0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 3.Горничная-криминалист: зелье с непредвиденным эффектом (эл.книга) » Отрывок из книги «Горничная-криминалист: зелье с непредвиденным эффектом»

Отрывок из книги «Горничная-криминалист: зелье с непредвиденным эффектом»

Автор: Сирена Селена

Исключительными правами на произведение «Горничная-криминалист: зелье с непредвиденным эффектом» обладает автор — Сирена Селена Copyright © Сирена Селена

Глава 1. Подготовка к свадьбе

Я вышла из кабинки телепортационного зала и угодила прямо в объятия Бенефиса. Он схватил меня в охапку и стал покрывать поцелуями моё лицо и шею, попутно бормоча, как сильно он по соскучился. А я стояла столбом и не могла выговорить ни слова. Бенефис ругался на меня, что я самовольно в который раз покинула столицу, не предупредив его, но при этом он сиял, как только что отчеканенный новенький золотой, постоянно сбиваясь на полуфразе, и произнося, как же сильно он любит меня и не может дождаться дня нашей свадьбы.

Я слушала вполуха радостные возгласы своего мужчины, еле-еле выдавив из себя улыбку, которая больше походила на гримасу боли. На душе скребли кошки, а мыслями я была с Дарионом Блэкширом. Перед тем, как я шагнула в телепортационную кабинку в Лазурии, он сообщил, что попросит короля о переводе в другой мир. Неужели я больше никогда с ним не увижусь? Неужели это была наша последняя встреча и такой короткий скомканный разговор? В душе как будто бы лопнула натянутая струна. Позиция Дариона мне была понятна: он решил для себя оказаться как можно дальше от меня и моего счастья, чтобы не терзать своё сердце, всякий раз видя меня и Бенефиса вдвоём. Но в тоже время мне хотелось выть от отчаяния, ведь для меня-то за всё это время глава Службы Безопасности по Иномирным Делам стал другом… или даже больше, чем просто другом. Я привыкла к его смеющемуся взгляду тёмно-серых глаз, ироничной насмешливой полуулыбке, глубокому баритону с лёгкой хрипотцой, от которой по коже начинали бегать мурашки, и едва уловимому ореховому аромату, заставляющему сердце пропускать удары. За короткое время работы в Службе Безопасности по Иномирным Делам я привыкла видеть его каждый день, совместно изучать необычные артефакты, строить гипотезы, да и просто общаться.

Удивительное дело, но я вдруг поймала себя на том, что именно о Дарионе, а не о Бенефисе я думала всякий раз, когда попадала в неприятности. Именно ему я решила написать, воспользовавшись «Феерически быстрой почтой» в Лазурии, и именно на то, что он отыщет меня и спасёт, я надеялась в глубине души, когда Асмандиус Редстафф держал меня в подвале.

- Так что через два дня наша свадьба! – я услышала окончание бурной тирады Бенефиса, и эта неожиданная новость выдернула меня из моих собственных размышлений.

Мы мчались на невероятной скорости в ярко-алом спортивном магобиле Бенефиса и уже  подъезжали к особняку рода Кёнигсбергов. По всей видимости, начальник маглиции воспользовался моим заторможенным состоянием, списав его на последствия телепортации, и привёз меня к себе.

Я вскинула изумлённый взгляд на Бенефиса:

- Что? – мой голос непроизвольно осип от волнения.

- Дорогая Лоли, я так рад, что ты согласилась на церемонию сразу же по приезду в столицу, - мужчина одной рукой притянул меня к себе и поцеловал в плечо, на миг отвлёкшись от дороги. От этого манёвра у меня сердце ушло в пятки, и я зажмурилась от страха, ожидая, что мы вот-вот врежемся в какой-нибудь столб или собьём неудачливого пешехода. Но к счастью, ничего такого не произошло. Бенефис же продолжил восторженно говорить, не заметив моего испуга. – Милая Лоли, это так много для меня значит! Я так счастлив! Но я прекрасно понимаю, что для девушки свадьба – большое событие. Пока ты была в Лазурии и занималась делом Асмандиуса Редстаффа, я поручил Элле организовать приём в честь нашей свадьбы. Я думаю, что двух дней тебе хватит на поиск подходящего платья и всего, что нужно для невесты. Так что через два дня наша свадьба!

- Ик! – выдала я в ответ, не на шутку разволновавшись. С самого глубокого детства, сколько себя помню, когда я начинала сильно переживать, меня одолевала икота.

Два дня до свадьбы? Ну да, я, кажется, обещалась выйти за него, как только вернусь в столицу. Ик. А Элла - это кто? Кажется, последний вопрос я задала вслух, потому что Бенефис ответил, как ни в чём не бывало:

- Элла – моя секретарша, неужели не помнишь? Вы знакомы, - затем Бенефис оглянулся на меня и с беспокойством спросил. – Ты же не против?

На меня столько всего обрушилось за последний час: и прощание с Дарионом, и новость о том, что моя собственная свадьба состоится через каких-то два дня, - думалось мне очень тяжело, мозги шевелились словно ржавые шестерёнки. «Элла… Элла… Секретарша… Почему я должна быть против? Неужели это та самая роскошная блондинка с эффектной фигурой в мини-юбке, которая не умеет варить кофе? Ох, даже не представляю, справится ли она с организацией нашей свадьбы. Да и вообще, странно это, что бывшая любовница моего шефа занимается торжеством. С другой стороны, она – секретарша Бенефиса, кому как не ей заниматься свадьбой начальника?» Почему-то мне было ни горячо, ни холодно от этих мыслей. Я вдруг поймала себя на том, что мне абсолютно всё равно как, где и когда пройдёт моя собственная свадьба, в каком я буду платье, да и в целом Бенефиса я ни к кому не ревную. Как-то глупо ревновать своего жениха, который в прошлом переспал со всей женской половиной департамента Особо Тяжких Преступлений и Убийств. Не ревновать же мне его к каждой девушке? Конечно, Бенефис Кёнигсберг – один из самых завидных женихов столицы. Красивый, умный, разносторонне развитый маг, а ко всему ещё и начальник маглиции… да большинство готовы были меня удавить, лишь бы заполучить Бенефиса хотя бы в любовники. Но отчего-то я не испытывала и толики ревности, о чём и сообщила своему водителю.

- Нет, не против, - произнесла я, рассеяно пожав плечами. – А должна быть?

Бенефис чуть нахмурился, но ответил мне:

- Дорогая Лоли, честное слово, с тех пор, как в моей жизни появилась ты, я не смотрю ни на одну другую девушку. Ты для меня – всё. То, что было между мной и Эллой – в далёком прошлом…

Мне не хотелось слушать оправдания Бенефиса, да и к тому же все мы имели предыдущие отношения. Я, например, несколько лет назад чуть было не вышла замуж за Майкла Миттерсона, который сейчас являлся правой рукой моего жениха. Поэтому я положила руку на запястье мужчины, придерживающее рулевое колесо, и сказала ему, честно глядя в глаза:

- Бенефис, мне действительно всё равно, кто организует нашу с тобой свадьбу. Если ты доверяешь своей секретарше, значит, она может справиться с поставленной задачей.

- То есть ты меня совершенно не ревнуешь? Даже с учётом моей репутации? – озадаченно произнёс мой мужчина, а в его карих глазах я увидела всполох разочарования. 

- Нет, - я снова пожала плечами, - и скандалов на эту тему закатывать не собираюсь. Обещаю.

Странное дело, я сообщила Бенефису, что не ревную его к Элле, и меня всё устраивает, а в ответ он лишь ещё сильнее нахмурился и замолчал, будто бы мой ответ его расстроил. Забавные существа эти мужчины, и ещё говорят, что это у нас, женщин, неправильная логика.

К особняку Кёнигсберов мы подъехали в абсолютном молчании, но я была даже рада этому, потому что мысли в голове разбегались, словно тараканы. Встретила нас на пороге Феерия, джинна Бенефиса, она радостно что-то верещала, рассыпая снопы оранжевых искр. Её призрачный хвост переливался различными оттенками от бледно-жёлтого до огненно-красного, а глаза сияли золотым огнём. Начальник департамента Особо Тяжких Преступлений и Убийств мягко привлёк меня к себе, поцеловал в губы и сообщил, что отнесёт мои сумки к себе в спальню, а я могу идти мыть руки к столу. Как только мужчина скрылся на лестнице, Феерия вмиг посуровела и смерила меня тяжёлым взглядом сверху донизу. Я прекрасно знала, что джины имеют одну необыкновенную способность – видеть ауры людей и нелюдей, не сканируя их. И хотя перед телепортацией из Лазурии я пристально оглядела свою ауру и была уверена, что она не носит следов ничьих вмешательств, кроме самого Бенефиса, под пристальным взглядом грозной джинны мне стало как-то не по себе.

- Мой мальчик тебя очень любит, - произнесла она, наконец, понизив голос. – Я не знаю, как так сложилось и почему именно ты… вроде бы ничего особенного, обычная внешность, незнатный род, не самый сильный магический дар, - она вновь прищурилась, явно изучая мою ауру. – Но я вижу, как у него горят глаза, когда он смотрит на тебя. Повторю ещё раз то, что сказала тебе однажды: не смей его обижать, а то очень сильно пожалеешь.

Я поёжилась от её холодного и серьёзного тона, толпа мурашек пробежалась вдоль позвоночника, а мелкие волоски на руках встали дыбом. Именно сейчас я вдруг подумала, что передо мной не добросердечная домоправительница и отличная кухарка Феерия, а по-настоящему сильная и могущественная джинна, которая за годы службы очень привязалась к своему хозяину и пойдёт на всё ради него. Не зря я последний месяц всячески избегала ночёвок в особняке Кёнигсбергов, настаивая на том, чтобы оставаться в своей крошечной арендуемой квартирке у Рудольфа Гризли.

- А теперь иди мой руки – и за стол! – неожиданно громко скомандовала Феерия, когда на лестнице послышались громкие мужские шаги.

Я как в тумане направилась в санузел, а про себя сжалась от ужаса и подумала, что не хотела бы заполучить во враги джинну.

Ужин прошёл за разговорами о предстоящей свадьбе. Бенефис рассказывал, что успела уже организовать его секретарша за ту неделю, пока я находилась в Лазурии и помогала Дариону Блэкширу с поимкой Асмандиуса. Я же старалась вовремя кивать головой, всё ещё думая о тех днях, когда длился судебный процесс над сумасшедшим магом, возомнившим себя богом. Я вспоминала каждый день и каждый миг, проведённый рядом с главой Службы Безопасности по Иномирным Делам. Как он улыбается лишь уголком рта, его глубокую морщину, залегающую между бровей, когда он о чём-то глубоко задумывается, привычку запускать руку в свои волосы, когда он думает, что никто этого не замечает. Почему-то вдруг вспомнилась картинка, когда я подошла к нему, спящему на диване в его доме, а тонкая шёлковая рубашка плотно прильнула к мужскому торсу и обрисовала кубики на его животе. Мне вдруг стало жарко от этих воспоминаний, щёки опалил румянец.

- Лоли? – выдернул меня из мыслей голос Бенефиса.

- Ась? – я перевела взгляд на него и поняла, что последние пять или десять минут совершенно не слушала ни его, ни джинну. Шоколадные глаза брюнета и огненные джинны выразительно уставились на меня, явно ожидая какого-то ответа.

- Ты хотела бы до свадьбы или после осмотреть земли, которые принадлежат моему роду? – терпеливо повторил, явно не в первый раз, Бенефис.

- Ась? – я глупо хлопала ресницами, не понимая, о чём идёт речь. – Земли?

- Ну, это у меня здесь, в черте города особняк, так как я работаю в маглиции. А в провинции мне принадлежит просторное поместье с большими угодьями. Сейчас им занимается мой управляющий и шлёт сухие отчёты. Но даже по ним видно, что землям требуется уверенная женская рука, которая приведёт их  в порядок.

Именно в этот момент я почувствовала себя так, будто на меня вылили ушат холодной воды. Мой будущий супруг – настоящий аристократ из знатного рода, одно из приближенных ко двору лиц. Разумеется, у него должно быть поместье и земли… О-о-ох… Бенефис относится ко мне как к женщине своего круга, получившей надлежащее образование по управлению землями и персоналом, ведь у аристократов именно жёны занимаются всем этим. Мне вдруг стало очевидно, насколько огромна пропасть в воспитании между мной и Бенефисом. Конечно, я и раньше видела всё это: от позолоченных ручек дверей до хрустальных ваз в особняке. Но одно дело – богатство. Я всегда считала, что деньги и положение в обществе – это единственное, что, по сути, отличает таких, как начальник маглиции, и таких, как я. Сейчас же мне вдруг вспомнилось, с какой лёгкостью и непринуждённостью Бенефис поддерживал разговор с Мариэль о композиторах в оперном театре, как много высокопоставленных людей подходило поздороваться с ним на королевском балу и на выставке в музее. В таких разговорах я постоянно чувствовала себя лишней, так как совершенно не интересовалась политикой и никогда ранее не посещала театры, не могла оценить ту или иную арию, не разбиралась в красоте музыки.

- Ты знаешь, я бы не хотела ничего менять в своей жизни. Мне нравится городская жизнь, я переехала в столицу из провинции почти восемь лет назад и ни разу об этом не пожалела. Да и если я перееду в твоё поместье, то не смогу ходить на работу… - я попыталась как можно мягче возразить своему жениху, подбирая самые весомые, на мой взгляд, аргументы.

- Зачем тебе работать? – Бенефис переместился поближе ко мне и взял меня за руку. – Через два дня ты станешь уважаемой госпожой Кёнигсберг и всё то, что принадлежит мне, будет принадлежать и тебе. Тебе незачем работать. Неужели ты думаешь, что я не смогу обеспечить тебя и наших детей? - он заглянул мне в глаза, широко и искренне улыбнувшись.

Наверно от такой улыбки я бы раньше растаяла, но сейчас от полученной информации я лишь нервно икнула и постаралась поскорее забрать свою руку, так как почувствовала внутри себя плавно нарастающую нервную дрожь.

- Ик! Бенефис, но я привыкла работать, мне это нравится, - я попыталась возразить, но мой голос прозвучал слишком жалобно и неуверенно.

- Лоли, - мужчина погладил меня по руке, - не глупи. Я понимаю, что всё это время ты старалась выглядеть независимой, и тебе очень важна твоя репутация и то, что подумают о тебе в свете. Но поверь, если ты продолжишь свою работу в Службе Безопасности по Иномирным Делам, то это будет выглядеть более чем странно. Люди, наоборот, станут обсуждать, почему жена начальника маглиции вынуждена ходить на работу.

Я вновь икнула, поняв, что Бенефис ждёт от меня какого-то ответа. Но я была не готова сейчас спорить или обсуждать свою будущую жизнь. Да и дети… Какие дети? Мне всего лишь двадцать семь, я хочу ещё попутешествовать, посмотреть другие миры, поработать над различными артефактами… мне действительно нравится то, чем я занимаюсь, даже несмотря на то, что в дипломе Магического Университета почти все оценки были «удовлетворительно».

 – Э-э-эм, Бенефис, я очень устала, ты же знаешь, что за всю свою жизнь я ни разу не путешествовала телепортацией, а тут сразу в другой мир, - сказала я первое, что пришло мне в голову. Пожалуй, плохое самочувствие – единственное, что не вызовет подозрений у моего жениха. Да и ко всему это не такая уж и откровенная ложь. Чувствовала я себя действительно плохо, вот только не физически, а психологически. После слов Дариона мне казалось, будто у меня ампутировали какую-то важную часть души, и только-только отходит наркоз после операции. Серьёзный же разговор с Бенефисом меня окончательно добил.

Мужчина тут же поменялся в лице, хлопнув себя по лбу:

- Лоли, прости, я такой баран! Конечно же, ты устала. Небось, этот Блэкшир выжал из тебя все силы, таская по заседаниям суда, чтобы упечь Редстаффа за решётку, а теперь ещё и телепортация! Блэкшир никого не жалеет и заставляет работать двадцать четыре часа в сутки без выходных! Именно поэтому я и был против того, чтобы ты становилась оперативником. Тебе надо поспать, а завтра возьмёшь Диксу и отправитесь выбирать свадебное платье. Что скажешь?

Я попыталась благодарно улыбнуться, но у меня получился вымученный оскал, встала из-за стола, так и не доев ужин, и произнесла:

- Спасибо за понимание.

В самой спальне я малодушно притворилась спящей, когда матрас рядом прогнулся под весом жениха, и чья-то огромная и тёплая ладонь прижала меня к себе. Я прекрасно знала, что Бенефис не станет меня будить, увидев, что я сплю. Но вот если я не буду спать, то он совершенно точно начнёт ко мне приставать, и, в конце концов, это выльется в секс, ведь его у нас не было всё то время, что я пребывала в Лазурии, а объективных причин отказывать в близости своему почти-что-мужу у меня нет.

Больше половины ночи я пролежала на спине, не смыкая глаз и обдумывая всё то, что со мной произошло. Не делаю ли я самую большую ошибку в своей жизни, выходя замуж за Бенефиса? С одной стороны я понимала, что Бенефис – наилучшая партия для меня из всех возможных. Помимо его очевидных достоинств, я чувствовала его искреннюю заботу о себе, постоянное внимание, видела взгляды, полные желания, которые он время от времени бросал на меня. И в то же время, где-то в глубине моей души жил червячок сомнения. А как долго любвеобильный и ветреный красавчик будет любить именно меня? Вот даже сейчас он заговорил о том, чтобы я переехала жить в его загородное поместье. В его глазах это логично и правильно, не скрою. И большинство аристократов именно так и живут. Вот только большинство аристократов выходят замуж или женятся из финансовых и прочих соображений, имея при этом постоянного любовника или любовницу. Если я буду жить за городом в поместье и управлять его землями, а сам Бенефис станет приезжать ко мне лишь на выходные… как долго продержится наш брак? А если добавить ко всему ещё горячий темперамент начальника маглиции, как много времени пройдёт, прежде чем он изменит мне? Полгода? Год? Я прекрасно понимала характер своего жениха и интуитивно чувствовала, что Бенефис относится к тому типу мужчин, которым нравится сражаться за женщину, чувствовать адреналин в крови, завоёвывать её внимание. Его привычка раздувать из мухи дракона, приревновав меня к кому-то, а затем устраивать громкую ссору с последующим не менее бурным сексом, отвечала его вспыльчивому характеру. Но что станет с нашим браком, когда  я превращусь в скучную жену, терпеливо дожидающуюся его в поместье?

А любит ли меня Бенефис по-настоящему? Если отбросить то, что я уязвила его самолюбие при нашем знакомстве, отказавшись переспать с ним, отбросить то, что Дарион Блэкшир, заклятый друг детства и вечный его соперник, сообщил, что будет добиваться моего внимания… Даже сама наша помолвка и то, как Бенефис спас меня из подвала Асмандиуса Редстаффа и уволок в столицу, сделав мне предложение сразу же, как я очнулась… Всё это похоже больше на желание застолбить за собою, взять нахрапом, но никак не на искреннюю любовь. Разве навешивают следящие браслеты на свою любимую? Разве присылают четырёх амбалов под стены больничной палаты, чтобы они докладывали о каждом её шаге?

«С другой стороны, Лоли, а какая у тебя есть альтернатива?» - вдруг встрепенулся внутренний голос. «Бенефис – потрясающий мужчина, сильный, умный, храбрый. Он не раз спасал тебя и доказал, что сможет позаботиться, если ты позволишь. Одно то, что он бросился очертя голову в подвал рушащегося замка и был готов сражаться с могущественным джином до последнего вдоха, рискуя своей жизнью, - разве это ли не доказательство его любви? Каких доказательств ты хочешь ещё? Ну, а то, что не доверяет… у всех свои недостатки, и ты не без них. В конце концов, чего ты хочешь? Ждать и надеяться на то, что Дарион Блэкшир когда-нибудь отважится сделать первый шаг? Он даже не поцеловал тебя тогда, в палате целительского заведения Лазурии. Да, он заплатил за твоё лечение пятьсот золотых и не потребовал никакой благодарности, но возможно, если бы он любил тебя по-настоящему, то хотя бы поцеловал бы? Да даже если вообразить, что случится нечто невероятное, и вы сойдётесь с Дарионом, где гарантии, что он не бросит тебя через какое-то время ваших отношений? Вполне вероятно, что у Дариона есть свои более серьезные недостатки, о которых на данный момент ты просто ещё не знаешь».

Я застонала, закусив губу, и очнулась от споров с самой собой лишь тогда, когда почувствовала солоноватый привкус крови во рту.

- Боги, как же я запуталась! Помогите мне, - прошептала я в подушку перед тем, как заснуть.

По всей видимости, я всю ночь проворочалась в постели Бенефиса и заснула лишь только под утро. Потому что когда я встала, то с удивлением обнаружила, что уже полдень. Вторая половина кровати пустовала, а Феерия сообщила, что хозяин ушёл на работу. Вяло помывшись в душе, я выскользнула из особняка начальника маглиции, так и не позавтракав. Аппетит так и не появился с прошлого вечера, да и оставаться наедине со слишком прозорливой джинной мне совершенно не хотелось. Я вызвала городского кентавра по мыслепередатчику и назвала адрес, который называла практически каждый день на протяжении многих лет – свой собственный. Вот только когда я уже подъезжала к арендуемой квартире у мистера Гризли, мне вдруг пришло в голову, что я обещала Бенефису за эти два дня привести себя в порядок и купить свадебное платье. Настроения ходить по магазинам и покупать вещи не было совершенно, и от мыслей, что сделать это всё-таки придётся, настроение испортилось ещё сильнее. В итоге я решила пойти в свой любимый кафетерий, в котором проводила время после тяжёлых смен в публичном доме мадам Жадрин.

У меня было ощущение, что кто-то положил камень на моё сердце, так тяжело мне было просто дышать. После расставания с Дарионом весь вчерашний вечер и ночь я сдерживала себя, чтобы не разрыдаться, потому что это точно вызывало бы массу вопросов со стороны Бенефиса. Но сейчас я вдруг почувствовала, как увлажнились мои глаза, а сил сдерживать слёзы уже не было. Я села за любимый столик в дальнем конце зала, закрыла руками лицо и почувствовала, как горькие слёзы катятся из моих глаз.  

- Крепкий кофе для первой невесты столицы! – услышала я знакомый весёлый голос, и удивлённо подняла голову.

Передо мной стоял, широко улыбаясь, Тар, однако улыбка медленно слезла с его лица, как только он увидел меня с красными глазами и опухшим носом.

- Лоли, что случилось? – спросил он обеспоенно. – Тебя кто-то обидел? Кому мне надо оторвать голову и надрать задницу?

Я улыбнулась. Тар был младше меня на пару лет, и из его уст эти слова звучали весьма забавно, не говоря уже о том, что слово «задница» никак не вязалось с его внешностью солнечного мальчика. Уже от одной его фразы мне стало чуточку легче, впрочем как и всегда, когда я заходила в этот кафетерий. Раньше я списывала это на особенно вкусный кофе, который здесь готовили, но после того как Дикса рассказала, что мой старый приятель является прирождённым резонатором, я стала понимать, что дело здесь совсем не в напитках.

Я наскоро высушила кожу вокруг глаз рукавом платья, постаралась улыбнуться старому приятелю, и произнесла:

- Да это я так, от счастья плачу.

 Мне отчего-то стало стыдно за своё поведение и не хотелось рассказывать, что у меня творится в душе. Даже Тару.

- От счастья значит? – переспросил подавальщик еды, внимательно рассматривая моё лицо. – А почему глаза тогда такие грустные?

М-да, Тар слишком прозорлив для своего возраста, а быть может, дар резонатора ему подсказывает истину? Я не нашлась с ответом, а потому решила поменять тему разговора:

- Слушай, я с самого утра ничего не ела, - совершенно честно призналась я. - Ты не принесёшь мне чего-нибудь съестного? Я бы не отказалась от порции ваших фирменных бутербродов с сыром.

Юноша недовольно тряхнул своими кудряшками, прекрасно распознав мою уловку.

- Учти, как вернусь с бутербродами, всё мне расскажешь, - строго пригрозил он мне напоследок, потрясая указательным пальцем в воздухе.

Я лишь вздохнула на эти слова. Как только Тар скрылся на кухне, дверь в полупустой кафетерий открылась, и внутрь помещения зашла девушка с копной имбирно-рыжих волос. Я бы не обратила на неё внимания, поглощённая собственными мыслями, но взгляд зацепился за редкий оттенок волос. Девушка чуть повернула голову, выбирая где ей сесть, и я вдруг узнала в ней свою бывшую коллегу по департаменту Особо Тяжких Преступлений и Убийств - Диксу. В ярком приталенном пальто, высоких кожаных сапогах и уложенными локонами я её совершенно не узнала. Только подумать, что совсем недавно Дикса носила старые растянутые свитера, мужские ботинки и заплетала волосы в две детские косички! Своим преображением коллега считала обязанной себя мне, а потому, лишь только заметив меня за столиком, кивнула мне в знак приветствия и тут же направилась к моему столику.

Наблюдая за тем, как Дикса пробирается сквозь занятые столики, я почувствовала, как невольно напряглась. Вот ведь наверняка Бенефис, зная о нашей с ней дружбе, подослал её, чтобы помочь с выбором свадебного платья и прочими мелочами. И хотя Дикса мне нравилась, меньше всего мне сейчас хотелось, чтобы она сейчас проводила время со мной из-за приказа начальника маглиции.

- Привет, какими судьбами? – спросила чуть насторожённо, когда девушка отодвинула стул и со всего маху плюхнулась на него.

Вид у девушки был настолько потерянный, а глаза выражали такую решимость, что я вдруг поняла: Дикса здесь оказалась исключительно по своей воле. На её лице впервые за наше знакомство не было привычной улыбки, а глаза не горели непосредственным детским любопытством.

- Привет, - поздоровалась она. – Искала тебя дома, но тебя там не оказалось. Вот решила зайти перекусить, раз уж скоро обед, а оказывается ты тут.

Я пожала плечами. Ну да, я часто обедаю в этом кафетерии, потому что он располагается близко к моему дому, к тому же здесь действительно вкусно готовят.

- И здесь вкусно готовят, - эхом на мои мысли отозвалась бывшая коллега.

Я вновь посмотрела на неё и подивилась изменениям, которые произошли с подругой. Её ничего не выражающий взгляд застрял где-то у меня над головой. Она молча сидела, о чём-то думая, то и дело по её брови хмурились, а по лицу пробегала волна какого-то то ли неудовольствия, то ли разочарования.

- Дикса, что случилось? – спросила я после продолжительной паузы.

Девушка с имбирно-рыжими волосами как будто спорила сама с собой, стоит ли мне рассказывать  или нет, а когда решилась и набрала полные лёгкие воздуха, со спины подошёл Тар и перебил её:

- Лоли, твои любимые бутерброды, я в них ещё попросил положить листья салата и…

Именно в этот момент юноша отвлёкся от подноса с бутербродами и обратил внимание, что я сижу за столом уже не одна. Подруга же вскинула свои глаза и повернулась на голос позади себя,  в результате чего Тар и Дикса встретились взглядами. Подавальщик еды споткнулся на полуслове, его руки дрогнули, но он в последний момент удержал поднос с тарелкой, после чего бухнул его на стол и стал торопливо переставлять содержимое подноса на стол, стараясь не смотреть на Диксу. Кончики его оттопыренных ушей пылали так сильно, что я невольно улыбнулась. «Как же она ему всё-таки нравится. Жаль, что теперь, когда Дикса изменила свою внешность, исправила зубы и свела бородавку, он стесняется к ней даже приближаться».

- …и копченую колбасу, - наконец, закончил предложение златокудрый юноша, собравшись с духом.

- Принеси, пожалуйста, вина, - попросила Дикса, в упор не замечая, как вздрогнули плечи Тара при обращении к нему.

- Вина? – растерялся юноша и бросил взгляд за окно на яркое солнце.

Я сама удивилась, услышав пожелание Диксы. Всё-таки сейчас был день, а вино в деловой столице было принято пить по вечерам, на крайний случай запивать бокалом поздний сытный обед. Мало кто из посетителей кафетерия просил принести просто вина, да ещё и в полдень.

- Ага, - она кивнула, - тащи целую бутылку.

- Какое предпочитаете? У нас есть очень хорошее огненное вино из Дезертума… - начал было Тар перечислять напитки, но Дикса, не глядя на него, махнула рукой.

- Неси любое на свой вкус. Мне всё равно, лишь бы покрепче было.

Тар кивнул и быстро ретировался за заказом для рыжеволосой девушки.

- Ну-с, так что случилось? – спросила я, когда подавальщик еды исчез из зоны видимости.

Нестандартное поведение Диксы меня заинтересовало настолько, что я даже на время забыла о своих собственных душевных переживаниях. Сейчас стало очевидным, что она искала меня не по просьбе Бенифиса, чтобы не оставлять одну в период предсвадебного мандража, какой обычно случается у невест, а потому, что ей самой была нужна моя помощь.

- Я бросила Майкла Миттерсона, - произнесла Дикса на одном дыхании и перевела растерянный взгляд на меня, слово спрашивала: «я правильно поступила?»

- Ты что сделала? – от удивления я аж перестала дышать.

Неужели Дикса, вот эта девушка с копной непослушных имбирно-рыжих волос, которая много лет грезила о красавчике Майкле, сама бросила его?!

- Я бросила Майкла, - ещё раз призналась Диска, чуть сгорбилась, а потом с горечью добавила. - Как же ты всё-таки была права, что людей надо оценивать не по внешности, а по поступкам. Я столько раз видела его потрясающие глаза редкого цвета индиго, белоснежную улыбку, слышала его мягкий голос, что нарисовала в своей голове принца на золотом драконе.

Я ошарашенно смотрела на подругу, не зная, что и сказать: то ли посочувствовать, то ли, наоборот, похвалить. Диксу же вдруг прорвало:

-  Они с Бенефисом закрыли столько громких дел! Ты знаешь, как сложно не влюбиться в него? То и дело газеты пишут о том, как он храбро спас выводок диких горных лис, обнаружил подпольную организацию, торгующую кровью разумных существ, задержал опасного мага-убийцу, предотвратил покушение…

Дикса тяжело вздохнула, а я понятливо кивнула. Ну да, Майкл Миттерсон много лет был правой рукой начальника маглиции Бенефиса Кёнигсберга, и об их совместных делах еженедельно писали в городских газетах, превознося обоих до уровня героев страны. А Дикса ведь всё это время работала с Майклом в одном департаменте, время от времени сталкиваясь с ним в коридорах учреждения, и своими глазами видя, что всё это правда. Да что тут говорить! Я и сама влюбилась в Майкла будучи студенткой Магического Университета, когда красавчик-шатен был всего лишь лучшим на кафедре Боевой магии. А за эти годы Миттерсон добился очень и очень многого. 

- Так почему же ты его бросила? – шёпотом спросила я, дотрагиваясь до руки Диксы.

Я видела, как сильно она переживала, хотя изо всех сил держала себя в руках и не давала слезам вырваться наружу, видела её неуверенность в собственном поступке и затаённое сожаление. Складывалось ощущение, что она сама не могла поверить в то, что сделала: бросила парня-мечту, о котором, пожалуй, грезила вторая половина департамента Особо Тяжких Преступлений и Убийств – та самая, которая не грезила о Бенефисе.

- Я сегодня утром узнала, что он поставил на меня в тотализаторе, - ещё тише произнесла Дикса и совсем уж сгорбилась, уставившись на свои чуть подрагивающие руки.

- А-а-а-а… - произнесла я, ничего толком не поняв.

Когда-то наши отношения с Бенефисом начались тоже с тотализатора. Весь департамент Особо Тяжких Преступлений и Убийств грешил этим развлечением. Сотрудники то и дело спорили, с какой следующей счастливицей переспит их начальник – Бенефис Кёнигсберг. Но я не совсем понимала, как это связано с Диксой. Неужели Майкл поставил на то, что она ляжет в постель с Бенефисом? Дикса в жизни бы так не поступила, хотя бы просто потому, что знала, что я вот-вот выйду замуж за последнего. Да и как это вообще связано? Ничего не понимаю.

- Ты же знаешь, что я специалист по человеческим аурам, а ещё сильный эмпат от рождения… - оправдывающимся голосом произнесла девушка, комкая салфетку в своих руках. Она не плакала, хотя её голос звучал глухо. - В общем, я случайно узнала, что Майкл заявил, что ему хватит месяца, чтобы переспать со мной.

Я тихо присвистнула. Вот это да…. неприятно, когда узнаёшь о таком, очень неприятно. С другой стороны, я же тоже спорила на то, что не пересплю со своим начальником, и Бенефис меня как-то смог простить.

- И что он сказал в своё оправдание? – уточнила я, затаив дыхание.

- Да ничего, - Дикса пожала плечами, - сказал, что, мол, итак одолжение мне делает, встречаясь со мной. Так и состарюсь девственницей, если брошу его. И как он только узнал, что у меня никого не было? – горестно вздохнула девушка, чуть сжав кулаки.

Я промолчала. Всё-таки, на мой взгляд, это было очевидно. Да и тем более, Дикса сама, ещё до отношений с Майклом, призналась, что за всю её жизнь ни один мужчина её даже на свидание-то не позвал. Однако в сложившейся ситуации я не могла не восхититься силой духа своей подруги. Она не только не ревела сейчас навзрыд, но и, судя по её лицу, вообще не проронила слезинки из-за этого мерзкого типа. Я бы на её месте наверно уже залила бы слезами всю подушку. Но в этом была вся Дикса: хотя её все знали как уродину в департаменте ОТПРУ, она всегда была невероятно сильной и яркой, смелой и решительной по своему характеру. Именно ей отдавали на сканирование подозреваемых в самых сложных и запутанных делах, именно её слово зачастую решало дело.

- Только подумать, а я была так счастлива все эти дни. С того самого момента, как ты привела меня на техномагическую выставку в музей, и Миттерсон сам подошёл к нам. Я впервые сходила на настоящее свидание, впервые поцеловалась с парнем на заднем сиденье магобиля… - прикрыв глаза, вспомнила рыжеволосая девушка.

Тар выбрал именно этот момент, чтобы подойти с двумя бокалами и бутылкой вина к нашему столику. Когда Дикса стала рассказывать про то, как целовалась с Майклом, его рука с дорогостоящей бутылкой заметно дрогнула. Было очевидно, что моя подруга понравилась ему с первого взгляда ещё с нашей предыдущей встречи с Камелией, но он отчаянно стеснялся с ней заговорить. Дикса же, в свою очередь, совершенно не замечала разносчика заказов. Неожиданно для самой себя, я предложила:

- Тар, а у тебя много работы? В кафетерии, я смотрю, людей сегодня немного. Передай свою смену кому-нибудь, да и садись к нам за столик третьим.

Юноша бросил короткий взгляд Диксу, его лицо вмиг озарило понимание, и он благодарно кивнул:

- Я сейчас, передам все дела Теду и к присоединюсь к вам.

Дикса удивлённо приподняла рыжую бровь и посмотрела на меня. Я прекрасно поняла её невысказанный вслух вопрос, а потому ответила:

- Тар – мой старый друг. Он всегда меня поддерживал, и мы иногда болтали после моих выматывающих смен в публичном доме. Он славный парень, а ко всему, как ты сообщила при встрече с Камелией, ещё и резонатор. Я думаю, положительные эманации резонатора нам сейчас обоим не помешает. К тому же, я слишком мало о них знаю, а было бы неплохо, чтобы кто-то подробно объяснил Тару, кем он является вот уже много лет.

Когда юноша с пшеничными кудряшками согласился к нам присоединиться, наш разговор с Диксой перетёк в совершенно другое русло. Мы потягивали огненное вино и рассуждали о разнице между аурами вещей и живых существ. Дикса, как специалист по человеческим и нечеловеческим аурам, вовсю утверждала, что никакой большой разницу между аурой, скажем, амулета, и аурой мага, сделавшего его, нет. Я же спорила с ней, припоминая случай с Камелией. Мне было легко найти отпечатки множества существ на половнике, но вот заплату на память в энергетическом коконе поварихи я не нашла.

- А это ерунда, - отмахнулась Дикса, допивая свой бокал с вином. – Дело практики. Потренируешься, и не такие заплатки начнёшь видеть.

- О каких заплатах идёт речь? – уточнил Тар. Пока он бегал на кухню, чтобы передать дела, он успел переодеться и ничем не отличался от гостей кафетерия: вместо белого передника на нём красовались лишь клетчатые штаны и льняная рубашка навыпуск.

- Эм-м-м… - промычала я, прекрасно зная, что Тар не получал никакого высшего образования и тем более уж магического. Объяснять сходу такие сложные вещи, как энергетическая оболочка магических предметов, будет затруднительно.

- Заплаты на аурах, - ничуть не стесняясь, произнесла Дикса, уже пропустившая пару бокалов. – Ты знаешь, что такое аура?

-  Ну… я слышал, что у каждого человека есть своя аура, а также меня учили стандартной фразе, которую надо говорить целителю перед осмотром, - простодушно улыбнулся Тар, опускаясь на стул между мной и Диксой.

- Ох, святая простота! – совершенно беспардонно произнесла моя подруга и начала объяснять юноше, что такое аура, что она бывает не только у людей, но и у представителей других рас. Я же в свою очередь добавила, что аурой обладают многие предметы, созданные магами. Так потихоньку за бутылочкой  вина мы просветили Тара, кратко изложив полугодичный курс «Основ Магии». Вторую бутылку вина мы уже уговорили на троих, рассказывая о видах магии – боевой, защитной, целительской, вещественной, артефактной и так далее. Где-то к четвёртой бутылке вина Тар вдруг встрепенулся и поинтересовался, а зачем мы ему, собственно, всё это рассказываем?

- Это так здорово! Всё то, что вы рассказываете – просто потрясающе, - искренне восхитился юноша, а потом вдруг впервые на моей памяти загрустил, - но я-то не маг, а обычный человек. Меня даже в магический техникум не взяли, сообщив, что у меня нет зачатков ни к целительской, ни к защитной, ни даже к бытовой магии… Поэтому я здесь в кафетерии уже много лет и работаю.

Мы хитро переглянулись с рыжеволосой бестией и придвинули стулья поближе к юноше, понурившему голову.

- Тар, у тебя действительно нет зачатков, чтобы творить собственные заклинания… но тут такое дело, что эм-м-м… - начала я, пытаясь подобрать правильные слова.

- Знаю-знаю, - Тар тепло, но печально улыбнулся мне, - главное быть хорошим человеком. Мне тоже самое говорили в техникуме, когда я пришёл забирать документы.

- Да идиоты они там все! – вдруг громко вспылила Дикса.

Где-то на краю сознания я отметила, что она явно перебрала вина. Половина посетителей в зале оглянулись на нас, недовольно поморщившись. 

- Что? – удивлённо посмотрел на неё Тар.

- Да идиоты, говорю ж, - уже более спокойно повторила девушка, отпив ещё немного вина, - как можно было проморгать резонатора? Резонатора?! Да ты… да ты… Да я вот только сейчас осознала, что быть может нашла заплату в ауре Камелии так легко, потому что ты был рядом! Да таких людей как ты единицы! – она восторженно замахала руками.

- Ты что-нибудь понимаешь? – юноша перевёл озадаченный взгляд на меня, смущённо тряхнув пшеничными кудряшками. – Мне кажется, Диксе уже надо завязывать с вином.

Я пожала плечами, предоставляя подруге рассказать Тару о том, кто он есть.

- Ты ре-зо-на-тор! – по слогам произнесла Дикса и икнула. – Ты лучше, чем маг! Тебе не нужны заклинания или ещё что-то в этом роде. Ты одним своим присутствием усиливаешь положительные эмоции людей и любую созидательную магию! Да вся твоя аура светится, как солнце, я даже не представляю, это ж насколько надо быть слепыми, чтобы не заметить резонатора!

Тар перевёл недоумённый взгляд на меня, явно не веря всему тому, что сказала Дикса. Прекрасно его понимаю. Наверняка, я бы и сама не поверила, проработав с десяток лет подавальщицей еды, что я какой-то там редкий резонатор. Тем более, когда об этом сообщает явно подвыпившая девушка, к которой ты ещё и не равнодушен.

- Ах, ты не веришь? -  продолжала буйствовать Дикса, до глубины души оскорблённая чужим неверием в свои слова. Ну, в целом, Тару было простительно. Он-то не знал, кем работает Дикса в отличие от меня. – Ничего, я тебе докажу! Ты пойдёшь со мной в департамент Особо Тяжких Преступлений и Убийств! Я докажу тебе, что способна рассмотреть резонатора в любом состоянии.

Моя подруга ещё какое-то время возмущалась приёмной комиссией магического техникума, когда я краем глаза уловила крошечное оливковое тельце, впорхнувшее в кафетерий.

- Добрый день, - поздоровалась со мной представительница Малого мира. – Лолианна Иствуд?

- Да, - чуть заторможено я, разглядывая фею и её прозрачные крылья.

- Вам письмо от главы клана вампиров Виера Крувицки из Сумеречного мира, - и с этими словами она протянула мне конверт из явно дорогостоящего материала с массивной печатью с гербом рода Крувицки.

Тар и Дикса притихли, уставившись на меня. Я машинально взяла в руку конверт, сломала печать и прочла текст письма про себя:

«Дорогая Лолианна!

Я безумно рад услышать новость, что ты выходишь замуж! От всей души поздравляю тебя с этим событием. Бенефис Кёнигсберг, несмотря на все наши с ним разногласия, достойнейший маг, и я рад, что моя тьяри попадает в такие надёжные руки.

Кроме того, мне доложили, как ловко и хитро ты смогла обвести Асмандиуса Редстаффа вокруг пальца и добыть улику против него. Я глубоко восхищён твоей храбростью и изобретательностью! Ты изменила моё мнение о людях в лучшую сторону.

Пока ты была в Лазурии, я тоже не терял времени даром. Целители смогли восстановить мои глаза и зрение, но, к сожалению, не родовую магию. Так сложилось, что нас с тобой связывает слишком многое. Помимо того, что ты - моя тьяри, ты ещё и добровольно согласилась на мой укус на королевском балу, поделившись со мной своей кровью и тем самым смешав наши ауры. Целители говорят, что ты и только ты, как носитель частички моей ауры, имеешь шансы восстановить мою магию, хотя бы частично. Это могли бы сделать ещё и мои дети, но как ты знаешь, их, увы, у меня нет. Влад… ты и сама знаешь, убит. А Хельга сейчас на очень маленьком сроке. Я понимаю, что прошу тебя о многом, тем более, накануне твоей собственной свадьбы. Но если бы дела не обстояли так остро, я не стал бы об этом просить. К сожалению, каждый день, что я проживаю без магии, уменьшает шансы на её возвращение. Очень прошу тебя, приезжай ко мне в гости, в Сумеречный. Хотя бы на сутки или на вечер, давай попытаемся восстановить мою ауру».

- Ну что там? – Дикса перегнулась через стол и выхватила письмо из моих пальцев.

Я ошеломлённо уставилась на письмо. Виер меня поздравил со свадьбой, признавая, что Бенефис — достойная кандидатура в мои мужья, даже несмотря на то, что когда-то на балу мой жених знатно набил лицо вампиру, не разобравшись, что к чему. А ещё Виер высоко оценил мою хитрость и изобретательность, думая, что я ловко провернула всё с Асмандиусом. Я даже хмыкнула, развеселившись. Да вся эта история с гениальным магом-генетиком – одна сплошная случайность. И то, что я, разозлившись на Бенефиса, сбежала из целительского учреждения, попутно изменив внешность девушки на троллью, и то, что нашла объявление о поиске горничной именно в замок Редстафф. Даже мой внезапный порыв отыскать Мариэль, неудачное падение в бассейн в борделе мистера Грегора, гнев Бенефиса, и перемещение телепортом в Лазурию в мокром платье – одна большая случайность. Ни о какой хитрости и заранее спланированных действиях здесь уж точно не шло и речи. Я понятия не имела, когда возвращалась на руины замка Редстафф, что скажу преступнику, и как заставлю его применить украденную магию сирен. Это был самый глупый и бездумный шаг с моей стороны. Но, пожалуй, о том, насколько сильно я рисковала в тот момент, знает лишь Дарион. Ведь только он видел мои полные страха глаза, когда ворвался в замок Редстафф, и только он догадался, каким оружием Асмандиус убил оборотня Грея. Даже Бенефису я не сказала всей правды. Он, как и сотрудники Службы Безопасности по Иномирным делам, наблюдавшие за замком Редстафф по приказу Дариона Блэкшира, был уверен, что мне ничего не угрожало.  По официальной версии, случившееся в Лазурии – тщательно спланированный и разыгранный спектакль, чтобы поймать опасного преступника «на горячем».

Что касается магии Виера… Жаль, что магия покинула его. Хорошо, что хотя бы зрение удалось вернуть.

- Бедный, - прошептала Дикса, возвращая письмо мне обратно. Я обратила внимание, что Тар тоже прочитал бумагу из-за плеча моей подруги. – Что теперь с ним будет? Ты поедешь?

- Ась? Что? – я вернулась из своих размышлений.

- Я говорю, что Виеру Крувицки надо срочно вернуть магию, - поджала губы Дикса. – Ты же поедешь к нему? Попробуешь восстановить хотя бы какие-то нити ауры?

Я растеряно пожала плечами:

- Вообще-то послезавтра у меня свадьба с Бенефисом, я пока не могу никуда поехать.

- Как не можешь? – возмутилась Дикса. – Ты должна! Ты не понимаешь… он же глава клана. Для него потеря магии – это потеря управлением клана, я не говорю о том, что сейчас он вообще без магии живёт.

- А что в этом такого? – не понял Тар. – Я тоже всю жизнь живу без магии, вроде бы ничего…

Я молча перевела взгляд на Диксу. Конечно, мне очень хотелось бы помочь Виеру, но если говорить честно, то я не была его настоящей тьяри. Взаимное сканирование аур у нас произошло по договору, а не из-за глубоких чувств. Я даже не чувствовала его там, в Лазурии, нашла в подвале Асмандиуса по какому-то безумному стечению обстоятельств. Разве я могу ему хоть как-то помочь? Кажется, последний вопрос я задала вслух.

- Конечно, можешь! – Дикса всплеснула руками. – Более того, ты обязана попытаться восстановить хотя бы какие-то нити в ауре, ты же маг-вещевик. Виер не написал здесь, потому что не хотел на тебя давить, но если ты не попытаешься помочь ему, то он достаточно быстро потеряет всю свою магию! Он станет человеком! И вполне вероятно, что даже его жизнь резко сократится до человеческих мерок. Он станет позором и изгоем в собственном клане!

А вот об этом я как-то не подумала. Действительно, у вампиров очень щепетильные понятия о чести рода… Скорее всего Виеру сейчас приходится скрываться, а на встречах за него выступает Винтер, как это было на техномагической выставке. И если магия к Виеру так и не вернётся, то ему придётся жить, до конца жизни скрываясь, чтобы не стать позором своего клана, а его наследник смог взять на себя обязанности главы клана через пару десятков лет. «Это если вообще вампир без магии долго сможет прожить в Сумеречном мире…», - протянул внутренний голос, явно намекая на оборотней.

- Вы думаете, что я смогу? – повторила я, ни к кому не обращаясь. Наверно не выпей я столько вина, я бы сразу написала бы ответ Виеру, что сожалению, но не чувствую в себе сил для возвращения его магии. Понятно, что утопающий будет хвататься за любую соломинку, но моих знаний и навыков слишком мало для восстановления родовой магии, я уже не говорю о том, что и тьяри-то я ему не настоящая.

Неожиданно Тар положил свою тёплую ладонь поверх моей:

- Лоли, поверь, если кто-либо и сможет это сделать, то только ты. Ты же маг-вещевик, ты умеешь работать с аурами. А судя по тому, что вы обсуждали здесь с Диксой, аура вампира не должна радикально отличаться от ауры артефактов. Поезжай, туда и обратно. Как я понял из письма, для попытки достаточно и пары часов. К свадьбе успеешь, а мы с Диксой тебя прикроем.

В этом был весь Тар. Его безграничная вера в меня тронула до слёз.

- Да-да, - закивала Дикса, неожиданно поддерживая моего старого приятеля. В этот момент выражение их лиц и сами позы были настолько похожи, что я внутренне подивилась.

- Но… А у кого деньги взять на телепортацию? Я даже не знаю, сколько стоит виза…  - растерянно произнесла я. То ли алкоголь забурлил в крови, то ли вера моих друзей в меня приободрила, но я вдруг подумала: «А правда, что я теряю? Вдруг у меня действительно всё получится?».

- Так на контроле скажи, что едешь по приглашению, как тьяри вампира. Тебя в Сумеречный мир должны пустить вообще без визы, - всплеснула руками Дикса.

Глава 2. Похищение невесты или сделка с Хранителем

Телепортационная кабинка сработала точно также, как в тот раз, когда я перемещалась в Лазурию. Та же тошнота и головокружение, то же ощущение будто бы пространство вокруг тебя сворачивается в тугой узел. Дикса оказалась права. Действительно, после сообщения сотруднику телепортационного зала межиномирных кабин, что я являюсь тьяри главы клана Крувицки и еду по личному приглашению, меня пропустили без каких-либо вопросов и требований оплаты телепортации.

Когда через несколько мучительно долгих секунд я открыла кабину привычным жестом, то сразу же пожалела, что забыла надеть свои зачарованные на ночное зрение линзы. Так вышло, что по возвращению из Лазурии я их сняла и больше не надевала. Именно поэтому сегодня утром, отправляясь из особняка Бенефиса в знакомый кафетерий, я даже не вспомнила про них. Зачем? Ведь троллиной я уже дано не представляюсь, а мысли о посещении Сумеречного мира ещё утром мне в голову не приходили.

В первую секунду, когда я вышла из кабины в тёмное и тихое помещение, мне почудилось, что я оказалась в телепортационном зале другого мира глубокой ночью. Уже секунду спустя я сообразила, что моя догадка в корне не верна, ведь в Сумеречном мире вся активная жизнь происходит именно по ночам. Всматриваясь во мрак, я медленно осозновала, что обстановка для телепортационного зала весьма странная: неровные каменные стены, отсутствие какой-либо мебели, люминесцентные грибы точь-в-точь как в Лазурии.

Влажный воздух ударил в нос, и я вдохнула его всей грудью. «Нет, определённо, я оказалась где угодно, но точно не в центральном телепортационном зале Сумеречного мира. Может, это какой-то сбой при перемещении?» - сказала я самой себе, стараясь не паниковать.

Именно в этот момент я увидела напротив себя крупную мужскую фигуру, одетую во всё чёрное. Фигура сделала пару шагов по направлению ко мне, а я вдруг ощутила нарастающую внутреннюю панику. Неужели это Асмандиус Редстафф всё-таки нашёл способ сбежать с плутониевых рудников и похитить меня для реализации своих мерзких планов? Слишком свежи были в памяти воспоминания, как сумасшедший маг, возомнивший себя богом, чуть не изнасиловал меня в подвале замка Редстафф. И вся эта тёмная каменная пещера, и тусклое свечение грибов невероятно сильно напомнили мне о пережитом. Липкий страх противно дотронулся до моего сердца, и пары алкоголя мигом выветрились из моей головы. Я панически  отшатнулась от мужской фигуры, но запуталась в подоле собственного платья и рухнула на пол под треск порвавшейся ткани.

- Нет! Нет! Не подходи ко мне! – истошно закричала я, когда мужчина сделал ещё один шаг по направлению ко мне.

Незнакомец тут же замер, а всполох магического гриба упал на его лицо, и я впервые смогла рассмотреть его бледную кожу, прямые волосы до плеч цвета вороного крыла, крупный нос с горбинкой и чёрные, как само тёмное искусство, глаза. Определённо, у него не было ничего общего с лазурянином  Асмандиусом Редстаффом. И как я могла их только спутать? Передо мной находился совершенно другой мужчина.

Незнакомец страдальчески поморщился от моих диких воплей, после чего произнёс на удивление приятным баритоном:

- Разрешите представиться, Малефисент, Хранитель Сумеречного мира.

Я икнула от неожиданности. Ну и напугал же он меня до чёртиков!

- Лолианна Иствуд, - представилась я, всё ещё с опаской оглядывая незнакомца. Правила вежливости бабуля Ирма вдалбливала  в меня с самого детства, так что даже в такой странной ситуации я машинально назвала своё имя.

- Знаю, - ответил мужчина с огромными чёрными глазами, - иначе бы я Вас не перехватил.

- Перехватили? – повторила я, слегка опешив. – Я думала, что это сбой в работе кабины…

- Обернитесь, - Малефисент приглашающе взмахнул рукой, - никаких кабин здесь нет.

И я обернулась. Кабины действительно не было. Меня замутило: ведь так не бывает, чтобы человек сам по себе вот так просто исчезал из одной точки мира и возникал в другой! Все знают, что для этого нужны либо особенно мощные артефакты, либо специальные стационарные кабины. Перехват человека, перемещающегося в пространстве, звучит как какая-то фантастика! Да и кабины сами собой не исчезают! Кажется, я выпила с Диксой и Таром слишком много огненного вина…

Так, погодите. Если допустить, что Малефисент специально перехватил меня, то выходит, он меня похитил? А для чего? Неужели для… этого самого? Я вновь окинула взглядом широкоплечего мужчину, а он неожиданно нагнулся ко мне, протянув правую руку. Наверно я всё ещё не отошла от пережитого на Лазурии, или же Асмандиус нанёс слишком сильный удар по моей психике. Потому что иначе я никак не могу объяснить то, что в этот момент я заверещала как сирена в подростковом возрасте, когда происходит становление голоса:

- Не-е-ет! Тебе не удастся меня изнасиловать!

Малефисент вновь озадаченно замер, а затем произнёс с плохо скрываемыми нотками обиды в голосе:

- Вообще-то, я подал Вам руку, чтобы помочь встать, и Вы не сидели на каменном полу. Он холодный, а это вредно для молодой девушки, – а затем добавил после секундной паузы, - и раз уж на то пошло, то это женщины предлагают продать душу за ночь со мной.

Я вновь икнула от неожиданного ответа мужчины и покраснела до корней волос. Оказывается, Малефисент хотел оказать мне любезность, а я его обвинила невесть в чём, и подумала, боги знают, что. Кряхтя и путаясь в собственном платье, я кое-как встала с каменного пола и стала отряхивать подол от пыли и земли.

-  Всё-таки мы не совсем правильно начали наше знакомство, - вновь заговорил мужчина. – Повторюсь, меня зовут Малефисент. Я – Хранитель Сумеречного мира, - произнёс он с такой гордостью, будто представился самим королём Грацием Пятым.

Разумеется, я не смогла не спросить в ответ:

- А кто такой хранитель? И что именно Вы храните? И где я?

По всей видимости, мой вопрос задел Малефисента, потому что он нахмурил брови:

- Я, э-м-м-м… - он явно подбирал слова, - самый главный в этом мире.

«Ага, ещё один больной и сумасшедший на голову маг с замашками бога», - резюмировала я про себя, вновь напрягшись.

- Я сохраняю баланс и магическую составляющую в Сумеречном мире, - продолжил Малефисент.

- Вы создали Сумеречный мир? – удивилась я, а в голове уже обдумывала планы побега из этого чудно́го места.

Когда-то давным-давно я обрывочно что-то слышала на лекциях в Магическом Университете о том, что бывают маги, способные создавать миры. Неужели мне повезло столкнуться именно с таким магом?

- Да нет же! – искренне возмутился мой собеседник, кажется мой вопрос его не на шутку задел. – Иракл говорил, что с тобой будет сложно, но я не представлял, что настолько! Я не Создатель, я – Хранитель. И, между прочим, я очень хороший Хранитель. Создатели только и умеют делать не пойми что, а потом бросать на произвол судьбы. Я же – Хранитель, и благодаря мне этот мир живёт. Нарисовать картинку не так сложно, а вот вдохнуть в неё жизнь, движение, ароматы, сияние, постоянно поддерживать – это в разы сложнее.

«Так, передо мной точно ненормальный, возомнивший себя богом», - окончательно уверилась я, и начала аккуратно пятиться назад, не зная, что ещё ожидать от нового знакомого. Малефисент увидел моё постыдное отступление, а потому нахмурился, недовольно поморщился и сделал несколько стремительных шагов ко мне.

- Стойте, где стоите! – не смогла сдержать я крик, в котором проступили нотки подступающей истерики.

Малифицент остановился там, где был, устало выдохнул и произнёс:

- Пройдите к выходу из пещеры, я Вам всё объясню. Вы находитесь в Сумеречном мире.

И я с опаской направилась в сторону, в которую махнул головой мужчина. Мне действительно показалась, что в той стороне пещера выглядит как-то посветлее. Так как я всё ещё побаивалась Малефисента, то стала обходить его по дуге, в какой-то момент вновь запнулась о выступающий на полу камень и громко шлёпнулась.

- А-а-а-у-у-у, - застонала я, потирая ушибленное мягкое место. Было больно.

Малефисент страдальчески громко вздохнул, закатил глаза, и буквально через секунду я почувствовала его крепкие мужские руки, которые обвили меня за талию и резко вздёрнули вверх. Я уже готова была возмутиться таким небрежным отношением к моей персоне, как мир вдруг растворился, и через миг мы оказались где-то на вершине горы.

Слова возмущения так и застыли у меня в горле, потому что то, что я увидела, было невероятно прекрасно. В небе было два светила: одно большое серебристо-белое стояло высоко над горизонтом, заливая всё мертвенно-бледным светом, а второе багряно-розовое поменьше мерцало половиной своего диска, только-только вставая из-за моря. Алый свет заливал часть неба, которое в данный момент походило на разноцветные перья новорождённого феникса.

Мы стояли на пике горы, а вокруг нас расстилалась незнакомая земля. Я увидела море такого же багряно-красного цвета, как и светило поменьше, но чуть присмотревшись, поняла, что вода на самом деле лиловая, просто в свете встающего солнца кажется алой. Чем больше я смотрела на эту картину, тем больше понимала, что я действительно нахожусь далеко не в столице или Лазурии. Картинка передо мной больше всего напоминала Сумеречный мир.

- Как же красиво! – восторженно выдохнула я, так как никогда не видела ничего подобного, лишь на картинках.

Мужчина позади меня хмыкнул, но я почувствовала, что ему приятны мои слова. Только сейчас я поняла, что он всё ещё крепко меня придерживает. Я постаралась выпутаться из его рук, на что он чуть крепче меня прижал к себе и раздражённо произнёс:

- Не дури, Лолианна, иначе упадёшь с горы.

Я посмотрела вниз под ноги и охнула. Разумеется, Малефисент был прав, мы стояли на крошечном пологом кусочке земли, и мелкие камушки неизвестной мне горной породы уже скатывались вниз от моего неловкого движения. Я испуганно замерла, а черноволосый мужчина, как ни в чём не бывало, продолжил:

- Посмотри на это лиловое море, - я послушно перевела взгляд на крупные волны, которые причудливо изгибались, переходя в фиолетовые барашки ближе к берегу. Каждая волна оставляла за собой широкую полосу воздушной голубой пены на розовом песке. – Создатель просто его придумал. А я же вдохнул в него жизнь, подарил ему эти волны и пену, я наделил воду магией. Теперь она обладает своими собственными законами притяжения. Отсюда видно, что волны идут одновременно в разные стороны, могут обрушиваться как у берега, так и на глубине. А пена – это воздух, который замешан в воду. Благодаря такому количеству кислорода в воде, даже обыкновенные люди могут нырять на глубину и проводить минуты, а местами и целые часы под ней.

- О-о-о-о-о, - выдохнула я, так как слов у меня не нашлось.

- Посмотри на эти светила, - вновь продолжил Малефисент после некоторого молчания, и я перевела взгляд на небо. Серебристо-белое солнце продолжало висеть высоко в небе, а вот красно-розовое уже поднялось над линией горизонта и залило алыми лучами не только море, но и землю. Открывшаяся картина на миг мне показалась страшной, потому что показалось, будто земля умыта кровью. Но через секунду наваждение прошло, и я убедилась, что это всего лишь лучи красного солнца. – Создатель их просто придумал, но не заложил ни тепла, ни магии, ни даже мерцания. Я сам отрегулировал яркость этих светил так, чтобы стала возможна разумная жизнь в Сумеречном мире. Ни вампиры, ни оборотни не любят яркого солнца.

Я присмотрелась к солнцам и увидела, что они не просто тускло светят, а именно мерцают, посылая свет волнами, и такими же неравномерными и необычными, какие гуляли на поверхности лилового моря. Из-за такого мерцания Сумеречный мир покрывался всевозможными бликами разных оттенков от белого до тёмно-багрового.

Мы молча стояли и смотрели на него. Каждую секунду краски на небе менялись, а когда красное светило поднялось ещё выше, золотые всполохи над горизонтом окрасились в какой-то фантастический цвет, которого я до этого момента ещё ни разу не видела.

Малефисент бережно придерживал меня своими крепкими руками, но при этом он прижимал меня к себе ровно настолько, насколько это было необходимо, чтобы я не упала с обрыва. В какой-то момент я увидела цветной ветер. Ярко-синее завихрение пронеслось прямо перед моим лицом, щёлкнуло по носу и с мелодичной трелью унеслось прочь. Забывшись, я потянулась за игривым синим ветерком, чтобы дотронуться до маленького чуда, оступилась и, кажется, полетела вниз. Всё произошло настолько быстро, что я даже не успела испугаться. Малефисент моментально подхватил меня на руки, а в следующее мгновенье краски Сумеречного мира вновь померкли, и я оказалась в той же самой пещере, в которой была не так давно.

«Какое интересное перемещение», - подумала я, - «никогда не слышала о том, чтобы можно было вот просто раствориться в воздухе в любом месте и возникнуть в другом, не используя при этом мощных артефактов…».

- Я – Хранитель этого мира, мне всё можно, - невозмутимо сообщил Малефисент.

- Но… как… - я изумлённо уставилась на мужчину, поняв, что он ответил на мои мысли. – Вы умеете читать мысли?

Всё, что до сих пор говорил этот мужчина про море и светила, могло являться вешаньем водорослей на уши. Перемещения в пространстве, если призадуматься, также могли происходить за счёт небольших и спрятанных артефактов, а вот чтение мыслей… такие способности подделать практически невозможно.

Малефисент вдруг громко и звонко расхохотался, глядя на меня.

- Я же сказал уже тебе, что я – Хранитель этого мира. А ты очень громко думаешь. Некоторые твои мысли я слышу, но не все, - отсмеявшись, произнёс он, а затем добавил. – А ты забавная. Иракл говорил мне об этом, а я ему не верил.

Я решила отойти в сторону от мужчины, не зная, как реагировать на его слова. С одной стороны, он продемонстрировал мне свою силу, а с другой, я всё ещё его побаивалась и допускала, что это очередной ненормальный вроде Асмандиуса Редстаффа. Ведь похитил же он меня зачем-то? В пещере было гораздо темнее, чем на пике горы, а потому мои непривыкшие к темноте глаза не предупредили меня вовремя о неровностях пола. В итоге я вновь споткнулась и грохнулась бы на пол, не поймай меня в очередной раз Малефисент.

- Нет, ну ты просто ходячее недоразумение, - недовольно произнёс он, а затем прищёлкнул пальцами. – Отныне у тебя будет зрение, как у любого существа, родившегося в Сумеречном мире.

Я насупилась. Сомнительный комплимент в мой адрес. Можно подумать я просила себя перехватывать в телепорте. Мне вот самой с собой очень даже и неплохо живётся. Пока эти мысли проносились у меня в голове, я несколько раз моргнула. Неужели, он думает, что можно вот так прищёлкнуть пальцами и подарить человеку способность видеть в темноте? Да Асмандиус ослепил Виера за эту возможность.

Незаметно темнота посерела и отодвинулась от меня, люминесцентные грибы стали как будто бы ярче. Я ещё раз осмотрела помещение и с удивлением отметила, что стала различать мельчайшие выступы и неровности стен и пола. Пещера, но весьма уютная, если так можно сказать про пещеру. Сухо, чисто, необычно свежий воздух для замкнутого помещения.

Одеяние моего собеседника, которое показалась мне изначально чёрным, оказалось украшенным изысканным серебряным шитьём. Я заинтересованно перевела взгляд на его лицо и различила широкий мужественный подбородок и чуть впалые скулы. Раньше этого видно не было. Сейчас же я обратила внимание, что мужчина передо мной красив какой-то неземной красотой, которая не столько восхищала, сколько заставляла пугливо задерживать дыхание. Малефисент излучал мощнейшую силу, причём эта сила не была сродни силе джинна или какого-то другого существа, которого я встречала ранее. С такой силой я ещё не встречалась.

- Ну как? Нравлюсь? – лукаво спросил он, заметив, что пристально я его разглядываю.

Я смутилась и отвела глаза. Как-то некрасиво получилось: мне подарили ночное зрение, а я уставилась на своего дарителя, как водяной на болото.

- Теперь, когда ты не верещишь от страха, не кричишь, что я тебя изнасилую, и увидела, что действительно находишься в Сумеречном мире, давай поговорим, - довольно предложил Малефисент.

Всё ещё потрясённая неожиданным подарком Малефисента, я оглянулась в поисках чего-нибудь, на что можно сесть. Определённо, мне сейчас вновь продемонстрировали вид магии, неподвластный классическим законам. Мой мозг всё ещё пытался дать какое-то объяснение происходящему. Быть может, мы всё-таки не в Сумеречном мире, а в другом, не открытом для широкой публики, где действуют другие законы магии? Или же я вообще меня ввели в транс и всё это мне кажется?

Мужчина заметил мой ищущий взгляд, ещё раз прищёлкнул пальцами, и из воздуха возникло мягкое удобное кресло.

- Садись, - добродушно произнес он, глядя на моё ошеломление - располагайся, будь как дома.

Я хмыкнула на это приглашение: быть как дома, когда тебя перехватил прямо в телепорте или просто-напросто похитил на полпути неизвестный мужчина, и при этом непонятно, что он хочет от тебя... Весьма громкое заявление.

«А если на кресле был полог невидимости, и он его снял ловким движением, как фокусник, то это могло бы объяснить внезапное появление мебели», - активизировался внутренний голос.

Я недоверчиво села в кресло, подтянув колени к подбородку, и тут же в нём утонула, после чего выжидательно уставилась на Малефисента. Он с немалым интересом наблюдал за мной, словно увидел представителя вымершей расы.

- Всё-таки ты презабавная! Ещё ни одна душа на меня так не реагировала: вначале обвинила в том, что я собираюсь над тобой надругаться, а теперь продолжаешь сомневаться в моей силе, - он хохотнул, но лично мне было не до смеха. – Ладно, теперь, когда ты спокойно сидишь в кресле и слушаешь меня, я хотел бы предложить тебе сделку.

- Сделку? – удивилась я.

Я ожидала всего чего угодно, но только не предложение о сделке. Если он действительно так могущественен, как демонстрирует, неужели ему может быть нужно что-то от меня? От бывшей горничной публичного дома, простой магички, пускай и с редкой специальностью по Вещественной магии.

- Да, сделку, - уверенно кивнул Малефисент и развалился прямо в воздухе, как будто под ним тоже находилось кресло. Вот только ни кресла, ни стула, ни даже табуретки там не было, я видела это своими глазами.

Малефисент побарабанил пальцами по месту, где находился бы подлокотник, будь под ним реальное кресло, и произнёс:

- Лоли, ты не так давно обнаружила тело оборотня Грея Азральда в Лазурии. Ты помнишь?

Я медленно кивнула. Ещё бы забыть такое! Перед глазами сразу же встала картинка с двуспальной кроватью и залитыми кровью простынями… Бр-р-р! Я помотала головой, потому что воспоминания были ещё слишком свежими.

- Ты нашла тело, рассказала маглиции, кто убийца и где искать вырезанное сердце, а также именно ты додумалась до того, каким образом Азральд был убит, и достала неопровержимые доказательства против Асмандиуса, - продолжил Малефисент, глядя на меня.

Я вновь кивнула, всё ещё не понимая, куда он клонит.

- Было бы логично, раз уж ты сыграла основную роль в истории с Азральдом, чтобы ты её и закончила.

- Что? – спросила я уже вслух. Мне казалось, что Редстафф на плутониевых рудниках до конца жизни, история уже завершена.

- Видишь ли… - протянул Малефисент. – Грей Азральд был оборотнем, а оборотни и вампиры – души Сумеречного мира, коим Хранителем я являюсь. У Азральда есть старший брат, который продолжает жить в этом мире, но при этом он не может смириться с утерей горячо любимого младшего брата. Я хочу, - на этих словах он вытянул из кармана своего плаща маленький пузырёк с ярко-салатовой жидкостью, - чтобы ты подмешала это зелье в еду его старшего брата. Это принесёт ему должное успокоение.

- Что? – негодующе воскликнула я, не веря своим глазам. - Вы хотите, чтобы я убила оборотня?

Да как он вообще смеет такое предлагать? Тоже мне Хранитель Сумеречного мира, называется! Малефисент махнул рукой, заставляя меня замолчать. При этом его чёрные зрачки на миг расширились, заняв весь белок. Это было настолько жутко, что я испуганно замолчала.

- Нет же, Лоли, это зелье принесёт лишь покой его старшему брату, он сможет продолжать жить и работать, больше не испытывая мук совести. Во всей этой истории он винит в смерти Азральда себя. Зелье лишь поможет ему.

«Ох, что-то и темнит Малефисент!», - подумала я, прищурившись. – «Логично, чтобы я закончила историю… что это вообще за объяснение такое? И странное зелье, успокаивающее душу… А вдруг оно является ядом замедленного действия?» Мужчина явно и в этот раз смог прочитать мои мысли. Кажется, я действительно слишком громко думала.

- Лолианна, - он резко встал из воздуха, – я уже сказал, что это не яд. Я не привык, чтобы в моих словах сомневались. Клянусь, ничего плохого это зелье не сделает! От тебя требуется лишь дать его старшему брату Азральда.

«И в чём подвох? Если оно такое хорошее, что же он сам его не даст?» - скептически подумала я, а потом обомлела, поняв, что и эту мысль Малефисент прочёл тоже.

- Лолианна! Да сколько же можно сомневаться во всём, что я говорю или делаю? – взревел мужчина, белки его глаз на несколько мгновений полностью заволокло тьмой. – То ты мне не веришь, что я Хранитель Сумеречного мира, то думаешь, будто я могу пожелать что-то плохое исконным жителям моего мира. Я уже поклялся, что зелье только улучшит самочувствие выпившего его оборотня. Что мне ещё сделать, чтобы ты поверила?

Я испуганно ойкнула, глядя на изменившееся лицо и глаза мужчины. Последние, к слову, уже приняли свой обычный человеческий вид, но мне всё равно было страшновато. Кажется, мне придётся поверить Малефисенту на слово. Вон он уже как взбесился, лишь услышав мои мысли.

- Я должна подлить зелье оборотню – и это всё? А что я получу взамен? – я решила уточнить все условия сделки. Невежливо как-то отказываться вот так сразу, не выслушав всё предложение собеседника.

- Да, ты должна подлить зелье и это всё, что от тебя требуется, - невозмутимо кивнул черноволосый мужчина, вновь став спокойным. – Что касается того, что ты получишь взамен… а что ты хочешь? Я знаю, что ты должна Дариону Блэкширу пятьсот с лишним золотых за лечение и проживание в Лазурии. Сумеречный мир богат на драгоценные металлы. Я оплачу твой долг перед главой Службы Безопасности по Иномирным Делам, а ещё обеспечу тебя таким приданым, что в столице никто не осмелиться сказать, будто ты выходишь замуж по расчёту. Поверь, я умею благодарить женщин.

Последнее предложение Малефисент протянул как-то особенно мягко и в его голосе прозвучали явно двусмысленные нотки. Я почувствовала, как жар прилил к щекам и прикусила нижнюю губу. Одним своим предложением Малефисент попал точно в цель. Я до сих пор испытывала огромное чувство вины перед Дарионом из-за того, что ему пришлось заплатить за меня в Лазурии баснословную сумму денег. И ладно бы, я действительно была его невестой… так нет же, мы даже не встречались. А приданое… я всегда мечтала о нём. Ушлые газетчики раскопали, кто такая Лолианна Иствуд, девушка Бенефиса Кёнигсберга, и не раз упоминали про моё прошлое в качестве горничной в публичном доме, не упуская из виду такой пикантной подробности, что именно там я с познакомилась с начальником маглиции. Ко всему они частенько вспоминали состояния рода Кёнигсбергов. Конечно, ничего оскорбительного в мой адрес они не писали, но многое читалось между строк.

Однако стоит ли ввязываться в какую-то авантюру с неизвестным зельем ради того, чтобы покрыть долг и получить приданое? Видя моё сомнение, Малефисент продолжил:

 – Я знаю, что ты телепортировалась в Сумеречный мир к Виеру Крувицки, и являешься его тьяри. Я так же знаю, что попытка восстановить его магию обречена на провал. Надеюсь, ты не станешь мне доказывать, что сможешь перестроить все порванные нити Виера, залатать дыры в его ауре и сделать так, как было? Ты, конечно, талантливый маг-вещевик, но поверь, этого мало.

Я вскинулась было, чтобы возразить, но к этому моменту мой организм уже заметно протрезвел, и я могла здраво оценить вероятность того, что действительно могу помочь Виеру. Кого я обманываю? Одно дело — менять ауру неодушевлённых вещей, немного меняя их свойства, совершенно другое – вернуть магию вампиру, после того как его ослепили и досуха выпили. Да если ведущие целители Сумеречного мира не справились с этой задачей, то кто я вообще такая? Однако почему он вдруг вспомнил, зачем я перемещалась в Сумеречный мир?

Малефисент посмотрел на моё озадаченное выражение лица и усмехнулся, поняв, что вновь попал в яблочко. Он сверкнул своими угольно-чёрными глазами и произнёс:

- Я покрою твой долг перед Дарионом, дам тебе приданое и верну родную магию Виеру Крувицки до последней капли.

Что? Я ошеломлённо уставилась на Малефисента. Я не ослышалась? Неужели это возможно? Нет, конечно, меня Дикса уверяла, что можно вернуть кое-какие способности при большом желании, но чтобы вот так, всю магию разом! Невозможно!

- Кроме того, признай, тебе необходимо время, чтобы хорошенько подумать над своей личной жизнью. Если ты возьмёшься за это дело, то обещаю, оно у тебя появится, - продолжал искушать меня черноволосый мужчина.

- Но как Вы… - я смотрела во все глаза на своего собеседника и не могла понять, как он догадался. Ведь я не то чтобы не думала, я себе боялась признаться в том, что сделаю всё возможное, чтобы как можно дольше не выходить замуж за Бенефиса. Нет, он замечательный, и хотя мы частенько спорим из-за его ревности и моей неугомонности… вот только у нас совершенно разные взгляды на мою свободу после свадьбы. Он считает, что я брошу работу и стану хозяйкой его владений, а я этого категорически не хочу.

В глазах Малефисента промелькнул всполох неподдельного веселья:

- Дорогая Лоли, ты телепортировалась за два дня до свадьбы в Сумеречный мир, чтобы попытаться помочь знакомому вампиру вернуть утраченную магию, зная, что, скорее всего ничего не получится, вместо того, чтобы выбирать свадебное платье. По-моему здесь и так всё более, чем очевидно.

Я грустно понурила голову. М-да, действительно, слишком красноречивый поступок. Наверно, когда Бенефис узнает об этом, он придёт в бешенство…

- Не волнуйся, - мягко промурлыкал Малефисент, - мы скажем, что я тебя похитил, и у тебя просто не было выбора. Да и мало ли как всё сложится…

Да как всё может сложиться-то? Я мрачно усмехнулась. Неужели произойдёт чудо, и Бенефис вдруг обзаведётся пониманием и уравновешенностью вместо того, чтобы меня в очередной раз ругать и шлёпать по попе как неразумного ребёнка? Сомневаюсь… Бенефис – не Дарион. Последняя мысль особенно остро кольнула меня в сердце.

По всей видимости, Малефисент и тут подслушал мои мысли, так как я всё это время молчала, а он продолжил:

- Тебе определённо необходимо время, чтобы разобраться в себе и своих чувствах. Нельзя любить сразу двоих мужчин, ты должна определиться. Да и в целом жизнь только на них двоих не заканчивается…

Я вспыхнула от его намёка. Выходит, он думает, что я буду изменять своему жениху?

- Я вообще-то определилась и ответила согласием на предложение Бенефиса, - я вскинула раздражённый взгляд на Малефисента. Да что он вообще себе позволяет? Копается в моей голове как у себя дома, а тут ещё и в сердце полез. Тоже мне знаток женской психологии! У самого-то есть жена или хотя бы просто любимая женщина?

Малефисент выслушал всю мою возмущённую мысленную тираду в свой адрес и громко хохотнул:

- Ой, Лоли, поверь, у меня было много женщин, я всех и не вспомню. Или ты специально об этом подумала, решив привлечь к себе внимание и стать моей любимой? – с этими словами он подмигнул мне, а затем с чисто мужским интересом посмотрел, разглядывая не столько лицо, сколько фигуру. Я кожей почувствовала, как он задержал взгляд на моей ноге, оголившейся выше колена в разрезе порванного подола платья, нескольких расстегнувшихся пуговичках в районе груди, а затем на губах.

Разумеется, я смутилась. Всё-таки что ни говори, а Малефисент был невероятно красив, не говоря уже о его невероятной магической мощи. Но за наше короткое знакомство он успел продемонстрировать такое могущество и мощь Хранителя, что я была уверена: при всём своём желании я просто не способна его заинтересовать как женщина. Что он только пытается этим показать? Я нарочито громко фыркнула, поправив подол платья.

- Как бы то ни было, - после непродолжительного молчания продолжил черноволосый мужчина, - если ты согласишься на сделку, то твой вампир получит свою магию назад, в полном объёме, а ты – время на размышления, которое тебе сейчас так необходимо.

Я нахмурилась. С одной стороны, я чувствовала долг перед Виером, который спас мне жизнь на королевском балу, и искренне сочувствовала его потери магии. Я вспомнила, что даже тогда, когда он был ослеплён и беспомощен, а Асмандиус пришёл в подвал с намерением сделать мне ребёнка, он попытался меня защитить. И пускай та неловкая попытка была пресечена на корню, я чувствовала себя обязанной благородному вампиру.

Что касается предстоящей свадьбы, то и тут Малефисент озвучил моё настоящее желание. Ведь если я сейчас покину эту пещеру и попрошу вернуть меня в телепорт, уже через несколько часов Бенефис найдёт меня, устроит знатную выволочку на правах почти-что-супруга и будет прав. И объяснить ему то, что я всё ещё сомневаюсь – это значит очень сильно его обидеть. С другой стороны, то, о чём просил Хранитель, не звучало совсем уж невыполнимо. Да и не хотел он ничего дурного, поклялся же, что зелье не причинит вреда выпившему его.

Оставался, конечно, крайне негативный опыт общения с оборотнями. Правда, кто знает, может мне особенно «повезло» на том балу познакомиться с самыми неприятными представителями этой расы. Быть может старший брат Азральда Грея весьма приятный молодой человек? Я вспомнила синяки, которые остались на моей руке после танца с одним из оборотней и поморщилась. Одно то, как они смотрели на меня, уловив запахи и Виера, и Бенефиса… Б-р-р-р! Не хотелось добровольно отправляться в стаю двуликих.

- Я изменю твою ауру, - серьёзно кивнул Малефисент на мои заполошные мысли. – Ни один представитель оборотней не почувствует твой запах, ни услышит твои шаги, если ты захочешь передвигаться бесшумно, и кроме того, я наделю тебя такой физической силой, какая тебе и не снилась. Я не думаю, что всё это тебе понадобится, но понимаю, что, так как ты девушка, тебе так будет спокойнее. Разумеется, всё это временно, для того, чтобы ты выполнила условия по сделке. Ну, а на изменение твоей ауры у меня уйдёт порядка дюжины дней.

Я изумлённо спросила:

- Малефисент, объясните мне, я не понимаю! Если Вы можете вернуть родную магию Крувицки, можете взять и поменять мою ауру, наделив меня тем, чего у меня отродясь не было, то почему Вы так настаиваете на сделке? Зачем Вам это? Подливать зелье в еду какого-то оборотня… да Вы просто можете взять и самостоятельно сделать то, что хотите. Почему это должна сделать я?

Мужчина закинул руки за спину и стал большими шагами мерить пещеру.

- Да, уж, Иракл говорил, что ты слишком любопытная и подозрительная… – пробормотал он, потирая большим и указательным пальцем подбородок.

Затем Хранитель принял какое-то решение, остановился напротив меня и произнёс:

- Лолианна, это достаточно сложно объяснить. Если говорить по-простому, то я Хранитель этого мира, а, следовательно, обязан поддерживать баланс во всём. Я не могу брать и вмешиваться в существующий ход событий, потому что тем самым нарушу баланс. Мне бы очень хотелось многое исправить в Сумеречном мире, однако есть определённые правила, которых я, к моему величайшему сожалению, должен придерживаться. Если я начну действовать как Создатель, то меня просто дисквалифицируют.

- Что? – ошарашенно произнесла я, не понимая того, что до меня пытались донести.

- Уничтожат, или по-вашему, по-человеческому «убьют», - он поморщился, как бы пробуя это слово на вкус, - нет, не совсем. Скорее именно уничтожат.

- То есть, действуя чужими руками, ты можешь вмешаться в ход событий Сумеречного мира, а своими нет? – до меня начало доходить, а от волнения я сбилась и стала «тыкать» мужчине. Малефисент даже не заметил того, что я обратилась к нему столь фамильярно. Кажется, это совершенно его не волновало.

- Совершенно верно. Причём, не просто «чужими», а именно твоими. Ты имеешь непосредственное отношение к истории с Греем Азральдом, а потому перед своими я останусь чист, - Малефисент исчез из поля моего зрения, а уже через мгновение я почувствовала его горячее дыхание и шёпот на своей шее. – Лоли, ты же умная девушка. Ты поможешь оборотню, а взамен рассчитаешься со всеми своими долгами – и за спасённую жизнь с Виером, и за лечение в Лазурии с Дарионом. Соглашайся, прошу.

Вот так, живёшь двадцать семь лет и не подозреваешь, что у миров есть Создатели и Хранители, которые явно недолюбливают друг друга и играют в какие-то подковёрные игры. Имея колоссальную силу, они предпочитают наблюдать и вмешиваться лишь посредством заключения сделок с куда как более слабыми обитателями этих миров. «Ну что ж, - заключила я мысленно, - если всё обстоит именно так, то мотивы Малефисента мне становятся понятными, как и то, почему он похитил именно меня».

Интересно, сколько времени уже прошло там, в столице, пока в Сумеречном мире мы наблюдали восход?

Я неуверенно кивнула, а затем робко поинтересовалась:

- А я могу как-то сообщить Бенефису, что со мной всё в порядке? - Всё-таки я планировала приехать к Виеру Крувицки в гости, после чего вернуться обратно в столицу. Сейчас я уже, боги знают сколько, общаюсь с Малефисентом, а ведь ещё дюжина дней должна уйти на изменение моей ауры…

- Забавно, что ты о нём вспомнила, - улыбнулся черноволосый мужчина. – Ты в курсе, что персонал, обслуживающий кабины межмировой телепортации, уже доложил об исчезновении пассажира в Службу Безопасности по Иномирным Делам? Дарион Блэкшир поставил на уши весь свой департамент и сообщил о случившемся Бенефису. Тот пребывает в ярости и вымещает свою злость на подчинённых и на твоём друге, уповая на то, что его департамент должен курировать работу кабин межмировых перемещений. Кёнигсберг обвиняет его в твоём исчезновении, а Дарион искренне считает виноватым именно себя и находится в полнейшем отчаянии. Ты знаешь о том, что Блэкшир действительно очень любит тебя?

- В курсе, - буркнула я и тяжело вздохнула, представив, как Дарион и Бенефис сходят с ума от беспокойства, не зная ни где я, ни что со мной случилось. Видимо мое выражение лица сделалось слишком уж кислым, потому что Малефисент махнул рукой:

- Ладно, - пробурчал он, словно решаясь. - Как насчёт того, чтобы я послал в столицу слепок твоей ауры?

- Это как? – не поняла я.

- Я возьму твою ауру и душу, таким образом, твои друзья будут точно знать, что ты – это ты, а не кто-либо ещё. Но твоё тело останется здесь. К сожалению, разделение души и тела на длительное время для человека невозможно, да и вредно это. У тебя будет всего несколько минут, чтобы поговорить с ними и успокоить. Идёт? – спросил Малефисент.

Я подумала ещё пару минут, взвесила все за и против и, наконец, решила согласиться на странное предложение Хранителя.

- Я согласна на сделку, - сказала я и протянула ему чуть подрагивающую руку. Всё-таки, не каждый день я заключала сделки с бессмертными и могущественными Хранителями миров.

Малефисент, не колеблясь, взял мою руку, и когда наши ладони соприкоснулись, ярко полыхнуло алое пламя, скрепившее нашу договорённость. Дрожь от рукопожатия перенеслась на всё моё тело. Ох, как бы я не пожалела о своих словах!

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям