0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Главное сокровище » Отрывок из книги «Главное сокровище»

Отрывок из книги «Главное сокровище»

Автор: Мусникова Наталья

Исключительными правами на произведение «Главное сокровище» обладает автор — Мусникова Наталья . Copyright © Мусникова Наталья

…Бенорель, узнав об измене обожаемой супруги, ворвался в спальню и, увидев свою жену в объятиях любовника, пронзил из обоих одним ударом меча, а потом закололся сам. Из раны обманутого супруга брызнула кровь, и обратила та кровь всё золото Бенореля в прах…

- Вот, блин! – Чарльз Маккенди, студент факультета истории, раздражённо шлёпнул ладонью по странице книге.

Его друг, Майкл Льюис, торопливо потянул книгу на себя, спасая её от немедленной и безжалостной расправы.

- Ливи, ты представляешь, всё золото обратилось в прах! – Чарли обиженно надув губы, повернулся к сидящей рядом изящной пепельноволосой девушке, племяннице легендарного профессора Ричардса.

- Ты не дочитал, - Майкл повернул книгу и негромко прочитал:

- Только главное сокровище Бенореля, закрытое его мёртвым телом, не обратилось в прах, а подхваченное ветром унеслось из осквернённого изменой дворца…

- Главное сокровище?! – встрепенулся Чарли, нетерпеливо выхватывая книгу из рук друга и впиваясь в пожелтевшие от времени страницы горящими от возбуждения глазами.

- Вот она, золотая лихорадка в действии, - сценическим шёпотом провозгласил Майкл.

Мисс Оливия Ричардс, или как её называли друзья, Ливи, сдавленно хихикнула. Сценка, описанная выше, происходила в стенах университетской библиотеки, и смеяться там было воистину смерти подобно, хотя и удержаться не получалось.

- Смейтесь, смейтесь, - сварливо проворчал Чарли, не отрываясь от досконального изучения легенды. – А я как найду главное сокровище Бенореля, как стану самым богатым человеком Британии, нет, мира!

- И куда ты с этим богатством? – Оливия с нескрываемым любопытством посмотрела на друга, приступы жадности для Чарли были нехарактерны.

- Гастроли устрою по всей Европе и даже Америке! – Чарли на миг оторвался от страницы и мечтательно прикрыл глаза. – А ещё студию звукозаписи открою…

На губах Чарли появилась лёгкая улыбка. Музыка была его страстью, которую, увы и ах, родители считали просто блажью. Отец Чарльза, сэр Эндрю Маккенди, признавал только власть и деньги, а увлечение сына не приносило ни того, ни другого. А мать Чарли, леди Эмилия, последние пять лет отчаянно пыталась вернуть в объятиях многочисленных любовников безнадёжно ускользающую молодость.

- Гастроли мы тебе без всяких сокровищ организуем, - ворвался в воздушный замок Чарли негромкий голос Майкла. – Отец в конце этого курса обещал.

От неожиданности Чарли подпрыгнул на месте, чем заслужил неодобрительный взгляд из-под очков библиотекаря миссис Роббинс, и заорал:

- Что?! Что ты сказал?!!

Повторить Майкл не успел. К их столу величественно и возмущённо, словно поцарапанный прогулочным катером лайнер, двинулась миссис Роббинс.

- Мистер Чарльз Маккенди, - пророкотала женщина, остановившись в двух шагах от стола. – Вы нарушили правила работы в библиотеке, а потому я просто вынуждена попросить Вас удалиться.

- Попросить Вас удавиться, - негромко, одними губами, прошептал Майкл.

Оливия поняла реплику друга и не смогла удержать широкую улыбку.

- Вы, мисс Ричардс, также можете покинуть нашу библиотеку, - заметив улыбку девушки, обиженно прогудела миссис Роббинс.

- А Майкл? – возмутился Чарли, догадавшись, что его друга не постигла участь изгнанника из книжного рая. – Его-то Вы не прогоняете!

- Мистер Льюис умеет себя вести, - отрезала библиотекарь и, повернувшись спиной к незадачливым изгнанникам, величественно поплыла обратно к своему столу.

Чарли с тоской посмотрел на лежащую на столе книгу. Таинственное сокровище уплывало у него буквально из-под носа. Майкл перехватил взгляд друга, понимающе улыбнулся, а потом положил ладонь на стол и резко сжал её в кулак. На студенческом языке, выработанном многочисленными поколениями грызунов науки, это означало «ждите на нашем месте». Оливия согласно кивнула и, подхватив Чарли под руку, гордо покинула негостеприимные стены библиотеки. Девушке отчаянно хотелось хлопнуть дверью или показать миссис Роббинс язык, но для скоропостижной кончины существовали и менее мучительные способы.

Дождавшись, когда за друзьями закроется тяжёлая дверь, Майкл ещё несколько минут бездумно пролистывал сборник легенд Индии. Книге было около двадцати лет, её составил тогда ещё молодой и мало кому известный студент Ричардс, ныне всеми уважаемый, хоть и чудаковатый профессор, и единственный родственник Оливии. Родители Ливи были подающими большие надежды археологами, про них часто говорили, что если Атлантида когда-либо и существовала, то только Роберт Ричардс со своей супругой способны её отыскать. Но вместо Атлантиды молодой учёный нашёл в жарких тропических странах какой-то новый, ранее неизвестный вид лихорадки. Болел Роберт долго, около года. Его жена, Марта, преданно ухаживала за супругом, а потому, разумеется, также заразилась. Их не стало практически одновременно: ночью умерла Марта, а на рассвете, когда первый луч солнца прорезал грозовые тучи, скончался и Роберт. Трёхлетняя малышка Оливия, которая всё это время жила со своим дядей Бетуэлем в Лондоне, осталась сиротой. К чести молодого Бетуэля Ричардса, он не бросил племянницу, а воспитал её как собственную дочь (коей в силу застенчивого и непоседливого характера у него никогда не было).

Майкл ещё раз пробежал глазами по строкам легенды о главном сокровище, а потом бережно закрыл книгу и непринуждённо направился в святая святых: к рабочему столу миссис Роббинс.

- Миссис Роббинс, могу я попросить у Вас разрешения взять эту книгу на дом для более подробного прочтения?

Библиотекарь взглянула на студента поверх очков и поджала сочные губы. Миссис Роббинс всегда удивлял тот факт, что столь серьёзный молодой человек как Майкл Льюис возится с этим Маккенди. Но, очевидно, противоположности притягиваются не только в физике.

- Разумеется, мистер Льюис, Вы можете взять эту книгу на дом, - миссис Роббинс величественно кивнула, а потом добавила. – Я уверена, что собранию легенд Ваше общество вреда не причинит.

Майкл благодарно поклонился, в который раз признавая правоту замечания, что книги для миссис Роббинс не менее важны, чем люди. А то и более.

Чарли сидел в уютном кресле в маленьком студенческом кафетерии и нетерпеливо барабанил пальцами по столу какой-то зажигательный ритм. Каждая клеточка тела вопила о действии, хотелось вскинуть на плечо лопату и отправиться на поиски неведомого.

- Как ты думаешь, а что подразумевалось под главным сокровищем? – Оливия задумчиво наматывала на палец длинный локон.

- Алмаз! – Чарли поднялся с кресла, нетерпеливо передвинул стоящую на столе вазочку, а потом вернул её обратно. – Огромный, как в «Империи фараона», помнишь?

Ливи кивнула. На нашумевший спектакль их пригласил Майкл, чья мама, Джанет Льюис, в ультимативной форме заявила сыну, что он просто ОБЯЗАН водить своих друзей не только по пыльным музеям и затхлым архивам. Выбранный в результате многочисленных обсуждений (и даже споров!) спектакль на первый взгляд удовлетворял всех. Майкл повёлся на историческую составляющую (как же, про Древний Египет!), Чарли клюнул на популярность (все самые известные люди Лондона уже смотрели!), а Оливии понравилась романтическая составляющая (неизвестный изгнанник, оказавшийся принцем).

Но реальность, как это чаще всего и бывает, превзошла все самые смелые ожидания. Египет оказался настолько древним, что абсолютно не соответствовал (а часто и вообще противоречил) знаниям, полученным Майклом на лекциях, семинарах и дополнительных занятиях. В результате из трагедии, заявленной создателем шедевра, спектакль для Майкла превратился в комедию, и Льюису приходилось прикладывать титанические усилия, чтобы удержаться от хохота в самый неподходящий момент. Чарли также не получил желаемого. Если самые известные люди Лондона и смотрели, то исключительно МИМО этой эпохальной постановки. Никого известного (даже просто знакомого) на этом спектакле Чарли так и не встретил, хотя большую часть времени смотрел куда угодно, кроме сцены. Что же касается Оливии, то девушка уже через полчаса действа переметнулась на сторону зла и искренне надеялась, что неизвестный изгнанник (при каждом малейшем поводе и даже без оного разражавшийся многословной патетической речью) так и останется просто изгнанником.

- Или нет, - ворвался в воспоминания Оливии возбуждённый голос Чарли. – Один алмаз, даже очень большой, на главное сокровище ну никак не тянет. Наверное, там целый сундук драгоценностей!

- Ага, кусок золота с конскую голову, - насмешливо улыбнулся Майкл, подходя к друзьям.

Чарли хотел обидеться на друга, но увидев в его руках вожделенную книгу, моментально позабыл обо всём:

- Неужели эта гарпия позволила тебе вынести из её сокровищницы столь ценный экземпляр?!

- Миссис Роббинс никакая не гарпия! – возмутилась Оливия. – Да, она бывает строга, но и справедлива!

Чарли подхватил книгу, выставляя её щитом перед собой:

- Всё, сдаюсь, пощади меня, о, справедливейшая Оливия!

- Дурак, - беззлобно бросила девушка, изящно беря чашечку чая и делая маленький глоток.

Майкл бережно вынул книгу из рук друга и раскрыл точно на легенде про главное сокровище:

- Вот она, эта легенда.

Чарли уткнулся в книжку, Оливия тоже заинтересованно приподнялась и стала читать из-за плеча друга, только взгляд Майкла всё время соскальзывал с книжных страниц на Ливи. С ним вообще последнее время происходило что-то странное. Во время захватывающей лекции, даже самого профессора Ричардса, Майкл вдруг замечал, какого необыкновенного оттенка волосы Оливии, или как изящно девушка склоняется над своей тетрадью. Голос лектора исчезал и растворялся, а Майкл погружался в какую-то странную полудрёму, в которой теряло значение всё, кроме Ливи. Такая рассеянность, да ещё и в самом конце года, совершенно не нравилась Льюису, он пытался вернуть себе привычную сдержанность и внимание, но одного взмаха длинных ресниц Ливи хватало, чтобы Майкл снова погружался в странную задумчивость.

«Может, перезанимался? – Майкл досадливо мотнул головой, понимая, что уже несколько минут вместе пожелтевших страниц книги смотрит на нежные завитки волос на шее Оливии. – Год был тяжёлый, а у меня ещё три предмета факультативом, вот и устал. Неет, этим летом я точно отправлюсь в путешествие. Хоть на летний бал в Ирландию, хоть с отцом на яхте, да я даже на поиски этого сокровища отправиться готов! Что угодно, лишь бы к следующему году эта сонливость прошла!»

- Майкл, - Оливия потеребила друга за рукав, а потом тревожно заглянула в глаза. – У тебя всё хорошо? Ты такой мрачный стал…

- Задумался просто, - ответил Майкл, с удивлением отметив, как от лёгкого прикосновения девушки его сердце неожиданно встрепенулось.

- Похоже, нам придётся корабль нанимать, - Чарли бережно закрыл потрёпанную книгу. – В легенде сказано немного, да и стиль изложения метафоричный, проще на месте разобраться, что там к чему.

- Можем отца попросить, - Майкл сосредоточенно сдвинул брови. – Он и сам говорил, что с удовольствием отправился бы в экспедицию, засиделся на берегу.

- Это твой-то отец? – фыркнул Чарли.

Отец Майкла, Джон Льюис, был капитаном и окончательно обосновался на берегу лишь после того, как Майкл поступил в университет. До этого Джон Льюис со своей семьёй частенько переезжал, исколесив всю Шотландию, Карибские острова, побывав во Франции, Италии, Испании и даже Америке. Джон Льюис был одним из самых удачливых капитанов, отправиться с ним в экспедицию или на освоение новых торговых мест считалось хорошей приметой. Вопреки старинной морской примете капитан Льюис никогда не отправлялся в путь без своей жены и сына, Джанет и Майкл были его неизменными спутниками. В школу Майкл ходил редко, только если отец в это время оставался на берегу, занималась с ним мама и ещё специально нанятый учитель. В каждой стране, куда заходил корабль, отец неизменно находил учёного мужа, которому необходимо было отправиться в другую страну. Учёного брали на борт и обеспечивали максимальный комфорт при условии, что он будет заниматься с сыном капитана. Шустрый и смышлёный мальчуган быстро впитывал всё, что ему внушали учителя, включая и родной язык учителя. Одним из таких преподавателей для Майкла стал профессор Бетуэль Ричардс, который вместе со своей племянницей Оливией возвращался из Америки, где изучал культуру племени инков, в родной Лондон. Майкл и Оливия быстро подружились, мальчуган учил девочку карабкаться по канатам, пользоваться компасом и определять курс по звёздам, а Ливи щедро делилась с новым другом своими знаниями по части светских манер. Майкл охотно сопровождал «свою леди», с готовностью распахивал перед ней двери и даже научился вести церемонную светскую беседу, хоть никакой радости от этого и не испытывал. Расставание с Оливией по прибытию корабля в Лондон стало для Майкла настоящей трагедией. Мальчик замкнулся, загрустил и даже похудел. Родители посовещались и в скором времени купили в Лондоне небольшой домик, хозяева которого отправлялись за солнцем на юг Франции. Домик после морского простора показался мальчугану удивительно тесным и невзрачным, но он моментально стал роскошным дворцом, стоило только Майклу увидеть соседей: профессора Ричардса и, самое главное, Оливию! Дети бросились друг к другу словно два близнеца, разлучённых в детстве. С тех пор Майкл стал регулярно ходить в школу, отправляясь с отцом в море только на летних каникулах. Джанет, естественно, оставалась на берегу вместе с сыном, и море перестало казаться Джону единственным родным местом на свете. Теперь его всё чаще тянуло домой, в Лондон. Когда Майкл стал студентом, Джон вышел в отставку, но свой верный корабль не продал. Он по-прежнему выходил в море, только теперь исключительно со своими родными и их друзьями. И маршрут на картах теперь прокладывался по зову сердца. Туда, куда зовёт ветер.

- Думаю, стоит попросить мистера Льюиса, - Оливия задумчиво посмотрела на друзей. – А ещё, раз уж мы отправляемся по следам легенды, надо обязательно взять с собой дядю. Он-то наверняка знает, в какой части Индии родилась эта история!

- И что послужило её основой, - согласно кивнул Майкл.

Сердце Майкла радостно запело. В море, навстречу приключениям, да ещё и с Оливией и профессором Ричардсом! Совсем как тогда, в детстве, когда они познакомились!   

- Совсем как тогда, - словно прочитав его мысли, прошептала Ливи. – Помнишь?

Майкл согласно кивнул. Он не просто помнил, он часто видел во сне то возвращение в Лондон. Чарли закатил глаза и протяжно вздохнул. Воспоминания друзей, которые он не мог разделить с ними, его всегда задевали. Майкл и Ливи переглянулись и потянули Чарли из кафе. Маккенди, снова оказавшись в центре внимания, моментально успокоился и повеселел, даже негромко начал напевать свою новую песенку.

Вечером в светлой гостиной профессора Ричардса состоялся семейный совет вкупе с семейным же чаепитием. Оливия легко и непринуждённо скользила между гостями, наполняя чашки и предлагая угощения. Темы для разговоров подыскивать не было необходимости, все собравшиеся с увлечением обсуждали возможность путешествия в Индию на поиски Главного Сокровища.

- «Марина», без всякого сомнения, полностью в Вашем распоряжении, - Джон Льюис тепло улыбнулся собравшимся и сделал осторожный глоток горячего чая. – И если никто из Вас возражать не будет, я охотно составлю Вам компанию даже в сухопутной части экспедиции.

- Мы с Элли не поедем на Летний бал, а присоединимся к Вам, - кивнула Джанет, с лёгкой тревогой глядя на мужа.

Красавица Элли, сестра Майкла, от возмущения брякнула чашечкой и поспешно поставила её на столик:

- Но мама! Мне совершенно необходимо быть на балу, а Индия… Приличной девушке там делать нечего!

- Милая, - мягко принялась увещевать дочь миссис Льюис, - но мы же не можем оставить наших мужчин одних…

- Почему?! – Элли негодующе сверкнула глазами. – Майкл уже взрослый, с ним ничего не случится! А отец опытный капитан, с ним тем более ничего не случится.

- Не стоит лишать нашу девочку долгожданного праздника, - Джон нежно поцеловал руку жены. – Вы поедете на Летний бал, а мы с Майклом и нашими спутниками отправимся в экспедицию. В конце августа соберёмся все вместе и обменяемся впечатлениями.

Было видно, что Джанет отчаянно хочется возразить мужу, но не решается. В комнате повисла тишина, с каждой минутой становившаяся всё напряжённее.

- Ладно, состав группы утверждён, - Майкл отставил пустую чашку и занял излюбленный пост на широком подоконнике. – Теперь давайте обсудим багаж. Что нам точно нужно взять с собой?

- Книгу! – не задумываясь выпалил Чарли.

- Зачем брать книгу, если дядя едет с нами?- пожала плечами Оливия. – Дядя десяти энциклопедий стоит.

Профессор Ричардс смутился и, пытаясь овладеть собой, произнёс:

- Когда Ливи сказала о путешествии, я набросал список того, что нам нужно.

Профессор протянул листок, весь испещрённый неразборчивыми надписями. Чарли нахмурился, пытаясь расшифровать таинственные записи, но у него ничего не получилось.

- Давайте я прочту, - улыбнулась Ливи.

Девушка привыкла разбирать надписи своего дядюшки, а эту записку он составлял очень даже разборчиво. Негромкий голосок Оливии удивительно успокаивал, и постепенно все собравшиеся в комнате погрузились в свои раздумья. Профессор Бетуэль сосредоточенно хмурился, пытаясь понять, не забыл ли он чего-нибудь важного, от чего может зависеть исход экспедиции (точнее, благополучного возвращения в Лондон). Чарли в своих воздушных замках давал гастроли и купался в овациях, переезжал из фамильного замка в небольшой, но уютный домик, в котором был сам себе хозяином. Майкл слушал голос Оливии, даже не пытаясь вникнуть в содержание слов. Перед его мысленным взором шумели волны, цвели крупные цветы и нежно улыбалась чему-то пепельноволосая фея. Мысли Джанет были далеки от радужных грёз её сына. С каждым новом пунктом списка женщина всё больше мрачнела, а потом порывисто вскочила и отпрянула к окну, судорожно обхватив себя за плечи.

- Мам, ты чего? – Майкл бережно обнял мать, с удивлением отметив, что она вся дрожит. – Ты, чего, мама?

- Мама? – встревожено пискнула Элли, бросаясь к матери и прижимая её холодные словно лёд руки к своей груди. – Мамочка, что с тобой?

- Миссис Льюис, может быть капель? – Бетуэль Ричардс поспешно вскочил и огляделся. – Где-то у меня были…

- Я найду, - Оливия отбросила список и метнулась к выходу из комнаты.

- Нет-нет, всё в порядке, - Джанет растянула непослушные губы в улыбке, - со мной всё хорошо, правда.

Майкл скептически изогнул бровь, но спорить не стал, только бережно довёл маму до кресла, а потом нежно накинул на её плечи кашемировую шаль. Как это всегда бывало, в минуты сильного душевного волнения Джанет Льюис страшно мёрзла. Элли осталась сидеть на низенькой скамеечке у ног мамы, преданно заглядывая ей в глаза. Сейчас девушка готова была отказаться не только от Летнего бала, но даже от знакомства на этом балу с леди и лордом Белброук, родителями своего поклонника, Роберта.

- Всё хорошо, правда, - твёрдым голосом повторила Джанет. – Нет никаких поводов для беспокойства!

В проницательные зелёные глаза своего сына она, тем не менее, старалась не смотреть.

- Ну, раз всё хорошо, предлагаю вернуться к списку вещей, - бодро произнёс Джон Льюис и решительно взял в руки список.

Майкл удивлённо приподнял брови, но опять ничего не сказал. Определённо, его родители чего-то скрывают. Вопрос только, скрывают они что-то от семьи Ричардсов и Чарли или вообще от всех?

Вечер промелькнул незаметно, гости стали покидать гостеприимный дом только после того, как часы в библиотеке закряхтели, а потом пробили одиннадцать раз.

- Уже так поздно, - удивился Чарли, а потом с досадой хлопнул себя по лбу. – Чёрт, мне ещё перевод делать отрывка из письма Кортеса! Проклятие, я же с ним до утра провожусь!

- Посмотри в «Письмах великих экспедиций» во втором томе, там полностью всё письмо приводится, - посоветовал Майкл.

Чарли обрадовано кивнул, а потом смущённо спросил:

- Майк, а можно я у тебя эту книгу возьму? Библиотека закрыта, а у нас…

Маккенди обречённо махнул рукой, фамильная библиотека не имела в себе ничего, не связанного с финансами.

- Конечно, бери, - Майкл немного подумал, а потом предложил. – А хочешь, оставайся на ночь у нас. Твои родители, я думаю, возражать не будут.

- Мои родители вообще не заметят, что я не ночевал дома, - обиженно буркнул Чарли. – Отец умотал в Глазго, а мать… А у матери в фаворе какой-то актёришка, ей не до меня.

- Не стоит так отзываться о родителях, - с ноткой нравоучения заметила Элли, а потом с лёгким вздохом добавила. – Хотя они и заслуживают.

- Пошли, мадемуазель гувернантка, - Майкл с лёгкой смешинкой дёрнул сестру за ленту в волосах, чем заслужил её укоризненный взгляд.

Мадемуазель гувернанткой Майкл называл сестру после того, как она с восторгом прочитала роман какой-то подающей большие надежды писательницы. В книге повествовалось о нелёгкой судьбе сироты, которая в поисках пропитания устроилась гувернанткой в мрачный дом, хранивший страшную тайну. Разумеется, в конце книги девушка благополучно вышла замуж за хозяина замка, преодолев на пути к своему счастью множество преград, в том числе и домогательства со стороны своего беспощадного кузена. Читала книгу Элли вслух, каждый вечер после ужина, а потому Майкл, обожавший вечерние посиделки в кругу семьи, волей-неволей вынужден был приобщаться к перипетиям жизненного пути несчастной сиротки. В первое прочтение книга ему понравилась, но за год Элли перечитывала книгу целых ТРИ раза. Выслушивая третий раз повествование о судьбе несчастной влюблённой в своего хозяина гувернантки, Майкл пришёл к выводу, что романы ему не нравятся.

- Подождите! – остановил гостей на пороге пронзительный вопль профессора Ричардса. – Мы же так и не решили, когда отправляемся!

- Как только наши студенты сдадут свои последние экзамены, - спокойно ответил капитан Льюис.

Чарли сдавленно застонал, увильнуть от учёбы у него никак не получалось.

Всё заканчивается, пришёл конец и долгой выматывающей сессии. Майкл, Оливия и Чарли успешно подтвердили, что учебный год прошёл для них насыщенно и с пользой, и теперь как о манне небесной мечтали о поездке в Индию. Хотелось яркого, опаляющего солнца, ленивых волн и таинственных легенд. Чарли хотелось ещё и сокровища, но Маккенди прекрасно понимал, что в лучшем случае они отыщут полное собрание сочинений какого-нибудь индийского мудреца, а в худшем не найдут даже намёка на красивую легенду. И вот, вещи собраны и упакованы (запиханы) в чемоданы, миссис Льюис и Элли с искренней горечью проводили всю компанию на борт «Марины», а паруса наполнил попутный ветер. Приключения начинаются!

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям