0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 3. Эр Лер. Телохранитель для принцессы (эл. книга) » Отрывок из книги «Эр Лер. Телохранитель для принцессы»

Отрывок из книги «Лабиринты любви. Эр Лер. Телохранитель для принцессы (#3)»

Автор: Мусникова Наталья

Исключительными правами на произведение «Лабиринты любви. Эр Лер. Телохранитель для принцессы (#3)» обладает автор — Мусникова Наталья Copyright © Мусникова Наталья

Пролог

В королевстве Андроден наступал новый день. Розовые лучи солнца, ещё только-только показавшегося на горизонте, словно отважные ратники рассекали ночную темноту, и она медленно уходила, а следом за ней и её верные служители спешили завершить мрачные дела и спрятаться в свои логова. Птицы покидали гнёзда и садились на ветки, чтобы приветствовать приход солнца утренними песнями, цветы доверчиво раскрывали свои душистые венчики навстречу теплу и свету, наполняя воздух нежными ароматами. Королевский замок в розовом свете зари выглядел особенно воздушным и умиротворённым, пока из одного его узкого стрельчатого окна взрывом не вышибло стёкла. Стоящий на карауле стражник испуганно подпрыгнул и бросился было узнать, что произошло, но его грузный морщинистый напарник повелительно поднял ладонь:

- Погодь, не спеши. Небось, опять маги чего не то намагичили. Стой, я сейчас живо узнаю, чего там сделалось.

Поправив защищающий от тёмной магии амулет, который традиционно выдавался всем стоящим на карауле стражникам, мужчина медленно направился к окну, чуть приволакивая левую ногу. Из окошка медленно и величественно, словно королевская семья на прогулку, выплывали клубы сине-зелёного дыма.

«Ну точно, маги, - стражник неодобрительно покачал головой, - им дай волю, всю столицу своими энтими, как их, спериментами по воздуху развеют. Хорошо хоть, на королевскую семью магия не действует».

Подойдя к окну, мужчина разогнал клубы дыма и, брезгливо поморщившись, заглянул внутрь:

- Эй, маги-чародеи, чаво там у вас опять?

Из окошка выглянул тощий растрёпанный старик, чья борода была хаотично окрашена в синий цвет и дымилась.

- Опыты у нас, - недовольно ответил маг, вставая так, чтобы стражнику не было видно, что происходит в комнате. – Магические эксперименты.

- И не надоело вам? – заворчал стражник. – Кажин дён чё-нить взрываете, вам дай волю, вы весь замок по камешку разнесёте.

Маг что-то буркнул не шибко приветливое и поспешно юркнул обратно в комнату. Стражник от души плюнул на землю, помянул тихим словом всех магов и их чародейства и, подволакивая ногу, вернулся обратно.

- Ну, чего там? – спросил оставшийся в карауле молодой стражник, с жадным любопытством поглядывая в сторону теперь уже поредевших и посветлевших клубов дыма, поспешно вылетающих из окошка.

Его напарник устало махнул рукой:

- Ай, всё то же. Маги енти, чтоб им с тёмными оборотнями в глухом переулке встретиться, да простят меня светлые силы. Ты лучше, Арон, наших сменщиков не прозевай, чем на енти клубы таращиться.

- А чего ты так магов не любишь, Серен? – удивился Арон, возбуждённо переступая с ноги на ногу, словно застоявшийся в конюшне конь.

- А чаво мне их любить? - искренне удивился Серен. – Чай, не девки красные.

Арон помотал головой, усмехнулся:

- Девки среди них тоже есть. И даже красивые.

- Заколдованные, - убеждённо отрубил Серен. – Колдуны с помощью магии себе какое хошь лицо сделают, вот девки-магички и красивые. А сбрось с них начарованный облик, так такое страшилище под ним окажется, тёмный оборотень и тот жрать не захочет, побрезгует.

Арон опять переступил с ноги на ногу, стянул с головы шлем, вытер вспотевшее лицо, крякнул, а потом не утерпел, спросил со смешком:

- Дядька Серен, а правду говорят, что ты давеча медвянки перебрал, да магичку сначала по заду шлёпнул, а потом и вовсе под юбку полез, за что она тебя так молнией шарахнула, что ты охромел и все волосья на груди потерял?

- Да кабы только на груди, - недовольно проворчал стражник, поглубже надвигая на голову шлем. – Ты мне верь, парень, от ентих магов сплошные беды, так-то.

Арон не утерпел, заливисто расхохотался, но, услышав шаги за спиной, поспешно выпрямился и старательно насупился, стараясь казаться солиднее.

- По какому поводу веселье? – добродушно поинтересовался король Алонсо Эвер, подходя к стражникам.

Те старательно вытянулись, Серен втянул намечающийся животик, а Арон покраснел так отчаянно, что даже шея запылала.

- Мы… это… - более опытный стражник замялся, а потом решительно махнул рукой и коротко пересказал правителю недавний разговор.

Алонсо Эвер расхохотался так, что у него даже слёзы на глазах выступили. Стражники приободрились, расправили плечи, Серен даже стянул с головы шлем, демонстрируя своему другу и правителю абсолютно лысую, лишённую даже бровей и ресниц голову, чем вызвал новый взрыв хохота. Отсмеявшись и вытерев выступившие на глаза слёзы, правитель кашлянул, вспоминая цель своего визита к стражникам, а потом беззаботно, всё ещё посмеиваясь, спросил:

- Да, чуть не забыл, что тут за грохот был?

- А-а-а, - Серен пренебрежительно махнул рукой, - маги енти опять чародействовали в башне, да, видать, чавой-то не то намагичили, вот и рвануло.

Алонсо Эвер насторожился, нахмурился озабоченно:

- В какой башне?

Чётко уловив смену настроения правителя Андродена, стражники поспешно вытянулись, покрепче взялись за оружие, а Арон с поклоном указал на скалящееся осколками стёкол узкое окно:

- Вот тут, Ваше Величество. 

Король неодобрительно крякнул, нахмурился и широким шагом направился в сторону пострадавших от магических экспериментов покоев. Провожатый ему был не нужен, король прекрасно знал, что находится за выгнувшейся дугой от магического взрыва дверью. И из-за кого произошёл взрыв, тоже догадывался.

После требовательного стука по дверному косяку (стучать по самой двери король не рискнул, красочно представив себя погребённым под её обломками) в комнате раздалась какая-то торопливая возня, зазвучали непонятные слова, сопровождающиеся всё усиливающимся запахом корицы, а потом дверь волшебным образом распрямилась и приглашающе распахнулась. На пороге стоял Верховный маг Андродена, фрей Унок, и в волнении щипал свою пятнисто-синюю бороду. Увидев короля, маг окончательно смутился и поспешно поклонился, стараясь скрыть новый окрас своей бороды.

- Здравствуй, Унок, - Алонсо Эвер окинул старика внимательным взглядом, хмыкнул, - что это ты на старости лет решил волосы красить? Или дочка моя опять что-то не то намагичила?

- У принцессы Элеи ярко выраженные способности к созидательной магии, - уклончиво отозвался старик, старательно отводя взгляд.

- Унаследованные от матушки, - продолжил король слова своего давнего друга, которые слышал уже не первый год, - а ещё у неё унаследованная от меня устойчивость к магии, что существенно усложняет процесс изучения…

- Воплощения, - мягко поправил фрей Унок, теребя свою многострадальную бороду, - воплощения даже самых простых заклинаний. Теорию принцесса знает превосходно, а вот практика, увы, ей даётся слабо.

- Да и мрак с ней, с этой практикой, - махнул рукой Алонсо Эвер и повысил голос. – Слышишь, дочь, тебе говорю, заканчивай баловаться магией, ты уже не маленькая, в пору вошла, пора о своей семье задумываться да женихов выбирать.

- Но, папа, – принцесса Элея, растрепанная и в разодранном линялом платье, выскочила из комнаты, сердито сверкая большими фиалковыми глазами, - я не хочу замуж! Я хочу заниматься магией!

У короля затрепетали ноздри, что всегда было верным признаком сильного гнева:

- А я не позволю своей единственной дочери рисковать жизнью, проводя эти бессмысленные магические эксперименты! Эр Лер! Комары тебя заешь, Элея, куда ты своего телохранителя дела?!

Из комнаты, яростно шипя и сыпля искрами, выполз рыжий змей с широкой пепельной полосой на спине. Фрей Унок виновато сжался и с такой силой дёрнул за свою многострадальную бороду, что выдрал из неё внушительный клок, принцесса же, наоборот, уткнула кулачки в бока и воинственно вздёрнула подбородок:

- А он сам виноват, нечего было под руку лезть! 

- Значит так, - оглушительно рыкнул Алонсо Эвер и даже ногой притопнул, - слушай меня внимательно, повторять не буду: ты немедленно расколдуешь своего телохранителя и больше никогда, слышишь, никогда не будешь заниматься магией! Я запрещаю тебе и как отец, и как король! Всё ясно?!

У принцессы задрожали губки, а на глазах заблестели слёзы.

- Папа, - пролепетала девушка, но король не стал её слушать:

- Я спросил: всё ясно?!!

- Да, Ваше Величество, - фрей Унок низко поклонился, шлёпнув принцессу по спине, чтобы она не упрямилась и тоже склонилась в поклоне. – Как пожелаете.

- Тогда выполняйте, - Алонсо Эвер непреклонно сложил руки на груди. – Я жду, когда вы вернёте Эр Леру его человеческий облик, после чего запрёте эту всеми силами проклятую комнату и отдадите мне ключ.

Элея жалобно всхлипнула, но даже это проверенное средство не помогло, король был зол не на шутку.

- Да, Ваше Величество, - синебородый маг ещё раз низко поклонился, вынул из широкого рукава какой-то флакон и вылил его содержимое на змея. Раздавшееся в этот момент шипение даже самый благовоспитанный оптимист не смог бы принять за благодарность.

Сверкнула золотистая молния, в разные стороны брызнули разноцветные обжигающие искры, а змей стал стремительно увеличиваться в размерах, превращаясь в злющего, как дюжина тёмных магов, Эр Лера. Телохранитель благоразумно молчал, но его взгляд, устремлённый на принцессу, не сулил девушке ничего хорошего. Элея гордо выпятила подбородок и словно бы случайно шагнула поближе к отцу. Так, на всякий случай. Фрей Унок, воспользовавшись тем, что Элея отвлеклась на своего телохранителя, звучно щёлкнул пальцами, а потом поспешно выхватил из широкого рукава мятой драной длиннополой мантии тяжёлый ключ и поспешно закрыл дверь в магическую лабораторию. Принцесса сдавленно застонала, но, поймав суровый взгляд отца, поджала губы и насупилась.    

- Отлично, - король скупо улыбнулся дочери, - искренне надеюсь, что новообретённое благоразумие больше тебя не покинет.

- Да, Ваше Величество, - Элея присела в церемонном придворном реверансе. – Как Вам будет угодно.

- Мне угодно, чтобы моя красавица дочь сопроводила меня на завтрак, - Алонсо Эвер положил руку дочери себе на локоток, - и подарила мне свою лучезарную улыбку.

Принцесса с готовностью улыбнулась, взмахнула длинными, завивающимися кверху ресницами и прощебетала:

- Охотно, мой дражайший отец. Но раз я нахожусь рядом с Вами, может, опустим моего телохранителя? Я чувствую себя такой виноватой перед ним за то, что он стал жертвой моих магических экспериментов.

Король внимательно посмотрел на дочь, перевёл взгляд на насупленного Эр Лера и медленно кивнул:

- Пожалуй, ты действительно права. Эр Лер, сегодня можешь быть свободен. Отдохни немного от моей дочери и не держи на неё зла. Элея ещё сущий ребёнок, хоть и выглядит как взрослая девушка.

Элея досадливо наморщила точёный носик, но стоило отцу посмотреть на неё, как девушка поспешно растянула губы в беззаботной улыбке. Ещё больше сердить отца и настраивать его против себя в планы принцессы не входило.

Эр Лер дождался, пока король с дочуркой скроются за поворотом, и резко выдохнул, словно разом сбросил с плеч тяжёлую, гнетущую его к земле ношу. С каждым днём подопечная бесила его всё больше и больше, раздражая сущность оборотня и дразня магию огня.

«Так, мне срочно нужно развеяться, - подумал Эр Лер, с неудовольствием гася ладонью пляшущие на макушке язычки пламени, - пока я кого-нибудь не развеял».

Словно бы прочитав мысли телохранителя, в коридоре появился младший сын правителя Андродена, Клеон Эвер, светский бездельник и широко известный даже вне пределов столицы женолюбец.

- О, Лер, - лиловые глаза Клеона восторженно засияли, - как здорово, что я тебя встретил! К лади Юмане, что держит трактирчик на перекрёстке, приехали племянницы. Я думаю, девушкам первое время не обойтись без опытных проводников по столице, а кто лучше, чем мы с тобой, знает наш славный город!

Эр Лер задумчиво потеребил короткую щёгольскую бородку, которую особенно полюбил после того, как принцесса Элея во всеуслышание заявила, что терпеть не может бородатых мужчин.

- Ле-е-ер, - заканючил Клеон, который абсолютно не умел ждать и даже не помышлял учиться терпению, - ну пошли-и-и.

Телохранитель принцессы, будучи наполовину магом огня, а на вторую половину оборотнем, прекрасно знал лади Юману и её многочисленных, привозимых со всех сторон света «племянниц». Лер частенько навещал гостеприимную женщину и её красоток, но в отличие от принца Клеона подобные визиты не афишировал и на весь дворец о них не кричал.  Всё-таки не обычный страж, а телохранитель принцессы, нужно быть если и не безупречным, то хотя бы вполне достойным подобного звания.

- Ладно, пошли, - махнул рукой Лер, понимая, что иначе принц от него просто не отстанет, - спущу пар, а то даже искрить начал.

- Сестричка моя довела? – хихикнул Клеон, - она может. Такая зануда и моралистка, меня от неё вечно в сон клонит.

Лер кашлянул. Лично ему с принцессой Элеей было не до скуки.

***

Весь день Элея была просто воплощением благоразумия и послушания. После завтрака девушка три часа посвятила портнихе, которой было приказано пошить принцессе новые платья к визиту женихов, затем Элея со своим старшим братом присутствовали на открытии новой Академии целителей, потом пила чай с матушкой и обсуждала кандидатуры возможных претендентов на руку и сердце. Перед обедом старательно вышивала, вечером ездила верхом с отцом, а едва лишь часы на дворцовой площади пробили девять, как девушка пожелала всем доброй ночи, нежно обняла маму, поцеловала отца и отправилась к себе в покои. Только выпроводив всех служанок и тщательно закрыв дверь в спальню, Элея облегчённо вздохнула. Теперь, наконец-то, можно было заняться тем, что по-настоящему интересно: магическими экспериментами. Конечно, принцесса помнила, что наставник запер лабораторию на ключ, но никто в замке, даже фрей Унок, не знал, что у девушки есть своя собственная лаборатория. Совсем крошечная, но в том ритуале, что хотела провести Элея, размер комнаты роли не играл. Принцесса задумала провести обряд переселения души, который так ловко провёл ещё совсем мальчишкой фрей Алессандриэль, когда впитал в себя душу своего друга принца Гейбла. Разумеется, девушка не собиралась впитывать в себя чью-то душу, она просто хотела поменять местами души огненной бабочки и крылатой искрянки, которые уже неделю обитали в потайной лаборатории, дожидаясь своего часа.

Элея нажала на завитки орнамента, украшавшего массивное зеркало, и открыла вход в лабораторию. Раньше, при прежних правителях, тут была оборудована комната для свиданий, но принцессе была важнее наука, чем романтические страсти, а потому пожелтевшие от времени кружева и ставший рыхлым бархат решительно заменили практичные огнеупорные ткани, которыми принцесса лично застелила пол и завесила стены. Затем комната разжилась массивным старым столом, благодаря пронесённому в кармашке юбки специально созданному раствору, который был способен уменьшать всё, что угодно. Любимый стул девушка перетащила из своей комнаты, заявив родителям, что тот пришёл в негодность, и она его приказала выбросить. Конечно, было бы неплохо принести в лабораторию котелок, набор колб разных форм и размера, но Элея прекрасно понимала, что такие вещи просто так заполучить не удастся. Девушка уже решила, что она их попросит у фрея Унока в подарок на День рождения, и теперь буквально дни считала до того момента, когда уместно будет озвучить подобную просьбу. Ждать оставалось совсем чуть-чуть, всего каких-то пару месяцев.

Принцесса азартно потёрла руки и уже шагнула было в лабораторию, как вдруг сдавленно охнула и метнулась в спальню. Там, в ящике кокетливого столика, выполненного эльфийскими мастерами, хранилось подаренное старушкой какой-то неизвестной принцессе заклинание.

- Растяпа, - прошептала Элея, досадливо покачав головой, - самое главное, заклинание, чуть не оставила!

Принцесса быстро выхватила резко зашуршавший свиток, спрятала его на груди и прислушалась. В замке царила тишина. Элея осторожно выдохнула и быстрее ветра метнулась в свою лабораторию, хлопнула в ладоши, активируя там магический светильник, и тщательно закрыла дверь. Всё, теперь точно никто не помешает, можно начинать эксперимент. Девушка несколько нервно хихикнула, быстро заплела волосы в косу и спрятала под капюшон рабочего балахона, чтобы, упасите светлые силы, не перекрасить или не опалить светлые локоны во время магического ритуала. А то матушка, которая гордится волосами дочери, пожалуй, даже больше, чем собственными, придёт в ярость. Вспомнив о матушке, принцесса не сдержала виноватого вздоха: обманывать родителей не хотелось, но и отказываться от любимых экспериментов тоже не хотелось.

- Ладно, я проведу этот ритуал, а потом целый месяц не буду заниматься магией, - прошептала Элея и, успокоив себя подобным обещанием, дрожащими руками развернула свиток и чуть нахмурившись принялась разбирать полустёртые от времени буквы.

***

Эр Лер резко открыл глаза и уставился в низкий, с небрежно намалёванной яркой картинкой потолок, не понимая, что его разбудило. Может, лежащая под боком красотка, как её там, Аннель или Лизель, излишне резко шевельнулась или вообще захрапела во сне? Лер повернулся к девушке, доверчиво прижавшейся к его боку. Нет, спит тихо, лади Юмана прекрасно знает предпочтения своих постоянных клиентов и безошибочно подбирает им красоток. Тогда в чём же дело, почему внутренний зверь всё сильнее нервничает и порывается куда-то бежать?! Эр Лер досадливо тряхнул головой, приподнялся на локте и прикрыл глаза, чтобы лучше видеть огненные нити, связывающие его с теми, кого он считал своими родными и близкими. Бледно-розовую блёклую ниточку, ведущую к матери, оборотень-полукровка даже просматривать не стал, как и ещё одну, пепельно-голубую. Оборотня, с помощью которого Лер появился на свет, телохранитель принцессы своим отцом не считал и охотно порвал бы возникшую после их первой (и как надеялся Эр Лер единственной) встречи нить, но сам отец считал иначе и не терял надежды наладить отношения с сыном. Что поделать, упрямство присуще всем оборотням, это такой же характерный признак, как пепельный цвет волос. Как всегда при мысли о родителях Эр Лер раздражённо фыркнул, выпустив рой искр, и сердитым привычным жестом попытался спрятать широкую пепельную прядь среди копны ярко-рыжих, огненного цвета волос. Как обычно, упрямая прядь прятаться не пожелала, и маг огня решил её просто не замечать, сосредоточившись на поиске источника тревоги.

К огромному облегчению Эр Лера, в семье его лучшего друга Алекса всё было благополучно. Все три нити: Алекса, его супруги фрейа Лены и их рождённого месяц назад малыша сияли ярко и ровно, словно факелы в безветренной ночи. Лер быстро просмотрел остальные нити и озадаченно потёр лоб. Всё было хорошо, но проклятая тревога никак не хотела отпускать, наоборот, с каждой секундой становилась всё сильнее. Неужели Элея, воспользовавшись его отсутствием, решила чего-нибудь учудить? Несносная избалованная девчонка, уж поскорей бы отец пристроил её замуж, желательно в другое государство! Причём враждебное, ни к чему портить отношения с союзниками, да и нейтральные государства ничем не заслужили такой принцессы.

Лер сдавленно прошипел ругательство, которое привело бы в восторг самого Кривого Ягона, разбойника, известного не столько своими преступлениями, сколько умением виртуозно ругаться. Уходить от тёплой, готовой на всё красотки не хотелось, но проклятый волк никак не унимался, от его беспокойства даже магия огня стала выходить из-под контроля. Эр Лер прошипел ещё одно заковыристое ругательство и одним прыжком выскочил из постели. С завистью посмотрел на девицу, вольготно раскинувшуюся на ложе, а потом натянул повыше покрывало. Пусть спит в тепле, Лер уже давно заметил, что те, кто лишён магии огня, мёрзнут от любого сквознячка.

- Котик, ты куда? – хриплым со сна голосом протянула девица, когда Лер уже выходил из комнаты.

- Я не котик, - рыкнул Эр Лер, который хоть и не гордился своим папашей, но терпеть не мог, когда его, наполовину морского волка, называли котом.

- Пёсик, - с готовностью исправилась девица, приподнимаясь на ложе так, чтобы покрывало медленно скользило по телу, - мой игривый щеночек.

Лер выразительно сверкнул жёлтыми глазами, намекая, что девица переходит границы, и вышел из комнаты, плотно закрыв за собой дверь. Не успел телохранитель принцессы сделать и десяти шагов по коридору, как к нему из комнаты выплыла встревоженная лади Юмана, чей пёстрый халатик больше подчёркивал хозяйкины прелести нежели скрывал их.

- Фрей Эр Лер, – женщина чуть нахмурила изящные бровки, что всегда обозначало большое беспокойство, - почему Вы уходите так рано? Аннель была недостаточно хороша с Вами? Я могу привести другую девушку.

- Не стоит, - Лер отрицательно покачал головой хоть и не сдержал тоскливого вздоха, - мне пора.

Лади Юмана шагнула ближе и кокетливо провела пальчиком по груди оборотня:

- Неужели наш самый любимый гость завёл себе постоянную любовницу? Мои девочки будут безутешны!

- Меня зовёт служба, - Эр Лер не стал сопротивляться соблазну и крепко прижал к себе пискнувшую от неожиданности женщину, - дела служебные.

- В таком случае, возвращайтесь как можно скорее, - жарко прошептала лади Юмана, прижимаясь всем телом к Леру, - мы будем Вас ждать.

Безошибочное чутьё оборотня подсказывало Леру, что женщина лукавит, играет роль, но то, как она это делала, невольно заставляло поверить в искренность её слов.

- Разберусь с делами и вернусь, - Лер крепко поцеловал лади Юману, а потом решительно направился к выходу.

- Я буду рада видеть Вас своим гостем, - крикнула женщина, когда Лер покидал её гостеприимные владения.

Оказавшись на улице, Эр Лер с наслаждением вдохнул бодрящий прохладный воздух и, посмотрев на звёзды, недовольно поморщился. Наступала самая мерзопакостная пора, когда почтенные жители столицы уже спят, а весь сброд, наоборот, выползает на улицы в поисках лёгкой добычи. Оборотень досадливо сплюнул на землю, а потом сдернул с шеи амулет быстрого перемещения, разбил его о камни и решительно шагнул в появившуюся золотистую воронку. Миг, равный одному удару сердца, и вот уже телохранитель принцессы оказывается у дверей своей подопечной. После короткого разговора со стражником, стоящим на карауле у входа в покои Элеи, Лер присел на корточки, настраиваясь на поиск несносной девчонки. То, что принцесса заперлась в покоях, заявив, что собирается лечь спать, телохранителя не успокоило. Сказать можно что угодно, да и собираться и сделать - вещи разные. Эр Лер внимательно прислушался к своему зверю и недовольно покачал головой.

- Ну, что там? – боязливым шёпотом спросил стражник.

- Всё в порядке, спит, - рыкнул Лер, вовремя вспомнив, что причуды принцессы плохо сказываются на отношении ко всей королевской семье.

Стражник облегчённо улыбнулся и переступил с ноги на ногу, а телохранитель спокойным шагом никуда не спешащего человека дошёл до поворота, за которым быстро разбил ещё один амулет для перемещений и вскоре очутился в потайной лаборатории Элеи. Увидев появившегося словно из воздуха телохранителя, принцесса взвизгнула и уронила в стоящий на треноге котёл какую-то колбу, наполненную чем-то ярко-зелёным.

- Насколько я помню, король запретил Вам заниматься Вашими дурацкими экспериментами, - прорычал Лер, подходя к девушке и решительно хватая её за руку.

- Насколько я помню, это не вашего ума дело, - огрызнулась Элея, тщетно пытаясь вырваться.

- Моего, я твой телохранитель! – рявкнул Лер, выпустив рой обжигающих искорок.

- Да на кой мрак ты мне сдался?! – не осталась в долгу Элея. – Глаза бы мои тебя никогда не видели, полукровка несчастный!

Благополучно забытый во время этой перепалки котелок угрожающе забулькал, варево в нём сменило цвет с серо-голубого на тёмно малиновый и горячим фонтаном рвануло вверх.

- Ой, - испуганно пискнув, Элея прижалась к груди того самого телохранителя, с кем так яростно ругалась, - мамочки, что это?!

Лера же меньше всего волновал вопрос, во что в очередной раз влипла несносная девчонка, его больше беспокоило, как из этого выбраться живым и желательно не сильно увечным.

- Ложись, – крикнул Эр Лер, швыряя принцессу на пол и накрывая её собой, - котелок вот-вот взор…

Договорить он не успел, мощный взрыв потряс не только лабораторию, но и, казалось, весь замок, едкий дым заволок всё вокруг, выжигая воздух из лёгких. Лер сдавленно зарычал, ещё крепче прижал к себе Элею и потерял сознание.

Глава 1

Прогремевший в потайной лаборатории взрыв был таким сильным, что услышали его все обитатели замка без исключения, и каждый отреагировал на него по-своему, в зависимости от характера. Королева Розамунда Лилиана моментально вскочила с ложа и бросилась на шум, но её супруг, не терпящим возражений тоном, приказал жене остаться в спальне, а сам накинул на плечи плащ и уверенно направился в покои дочери. Старший сын королевской четы мрачно уставился в потолок, вопрошая небеса о том, когда уже, наконец, Элея выйдет замуж и переедет к супругу, желательно на другой край земли, а ещё лучше в другой мир. Фрей Унок, толком не проснувшись, скатился с постели, запутался в мантии, свернул стул, врезался в косяк двери, от боли завернул что-то магически-мудрёное, отчего в комнате разразилась самая настоящая гроза, и выбежал в коридор, где врезался в стражника.

- Ив-ва-ша, - рыкнул воин, но, увидев, кто перед ним, моментально покрылся испариной и испуганно хлопнул себя по губам.

- Что случилось? – выдохнул фрей Унок, благоразумно пропустив слова стражника мимо ушей. – Где рвануло? Я же запер лабораторию!

- Не могу знать, господин маг, - воин вытянулся в струнку. – Я совсем недавно сменился, только собрался обход делать, и тут ка-ак рванёт! Я думал, енто Вы свои сперименты ставите.

Фрей Унок обхватил голову руками и застонал:

- Элея, да что же ты… Да как же…

- Его Величество срочно требует фрея Унока в покои принцессы Элеи, - спокойно, словно объявлял о прибытии гостей на бал или выходе королевской семьи на прогулку, провозгласил личный камердинер короля, с невозмутимым видом появляясь в коридоре.

- Принцесса жива? – выдохнул маг, от волнения комкая длинную седую бороду.

Камердинер коротко кивнул и, не тратя больше времени на пустые, с его точки зрения, разговоры, повернулся и направился к своему господину, которому был предан душой и телом. Фрей Унок, путаясь в мантии и поминутно спотыкаясь и прихрамывая, бросился следом за ним.

Комната принцессы Элеи утопала в едком дыму. Фрей Унок поспешно щёлкнул пальцами, создавая воздушный кокон и бесстрашно бросился в разрушенные взрывом покои. Алонсо Эвер рванулся следом, но путь ему решительно перекрыли сразу несколько стражников.

- Пропустите! – рыкнул король, заставив воинов дрогнуть и испуганно оглянуться на камердинера, стоящего в задымлённом коридоре с таким же невозмутимым видом, как и у дверей бальной залы. – Пропустите, это приказ!

- Прошу простить мою невольную дерзость, Ваше Величество, - камердинер отвесил низкий поклон, - Вам лучше остаться здесь.

- Тебя забыл спросить, что мне лучше, - огрызнулся Алонсо Эвер, напряжённо всматриваясь в то, что осталось от входа в комнату дочери, - а как фрей Унок будет принцессу из комнаты выносить, ты не подумал?!

- С помощью магии, - слуга почтительно поклонился, помялся, а потом решительно закончил, - если же магия не поможет, то на руках вынесет. Осмелюсь заметить, принцесса Элея изящна, её лег…

Король властно взмахнул рукой, обрывая излишне осмелевшего камердинера и заметив какое-то движение в клубах дыма, решительно оттолкнул стражников и бросился к комнате дочери.

- Всё в порядке, Ваше Величество, - фрей Унок устало улыбнулся королю и передал ему с рук на руки безвольное тело принцессы, - они оба живы.

Король прижал к груди Элею, с нежностью всматриваясь в бледное, перепачканное лицо девушки и только услышав слабое дыхание дочери, запоздало удивился:

- А почему ты сказал они? Кто-то ещё был в комнате Элеи?

Маг звучно хлопнул в ладоши и из клубов дыма медленно выплыл окутанный желтовато-оранжевым коконом Эр Лер. Телохранитель принцессы тоже был без сознания, кожа на его левом виске была рассечена, волосы слиплись от крови.

- Как он оказался в покоях принцессы? – король, продолжая держать дочь на руках, шагнул к Эр Леру. – Я же лично отпустил его до утра.

Маг молча развёл руками.

- Ладно, это всё неважно, - Алонсо Эвер решительно тряхнул головой. – Позовите целителя в розовые покои, я дочь туда отнесу. Эр Лера доставьте к нему в комнату и тоже целителя позовите. А сюда зовите слуг, нужно сделать уборку и проветрить.

Не дожидаясь, когда его приказ начнут исполнять, Алонсо Эвер круто повернулся на каблуках и широким шагом направился к розовым покоям. Стражники низко поклонились правителю, а затем скрылись так поспешно, словно испарились подобно капелькам росы под лучами солнца. Фрей Унок устало потёр лоб, звучно хлопнул в ладоши, и Эр Лер исчез в россыпи золотистых искр.

***

Эр Лер

В сознание я приходил медленно, рывками, словно поднимался к поверхности со дна мутного вонючего водоёма. Страшно, до тошноты и красных кругов перед глазами болела голова, видимо именно поэтому я чувствовал себя оглохшим и потерявшим нюх. Я попытался пошевелиться, отчего в спину словно с размаху вогнали десяток ржавых зазубренных кинжалов. Пришлось прикусить губу, чтобы удержаться от крика, но стон, унизительно слабый и беспомощный, всё равно вырвался.

- Как ты, дитя моё? – услышал я над собой чей-то смутно знакомый, мягкий, полный сострадания голос.

Я с трудом разлепил пересохшие губы и прошелестел:

- Паршиво.

Мой собственный голос показался мне чужим, каким-то излишне слабым и тонким, словно писк придушенного птенца. Как у девчонки, честное слово!

Моих сухих губ коснулось что-то твёрдое и прохладное, я далеко не сразу сообразил, что мне к губам поднесли бокал.

- Попей, золотце, - прожурчал всё тот же голос, и я с жадностью стал глотать упоительно прохладную, чуть отдающую травами, приятно остужающую пересохшее, разъеденное дымом горло, воду.

Голос же всё не умолкал, звенел ручейком, обещающим отдых усталому путнику:

- Хвала светлым силам, сохранившим тебя в этом взрыве! Мы с отцом чуть не поседели, когда увидели тебя на руках фрея Унока.

Фрей Унок вынес меня на руках?! Век бы не подумал, что в этом почтенном седобородом старце прячется недюжинная сила!!! Как это часто бывает, удивление придало мне сил, и я смог разлепить опухшие от проклятого дыма веки. Перед глазами плавали какие-то багровые круги, но прищурившись я сумел разглядеть склонившуюся над моей кроватью женщину. Мама? Да нет, быть такого не может, она ведь далеко, да и после памятной встречи с папашей я совсем перестал с ней общаться, ссылаясь на занятость по службе. А если честно, то и не до меня ей теперь, ведь папаша, которого до прошлого года я считал героически погибшим, таки сделал её своей признанной парой.

Я сердито рыкнул и попытался приподняться на кровати, но первое же неосторожное движение пронзило меня такой резкой болью, что я сдавленно застонал и как подкошенный рухнул обратно. Женщина испуганно всплеснула руками и метнулась ко мне, причитая:

- Да разве можно тебе сейчас вставать?! И думать об этом забудь! Целитель сказал, до завтра точно полежать придётся.

Я не стал скрывать своего возмущения, ведь всем известно, этим целителям волю дай, они и здорового залечат, во цвете лет в могилу сведут:

- Целые сутки бревном поваленным лежать?! Да принцесса Элея за это время камня на камне от замка не оставит!

Тьфу, мрак, да что у меня с голосом-то? Пищу как девчонка, даже самому слушать противно. Вон и женщина как-то странно смотрит на меня, тоже, видимо, не в восторге от моего мышиного визга. Надо бы, кстати, как следует разглядеть мою спасительницу, чтобы знать, кого за исцеление благодарить.

- Что с тобой, дитя моё? – дама подошла вплотную к кровати, положила прохладную ладонь мне на лоб. – Ты меня пугаешь.

Я откашлялся, крепко протёр глаза, чтобы прогнать проклятые круги и вернуть себе не только нормальный голос, но и зрение. Ненавижу чувствовать себя беспомощным щенком, не способным за себя постоять!

- Тебе плохо? – не унималась женщина, и я отчётливо услышал слёзы в её нежном голосе. – Позвать целителя?

Я открыл глаза, и вымученная вежливая улыбка намертво примёрзла к губам. Передо мной стояла сама королева! Бледная от волнения, дрожащая, с мокрыми от слёз щеками. Силы света, неужели я не смог спасти эти противную девчонку? Неужели принцесса Элея погибла?!

- Ваше Величество, - пролепетал я, широко распахнутыми глазами глядя на женщину, - что Вы тут делаете?

Розамунда Лилиана растянула дрожащие губы в улыбке:

- А где же мне быть, как не у постели своей неугомонной дочурки?

Э-э-э, кто-нибудь что-нибудь понимает? Лично я нет.

- Ваше Величество, я Вас не понимаю.

Знаю, мой ответ прозвучал не очень вежливо, но мне сейчас не до дипломатических расшаркиваний. Голова кругом идёт, причём как в прямом, так и в переносном смысле слова, и нет ни малейшего желания разгадывать королевские загадки.

Розамунда Лилиана отчаянно побледнела и наклонилась надо мной, пристально всматриваясь мне в глаза:

- Девочка моя, что с тобой? Ты не узнаёшь меня?

Я нахмурился, пытаясь понять, почему королева называет меня своей девочкой. Насколько я помню, ничего женственного во мне не было: широкие плечи, густые рыжие с широкой пепельной прядью волосы, коротко обрезанные, чтобы не мешали в драке. Жёлтые хищные глаза, волевой подбородок, украшенный щёгольской бородкой, сильные руки, покрытые короткими жёсткими волосками. Нет даже намёка на мягкость и женственность, я весь как жилистый ремень, каким держат на привязи озверевших хищников, и они не могут сорваться. Так почему королева упорно называет меня девочкой? Может, её тоже во время взрыва контузило?

- Ваше Величество, - я тщательно подбирал слова, чтобы, сохраните светлые силы, не обидеть королеву, - я не понимаю, почему Вы называете меня девочкой.

Розамунда Лилиана звонко рассмеялась и нежно погладила меня по щеке:

- А как же мне тебя называть? Нравится это тебе или нет, Элея, но ты моя девочка. Моё золотце, мой непослушный солнечный цветочек.

Так, одно из двух: или королева сошла с ума, что неудивительно, учитывая, что её дочурка кого угодно разума лишит, или… У меня кровь застыла в жилах, а сердце замерло, готовясь к экстренной эвакуации в левую пятку. Я глубоко вздохнул, до крови прикусил губу, прогоняя накатывающую подобно морской волне панику, и негромко прошептал, холодея от каждого слова:

- Или я стал принцессой Элеей.

- Что? – королева с мягкой улыбкой наклонилась надо мной. – Что ты сказала?

Да я скорее сдохну, чем повторю!

Невероятным усилием воли я растянул губы в подобии улыбки и пролепетал:

- Всё в порядке Ва… э-э-э… матушка. Я только немного устал…а и хотела бы отдохнуть, если Вы не возражаете.

- Отдыхай, моя радость, - Розамунда Лилиана нежно поцеловала меня в лоб, опять погладила по щеке. - Я буду в соседней комнате. Если тебе что-то понадобится, сразу зови меня. Сладких снов, моё золотце.

Даже когда королева вышла из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь, я смог обуздать себя и сначала досчитал до тридцати, а лишь потом поднялся и подошёл к большому, от пола до потолка зеркалу. Хотя, если быть честным, то моя выдержка объяснялась вовсе не хладнокровием, а страхом. Да-да, мне было мучительно страшно, я отчаянно страшился отражения в зеркале и как только мог оттягивал момент истины.

- Мрак тебя заешь, Лер, - прошептал я, чтобы хоть немного подбодрить себя, - хватить трястись, словно овечий хвост!

Я чуть ли не за шиворот выволок себя из кровати, дошёл до зеркала и отважно взглянул в его таинственно поблёскивающую глубину. Ну вот, как говорит Алекс, что и требовалось доказать. В зеркале отражалась стройная хрупкая девушка, чьи растрёпанные насыщенного золотистого цвета волосы спускались ниже бёдер. Широко распахнутые большие фиолетовые глаза девицы смотрели тревожно и чуть испуганно. Я досадливо поморщился, зазеркальная красотка точно повторила мою гримаску. Тогда я медленно, с унаследованным от папаши-оборотня упрямством продолжая надеяться на чудо, коснулся подола кружевной до безобразия ночной рубашки, скрывавшей моё тело, и резким движением сорвал и отшвырнул её прочь. Отражавшаяся в зеркале девица в точности повторила мои действия, не промешкав ни мига. Я резко втянул воздух через плотно стиснутые зубы, удерживаясь от крика или рычания. Последняя робкая надежда погибла под рухнувшими на неё неопровержимыми доказательствами того, что девица из зеркала – это я сам. В результате всеми силами света проклятого эксперимента я превратился в принцессу Элею. Я запустил пальцы в густую, до отвращения шелковистую шевелюру и глухо застонал.

Для оборотня нет большего позора, чем оказаться в чужой шкуре, даже к полукровкам, детям от смешанных браков, в кланах относились как к калекам: со снисходительным презрением и при первой же возможности старались очистить свои владения от порочащих их выродков. Я же оказался не просто в чужой шкуре, но ещё и стал женщиной, самкой, пусть и королевского рода! Такого позора ни один уважающий себя оборотень мне точно не простит, от меня даже полукровки отвернутся.

Я снова глухо застонал и резко дёрнул ненавистные длинные локоны, проклиная тот миг, когда прибежал во дворец, чтобы спасти проклятую принцессу от очередной неприятности, в которую она, по свойственной ей дурости, залезла.

- Элея, милая, у тебя всё в порядке? – раздался за дверью встревоженный голос королевы. – Мне показалось, ты стонала.

Я ещё раз дёрнул локоны, негромко откашлялся и, стараясь, чтобы мой голос звучал сонно и приветливо, прощебетал:

- Всё в порядке, матушка, я уже засыпаю.

- Сладких снов, моя девочка. Я буду в соседней комнате.

Спасибо, что предупредили, Ваше Величество. Постараюсь быть более сдержанным в проявлении чувств.

Я ещё раз тоскливо посмотрел на девицу в зеркале. Хм, а фигурка-то у нашей принцессы очень даже ничего! Хищно усмехнувшись, я приподнял и сжал в руках высокую грудь, погладил тонкую талию, повертелся перед зеркалом, оценивая бёдра. Нет, всё-таки попка маловата, у девушек лади Юманы вид сзади позаманчивей будет. Ну ничего, помню, кто-то из девчонок жаловался, что всё съеденное на фигуре откладывается. Отлично, будем доводить тело принцессы до соответствующих моему вкусу параметров. А заодно искать способ возвращения своего привычного облика, который мне за все эти годы стал так дорог. Кстати, надо бы поинтересоваться так, между прочим, что с моим телом… то есть телохранителем. Я зевнул, привычно прикрыв рот кулаком. Глаза слипались так, что приходилось прикладывать немало сил, чтобы держать их открытыми. Завтра, всё завтра, вдруг утром окажется, что это всё дурной сон, и я проснусь опять Эр Лером. Нет, знаю, что надеяться на такой благоприятный исход глупо, но вдруг? В конце концов, мы же живём в мире, пропитанном магией, здесь всё возможно! Ещё раз бросив оценивающий взгляд на отражающуюся в зеркале девицу, я подобрал с пола кружевное безобразие, брезгливо повертел в руке, но потом всё-таки надел. Не хотелось бы начинать утро с объяснений, почему принцесса спит голой. Чем меньше я буду привлекать к себе внимание, тем лучше. 

***

Элея

Мне было плохо. Нет, не так. Мне было очень плохо. У меня болели даже те части тела, о существовании которых я до этого момента не догадывалась. Я попробовала  повернуться на правый бок, в надежде, что в привычной позе мне станет легче, но первое же движение причинило такую боль, что я громко застонала.

- Лер? – услышала я сквозь шум в ушах чей-то голос, показавшийся мне смутно знакомым. – Ты очнулся? Попей.

К моему лицу вплотную поднесли что-то твёрдое и шероховатое. Я кое-как разлепила пересохшие губы и, пусть и не без труда, но смогла сделать пару глотков прохладной, отдающей травами влаги. Утолив жажду, я почувствовала себя несколько бодрее, в голову тут же роем растревоженных пчёл ворвались всевозможные почему: почему рядом со мной какой-то мужчина, а не мама? Почему мой спаситель, скорее всего, целитель, вместо того, чтобы целиком и полностью сосредоточиться на мне, болтает с моим телохранителем? Почему в моих покоях так жарко и пахнет псиной? Не очень сильно, но всё-таки вполне ощутимо?

- Ну как ты, друг? – голос целителя прозвучал совсем рядом со мной. – Ну и напугал ты нас, а Лене, в её положении кормящей молодой мамочки, это не очень-то полезно.

Лене? При чём здесь фрейа Лена, супруга фрея Алессандриэля, лучшего друга моего телохранителя (хотя я до сих пор понять не могу, что общего может быть у грубого оборотня-полукровки и потомственного аристократа с душой принца)?

Решив получить ответ хоть на один из вопросов, я с большим усилием открыла глаза. Уф-ф-ф, раньше такое простое действие не отнимало у меня столько сил. Что же со мной произошло? Сквозь плавающий перед глазами густой туман, который иногда разрывали отвратительного вида багровые пятна, я с трудом разглядела угрожающе нависший надо мной потолок, лишённый каких бы то ни было украшений. Бр-р-р, мерзость какая! Я поспешно перевела взгляд на стоящих у громоздкого, словно раздувшаяся болотная жаба, камина парня и девушку, в которых с трудом, но всё-таки узнала фрея Алессандриэля и его супругу. Странно, а где же мама с папой?

- А где мама? – прошептала я и брезгливо поморщилась, до того грубым показался мне мой голос. Как у солдафона какого-то, честное слово!

Алессандриэль, которого все друзья называли Алексом, удивлённо посмотрел на свою супругу, продолжая разминать в руках какую-то беловатую массу. Фрейа Лена воодушевлённо всплеснула руками и легкокрылой птичкой вспорхнула ко мне:

- Ты хочешь увидеть маму? Как здорово!

Я пожала плечами и скривилась от боли, пронзившей всё тело:

- А что такого странного в моём желании? Мы с мамой очень близки.

- Значит, ты её простил? – Алекс подошёл ко мне и решительно потянулся к укутывающему меня покрывалу.

- Что Вы делаете?! – взвизгнула я, изо всех сил вцепляясь в покрывало и пытаясь отползти как можно дальше. – Я же не одета!

Лена сдавленно кашлянула, а Алекс насмешливо фыркнул:

- Можно подумать, я что-то у тебя не видел.

Ошеломлённая такой откровенной грубостью я потеряла дар речи, покраснев так отчаянно, что даже шея и уши запылали. Моё смущение не укрылось от фрея и его супруги, они опять тревожно переглянулись.

- Лер, ты чего? – Алекс нахмурившись положил руку мне на плечо. – Ведёшь себя как девчонка, честное слово!

- Эй, ты слова-то выбирай, - обиделась фрейа Лена.

Окончательно перестав что-либо понимать в происходящем, растерянная и униженная, терзаемая болью я разрыдалась, закрыв лицо руками.

- Ле-е-ер, - ошеломлённо выдохнул Алекс, и в следующую минуту я почувствовала, как меня прижали к прохладной чуть шероховатой ткани рубашки, которую я с удвоенной силой стала поливать слезами. 

- Похоже, целители ошиблись, у Лера серьёзное сотрясение головного мозга, - озабоченно заметила Лена, ласково гладя меня по голове.

- Целитель сказал, у Лера всего лишь сильные ушибы, ничего серьёзного, - тревога, звучащая в голосе Алекса, одновременно и успокаивала, и раздражала меня.

В самом деле, почему они обращаются со мной как с мужчиной?! Они что, не видят, кто перед ними?!

- Почему вы постоянно говорите только об Эр Лере? - чтобы задать этот простой вопрос, мне пришлось чуть отодвинуться и сердито насупиться:

- Между прочим, это неприлично, игнорировать даму!

- Даму?! – изумлённо воскликнули Алекс и Лена, глядя на меня, как на сорвавшегося с цепи пса, во всеуслышание заявившего, что на самом деле он безобидный мотылёк. – Ты что, считаешь себя дамой?!

Теперь пришёл мой черёд сомневаться в благоразумности фрея и его супруги. Видимо, так переволновались, что элементарные вещи перестали замечать.

- Ну разумеется, - я пожала плечами и гордо вскинула голову. – Вы что, не узнаёте меня? Я принцесса Элея!

- Ир-ра-ка-ша, - прошептал Алекс, а Лена коротко и звучно добавила:

- Звездец. Полный.

Я совсем неблагородно хлюпнула носом и умоляюще посмотрела на Алекса и Лену:

- Может быть, вы мне объясните, что вообще происходит? Я вас очень прошу.

Я даже робкую улыбку вымучила и ресничками затрепетала, чтобы просьба точно без ответа не осталась. Алекс тяжело вздохнул, взлохматил волосы, превратив лёгкую растрёпанность в воронье гнездо, и повернулся к Лене:

- У тебя зеркальце есть?

- Откуда?! – фрейа так искренне изумилась, словно у неё сильнейший яд спросили, а не обычную вещь, без которой ни одна уважающая себя девушка на улицу не выйдет. – Я его только на приёмы с собой беру, а ночью-то мне оно зачем?

Алекс досадливо прицокнул языком и обвёл комнату внимательным ищущим взглядом. Я тоже огляделась и брезгливо сморщила носик. Да уж, одного взгляда достаточно, чтобы понять, что дамы в этой комнатёнке если и бывают, то крайне редко и совсем не для уборки. Голые стены, какого-то совершенного нежилого цвета и вида, не украшал даже маломальский рисуночек, на уродливом камине, кое-как протёртом от пыли, громоздились всевозможные баночки и пакетики, остро пахнущие целебными травами. Даже мебель в комнате вся была какая-то громоздкая и неуклюжая: что кособокий стол, задвинутый в тёмный угол, что сердито ощетинившийся занозами стул, стоящий у окна. Силы света, неужели отец так сильно рассердился на меня, что отправил в тюрьму?! Приличные люди в таком безобразии точно жить не могут.

- Где я? – испуганно пролепетала я, машинально натягивая на себя покрывало.

- У себя в комнате, - ответил Алекс, сосредоточенно хлопая себя по карманам.

Что?! Да не может такого быть! Эта конура даже по запаху на мою любимую светлую и просторную комнатку не похожа.

- В комнате, которую по приказу принцессы отвели Леру, - мягко пояснила Лена, заметив моё замешательство.

Я виновато прикусила губу. Ну да, было дело. В первый же день службы Эр Лер страшно разозлил меня, и я приказала слуге поселить телохранителя как можно дальше от меня. А шёпотом добавила что-то, сейчас уже толком не помню, что именно, про конуру. Ну я же не думала, что мои слова воспримут буквально! Теперь я понимаю, почему мой телохранитель на меня всегда зверем смотрит, такие покои к милосердию и дружелюбию точно не располагают.

- Нашёл! – радостно воскликнул Алекс, вытягивая что-то длинное и блестящее. – Это, конечно, не зеркальце, но тоже подойдёт.

Я вытянув шею с любопытством смотрела на кусок эльфийской стали, которую Алекс почему-то таскал у себя в кармане.

- Держи, - фрей протянул полосу мне, - она ровная гладкая и отражает ничуть не хуже зеркала.

Я взяла металл в руки, всмотрелась в блестящую глубину и отчаянно закричала: из таинственно поблёскивающей глубины на меня смотрел Эр Лер!

- Лер, ты чего? – Алекс поспешно зажал мне рот рукой, а Леня тяжело вздохнула и прошептала мужу на ухо:

- Знаешь, по-моему, это не Лер.

- А кто? – изумился фрей. – Его лицо, его голос, даже глаза и запах его.

Фрейа развела руками:

- И тем не менее, это не он. Ты же сам сказал, что он ведёт себя как девчонка!

Алекс нахмурился, медленно убрал руку и требовательно глядя мне в глаза спросил:

- Кто Вы?

Всхлипывая и размазывая слёзы по щекам, я кое-как пробормотала:

- Я принцесса Элея… Я… у меня…

- Вот, выпей, - Лена протянула мне пузырёк остро пахнущий мятой, - тебе нужно успокоиться, ты слишком взбудоражен…а.

Я благодарно кивнула и осторожно отпила из флакончика, прекрасно помня, что во все снадобья целители помимо трав добавляют ещё и магический компонент, передозировка которого может привести к самым неожиданным последствиям. Не хватало ещё крылья отрастить или заквакать для полного счастья!

Успокоившись и вытерев слёзы, я с благодарной улыбкой передала Лене пузырёк и, прекрасно понимая, что общими фразами отделаться не получится, принялась рассказывать:

- Я проводила эксперимент…

- Вопреки воле отца? – ехидно заметил Алекс, заставив меня досадливо поджать губы. Тоже мне, законопослушный фрей, сам мальчишкой душу друга в себя впитал!

- Алекс, не перебивай, - укоризненно шикнула на мужа Лена.

- Прошу прощения, дамы, - Алессандриэль отвесил церемонный поклон, - я никого не хотел обидеть.

В голосе фрея мне отчётливо послышалась насмешка, но я благоразумно решила не обижаться на, возможно, единственного человека, способного мне помочь, и, откашлявшись, повторила:

- Так вот, я проводила в своей лаборатории один магический эксперимент…

Говорить, какой именно эксперимент я проводила, мне очень не хотелось, но сейчас как на приёме у целителя: чем больше расскажешь, тем больше шансов на благополучное разрешение ситуации.

- Я хотела поменять местами души огненной бабочки и крылатой искрянки.

- С ума сошла?! – рыкнул Алекс, начисто позабыв не только о своём обещании не перебивать, но даже о том, что разговаривает не с грубым полукровкой, а с принцессой. – Разве фрей Унок тебе не говорил, что нельзя проводить эксперименты с душами, это смертельно опасно!

Я обиделась. Ох, уж эти мужские двойные стандарты, запрещающие что-то женщинам только потому, что они не родились мужчинами!

- Ты ещё мальчишкой впитал в себя душу принца Гейбла, - напомнила я, недовольно насупившись и скрещивая руки на груди.

- Во-первых, я спасал друга, а во-вторых, я чуть не умер во время этого проклятого обряда, - не унимался Алекс.

- Брейк, - Лена решительно встала между нами, повелительно вскинув ладони, - сейчас не время выяснять отношения. Значит, Вы решили провести ритуал переселения душ, я правильно понимаю?

- Да, - я согласно кивнула и скривилась от боли, - но что-то пошло не так, хотя я всё делала согласно записям в свитке. Зелье очень сильно закипело, в лабораторию вломился Лер, оттащил меня от котелка и накрыл собой…

- И в этот момент раздался взрыв, - Алекс надул щёки и с шумом выдохнул. – Вы ошибаетесь, принцесса, заклинание сработало просто изумительно, поменяв вас с Лером телами.

Я ахнула и зажала рот рукой, неприятно оцарапав ладошку о колючую щетину. Светлые силы и все их хранители, теперь у меня щетина на лице!

- И что теперь делать? – Лена смотрела на мужа как на вещего оракула, истину в последней инстанции.

Алекс задумчиво взлохматил волосы, превратив воронье гнездо в логово карликового дракона:

- Звать падре Антонио, он один может нам помочь.

- Падре Антонио покинул Андроден, - простонала я, вспомнив, как сама лично подслушала разговор мага с отцом.

Алекс присвистнул и опустился на кровать, небрежно подвинув мои ноги.

- А можно как-то вызвать мага сюда? – Лена покосилась на щетинистый стул и осторожно присела ко мне на кровать рядом с мужем.

Алекс задумчиво притянул жену к себе, поцеловал в висок, потом вообще на колени к себе усадил и стал укачивать, словно маленького ребёнка. Я молчала, с лёгкой завистью наблюдая за фреем и его парой. Тоже так хочу, чтобы на ручках носили, на коленках качали, целовали и обнимали. И любили не потому, что принцесса, а просто потому, что я – это я. Я мечтательно вздохнула, а потом вспомнила, что нахожусь в теле своего телохранителя, и жалобно всхлипнула.

- Вот что, дамы, - Алекс решительно хлопнул ладонью по кровати, - как говорится, утро вечера мудренее. Сейчас предлагаю лечь спать, а завтра утром, сразу после завтрака, соберёмся все вместе и обдумаем, как нам вызвать падре Антонио и что делать до его возвращения.

- И телохранителя позовём? – я недовольно поморщилась.

Опять начнёт рычать на меня, глазищами жёлтыми сверкать и гадости говорить, мол, уважающей себя принцессе пристало рукоделием заниматься, а не в лабораториях возиться. Тоже мне, проповедник нашёлся, сам вместе с моим непутёвым братцем только и делает, что бродит к девицам с сомнительной репутацией!

- Лера позовём обязательно, - фрей Алессандриэль озабоченно нахмурился, - надеюсь, что мои предположения верны, и он переместился в тело принцессы, а не сгинул или развеялся в результате взрыва.

- Ой, да что с ним может быть! – сердито отмахнулась я.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям