Павлов Игорь " /> Павлов Игорь " /> Павлов Игорь " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Голод » Отрывок из книги «Голод»

Отрывок из книги «Голод»

Исключительными правами на произведение «Голод» обладает автор — Павлов Игорь Copyright © Павлов Игорь

            Острый холод ударил по телу и пробрал чуть ли не до костей, когда мы вошли в округлый шлюз.  Дверь позади плотно закрылась. Через пять секунд в помещении был выкачан весь кислород.

            – Проверка связи, – раздался прям в ушах заглушенный слегка голос Мии.

            – База, принимаю хорошо, – отозвалась Филиса из центра управления.

            – Второй принимаю хорошо, – отозвался Дозер.

            – Третий принимаю хорошо...

            – Седьмой... Хм, принимаю хорошо, – повторил я.

            – Абордажная команда готова! – браво доложила Миа.

Створки начали расходиться, обнажая зловещий космос. Слева виднелось нескончаемая черная глыба огромного крейсера. Мурашки пробежали по моему телу, когда резвая варийка первая ворвалась в этот морозный вакуум. За ее спиной заработали маленькие турбины, торчащие из рюкзака. У меня и всех остальных рейдеров такие же.

Прыгнул последним. Перед глазами возникла интерактивная панелька управления. Побежали строчки расстояний, параметры движения. На внутренней стороне левой ладони прощупывал пульт ручного управления.

            – Седьмой, не отставай! – раздался в ушах радостный голос Мии.

Чему тут радоваться?! «Киборгу» лишь бы встрять куда–нибудь.

            Через несколько секунд сфокусировал зрение на местности и с ужасом понял, что все уже далеко умчались вперед, и я вижу лишь четыре огненные точки турбин шестого бойца.

Команда летела вдоль гигантского корабля, а затем нырнула под него. Я никак не мог нагнать последнего. Запаниковал и стал делать ошибки, сжигая лишнюю энергию на корректировку курса. Чертов вакуум, сейчас, как никогда ощущался масштаб бесконечности космоса, его необъятности, его пустоты. Букашки, нет, микробы микробов пытаются продлить свою ничтожную жизнь на мгновение, затевают свои мыслишки, думают крошечными мозгами, что нет ничего важнее их существования и замыслов. Пищащее ничто, импульсы в никуда.

            – Я первый, – снова раздался голос Мии. – Вижу входное отверстие в районе ближайших шлюзов ангара. – Передаю данные на мини–карту.

            Виртуальная панелька смотрелась чуть сбоку, не мешая обзору, будто на расстоянии обычного монитора. На ней появилась схема крейсера из синего контура и красная точка. Это наш вход.

            – База, принимаю хорошо, – отозвалась Филиса. – На крейсере нулевая активность. Работаем...

            – Работаем, – подтвердила Миа.

            Я сумел нагнать шестого, чуть не столкнулся с ним. Ребята оказались ловкие, видимо не первый раз проделывают подобные высадки.

            – Я первый. Это не пробоина, тут кто–то побывал до нас. Вижу следы вакко–резки. Вхожу...

            Идеально круглое отверстие около двух метров в диаметре. Влетел туда последним, зацепившись за край, и очутился в ангаре. От группы исходил белый свет, что озарял все вокруг и давал представление о том, насколько огромен этот ангар. Они все стояли на площадке, а я плыл дальше. Что за фигня?!

            – Седьмой, включай гравитацию! – гаркнула Миа.

            – Какую к чертовой бабушке гравитацию!!! – заорал я, и развел руками. Все вокруг меня начало вращаться. Врезался в стальную стену и полетел назад.

            – Бездарь! – рявкнула Миа.

            Через мгновение меня подхватил кто–то, и понес к источнику света. Вскоре приземлился к команде, и Миа не отпуская мою руку, повернулась и посмотрела на меня снизу вверх. Через прозрачную пленку в меня впились синие глаза с искрами гнева и укоризны. Я поежился.

            – Почему не сказал, что не умеешь пользоваться вакко–скафандром? – возмутилась она.

В течение минуты она объясняла мне, что к чему. Теперь я разобрался, увидел убывающий счетчик кислорода, карту и своих ребят на ней. Понял, как переключать режимы и «присасывать» ноги к поверхности, пользоваться так называемой искусственной гравитацией.

            После проверки связи мы разделились на три группы и пошли в разных направлениях. Приоритетным был реактор, в его сторону как раз и отправилась Миа, я и еще один парень. Меня, как слабое звено взяли третьим в поисковую двойку.

            – Оружие наизготовку, – скомандовала Миа, когда мы вошли в первый темный коридор. – Без команды не стрелять, идем по цепочке. Докладываем обо всем, старший звена ведущий, его сектора: прямо, верх и право, замыкающий – лево, низ и тыл. Как приняли...

            Самое смешное было в том, что парень, шедший позади меня, особо ростом не отличался от Мии, разве что на пол головы повыше. И я шел, возвышаясь над всеми, и со всех сторон был открыт. Из–за этого еще больше было не по себе. В беспокойной голове заиграли бурные фантазии: сейчас выскочит откуда–нибудь тварь и накинется на самого жирного и мясистого – меня. Наверное, Миа все просчитала, плутовка мелкая.

            Снова перекличка пиратской группы захвата. Вся эта войсковая операция с военизированными переговорами еще больше нагнетала страха в мой многострадальный живот. Я, порхая, как бабочка с винтовкой в руках, озирался во все стороны. На полу сетчатая сталь, провалиться не страшно, потому что веса во мне сейчас практически нет. Коридор высокий, под три метра, в ширину – также. Никогда не видел креалимцев, но слышал, что они здоровенные, невероятно сильные и страшные. Не хотелось бы встретить их сейчас. Кар–р...

            Миа шла, не спеша, с особой тщательностью просматривая все на пути. Каких–либо следов борьбы или поломок не наблюдалось. Чистый коридор, ни мусора, ни пыли, только холод, что пробирал до костей, даже через скафандр.

            Первое пересечение коридоров. Вот тут совсем душа ушла в пятки. Темень кромешная смотрела на меня со всех сторон, когда преодолевал этот перекресток. Таинственная черная даль коридоров, в глубине которой что–нибудь затаилось. Одно успокаивало, коротышка, шедший позади, прикрывал мне спину. Если что, его утащат первого, и, конечно же, он успеет заорать, оповещая об опасности остальных.

            Миа остановилась. Впереди препятствие в виде закрытого люка между переборками.

            – Я первый, база?

            – Вижу, вижу, – отозвалась Филиса. – Сканеры показывают слабый кислород в следующем блоке. Активность нулевая...

            – Приняла тебя, работаем. Шестой!

            – Шестой на связи! – ответил парень за спиной и поспешил к Мие, обходя меня.

У него, оказывается, рюкзак больше моего. Ха! Коротышку нагрузили по полной. Парень энергично сбросил рюкзак и вытащил оттуда какую–то дрель.

            Заискрилась вакко–резка. Вскоре мы вошли в большое помещение, казалось бы, что тоже пустое, но пройдя еще несколько десятков метров стало ясно, что креалимцев я все–таки увижу на своем веку, вернее то, что от них осталось.

            – Шестой наблюдай за секторами, – скомандовала Миа, перешагивая здоровенные скелеты гуманоидов вперемешку с боевой броней. – Седьмой, тоже не зевай!

            А это адресовалось мне.

            Впереди показалась очередная дверь. Судя по останкам, тут было около восьми креалимцев, винтовки валялись рядом с застывшими под морозной коркой скелетами в красных стальных щитках. Это была их боевая броня или форма...

            По расположению останков не сложно догадаться, что вся эта орава ломилась в дверь, что была впереди. Мурашки прокатились по телу в одну сторону, а потом в другую, когда под ногами захрустел лед. Что это?! Их заледенелые фекалии?! Жуть приправлялась мерзостью. Сглотнул, рвоты мне еще не хватало в собственный скафандр.

            – Седьмой, это база, линия тет–а–тет, – ворвалось в мои уши. – Успокойся, все хорошо, они все мертвы и не укусят. Дыши глубоко. Боюсь за твое сердце, оно сейчас выскочит через твое очаровательное горло. Это стандартный рейд, мои ребята побывали в таких задницах, что это покажется тебе миссией дружбы в детский садик.

            – Ага, в мертвый и со скелетами детей, – огрызнулся.

Она следит за состояние здоровья команды из своей рубки? Какая заботливая.

            – Да фу, короче успокаивайся или верну на корабль.

            – Это первый, у нас снова препятствие, – проговорила Миа.

            – Это база, следующее помещение наполнено углекислым газом и еще какой–то дрянью, которую анализаторы не распознают, активность нулевая. Следуйте дальше...

            Парень пропилил сперва отверстие, через которое повалил белый пар. А затем уже и вскрыл дверь.

            Удивлен. Умные и начитанные пираты, избежали какого–нибудь газового взрыва, выровняли давление, а потом только полезли.

            Помещение было похоже на большую площадку с лифтами. Сбоку показался  трап наверх. Миа подошла к закрытым створкам лифта и попыталась их раздвинуть. Вскоре у нее это получилось. Она аккуратно заглянула вверх и вниз.

            – База? – подала неуверенный голос Миа.

            – До реакторной еще пол километра коридорами. Ты решила по шахте добраться?

             – Второй на связи, – раздался бас Дозера. – Фиксируем слабую силу искусственного притяжения. До центра управления еще триста метров. Тут людские трупы повсюду. Это пираты.

            – Как ты это определил, по костям? – усмехнулась Филиса.

            – Тела не повреждены, просто замерзли...

            – Что они тут забыли, – услышал я голос Ивера.

            Ну, а кто вакко–резкой баловался до них? Пираты, не иначе. Эти парни и лезли сюда за наживой.

            – Отставить лирику в эфире, – рыкнула Миа. – Работаем дальше!

            Миа решила продолжить путь по шахтам скоростного лифта. Проще всего добраться до реактора. Судя по схеме корабля, что отображалась на моей мини–карте перед глазами, лифт был выбран верно.

            Снова начались полеты. Устал биться о стенки шахты, если бы не парень позади меня, то давно бы уже потерялся или зацепился обо что–нибудь. С меня сошло семь потов прежде, чем мы добрались до реакторной. Хорошо, что влагу «умный» вакко–скафандр постепенно вытесняет. Иначе, как объяснить, что обзорное стекло до сих пор не запотело?

            Небольшое помещение для персонала и огромный, спящий реактор, занимающий добрую четверть всего корабля. Из неоткуда слабый гул ударил по ушам, будто гром среди ясного неба, снова на пути замороженные кости креалимцев с винтовками.

            – А это уже странно, – прокомментировала Миа, направив луч света на большое замороженное тело в красной боевой форме со щитками.

            – База на связи, что там у вас?

            – Целехонький креалимец, вот что, – отозвалась Миа. – Все в кости превратились, а этот с плотью. По маркировке формы, все они с одного подразделения. Похоже, он продержался дольше других.

            – Задохнулся? – предложил я свою версию рассматривая креалимца, сидящего спиной к стене.

Такая уродливая тварь с распахнутыми заледенелыми круглыми черными глазами и мерзкой раскрытой пастью.

            – Нет, тут до сих пор был кислород, пока мы дверь не вскрыли, – ответила Миа и пошла осмотреться.

            – Трупы не разложились, – подал голос парень из нашей команды, присаживаясь у кучки костей. – Их кто–то обглодал, вон, следы зубов на костях...

            Меня затрясло так, что хотелось упасть на пол и доползти до какого–нибудь угла, чтобы забиться там. Жуть, это мягко сказано.

            – Шестой, седьмой, – рыкнула Миа. – За мной марш!

            Мы с бойцом помчались за мелкой. Пару раз я чуть не напоролся на креалимские останки. По всему полу был рассыпан какой–то серый песок и коробки. Это их провизия, не иначе. Все это добро, не примороженное к полу, вздымалось от нашего движения и хаотично плавало в невесомости.

            – Воздух был, еда тоже, – комментировал шестой. – Может, подох от вируса?

            – Уймитесь, мы не следователи, – рыкнула Миа.

            Следующее помещение было усеяно энергоблоками величиной с половину человеческого роста. Они стояли рядами по стенам, расставленные один на другом до самого потолка, на половину входили в эти стены. Одни блоки с мигающими красными огоньками, другие уже не подавали признаков жизни, но были и те, что стабильно светили зелеными и синими лампочками.

            – База? – воодушевленно произнесла Миа.

Но Филиса не отозвалась.

– Я первый, база? Хм... Шестой, проверка связи.

            – Я шестой, принимаю хорошо...

            – Черный Квазар, – выругалась Миа. – Мы без связи с базой. Шестой, доставай инструмент, будем ковырять. Седьмой, наблюдай тыл, как принял?!

            – Слышу, слышу! – огрызнулся я.

Первый, шестой, седьмой, десятый... Достали! В голове промелькнули эпизоды из голливудских фильмов про подобные ситуации. Сейчас обнаружится, что пожрано уже половина нашей команды, повалят ползучие монстры из всех щелей, мы помчимся назад, выживут только двое, но в конце концов, один из них пожертвует жизнью ради спасения другого. В общем, я выживу. Но у меня уже не останется объектов исследования, а значит, плакали мои денежки. По сто тысяч ринн за каждый объект, при условии, что доставлю материалы с зоны К–А.

            Всматривался в зловещую тьму и прислушивался, вылавливая подозрительные шорохи. Монотонный гул, исходящий от реактора пытался усыпить мою бдительность. Но я старался, все мои чувства были обострены до предела, пока не перешел на красные капсулы ничего в этом направлении не изменится.

            Вздрогнул от неожиданного звучного удара позади. Моя команда продолжала ковырять блоки, и это парень приложился молотком. Миа яростно, упершись ногами в стену, рвала с корнем блок на противоположной стене.

Вот тут–то мне и показалось, вокруг что–то неладное творится. Если на крейсере кто–то все–таки живет, то он нас сейчас услышал... Бывает же такое, что на уровне энергетического поля или биополя ты понимаешь, что–либо за тобой уже наблюдают, либо кто–то просто рядом, ты его не видишь, но он уже тут. Вот как сейчас.

Кто–то в этой реакторной смотрит на нас и ждет, ждет подходящего момента, чтобы напасть и сожрать. Сейчас бы с удовольствием поменялся телами с коротышкой. Я на краю пропасти, у границы зловещей темноты…

Скорее бы все это закончилось. С каждой секундой дышать становилось все труднее. Волнение и тревога морозили мою грудь и стреляли по нервным окончаниям. С очередным падением добытого блока падало и мое сердце куда–то в район пят. Так и хотелось прикрикнуть на них, чтобы не так настойчиво будили местных…

            Парочка «злобных карликов» с остервенением ковыряли, ковыряли и наковыряли восемь энергоблоков. Миа сказала, что этого нам хватит с головой. Боец по кличке «шестой» связал блоки специально приготовленной веревкой, и мы направились обратно.

            Сразу пришло огромное облегчение. Гора с плеч. Но беспокойство и плохое предчувствие продолжали блуждать по кишечнику. 

            – База? – снова попыталась связаться с кораблем Миа. – Так, понятно... Ребята, пойдем пешком, боюсь, если полезем в шахту, блоки все растеряем.

            Шестой принялся по команде разрезать нам проход через задраенный люк. И вот оно, новое темное помещение, дальше коридор, лестница вниз, пролет, еще лестница. Везде пустота, простор, провода по потолку, блоки и трубки по стенам.

            – Третий на связи! Первый? – ворвался в эфир голос Ивера.

Мы замерли. Тон был более чем беспокойный.

            – Первый на связи! – поспешила ответить Миа.

            – Коин провалился в какую–то органическую лужу! Пытаюсь вытащить! Тут вообще жара, как в эланской пустыне! База не отвечает, как приняла?!

            – Приняла хорошо, – отозвалась Миа. – Мы возвращаемся. Всем группам, в точку сбора! Как приняли?!

            Теперь никто ей не ответил, даже Ивер. Миа звала еще и еще, затем выругалась, и мы поковыляли дальше, утягивая за собой плывущую в невесомости вереницу из энергоблоков.

Какая, к черту, органика?! Какая, на хрен, жара?! Запоздалая мысль ударила в голову, что–то зловещее поселилось тут! Надо валить как можно скорее.  Да еще эта Филиса молчит. Как бы Зеркальщик челнок уже не разнес. И некуда валить. Тьфу, накаркаю еще...

            – Внимание, прямо! – взвизгнула вдруг Миа и присела с винтовкой наизготовку к стрельбе.

Я чуть не обделался, предоставленный во весь свой рост какой–то опасности впереди. Запоздало присел следом.

            В конце коридора в свете прямого белого потока, исходящего от фонарика Мии, показалась фигура. Это был человек, идущий нам навстречу. Расстояние около двадцати метров, но медленно сокращалось. Это не был боец нашего «спецназа». Мини–карта не отображала его, как своего. Судя по черному вакко–костюму, это был пират или наемник, он ковылял к нам, несколько неуклюже шаркая практически негнущимися ногами и мотая руками, словно плетьми.  В одной руке у него зажат бластер, он не был направлен на нас, но это недолго исправить. Лысая голова, грязное худое лицо, череп, обтянутый кожей и впалые глаза. Полутруп ходячий!

            – Стой! Оружие на пол!! – взревела Миа.

Пират не остановился. Та прокричала что–то мне непонятное. На что последовал сиплый и едва слышный ответ из двух предложений, скорее всего на том же языке. Бластер высвободился из его тощей кисти и поплыл по инерции, постепенно отставая.

            – Пропустите его, – выдавила Миа с некой болью в голосе, отступая в сторону.

            – Кто это?! – прошептал, вжимаясь в стену.

            – Это предводитель тех ребят, чьи трупы нашел Дозер, – ответила та. – Он хочет добраться до того креалимца, мы открыли ему проход, когда разрезали двери...

            – Какой в этом смысл?! – меня била дрожь.

Пират прошел мимо меня. Этот взгляд, будто сама смерть посмотрела на меня. Почему он не просит помощи?!

            – Это командир пиратской группировки, ему нужен труп креалимца, тот, который целый, – повторила едва слышно Миа, провожая удаляющегося пирата взглядом.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям