0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Фаворит Его Высочества » Отрывок из книги «Фаворит Его Высочества»

Отрывок из книги «Фаворит Его Высочества»

Фаворит Его Высочества от автора Лиэли

Исключительными правами на произведение «Фаворит Его Высочества» обладает автор — Лиэлли Copyright © Лиэлли

В половину десятого утра от графа явился слуга, кажется, его личный. Во всяком случае, я успел заметить, что только этот парень всегда носит вещи графа и распоряжается их перевозкой. Он у де Монморанси был один, к тому же, очевидно, незаменимый. Вежливо постучавшись и дождавшись разрешения войти, он внес в мою спальню поднос, богато уставленный всякими вкусностями, которые я так люблю с утра. Там были и сладкие запеченные булочки, и вазочка с джемом, и даже графин с молоком, и вишневый пирог, и фруктовый салат… Все те немногочисленные блюда, которые я предпочитаю с утра, правда, не все вместе, конечно… Анри сам выбирал, что ли? Неужели настолько успел изучить все мои вкусы и предпочтения?

      — Мой господин интересуется, готовы ли вы позавтракать с ним, — деликатно осведомился слуга.

      Я усмехнулся, оглядев свой внешний вид. Я все еще валялся в постели в одной длинной ночной рубашке, и вставать у меня не было никакой охоты даже ради завтрака с Анри. Таким образом, Анри, как и всякий джентльмен, спрашивал, встал ли я уже и готов ли его принять.

      Зевая, я запустил пальцы в копну золотистых волос, но даже и не подумал выбираться из постели.

      — Передай Анри, что я готов позавтракать. Он может прийти прямо сейчас.

      — Да, ваше высочество, — склонив голову, ответил слуга и ушел.

      Тем не менее Анри появился только через двадцать минут, за это время я все-таки соизволил встать и накинуть на себя винно-красный халат поверх ночной сорочки. Граф, как обычно, был безупречен в своем темно-зеленом костюме для верховой езды и со своей неизменной мушкетерской шляпой с пышным красным пером. Я заметил, что Анри, в отличие от других мушкетеров личной гвардии короля, не носил форму, но шляпа оставалась неизменным атрибутом его повседневного гардероба, как знак его принадлежности к короне.

       — Доброе утро, солнышко, — бодро поприветствовал меня отлично выспавшийся граф и прильнул ненадолго к моей руке, склонившись в легком поклоне.

      — Доброе утро, Анри. — Я зевнул, прикрываясь ладошкой.

      Уголок губ Анри приподнялся в улыбке.

      — Как спалось? — поинтересовался он чуть насмешливо, снимая перчатки.

      Я сел за стол у окна, когда он отодвинул для меня стул с высокой резной спинкой. Продолжая стоять за моей спиной, Анри принялся ухаживать за мной вместо служанки, накладывая в мою тарелку всего и понемножку, и налил в чашку немного молока из графина. Я благодарно ему улыбнулся. Я по утрам вообще ничего, кроме молока, не пью, ну разве что сок.

      — Хорошо… но мало, — честно ответил я и взял стакан с молоком. — А ты? Ты спал хорошо, Анри?

      Я запрокинул голову, одарив графа невинным вопросительным взглядом из-под ресниц. В конце концов, неужели я один мучаюсь «мокрыми снами»?!

      — Прекрасно, — мурлыкнул Анри и, наклонившись, поцеловал меня за ушком, от этого по телу моему распространилась приятная дрожь. Затем он занял свое место напротив меня. — Кстати… у меня для тебя кое-что есть, — улыбнулся он загадочно.

      — Кое-что для меня? — Я не сумел удержаться от довольной улыбки, прежде чем отпить немного молока из стакана. — Что? Что это, Анри? Я хочу узнать! — В нетерпении я заерзал на стуле, предвкушая очередной милый моему сердцу подарочек.

      Он тихонько засмеялся. Анри редко дарил подарки мне лично, но сегодня, видно, был особенный случай. Он достал из кармана маленькую бархатную темно-синюю коробочку и положил рядом с моей тарелкой.

      Я поставил на стол стакан и сразу же взял в руки коробочку, несколько минут просто крутя ее в руках, чтобы продлить удовольствие от предвкушения.

      — Что же там? — протянул я, сгорая от любопытства, поглаживая коробочку кончиками пальцев.

      Анри лишь улыбнулся, ожидая, пока я сам ее не открою. И я, прикусив губу, стал медленно приподнимать крышечку, пытаясь заглянуть и узнать, что же там. Там что-то сверкало в темноте; а когда я наконец снял крышку полностью, оказалось, что в футляре на подушечке лежала… лягушка. Да-да, лягушка, изумительной тонкой ювелирной работы. Вместо глаз два маленьких рубина, шкура — из россыпи мельчайших изумрудов, сверкавших в солнечных лучах и переливавшихся столь прелестно, что у меня перехватило дыхание. А еще на спинке лягушки тянулись две полоски из россыпи маленьких сапфирчиков. Лапки оказались яхонтовыми. И я не сразу заметил… что на правой передней лапке, слегка приподнятой вверх, сверкает маленькое золотое колечко. Лягушка оказалась всего лишь подставкой…

      Вот таким своеобразным образом Анри преподнес мне в дар первый серьезный символ наших отношений. Теперь-то я не сомневался, что они были. Колечко, конечно, было не обручальное и надевалось на мизинец, но…

      Я удивленно захлопал ресницами, созерцая это произведение ювелирного искусства.

      — Анри… — изумленно выдохнул я, погладив лягушку по спинке. У меня просто не было слов! Никто и никогда еще не удивлял меня так… Оригинально. Впрочем, Анри уже доказал, что умеет отличаться, прислав мне в самый первый раз сотню огромных корзин белых роз. — Ты… словно знаешь все, о чем я думаю… И чего мне хочется. И это колечко… — растерянно и вместе с тем восхищенно пробормотал я, поднимая на своего любимого взгляд. Как это понимать? Неужели мне больше не придется теряться в неопределенности? Ведь ты так и не ответил тогда на мое предложение стать моим фаворитом… Неужели ты ответил сейчас, Анри?

      В ответ Анри просто улыбнулся мне и снял с лягушачьей лапки колечко. Мягко взглянув на меня, он надел колечко на мой мизинчик. И когда только успел снять размер?! Я не удержался и задал этот вопрос вслух.

      — Мне пришлось повозиться… — со смехом ответил Анри. — Я снимал мерки, когда в очередной раз целовал твои изящные пальцы на прощанье, маленький принц.

      От удивления я мог только, раскрыв рот, хлопать ресницами на такой ответ. Какой же он шустрый!

      Глянув на колечко, красовавшееся на пальце, я весь просиял.

      — Какое очаровательное… Спасибо, Анри!

      — Тебе действительно нравится? — Он слегка улыбнулся, наливая мне в чистый стакан немного сока.

      — Очень! — Я вытянул руку, любуясь тем, как солнечные блики играют на моем колечке.

      — Я рад, что сумел угодить тебе. — Граф пододвинул мне тарелку. — А теперь кушай… Скачки на пустой желудок не лучшая мысль.

      — Ну теперь я уже не могу есть! Я слишком взволнован твоим подарком! — кокетливо улыбаясь, сообщил я, глядя на моего графа из-под ресничек.

      Он покачал головой неодобрительно и произнес:

      — Значит, я поспешил… В следующий раз буду умнее, — и тихонько засмеялся.

      Я улыбнулся, глядя на Анри. Как же мне нравилась его улыбка! Такая соблазнительная… И ее так хотелось попробовать на вкус.

      — Теперь я даже не уверен, что мне хочется идти кататься верхом… — вкрадчиво произнес я, чарующе глядя на графа.

      Анри, словно не заметив моего откровенного призыва, обратил мой намек в шутку:

      — Мне оставить вас наедине, ваше высочество? — со смехом спросил он. — Я чувствую себя лишним…

      — Нет! — сразу же заявил я. — Я не собираюсь отпускать тебя сегодня, Анри!

      Он лишь слегка вскинул бровь и поднялся на ноги.

      — В таком случае прогуляемся по саду? — предложил он, протягивая мне руку.

      — Нет… — Я взял его за руку и потянул на себя, шепнув ему в губы соблазнительно: — Прогуляемся до кровати, Анри?

      — Франц… — Он, казалось бы, охотно наклонился ко мне, упершись свободной рукой в спинку стула позади меня.

      — Поцелуйте меня, граф, — выдохнул я ему в губы, с улыбкой глядя в его растерянные синие глаза.

      Несколько секунд он смотрел в мои глаза, словно что-то пытаясь в них прочесть, и наконец, наклонив голову, прильнул к моим губам, сразу же скользнув горячим языком в мой рот, и начал медленно ласкать, возбуждая и распаляя во мне первобытное желание.

      Я тихонько застонал ему в рот, немедленно обвивая руками его шею и притягивая к себе еще сильнее, запуская пальцы в его светлые густые волосы, будучи не в силах мысленно перестать повторять его чудесное имя.

      Он целовал меня не нежно и ласково, как все эти дни, а страстно и безудержно, словно перестав наконец сдерживать себя и показав свои истинные чувства и эмоции. Подавшись вперед и вжав меня в высокую спинку стула, он умело ласкал языком мой язычок, с каждой секундой возбуждая меня все сильнее. Я непроизвольно развел ноги в стороны, подавшись этому страстному напору, чтобы ему было удобнее, чтобы он мог прижаться ко мне сильнее, и сам выгнулся навстречу, стремясь прильнуть к нему всем телом. Голова кружилась в его сладких объятиях, я тихонько постанывал, запрокинув голову навстречу его настойчивым губам, и пытался отвечать на движения его языка.

      Он на секунду отстранился, чтобы дать нам обоим глотнуть воздуха. Несколько секунд смотрел как-то задумчиво на мое раскрасневшееся и взволнованное лицо, а потом снова прильнул к моим губам, целуя уже намного медленнее, чтобы дать мне время прийти в себя. Встал на колени меж моих бедер, и я почувствовал его теплые ладони на своих лодыжках. Они медленно заскользили вверх, задирая подол моей ночной рубашки, поглаживая икры и бедра.

      Почувствовав эти сладкие и совершенно уже другие ласки, я громко застонал, цепляясь за шею, пальцами растрепав его волосы. Я думал, что у меня выскочит сердце, хотелось упрашивать его не останавливаться… Анри…

      Он оторвался от моих губ, скользнул ими вдоль шеи, оставляя жгучие следы своих поцелуев. Погладил рукой мое бедро и двинулся дальше, лаская талию под тканью просторной рубашки.

      — Анри… — возбужденно прошептал я, запрокидывая голову, подставляясь под его откровенные ласки и жадно хватая ротиком раскаленный воздух.

      Он тем временем быстро расшнуровывал мою рубашку на груди, чтобы добраться до обнаженной, чуть влажной кожи. Я понимал, что на ней останутся следы от его поцелуев, но лишь крепче прижимал к себе его голову, мысленно заклиная не останавливаться. А он опустился ниже, задирая рубашку до талии, и прильнул жгучим поцелуем к внутренней стороне моего бедра. Я громко застонал и запустил пальцы в его волосы, сжимая светлые пряди, и слегка потянул, то ли желая, чтобы он остановился, то ли наоборот…

      Анри медленно и осторожно скользил губами по молочной коже все выше и выше… Приподняв голову, он лизнул головку моего члена и провел горячим языком по всей его длине. Я сдавленно всхлипнул, прикусив губы, и выгнулся дугой. Он же взял мой член в рот полностью и принялся ласкать языком, удерживая меня за бедра. Я тихонечко стонал и всхлипывал от доселе неведомого мне жгучего удовольствия, сжимая его волосы еще сильнее.

      — Анри… Анри… — стонал я его имя раз за разом.

      Никто и никогда еще не доставлял мне таких головокружительных ощущений, и я мог лишь благодарить небо, что сижу сейчас в своей спальне, а не стою, прижатый к стенке где-нибудь в нише, где каждый мог услышать мои громкие стоны. Он плотно сжимал губы, двигая головой, заставляя меня с каждым движением своего восхитительного языка забывать свое имя. В какое-то мгновение он отстранился, и я испытал жгучее разочарование, но, скользнув вверх, Анри запечатал мои губы поцелуем, обхватив мой член рукой и продолжая начатое дело уже ладонью, языком насилуя мой рот в такт движениям своей руки. Я не сумел долго выдержать этого безумного темпа и, сдавленно всхлипнув, бурно кончил ему в руку, все еще ощущая на языке свой собственный вкус.

      Граф отстранился, сладко лизнув мои губы напоследок, взял со стола салфетку и вытер ею свои пальцы. А я, тяжело дыша, откинулся на спинку стула, не в силах сомкнуть развратно раздвинутые ноги с собственной спермой на бедрах.

      Анри, ни слова не говоря, взял другую салфетку и, присев передо мной на корточки, стал бережно обтирать мои бедра. Закончив, опустил рубашку, успев во время этой процедуры жарко поцеловать меня еще несколько раз.

      — Анри… — с трудом пытаясь прийти в себя и отдышаться после этого безумства, шепнул я слабо.

      — Да, моя радость? — мурлыкнул он мне на ушко, поднимая меня с кресла.

      Сев на мое место, он усадил меня к себе на колени и прижал к своей груди. Я поднял голову и прильнул губами к его шее, стремясь оставить хотя бы маленькую свою метку на моем графе, чтобы любая курица, потянув к чужому руки, узнала, кому принадлежит граф Анри де Монморанси.

      — Это безумие… — прошептал я едва слышно.

      Кажется, я окончательно влюбился по самые уши.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям