0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Горничная-криминалист: дело о вампире-аллергике » Отрывок из книги «Горничная-криминалист: дело о вампире-аллергике»

Отрывок из книги «Горничная-криминалист: дело о вампире-аллергике»

Автор: Сирена Селена

Исключительными правами на произведение «Горничная-криминалист: дело о вампире-аллергике» обладает автор — Сирена Селена . Copyright © Сирена Селена

Глава 1. Заклятье вампира-аллергика

Пик-пик-пик. Пик-пик-пик. Я проснулась от звуков надрывающегося будильника, с трудом протёрла слипающиеся глаза и поняла: надо вставать. Сегодня была не моя смена, но я сама вызвалась заменить Линду, так как, пересчитав свои сбережения, осознала, что уже и так задолжала уважаемому Рудольфу Гризли три квартплаты и, кажется, этот месяц станет четвёртым.

Подойдя к креслу у окна, на котором у меня были свалены в одну общую кучу почти все вещи из моего скромного гардероба, я заметила, что солнце уже садится. «Надо бы поспешить, а то мадам Жадрин будет недовольна», - мелькнула мысль в голове, пока я пыталась найти среди горы одежды хотя бы одни достаточно чистые и не очень мятые брюки. С рубашкой было проще, я взяла первую попавшуюся – её всё равно закроет передник Линды.

Да, я работала в публичном доме мадам Жадрин, но не так, как вы о том подумали. Если бы я работала так, как думали все, когда слышали имя моего работодателя, то у меня точно были бы деньги, чтобы купить продукты, оплатить квартиру и расплатиться, наконец, с кредитом по учёбе. Но меня воспитывала моя бабушка Ирма, и вбитые с детства нравственные принципы не позволяли мне даже подумать о том, что зарабатывать телом. Наверно именно поэтому, уехав из провинциального городка в столицу, чтобы получить высшее магическое образование, я так и не смогла сознаться ей в том, что не поступила на бесплатное отделение, собственно, как и в том, что меня даже на работу не взяли ни в одно приличное место.

Всякий раз, когда я приходила на собеседования на должность секретаря или банковского сотрудника, меня просили предъявить диплом об окончании высшего учебного заведения, а также рекомендации с предыдущих мест работы. Разумеется, ни того, ни другого у меня не было. А зарплаты подавальщицы еды или же младшей швеи просто не хватило бы, чтобы оплатить учёбу. Так случилось, что как раз именно в ту осень, когда я так отчаянно нуждалась в деньгах, работу мне предложила пожилая женщина, представившаяся мадам Жадрин.

Уже потом я узнала, что мадам Жадрин содержала самый известный публичный дом во всей столице. Но искала она себе работниц не только прямого, так сказать, профиля, но и горничных, которые в течение всей ночи меняли бы постельное бельё и ванные принадлежности в номерах, приносили вино и фрукты, зажигали бы свечи, а также выполняли другие мелкие поручения и пожелания клиентов. Так как увеселительный дом мадам Жадрин пользовался определённой популярностью среди граждан столицы, ни одна девушка не хотела идти работать горничной к пожилой женщине, потому что испорченная репутация и строка «публичный дом» в трудовой книге – это на всю жизнь. Но мне очень нужны были деньги, а мадам Жадрин – горничная, она согласилась платить двойную ставку, а мне было очень удобно работать по ночам, ведь в дневное время я училась на Кафедре Вещественной Магии Факультета Магической Криминалистики.

Почему я выбрала такое странное направление? Всё прозаично: обучение на этой кафедре оказалось самым дешёвым. Большинство абитуриентов предпочли направления поинтереснее: некромантия, ритуалы экзорцизма, боевая и защитные магии, древние проклятья. Практика у кафедры некромантии проходила на настоящих кладбищах, где они вызывали и общались с духами великих из истории человечества. Специалисты по древним проклятиям вообще путешествовали по самым отдалённым уголкам мира, а по окончании Магического Университета столицы их буквально с руками отрывали не только в нашем мире, но и в соседних Гратэне и Тристании. Студентов, окончивших Кафедру Боевой Магии, всегда ждали тёплые места с достойным окладом на государственной службе и захватывающими расследованиями. Это была самая сложная кафедра на всём факультете, но те, кто её оканчивал, по праву считались лучшим оперативными магами. В вещевики же подавались совсем немногие. Кому охота проводить летнюю практику в пыльных архивах за трактатами о потоках магии?

Наверно, меня не выгнали с Факультета Магической Криминалистики лишь потому, что я была вещевиком. Из-за ночных смен в заведении мадам Жадрин я постоянно просыпала первые пары, с трудом включала мозг на лекциях и регулярно попадала на пересдачи в сессии. Однако на Кафедре Вещественной Магии училось всего четыре студента, и учителя всякий раз закрывали глаза на мои прогулы, вечно сонное состояние и несделанную домашнюю работу. Ведь практически никто не хотел заниматься самым рутинным и тоскливым направлением на факультете.

Мадам Жадрин платила хорошо, но в процессе обучения то и дело требовались дополнительные средства: то на котелок, то на новую мантию, то на очередной комплект учебников, то на билеты на портал до Гратэна, где проходила одна из моих практик, ведь именно в Гратэне находился самый обширный архив рукописей времён правления гоблинов. Так уж сложилось, что на третьем курсе для того, чтобы оплатить учёбу в Магическом Университете, мне пришлось взять кредит в Гномьем Банке под высокие проценты. Именно поэтому по окончании шестилетнего обучения в Университете вместо того, чтобы праздновать получение диплома, я с удвоенными усилиями стала работать на мадам Жадрин, охотно беря дополнительные смены. О том, чтобы увольняться и искать себе более или менее достойную работу не могло быть и речи, ведь опыта работы у меня всё ещё не было, а оценки в дипломе оставляли желать лучшего. Я понимала, что поиск приличного места со справедливой зарплатой в моём случае может затянуться на несколько месяцев, а необходимость платить Рудольфу Гризли аренду и погашать задолженность в Гномьем Банке оставалась.

Конечно же, мне, как редкому специалисту по окончанию Магического Университета предложили место на государственной службе. Но на тот момент я только-только рассталась с Майклом Миттерсоном, первым красавчиком с Кафедры Боевой Магии. А место мне предлагали как раз в одном с ним отделе. Ну, я и отказалась. Дурёха, надо было попросить распределить меня в другой отдел, но на тот момент я не догадалась до такого решения.

А вот Миттерсона было очень неприятно застать полураздетым со студенткой с кафедры некромантии ночью в парке, когда я выбегала в соседнюю фитолавку за травами для клиента, у которого прихватило спину. Самое противное в этой ситуации было то, что Миттерсон мне заявил, что его измена – полностью моя вина. Ведь ему всякий раз приходилось уламывать меня словно девственницу. Да, это было действительно так. Днём я училась, по ночам работала, а на праздники покупала билеты и навещала свою бабушку Ирму. На Майкла у меня почти не оставалось ни сил, ни времени. Разумеется, моя бабушка понятия не имела ни о моей работе, ни о том, что я учусь платно. О Майкле я ей рассказывала частично, и она свято верила, что мы ждём окончания учёбы, чтобы пожениться. Она так гордилась мной и моими достижениями, так хвалилась мной перед соседями, что всякий раз я не находила в себе храбрости, чтобы рассказать всю правду.

Я наскоро почистила зубы, пригладила непослушные волосы на голове, влезла в разношенные сапоги на резиновой подошве и, схватив зонтик, выбежала в сторону заведения мадам Жадрин. Солнце уже зашло за горизонт, темнело стремительно, а из-за нависших туч и накапывающего дождика было почти ничего не видно. Спустя двадцать минут я поднималась по ступеням сияющего разноцветными огнями заведения мадам Жадрин. «Мы исполняем Ваши самые потаённые желания!» зазывно светилась вывеска над главным входом.

- Лоли́, ну, наконец-то! – я услышала знакомый голос горничной Рины, снимая влажную уличную мантию. – Я уж думала бесстыжая Линда мало того, что сама не пришла, так ещё и о замене не позаботилась. А на мои плечи двойная работа!

- Рина, прости, так спать хотелось, вот я и опоздала, - я развела руками, показывая, что не нарочно.

- Да какая разница, - девушка всучила мне стопку белья сразу же, как я накинула на себя передник Линды. – Вот. Твои номера с седьмого по шестнадцатый включительно. Остальные я уже убрала. И в девятом номере клиент настаивал на красных свечах, сатиновых простынях и лепестках роз в джакузи, не забудь, пожалуйста. И вот ключ-камень, - она протянула мне на раскрытой ладони серый невзрачный камушек.

Я взяла бельё и ключ-камень из рук Рианы. Последние были универсальными ключами от всех номеров в заведении мадам Жадрин, отпирали и запирали любую дверь. Такие камни хозяйка заведения давала лишь горничным по понятным причинам. Девушки же, непосредственно обслуживающие клиентов, имели узконаправленные ключи-камни, отпирающие только конкретные номера.

- Хорошо, - я кивнула Риане, но она уже развернулась и поспешила на кухню. Ещё одним неоспоримым плюсом работы на мадам Жадрин было то, что работницам разрешалась бесплатно доедать то, что заказывалось для клиентов, но далеко не всегда ими съедалось. Как правило, это были вина и фрукты, но многие мужчины навещали увеселительное заведение, приходя прямо с работы, а потому заранее заказывали себе сытные ужины.

«Десять номеров – достаточно много для одной смены, надо поторопиться», - решила я и ускорила шаг. Я приложила ключ-камень к двери седьмого номера, перестелила кровать, поправила воздушный балдахин, занесла новый комплект полотенец в ванную и поставила цветы в вазу, потому что таково было пожелание клиента. Всё то же самое я сделала и в восьмом номере, где ещё никого не было, разве что цветы не стала ставить в вазу. А вот в девятом номере пришлось задержаться, потому что я совершенно забыла заклинание для перекрашивания свечей в красный цвет, а в подсобке нашла только жёлтые и зелёные свечи. К тому моменту, как я вспотела и таки перекрасила куски воска в алый цвет, позади меня послышался скрип двери.

Я стремительно обернулась, вытирая вспотевшие от напряжения руки о передник, и увидела вампира. Клиентами заведения мадам Жадрин являлись самые разные люди и нелюди, поэтому насмотревшись вдоволь на представителей всех рас, я ничуточки не удивилась явлению вампира.  Чёрная шёлковая рубашка оттеняла его тонкую белоснежную кожу и подчёркивала острые скулы, а лакированные туфли с острыми носами сверкали, начищенные до идеального состояния. Мне сразу же стало неловко за свои старые растоптанные сапоги и мятые брюки.

- Ты не Джемма, и даже не Линда, - хмыкнул вампир, прислонившись к косяку двери и задумчиво рассматривая мой далеко не самый презентабельный внешний вид.

- Джемма вот-вот придёт, она часто задерживается, - я тут же поспешила объясниться перед клиентом. – Я сегодня вместо Линды. Ванну с лепестками роз уже набрала, как Вы и просили, свечи тоже готовы.

- Понятно, - вампир кивнул и прошёл внутрь комнаты слегка резковатой походкой.

Он повернулся ко мне спиной, и поэтому я уже не боялась и из-под полуопущенных ресниц с интересом рассматривала его фигуру. Всё-таки вампиры в нашем мире – далеко не частое явление.

- Простите, я могу идти? – я решила проявить правила приличия, а потому задала этот вопрос клиенту, который осматривал стол и свечи.

- М-м-м-м…. видите ли… - вампир сделал паузу и посмотрел на меня в упор.

- Лолианна, - догадалась я о причине столь пристального внимания.

- Лолианна, - послушно повторил вампир. – У меня есть одна деликатная просьба. Обычно мой номер убирает Линда, и она знает о моих… - он сделал паузу, подбирая нужные слова, - маленьких потребностях.

«Ой-ой, неужели он попросит меня о чём-нибудь незаконном? – пронеслось у меня в голове. – Или же попросит моей собственной крови?» В голове живо нарисовались картинки, как вампир впивается своими белыми клыками в мою тонкую шею. Видимо что-то промелькнуло на моём лице, потому что вампир тут же постарался успокоить меня:

- Ничего незаконного я не прошу. Не могли бы Вы сходить в фитолавку и взять для меня пузырёк козьей крови? – вампир просительно посмотрел на меня.

- Козьей крови? – машинально повторила я. Сейчас, когда вампир ко мне развернулся, я заметила, что его белки глаз слегка пожелтели, а руки трясутся. Вкупе с резковатой походкой мне стало очевидно: все признаки ломки на лицо. Он давно не ел. Вот только почему же ему нужна кровь козы?

Вампир поменялся в лице, зло оскалился и пошёл прямо на меня. Конечно, без моего личного разрешения он не мог меня укусить, да и вообще это считалось в нашем мире незаконным, но признаться, я всё-таки струхнула и сделала несколько шагов назад, пока не почувствовала лопатками холодную стену за собой. Видимо от испуга, потому что иначе я никак не могу объяснить своё наиглупейшее поведение и атрофирование чувства самосохранения, я по-дурацки хихикнула и сказала:

- А что, человеческая кровь нынче не в моде?

Вампир сверкнул глазами и положил свою правую руку мне на горло, слегка приподняв меня над полом. «Какой же нечеловеческой силой он обладает! Да ему сломать мне шею как нечего делать» - мелькнула заполошная мысль в голове. Сердце зачастило ещё быстрее.

- Не смей надо мной смеяться! - рыкнул он, обнажив клыки и глядя мне в глаза. Хотела бы я отвернуться от его пронизывающего взгляда, говорила ведь мне бабушка, ещё когда я была маленькой: «Никогда не смотри вампиру в глаза. Зачарует так, что сама к нему в постель прыгнешь». Но отвернуться не было ни сил, ни желания.

- Да, у меня аллергия на человеческую кровь, а я очень голоден. В вашем мире мне подходит кровь козы, она точно продаётся в фитолавке напротив этого заведения. Вот деньги, - с этими словами я почувствовала, как несколько монет перекочевало в карман моего передника. – Сбегай, пожалуйста, да побыстрее.

Кисть вампира плавно меня опустила обратно на пол, но он не убрал её с моего горла. Внезапно я почувствовала, как его большой палец стал поглаживать мою шею. Стыдно признаться, но от этого едва заметного касания стало одновременно и очень приятно, и очень страшно. Вампир продолжал смотреть в мои глаза:

- А ты посообразительнее Линды оказалась. Хм-м-м-м… - протянул вампир задумчиво. - Что ж, приказываю, тебе молчать и никому не сообщать о моём поручении и о том, что у меня аллергия на человеческую кровь.

Я продолжала смотреть в его гипнотизирующие глаза и как-то отдалённо понимала, что вот сейчас на меня накладывают исконно вампирскую магию о неразглашении, но ничего не могла с этим поделать.

Внезапно скрипнула дверь, и периферийным зрением я заметила большое белое пятно.

- Дорогой, - прощебетала потрясающая пышногрудая блондинка в белом пеньюаре, - отпусти горничную, она всё равно ничего не умеет. А я с удовольствием тебя порадую, - и её руки обвились вокруг жилистого торса вампира.

И хотя Джемма сказала эту фразу с явным пренебрежением в мой адрес, я всё равно почувствовала облегчение и благодарность к вошедшей жрице любви, как любили сами себя называть работницы дома мадам Жадрин.

Уже выскакивая из девятого номера в холл, я услышала сказанное в спину «и молока принеси, я не пью чистую». В прихожей первого этажа я пересчитала монеты, что мне дал вампир, и присвистнула: «Ого! Это же целое состояние! Два серебряных! Да я на эти деньги я и пузырёк с козьей кровью куплю, и ещё останется на питание недели на три». И я бодро поспешила в фитолавку Гзеля Дайсона, что располагалась напротив публичного дома. Что ни говори, а клиент дал щедрые чаевые, которые надо было отрабатывать.

Я толкнула массивную деревянную дверь в фитолавку, и тут же зазвенело переливчатым звоном охранное заклинание, сигнализирующее, что в лавку зашёл покупатель. Гзель Дайсон не просто так расположился напротив дома мадам Жадрин. Драконью часть его прибыли составляли всевозможные травы для поддержания потенции, которые покупали жрицы любви для своих клиентов, а также противозачаточные составы, возбуждающие травы с эффектом афродизиака и прочее, и прочее. Именно поэтому лавка почтенного господина Дайсона работала и среди ночи. Я приблизилась к пожилому мужчине с седой бородой и кустистыми бровями.

- Доброй ночи, господин Дайсон, - поздоровалась я робко, так как кровь козы ещё ни разу не покупала и понятия не имела, как объяснить необходимость столь необычный покупки.

- Кто это там пришёл среди ночи ко мне? – Гзель поправил своё пенсне на переносице. Мне почему всегда казалось, что у него отличное зрение, а этот аксессуар он носил, чтобы выглядеть представительнее. – А, Лоли́, это ты? Проходи, проходи. Зачем пожаловала? Чистящий порошок для зубов в номерах закончился али ароматное мыло?

Отчаянно смущаясь, я произнесла:

- Эм-м-м, господин Дайсон, мне бы крови козы… Возможно, она у Вас есть?

Господин Гзель опустил пенсе и бросил на меня изучающий взгляд поверх переносицы. Его добродушно-старческий тон вмиг изменился на деловой:

- Как расплачиваться будешь? Деньгами или как все девочки - услугами?

Я не сразу поняла вопроса, а потому ответила честно:

- Деньгами, - и только через секунду до меня дошло, что имел в видухозяин лавки. Я покраснела и задохнулась от негодования. Да, я уже семь лет работаю в публичном доме мадам Жадрин, но я работаю горничной, и до сих пор господин Гзель не позволял себе откровенных намёков в мой адрес. Несколько раз он, конечно, уточнял, не надо ли мне что-то ещё к стандартному набору средств для горничных, но я вежливо отказывалась.

Дайсон ушёл в подсобное помещение, погромыхал там какими-то склянками, а затем вышел с довольным выражением лица, неся в правой руке небольшой сосуд с тёмно-багряной жидкостью.

- Вот, как раз последний остался, - сообщил он, потирая ладони. – Половина серебряного.

- Сколько-о-о? – я поперхнулась уже во второй раз. Нет, ну это же наглость просить за пузырёк крови козы половину серебряного. Да днём на рынке я за такие деньги целую тушу козы купить смогу.

- Половина серебряного, - повторил Гзель, сверкнув стёклами в своём пенсне. – Или желаешь договориться по-иному? Я сделаю тебе скидку, как новичку в этой профессии.

- Э-э-э… нет, спасибо, - я тут же пошла на попятный. Не приведи меня демон, до чего ещё мой язык договорится с этим старым прохвостом. С этими словами я положила на прилавок один серебряный. Господин Гзель проверил монету на зуб, словно я могла его обмануть, а затем полез в кассу отсчитывать сдачу.

Пузырёк с дорогостоящей козьей кровью я положила в один из карманов брюк, сдачу в другой, и уже собралась было открыть дверь, чтобы выйти на улицу, как услышала совет от травника:

- Ты всю кровь не используй сразу, капни несколько капель на простынь и парочку на бёдра. Клиент поверит, что он у тебя первый, а у тебя ещё крови останется с избытком, сможешь провернуть этот трюк раз пять точно.    

Моя спина закаменела от такого совета. Так вот, что он обо мне подумал! Что я решила обмануть клиента и разыграть спектакль с потерей девственности! Видимо поэтому и цена за небольшой флакон такая высокая – он посчитал, что я куплю его при любом раскладе, ведь клиент наверняка вот-вот подойдёт и деваться мне некуда. Ну, спасибо! А главное, что я могу ответить господину Гзелю? «Вы всё не так поняли. Вампир с аллергией на человеческую кровь наложил на меня мощное заклятие»? Как только я просто попытаюсь хоть что-то возразить противному старикашке и объяснить, зачем мне козья кровь, меня сразу же скрутит адская боль. Вампиры умеют накладывать заклятья, а рисковать своей жизнью я не собираюсь, чтобы что-то доказать господину Гзелю, провожающему меня влажным взглядом поверх пенсне.

Выходя из фитолавки, я раздражённо хлопнула дверью с такой силой, что грохот перекрыл звон защитных чар. «Ну, зато благодаря этому вампиру у меня всё равно остаются деньги на еду», - думала я, поднимаясь по лестнице в заведение мадам Жадрин. Я испытывала такое чувство досады на господина Гзеля Дайсона, что не заметила на фигуру, замотанную в тёмный плащ и со всего размаху врезалась в клиента.

- Ой, простите, - я тут же спохватилась, что нельзя быть невежливой с посетителями, ведь они могут живо доложить на меня мадам Жадрин и тогда плакала моя работа горничной.

- Ничего страшного, - буркнул неприветливый низкий голос. Незнакомец поплотнее закутался в плащ и торопливо сбежал по ступеням здания.

«Странно, обычно клиенты покидают публичный дом навеселе и крайне довольные, - подумала я. – Ох и влетит же кому-то из жриц любви за неудовлетворённого заказчика». Но эта мысль так же стремительно покинула мою голову, как и пришла в неё. Я поспешила на кухню, чтобы налить кувшин молока для вампира-аллергика. «Кто его знает, как сильно ему надо разводить козью кровь, чтобы пить, принесу кувшин молока, а дальше он сам сориентируется».

Спеша поскорее выполнить просьбу вампира, я забыла на себя накинуть передник Линды, в котором остался универсальный ключ-камень от всех номеров. Поняла я это уже только тогда, когда поднялась на второй этаж и остановилась перед закрытой дверью с немного истёсанной цифрой «9».

- Вот ведь невезуха, - я ругнулась сквозь сжатые зубы. Уже была готова поставить кувшин с молоком на пол и бежать обратно на первый этаж, как дверь в номер приоткрылась от дуновения небольшого сквозняка. «Ну, Джемма, так спешила ублажить клиента, растяпа, что даже запереться забыла!»

Я зашла в комнату, в которой стояла абсолютной тишина. «Наверное, в джакузи развлекаются, не зря же вампир просил туда положить лепестки роз». Придерживая доверху наполненный молоком кувшин обеими руками и глядя себе под ноги, чтобы не дай дьявол не споткнуться и не расплескать, я тихонечко прошла к столику, где оставила красные свечи, и поставила туда посуду. Моё внимание привлёк тот факт, что свечи оказались потушенными. «Зачем же просить было меня зажигать свечи, да ещё и специально красного цвета, если они ими даже не воспользовались?» - с лёгким раздражением подумала я. Видимо, во мне заговорила обида, ведь столько моих сил было вложено, чтобы перекрасить эти идиотские свечи, что я упрямо провела рукой над ними и зажгла их. Маленький фокус, которому меня научил в своё время Майкл с Кафедры Боевой Магии. Хоть что-то хорошее оставил о себе на память.

Тусклый красный свет озарил комнату. Я уже собиралась достать из кармана брюк пузырёк с козьей кровью, как мой взгляд вдруг выхватил взбитые одеяла и разорванное постельное бельё на кровати.

- Что за….? – но договорить я не успела, так как, поднеся свечу к кровати, увидела, что на ней лежали двое: Джемма и тот самый вампир. Они были полностью обнажены, и кожа обоих отдавала неестественной белизной. Белокурые кудри Джеммы разметались по подушке, синие глаза широко распахнуты, а на её тонкой шее виднелся отчётливый укус и спёкшаяся струйка крови. Одной рукой она держала серебряный ножик, вонзённый в грудную клетку вампира. Создавалось впечатление, что вампир не сдержался и набросился на свою жертву, а девушка, защищаясь, из последних сил вонзила ему нож в сердце.

От неожиданно открывшейся нелицеприятной картины я икнула. Затем ещё раз. Ик. Я, конечно, видела доселе трупы в морге на практике, но это было так… натуральнее что ли. И Джемма… Я  тёплых чувств к ней не испытывала, но всё равно девушку было жалко. Ик. А Вампир так вообще дал мне щедрые чаевые. Ик.

Развернувшись и икая от переживаний, я бросилась в кабинет на первый этаж к мадам Жадрин. Нервничая, я очень сумбурно рассказала ей урезанную версию произошедших событий: зашла в девятый номер, принеся кувшин молока по просьбе клиента, а там нашла два трупа на кровати.

Пожилая леди, владеющая публичным домом, отличалась весьма крутым нравом, а потому резко рявкнула:

- Лоли́, успокойся! Тебя никто ни в чём не обвиняет, ты всего лишь нашла два трупа. Никому ни слова, чтобы не напугать клиентуру. Нам не надо паники или огласки. У меня есть связи в маглиции, я сейчас свяжусь с ними по мыслепередатчику и попрошу прислать кого-нибудь, чтобы оформили всё максимально тихо. А ты продолжай работать. Сколько у тебя номеров ещё осталось?

- С-семь. Ик, - я была несколько обескуражена тоном, каким со мной разговаривала мадам Жадрин, как будто ничего существенного не случилось. Только сейчас у меня мелькнула мысль, каким железным характером должен обладать хозяин публичного дома в столице, чтобы вытеснить всех конкурентов.

- Вот иди и меняй постельное бельё в этих номерах, - распорядилась мадам.

- Ик. Хорошо, - пробормотала я.

- И перестань уже икать, выпей что-нибудь, - мадам Жадрин поморщилась, когда я икнула в очередной раз, но отпустила меня одним лёгким движением руки.

Выйдя из кабинета хозяйки заведения, я поняла, что у меня слегка потрясываются руки от перенапряжения. Первым же делом я отправилась на кухню, чтобы заварить себе крепкого кофе. Обычно кофе мне помогал, вот и сейчас я на него очень надеялась.

Я очень боялась и старалась не думать о том, что произошло. О том, что вампир был аллергиком и никак не мог захотеть выпить человеческой крови. А если бы даже и хотел, то не стал бы так глупо подставляться и просить меня вернуться с кровью козы как можно скорее. Меня не было в номере от силы минут десять, может пятнадцать. И Джемма… конечно, она была надменной жрицей любви с противнейшим характером. Именно она подняла меня на смех и растрепала всем девочкам, когда я поделилась с ней своим горем, что меня бросил Майкл. «Удивительно, что он продержался ещё так долго! Интим один раз в месяц, это ж что за ледяной скалой надо быть?! И ты действительно наивно полагала, что всё это время он верен тебе?», - со смехом тогда сказала она мне. Ну а я, ясно дело, обиделась. Но какова бы моя обида ни была на Джемму и её острый язычок, блондинка не заслуживала смерти. Да и я не верила, что жрица любви стала бы брать с собой в номер нож. Джемма относилась к изнеженным особам, которые скорее попросят мужчину отрезать ей кучек стейка и покормить с вилочки, а никак не будут носить в своём корсете оружие на «всякий случай».

«Всё это явно подстроено… А если подстроено, то значит в номере побывал кто-то третий», - меня обдало холодным по́том, когда я вспомнила про открытую дверь в номер. Я тут же бросилась к переднику Линды, который я снимала, когда выбегала в фитолавку Гзеля, прямо с кружкой недопитого кофе. Разумеется, мои руки ещё подрагивали, и я поставила огромное коричневое пятно на светлый передник Линды. Но всё это было ерундой по сравнению с тем, что я нашла универсальный ключ-камень в правом кармане передника. А я очень хорошо помнила, что всегда носила его в левом кармане, потому что правой рукой было удобнее толкать саму дверь. Холодный пот прошиб меня, осознание того, что убийца воспользовался моим ключ-камнем придавило неподъёмной тяжестью. «Я такая растяпа, бросила передник с универсальным ключ-камнем прямо в прихожей, когда побежала в фитолавку, и кто угодно мог воспользоваться им!»

- Вот ведь невезуха, - я снова ругнулась, понимая масштаб бедствия. Да если это выплывет наружу, то мало того, что меня уволят из заведения мадам Жадрин за халатное отношение к ключ-камню, так ещё и могут повесить обвинение в убийстве или пособничество убийце. Я громко простонала, понимая, что влипла в настоящие неприятности.

- Устала да? – сочувственно спросила Риана, неверно истолковав мой стон. – О, ты ещё и передник запачкала. Ничего, если заберёшь домой и отчистишь, то Линда не узнает, а я ничего ей не скажу.

- Спасибо, - я слабо улыбнулась, делая вид, что расстроилась из-за кофейного пятна на одежде, повесила его обратно на вешалку, на этот раз сунув универсальный ключ-камень в карман брюк.

Я уже заканчивала уборку шестнадцатого номера, клиент Розетты как раз только ушёл, когда в комнату затем зашла напуганная и бледная Риана.

- Лоли́, там мадам Жадрин тебя вызывает, - теребя край передника, прошептала она, словно боясь, что её кто-то может подслушать, - в девятый номер просит подойти. А ещё там какие-то мужчины с ней странные. И говорят про какое-то убийство…

Я вздохнула, убрала волосы со лба и одёрнула рубашку. К сожалению, беря с утра первую попавшуюся рубашку из кучи одежды на кресле, я рассчитывала, что всю ночь буду носить поверх неё передник. Добавьте сюда и то, что эта рубашка была изрядно застирана бытовыми заклятиями чистки. На качественную магчистку у меня не хватало финансов, а потому я стирала свою одежду сама, используя заклятья, которые преподавали нам ещё на первом курсе в Магическом Университете. Так как я регулярно прогуливала пары, то даже по самой простой бытовой магии у меня стояла оценка «удовлетворительно». То есть отстирать-то одежду я могла, но это частенько не спасало её ни от спонтанных окрашиваний, ни от усадки. Вот и данная многострадальная рубашка сидела на мне очень плотно после моих многочисленных кривоватых бытовых заклинаний чистки. Резкое одёргивание топорщащейся белой ткани привело к жалобному треску ниток, и целых три пуговицы разом отлетели с материи. В один миг на мне оказалась не скромная белая рубашка горничной, которую по замыслу должно было быть еле-еле видно из-под передника, а сорочка с глубоким декольте, туго обтянувшим мою грудь.

- Гхм-м-м, - прокашлялась Риана, выразительно глядя на моё кокетливое кружевное бельё, проглядывающее в вырезе по самую косточку лифа.

- Не-е-ет, вот невезуха, - уже в третий раз за этот вечер простонала я.

- Ты не можешь не пойти, тебя ждут, - настойчиво повторила Риана. – Ну а внешний вид… честное слово, ты же в публичном доме, тут вообще многие полуголыми ходят, не переживай, на фоне них ты сама скромность, - постаралась меня успокоить напарница.

Я мотнула головой, не желая слушать её утешения, и направилась к девятому номеру. Чем ближе я подходила к приоткрытой двери, тем чётче я слышала мужские голоса. Мои шаги как-то сами собою стали замедляться.

- Состав преступления на лицо. Господин Влад Дэреш-Крувицки был очень голоден, а в порыве страсти не смог устоять, укусил девушку и стал пить её кровь. Ваша же работница, Джемма, прекрасно зная, что её клиентом является вампир, заранее спрятала под подушкой серебряный нож, который ей и пригодился. Правда среагировать быстро она не успела, а потому умерла через минуту от потери крови. Её удар пришёлся вампиру ровнёхонько в грудь, а потому он скончался почти мгновенно.

- Господа, маглицейские, так мы можем как-нибудь замять это дело, чтобы оно не получало огласки? – это уже голос мадам Жадрин. - Поймите, всё-таки моё заведение пользуется определённой репутацией в высших кругах. Если информация об убийстве просочится в прессу, то я уже никогда не смогу восстановить доброе имя своего заведения и понесу колоссальные убытки.

- Это уже как получится, – возразил всё тот же мужской голос. - Сейчас мы опросим всех девушек, что были сегодняшней ночью на работе. Возможно они видели или слышали что-то подозрительное. Таков протокол следствия. Вам повезло, что мы работаем в департаменте Особо Тяжких Преступлений и Убийств. В противном случае вначале приехали бы маглицейские из департамента Мелких и Средних Правонарушений, оцепили бы здание, дотошно опросили бы всех, а затем уже передали бы нам, и мы вновь повторили бы всю процедуру. Так, где девушка, что нашла трупы?

Последний вопрос явно касался меня, а потому, чтобы не выдать то, что я подслушивала всё это время диалог мадам Жадрин и маглицейских, я уверенно и громко постучала в дверь. Только услышав вежливое «войдите», я смело шагнула внутрь девятого номера. На этот раз в комнате не было и намёка на полумрак. Ослепительно яркий белый свет от потолочных бабочек заливал всё пространство, мне даже пришлось сощуриться и опустить взгляд в пол.

Мужчин было двое. Один присел на корточках около кровати и разглядывал рану на шее Джеммы, а второй стоял ко мне вполоборота, общаясь с мадам Жадрин. Видимо именно его голос я и слышала. Из-за яркого света я успела отметить его идеально отглаженные брюки и дорогой пиджак, подчёркивающий разворот плеч, и лишь потом посмотрела на его лицо. Именно в этот момент он оторвался от блокнота, в который что-то записывал и посмотрел на меня.

- Анита?! – раздалось ошеломлённое восклицание.

От этого имени меня перекосило как от острой зубной боли. Я искренне ненавидела это дурацкое сокращение от второй части своего имени – Лолианна. Так меня называл только он, Майкл Миттерсон, парень-мечта всех студенток Факультета Криминалистики. Студент с самой престижной Кафедры Боевой Магии, пользовавшийся популярностью среди всего женского пола. Высокий, широкоплечий шатен с пронзительными глазами редкого цвета индиго. Уже позднее, когда мы расстались с Майклом, сокурсница рассказала мне, что Миттерсон параллельно встречался сразу с тремя девушками с разных кафедр. После болезненного расставания с Майклом я зареклась встречаться с парнями.

- Лолианна, - я нацепила на себя гоблинскую улыбку. Почему гоблинскую? Потому что всем известно, что гоблины ненавидят людей, но обожают их деньги и вынуждены улыбаться клиентам банка.

- Представишь нас? – мужчина, рассматривающий рану на шее Джеммы, встал и уверенной походкой подошёл к нам.

Майкл всё ещё с неверием и искренним потрясением откровенно рассматривал меня и мою грудь в частности. Даже не представляю, каково ему было встретить свою тихую и скромную бывшую девушку в публичном доме мадам Жадрин, да ещё и в таком фривольном наряде. А я ведь никому не рассказывала в Магическом Университете кем и где работаю, потому что страшно стеснялась этого. Для Майкла и профессоров я получала деньги от бабушки Ирмы, на деле же всё было ровно наоборот. Я отсылала в провинцию последние медные гроши, что у меня оставались, прекрасно понимания, что бабушкиной пенсии мало на что хватает.

- Лолианна Иствуд, окончила Магический Университет, Факультет Магической Криминалистики, специалист по Вещественной Магии. Училась со мной на одном потоке, но отказалась от государственной службы, видимо найдя себе, - здесь он подчёркнуто пренебрежительно хмыкнул, - более доходную работу.

Услышав свою последнюю характеристику, я невольно покраснела и закусила губу. Мне даже и возразить-то нечего, всё так и есть. Я действительно отказалась в своё время от стабильного оклада помощника следователя и осталась работать горничной в публичном доме.

Всё то время, что Майкл представлял меня, взгляд его напарника скучающе скользил по моей фигуре, остановившись на глубоком вырезе моей рубашки, а точнее на том, что находилось в этой самой рубашке. От этого мне стало ещё менее комфортно. Никогда не любила, когда меня разглядывают, а тем более мужчины. Как только прозвучали слова «специалист по Вещественной Магии», темноволосый мужчина удивлённо вскинул левую бровь и посмотрел прямо на моё лицо.

- И что же заставило столь редкого специалиста отказаться от службы на государство и стать высококлассным следователем? – иронично спросил он. Ну да, я бы тоже удивилась на его месте. Девушка, получившая высшее магическое образование и работающая в столь сомнительном месте.

- М-м-м-м… - как-то неуверенно проблеяла я, глядя в эти бездонные карие глаза. Я тонула в его взгляде примерно так же, как ещё несколько часов утонула под гипнозом вампира-аллергика. Только на этот раз во взгляде не было никакой магии, он завораживал одним своим видом. Мужчина передо мной выглядел потрясающе: широкий и мужественный подбородок, орлиный нос, волосы цвета горького шоколада. И, разумеется, я знала его лицо уже много лет с обложек учебников и инфостендов в Магическом Университете, а также из городских газет. И недели не проходило, чтобы городские газеты не напечатали его фотографию с громкой статьей о том, как Бенефис Кёнигсберг распутал очередное невероятное дело. Некогда ректор Магического Университета, а сейчас руководитель департамента Особо Тяжких Преступлений и Убийств или, как коротко его называли в народе, ОТПРУ. Попасть в ОТПРУ мечтали все выпускники факультета Магической Криминалистики, но брали туда лишь лучших из лучших. Ну и мне место предложили, как магу с редкой специальностью. Но что я могла ответить ему? Что не хотела встречаться со своим бывшем парнем, а потому отказалась от должности помощника следователя? Смешно, да и только.

- Бенефис Кёнигсберг, глава департамента ОТПРУ и мой непосредственный начальник, - не без ноток гордости коротко представил Майкл мне своего напарника.

Я всё ещё смотрела на то, как короткие рукава футболки Бенефиса плотно обтягивали вздувшиеся его бицепсы. Поняв, что млею от одного только вида этого мужчины, я мысленно дала себе пинка и опустила взгляд, который как назло упёрся в металлическую пряжку его ремня. Осознавая, что уже несколько секунд вместо того, чтобы ответить на вопрос Бенефиса, я откровенно пялюсь на его пах, мой взгляд панически заметался. Как стыдно-то! Наконец, я нашла глазами одну из светящихся бабочек и сосредоточилась на том, как она перебирает крылышками, порхая в воздухе.

Не дождавшись от меня ответа, Бенефис Кёнигсберг решил милостиво сделать вид, что не задавал последнего вопроса.

- Итак, Лолианна Иствуд, скажите, пожалуйста, это Вы нашли трупы убитых? – перешёл от насмешливого к деловому тону Бенефис. И как же я была ему благодарна за этот вопрос!

- Да, - я постаралась ответить с максимальным спокойствием в голосе.

- А почему Вы решили зайти в этот номер? Здесь же уже работала Джемма. Разве Вы об этом знали?

«Так, в Магическом Университете говорили, что Бенефис может улавливать откровенную ложь, а потому лучше отвечать предельно правдиво».

- Да, о Джемме я знала, но меня клиент попросил… - растерянно произнесла я, не ожидая такого вопроса. Затем я встретилась с разъярённым взглядом Майкла, сердце совершило очередной кульбит, и я замолкла, понимая, как прозвучал мой ответ. «Укротители драконов, да ведь же он подумал, что я в групповом….». Стало резко душно и тяжело дышать.

- Это подтверждает теорию о том, что Влад Дэреш-Крувицки не планировал убийство Джеммы, а поддался вспыхнувшей страсти. У вампиров голод крови и любовный голод очень похоже ощущаются и одно может повлечь за собой другое, - прервал мои мысли отрешёнными размышлениями Бенефис.

«Да, действительно так, я читала об этом в книге по особенностям рас соседних миров. Бенефис это метко заметил. Вот только вампир был аллергиком. Зная, что ему скоро захочется крови, он попросил меня сходить в лавку к Гзелю». Но всё это были мои внутренние размышления.

- Сколько раз ты заходила в девятый номер за ночь? – перебил рассуждения начальника Майкл. Очевидно, что ему неприятно видеть бывшую девушку в публичном доме.

- Два раза, я подготовила номер, а затем вернулась через некоторое время. Ходила за кувшином с молоком, - ответила я почти честно. Мне было откровенно страшно. Я боялась как того, что маглицейские какими-то умозаключениями обвинят меня в двойном убийстве, так и того, что я могу случайно выдать себя или проговориться. С учётом того, что вампир был уже мёртв, его последнее заклятие становилось посмертным, то есть, скорее всего, меня не просто скрутит адская боль, я мучительно умру, если проболтаюсь о том, то было на самом деле. Но, кажется, ни один из мужчин не замечал моего нервозного состояния. Видимо по их опыту люди, обнаружившие трупы, вели себя примерно так же, как и я сейчас.

- А как Вы зашли в номер? – вновь к расспросу подключился Бенефис. – Я так понимаю, что у мадам Жадрин все номера запираются?

- Конечно, запираются, у меня приличное заведение! - строгая пожилая мадам впервые за всё время нашего разговора позволила себе вмешаться. По-видимому, вопрос маглицейского оскорбил её до глубины души.

- Да, всё верно. У меня есть ключ-камень, - я не видела смысла лгать.

- Покажите его, пожалуйста, - попросил роскошный темноволосый мужчина, и тут я поняла, что у меня потеют ладони, когда он так пристально смотрит на меня. Я подчёркнуто медленно потянулась к карману брюк, нащупала и достала… флакон с козьей кровью.

Бровь Бенефиса вновь удивлённо взлетела вверх, а в глазах мелькнули насмешливо-хитрые искры. Майкл тихо выругался, я же покраснела, поняв, что мужчины обо мне подумали то же самое, что и пожилой Гзель Дайсон. Закусив губу от нахлынувшего стыда, я быстро спрятала пузырёк с багряной жидкостью, затем поискала в кармане и протянула универсальный ключ-камень господину Кёнигсбергу. Бенефис аккуратно взял крошечный предмет, его пальцы при этом дотронулись до моих, и я вспыхнула как бабочки на новогодней ёлке. Мужчина же, не замечая моего смущения, дунул на него, камень окутался серым дымком, который пятью секундами позднее развеялся бесследно. Всё это время мадам Жадрин стояла, отвернувшись к окну и делая вид, что её вообще здесь не существует.

- Да, действительно, по этому камню в девятый номер сегодня входили два раза, - подтвердил Бенефис, возвращая мне ключ.

«Два раза! Убийца воспользовался моим ключом», - ужаснулась я мысленно, сердце заколотилось с новой силой. «Если бы я не была такой растяпой и не оставила бы ключ в переднике Линды на первом этаже, вполне возможно убийца бы не смог проникнуть в номер… Прекрати, - тут же я одёрнула сам себя, -  убийца нашёл бы другой способ подстроить смерть вампира, твоей вины здесь нет».

- Спасибо большое, Вы нам очень помогли, можете идти, - кивнул Бенефис. – Мадам Жадрин, будьте добры, позовите остальных девушек.

Уже развернувшись к выходу, меня окрикнул Майкл, застав тем самым врасплох:

- Анита, погоди, - он схватил меня за запястье и отвёл в сторону от двери, показывая, что хочет поговорить со мной на личную тему.

- Да? – Майкл даже не представлял, чего мне стоило сохранять эту маску холодного безразличия на лице, глядя в его глаза невероятного цвета индиго. В голове и чувствах царил хаос. Столько всего произошло на одну мою несчастную головушку.

- Слушай, что было, то было, – при этом он почесал затылок, а затем, обаятельно улыбаясь, добавил - Давай вместе поужинаем?

- Что? – я задохнулась от негодования и сложила руки на груди. Неужели он действительно думает, что после того, как я застала его в объятиях другой, он просто может сказать «что было, то было», и я всё прощу?

- Да я же помню, что нам хорошо было вместе, - не так понял меня Майкл, решив, что я хочу, чтобы меня поуговаривали. - Ты мне нравишься, я уверен, что до сих пор нравлюсь тебе. Давай попробуем ещё раз? – прошептал он, приобнимая меня за талию.

«Нет, ну каков же самодовольный павлин! Наглости ему не занимать!» - моё возмущение вскипало как молоко в кастрюле, и было вот-вот готово выплеснуться через край.

- Нет, Майкл, ты сам мне изменил, это было твоё решение. Нет, - я постаралась выпутаться из цепких объятий Миттерсона. Краем глаза я уловила, что наша крохотная сценка не утаилась от взгляда Бенефиса.

- Ладно, давай по-другому, сколько ты стоишь на ночь? И сколько стоит ночь с тобой и ещё одной девушкой? – всё так же улыбаясь и пытаясь прикоснуться ко мне, спросил мой бывший парень.

Вот здесь я уже не выдержала, и моя ладонь сама взметнулась в воздух. Звук хлёсткой пощёчины раздался в комнате, однако все сделали вид, что ничего не услышали. Я стремительно развернулась, дёрнула на себя ручку двери и выбежала в общий холл. Ладонь горела от удара, но впервые в жизни я испытывала настоящее злорадство. Я так и не сказала ничего Миттерсону в тот вечер, когда застукала его с другой, не устроила скандала или выяснения отношений, просто молча собрала вещи из нашей общей на тот момент квартиры и съехала на следующий день.

- Но за что? – уже не понижая голоса, услышала я ошеломлённо брошенное в мою спину.

Отвечать Майклу не было сил. В глазах стояли слёзы, и я постаралась схватить одежду и зонтик из прихожей и, не расплакавшись, как можно скорее выскочить на улицу столицы, озарённую ранним рассветным солнцем. Уже там я дала волю своим слезам.

Глава 2. Новые зацепки и гипотеза Бенефиса

Я пришла домой на рассвете в растрёпанных чувствах. За одну ночь на меня навалилось столько всего: и заклятие вампира-аллергика о неразглашении его тайны, и покупка козьей крови в лавке Гзеля, и встреча с бывшим любовником. Стыдно признаться, но последнее ударило по моему психическому состоянию сильнее всего. Видимо, мнение Миттерсона всё ещё что-то значило для меня. После того, как Майкл предложил оплатить ночь со мной, я почувствовала себя словно в грязи вываленной. Да и самое глупое во всей этой ситуации было то, что я действительно выглядела в этот момент как жрица любви со своим нескромным декольте и взлохмаченными волосами.

Я очистила стандартным бытовым заклятием от кофейного пятна светло-бежевый передник, на котором была вышита аккуратная надпись с именем хозяйки. «Ну, вот и всё, сейчас посплю пару часов и сбегаю к Линде, отдам ей её униформу. Хватит с меня работы, хочу выходной, и так уже дюжину ночей подряд работаю». Голодная и истощённая на нервной почве, я моментально провалилась в сон, забыв завести будильник. Поэтому проснулась не как планировала спустя два часа, а когда солнце уже глубоко перевалило за полдень.

Голова раскалывалась, есть хотелось безумно, а в холодильной камере не оказалось ни крошки. Я вспомнила, что накануне мне дали щедрые чаевые и поспешила в ближайший кафетерий, где круглый день подавали горячие, а самое главное, недорогие бутерброды с сыром и ветчиной. Перед выходом я оглядела свои скромные пожитки, висевшие на подлокотнике кресла, надела лавандовую водолазку с горлом, а волосы закрутила в тугой пучок. После моего вчерашнего фиаско с оторвавшимися пуговичками на рубашке хотелось как никогда стать незаметной и не привлекать лишнего внимания.

Столик в кафетерии протёр приятной внешности паренёк-подавальщик на год или два младше меня с короткими пшенично-золотыми кудряшками по имени Тар. Он здесь работал всё время, что я ходила в это место.

- Привет, Лоли́, - поздоровался он, - давно тебя не было видно. Заработалась? Тебе как обычно: два бутерброда и чёрный кофе без сахара?

Тар, наверное, была единственной душой, кто догадывался о моей работе. Чаще всего я забегала в кафетерий после смены на рассвете и с огромным удовольствием съедала всё, что здесь готовили. Тар вечно подшучивал надо мной, что у меня аппетит как у оборотня в полную луну. Он никогда не спрашивал, кем и где я работаю, но иногда задавал участливые вопросы «как прошла ночь?» или короткое и сочувственное «сильно устала?», при этом в его глазах никогда не читалось осуждение.

- Привет, Тар, - я вымученно улыбнулась, - извини, что не заходила, денег совсем не было. Да, принеси, пожалуйста, всё как обычно и свежую газету.

Юноша радостно закивал и ретировался за всем, что я попросила. После того, как я получила диплом Магического Университета, любовь к чтению у меня осталось, а вот времени на городскую библиотеку – нет. Именно поэтому я с удовольствием читала бесплатные столичные газеты, когда у меня выдавалось свободное время.

Нащупав в кармане вчерашних штанов универсальный ключ-камень, я медленно достала его и положила на стол. Я настолько спешила вчера домой, что вместо того, чтобы отдать ключ мадам Жадрин, прихватила его с собой. «Попробовать считать его или нет?» - мучилась я вопросом, смотря на крошечный серый камушек на ладони. С одной стороны, природное любопытство и диплом мага-криминалиста склоняли меня к тому, что не произойдёт ничего плохого, если я потренирую свои способности и считаю ауру универсального ключ-камня. Вчера Бенефис подтвердил мою догадку, сказав, что по этому ключу в номер заходили дважды. Выходит, ключом точно воспользовался убийца. С другой стороны, хотелось забыть вчерашние события, как страшный сон. Немного поколебавшись, я всё-таки решила, что ничего плохого, если просканирую камень, не произойдёт.

Время было послеобеденное, в кафетерии сидело не так много народу, и все занимались своими делами. На скромно одетую шатенку, приютившуюся за одним из дальних столиков, никто не обращал внимания. «Ну что ж, приступим», - пробормотала я и простёрла руки над глянцевым камушком.

Вначале ничего не происходило, и я даже подумала, что растеряла навыки мага-вещевика, как вдруг почувствовала еле заметную тёплую пульсацию ауры универсального ключ-камня. У всех людей и предметов есть своя аура. Считывать ауры магов могут многие, но по закону это можно делать только с разрешения её хозяина. Ауры людей, вампиров, гномов, гоблинов и других живых существ горячие, яркие и насыщены многочисленными плетениями, подпитываемыми жизненными силами самого мага. Как правило, по излучению мага можно понять, здоров он или болен, насколько магически одарён и даже считать его эмоциональное состояние. Чем сильнее маг, тем больше информации он может узнать о существе по его ауре.

Понятное дело, что никакому человеку или другому существу не будет приятно, если посторонние будут считывать его ауру просто так. Именно поэтому на территории нашего и дружественных нам миров некогда был заключён пакт о том, что жители не имеют права считывать чужую ауру без разрешения на то её хозяина. Близкие родственники или любящие супруги нередко предпочитают делиться своими эмоциями друг с другом после сложного рабочего дня вместо того, чтобы сухо пересказывать события, а целитель всегда спрашивает разрешения у больного на сканирование его ауры, чтобы понять, что именно болит у пациента.

Считывать ауры магических вещей значительно сложнее, потому что создатель такого предмета вложил в него свою энергию лишь однажды. Такие излучения еле заметны, но именно сканированию аур магических предметов учат на Кафедре Вещественной Магии. Официально считается, что считать ауру обычного, не магического предмета невозможно. Однако время от времени рождаются уникумы, которые могут и это.

«Легендарный боевой маг Бенефис Кёнигсберг, начальник отдела ОТПРУ и бывший ректор Магического Университета, по всей видимости, настолько талантлив, что помимо боевой магии владеет и некоторыми навыками вещевиков», - со вздохом подумала я, вспоминая его невероятную фигуру и насмешливое выражение лица. Это ведь большая редкость, чтобы маг помимо своей специальности владел и другими способностями. В народе поговаривают, что в своих расследованиях он помимо боевых заклинаний использовал и в том числе и защитные. «А вот вчера он продемонстрировал, что может посмотреть ауру универсального ключ-камня. Правда лишь на количественные соприкосновения с другими аурами и за небольшой промежуток времени, но всё-таки он это сделал» - шепнул внутренний голосок.

Сейчас, сидя в уютном кафетерии и смотря на гладкий серый камень, я надеялась, что со своей специализацией  и шестилетним обучением в Магическом Университете смогу рассмотреть чуть больше, чем Бенефис.

Тёплая аура ключ-камня слегка подрагивала. На ней, как люди оставляют невидимые на первый взгляд отпечатки пальцев, было множество почти невидимых отпечатков чужих аур. Я повернула камень, пытаясь сосредоточиться на самых свежих следах прикосновений. Отпечатки были хорошо видны, но мне пришлось изрядно попотеть, чтобы различить их между собой. «Ага, вот это сиреневое пятно со множеством хаотичных линий – явно Риана держала камень перед тем, как передать его мне. Персиковые разводы с мягкими волнистыми плетениями – остатки от соприкосновения с моей собственной аурой». Я, затаив дыхание, повернула камушек ещё немного и увидела неприметное серебристое мерцание с чётким ровным контуром. Интуиция подсказывала, что это след от ауры Бенефиса. Вчера, когда он мимолётно коснулся пальцами моей руки, я подсознательно запомнила его ауру, хотя и не считывала её. Нас, вещевиков-криминалистов натаскивали на то, чтобы воспринимать и запоминать чужие ауры автоматически. Чем больше аур следователь может распознать, тем яснее у него будет картина произошедшего преступления.

Крошечный след от руки Бенефиса походил на отпечаток кружева тонкой работы. «Должно быть он очень силён!» - я не сдержала своего восхищения, разглядывая плотное серебристое кружево. Затем вздохнула и стала поворачивать камень ещё, пытаясь найти отпечаток ауры убийцы. Уже почти отчаявшись, я заметила бледные землисто-серые линии, сливающиеся с цветом камня. «Вот же он!» - чуть было не воскликнула я, но быстро опомнилась, что нахожусь в людном месте. Линии отпечатка ауры были странными, переплетающимися, слегка запутанными. «Интересно… я ещё ни у одного человека не видела ничего похожего на такую ауру», - пробормотала я, вглядываясь и стараясь запомнить кусочек ауры убийцы.

- Твои бутерброды, горячий кофе и свежая газета! – выдернул меня из размышлений весёлый голос Тара. – Приятного аппетита, Лоли́. Ты наверно снова голодная как оборотень, - пошутил юноша.

И тут мне пришла в голову мысль: «А почему, собственно, я решила, что убийцей Влада и Джеммы должен быть человек? Да, в столице людей большинство, но как раз логично, если вампира захотел убить, скажем, другой вампир? Тогда и рана на шее Джеммы объяснима».

- Спасибо, Тар, - улыбнулась я подавальщику, думая о своём.

«И вот ведь даже рассказать не могу обо всём, что случилось в девятом номере этой ночью», - вздохнула я, положила ключ обратно в карман брюк и принялась то ли за ранний завтрак, то ли за поздний обед, кто его разберёт. Я надкусила вкуснейший бутерброд, отпила глоток кофе и раскрыла утреннюю газету.

На первых страницах как всегда располагалась сводка погоды на неделю. Осень в этом году начиналась рано, обещали проливные дожди и хмурое небо с редким солнышком ближайшие дни. На второй странице гневно обсуждалось, что понаехавшие в столицу кентавры без лицензий на право управления повозками демпингуют рынок, занижая цены на провоз пассажиров, а в ответ столичные возничие устроили забастовку и перекрыли центр. Я лишь хмыкнула. Эти столичные возничие всегда всем были недовольны и скорее брали втридорога, а теперь стоимость проезда стала очень даже рыночной. Нет, ну где это видано брать целый серебряный за то, чтобы довести меня от публичного дома мадам Жадрин всего пару кварталов до моего дома? Да, конечно, время ночное и тарифы совсем другие, но всё же? Я тогда почти со слезами отдала честно заработанные деньги и с тех пор ходила на работу пешком, несмотря на тёмное время суток.

Пролистав ещё несколько газетных страниц, мой глаз выхватил очень удачную фотографию Бенефиса Кёнигсберга, с которой он улыбался обаятельной улыбкой, а в его глазах плясали хитринки. В статье сообщалось, что глава департамента Особо Тяжких Преступлений и Убийств выследил и самолично захватил главарей преступной организации. Злоумышленники повадилась возить в столицу водоросли с Тристании с опасными наркотическими действиями через межмировые порталы, выдавая их за пряности к блюдам. Но теперь граждане столицы могут спать спокойно, ведь вся группировка была накрыта мощным колпаком магии. Разумеется, операция проводилась во главе с Бенефисом Кёнигсбергом лично.

«О-о-ох, какой мужчина!» - я услышала восхищённое женское восклицание, обернулась и увидела, что две подруги за соседним столом читают эту же статью. Я раздражённо помотала головой, вспоминая, с какой иронией и насмешкой на меня смотрел Бенефис на допросе. «Не хватало тебе, Лолианна, влюбиться в ещё одного самодовольного павлина, по которому сохнут сотни поклонниц», - одёрнула я саму себя и приступила ко второму бутерброду. После расставания с Майклом я зареклась встречаться с мужчинами, которые купаются в женском внимании.

На следующей странице меня привлекла короткая заметка о том, что в ближайшее время в наш мир приезжает делегация вампиров из Сумеречного мира. Представитель сильнейшего клана Крувицки подписывает договор о взаимовыгодным сотрудничестве с нашим государством. От нашей стороны король поручил вести переговоры начальнику Службы Безопасности по Иномирным Делам – Дариону Блэкширу. Заметка была крошечной и в самом низу мелким шрифтом.

- Хм-м-м-м…. где же я слышала уже эту фамилию? Крувицки? – пробормотала я, уж очень знакомо звучала она. - Где же?…

Что-то вертелось в голове, но никак не могло принять законченную мысль. Точно! Влад Дэреш-Крувицки – именно так называли убитого вампира маглицейские. «Ох, и чувствует моя селезёнка, что этот несчастный аллергик на человеческую кровь имел отношение к клану Крувицки. Я слишком невезучая, чтобы это было простым совпадением фамилий».

Я тяжело вздохнула, смутно предчувствуя неприятности на свою голову. Если вампир действительно был высокопоставленной шишкой, то со мной, как обнаружившей тело, наверняка захотят поговорить ещё раз. «И не факт, что в этот раз у меня получится отвертеться».

Бутерброды были доедены, кофе выпит. Я оставила одиннадцать медных момент за еду и ещё три сверху на чай Тару, взяла зонтик и отправилась в сторону дома Линды. Она жила в не самом благополучном районе столицы, а ко всему прочему на улице стал накапывать дождик. Именно поэтому я громко свистнула, поймав ближайшего кентавра, и назвала адрес сменщицы.

Всего за полчаса кентавр, явно пренебрегая правилами о лимите скорости повозок и телег в черте столицы, довёз меня до хмурого пятиэтажного дома из серого кирпича с небольшими окнами. Мне в своё время повезло с арендой жилья у почтенного Рудольфа Гризли, а вот Линде, по всей видимости, не очень. Если бы не брошенная Таром фраза в кафетерии, что его дед как раз ищет съёмщика, то жить бы мне, как и Линде, в таком вот районе. Вспомнив, что я задолжала Гризли уже за три месяца, моё настроение сразу упало. «Ну, хотя бы Гномьему Банку отдала всю сумму в этом месяце с процентами», - постаралась я утешить саму себя.

Очередной грязный лестничный пролёт закончился, и я, наконец, добралась до ветхой входной двери в квартиру Линды. Она экономила на всём, как и я, а потом установила самую простенькую защитную магию, возвещающую о гостях. Я приложила руку к двери, и услышала переливчатую трель входных чар. Уже приготовившись к ожиданию, когда хозяйка квартиры откроет, я с удивлением почувствовала, как дверь открывается под моим лёгким нажимом.

«Странно… Что-то мне это нравится всё меньше и меньше», - пробормотала я, нервно теребя сумку с передником Линды.

- Линда, ты дома? – крикнула я, сделав шаг внутрь квартиры.

Ничего. Тишина.

- Линда, я случайно пролила кофе на твой передник и потому забрала его домой, чтобы очистить. Возвращаю его тебе, - вновь крикнула я, доставая её форму.

Вешая дрожащими от напряжения пальцами передник на вешалку в прихожей, я случайно задела шляпу с соседнего крючка. Пришлось нагнуться и поднять упавшую шляпу с пола. Вот только когда я подняла головной убор Линды, то под ним обнаружила уже высохший малоприметный след. Если бы не упавшая шляпа, то я бы в жизни этот след не заметила. Да он и виден был только потому, что оставался ещё чуть-чуть влажным.

«Ну да, на улице мокро и сыро, неудивительно, что на полу следы остаются», - попыталась я утешить забившееся вдвое быстрее сердце. Но что-то было не так в этом отпечатке ноги. Я приложила свою ступню, одетую в старый разношенный сапог, и поняла, что так сильно меня напрягло: след был таким же узким как моя стопа, но значительно длиннее. Сложно было сказать, мужской или женский это отпечаток ноги, скорее всего даже нечеловеческий. От этой мысли у меня пробежали мурашки по коже.

Я почти семь лет мыла полы в заведении мадам Жадрин как в номерах, так и в приёмной на первом этаже, где собирается основная грязь. Публичный дом пользовался популярностью не только в нашем, но и соседних мирах, а потому за время своей работы я хорошо изучила, что у многих рас, таких как эльфы, тролли или гномы следы существенно отличаются от человеческих. Эльфы, например, стараются ступать легко, и на полу отпечатываются лишь носки обуви. Тролли же наоборот, ходят грузно, наступая на пятку. У них массивные и чёткие отпечатки ног, при этом по грязи от ботинок всегда можно тщательнейшим образом рассмотреть весь рисунок подошвы. Гномы ходят почти так же массивно, как и тролли, но расстояние между их шагами существенно меньше, так как гномы почти вполовину ниже среднего тролля. Достаточно сложно было отличить следы троллей и орков, но и там, если долго присматриваться, я могла бы назвать свои отличия.

Следы передо мной были узкими и длинными. По отпечатку подошвы и ширине каблука я сказала бы, что след скорее мужской, чем женский. На полу не отпечаталась ни одна подковка или противоскользящий шип, наоборот, поверхность подошвы была гладкой. Такую обувь носят либо те, у кого нет денег на хорошие сапоги, так, например, мои сапоги были очень простой и грубой работы и не отличались изяществом, либо те, кто привык ходить бесшумно: вампиры, оборотни и валькирии. «Вот только откуда у Линды такие необычные личные знакомства?» - сразу же спросил внутренний голос, - «Да и не встречалась она ни с кем. Линда такая болтушка, что точно бы не удержалась и рассказала бы о новом ухажёре».

Нехорошее предчувствие кольнуло меня в сердце, и я уже больше не могла оставаться в прихожей. Стремглав миновав холл, я резко дёрнула на себя дверь в единственную комнату в квартире – спальню. Вся комната была переворошена, одежда валялась ровным слоем по полу, цветочные горшки разбиты, занавески сдёрнуты, как будто кто-то что-то искал. Но больше всего меня поразила болезненно бледная Линда, лежащая на кровати с широко раскинутыми руками в стороны. На ней не было никаких видимых ран, но мне почему-то сразу стало ясно: она уже мертва.

Именно в этот момент за моей спиной прозвучало громкое и чёткое:

- Маглиция! Оставайтесь на месте, соедините руки ладонями друг к другу и очень осторожно повернитесь ко мне! Если Вы попытаетесь сопротивляться или сделаете не так, как я сказал, то я применю боевую магию!

«Вот ведь невезу-у-у-ха!» - простонала я мысленно, готовая расплакаться. Сложила руки, как требовал маглицейский, и медлительно, словно обессиленный слизень после брачного периода, повернулась на звук голоса.

- Лолианна? – темные брови Бенефиса изумлённо взметнулись вверх. Напрягая мышцы рук и пресса, он стоял, готовый в любую секунду применить магию. Я судорожно вздохнула, увидев безупречного начальника отдела ОТПРУ. Когда же маг увидел моё лицо, то слегка расслабился.

- Господин Бенефис? – ещё более поражённо пробормотала я.

Наступило неловкое молчание, которое прервал недовольный голос Майкла из прихожей:

- Бенефис, честное слово, я не понимаю, зачем мы попёрлись в этот клоповник. Ты видел, в каком состоянии здание? Да оно вот-вот обрушится и погребёт нас под собой. Зачем нам общаться с горничной мадам Жадрин, если её даже не было…

И в этот момент мой бывший любовник зашёл в спальню и увидел открывшуюся картину: перевёрнутые вещи, мёртвая Линда на кровати, я, стоящая недалеко от неё, и его непосредственный начальник, сложивший руки на груди и буравящий меня взглядом.

- У Вас, леди Лолианна Иствуд, талант оказываться в не походящее время в сомнительных местах, – прокомментировал Бенефис.

Я сглотнула, понимая, как глупо выгляжу в сложившейся ситуации. Одно радовало: на этот раз на мне была не рубашка с развратным декольте, а свитер с высоким горлом, наглухо закрывающим грудь. Как минимум, это придавало мне уверенности в себе.

- Это не я, - проблеяла я не своим голосом.

В глазах Бенефиса отчётливо пробежал всполох веселья, он окинул меня взглядом, а затем опустил руки и стал осматривать место происшествия. Первым делом он подошёл к телу Линды, потрогал её шею, затем посмотрел в зрачки.

- Время смерти приблизительно тридцать или сорок минут назад, - заключил брюнет. – Я спущусь вниз, чтобы приказать оцепить здание и опросить свидетелей. Мало ли кто-то что-то видел.

Как только Бенефис вышел из комнаты, Майкл тут же двинулся ко мне.

- Ну что, доигралась, Анита? – спросил он подозрительно ласковым тоном.

- Что? Майкл, ты же меня знаешь, это не я! Ик! – Миттерсон подходил ко мне с такой скоростью, что мне вдруг стало страшно. Как это бывает со мной в минуты паники, начала отчаянно икать.

- Тебя застали на месте преступления, прямо над ещё тёплым трупом девушки, с которой ты была знакома. Более того, с которой ты работала в публичном доме. Наверняка кто-нибудь из жриц любви подтвердит, что она у тебя увела клиента, или ты у неё, или кто-то кому-то просто завидовал. Мотив найдётся, - Майкл подошёл вплотную и угрожающе навис надо мной.

- Но это не я, - пискнула я, повторяясь и переходя на сопрано.

- Чем докажешь? Может, у тебя есть алиби? Всё это время ты была у соседей в гостях и пила чай? – в его тоне сквозило неприкрытое ехидство.

- Не-е-ет, - я чувствовала, как он припёр меня к стенке прямо как тот вампир, только Майкл при этом не дотронулся до меня и пальцем. И вроде бы я хорошо знала бывшего любовника, разум твердил, что он вряд ли что-нибудь сделает мне, вот только всё равно было страшно. – Я приехала сюда буквально пять минут назад. Ик! Меня кентавр привёз, он подтвердит, что полчаса назад меня здесь не было! Ик! – внутри меня вдруг всколыхнулась слабая надежда.

- Да неужели? Ты помнишь, как звали того кентавра? – язвительно произнёс Миттерсон, ни капли не поверив в мои слова.

- Не-е-ет, - вновь протянула я.

- Может ты запомнила номер его лицензии, по которому мы сможем его найти? – продолжал сыпать своими вопросами Майкл.

- Нет, - совсем тихо произнесла. Я потому ведь и пользовалась услугами кентавров, а не извозчиков, потому что они, не имея лицензий, брали за поездки существенно меньшую плату.

- Итак, у тебя нет алиби, но тебя находят около трупа девушки, с которой ты была хорошо знакома. Анита, дорогая, твой единственный шанс выйти сухой из всей этой истории и не угодить на десять лет на рудники – это довериться мне, - вкрадчивым шёпотом произнес Майкл мне на ухо.

- Ик? – наверно мои глаза вышли из орбит, настолько сильно я удивилась. «Майкл Миттерсон в глубине души верит мне и хочет помочь? Неужели по старой дружбе?»

- А взамен ты окажешь мне стандартную услугу… -  продолжил он.

«Ах вот оно что! Бесплатный огонь только на ритуальном костре сожжения, как говорила моя бабушка Ирма».

- Ик! – икнула я в очередной раз, не в силах отвести взгляда от его неповторимых глаз цвет индиго.

И в этот момент я почувствовала, как тёплая рука Майкла скользнула мне под водолазку, дотронулась до живота и медленно продолжила путь наверх.

- Не переживай так сильно. С тебя стандартная услуга, не более, - продолжал он вкрадчивым тихим голосом, - ты же всё это время работала в публичном доме, дорогая. Да фактически это ты изменяла мне всё время, а не я тебе. Я-то наивный дурак думал, что ты так сильно устаёшь от учёбы, а ты тем временем кувыркалась и наставляла мне рога. Но честное слово, я не в обиде, – его голос упал до вкрадчивого шёпота. - Наверняка за это время ты приобрела очень полезный и разнообразный опыт. Соглашайся, для тебя я буду всего лишь очередным клиентом, в противном случае тебя ожидает десять лет рудников… - в этот момент его рука добралась до моей груди, и оцепенение спало с меня.

Я набрала полную грудь воздуха и стремительно, что было сил, оттолкнула Майка от себя:

- Каким ты был, таким и остался! Я этим за деньги не занимаюсь, ни с тобой, ни с кем, а Линду я не убивала! - я с горечью прошипела, глядя на него. «Да неужели я когда-то могла влюбиться вот в этого надменного типа, пускай и очень смазливого?»

Позади меня раздались редкие, но громкие и отчётливые хлопки. Хлоп. Хлоп. Хлоп. Тяжело дыша, я обернулась и увидела Бенефиса, привалившегося плечом к дверному косяку и сатирически аплодировавшего.

- Браво, Майкл, за пять минут ты смог вывести из подозрений Лолианну, - прокомментировал он, - вот только можно было обойтись и без этого, предпочитаю более классические методы магической криминалистики.

Я растеряно хлопала глазами:

- Что? Вы знали, что это не я? – пробормотала я, мигов растеряв весь свой пыл. «Выходит Майкл сейчас проверял меня? Пытался угрозами вывести на то, чтобы я проговорилась и попросила защиты?» Я оторопело смотрела на Майкла Миттерсона, не в силах поверить в то, что он подверг меня такой оскорбительной проверке.

Майкл сразу же изменился в лице, исчез наглый оскал, он тут же отошёл от меня и произнёс извиняющимся тоном:

- Прости, Анита, я не хотел тебя обидеть. Вчера ты мне ясно дала понять… - Майкл к моему изумлению слегка замялся. - Просто сейчас ты и труп этой девушки… Убийца только-только покинул эту квартиру, и мне надо было как можно быстрее выяснить, связана ли ты с ним или нет. Если тебя арестовывать и вести в управление на допрос, то это потеря драгоценного времени. Я подумал, что Бенефис оставляет меня с тобой наедине, чтобы я как раз это и выяснил без лишних глаз.

Я перевела недоумённый взгляд на начальника своего бывшего парня:

- Вы знали? – повторила я ещё раз.

- Скажем так, догадывался, - Бенефис улыбнулся мне, - давай пообщаемся, но только не здесь. Сейчас сюда приедет бригада экспертов, и здесь будет много лишних ушей. Откуда ты ехала, когда нанимала кентавра?

- Из кафетерия, что на углу Розовой и Блинной улиц, - я сразу поняла, куда клонит маг. – Меня обслуживал юноша по имени Тар, он подтвердит, что я там была довольно долго.

- Майкл, займись, пожалуйста, проверкой алиби Лолианны и сообщи мне о результатах экспертизы. Как только будет известно, от чего умерла девушка, свяжись со мной по мыслепередатчику, - Бенефис кивнул своему подчинённому и сделал приглашающий жест следовать за ним.

Я всё ещё не могла поверить в то, что меня не обвиняют в убийстве Линды. События развивались слишком стремительно для моей ранимой психики. Совершенно заторможенная я села в роскошный ярко алый лакированный магобиль Бенефиса. Я ещё ни разу в жизни не ездила в магобилях. Откуда мне? Да у меня даже собственной лошади или повозки не было, а тут спортивный двухдверный магобиль с откидной крышей, сиденья которого обшиты изнутри мягчайшей бежевой кожей.

- Ты голодная? Не знаю, как ты, а я зверски голоден и завалил бы целого дракона. Как на счёт где-нибудь перекусить, а там и поговорить? - устало пошутил Бенефис, глядя на меня.

Я испытала слишком много стресса за последние сутки, а потому пожала плечами. Мне было всё равно где общаться. Брюнет включил тихую приятную музыку, магобиль с рёвом тронулся с места так, что меня вдавило в кожаное сиденье и перехватило дыхание. Я старалась смотреть на дорогу и редких пешеходов, но то и дело взгляд падал на уверенный профиль мужчины.

- Почему Вы мне поверили, что это не я убила Линду? – спросила я, не выдержав, и глядя на то, как брюнет одним ловким движением переключает скорости.

Бенефис украдкой посмотрел на меня, улыбнулся, а затем ответил:

- Я скажу тебе, если ты ответишь мне предельно честно, почему предпочла работу в публичном доме государственной службе. Идёт?

- Идёт, - согласилась я, не раздумывая.

- Руки Линды были раскинуты в разные стороны, как будто её кто-то отволок на кровать. Ты не выглядишь сильной настолько, чтобы нести на себе такой вес. К тому же кухонный стол был накрыт на две персоны, с бутылкой вина и свечами. По всей видимости, когда ты зашла в квартиру, то сразу же рванула в спальню, не проверив кухню, - пояснил Бенефис.

- Романтический вечер! – догадалась я.

- Именно, - подтвердил маг, - и, судя по тому, что я узнал из твоего общения с Майклом, тебя привлекают мужчины, а не женщины, - и Бенефис подмигнул мне.

Я чуть смутилась от его слов, но затем продолжила за следователя:

- По всей видимости, она сама впустила гостя в квартиру и назначила ему романтический ужин. Он что-то подсыпал ей в вино, отчего она умерла, а затем перерыл всю спальню вверх дном.

- Не удивлюсь, если он попытался выяснить у неё что-то. Судя по тому, что была перерыта вся спальня, он искал какой-то предмет. Вот только неизвестно, нашёл он его или нет, - подтвердил мои догадки Бенефис. – Приехали, выходи, пойдём кушать.

Я хлопнула дверцей магобиля и только после этого увидела вывеску «Дикая роза» - одну из самых дорогих рестораций столицы.

- Прошу прощения, я не одета подобающе, - я встала как вкопанная и сказала первое, что пришло мне в голову, потому что не хотела, чтобы Бенефис вёл меня в столь дорогостоящее место. Одно дело - перекусить в кафетерии, другое – в ресторации «Дикая роза». Да и что греха таить, моего скромного заработка хватило бы лишь на чашку кофе в этом заведении.

- Глупости, - пресёк моё сопротивление Бенефис и взял меня под локоть. Пришлось идти с ним.

Когда я зашла в зал ресторации, то мне тут же стало стыдно за свой старенький свитер и помятые штаны, так как большинство находящихся здесь дам были облачены в вечерние платья и драгоценности. Начальник департамента ОТПРУ кивнул официанту и повёл меня за один из дальних столиков, спрятанных от остальных множеством растений в горшках и цветущими лианами. Пока мы шли, за нами раздавались шепотки, женщины недовольно смотрели на меня и влажными взглядами провожали подтянутую фигуру маглицейского. Я почувствовала себя пустым местом рядом с этим идеальным мужчиной. Он же, казалось, не замечал и не слышал ничего.

- М-м-м… мне неловко, это место не того уровня, куда я привыкла ходить, - честно призналась я полушёпотом. Только-только я стала успокаиваться в магобиле, как эта фешенебельная ресторация вновь вогнала меня в состояние стресса. Хорошо хоть, что ещё икать не начала. – Может, мы в другую ресторацию пойдём? – спросила я со слабой надеждой в голосе.

- Не переживай, хозяин «Дикой розы» должен мне и поэтому ужины мне и моим гостям всегда бесплатны. Заказывай, что хочешь, - он сверкнул белоснежной улыбкой.

Я дрожащей рукой взяла меню, чтобы понять, что совершенно не разбираюсь во всех этих названиях высокой кухни. На цены старалась и вовсе не смотреть. Конечно, Майкл Миттерсон был из богатой семьи и часто водил меня по различным кафетериям, но в «Дикой розе» мы не были ни разу.

- Да ты вся дрожишь, неужели так сильно замёрзла? - удивился Бенефис и раньше, чем я отказалась, накинул на меня свой плащ, прихваченный из магобиля. Аромат восхитительного древесного одеколона мужчины вскружил мне голову до такой степени, что я не сразу поняла, что от меня требуется, когда официант в третий раз повторил свой вопрос:

- А что будет заказывать леди?

- Ась? – я вернулась из мира грёз. – Мне всё то же самое, что и мужчине, - быстро проговорила я, так как всё равно не знала ни одного названия блюда. Клиенты заведения мадам Жадрин иногда заказывали еду, но, как правило, это были стейки или макароны с мясом. Что-то достаточно простое и понятное. Лишь эльфы иногда выделялись, прося какие-то сложные вегетарианские блюда, но тогда я просила Линду или Риану сбегать за заказом в соседнюю ресторацию.

Официант кивнул и забрал тиснёное золотой нитью меню. Я выдохнула. Даже сделать заказ в этом заведении мне было психологически непросто.

- Теперь твоя очередь, - Бенефис посмотрел на меня спокойным изучающим взглядом тёмно-карих глаз. – Ты так и не ответила мне ещё тогда, в доме мадам Жадрин, почему выпускница Магического Университета со столь редкой специальностью отказалась работать на государство и пошла в публичный дом?

 - М-м-м…  Как Вы уже наверно знаете… - начала я, слегка робея, потому что на меня в упор смотрел этот великолепный мужчина.

- Давай, лучше на «ты», - мягко, но настойчиво попросил Бенефис.

- Как ты уже знаешь, - поправилась я. Было неудобно тыкать начальнику отдела ОТПРУ, но раз он сам настаивает, - мы с Майклом Миттерсоном встречались в Магическом Университете со второго курса. Нам оставалось доучиться всего полтора года, мы строили планы о совместной жизни, как однажды я застала его с другой девушкой. Было крайне неприятно, - рассказывать и вновь вспоминать о той ночи, когда я застала полуобнажённых Майкла и блондинку, стало неожиданно больно. Уже почти три года прошло с нашего расставания, и я была уверена, что пережила и оплакала те события, но мой голос предательски дрогнул. - Я была по уши влюблена в Майкла и даже познакомила его со своей бабушкой, представив как жениха.

- А по окончании Магического Университета тебе предложили место в отделе с Миттерсоном? – проявил догадливость Бенефис, подливая тёплого вина с травами в мой бокал. Я грела о бокал руки и отпивала вкусный напиток маленькими глоточками.

- Да, - кивнула я, неотрывно глядя на вино и плавающую палочку корицы в нём. Глядеть в глаза Бенефису было отчего-то стыдно.

- А как вышло, что ты устроилась работать в публичный дом? – уточнил следователь, явно что-то обдумывая.

- Да всё просто, - пожала я плечами, - я уже на тот момент работала в нём. Зарплата меня устраивала, поэтому я и осталась у мадам Жадрин.

- Как? – в глазах брюнета появился всполох удивления. – Ты работала в публичном доме и не изменяла своему молодому человеку? Не хочешь ли ты сказать, что он ещё и знал о твоей работе?

- Я работала и работаю там горничной, - гордо ответила я, вскинув голову и впервые за разговор прямо посмотрев в лицо собеседника. – Да, согласна, весьма сомнительное место работы, но я никогда не работала жрицей любви.

- Любопытно, - пробормотал еле слышно Бенефис.

- Что именно? – я всё ещё ожидала нападок в свой адрес, а потому была как никогда собранной.

- Ты любопытная, - он улыбнулся, тем самым вновь меня обезоружив. – Когда я тебя впервые увидел, то был уверен, что ты работаешь жрицей любви. Сейчас же я вижу, что ты говоришь правду.

Я совершенно потеряла нить его рассуждений. А Бенефис побарабанил пальцами по столу.

- Ты знаешь, я уже был готов согласиться с Майклом, что дело очевидное, как пришла ты… и влепила ему пощечину за то, что он предложил тебе деньги. Ты фактически отказала клиенту на глазах хозяйки заведения. Сейчас я понимаю, что всё это время ты работала горничной, и мне становится понятным, почему ты так отреагировала на предложение бывшего парня. Но всё-таки меня что-то напрягает в этой истории…

Я затаила дыхание. Бенефис побарабанил пальцами по столу ещё некоторое время, а затем продолжил:

- Я видел у тебя пузырёк с кровью. Спрашивается: зачем девушке имитировать девственность, если она не работает жрицей любви?

«Ну, вот… и он туда же… и что мне ответить? Не могу же я сказать правду», - я опустила взгляд на руки. Бенефис хмыкнул на моё красноречивое молчание. Нам принесли еду, пока официант сгружал тарелки на стол, мы молчали оба.

- А почему Вы решили навестить Линду? – спросила я тихо, когда официант удалился.

- Потому что мадам Жадрин сказала, что ты взяла её смену. Моя интуиция подсказывала мне, что в этой истории всё не так просто, как кажется на первый взгляд, и как подумал Майкл. Как видишь, я оказался прав.

Я закусила губу, не зная, что ответить Бенефису. «Вот ведь умный мужик на мою голову оказался».

- Убийца что-то явно искал в вещах Линды. Судя по тому, в каком районе она жила, это не могло быть её вещью. По всей видимости, она что-то украла у клиента. Остаётся открытым вопрос, нашёл ли убийца то, что хотел или нет.

«Или же убийца сообразил, что отпечаток его ауры может остаться на универсальном ключ-камне горничной и захотел выкрасть улику, после того, как за расследование взялся сам глава департамента ОТПРУ», - струйка пота стекла у меня вдоль позвоночника. - «Ведь на переднике, в котором лежал ключ, была вышивка с её именем. Конечно, остаются вопросы по поводу их романтического ужина. Складывает ощущение, будто Линда знала убийцу, но в то же время слишком много совпадений в этой истории».

- Слишком много совпадений в этой истории, - озвучил мои мысли Бенефис, и я моментально очнулась от собственных умозаключений.

- Что? – переспросила я, так как не слышала того, что он говорил до этого.

- Слишком много совпадений в этой истории, - повторил следователь. – Ты находишь трупы вампира из знатного клана и жрицы любви, а на следующей день – тело горничной, что должна была выйти как раз в прошедшую смену.

- Я ничего не крала у клиентов! – тут же заявила я, вспомнив теорию Бенефиса о том, что Линда своровала какую-то вещь у клиента.

Мужчина долго и пристально посмотрел в мои глаза, но я не отвела взгляда.

- И вот опять. Ты снова не врёшь, - он поднёс руку к лицу и задумчиво почесал подбородок. -  Я умею чувствовать откровенную ложь. Ты только что сказала правду и перечеркнула этим самым мою очередную гипотезу.

Я вновь поразилась разносторонне развитым магическим талантам Бенефиса. Всё-таки не зря именно он занимает пост начальника департамента Особо Тяжких Преступлений и Убийств.

После этого мы говорили о ничего не значащих вещах. Я наслаждалась вкусным ужином, понимая, что, скорее всего, первый и последний раз ем в таком потрясающем месте. Бенефис подливал мне время от времени горячего вина с травами. На третьем бокале я расслабилась и разомлела, почувствовав, как приятное тепло охватило всё тело. Именно в этот момент невероятный брюнет наклонился ко мне и обдал волной своим сводящим с ума древесным одеколоном.

- Лоли́, милая, - сказал он, опаляя горячим дыханием мою шею. У меня сразу побежали мурашки по всему телу от того, как близко он наклонился, - я был в фитолавке Гзеля и в курсе, что на допросе ты опустила тот факт, что ходила именно этой ночью за козьей кровью, - опьянение стало вмиг исчезать, моё сердце забилось с удвоенной частотой. Не успела я по-настоящему испугаться, как Бенефис продолжил, сделав, очевидно, совершенно неверные выводы. – Я навёл справки о тебе: ты не встречалась ни с кем, после того, как рассталась с Майлом. И я верю тебе, что всё это время ты работала в публичном доме в качестве горничной, а не жрицы любви. Я также знаю, что вампиры безумно падки на девственниц. Для них секс с ними сродни утолению жажды крови и страсти одновременно, высший пик экстаза, несравнимого ни с чем. Влад Дэреш-Крувицки прибыл инкогнито в столицу на целые сутки раньше, чем весь его клан, чтобы получить незабываемое наслаждение в заведении мадам Жадрин. Признайся, вампир думал, что ты девственница, и предложил тебе что-то, от чего ты не смогла отказаться, а так как девственницей ты уже не являлась, то решила рискнуть и сымитировать.

Я не знала, смеяться мне или плакать. С одной стороны, Бенефис сделал в корне неверные выводы о том, что я делала это ночью, и это было мне на руку. С другой стороны, на душе стало горько от его предположения. «Вот, оказывается, что он обо мне подумал». Видимо что-то мелькнуло в моих глазах, потому что Бенефис тут же исправился:

- Я не осуждаю тебя, в этом нет ничего такого, - я смотрела в его шоколадные глаза и не могла поверить, что этот потрясающий во всех смыслах мужчина, говорит мне такие слова. - Ты мне очень понравилась, как только я тебя увидел. Давай, ты проведёшь эту ночь со мной, а я подарю тебе всё, что ты захочешь. Захочешь магобиль, будет последней модели. Захочешь дом, я куплю тебе особняк в центре города. Хочешь, я возьму тебя к себе в отдел? У тебя будет престижная и высокооплачиваемая работа. Моё влияние огромно, я могу сделать для тебя всё, что ты захочешь. Только останься и проведи эту ночь со мной.

Я смотрела на брюнета рядом с собой с широко распахнутыми глазами. «Ну почему мне так не везёт на них? Почти три года на меня никто не обращал внимания, а тут за одни сутки двое на мою головушку. О-о-о-ох, что ж делать-то?»

Да, конечно, Бенефис мне нравился… Он был красив, умён, богат, наверно его хотела каждая вторая холостая девушка в столице. Но после того, что он предложил стало... Нет, не неприятно и даже не оскорбительно, а именно грустно. Вот если бы мы узнали с Бенефисом друг друга получше, он бы за мной поухаживал, то, наверное, через какое-то время я сама с удовольствием согласилась бы с ним на интимные отношения. А вот так… Когда бывший любовник предложил заплатить мне за ночь, почувствовала себя оскорблённой, а тут… я бы с удовольствием рассмеялась, если бы не хотелось так сильно плакать.

- Я… я… - я всё не могла подобрать подходящих слов, чтобы отказать Бенефису. Он не пытался меня лапать, как это делал Майкл в заведении мадам Жадрин или квартире Линды, он даже не касался меня. Более того, я сама не знала, какое более-менее вразумительное объяснение придумать тому факту, что ровно перед тем как повторно зайти в девятый номер, выбежала в фитолавку за козьей кровью. В логике Бенефиса не было изъянов, а ещё я восхищалась им, как талантливейшим из магов современности.

Он продолжал смотреть на меня, ожидая ответа:

- Я в дамскую комнату, - выпалила я первое, что пришло мне в голову. Спешно встала, опрокинув стул, так как голова немного кружилась от выпитого вина, и бросилась через растения в горшках в сторону заветной комнаты спасения.

Бенефис проводил меня напряжённым взглядом, пока я не скрылась за углом. Вот только ни в какую дамскую комнату мне не надо было, я всего лишь хотела отойти от Бенефиса, чтобы подумать. Какая-то малодушная частичка моего сознания вопила: «Такой мужчина и предлагает тебе интим, да ещё в придачу реализует любое из твоих желаний! Соглашайся, дура!» Я выглянула из-за угла ещё раз, чтобы посмотреть на Бенефиса и увидела, как он подозвал официанта и щедро отсыпал ему монет. Даже издалека было видно, что среди серебряных затесалось и несколько золотых.

«Он меня обманул, - внезапно пришло в голову острое, как сталь клинка, озарение. – Всё это… расслабляющая музыка в магобиле, его тёплый плащ, так галантно мне предложенный, горячее вино, которое незаметно ударило в голову, и так же фраза, что хозяин заведения ему должен, чтобы я согласилась зайти именно в эту дорогостоящую ресторацию…Это же тщательно спланированный сценарий свидания! Нечестные у Вас методы соблазнения, господин Кёнигсберг!». Понимая, что во мне нарастает злость на этого мужчину, я продела руки в рукава мужского плаща, который всё ещё был на мне, накинула глубокий капюшон и торопливым шагом покинула «Дикую розу».

«Какая же ты всё-таки, наивная дура, Лолианна!» - сердито я сказала самой себе, выходя на серую улицу столицы с противным мелким моросящим дождём.

Глава 3. Спасителей не выбирают

Погода как никогда соответствовала моему душевному настроению. Первые полчаса я шла, не разбирая дороги, лишь потом очнулась на улице Высоких лип и поняла, что уже смеркается, а домой попасть всё-таки надо. Отсюда до дома было около часа быстрым шагом, но тратить деньги на возницу или кентавра не хотелось. Я повернула в сторону дома, голова всё ещё гудела после выпитого вина, похоже, я переборщила с алкоголем. У меня самой не было ни денег, ни повода, чтобы покупать вино в последние годы, а потому три бокала для меня стали действительно большой дозой, чтобы я заметно захмелела.

Мелкий дождь сменился холодным ливнем, смывающим всё на своём пути. Прохожие с каждой минутой встречались всё реже и реже. Я шла достаточно быстрым шагом, но при этом не обходила лужи. Это было бессмысленно: ноги уже давно промокли. Я запоздало вспомнила, что оставила свой зонтик в магобиле Бенефиса. Но ни при каких обстоятельствах я бы не стала возвращаться в «Дикую розу» и просить вернуть мне мой зонтик. «Наверно, я завтра заболею», - отстранённо подумала я, наступая в очередную лужу по самую щиколотку.

- Апхи-и-и! – я оглушительно чихнула и подняла голову, чтобы прочитать табличку с названием улицы, но столкнулась с каким-то незнакомцем, закутанным в плащ. – Ой, простите!

- Ничего страшного, - буркнул незнакомец, и исчез из поля моего зрения.

«Так-так-так, где же я?». «Золотая аллея» гласила табличка. «О! Так я совсем рядом с заведением мадам Жадрин, могу зайти в него и просушиться на кухне», - подумала я обрадованно и ускорила шаг. Уже когда сквозь стену дождя стала различать знакомую вывеску «Мы исполняем Ваши самые потаённые желания!», моё сознание уловило какой-то странный звук с характерным тарахтением, но я не обратила на него внимания. Вдоль улицы стали зажигаться первые фонари. В огромных разноцветных плафонах на тонких вертикальных столбах томно зашевелись ночные бабочки, стряхивая светящуюся пыльцу. Я всегда находила столичные фонари удивительно красивыми и с удовольствием любовалась на них всякий раз, когда они зажигались, ведь в деревне, откуда я родом, фонарей не было вовсе.

Шум позади потихоньку нарастал. Я машинально обернулась, и поняла, что в конце улицы появился какой-то потрёпанный магобиль болотно-зелёного цвета с непрозрачными стёклами. Он громко шумел, это была явно старая модель, работающая ещё на торфяных кристаллах. Дождь стал стихать. Я отошла с центра улицы в бок, чтобы пропустить транспортное средство, как вдруг оно зашумело ещё громче и начало разгоняться.

- Что за…? – пробормотала я, потому что магобиль изменил свою траекторию и сместился в бок относительно центра улицы, в ту же сторону, куда я и отошла.

Прошла ещё одна непозволительно долгая секунда, и я поняла: магобиль разгоняется и двигается целенаправленно на меня. Мой взгляд судорожно заметался по улице, пытаясь найти хотя бы одну открытую дверь работающей в это время лавки или таверны. У меня оставалось не более десяти секунд, прежде чем страшная железная коробка на колёсах на всей скорости врежется в меня и расплющит по кирпичной стене ближайшего здания. То ли из-за дождя, то ли из-за того, что уже действительно время было позднее, но мне не повезло: все лавки и таверны на этой улице уже закрылись. В висках застучало, промелькнула паническая мысль: «Что же делать?!»

Именно в этот момент мой взгляд упал на фонарь, около которого я стояла. Тонкий столб, который можно обхватить всей ладонью. Приблизительно такого же диаметра, как металлические шесты в люксовых номерах публичного дома мадам Жадрин. На таких шестах некоторые из жриц любви ставили откровенные номера с раздеванием для особых клиентов, ценителей танцев. Помнится, когда впервые их установили в одном из номеров, весь женский состав публичного дома собрался, чтобы оценить новинку. Большинство жриц любви красиво ходили и крутились, придерживаясь за шест, а вот одна полуэльфийка по имени Тесси показала, что на такой шест можно забраться, если иметь достаточно тренированное тело. Необходимо подтягиваться на руках и плотно обхватывать шест коленями и стопами, а затем, снова отталкиваясь ногами, перехватывать руки выше. Она ещё упомянула, что в её мире такие шесты называются пилонами и являются спортивными снарядами, на которых как эльфы, так и эльфийки, исполняют различные силовые трюки. В тот вечер над ней все посмеялись, но мне запали в душу слова Тесси. С того самого вечера всякий раз, когда мне доставалось убирать люксовые номера, я скрадывала минут десять или пятнадцать от уборки и тренировалась подниматься по такому шесту. Я не знаю, почему я это делала, мне просто это нравилось.

Вот и сейчас, в растерянности положив руку на фонарный столб, я вдруг поняла, что смогу по нему подняться. Просто обязана! На мне как раз были кожаные сапоги, что улучшали сцепление с металлическим столбом. Я не помню, как быстро вскарабкалась на столб, конвульсивно цепляясь пальцами за его гладкую поверхность. Подтянуться, переставить ноги, ещё раз подтянуться! Как только я подтянулась ещё раз и поджала ноги максимально высоко, в то место, где долю секунды назад была моя левая стопа, на всей скорости врезался магобиль. Его передняя часть с характерным хрустом мнущегося железа сплющилась прямо на моих глазах. Фонарь, на который я забралась, заметно пошатнулся, но устоял. А я ещё сильнее вцепилась в металлический столб замёрзшими руками. Что только не сделаешь на адреналине!

Из магобиля с шипением повалили горячие клубы сизого дыма. Дверца со стороны водителя открылась, и я увидела, как на тусклый свет от крыльев бабочек в плафоне выбирается, слегка пошатываясь, высокая фигура, закутанная в плащ. Я не видела его лица, но это, несомненно, был мужчина, который придерживал одной рукой капюшон, а другой, тыльной стороной перчатки вытирал кровь с лица. Видимо он разбил себе нос от столкновения с фонарным столбом.

- Ты! Ты!!! – услышала я его разгневанное шипение, - Ты об этом пожалеешь!

Фигура в тёмном двинулась на меня, а моё сердце заколотилось в бешеном ритме. Я узнала его голос! Именно с этим существом я столкнулась в ту роковую ночь, и именно его голос я слышала какими-то дестью минутами ранее. Это не случайность, не вышедший из-под управления магобиль, а целенаправленное покушение! Он выслеживал меня и попытался задавить насмерть!

Фигура двигалась резко, грузно, прихрамывая на правую ногу. Было видно, что водителю конкретно досталось в этой предумышленной аварии, но я обрадовалась бы куда сильнее, если бы он сломал себе обе ноги. «Он же сейчас со своим ростом достанет меня с этого столба и убьёт!» - осознала я. От дикого ужаса у меня сел голос. Я хотела закричать, но не могла.

Внезапно фигура в плаще остановилась. В этот момент я подумала, что боги существуют или же у меня начались галлюцинации на нервной почве. Ещё несколько секунд - и послышался гул магобиля. Только на этот раз гораздо более мелодичный, чем у того болотно-зелёного магобиля, чей водитель покушался на мою жизнь. Только сейчас я догадалась, что мой незадачливый убийца услышал шум приближающегося транспорта гораздо раньше, чем я. Именно поэтому он и остановился. Фигура в плаще метнулась в тень ближайшего из домов и растворилась в ночном мраке. А я продолжила висеть на фонарном столбе ещё минуту или две, до тех пор, пока рядом со мной не остановился ярко-алый спортивный магобиль последнего поколения с откидным верхом.

Бенефис стремительно выпрыгнул из своего магобиля лишь в одной тонкой футболке, туго обтягивающей его накачанную грудь и объёмные бицепсы. «Ах, ну да, - отстранённо подумала я, - я же оставила его в ресторации, прихватив с собой его верхнюю одежду».

- Лоли́, милая, иди ко мне, всё позади, - закричал он, тщетно пытаясь меня отодрать от ледяного металлического фонаря. Скованные холодом стремительно опустившейся ночи и ужасом пережитого нападения, мои пальцы отказывались отпускать спасительный столб. Я понимала, что чисто теоретически могу это сделать, я даже, как мне казалось на тот момент, могла вполне чётко рассуждать, но я практически не владела собственным телом.

С полнейшим безразличием я наблюдала, как Бенефис сноровисто забрался на смятую груду железа, из которого валил мутный дым с характерным запахом жжёных торфяных кристаллов. Такими кристаллами заправляли первые магобили, но потом их запретили, потому что Межмировой Комитет по Безопасности признал их взрывоопасными.

- Лоли́, пожалуйста, отпусти столб! Ну же, давай! - говорил он, разжимая мой палец за пальцем. Окоченевшие руки не хотели двигаться, их как будто сковали заклинанием неподвижности, впрочем, и ноги тоже. С вялым равнодушием я отметила, что Бенефис положил мне руки на внутренние поверхности бёдер и разводит мои ноги в стороны. «Кажется, когда мужчина так ласкает женщину в постели, это называется прелюдией», - совершенно не к месту подумалось мне. Наверно, при других обстоятельствах, я бы точно возбудилась от таких прикосновений этого мужчины, но сейчас мне было всё равно. Меня била лихорадочная дрожь, зубы громко стучали друг о дружку.

- Иди ко мне на ручки, - проговорил Бенефис так ласково, как будто обращался к маленькому ребёнку. Он взял меня на руки и каким-то невероятным чудом спустился со мной с этой груды воняющего железа. На меня навалилась апатия, ничего не хотелось делать или отвечать на его слова. Я даже не могла заставить себя обхватить шею мужчины руками, чтобы помочь ему нести меня.

- Ничего, ничего, всё позади, - приговаривал Бенефис, открывая дверцу пассажирского сидения и сажая меня на него. - Подожди минуту, - сказал он, глядя мне в глаза, а затем он выпрямился и отошёл на десять шагов от своего магобиля.

- Майкл, скорее сюда! Да, около публичного дома, только что случилось покушение на Лолианну. Нет, она в порядке. Видимых ран нет, только состояние шока. Да, есть следы, но давай быстрее. Вызывай группу поддержки, даю разрешение, - Бенефис буквально кричал в мыслепередатчик, хотя любой знает, что достаточно о чём-то подумать, нажав на кнопку устройства, и собеседник получит всю необходимую информацию. За это мыслепердатчики и получили распространение, ведь такой разговор практически невозможно подслушать. Но если говорить вслух, то информация по адресата доходит быстрее. Бенефис очень спешил.

Дальше я не слушала разговор начальника ОТПРУ с моим бывшим парнем. Когда брюнет отошёл в сторону, мой взгляд упал на то место, где стоял убийца. Сейчас я отчётливо увидела крохотную капельку крови, которая, по всей видимости, упала с его перчатки, когда он вытирал разбитый нос. Я что есть сил, рванула, к этой капле крови, ведь с каждой секундой моросящий дождик размывал единственную улику. Три шага - и мои ноги подогнулись, я больно плюхнулась на колени, наверно, разодрав свои штаны. Но, главное, капелька была прямо подо мной. Миг – и передо мной не алая жидкость, а кусочек живой пульсирующей ауры с многочисленными запутанными переплетениями. Он уже не землисто-серый, как на ключ-камне, а насыщенного серого цвета. Но картинка из тех же самых линий, точь-в-точь такие же сложные переплетения. Этот совершенно точно тот самый убийца! По ауре чувствуется эмоциональное состояние напавшего на меня: ненависть, жажда, боль, презрение и большая доля обиды.

- Лоли́! Тебе плохо? – Бенефис вновь подхватывает меня на руки и на всякий случай оглядывает то место, где только что я стояла на четвереньках, но алую каплю уже размыло дождём. Он ничего не видит.

Я промолчала, потому что сил говорить не было.

- Так, всё, поехали. Я отдал приказы, Майкл сейчас подъедет и со всем разберётся, а тебя надо срочно возвращать в этот мир.

Бенефис закутал меня в свой плащ, посадил на сиденье рядом с собой, и магобиль порывисто тронулся с места. Как только мы отъехали шагов на тридцать, позади послышался оглушительный хлопок, и яркий свет озарил улицу на несколько мгновений. Я даже оборачиваться не стала, потому что и так было понятно: торфяные кристаллы взорвались и уничтожили магобиль преступника.

Бенефис же обернулся, выругался, затем дотронулся до мочки уха, где находился мыслепередатчик и произнёс:

- Всё, Майкл, можешь уже не спешить. Улика уничтожена. Но ты всё равно приезжай, оцепи улицу. Может, и сможешь чего найти в этом пепелище.

Я не стала слушать Бенефиса, а погрузилась в свои собственные размышления. «Я уже выяснила, что убийца Влада и Джеммы воспользовался в роковую ночь моим универсальным ключ-камнем, вытащенным из кармана передника Линды, после чего вернул его на место. Именно этот тип попытался убить меня сегодня, в этом я абсолютно уверена, так как кусочки ауры на камне и на капле крови совпали по плетению рисунка. Интуиция подсказывала, что именно это же существо убило и Линду, перерыв её спальню. Ведь на переднике, из кармана которого убийца вытащил ключ, пока я бегала в фитолавку, было вышито её имя. Но как он узнал, где она живёт? Как он втёрся ей в доверие, что она накрыла романтический ужин? Снова несостыковки получаются.

Допустим, дальше, поняв, что он ошибся с жертвой, и камень не у Линды, он вновь вернулся к заведению мадам Жадрин и стал выслеживать девушку, с которой столкнулся в ночь убийства на парадных ступенях, справедливо рассудив, что она надела передник и унесла ключ…  Именно поэтому со мной же у Золотой аллеи он якобы случайно столкнулся. То есть это была проверка, я это или не я. Каким-то образом проверку я не прошла или же наоборот успешно прошла, и убийца решил замести следы, убив и меня. За что? Неужели я что-то могу знать? Похоже всё-таки из-за ключ-камня. Но почему так странно, с помощью старенького магобиля?

Могут ли это быть два разных убийцы? И да, и нет. Все три убийства настолько разные… История с Владом и Джеммой обставлена так, будто вампир набросился на неё в порыве страсти, а она метко вонзила нож в его грудь. Вон, даже Майкл с Бенефисом в этом поверили. Линда убита с помощью яда в вине или еде… Это не выглядит, как случайность. Что же касается меня: если бы моё убийство удалось, то со стороны это выглядело бы так, будто бы старый магобиль вышел из-под управления. Да я почти уверена, что дело списали бы на несчастный случай и закрыли бы!»

Я сердито мотнула головой. Так много вопросов, так много несостыковок. «На меня уже совершили покушение, я до сих пор могу лишь догадываться, за что меня решили ликвидировать. Что я знаю о фигуре в тёмном плаще? М-м-м-м… Он высок и худощав. След в квартире Линды вполне может принадлежать ему. Это точно он, а не она, так как я слышала его низкий голос. А ещё я видела кусочки его необычной серой ауры со множеством переплетённых линий, это точно не человек. Опять же, если предположить, что таинственный ухажёр Линды и мой убийца – одно лицо, то наверняка это или вампир, или оборотень. Валькирия отпадает точно, потому что она женщина, да и не стала бы Линда приглашать на ужин женщину. А ещё через прикосновение к отпечатку ауры я почувствовала его эмоции, среди которых была и обида, я это чётко ощутила. Странное чувство для убийцы. Обида. Хм-м-м-м… неужели всё-таки это был тайный любовник Линды, которому она отказала, и с какого-то перепугу он вышел на меня? Да ну, бред какой-то».

Краем сознания я равнодушно отметила, как магобиль заехал на огороженную высоким кованым забором территорию. Передо мной из-за кроны деревьев вырос роскошный трехэтажный особняк со сводчатой крышей и торжественной винтовой парадной лестницей. Глядя на всё это великолепие, я вдруг поняла, что картинка расплывается, а глаза чешутся и слипаются. А ещё, несмотря на то, что Бенефис укутал меня в своё пальто, страшно холодно. Мужчина поднял меня на руки и понёс в сторону входной двери:

- Это мой дом. Надеюсь, когда ты придёшь в себя, то не станешь сильно возмущаться. Внутри нас уже ждёт целитель.

Дальше я плохо помню, что было, кажется, я отключилась. Приходила в себя я эпизодически. Первый раз помню яркий белый свет и мужчину с длинными холодными пальцами:

- Девушка вся горит. У неё лихорадка, а ещё на лицо явное нервное истощение на почве стресса, хронического недосыпания и недоедания. Я мог бы диагностировать проблему точнее, а так же залечить её ссадины на коленях и сбить жар, но для этого мне необходимо просканировать и вмешаться в её ауру. К сожалению, пациентка сейчас не может дать согласие на вмешательство, так что в качестве лечения я могу порекомендовать лишь жаропонижающий отвар.

- Сканируйте ауру и лечите, я разрешаю, - хмуро ответил Бенефис.

- Но Вы же не являетесь её родственником или опекуном, Вы не можете давать согласие, - возразил целитель.

- Вы знаете, кто я? Моё положение позволяет мне давать разрешение на чтение любых аур. Приступайте немедленно, - рыкнул на него брюнет.

Целитель недовольно поцокал языком, он был не согласен с решением. И я прекрасно понимала господина целителя: «Ха! Начальник ОТПРУ может отдавать разрешение на сканирование ауры лишь преступников или подозреваемых. И то, на чтение информации о последних необходим специальный ордер. Вы пользуетесь служебным положением, господин Бенефис». Но всё это было лишь в соей голове.

Дальше я вновь провалилась в забытье и проснулась позднее от тихого бормотания:

- Я сделал всё что мог, но её аура сильно потрёпана, есть существенные прорехи из-за пережитого стресса. Скорее всего, девушка на протяжении последних лет регулярно черпала жизненную силу и энергию из своего магического резерва, а эта болезнь и навалившийся на неё стресс окончательно доконали её. Но ничего, время вылечит. Неделя или другая постельного режима и она вновь будет на ногах. Только прошу, не форсируйте события, и дайте девушке прийти в себя, чтобы аура сама затянула прорехи.

«Что? Какая неделя или другая, мне работать надо! Ну да, я частенько спала по три-четыре часа в сутки, беря две смены подряд в заведении мадам Жадрин, но специально энергию ниоткуда не черпала…», - хотела я возразить, как снова заснула.

В какой-то момент ночью мне стало очень холодно, и я почувствовала, как матрас позади меня прогнулся под тяжелым весом, и кто-то или что-то тёплое прижимается к моей спине. Стало сразу так хорошо! Я посильнее прижалась к неожиданному источнику тепла.

- Тише, тише, ты ледяная вся, я тебя согрею, - проговорил чей-то голос, и меня обняли за талию, прежде чем я провалилась в сон.

Проснулась я потому, что сильно затекла правая рука, кажется, я проспала на боку всю ночь. С трудом я разлепила глаза и поняла, что лежу абсолютно голая под одеялом в совершенно незнакомой комнате.

- Что …. -  я не могла понять, где я и как оказалась. Голова болела, воспоминания давались с большим трудом, и сложнее всего было понять, что было по-настоящему, а что – бредом вследствие лихорадки. Мне приснился эротический сон, будто моё тело ласкают в непозволительных местах чьи-то властные мужские руки.

Сзади меня кто-то пошевелился, я почувствовала прикосновение чего-то горячего и выпуклого к своей коже, и громко ойкнула, подпрыгивая на кровати.

- Бенефис! – моё восклицание было полно негодования и скрытого опасения, особенно если учесть, что я очень плохо помнила вчерашний вечер и ночь. Более или менее чёткие воспоминания сохранились лишь до того момента, как взорвался магобиль преступника.

- Лоли́, милая, - он сладко потянулся и зевнул, - я привык, что женщины кричат моё имя с таким пылом в приступе наивысшей точки наслаждения, а ты так начинаешь утро. Я могу подумать, что ты намекаешь на свои желания. Произнеси моё имя ещё раз, - и он приподнялся на локте, чуть нависая надо мной с хитрой улыбкой.

- Бенефис! – вновь воскликнула я, опешив от такой наглости. Брюнет, лежащий рядом со мной, явно не так понял эмоции, которые я вложила в свой голос.

- М-м-м-м… у тебя это получается та-а-к сексуально, ещё, - и он потянул одеяло, прикрывающее мою грудь, на себя.

Я вцепилась пальцами в последний оплот защиты и скороговоркой произнесла:

- Что всё это значит? Где я? Что произошло этой ночью?

- Ты в моём доме, я привёз тебя вчера вечером. Неужели ты не помнишь наш ужин в ресторации? Ты сделала вид, что согласилась на моё предложение и нагло бросила меня сидеть в «Дикой розе». Я, как дурак, битый час прождал тебя, пока хозяин заведения не сказал мне, что в дамской комнате никого нет. Ты знаешь, так глупо меня ещё не заставляла себя ощущать ни одна девушка, - он едва ощутимо дотронулся подушечками пальцев до моего сгиба на локте, от чего у меня пробежали крошечные мурашки по всему телу, - однако я на тебя не в обиде.

- Ась? – я глупо хлопала ресницами, глядя на Бенефиса.

- Я понял, что обидел тебя своим предложением, - вздохнул мужчина. – Обещаю, этого больше не повторится. Но я сполна загладил свою вину перед тобой. Благодаря нашей совместной ночи на одной кровати у тебя сейчас нет лихорадки, и аура сияет плотным коконом, - весело заключил он.

- А-а-а-а… спасибо, - пробормотала я, не зная, что на это ответить. Мне всё ещё оставалось непонятным, было ли между нами ночью что-то или нет. А задавать этот вопрос напрямик я не рискнула.

- А разве твой спаситель не заслуживает небольшой награды? – спросил Бенефис, считая, что мы объяснились, и вновь игриво потянул одеяло на себя. Я же в ответ лишь сильнее вцепилась в него. - Я видел, как ты смотрела на меня в «Дикой розе». Я знаю, что нравлюсь тебе, ты нравишься мне. Волею случая мы оказались в одной постели, почему бы и не продолжить наше знакомство?

- Бенефис, ты мне нравишься… - я поняла, что надо что-то срочно предпринимать. Было крайне неловко лежать с ним рядом, и больше всего на свете мне хотелось как можно скорее испариться с этого самого места. Но обидеть Бенефиса после того, как он, по сути, дважды спас мне жизнь – от окончательного растерзания неизвестным и излечил лихорадку, я просто не могла, - и я очень благодарна, что ты спас меня от нападавшего, но я не привыкла так благодарить.

Возможно, большинство девушек мечтало оказаться на моём месте в постели с одним из самых шикарных, влиятельных и магически одарённых мужчин столицы - самим Бенефисом Кёнигсбергом, начальником департамента Особо Тяжких Преступлений и Убийств. Но для меня события развивались слишком стремительно: я знала этого мужчину всего неполные сутки. Мне как-то претило знакомство с мужчиной сразу с постели.

Бенефис понял мой настрой, в его глазах отчётливо промелькнуло разочарование, а потому он отвернулся и встал с кровати, начав одеваться. Когда он встал, я тут же отвернулась от его полностью обнажённого тела и густо покраснела, осознав, что мы спали оба абсолютно голые. О-о-о-ох, что же сказала бы моя бабушка, если бы узнала о такой распущенности внучки? Хорошо, что она проживает в провинции.

- А почему я голая? – спросила я немного хриплым голосом, чересчур пристально рассматривая ухоженный сад за окном. Я боялась повернуться к Бенефису, вдруг он ещё не оделся.

- После нападения у тебя был сильнейший стресс, поэтому я отвёз тебя к себе и вызвал целителя, – услышала я мужской голос со спины. - Тебя пришлось раздеть, чтобы залечить ссадины, наложить успокоительное и жаропонижающие заклятья. Он сказал, что ты будешь восстанавливаться неделю или две, а ты сама понимаешь, что сейчас ты ценнейший свидетель, видевший убийцу, и я просто не могу позволить тебе две недели валяться в постели. Поэтому я решил подлечить твою ауру своей жизненной силой, а проще всего это делается через плотный телесный контакт, - а потом он серьёзно добавил, - Успокойся, между нами ничего не было, я не из тех, кто воспользовался бы слабостью больной девушки. Мы просто спали рядом и всё. Я привык, что женщины сами предлагают более тесные взаимоотношения. Гораздо приятнее, когда женщина сама проявляет инициативу, а не представляет собой бездыханное бревно, которое на утро не помнит, что было ночью.

С одной стороны, захотелось облегчённо вздохнуть, потому что я бы сгорела сейчас со стыда, если бы узнала, что занялась любовью с мужчиной вдрызг пьяная, и ничего об этом не помню. С другой стороны, немного покоробили слова Бенефиса. «О-о-о-ох, ну и лукавит же он! Я точно помню, что целитель говорил не форсировать моё выздоровление, а он всё-таки решил залечить прорехи в моей ауре с помощью энергии своей. Да и эти откровенные утренние намёки…», - возмущённо подумала я, но вслух ничего не сказала.

- А где моя одежда? – спросила, обшаривая взглядом комнату.

- Одежда? – переспросил Бенефис, словно соображая, о чём я его спрашиваю. - А, мне пришлось выкинуть то, что осталось от неё. Мелочь и ключ-камень, что лежали в твоих кармах, я положил на тумбочку.

Я перевела взгляд и увидела горстку медных монеток – всё, что у меня осталось от чаевых вампира-аллергика, и крошечный ключ-камень. «Ну да, наверное, с финансовыми средствами Бенефиса потеря штанов и свитера вообще не выглядит проблемой, а вот у меня на данный момент денег на покупку новой одежды совсем нет».

- А во что мне сейчас можно одеться? – уточнила я, переведя взгляд на уже полностью одетого мужчину.

- Возьми пока мою рубашку, а позднее моя домоправительница Феери тебе подберёт что-нибудь, - и Бенефис ловко кинул мне из гардероба свою свежую рубашку из тончайшего шёлка, а сам скрылся за дверью, - и поторопись к завтраку, Феери не любит разогревать еду дважды!

Я растеряно смотрела на тонкую белоснежную ткань у себя в руках. Как оказалось, мужская сорочка еле-еле доходила мне до середины бедра и достаточно сильно просвечивала. «Нет, в таком виде появляться перед ним я определённо не буду», - я решительно откинула предложенную рубашку и смело открыла гардероб, откуда мужчина брал только что одежду для себя. «Хмм-м-м… а вот это мне нравится» - я подумала и взяла тяжёлый длинный махровый халат в пол.

Когда я спустилась на первый этаж и вошла в кухню-столовую, Бенефис обернулся ко мне, и в его глазах мелькнуло удивление, но он тут же сделал приглашающий жест к столу.

- Угощайся! Я не знал, что ты любишь, а потому попросил Феери приготовить всего понемногу, - добродушно сказал Бенефис и явно преуменьшил заслуги домоправительницы. Здесь было всё: и ржаные оладушки с тёртым яблоком, и яичница с сыром и зеленью, и блины с творогом и сметаной, и овсяная каша с орехами. Увидев, что стол просто-таки ломится от обилия блюд, я села и с удовольствием притянула к себе тарелку с кашей.

- М-м-м-м… какая вкуснота! – произнесла я, пробуя кашу. – Но право слово, я столько не съем. Мне бы хватило с лихвой и трети того, что есть на столе. Неужели ты заставил свою домоправительницу готовить для меня завтрак полночи? Уж не держишь ли ты бедную женщину в рабстве? – неуклюже пошутила я, несколько смущаясь и не представляя, как можно наготовить столько блюд разом.

- Ну, вообще-то да, ты почти угадала, - со смехом ответил Бенефис. – Феери – джинна, и она служит роду Кёнигсбергов уже несколько столетий. По утрам она занимается садом, но думаю, через полчаса она к нам присоединится, и вы познакомитесь.

- М-м-м-м, - промычала я согласно, поглощая аппетитные оладушки. Кто бы мог подумать! Я ем еду, приготовленную настоящей джинной.

Жители отдаленного мира под названием Джиния крайне редко встречались в нашем мире. Примерно тысячелетие назад Джиния стояла на краю финансовой гибели. Чтобы как-то выжить многие джины и джинны отважились на серьезный поступок: они продались в добровольное рабство на несколько сотен лет, чтобы заработать денег для своего мира. Сейчас Джиния уже поправила своё финансовое положение, и многие её жители вернулись обратно на родину. Однако некоторым джинам так понравились другие миры, что они решили в них задержаться. В конце концов, что есть для джина пара или тройка столетий? В наше время услуги собственного джина купить невозможно: во-первых, их действительно очень мало, а во-вторых, они работают на людей или других существ лишь по своей прихоти, эмоционально привязываясь к своему хозяину.

- А пока её здесь нет, давай обсудим вчерашний вечер, - тон Бенефиса тут же сменился на деловой. – Объясни мне, что вчера произошло? Почему ты убежала от меня из ресторации, и как убийца вышел на тебя?

- Ну… - мне тут же стало неловко за своё поведение. Надо было честно ответить Бенефису ещё вчера, а я поступила так глупо. Ну, оплатил он за меня ужин, обманув, будто хозяин «Дикой розы» ему крупно должен, попробовал поухаживать, но опять же ненавязчиво. А главное, появился в самый нужный момент, когда на меня напал преследователь на магобиле, и спас. – Убежала я их ресторации потому, что испугалась сказать тебе «нет» в лицо, - я вся покраснела и уставилась в недоеденную тарелку с кашей. О том, что я подсмотрела, как он оплачивает ужин, я решила не говорить.

- Допустим, - холодно сказал Бенефис, и я подивилась тому, как легко он меняет настроение, когда речь заходит о следствии. - Ты подумала, что я не пойму «нет», а потому решила по-быстрому ретироваться из «Дикой розы», наплевав на то, что мы были в совершенно другой части города. И побрела зачем-то в ливень в заведение мадам Жадрин вместо того, чтобы попросить довести меня или поймать возницу.

- Угу, - в пересказе мага моё вчерашнее поведение выглядело как-то совсем уж безалаберным.

- А зачем ты пошла в заведение мадам Жадрин? У тебя было там назначено свидание? – строго спросил Бенефис.

- Нет, - я отрицательно качнула головой. – Я пошла туда, чтобы просохнуть и отогреться.

- Хм-м-м… вместо того, чтобы пойти домой, - закончил за меня следователь, явно не особо-то мне поверивший. Ну а что я могу ещё сказать? Что была так зла на него, что не заметила, куда меня завели ноги? Глупо как-то.

- Допустим, – вновь произнёс Бенефис. – Ну а как ты считаешь, почему на тебя напали?

- Эм-м-м-м…. не знаю, - я пожала плечами.

- А ты можешь сообщить какие-нибудь приметы нападавшего? Его расу? Внешность? Нарисовать его портрет? – допрашивал меня следователь.

- Э-э-э-э… нет. Я видела, что он высокий и худой. Но в воздухе была мелкая взвесь от дождя, видимость очень плохая. Мне кажется, что это не человек, а вампир или оборотень. Но лица я не видела, - я развела руками.

- Тебе кажется, что это вампир или оборотень при том, то ты не видела его лица? – подозрительно переспросил Бенефис.

И тут я поняла, какую дурость ляпнула, ведь я сделала эти выводы, основываясь на следе в квартире Линды и на отпечатки ауры убийцы с ключ-камня, а также и капельки крови, которую размыло дождём.

- М-м-м-м… а ещё он после аварии хромал на правую ногу, - я изобразила из себя полную дуру, просто продумывать враньё было некогда.

- Мне кажется, что ты очень многого и многого не договариваешь, - заключил Бенефис, сложа руки на груди.

- В-вы меня в чём-то обвиняете? – спросила я, слегка волнуясь и отставляя кашу в сторону. Аппетит пропал. Пора собираться из этого гостеприимного дома.

Бенефис молча буравил меня взглядом, как вдруг воздух около кухонного стола замерцал и заискрился огненными всполохами, а через секунду в этом месте зависла смуглокожая джинна с оранжевой радужкой глаз и копной таких же волос цвета живого огня. Сверху она выглядела достаточно похоже на обычную женщину, а вот её туловище ниже пояса становилось прозрачным и таяло в золотистой дымке. Я во все глаза смотрела на жительницу Джинии, мне впервые посчастливилось увидеть представителя этой расы воочию, а не с иллюстраций в книгах.

- Феерия, познакомься, это невероятно скрытная и загадочная девушка Лолианна Иствуд. Ей очень понравился твой завтрак. Я скоро ухожу в департамент, пожалуйста, позаботься о Лоли́. Ей нужна одежда. Лоли́, это Феерия, моя домоправительница. По всем бытовым вопросам можешь смело обращаться к ней.

- Ой, как приятно! Можно просто Феери! – джинна замерцала золотыми искрами от волнения. – Беня, голубчик, наконец-таки хоть одна из твоих пассий дожила до завтрака, а не была выставлена за дверь с утра пораньше.

Неверно, меня аж перекосило в лице, когда я услышала обращение «Беня» в адрес могущественного начальника департамента ОТПРУ. Но ещё больше я смутилась от предположения джинны, что я – пассия её хозяина.

- Мы не…  то есть я не его девушка, - торопливо я решила разубедить джинну.

Феери окинула меня внимательным взглядом, а затем огорошила:

- Ты ведь в курсе, что джины видят ауры людей изначально, не сканируя? Так вот я прекрасно вижу твою персиковую ауру, а в ней есть вкрапления серебристой ауры моего хозяина, как если бы он провёл с тобой продолжительное время в близком контакте.

- Ой, - я смутилась, не зная, что на это возразить.

От души посмеивающийся над нашим диалогом Бенефис сказал:

- Феери, Лоли́ действительно была в моей постели, но у нас с ней ничего не было. Я помог залечить прорехи в её ауре после её нервного истощения. Присмотрись к Лоли́ повнимательнее. Если бы имело место быть проникновение, то её аура равномерно покрылась бы серебряным свечением, а так, как ты отметила, залатаны лишь прорехи.

Я покраснела как бес, искупавшийся в жерле вулкана. От слов Бенефиса стыдно стало невероятно. Я не привыкла вот так выставлять на всеобщее обозрение свою интимную жизнь.

- О-о-о-х, деточка, кто ж тебя так довёл-то? – Феери всплеснула руками и метнулась за чашкой, чтобы предложить мне чай или кофе.

- Значит так, - перебил её Бенефис, - я сейчас в департамент. Днём я пришлю Майкла, он сопроводит тебя на квартиру, и под его присмотром ты заберёшь необходимые тебе вещи на первое время. Мне так будет спокойнее, что на тебя вновь никто не нападёт.

Мне очень не понравилось то, что я услышала из уст Бенефиса. Фактически, не спрашивая моего согласия, он переселял меня к себе. Я, конечно, слышала о программе по защите свидетелей и прочих мерах, но вряд ли эти самые свидетели живут в доме начальника департамента.

- Я не согласна, - перебила его.

- Что? – удивился Бенефис. По всей видимости, мало кто осмеливался перечить главе департамента Особо Тяжких Преступлений и Убийств. Феери также удивлённо уставилась на меня.

- Я не согласна жить у тебя, - отстаивая свои права, я как-то сама не заметила, как перешла на «ты». - У меня есть собственная квартира, если хочешь, можешь установить дополнительные защитные чары на мою. Я не хочу жить у тебя, это неприемлемо. Да мне даже до работы будет добираться отсюда неудобно.

Ноздри Бенефиса хищно раздулись, а на лбу проступили вены. Феери ойкнула и спряталась за плиту.

- Работа говоришь? Это которая в ночном заведении мадам Жадрин?! – на этих словах я краем глаза увидела всполох золотого сияния из-за плиты, но не обратила на него внимания.

- Да, в заведении мадам Жадрин, - я выпрямилась и сложила руки на груди точь-в-точь, как это сделал Бенефис.

- Ты туда не пойдёшь работать, - делая паузы между словами, отчеканил маглицейский.

- Почему же? – мне было действительно любопытно, какую причину найдёт этот явно самоуверенный тип, чтобы не пустить меня на мою работу.

Бенефис сжал губы на несколько секунд, а потом заявил:

- Ты нашла труп горничной Линды, чья квартира была полностью перевёрнута вверх дном. Спустя несколько часов на тебя напал предположительно убийца Линды. По всей видимости он не нашёл того, что искал у неё, и рассчитывал, что это что-то у тебя. Мне очевидно, что это связано с трупом вампира в ночь накануне. По всей видимости, он умер не своей смертью. Ты же в эту ночь выбегала в фитолавку и вполне могла видеть убийцу или же случайно захватить какую-то улику.

Пока Бенефис говорил, струйка холодного пота стекала по моему позвоночнику. Мне вдруг стало кристально ясно, что хитрый маг с самого начала прикидывался, будто поверил в естественную смерть Влада и Джемы. «Скорее всего, он подозревал тебя, а потому и решил пригласить на ужин и посмотреть, как ты себя поведёшь, думая, что ты на свидании, а не на допросе…», - шепнул внутренний голосок.

- Ну, что молчишь? Или мне устроить обыск твоей квартиры? – Бенефис сейчас рычал на меня, его карие глаза метали настоящие молнии, он был в бешенстве, и мне вдруг стало страшно. – А может мне засадить тебя за решётку, как подозреваемую? Ты последняя, кто видел Влада живым, если не считать Джемму. Только вот незадача-то, Джемма тоже мертва! И ты же нашла их трупы, как и труп Линды. Слишком много совпадений, не находишь? А ещё ты зачем-то пошла в фитолавку за козьей кровью и повела там целых пятнадцать минут. Обычно жрицы ночи покупают кровь, чтобы сымитировать девственность и получить двойную оплату от клиента. Вот только вчера вечером в «Дикой розе» я сделал тебе более чем щедрое предложение за предоставление услуги интимного характера, а ты отказалась! Сегодня же, когда я сказал, что твоя одежда превратилась в клочья, а деньги и ключ-камень я положил на тумбочку, ты даже не вспомнила, что у тебя с собой был пресловутый флакон с козьей кровью. И ты так и не смогла ответить на мой вопрос, зачем тебе нужен был этот флакон. У меня всё больше и больше подозрений, что покупкой козьей крови в лавке уважаемого господина Гзеля Дайсона ты обеспечивала себе алиби на момент, когда убивали Влада Дэреш-Крувицки. Таким образом, ты становишься соучастницей заранее спланированного убийства. Видимо твой подельник решил скрыть концы в воду и устранить тебя после того, как я взялся за это дело.

Кровь отхлынула от моего лица, у меня затряслась нижняя губа. Вот он и считает, что я соучастница. Меня посадят в ужасную маленькую сырую камеру, где будут кормить протухшим бульоном. Я даже не смогу нанять адвоката, потому что у меня совершенно нет денег. А через какой-нибудь месяц или два, когда дело закроют, меня сошлют на плутониевые рудники, где я и умру, ведь всем известно, что излучение плутония истощает ауру мага, а затем медленно, но верно убивает и самого человека, уже не имеющего магических способностей.

- Я никого не убивала, - прошептала я с полными слёз глазами.

- И я тебе верю, - неожиданно смягчился Бенефис. – И только потому, что я тебе верю, я предлагаю тебе альтернативу. Я не буду тебя сажать по подозрению в убийстве, а ты подписываешь контракт, по которому становишься сотрудником  моего департамента. У меня нехватка в кадрах, специалистов по Вещественной магии днём с огнём не сыскать. Что скажешь?

Я хватала ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег. «Ах вот, значит, он как! Ловко, чего тут уж скажешь, очень ловко он обыграл меня. Шах и мат, Лолианна».

Я постаралась сделать независимый вид и сохранить лицо в этой очевидно проигрышной партии:

- А какой оклад?

Бенефис пожал плечами:

- Стандартный оклад лаборанта департамента Особо Тяжких Преступлений и Убийств – семь золотых. Бесплатные обеды, парковочное место для личной повозки или магобиля и посещение спортивного зала. Дальше возможен карьерный рост, если будешь хорошо работать.

 «А-а-а-а! Семь золотых! Да это же целое состояние», - чуть не воскликнула я. Работая горничной, я получала три или четыре золотых в месяц от мадам Жадрин и до двадцати серебряных в общей сложности  в виде чаевых от благодарных клиентов. Конечно, парковочное место меня не интересовало, так как личной повозки у меня не было и в помине, а вот бесплатные обеды очень даже радовали. Да ко всему ещё и спортивный зал! Если бы Бенефис предложил мне работу в департаменте не в такой ультимативной форме, то я бы даже не посмотрела на то, что буду работать вместе со своим бывшим в одном отделе, и точно бы согласилась. Но сейчас, мне приходилось принимать решение под давлением, а это я любила меньше всего.

- Хорошо, - вздохнула я.

- Что? – брови Бенефиса поднялись вверх, он явно не ожидал, что я сдамся без сопротивления.

- Хорошо, я согласна, буду работать у тебя в департаменте  магом-вещевиком.

- Отлично, я рад, что мы решили этот вопрос. Майкл заедет за тобой в обед, - морщины на лбу Бенефиса разгладились, он ласково мне улыбнулся. Это выглядело так, будто сейчас не было серьезного разговора, в котором он угрожал посадить меня в тюрьму. Бенефис взял пиджак со спинки резного стула и вышел из кухни, бросив:

- Лоли́, до вечера!

Я стояла босыми ногами в длинном мужском махровом халате на дорогой плитке особняка Кёнигсберга и не могла поверить в случившееся. Вроде бы надо было радоваться, что меня взяли на работу на государственную службу с хорошим окладом, а в тоже время ощущение было такое, будто я проиграла войну.

- Экх-хм-м, - прокашлялась джинна, выводя меня из состояния ступора.

- Да, Феери? - меланхолично спросила я, переводя взгляд на огненное чудо.

- Лоли́, сядь за стол, выпей кофейка, тебе полегчает, - заботливо сказала джинна, пододвигая ко мне кружку с кофе.

Я молча села на стул и уставилась на тёмно-коричневую жидкость передо мной.

- Ты всё правильно сделала, что согласилась на контракт, - участливо погладила меня Феери по руке.

- Ты думаешь? Под началом такого руководителя мне теперь придётся работать, - я передёрнула плечами, вспомнив гнев на лице Бенефиса.

- Он на самом деле очень щедрый и справедливый хозяин, и его обожают во всём департаменте, уж я-то знаю, можешь мне поверить! А таким злым я его ещё ни разу не видела, видимо ты его чем-то сильно зацепила, - задумчиво произнесла джинна.

- Да уж, зацепила так зацепила, - криво усмехнулась я.

- М-м-м-м…. Лоли́, послушай, - голос джинны вдруг изменился, я почувствовала в ней проснувшееся любопытство. - А это правда, что ты работала в заведении мадам Жадрин?

- Ага, мы там и познакомились с твоим хозяином, - подтвердила я.

Джинна встрепенулась, золотое сияние вокруг неё стало ярче:

- И что? Он позвал тебя в «Дикую розу», предложил тебе интим, а ты от него сбежала? – её глаза сейчас были такими огромными, какими могут быть лишь у жителей Джинии. Рот Феери слегка приоткрылся, с таким нетерпением она ждала от меня ответ.

- Ну да, - я пожала плечами, - я от него сбежала.

Феери ошеломлённо смотрела на меня:

- Дела-а-а-а, - прошептала она.

- Что именно? – не поняла я.

- Девочка, ты не представляешь, сколько женщин бегает за Бенефисом! Да я сбилась со счёту, считая тех, кого он приводил только на дом! А есть же ещё работа, гостиницы, парки… Ещё бы, такой влиятельный, богатый и красивый молодой человек! – джинна всплеснула руками. – А ты бросила ему настоящий вызов. Ты не просто отказала ему, а ещё и сбежала со свидания, оставив с носом. Это же его только раззадорило!

- Да никакое это было не свидание, - вяло запротестовала я.

- Ужин в одной из самых дорогих рестораций города был? – строго спросила Феери.

- Был, - вздохнула я.

- А за ужин полностью заплатил Беня. Я не верю, чтобы он предложил даме разделить счёт. Он слишком галантен и хорошо воспитан, - продолжала Феери, загибая пальцы. – Так, а вино было?

- Было, - совсем уж тихо согласилась я. Джинна загнула второй палец и уточнила:

- И до ресторации он вёз тебя на своём спортивном магобиле с тихой музыкой?

Я нехотя кивнула.

- Милочка, так это самое настоящее свидание! – заключила Феери довольно. Вот только мне от этого заключения стало как-то не по себе. Когда я соглашалась перекусить с Бенефисом, я не предполагала, что это свидание, как и то, что он повезёт меня не куда-нибудь, а в «Дикую розу».

После обильного завтрака, а Феери накормила меня как телёнка на ритуальное заклание, джинна принесла мне удобные женские штаны и вязаный свитер, а также туфли на небольшом, но устойчивом каблуке. Всё идеально село по фигуре и было абсолютно новым, но джинна не созналась, откуда взяла вещи.

Глава 4. Быстрый способ заработать – не всегда хороший

Я целый час потратила на прогулку по просторному родовому особняку Кёнигсбергов. Он был похож на настоящий музей: паркет из ценных пород дерева, антикварная мебель, длинноворсовые ковры и витражные окна. Ходить по такому дому было одно наслаждение. Наконец, поумерив свой архитектурно-эстетический восторг, я обосновалась в гостиной и попросила джинну достать для меня какую-нибудь книгу. Время до обеда, пока приедет Майкл, надо было как-то убить:

- Какие книги ты предпочитаешь? – уточнила Феери.

- А принеси-ка мне что-нибудь про вампиров, - вдруг осенило меня. – Хочу больше узнать про Сумеречный мир, расу, какими способностями обладают, историю… И может быть есть какой-нибудь сборник самых известных деятелей среди вампиров?

Феери задумчиво почесала свои огненные локоны, затем кивнула и через несколько минут притащила мне целую стопку книг: «Летопись Сумеречного мира от правления вурдалаков до наших дней», «Миры и их расы», «Тайный дневник Крита Ледэса», «Как выйти замуж за вампира?»

Я взяла верхнюю книгу из стопки «Как выйти замуж за вампира?» и практически сразу же отложила её в сторону. Она была написана какой-то раздражающей особой и больше походила на бульварную прессу. Автор давала советы, как понравиться вампиру, в первую очередь, акцентируя внимание на том, что невеста непременно должна быть девственницей. Я вяло пролистала страницы с советами, как надо одеваться и в какой цвет красить ногти, а затем откинула её в сторону.

Книга «Тайный дневник Крита Ледэса» меня тоже разочаровала. Как оказалось, это был дневник оборотня-полукровки, захваченного в плен вампирами в период холодной войны. Крит больше писал о том, как ненавидит этих «мерзких кровососов», чем давал хоть сколько-то полезную информацию.

А вот две оставшиеся книги мне очень даже понравились. В справочнике «Миры и их расы» я нашла интересующие меня данные. На букву «С» здесь значилось всего три мира: «Сумеречный мир», «Сиегалла» и «Синтей». Как оказалось, Сумеречный мир – один из миров, которые люди открыли раньше других, осваивая портальные перемещения. Но на нём практически нет еды, пригодной для людей, зато много минералов и драгоценных металлов. Основная валюта Сумеречного – это рубины и стабилизированная кровь. Мир поделён между двумя господствующими расами – вампирами и оборотнями. У нашего мира с Сумеречным подписан взаимовыгодный договор о ненападении. Так как сферы интересов вампиров и людей не пересекаются, человеческий туризм малоразвит в их мире.

В разделе на букву «В» я также вычитала, что вампирам жизненно необходима кровь в качестве пропитания, которую они любят добывать посредством укуса через шею. Они предпочитают селиться в местах со стопроцентной влажностью, так как их кожа крайне чувствительна к любым излучениям, а влага в воздухе задерживает излучения. Здесь же была информация, которую сообщил мне Бенефис, что вампирам очень нравятся человеческие девственницы. Про магию было упомянуто, что они не обладают классической магией в понимании людей – некромантия, боевые или защитные чары и так далее, - но они умеют гипнотизировать взглядом, фактически подчиняя сознание существа, смотрящего им в глаза. А ещё упомянуто то, что вампиры умеют двигаться бесшумно, практически скользить над землей. Я сразу же вспомнила отпечаток следа в квартире Линды и подумала, что он вполне мог принадлежать вампиру. Ни единого слова во всём справочнике не было о том, что среди вампиров бывают с аллергией на человеческую кровь.

Увлёкшись книгой, я и не заметила, как выпила чашку бульона и съела обед, заботливо приготовленный старательной джинной. Она так радовалась, что у её хозяина появилась девушка, что мне даже стало как-то неловко. Однако ещё одна книга оставалась непрочитанной, а время тикало. Вот-вот должен был подъехать Майкл Миттерсон.

Торопливо перелистывая страницы «Летописи», я выяснила, что Сумеречный исконно населяли лишь оборотни, однако в третьем веке от разразившейся магнитной бури открылся портал, и из соседнего умирающего мира туда хлынули вурдалаки. Часть вурдалаков не смогла приспособиться к новой среде обитания и не выжила, часть мутировала, подстроившись под чёрную звезду Сумеречного и его плотную атмосферу. Последние стали называться вампирами. Было очень интересно, чем вурдалаки отличались от современных вампиров, но ввиду того, что время шло, пришлось с сожалением пролистать эти страницы. Как оказалось, вампиры так хорошо мутировали и расселились по новому для них миру, что потеснили в среде обитания и пище оборотней, и началась война. Со временем оборотни и вампиры пришли к более или менее шаткому миру, но мелкие стычки случаются и по сей день.

Именно в этот момент от книги меня отвлёк робкий голос джинны:

- Леди Лолианна, приехал Майкл Миттерсон, он ждёт Вас в прихожей.

Я с сожалением закрыла книгу.

- Феери, а могу я взять справочник по мирам и «Летопись» с собой? – спросила я у джинны.

Та пожала плечами и кивнула:

- Да, конечно, но в целом Вы же всё равно скоро вернётесь в особняк господина. Эти книги будут дожидаться Вас в любом случае.

Я благодарно кивнула и взяла книги с собой. Я не хотела говорить приятной джинне, что не планирую возвращаться ночевать в постель к Бенефису.

В прихожей меня действительно ждал мой бывший возлюбленный. Когда я посмотрела в его глаза редкого цвета индиго, сердце трепыхнулось, словно пойманный к летку феникс. Мне стало отчего-то неловко, захотелось отвернуться. Майкл Миттерсон неприязненно осмотрел меня с ног до головы, словно увидел в первый раз, затем кивнул мне, как бы снисходительно здороваясь, развернулся и пошёл в сторону повозки с гербами маглиции. Я раздражённо передёрнула плечами: «Не очень-то и хотелось с ним общаться».

На некоторое время в трясущейся повозке царило тягучее молчание.

- Ловко ты за сутки пригребла к рукам Бенефиса.

Я аж подпрыгнула на жесткой скамейке повозки:

- Что-о-о?

Майкл пожал плечами:

- Ловко, говорю, ты пригребла к рукам моего шефа. Вначале дала пощёчину мне в публичном доме, когда я предложил тебе заплатить за услуги, сделала вид оскорблённой невинности. Заявила, что не занимаешься продажей своего тела и вообще напустила на себя таинственности, при этом не забыла продемонстрировать Бенефису свои прелести. Твоя тактика дала свои результаты - вчера после осмотра квартиры Линды Бенефис пригласил тебя на свидание.

- Свида-а-ание?  - протянула я. Что-что, а в тот момент я меньше всего думала, что меня зовут на свидание. Это уже потом, в ресторации до меня дошло, что за мной пытаются приударить.

- Ну да, свидание. А что, скажешь, это был деловой допрос подозреваемой в плутониевых наручниках в стенах департамента? – пренебрежительно хмыкнул Майкл. – Когда я позвонил шефу с отчётом по отравлению Линды, он ожидал тебя в «Дикой розе». А ты мастерски смогла залезть к нему в постель всего лишь за одни сутки! Я тобой восхищаюсь. Ну и кто из нас лучше: я или он?

Я шокировано смотрела на Майкла, сидевшего на сиденье напротив меня со скрещенными на груди руками. Вот это да! Не подозревала, что он такого низкого мнения обо мне… Или же он считает всё это нормальным?

- Девушки из нашего отдела устроили тотализатор, кто первый из них попадёт в постель к шефу. Я поставил на то, что ни одна из них, так как все уже побывали, а шеф не увлекается одной и той же пассией дважды. Так что благодаря тебе спор я выиграл, - неожиданно пояснил Майкл, улыбаясь белозубой улыбкой, а вот мне захотелось его чем-нибудь стукнуть. – Правда я не ожидал, что публичный дом мадам Жадрин тебя так сильно изменит, что ты сдашь свои бастионы всего за сутки. Я-то тебя в своё время уламывал недели по две, а то и три, - продолжил Майкл. – Эх, жаль, теперь не заключишь тотализатор на то, на какой день шеф вскружит голову новенькой сотруднице. Да, кстати, вот твой договор найма в качестве нового лаборанта в департаменте Особо Тяжких Преступлений и Убийств, - и с этими словами он отдал мне изрядно потрёпанные листы. – Подпиши, обе копии, пожалуйста.

Всё это было сказано с таким тоном, будто бы он не личную жизнь своего шефа обсуждал, а погоду за окном. Я, чувствуя себя крайне неловко во всей этой ситуации, вздохнула, взяла из рук Майкла ручку и прямо на коленке в трясущейся повозке подписала оба экземпляра. Листы своего договора вложила в одну из книг, чтобы не помялись и не потерялись. Пока я подписывала бумаги, я думала о словах своего бывшего.

- И что, много денег крутится в тотализаторе? – спросила я как бы между прочим.

Мне надо было заплатить почти десять золотых за четыре месяца аренды квартиры у господина Гризли, да и Гномьему Банку я должна была почти двести золотых с учётом процентов за учёбу в Магическом Университете. Неподъёмная для меня сумма на данный момент. То есть если я буду работать в две смены, ничего не есть и не платить за жильё, то остаток за учёбу смогу выплатить лишь через четыре года. А учётом того, что и жильё, и еда, и одежда стоят немало, то, скорее всего, работать горничной в заведении мадам Жадрин мне пришлось бы ещё лет десять. Конечно, с новой зарплатой в семь золотых я существенно быстрее смогу погасить кредит, но всё равно лет пять это займёт.

- Порядка ста золотых, - ответил Майкл, а меня подбросило на очередном ухабе, но я не обратила на это внимания.

- Сто золотых?! – я не поверила своим ушам. – Это ж какие зарплаты у сотрудников департамента ОТПРУ?

- Ну, так народу в тотализаторе участвует много, все делают ставки, вот и получается жирный куш, - высокомерно пояснил мне Майкл, словно общался с глупенькой девочкой.

- А-а-э на меня тоже будут делать ставки? – уточнила я, не обращая внимания на его тон. Я чувствовала, что могу получить выгоду от этого тотализатора, и деньги для меня сейчас имели первостепенную важность.

- Теперь нет, - он вздохнул, - ты же уже переночевала в его доме. Всем итак понятно, что Бенефис теперь потеряет к тебе интерес.

- Майкл, посмотри на меня внимательно, - сказала я, а в голове уже созревал план по оплате учёбы в Магическом Университете, - я разрешаю тебе посмотреть на мою ауру. Да, у меня есть прорехи, забитые серебряным свечением, но это лишь прорехи. Основной цвет ауры –персиковый, мой собственный, – разумеется я перепроверила слова Бенефиса после его ухода и убедилась, что ночью между нами ничего не было.

Мой бывший парень сощурил глаза, всматриваясь в мою ауру, а затем охнул.

- То есть вы не…? – его вопрос повис в воздухе, и, по-моему, даже возничий как-то ровнее сел, ожидая ответа.

Я продолжила уже шёпотом, чтобы нас не услышали:

- Не-а, - я довольно улыбнулась.

- Обалде-е-еть, - Майкл Миттерсон всё ещё смотрел на меня, как какое-то чудо.

- И как долго обычно девушки держатся, прежде Бенефис их соблазнит? – вкрадчиво спросила я, уже в уме прикидывая, сколько денег смогу сорвать на этом тотализаторе.

- Если он их катает на своём спортивном магобиле, то обычно они не выдерживают и дня… - размышлял Майкл, - а так в течение недели почти все соглашаются на приятный вечер. Многие так и сами спят и видят, как попасть к нему на аудиенцию.

- А сколько продержалась самая стойкая девушка? – я уточнила на всякий случай.

- Дюжина дней, - Майкл широко улыбнулся, - помнится, тогда общий фонд тотализатора вырос аж до ста пятидесяти золотых, все считали часы, когда же это случится. Нервы у заведующего отделения по специфическим животным из иных миров совсем сдали, он сделал самый крупный взнос, ставя на вечер того дня. Заведующий тогда перепутал ящики с картошкой для драконов и устрицами на корпоратив департамента, накормил драконов сиегальским деликатесом, а нам досталось давиться недозрелой картошкой.

- М-м-м-м… а как насчёт того, что ты сделаешь ставку за меня? – наконец решилась я.

- Это какую же? – хитро прищурился Майкл, смерив меня взглядом.

- Ну-у-у-у.. – протянула я, - скажем, например, месяц.

- Месяц?! – мой бывший аж фыркнул, так переполнил его скепсис. – Не, в месяц не поверю. Давай может, я сделаю ставку две недели?

Я мысленно прикинула, что если в прошлый раз куш тотализатора вырос до ста пятидесяти золотых, то и в этот раз, скорее всего, будет что-то около того. Это я смогу закрыть практически весь кредит за учёбу!

- А если итоговый куш окажется менее ста пятидесяти золотых, мы сможем продлить срок? – уточнила я заранее. Я рассчитывала на двести золотых, чтобы покрыть весь кредит разом.

- П-ф-ф-ф, ну ещё бы! У людей только проснётся азарт к твоей персоне, - подмигнул мне Майкл и я согласилась.

- Идёт, - кивнула я ему, - две недели, а там посмотрим.

Повозка с гербами маглицейского департамента подъехала к моему дому. Майкл ловко выпрыгнул и уверенным шагом двинулся в сторону моего жилья. Я только диву давалась, откуда ему всё известно. По всей видимости, департамент Бенефиса обладает воистину безграничным доступом к частной информации о людях. Вон, даже смогли выяснить в сжатые сроки, с кем я заключила договор об аренде.

Когда мы подошли к моей входной двери, меня сразу напрягло то, что я не почувствовала своих привычных защитных чар. Майкл понял меня по одному обеспокоенному выражению лица, и яркие искры боевых чар сразу же заиграли на его пальцах. Майкл тронул приоткрытую дверь и юркнул туда с грацией эльфа, не потревожив ни одного предмета и не скрипнув половицей. Я лишь завистливо вздохнула: «Ну да, он же ещё в университете был одним из самых успешных студентов с кафедры боевой магии».

Уже через минуту раздалось громкое:

- Анита, входи, здесь никого нет, но в твое отсутствие кто-то знатно порылся в твоих вещах.

Я поморщилась от ненавистного сокращения моего имени, но в квартиру вошла. Здесь царил примерно такой же хаос, что и в квартире Линды, с тем только отличием, что растений у меня отродясь не водилось, а потому на полу отсутствовали разбитые горшки с землей.  Но кресло оказалось вспоротым, матрас перевёрнутым, вся одежда валялась ровным слоем по полу, сорванные и рваные гардины лежали неопрятной кучей под отопительной системой. Я тяжело вдохнула:

- Вот ведь невезу-у-уха!

- М-да, я сообщу Бенефису о том, что твою квартиру взломали, и он пришлёт кого-нибудь починить замки и убрать здесь, - сказал Майкл, потянувшись к мочке уха.

- Ну, нет! – я была категорически не согласна с решением своего бывшего. – Ты с какой кафедры? Вот то-то и оно! Иди, чини замок и накладывай защитные с боевыми заклинания на мою входную дверь. А я буду убираться в своей квартире. Мне и так неприятно, что кто-то перерыл все мои вещи, я не хочу, чтобы кто-то чужой из департамента их трогал повторно.

Майкл удивился моему командному тону, но подчинился. Я же взяла в руки веник, так как всё ещё чувствовала усталость после лихорадки, и стала медленно собирать осколки и грязь. Бытовой магией я воспользовалась всего пару раз, чтобы починить сломанную полку и заштопать любимое кресло. Через час Майкл подошёл ко мне:

- С дверью я поработал, теперь никто без твоего разрешения не войдёт. А ещё дополнительно наложил чары на окно. Лишним не будет.

- Спасибо, - грустно улыбнулась я, привычными движениями заправляя кровать. Работая горничной в публичном доме, я научилась это делать за считанные секунды.

Майкл одобрительно хмыкнул, глядя на меня:

- Вижу, моя помощь тебе больше не требуется. Что ж, как я понимаю, ты останешься здесь и будешь приводить свою квартиру в порядок?

Я молча кивнула. Мне и так не хотелось возвращаться в особняк Бенефиса, а тут такой повод представился.

- Ты уже всё посмотрела, что-нибудь украли? – вновь спросил Майкл после недолгого молчания.

«Да что у меня красть-то? Убийце нужен ключ-камень, а он остался при мне», - подумала я, но вслух сказала:

- Кажется, ничего не пропало.

- Ну что ж, - Майкл сказал после того, как ещё сколько-то постоял, наблюдая за моими действиями. – Тогда я тебя оставляю. Убирайся, отдыхай, высыпайся. Завтра утром в девять мы тебя ждём в Департаменте Особо Тяжких Преступлений и Убийств. У нас скопилось много работы для вещевика, так как предыдущая девушка ушла в декрет ещё полгода назад. В общем, ждём.

И с этими словами он ушёл, а я закрыла за ним дверь. Ещё несколько часов я наводила чистоту в своей крошечной квартирке, пока со мной не соединилась мадам Жадрин по мыслепередатчику:

- Лоли, здравствуй, ты придёшь сегодня на работу? – спросила пожилая женщина.

- Ох, мадам Жадрин, я как раз хотела это обсудить… видите ли, скорее всего я уволюсь, - сказала я.

- Опять мне искать новую горничную, скорее всего даже двух, - вздохнула собеседница. – Ты в курсе, что Линду нашли мёртвой в её собственной квартире? А теперь и ты увольняешься…

- Да, я знаю, мадам. А не подскажете, мой адрес сегодня у Вас никто не спрашивал? – вдруг пришла мне в голову неожиданная мысль.

- Ох, Лоли, у меня весь день так раскалывается голова, наверно погода. Старость, сама понимаешь. Я признаться, плохо помню, чтобы было даже час назад, но вроде бы никто не спрашивал.

- Я-я-ясно, -  с сомнением протянула я. Голос всегда энергичной мадам Жадрин и правда звучал какой-то вяло и растерянно. «Видимо так сильно огорчила смерть Линды, а тут я ещё со своим уходом».

- Ты всё-таки подходи сегодня за деньгами тогда, - вдруг оживилась старушка. – Поговорим. Может, ещё выйдешь на одну смену.

На этом разговор закончился. Я же, вспомнив, что мне причитаются деньги за отработанные дни, воодушевилась, помылась и побежала в публичный дом. Мадам Жадрин меня ждала как обычно в своём рабочем кабинете на первом этаже. Она без вопросов положила на стол передо мной три золотых. Пока я прятала деньги в карман, она заговорила:

- Лоли, может, сегодня ты выйдешь поработать в последний раз? Не на целую ночь, всего на пару часов.

- А что такое? – я сразу напряглась. Просьба мадам звучала очень странно.

- Видишь ли… тут приходил один вампир и спрашивал о тебе. Обещал тройную плату, если ты его сегодня обслужишь, - закусив губу начала мадам Жадрин.

- Вы прекрасно знаете, что я не обслуживаю клиентов. У Вас целый дом жриц любви, - жёстко прервала я, поднимаясь со стула.

 - Так-то оно та-а-а-ак, - протянула старушка, жестом опуская меня на стул обратно, - но он хочет всего лишь массаж спины. Обещает не тронуть тебя и пальцем, ничего более массажа. Ему не хочется, чтобы его трогали жрицы любви.

Я уже было приготовилась повторить свой отказ, как прозвучало:

- Он обещает тройную плату, и дал мне задаток, чтобы я лишь поговорила с тобой. Тебе причитается три золотых.

«Ещё три золотых, и я смогу расплатиться за два месяца аренды с господином Гризли. Один золотой останется у меня на руках на непредвиденные траты». Предложение было крайне заманчивым, но я боялась, а не ловушка ли это от того самого загадочного преследователя на старом магобиле. Видимо старушка заметила сомнение на моём лице, потому что тут же добавила:

- Такой солидный джентльмен, приезжал на личной карете, у которой даже колпаки на колёсах были обиты белым золотом. Соглашайся, Лоли́! Чего тебе стоит сделать массаж? Такой богатый господин наверняка ещё сверху и на чай оставит.

И я подумала, что вряд ли убийца стал бы тратиться на презентабельный вид и привлекать внимание жителей квартала золотой каретой, а потому согласилась. Уже уходя из кабинета мадам Жадрин, я вспомнила, что при мне остался универсальный ключ-камень. И извиняясь, выложила его на стол. Хозяйка заведения в ответ рассеяно кивнула.

Когда я вышла на улицу, в голове тут же всплыла информация из прочитанного справочника о том, что вампиры могут загипнотизировать взглядом. Я призадумалась, закусив губу. В голове стала оформляться пока ещё смутная идея. Я поймала свистом кентавра и попросила отвести меня в старую часть города, где располагалась лавка косметических штучек для девушек.

- Добрый вечер! – радостно встретила меня блондинка с внушительным размером груди и идеальным макияжем. Затем скептическим взглядом обвела мой несостоятельный внешний вид, оценила размер моего кошелька, и радость её померкла.

- Здравствуйте, - вежливо поздоровалась я, так как привыкла, что люди, одетые лучше и дороже, часто смотрели на меня свысока.

- Что желаете? У нас есть всё: от мази для коррекции веснушек до отваров, уменьшающих объём талии. Сегодня большие скидки на средства для придания коже зеленого, белого и фиолетовых оттенков, - заученно произнесла девушка, сохраняя оскал на лице.

- М-м-м-м… видите ли, мой молодой человек помешан на кареглазых девушках, - вдохновенно начала я врать, - а у меня синий цвет глаз. Мне бы хотелось приобрести нечто, что меняло бы их цвет.

Девушка посмотрела на меня как-то странно:

- А не легче обратиться за услугой к специалистом по пластической магии? Уверяю Вас, эта процедура абсолютно безболезненна. Я сама меняла цвет глаз, правда, наоборот, с карего на синий.

- Возможно и проще, - вздохнула я. – Вот только с моим молодым человеком мы встречаемся совсем недолго, и я не уверена, что он настроен по отношению ко мне серьёзно. А мой родной синий цвет мне нравится больше, чем карий. Я бы хотела временные линзы, меняющие цвет радужки. Если Майкл сделает мне предложение, то я запишусь на операцию по смене цвета глаз в тот же день.

Блондинка впервые за разговор понимающе хмыкнула:

- Ну да, тратишь последние медяки, меняешь свою внешность, чтобы понравиться мужчине, а он… - она махнула рукой. – Пойдёмте. Линзы редко кто спрашивает, но мне кажется, у меня что-то оставалось на складе с прошлого года.

Уже через полчаса я тряслась в повозке, запряжённой кентавром обратно по направлению к публичному дому.  Разумеется, менять цвет глаз я не хотела, но мне пришла в голову мысль, что если поставить прозрачную заслонку между моими глазами и глазами вампира, то странная магия этой расы на меня не подействует или хотя бы будет слабее. Не хотелось больше чувствовать себя как тогда, когда Влад схватил меня за шею, а я не могла отвести от него взгляда.

Пока я ехала в повозке, я сосредоточилась на ауре линз. Именно потому, что она имела магическую составляющую, я смогла не только внимательно рассмотреть её ауру, но и распутать несложные чары, меняющие цвет радужки. Вместо них я сплела плотным кружевом чары, улучшающие зрение в темноте. А почему бы и нет? Давно хотела попробовать повторить это необычное плетение, всякий раз рассматривая магическим зрением плафоны со светящимися ночными бабочками. И вот, мне довелось попробовать! Поучилось не ахти как аккуратно, но вполне сносно. По крайней мере, надев линзы, я смогла отсчитать деньги за проезд, даже не сощурившись, а уже стемнело.

- Лоли́, вот ты где! – всплеснула руками Розетта, когда я вешала верхнюю мантию на вешалку в прихожей публичного дома. – Тебя уже все ищут. Мадам Жадрин просила передать, что приехал знатный вампир и его провели в тринадцатый номер на массажный стол. Поторопись, тебя уже ждут. О-о-о-о, Лоли́, только не говори, что ты в этом собираешься выйти к клиенту?! – она всплеснула руками, увидев мои помятые брюки и поношенный свитер. Именно эту одежду я надела сегодня днём, переодеваясь после душа.

Я ничего не успела ответить Розетте, как активная девушка схватила меня за руку и повела в свой будуар. Она тут же бросилась за ширму, откуда полетели различное бесстыдное нижнее белье, ажурные чулки, яркие подвязки…

- Так, это тебе не пойдёт, это будет велико, та-а-а-к ну где же она? - приговаривала она, роясь в своих вещах.

- Розетта, спасибо тебе за то, что хочешь помочь, но право слово, не стоит… - робко возразила я.

- С ума сошла?! – шикнула на меня Розетта, а затем радостно. - Так вот же она! - и продемонстрировала мне длинную чёрную юбку в пол из многослойного шифона.

Я, ожидавшая увидеть, что-то воистину развратное, даже перевела дух и протянула руку за юбкой: «Ну да, встретить богатого клиента в юбке наверно правильнее, чем в поношенных и изрядно протёршихся в коленях штанах». Вот только подвох этой юбки я поняла лишь тогда, когда уже надела её. Как оказалась, на боках юбки были разрезы для ног практически до самого бедра. Если в юбке стоять и не шевелиться, то разрезов не видно, но при движении они то и дело призывно оголяли ноги по самые уши.

- М-м-м-н-э-э… - пробормотала я, оглядывая сие чудо швейного мастерства на себе.

Розетта уже торопливо подавала мне тёмно-синий корсет, заметно увеличивающий размер груди. Лиф одежды был расшит крупными фальшивыми самоцветами.

- Рози, я это не надену, - произнесла я, гулко сглатывая.

- Так, я не поняла, тебе чаевые нужны или нет? – жестко отрезала девушка, приняв боевую стойку с руками, упёртыми в боки.

 - Нужны… - вздохнула я, смиряясь с тем, что жрица любви принялась туго затягивать его на мне, делая и без того мою тонкую талию ещё меньше.

Прямо перед моим выходом из её будуара она минуту поколдовала кисточками с макияжем на моём лице так, что я саму себя не узнала. Теперь у меня были глаза густо обведены черными тенями, а на верхних веках лежали синие блестящие тени.

- Твой клиент – вампир, ему понравится, - уверенно заявила Розетта на моё немое изумление и откровенное сомнение, проступившее на лице.

Я ещё раз вздохнула, поблагодарила девушку и отправилась в тринадцатый номер, персональный ключ-камень от которого мне передала всё та же Розетта. В номере царил приятный полумрак, под потолком летали уже разбуженные светящиеся бабочки, но сейчас моё зрение было существенно лучше обычного, и я отчётливо видела все предметы. Приятно пахло бергамотом с корицей. В комнате по центру стоял массажный стол, а на нём уже, лёжа на животе, находился мужчина с мраморной кожей, раздетый до пояса.

Я подошла к нему, взяла флакон с маслом с соседнего столика и налила несколько капель на его спину. Вампир слегка вздрогнул, я увидела, как мышцы на его спине окаменели, но уже спустя несколько секунд он расслабился и позволил мне растереть напряжённую мускулатуру. Я много раз делала массаж Майклу после его боевых практик, а потому прекрасно умела разогревать кожу, а затем прорабатывать уставшие и забитые мышцы.

- Как Вас зовут? – застал меня вопрос клиента врасплох. Я была уверена, что он предпочёл не разговаривать со мной, а потому витала мыслями где-то далеко.

- Лолианна, господин, - сказала я, немного растерявшись. – А Вас?

- Виер, - односложно ответил вампир и вновь замолк.

Мне показалось, что он хотел спросить о чём-то ещё, но не решился. Я же в свою очередь прорабатывала пальцами его широчайшие, затем ромбовидные мышцы, переходя всё выше и выше. На третьем курсе я записалась на спецкурс по анатомии, который относился к кафедре боевой магии, чтобы проводить с Майклом больше времени. Для него этот предмет был обязательным, мне же надо было выбрать необходимые часы. Я могла записаться на любой дополнительный спецкурс, но решила, что Майклу будет приятно видеть меня рядом. Но, к моему разочарованию, он сел на лекции со своими друзьями, мотивируя это тем, что ему предстоит сдавать экзамен в конце года, и он не хочет болтать со своей девушкой во время занятий. Так и получилось, что я выучила анатомию очень даже прилично. И к моему удивлению, балл на экзамене получила выше, чем Майкл Миттерсон.

Спина вампира была рельефной, жилистой, с выступающими буграми мышц. По человеческим меркам вампир был слегка худоват, но по вампирьим  - определённо красив. Когда мои пальцы подобрались к его трапециевидным мышцам, то есть практически к шее, он сильно вздрогнул и не сдержал громкий стон. Вспомнив информацию, почерпанную из справочника, что у вампиров нежная кожа, я испуганно убрала руки с его спины и спросила:

- Я сделала больно?

Виер впервые поднял голову и посмотрел на меня. Ему не надо было щуриться, чтобы разглядеть моё лицо. Всё-таки жители Сумеречного мира обладают куда как более острым зрением, чем люди. Я с интересом рассмотрела его белое лицо, обрамлённое чёрными чуть вьющимися волосами, несколько напряжённых морщин на лбу и прямой нос. Вампир смутно мне кого-то напомнил.

Брови Виера ошеломлённо поползли вверх:

- Ты меня рассматриваешь? – ответил вопросом на вопрос он.

Я смутилась: «М-да, как-то неприлично в упор разглядывать клиента», - и перевела взгляд на свои руки.

- Ты не так поняла, я удивлён, что в этой полутьме ты увидела моё лицо. Я думал, у людей зрение гораздо хуже, - пояснил вампир, всё ещё пристально глядя на меня.

«А! Он не гневается, фух!» - я перевела дыхание.

- У меня хорошее зрение, - ответила я лаконично.

Вампир всё ещё осматривал меня с ног до головы, приподнявшись на локте:

- Что ж я не удивлён. Хорошее зрение, светлая кожа, фигура, отдалённо похожая на вампира. Для человека ты слишком тощая, но по вампирьим меркам очень даже ладно слажена.

- Что? – я не поняла, о чём говорит Виер, но инстинктивно сделала два шага назад. Да, я совершенно незагорелая, потому что всё лето работала по ночам, а днём отсыпалась. А что до фигуры – то на еду не всегда хватало, а иногда я возвращалась домой настолько измученная тяжёлой работой горничной, то есть и вовсе не хотелось.

- Ты хочешь сказать, что не была любовницей моего сына? – прищуриваясь, спросил Виер.

- А с чего Вы взяли? – кажется, этот вампир меня принял за кого-то другого.

- Мой сын Влад Дэреш-Крувицки был найден позапрошлой ночью мёртвым в девятом номере этого скверного заведения, - процедил Виер медленно, выплёвывая каждое слово так, словно сцеживал яд. Белые клыки сверкнули под его верхней губой, и мне стало совсем не по себе. – По отчётам маглицейских его нашла ты, почему-то повторно возвращаясь в номер. Или будешь утверждать, что это была не ты?

Я икнула с испуга.

- Ик!

- Ты же видела Влада последний раз живым, - припечатал его отец, гневно глядя на меня и приподнимаясь ещё выше на локтях.

- Я действительно видела его, а когда вошла в номер второй раз, он уже был убит, - пробормотала, холодея от ужаса. Разгневанный вампир – это страшное зрелище.

- Ага! Я так и знал, что ты имеешь к этому отношение, иначе ты бы не сказала «он был убит»! По официальной версии его заколола вторая жрица любви, твоя напарница, после того как он набросился на неё.

Виер вскочил и прислонил меня к стене, ровно так же, как это сделал его сын совсем недавно. Правда, он не клал руку на мою шею, просто смотрел на меня прямым открытым взглядом, а затем проговорил очень тягуче:

– Я приказываю тебе, расскажи мне всё, что знаешь.

Я почувствовала лёгкое головокружение и тошноту, но почти сразу взяла себя в руки:

- Отойдите, пожалуйста, мне неприятно, что Вы находитесь так близко ко мне, - собрав всю свою храбрость, произнесла я тоном, как будто бы вообще не боялась этого вампира.

Виер озадаченно моргнул, и вновь ошеломлённо уставился на меня:

- Не может быть, - произнёс он. - На тебя не действует моя магия!

Его плечи медленно поникли, он отошёл и сел на край массажного стола, грустно понурив голову:

- Ты не представляешь, всего сутки назад я потерял своего единственного сына, наследника рода и всего состояния Крувицки, – вдруг прорвало вампира. - Мы должны были прибыть порталом  сюда для подписания договора… Влад вошёл в состав делегации, ему дали разрешение на пребывание в Вашем мире. Он всегда был хитрым мальчиком. Влад воспользовался дипломатической визой и тайком от меня и матери прибыл на сутки раньше. Я обнаружил это спустя несколько часов после его исчезновения, отследил перемещение по порталу и понял, что он решил навестить заведение мадам Жадрин. Конечно, я сильно разозлился, вскрыв его обман, но мальчику уже пора было погулять, лишиться девственности, вот я и решил, что ничего плохого от пребывания в Вашем мире на сутки ранее не произойдёт. А потому не стал телепортироваться за ним. Как же я был неправ, - Виер приложил пальцы к переносице, и сейчас я разглядела его тяжёлые мешки под глазами. Вампир выглядел сломленным.

После откровения Виера я больше не боялась его. Передо мной был не грозный вампир, глава клана Крувицки, а уставший отец, потерявший своего единственного сына и пытающийся найти его убийцу.

 - И поэтому Вы решили лично навестить меня и попытаться выяснить, что произошло в ту ночь? – тихо спросила я, положив руку на его плечо в успокаивающем жесте.

- Да, - глухо произнёс он.

Неожиданно мне пришла в голову идея:

- Вы же вампир и близкий родственник Влада, а потому должны почувствовать по моей ауре, что я не спала с Вашим сыном ни позапрошлой ночью, ни до этого. Давайте, я дам разрешение на чтение моей ауры, а Вы в ответ дадите просканировать Вашу. Я нашла у Вас защемления в шейном отделе, по всей видимости, от нервного перенапряжения. Благодаря сканированию, я смогу помочь Вам с шеей. Ну а Вы убедитесь, что я никак не была связана с Вашим сыном.

- А Вы согласитесь дать просканировать Вашу ауру? – Виер смотрел на меня во все глаза. Конечно, кто же по доброй воле, да ещё и без ордера даст просканировать свою ауру посторонней личности? Но лично я для себя видела в этом только плюсы. С Владом я действительно не спала, мне скрывать нечего, а вот благодаря сопоставлению ауры убийцы с аурой Виера, я смогла бы сказать, относится убийца к расе вампиров или нет.

- Взамен на сканирование Вашей, - согласно кивнула я.

Виер тут же лёг на стол и скомандовал:

- Приступайте, чего ждёте? Разрешение даю.

Что только не сделает убитый горем отец, чтобы отыскать убийцу своего сына? Я покачала головой, перестроилась на магическое зрение и стала рассматривать ауру своего ночного гостя. Тело вампира охватил тёмно-фиолетовый кокон магических потоков с ровными, но сложными в своём плетении узорами. Аура Виера отличалась от человеческой такой же многослойной структурой, как и аура убийцы. Некоторые кусочки плетения оказались невероятно сильно похожими на те обрывки, которые, я видела, исследуя каплю крови. «Убийца - тоже вампир», - заключила я, закусив губу.

Я чувствовала исходящие от Виера растерянность, горечь потери, печаль. Затем я вспомнила, что обещала вампиру, быстро просканировала шейные мышцы своего гостя и кивнула:

- Готово, Ваша очередь. Даю разрешение на чтение ауры.

Видимо гость до последнего сомневался, что я дам своё разрешение. Его зрачки расширились от удивления, но он тут же взял себя в руки и провёл быстрое сканирование моей ауры.

- Хм, - заключил он разочарованно, - действительно, у Вас не было ничего с моим сыном. Мне даже показалось, что у Вас не было мужчины несколько лет.

Я криво усмехнулась, - вот они, последствия чтения ауры. Виер даже смог определить, когда у меня последний раз были постельные отношения.

- Давайте я Вам размассирую шею, как и обещала. Там действительно защемление, - предложила я.

Виер кивнул, вновь лёг на живот, а я, уже не стесняясь мужчину, села на его спину сверху, уперев пальцы в гипертонус мышц шеи. Сложно стесняться человека, с которым только что обменялся чтением аур. Движение за движением я аккуратно, мягко и стараясь не сделать больно, массировала шею Виера, слыша его слабые стоны. Суровые мужчины часто не позволяют себе эмоциональный выход в виде слёз, как это делают женщины. От этого перенапряжение, стрессы и нервы копятся в организме, а затем выходят наружу в виде спазмов, а затем и судорог мышц.

- Вот, всё готово, - наконец, сказала я. – Ближайшие пару дней носите шарф и не застудите шею.

- Спасибо, - совершенно искренне улыбнулся Виер, потирая размятую шею и набрасывая на себя рубашку. - Я не думал, что горничные в публичном доме умеют делать качественные массажи. Вы меня приятно удивили.

Я слабо усмехнулась. Маг с редкой специальностью Вещественной магии, работающий горничной в публичном доме. Вряд ли меня кто-нибудь сможет понять.

- Лолианна, уже поздно, а я так спешил сюда поговорить с Вами, что не поужинал. Мне неприятно быть в этом месте, по известным причинам. Как Вы смотрите на то, чтобы поужинать вместе в ближайшей ресторации. Ну, а я Вас провожу до дома, если боитесь темноты.

Я подумала, что тоже давно не ела, да и после ночного нападения на меня было бы здорово вернуться не пешком, а в чьей-нибудь карете или повозке. К тому же, я только что заглянула в ауру Виера и прекрасно видела по его эмоциям, что он и не думал за мной ухаживать обманным манёвром, как это недавно сделал Бенефис, а потому согласилась.

Виер не обманул и привёз меня в ближайшую, открытую ночью ресторацию «Сладости и радости». Мы заказали поздний ужин, а когда официант унёс меню, вампир вновь вернулся к старому разговору:

- Я узнал Ваше имя из маглицейских отчётов. Я глава клана Крувицки, и у меня есть определённые связи. Поэтому я договорился с мадам Жадрин на встречу с Вами. Она сразу предупредила, что возможно Вы не придёте. По отчётам маглицейских гибель моего сына выглядит настолько естественной, что никто не занимается этим делом! Но я точно знаю, что Влад не мог убить ту девушку! – Виер сжал руку, лежащую на скатерти, в кулак. – Дело в том… ах прочем, неважно. Не мог и всё тут. И тут Вы. Как последняя, кто видел его живым и как первая, кто нашёл его труп. Я был уверен, что если слегка пороюсь в Ваших воспоминаниях с помощью гипноза, то смогу восстановить картину произошедшего. Я был уверен, что Вы – сообщница этого дрянного оборотня!

- Оборотня? – я сразу навострила уши, потому что мотивы убийства Влада мне были совершенно неизвестны.

– Да, оборотня. Дело в том, что делегация вампиров прибыла на подписание договора… Я и несколько моих приближенных людей. Но в Сумеречном мире мы сейчас воюем с оборотнями. Им будет очень невыгодно, если вампиры заключат взаимовыгодные отношения с людьми, хотя бы потому, что ещё сильнее укрепят свою власть в Сумеречном. Кадрий из рода Белый коготь сейчас является предводителем оборотней. К сожалению, на момент убийства Влада у него неоспоримые алиби. Но я почти уверен, что он кого-то нанял, чтобы устранить моего сына, ведь Влад – единственный законный наследник рода Крувицки. Со смертью Влада сильно меняется политическая обстановка.

«Меняется политическая обстановка? Гм… любопытно, какие именно плюсы получают оборотни после смерти Влада. Очень уж туманно ответил Виер», - подумала я, когда нам принесли еду.

- Уважаемый Виер Крувицки, - начала я, подбирая правильные слова, - скажите, а почему Вы так уверены, что Влад не мог убить ту девушку? Вы же сами сказали, что он был девственником, и все знают, как вампиры реагируют… ну… -  я смутилась, покраснела и не договорила предложение.

- Нет, он не мог, - покачал головой Виер. – Я слишком хорошо знаю, что он не мог.

- Скажите, а связано ли это как-то с его… эм-м-м… физиологическими особенностями? – спросила я, не зная как намекнуть на то, чего мне точно нельзя было рассказывать. Но Виер – его отец и должен знать о таких особенностях сына. Не зря же он так безапелляционно заявляет, что его сын не мог никого убить.

Темноволосый вампир уставился на меня, не мигая. Его брови медленно, но верно стали подниматься наверх, а в глазах поселилось изумление.

- Вы знаете! – воскликнул он, спустя минуту. – Вы всё знаете!

- Ага, - тихо созналась я.

Виер всё ещё смотрел на меня, широко распахнув глаза:

- Вы не только красивы, хорошо видите в темноте, порядочны, умеете делать массаж и не поддаётесь гипнозу моей расы, но Вы ещё и невероятно проницательны! -  перечислял вампир, не отрывая от меня восхищённого взгляда. - Но как Вы смогли это понять? Если бы я до сих пор не был женат, то прямо сейчас сделал бы Вам предложение.

Я, несколько поражённая таким необычным комплиментом, слегка порозовела.

- Так я права? Политическая обстановка сменится из-за особенностей, которыми владел Влад? – всё-таки уточнила я. Мне было важно докопаться до мотивов убийцы Влада, тогда быть может, я смогу помочь вампиру.

- Да, - Виер вдохнул. – Раз Вы и это знаете, значит, я могу рассказать Вам всю правду. Видите ли, в Сумеречном наша раса достаточно сильно мутировала за последние столетия. Относительно недавно появился рецессивный ген, из-за которого вампиры могут пить не кровь разумных существ, а вполне себе обходятся животной. Ранее, нас боялись и не впускали к себе жители многих миров, да и нам самим очень сложно было общаться и торговать с людьми или теми же эльфами. Так что этот рецессивный ген пришёлся нам очень на руку. Беда в том, что он до сих пор проявлялся только у наших женщин. Я взял в жёны как раз одну из таких – мою троюродную сестру Хэльгу Дэреш. И какого же было моё удивление, когда родился мой сын Влад Дэреш-Крувицки и не просто унаследовал её рецессивный ген, а получил стойкую неприязнь к человеческой крови! Когда ему впервые кормилица дала попробовать стабилизированную кровь человеческой девушки, Влад аж задыхаться начал, покраснел весь и расчесал своё горло до крови. Первый мальчик, которому по вкусу кровь только животных, но не людей, гномов, орков или эльфов! Он мог бы стать дипломатом в самых разных мирах, заключать договоры от клана Крувицки, пребывая в чужих мирах продолжительное время и не страдая от голода. Да в конце концов, он дал бы начало новому поколению вампиров, которым не нужна кровь разумных существ!

«Да, а ещё вампирам больше не надо было бы тратить огромные деньги на стабилизированную человеческую кровь. Они бы быстро размножились в других мирах и возможно со временем вытеснили бы оборотней из Сумеречного мира полностью. Да уж, Влад с рецессивным геном – настоящее сокровище даже не для всего клана Крувицки, а для всей расы вампиров. Теперь понятно, почему оборотням была так выгодна его смерть».

Виер заказал бутылку десертного вина и налил алкоголь в оба бокала. Я помнила, как плохо себя чувствовала после вина за ужином с Бенефисом, но Виер рассказывал всё с такими чувствами, что мне пришлось выпить с ним за компанию, чтобы он не прекращал делиться своей историей.

- А в чём же заключался договор Сумеречного мира с нашим? – спросила я главу клана Крувицки.

Наверно он уже прилично выпил, потому что ответил и на этот вопрос:

- Мы хотели заключить контракт с Вашим королём, а точнее Дарионом Блэкширом, действующим от его имени, на поставку стабилизированной человеческой крови за белое золото.

Я скривилась. «Фу, как прозаично получается. Ну да, кушать-то большинство вампиров всё равно хочет, а еду откуда-то брать надо».

Виер, видя, как я скривилась, сообщил:

- Я знаю, что в этом мире запрещено кусать людей. Однако, почему бы это не рассматривать как донорство крови? Некоторые люди готовы сдавать кровь и получать за это наше золото. К тому же, если найдутся такие, кто даст добровольное согласие на укус, то можно заранее договориться, сколько глотков сделает вампир. Для нас это гораздо более сытная и питательная кровь, утоляющая жажду на существенно более длительное время. Я не говорю о том, что когда жертва не боится и не сопротивляется, для неё это не больно, - Виер грустно усмехнулся, - мало кто об этом знает, ведь нас всегда боятся. Ну и польза для людей в этом тоже есть. Когда мы кусаем, автоматически впрыскивается обезболивающее вещество, которое нейтрализует все яды в оргазме жертвы. Конечно, если жертва напугана, то вещество не действует из-за смешивания с адреналином. Но когда всё происходит по обоюдному согласию, укус вампира может обезвредить любой, даже самый сильный яд и при этом быть абсолютно безболезненным.

Я смотрела на Виера, закусив губу. Миллион мыслей сейчас крутилось в моей голове. Например, та, что убийца мог бы укусить Линду, но тогда он рисковал бы нейтрализовать яд, собственноручно подмешанный в её еду. Это было ещё одним косвенным доказательством, что убийца Влада, Линды и мой несостоявшийся нападавший – один и тот же вампир. Однако это в корне противоречило мотиву преступления. По словам Виера, вампирам была невыгодна смерть Влада, а вот оборотни имели очень даже веский мотив.

«Ка-а-а-к же сложно понять, из-за чего весь сыр-бор», - простонала я мысленно, понимая, что опять перебрала с алкоголем.

- А много ли вампиров прибыло с Вами? – уточнила я, прикидывая список подозреваемых.

- Наша делегация, - ответил Виер, - представляющая правящий клан Крувицки, должна была приехать в составе шести вампиров: я, моя жена Хельга, мой сын Влад, Хамисса Дэреш, дальняя родственница моей жены, мой старший брат Винтер и его сын Виовольд Крувицки. Но Влад погиб, Хельга от горя тронулась умом и осталась дома. В итоге приехали лишь я, Хамисса, Винтер и Виовольд. Переговоры с Дарионом, назначенные на вчерашний день перенесли на неделю из-за внезапной кончины моего сына.

«Было бы любопытно познакомиться с оставшимися членами делегации вампиров», - подумала я.

- …  маглицейские мне не верят, думая, что Влад сам виноват в своей смерти, – продолжал бубнить Виер. - Рассказать то, что у нас сейчас открылась новая мутация, мы не можем. Информация слишком громкая, она обязательно просочится, куда не следует, это всколыхнёт оборотней, и они начнут охотиться на наших женщин. В нынешней ситуации, если кто-то что и знает, это неподтверждённая информация, лишь слухи, коих в Сумеречном очень много. Наверняка оборотни убили моего сына потому, что он мой наследник и будущий глава клана. До меня также дошла информация, что Кадрий и несколько его приближенных порталом перешли в Ваш мир. Возможно, они знали о нашей делегации заранее и решили сорвать переговоры.

«Весьма вероятно, если учесть, что о делегации вампиров у нас писали даже в газетах, - я побарабанила пальцами по столешнице. – Выходит, всё-таки напрашиваются ещё несколько подозреваемых в лице оборотней. А ещё любопытно, как выглядит их аура?».

Виер горестно вздохнул и опрокинул в себя ещё один бокал вина. Я набралась храбрости и произнесла:

- Господин Виер, я не знаю, кто или что убило Вашего сына. Но так уж получилось, что я видела ауру убийцы. Я не могу рассказать, как это произошло, но если у Вас будут конкретные подозрения, то сканированием ауры или предмета, которого он касался, я смогу совершенно точно сказать, он это был или не он. Не факт, что это поможет восстановить доброе имя Вашего сына, но Вы сможете забрать убийцу с собой в Сумеречный и поквитаться с ним там. К сожалению, неопровержимых доказательств для правосудия в нашем мире у меня нет.

В глазах Виера промелькнуло осмысление моих слов, затаённая робкая надежда, и, наконец, решительность. Он встал и порывисто обнял меня:

- Лолианна, если Вы это сделаете, я буду Вам по гроб жизни благодарен! Я ещё не знаю, как буду искать магические предметы, которых касался Кадрий и его окружение, но сегодня Вы подарили мне надежду! Знайте, Вы всегда можете рассчитывать на меня и мой клан, если Вам потребуется когда-либо услуга от вампиров.

Возвращались мы на золотой карете Виера к моему дому во втором часу ночи, изрядно пьяные и довольные друг другом. Вампир галантно выскользнул из кареты и подал мне руку. Я подивилась тому, что выпив, как минимум, в четыре раза больше, чем я, Виер всё так же элегантно передвигался, и в его вампирьей походке не угадывалась и намёка на опьянение. Когда я вылезала из кареты, то неудачно запнулась за высокий порожек и упала бы, не подхвати меня Виер на руки. Моя шифоновая юбка взметнулась вверх, обнажив нижнее бельё, а тёплая мантия, что заботливо предложил глава клана Крувицки, немного съехала в бок, в итоге показав неуместно расшитый блестящими камнями лиф с глубоким декольте. Я глупо хихикнула, оправляя юбку. Именно в этот момент я услышала разъярённый рык:

- Ах вот ты где, Лолианна Иствуд!

Всё весёлое настроение вмиг куда-то испарилось. Пылая бешенством в последней стадии, передо мной стоял Бенефис. Радужка его глаз расширилась до предела, я хорошо это сейчас видела, благодаря моим новым линзам. Вены вспухли на его лице, лбу и шее, а руки то и дело сжимались в кулаки.

Виер Крувицки перестал улыбаться, аккуратно поставил меня на землю, после чего - видимо, всё-таки алкоголь дал о себе знать - притянул меня к себе и крепко обнял на глазах у разъярённого начальника Департамента Особо Тяжких Преступлений и Убийств, громко чмокнув в лоб. «Ох, это он зря меня обнял сейчас», - поднимающаяся к горлу паника вмиг отрезвила меня.

- Спасибо тебе, Лоли. Никому кроме тебя не удавалось снять моё напряжение. Ты невероятная девушка! - сказал он и протянул мне мешочек с деньгами.

Нет, ну я-то знала, что он сейчас говорит о массаже спины и забитых от нервов мышцах шеи, а также о том, что я выслушала его. Впервые с момента смерти сына он смог полностью открыться, а не говорить правду лишь частично. И вот, я стояла, взяв увесистый мешочек с деньгами, и смотрела на главу клана дома Крувицки.

С этими словами Виер кивнул Бенефису как старому знакомому, залез в карету и уехал. А я всё так же продолжала стоять, смотря в след карты. Больше всего на свете я боялась повернуться лицом к Бенефису.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям