхватит простуду и силком потащил его домой. Метель пошла на убыль, истратив запас злобы. Снег искрился серебром и хрустел под ногами. Орк заботливо держал эльфика за руку, чтобы тот не отстал. Они вышли к дому Элио. Орк постучал в дверь, придерживая эльфа рукой. Элио громко чихнул.

— Так и думал, что простудишься, — проворчал Раффи и вновь нетерпеливо стукнул кулаком.

— Кому там неймётся? — послышался изнутри дома грозный голос старого эльфа.

Дверь открылась. Орк поставил перед собой Элио, мол, вернул в целости и почти в сохранности. Старый эльф нахмурился, взглянул на сына, тот не удержался и опять чихнул.

— Где шлялся? — отец подпустил в голос строгости.

— Да ладно вам, — не выдержал Раффи и втолкнул их обоих в дом. — Как будто не знаете.

Олли, прятавшаяся за спиной отца, захихикала, прижимая ладонь ко рту. Орк стянул с Элио шапку и шубу, перекинул через плечо и струсил сапоги.

— Простудился он, — пояснил Раффи. — Куда положить?

— Я покажу, — Олли метнулась в комнату брата, следом за ней пошёл орк, неся эльфика на плече.

Раффи уложил Элио на кровать и печально вздохнул.

— Где вы нашли брата? — шёпотом спросила Олли, пока отец охал и ахал над сыном.

— У друзей, — закивал головой Раффи, краснея перед девушкой.

— Я так и поняла, — улыбнулась эльфийка.

— Ладно, мне пора, — орк смущённо попятился к двери.

Элио приподнялся на локтях, посмотрел на Раффи и жалобно спросил:

— Куда ты?

— Домой, — орк показал кулак эльфику, чтобы тот не устраивал истерику при родных, и скрылся за дверью.

Выйдя на крыльцо, Раффи облегчённо вздохнул. «Теперь можно с чистой совестью возвращаться домой и доедать батин пирог, — орк потопал в сторону леса. — Надеюсь, он не зачерствел».

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям