0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Госпожа чародейка » Отрывок из книги «Госпожа чародейка»

Отрывок из книги «Госпожа чародейка»

Автор: Богатикова Ольга

Исключительными правами на произведение «Госпожа чародейка» обладает автор — Богатикова Ольга . Copyright © Богатикова Ольга

ГЛАВА 1

 Кирия, Кессель

 Каблуки моих туфель звонко цокали по полу. Я старалась ступать легче, но этот звук все равно разносился по всему этажу.

Как лошадь на выгуле, честное слово.

Вот объясните мне, пожалуйста, зачем выстилать скользким кафелем полы в большом коридоре, где каждый день толпятся сотни человек? Этот вопрос интересовал меня еще во времена моего счастливого студенчества. Понятно, что плитка надежнее – линолеум или паркет под ногами студиозусов быстро придут в негодность, но ведь их можно зачаровать, и тогда они прослужат дольше. И не надо будет семенить при спешке и бояться сломать здесь ногу или пропахать этот самый кафель носом. Но нет, руководство и моего родного Синерийского магического университета, и Кирийского колледжа Магических искусств, где я ныне имею сомнительную честь работать, думало иначе. Видимо, разбитые коленки студентов не стоят денег, которые пришлось бы потратить на зачаровывание полов.

Но вот кафель кончился, а вместе с ним и широкие окна, и просторный коридор первого этажа. Путь мой теперь лежал по надежному вытертому линолеуму в самый дальний закоулок – аудиторию № 15 «а», расположившуюся аккурат между мужским и женским туалетами. Среди студентов этот кабинет именовался камерой пыток, хотя в нем всего лишь на всего проводились факультативные занятия.

Долгое время аудитории 15 «а» не существовало вовсе, а помещение между туалетами было вотчиной завхоза и хранило в себе разный хлам, который использовать смысла не было, а выбросить ни у кого не доходили руки. Но примерно за год до моего появления в Кирийском колледже эта комната получила новую жизнь – всю рухлядь вынесли, сделали легкий косметический ремонт, поставили десяток разномастных парт со стульями, на стену повесили старенькую доску, а на дверь со стороны коридора - табличку с номером.

Причиной появления «камеры пыток» стало распоряжение министерства магобразования о введении в учебную программу нового предмета – психологии общения с клиентами, для которого директор колледжа решил выделить отдельное помещение.

Я решительно открыла дверь и вошла в кабинет. На меня тут же уставились несколько пар глаз. Причем, уставились так хмуро, что я не смогла отказать себе в удовольствии:

- Ну здравствуйте, детишечки.

Лица «детишечек» стали откровенно кислыми.

Да, не педагогично с моей стороны. Так я и педагогом-то стала недавно – мой стремительный взлет по карьерной лестнице от простой лаборантки кафедры зелий и снадобий до преподавателя самостоятельной дисциплины состоялся всего шесть часов назад.

Вообще, студиозусов можно понять. Раньше, лет этак двадцать назад, смысла в преподавании психологии не было вообще. Тогда аудитории в магуниверситетах едва ли заполнялись на половину – настолько мало рождалось в то время магически одаренных детей. По сути дела, это клиенты должны были изучать психологию колдунов, чтобы убедить их выполнить свой заказ. А колдун мог еще подумать – есть у него настроение заниматься той или иной работой или нет, ведь каждый, кто имел хоть мало мальские способности к магии, был на вес золота в любом городе любой страны континента. Работодатели буквально дрались за каждого волшебника, особенно если учесть, что срок жизни этого самого волшебника мог быть невелик – расплодившаяся в то время нежить вела в среде чародеев очень строгий отбор – выживали только самые сильные и способные.

Но прошло несколько лет и ситуация вдруг изменилась. То ли поменялось магнитное поле планеты, то ли звезды стали светить по-другому, то ли случилось что-то еще, однако в каждой десятой семье вдруг начали рождаться маги.

Скоро молодых волшебников оказалось так много, что в учебных заведениях при наборе студентов появился конкурс, а при устройстве их на работу – конкуренция. И хотя последнее явление было закономерным, говорить о том, что не всякий маг сможет найти высокооплачиваемую работу в столице, было не принято. Услуги чародея всегда востребованы, стоят дорого – и никак иначе. Дурацкий вопрос престижа, который намертво вбивался в головы школьников и студентов.

В Синерии – столице моего родного Кетля страшекурсники магакадемий и магуниверситетов были в курсе, что им придется нелегко – найти работу реально только после двух лет стажировки в каком-нибудь ведомстве или у отдельного профессионала. И чем престижнее место стажировки, тем больше вероятность в последствии занять теплое местечко.

А здесь, в Кирии – столице соседнего Кесселя, где стажировка после учебы не предусмотрена, профессия мага до сих пор считается чем-то незыблемо великим. На то, что будущим волшебникам приходится после выпускного вечера обивать пороги в поисках работы, а потом трудиться за гроши, потому что с высокомерным требовательным колдуном мало кто захочет иметь дело, до последнего времени просто закрывали глаза. Хочешь красиво жить – придумай самостоятельно как это сделать.

Но в какой-то момент начальники из министрества магобразования решили-таки просветить студиозусов по поводу того, как именно нужно предлагать свои услуги работодателям, если те почему-то не кидаются с мольбой устроиться к ним на службу. Собственно ради этого психология общения и была включена в учебную программу. Правда, сделали ее не обязательным предметом, а факультативом.

Не знаю, как в других учебных заведениях, а в колледже Магических искусств с этим факультативом образовалась проблема – студенты не изъявили желания его посещать. Мол, негоже им, колдунам, изучать такую ерунду.

Руководство было с ними абсолютно согласно, и, быть может, закрыло бы глаза на полный игнор нового предмета, но систематические проверки из местного управления магобразования этого сделать не позволяли. Поэтому была разработана целая схема по заманиванию юных колдунов на бесполезный с их точки зрения факультатив. Разрабатывал ее человек творческий, не иначе, потому как посещать психологию общения надлежало штрафникам – после занятий в качестве наказания. Лично мне это казалось забавным: кто-то, набедокурив, отправлялся вручную мыть коридоры, кто-то вытирать пыль в библиотеке, а кто-то слушать лекцию о том, как нужно разговаривать с потенциальными клиентами.

Юные умы, впрочем, ничего забавного в этом не видели, да и преподаватели тоже. Потому что лекции сводились к механическому зачитыванию текстов из учебников, позаимствованных в одном из немагических университетов, и не менее механическому переписыванию их в тетради. В общем, скучно, муторно и бессмысленно, так как ни зачета, ни экзамена по психологии предусмотрено не было, студенты из этого факультатива не выносили для себя ничего полезного, а преподаватели, которым за ведение предмета доплачивали сущие гроши, делать занятие интересным не собирались. Они бы с удовольствием сами уклонились от посещения «камеры пыток», но и студентам, и педагогам после лекции надлежало расписываться в специальном журнале посещений, который поручили вести завхозу. А тот, обиженный на то, что у него забрали хозяйственное помещение, чисто из вредности строго следил за тем, чтобы факультатив по психологии посещался аккуратно. Впрочем, польза от нового занятия все же была – нарушений в колледже стало гораздо меньше.

Меня же ни горе-предмет, ни страдания несчастных нарушителей спокойствия не касались. До сегодняшнего утра, пока в лаборатории, за которой я была закреплена, не появился его директор господин Дирон Мюре собственной персоной – невысокий кругленький старичок, который торжественно объявил мне о грядущим повышении.

- Знаете, Лора, есть что-то неправильное в том, что молодая красивая девушка целыми днями сидит в лаборатории, - сказал он. – Тем более такая умная и ответственная, как вы.

Собственно, неладное я заподозрила сразу, как только увидела его на пороге кабинета, а после этих слов, уверилась в этом окончательно.

- Вы хотите мне что-то предложить? – осторожно спросила я.

- Еще и догадливая, - непонятно чему обрадовался директор. – Видите ли, Лора, у нас освободилось место преподавателя психологии.

Ага. Значит, еще один несчастный в ультимативной форме отказался вести эту лабудень. Четвертый за год, кажется. Разумеется, кому захочется тратить свое время за чисто символическую надбавку к зарплате? И раз уж директор сообщает мне об этом лично, значит дураков, согласных читать штрафникам лекции, больше не нашлось.

- Я предлагаю занять это место вам, - продолжил господин Мюре. – Думаю, вы неплохо справитесь. Сама знаете, ничего сложного в этом нет. Что скажете?

- Но я же не преподаватель, - пробормотала, судорожно думая, как бы отмазаться. – Смогу ли я справиться со студентами? Что, если они будут шуметь и откажутся меня слушать?

- Все это ерунда, Лора, - отмахнулся директор. – Во-первых, слушателей будет немного, во-вторых учащиеся уже… ээ…смирились, так сказать, со своей судьбой, а в-третьих, вам разве не нужны деньги? Зарплата у вас небольшая и прибавка лишней не будет. Я прав?

Прав, конечно. За свою работу я получаю гроши. Но смысл-то не в этом! Мне очень не хотелось бы лишний раз высовывать голову из лаборатории и мелькать перед людьми. Да и после окончания трудового дня есть чем заняться. Но спорить с начальством опасно. Я птица не того полета, чтобы высказывать свое «фи», мне слишком нужна работа в этом колледже, чтобы хоть как-то ею рисковать.

Собственно, так я и стала педагогом. С директором мы договорились, что место в лаборатории по-прежнему останется за мной, а факультативные занятия, которые мне надлежит теперь вести дважды в неделю, будут оформлены, как совмещение обязанностей.

И теперь я стояла в аудитории 15 «а» и рассматривала хмурые лица новоиспеченных учеников. Их было немного, человек семь: трое с первого курса, двое с третьего, один с четвертого и даже один с пятого курса – будущий выпускник.

- Меня зовут Лора Лорт. И я буду вести у вас этот факультатив.

Энтузиазма мое заявление, разумеется, не вызвало, только равнодушное пожатие плечами.

- А я вас знаю, - вдруг сказала первокурсница, единственная девушка в этом кабинете, если не считать меня саму. – Вы лаборантка с нашей кафедры зелий и снадобий.

- О! – вяло трепыхнулся субтильный юноша, сидевший за последней партой. – Нормальные преподы закончились? А кто будет следующим? Уборщица?

- В самом деле, - лениво подал голос пятикурсник, темноволосый смазливый парень, вольготно развалившийся за первой партой. – Мы, конечно, понимаем, что сидеть в этом болоте не хочется никому, но неужели не нашлось кого-нибудь…, - он окинул меня придирчивым взглядом. – Более опытного?

Честно говоря, что-то подобное от них я и ожидала. Даже хуже. Разве можно при первой встрече воспринять всерьез преподавателя, который немногим старше тебя? Взять хотя бы этого темноволосого за первой партой. Разница в возрасте между нами года три, не больше. А вот насчет опыта он не прав. И ох как не прав!

Я спокойно прошла через аудиторию и уселась на учительский стол. Лица «детишечек» из хмурых стали удивленными.

- Все высказались? – поинтересовалась я. – Если кто-то еще собирается плюнуть ядом, пусть плюет. Факультатив начнем, когда все успокоятся. Я сегодня никуда не тороплюсь. А вы?

Они молча раскрыли тетради и приготовились писать.

- Макулатуру свою можете убрать, - сказала и снова поймала их удивленные взгляды. – Впрочем, если кто-то захочет записать то, что я буду рассказывать – пожалуйста. Но специально диктовать я не стану.

- А разве наши конспекты не нужно показывать господам из управления магобразования? – спросила девушка-первокурсница. – Нам говорили, что мы пишем их именно для этого.

- Скопируете из учебника, - пожала я плечами. – Или у своих однокурсников.

Студенты переглянулись. Неужели никому из них это не приходило в голову?

- Второстепенные вопросы оставим на потом, - я уселась на столе поудобнее и вынула из кармана брюк лист бумаги со списком штрафников, который любезно составил для меня завхоз. – Наше общение мы, пожалуй, начнем со знакомства. Как зовут меня, вы знаете, теперь я хочу узнать ваши имена.

Я бросила взгляд на бумагу.

- Индира Дайе, - вопросительно взглянула на девушку, та кивнула. – Грег Вокс?

Сидящий рядом с ней парень-первокурсник вскинул руку.

- Марк Дорет?

Темноволосый пятикурсник равнодушно помахал мне рукой.

- Кристиан Лотт?

- Это я, - подал голос субтильный острослов с задней парты.

- Валех Копервельд?

Огненно рыжий паренек с третьего курса чуть привстал со своего места и кивнул головой.

- Динар Воракс?

- Я, - ответил еще один третьекурсник, сидящий рядом с ним.

- Дориан Топ?

- Имеется, - широко улыбнулся пухленький первокурсник, устроившийся за Марком Доретом.

- Вот и прекрасно, - я отложила бумагу в сторону и внимательно посмотрела на студентов. – Раз уж нам с вами предстоит провести вместе некоторое время, предлагаю провести его с максимальной пользой. Я не буду читать вам эту книгу, - кивнула на старенький учебник психологии, лежавший на другом конце стола. – Я расскажу то, что действительно может вам пригодиться после окончания учебы.

Взгляды студентов стали заинтересованными.

- Итак. Представьте себе, что вы сдали выпускные экзамены, получили диплом, и даже помахали на прощание рукой директору и злобной гардеробщице с цокольного этажа. Что дальше?

- Университет? – предположил Динар Воракс.

- Допустим, - согласилась я.

Это вполне логично. Многие молодые люди используют учебу в колледже, как трамплин к поступлению в университет, ведь за высшее образование в Кесселе нужно платить деньги, а выпускников средних специальных учебных заведений принимают бесплатно. Именно поэтому колледжи мучают постоянными проверками, а потом с большим удовольствием закрывают.

- Некоторые из вас после выпускного вечера пойдут работать, а некоторые действительно поступят в университет. Но вы не малые дети и должны понимать - даже имея за плечами вуз, нет гарантии, что вас сразу возьмет в помощники королевский маг, или в качестве эксперта позовет на работу какое-то серьезное учреждения. Вы должны быть готовы к тому, что придется либо наняться в какую-нибудь мелкую фирму по оказанию населению магических услуг, либо отправиться в провинцию в помощники местечковому колдуну. Но это, разумеется, при условии, что вы не планируете зачищать нежить на Валенских болотах или у вас нет высокопоставленных родственников, которые смогут обеспечить престижной работой с высоким заработком.

Судя по вновь помрачневшим лицам штрафников, высокопоставленных родственников не было ни у кого, а борьба с нежитью особо не прельщала.

- Важно не просто найти работу, но и суметь удержаться на ней. А в идеале, создать себе такую репутацию, чтобы вас попытались переманить более платежеспособные работодатели. Как вы считаете, что для этого нужно?

- Знания, - тут же ответил Дориан Топ. – Учиться надо хорошо.

- Надо уметь колдовать, - добавил Кристиан Лотт. – Ну, то есть уметь применять на практике то, чему нас учат.

- И вежливыми надо быть, и ответственными, - вставила Индира Дайе.

- Нужно иметь мозги, - сухо сказала я. – И уметь ими думать. Этому мы и будем с вами учиться.

- Думать все умеют, - фыркнул Кристиан Лотт.

- Правда? Давайте проверим, - предложила я. - Представьте себе ситуацию – к вам за помощью обратилась клиентка.

Я сделала пасс рукой и перед студентами возникла фигура худенькой старушки в простеньком платье, грубых туфлях и старомодной шляпке. Штрафники вытаращили глаза. Ну да, иллюзии мне всегда удавались особенно хорошо.

- Ах, господин чародей, тако горе, тако горе, вся надежа токмо на вас! – сказала я, стараясь говорить скрипучим старческим голосом. – У меня в погребе завелась нечисть! Мешки с крупой рветь, банки с соленьями бьеть, окорок копченый обглодала до косточки! Когда сын мой тудыть сунулся, все ноги ему искусала, а они у него потом язвами покрылись! Помогите, господин чародей! Ну, что будете делать? – спросила я студентов уже нормальным голосом.

- Зачищать, - ответил Лотт. – Надо поехать к этой женщине домой и там, на месте разобраться.

- Может, стоит сначала поговорить с этой дамой? Спросить у нее что-нибудь?

- Откуда она приехала? – поинтересовался Валех Копервельд.

- Из Равской впадины, - сказала я. Интересно, догадаются или нет?..

- Значит, нужно брать оружие и ехать, - уверенно сказал Копервельд. Остальные закивали головами.

Не догадались.

- Раз бабушка говорит, что нечисть у нее в погребе, скорее всего, там завелось что-то маленькое, - продолжил Валех. – Может, киринюк или ушонок. Они часто продукты портят. И от их укусов аллергические реакции бывают.

Я улыбнулась.

- Вы неплохо знаете материал, Валех.

Он улыбнулся мне в ответ.

- И все-таки вы не правы. Еще варианты?

- Может, это рурки? – предположил Грег Вокс. – Они тоже могут в подвалы или погребы пробираться и безобразничать. Только их убивать не обязательно. Нам рассказывали, что тут нужен ритуал изгнания, рурк тогда сам уйдет.

- Рурки мясо не едят, - возразил Дориан Топ. – А клиентка говорит, что у нее в погребе окорок обглодан. Окорока обычно под потолком подвешивают, а значит завелась тварь которая или умеет летать, или лазать по стенам. Мне кажется, это горонек или вайля.

- Интересное предположение, - сказала я. – Еще версии будут? Нет? Ну что ж, господа чародеи, давайте теперь включим мозг. Посмотрите внимательно на клиентку. Ничего необычного не замечаете?

Они рассматривали ее минут пять. Индира даже встала со своего места и подошла к иллюзорной старушке поближе. Собственно, ее первую и осенило.

- Шляпка! – воскликнула девушка. – На бабушке шляпка!

- И что? – не понял Дориан.

- В Кирии и окрестностях старушки носят платки, или ходят с непокрытой головой. Тут слишком ветрено – шляпу может сорвать с головы и унести ветер.

- Верно, - согласилась я. – А где же носят шляпы?

- На юге, в Лоренции, - уверенно сказала Индира. – Там очень солнечно. Шляпы носят все. Я точно знаю, ведь у меня там тетя.

- Значит, Равская впадина, в которой живет клиентка, находится в Лоренции? – уточнила я.

- Ну да, наверное, - задумалась первокурсница. – Да, точно! Есть там такая деревня!

- И?..

Индира пожала плечами. Я посмотрела на остальных студентов. Они молчали.

- В Лоренции не водится нечисть, - вдруг подал голос Марк Дорет. – В этой провинции находятся три храма с сильными артефактами, которые не дают ей туда попасть. Клиентка ошиблась, у нее в погребе завелся кто-то другой.

- А кто? – весело спросила я. Ну наконец-то!

- Крысы, например, - предположил Дорет.

- Совершенно верно, - сказала я, студенты же громко вздохнули. – Возможно, грызуны свили там гнездо и принесли потомство. Этим можно объяснить обглоданный до костей окорок и покусанного человека – детенышей нужно кормить и защищать. Крысы очень ловкие и умные создания, поэтому могли достать даже высоко висящее мясо. А еще они часто переносят разные болезни, и способны через укус заразить человека каким-нибудь недугом. Отсюда и язвы на ноге.

Я оглядела притихших студиозусов.

- Вам нужно было подробно расспросить клиентку о том откуда она, да и вообще вызнать все возможные подробности дела. Тогда стало бы понятно, что деревня, где старушка живет, располагается практически на границе с другой провинцией, на которую чары защитных артефактов не распространяются, поэтому о нечисти и нежити бабушка от своих соседей слышала неоднократно. А то, что у нее самой эти паразиты в принципе завестись не могут, не знает, так как не разбирается в наших с вами «магических штучках». Да-да, - подтвердила я, глядя как переглядываются между собой мои ученики. – В провинциях полно простых людей, которые не видят смысла забивать себе голову чем-то, кроме своих повседневных дел.

- Значит, бабушка приехала к нам зря? – спросил Копервельд. – Раз ее дело не по магической части?

- Да. Поэтому ваша задача – либо максимально корректно объяснить, что никакой нечисти у нее нет и перенаправить в службу санитарного контроля, либо продать заговоренную отраву от грызунов, дабы ее визит не был напрасным ни для нее, ни для вас. Но если вы, не выяснив подробностей, рванули бы в Равскую впадину и обнаружили там не мелкую нечисть, а крупных крыс, то вместо денег имели бы зря потраченное время и, возможно, репутацию колдуна-крысолова у своих коллег.

Штрафники усмехнулись. А я просмотрела на часы.

- На сегодня все. Можете быть свободны.

 

ГЛАВА 2

 

Кирия, Кессель

 Домой я возвращалась в приподнятом настроении. Первый мой факультатив прошел неплохо, студенты оказались вполне адекватными и сообразительными, в лаборатории я успела сделать необходимую работу – все просто отлично. Немного, правда, огорчал тот факт, что импровизируя на занятии со штрафниками, я немного перегнула палку. Что поделать, времени подготовиться у меня не было. Спасибо, успела хоть примерно обдумать то, о чем буду им рассказывать. «Детишки», конечно, скоро зададутся вопросом – откуда простой лаборантке известен способ создания объемных материальных иллюзий, и откуда она знает, о чем нужно спрашивать деревенских старушек.

Врать я им не буду, но и всей правды, разумеется, не расскажу. Зато смогу продемонстрировать на собственном примере, как повернулась жизнь одной из лучших выпускниц зарубежного магического университета. Чтобы уяснили – дар волшебства не убережет от кульбитов судьбы.

Возле дома меня ждали. Рядом с калиткой мелькала рыжая шевелюра соседки Клариссы Бамс – моей постоянной покупательницы. Что ж, официальный рабочий день закончен, начинается неофициальный.

- Лора, дорогая, наконец-то ты пришла! – громко обрадовалась госпожа Бамс, когда я показалась из-за угла. – Я жду, жду, а тебя все нет и нет. На работе задержали?

- Ага, - ответила я, щелчком пальцев открывая магический замочек на калитке и жестом приглашая соседку войти. – Здравствуйте, Кларисса.

- Здравствуй, милая, здравствуй. Ох уж эта работа! Нет бедным женщинам от нее никакого спасения! Ты что же, опять похудела? Совсем тебя заездили в этом твоем колледже, скоро уж тень отбрасывать перестанешь. А я к тебе по делу, моя хорошая. Мне бы капелек для мужа моего… ну тех самых, понимаешь, да? А мне бальзама для волос, того, после которого они кудряшками ложатся.

- Так ведь вы же у меня покупали бальзам на прошлой неделе, - удивилась я, пропуская говорливую соседку в дом. – Уже закончился? Так быстро?

- Ну что ты! Я его золовке отдала. Она, знаешь, как довольна? Необыкновенно! Так что ты мне два флакона дай, моя хорошая. Я ей в запас подарю. А там пусть сама к тебе приходит.

Вот и замечательно, теперь у меня на одного клиента больше. Маленькая торговля косметическими и лечебными снадобьями собственного приготовления, которой я занимаюсь уже месяцев восемь, отличная прибавка к моему небольшому жалованию. Да что там, без этой подработки мне пришлось бы туго. А так хватает и на еду, и на кое-какую одежду, и на то, чтобы снимать половину небольшого дома в трех кварталах от работы. Правда, дом этот – ветхая хибара, зато у меня есть отдельный вход, и даже маленький огородик, в котором можно выращивать некоторые травы для моих зелий.

То, что я живу на самой окраине города, рядом с дикой частью разросшегося главного городского парка, даже хорошо. Во-первых, действительно удобно добираться до колледжа – он на отшибе и я - на отшибе, во-вторых, в парке можно собирать то, что не удалось вырастить в огороде, в-третьих, здесь я веду тихую незаметную жизнь, и найти меня в этом хитром лабиринте стареньких частных домов, к счастью, очень непросто.

В Кирии я живу неполный год. Все это время я старалась как можно реже заводить знакомства – не больше, чем нужно для того, чтоб не прослыть нелюдимой злюкой. Скажу честно, с моим характером это было нелегко – общение мне нужно, как воздух. Но раз надо, значит, надо.

Правда, хм, нелегальная торговля значительно расширила круг моих знакомых, но я стараюсь больше слушать своих клиентов – соседей и их родственников, нежели рассказывать им что-то о себе. На всякий случай.

Вручив госпоже Бамс коробочку с флаконами, я вежливо проводила ее до двери. Потом заварила себе чаю и уселась в потертое кресло у окна ждать оставшихся покупателей. Каждый день ко мне приходят два-три человека. Да я и сама уже примерно знаю, кто конкретно должен прийти, поэтому снадобья всегда готовлю заранее. В этот раз кое-что пришлось варить в колледже во время перерыва на обед, потому что из-за моего внезапного повышения после работы времени на это совсем не осталось.

Клиенты, между тем, приходить не торопились. Я уже допила чай, помыла чашку и даже набросала примерный план факультативных занятий со студентами, но никто так и не объявился.

Когда же я уверилась, что этот вечер можно посвятить самой себе, в дверь нерешительно постучали. На пороге вместо очередного соседа обнаружилась незнакомая старушка в простеньком платье и с корзиной в руках - вроде той, которую я сегодня показала своим штрафникам.

- Добрый вечер, - вежливо сказала она. – Мне нужно лекарство от радикулита. Говорят, у вас есть такое, которое помогает.

За что люблю бабушек, так это за прекрасные формулировки. Хотя, конечно, ничего особенного эта старушка не сказала. Магические снадобья стоят в разы дороже обычных лекарств и далеко не всем старикам они по карману, а то, что продается в простых аптеках, помогает не всегда. Собственно, поэтому мои зелья и пользуются спросом – они магические, но стоят недорого. Строго говоря, они вообще ничего не стоят, ни на одно из них нет определенной цены. Клиенты сами решают платить мне за них или нет, а если платить, то сколько. Я помогаю всем, кто ко мне обратится, и от благодарности покупателей не отказываюсь. Жить как-то надо. Однако, стоит мне установить на свои снадобья цену, как, я уверена, явятся вежливые люди из магконтроля и оштрафуют меня на кругленькую сумму, как нелегальную знахарку, которая продает людям незарегистрированные препараты.

- Конечно, лекарство есть, - ответила я старушке. – Проходите в дом, я сейчас вам его принесу.

- Знаете…, - замялась женщина. – Мне нечем вам заплатить. У меня совсем нет лишних денег. Может быть, вы возьмете это?

Она приподняла свою корзину, и я увидела в ней яйца. Святые небеса! Десяток чистеньких куриных яичек. Внутри у меня что-то екнуло, а перед глазами яркой вспышкой встала картина недавнего прошлого, которое я твердо намеревалась забыть. Тогда такая же пожилая женщина протягивала мне корзину с куриными яйцами и чуть заискивающе говорила: «Не побрезгуйте, госпожа чародейка. Они свежие, только сейчас из-под курочки вынула. Вы к нам с добром, и мы к вам – с самым лучшим».

- Я могу дать вам зелье бесплатно, - чуть хрипло сказала старушке, справившись с внезапным волнением.

- Нет-нет! – испугалась клиентка. – Обязательно возьмите, это ж я нарочно для вас принесла.

А на меня снова накатило воспоминание – слова, сказанные строгим голосом, который я тоже изо всех сил желала забыть: «Всегда бери то, что они приносят. Даже если тебе это не нужно. Они верят, что если чародей ничего не взял за свою работу, то это очень плохая примета».

Я вежливо улыбнулась и взяла корзину.

 

***

Когда клиентка ушла, я, снова ощущая некоторое волнение, отыскала в платяном шкафу большую спортивную сумку, на дне которой лежала пара тетрадей с моими университетскими конспектами. Раскрыла одну из них – по природным чарам, и вынула большую фотографию, вырезанную много лет назад из какой-то синерийской газеты. Вырезанную в то время, когда мне казалось, что все в этой жизни радужно и прекрасно, когда не приходилось через третьих людей сообщать родным, что я жива и здорова, когда я начинала громко ругаться, если кто-то называл меня Лорой - терпеть не могла такое сокращение моего имени. 

Мужчине, смотревшему на меня с этого фото, на вид можно было дать не больше сорока пяти лет, хотя я точно знала, что на самом деле он гораздо старше. Мой взгляд медленно скользил по высоким острым скулам его строгого красивого лица, по элегантной бородке эспаньолке, по жесткой линии губ.

Эрик Дорн. Величайший маг. Мой кумир. Мой наставник.

Мой самый страшный и сладкий кошмар. Я осторожно провела пальцем по чуть шершавой поверхности фото. Перевела взгляд на запястье своей левой руки. На нем желтым цветом блеснул видимый только мне магический сигнальный браслет – моя головная боль последние одиннадцать месяцев.

Спасибо за подарочек, мастер. Если боги будут милостивы, через три месяца я, наконец, от него избавлюсь и смогу жить спокойной жизнью.

Я убрала фотографию в тетрадь, а тетрадь вместе с сумкой снова спрятала в шкаф под ворох одежды. Порефлексировала и хватит.

Вышла в коридор, подошла к висящему на стене зеркалу. Внимательно вгляделась в свое отражение. Сегодня утром мне показалось, что в моих каштановых волосах опять появились медные пряди.

Ну да, так и есть, естественный цвет начал проступать сквозь краску. Хм. А в карих глазах появилась прозелень, значит, к утру радужка полностью поменяет свой цвет. Утром нужно не забыть закапать глаза, а то снова придется врать коллегам про зеленые линзы, которые у меня появилось настроение надеть. И волосы покрасить надо.

Я вынула из висящего под зеркалом шкафчика ватный диск и косметическое молочко, тщательно протерла лицо, стирая дневной макияж. Кожа сразу стала светлее, на носу показались едва заметные точки веснушек. Такая, с порыжевшими волосами и позеленевшими глазами я снова стала похожа на саму себя. Доброго вечера тебе, Лорелея Ридли. Как же я по тебе скучаю!

 

***

- Лора, сегодня можешь уйти домой пораньше.

Мариса Кодер, старший преподаватель кафедры зельеварения, за чьей лабораторией я была закреплена, поставила передо мной держатель с грязными пробирками.

- Отменили занятия? – поинтересовалась я, открывая воду и прикидывая сколько моющего средства понадобится, чтобы отмылись подсохшие остатки зелий.

Раньше я не понимала, почему пробирки и колбы обязательно нужно мыть вручную, если есть заклинание чистоты. Спасибо моему незабвенному наставнику, который популярно объяснил и даже показал на опыте, что может случиться, если на сосуде, в котором смешиваются волшебные жидкости, останется хотя бы один только след ненужного волшебства.

- Отменили, - буркнула госпожа Кодер, приглаживая ладонью седые волосы. – Две пары.

- Ого! Студенты, должно быть, счастливы. А что случилось?

- Меня сегодня отправляют на переаттестацию.

Я оторвалась от мытья пробирок и удивленно уставилась на свою начальницу.

- Вас? Зачем? Вы ведь уже проходили ее в прошлом году.

- А вдруг я за это время выжила из ума, и преподаю нашим лоботрясам демоны знают что? Причем не только я, а еще вся кафедра чар и половина факультета боевиков.

То есть все пожилые преподаватели.

- Я угадаю – очередная проверка от магобразования?

- Очередная попытка закрыть наш колледж, Лора, - вздохнула Мариса. – Ладно мы, старичье. Детей жалко. Куда им податься, если нет денег на университет? Да и стены эти тоже жаль, колледж все-таки один из старейших в стране. Такие лаборатории, как у нас, не в каждом вузе имеются, знаешь ли.

Знаю. Собственно, поэтому я сюда на работу и устроилась.

- А тебе, говорят, факультатив поручили вести? – продолжала пожилая волшебница. – Вот! Закроют нас, гаденыши, и никакого карьерного роста для молодежи. Эх!.. Хоть бы учебный год дали закончить.

Это да. Но лично мне и трех месяцев хватит. А вот студентов действительно жалко.

Я дождалась, когда за госпожой Кодер закроется дверь, мысленно досчитала до тридцати и отправилась в лабораторную кладовку. Вообще кладовок было две – в одной хранились травы и заготовки для снадобий, во второй - разный хлам. Мне нужна была вторая.

Там, под пологом невидимости дозревал мой билет в свободную жизнь – зелье, увеличивающее на несколько минут магическую силу волшебника почти в пять раз. Когда я его выпью, теоретически буду способна сама и без последствий снять со своей руки этот треклятый сигнальный браслет.

Варился эликсир не долго – всего полтора часа, а вот ингредиенты для него я собирала полгода – что-то сорвала в лесу, что-то, скопив денег, купила в магических лавках и аптеках города.

В принципе, я могла бы хорошо сэкономить время, ведь все нужные мне составные части хранились в кладовке № 1, но присвоить их банально не позволила совесть. Я ведь не воровка.

Хотя кого я обманываю! Воровка, да еще какая. Обокрала такого серьезного чародея, что криминальные элементы и Кетля, и Кесселя удавились бы от зависти. То, что пришлось стянуть его магические наработки для собственного спасения, честно говоря, утешало мало. Все-таки он мне доверял. Тем более, стоимость этих самых наработок такова, что мне не выплатить ее, даже если я продам себя в рабство или на органы. Так что этот эпизод  останется темным пятном на моей совести.

Я вошла в кладовку, аккуратно прикрыла за собой дверь и сняла полог невидимости. Посреди маленькой комнаты появился столик, на котором под прозрачным колпаком стояла колба с жидкостью. Я склонилась над ней, подсвечивая себе магическим огоньком. Жидкость оказалась ярко бирюзового цвета. Что ж, отлично. Первый этап созревания эликсир прошел. Свой цвет он должен будет сменить еще три раза, прежде чем станет прозрачным, как слеза и, соответственно, готовым к употреблению. Будем ждать.

Я погасила огонек и вышла из кладовки.

Госпожа Кодер говорила правду – лаборатории в колледже Магических искусств действительно шикарные – с отличным оборудованием и всегда полным набором необходимых ингредиентов для зелий. Впрочем, это единственное, что в КМИ шикарное. Многие аудитории и коридоры поддерживаются в надлежащем состоянии только силой волшебства, ибо денег на их ремонт нет. Тоже самое касается медицинского отделения и даже библиотеки – многие учебные пособия старые, если не сказать устаревшие. Директор, конечно, пытается удержать колледж на плаву, но в одиночку и под прессингом местных чиновников ему приходится ох как непросто.

На этом-то, по всей видимости, и хотят сыграть господа из магобразования. Даже если преподаватели успешно пройдут их проверку, то студенты, в случае чего, вряд ли, потому как программа обучения, мягко говоря, отличается от современных веяний. Нет, базовые знания юные колдуны, конечно, получают в полной мере, но ведь этого недостаточно. Магия не стоит на месте - проведено множество самых разных исследований, придумана целая куча новых заклинаний. Вот только КМИ все это обходит стороной.

Получается не справедливо.

В принципе, я могла бы немного помочь студентам с новыми знаниями, но как это сделать, не привлекая к себе внимание?..

 

***

«Детишечки» меня ждали. Когда в пятницу, после окончания основных занятий, я вошла в аудиторию 15 «а», они уже сидели за партами. Окинув их взглядом, я отметила, что сегодня мои штрафники не стали рассредоточиваться по всему кабинету, а заняли места на первых партах.

- Доброго всем дня, - поздоровалась я.

Мне ответил дружный нестройный хор голосов.

- На этом занятии мы с вами обсудим ситуацию, с которой сталкиваются все, кто работает с людьми.

Я сделала пасс рукой и перед студентами, как и в прошлый раз, возникла иллюзия. Теперь это был плотно сбитый мужчина лет пятидесяти в мешковатых штанах, добротных ботинках и дешевой рубашке.

- Прежде чем клиент изложит свою проблему, я хочу, чтобы вы внимательно на него посмотрели, и рассказали мне о нем все, что сможете.

Рыжий Копервельд тут же вскинул руку.

- Пожалуйста, Валех.

- Этот мужчина относится к среднему классу, - сказал студент. – Типичный работяга.

- Почему?

- Судя по одежде. Все, что на нем надето, можно купить у рыночных торговцев за совсем небольшие деньги. Зато носиться будет лет десять, не меньше. Для рабочих самое то. К тому же именно они обычно носят такие мешковатые брюки.

- Отлично. Еще?

- Его вещи или новые, или парадно-выходные, - добавил Кристиан Лотт. – И волосы как-то зализаны.

- И что это значит?

- Ну…, - задумался парень. – Он, наверное, хотел хорошо выглядеть. Может быть, перед тем, как идти к магу, волновался.

- Все верно, - подтвердила я. – Это обычный трудяга, который впервые в своей жизни обратился за помощью к волшебнику. Теперь давайте его выслушаем.

На этот раз я не стала утруждать себя воспроизведением речи клиента, поэтому иллюзорный мужчина заговорил сам.

- Здрасьте, г-господин чародей, - хрипло и чуть заикаясь, сказал он. – Я тут вот по какому в-вопросу… Я, наверное, отрываю в-вас от ваших магических дел, вы уж простите… Да я б и не пришел, а только жена заставила. Говорит, иди, позови господина чародея, а то житья совсем нету. Она у меня такая, Данья моя. Ежели привяжется, то не отстанет, да. Мы с ней уже лет тридцать вместе, я привык, а других шибко удивляет, какая она напористая…

Я щелкнула пальцами и мужчина замолчал.

- Он будет рассказывать вам про свою жену до вечера. Потом расскажет про детей, про тещу, про соседа и дворовую собаку. Возможно, его уносит в сторону от цели посещения из-за волнения. Или потому что вы для него - свободные уши. В любом случае, вам необходимо, дождавшись в его речи хоть какой-то мало мальской паузы, вежливо перевести беседу в нужное русло.

Щелчок пальцами, и «клиент» снова «ожил».

- … и спуску никому не дает! Да это, господин чародей, и правильно, люди ж сейчас такие, что тихим быть – себе дороже.

- Уважаемый, - перебила я свою иллюзию. – Что же случилось, раз супруга отправила вас ко мне?

- А, - спохватился мужчина. – Так это, тарелки у нас летают.

- Тарелки? – переспросила я.

- Ну да. Раньше редко случалось. Мы и внимания не обращали. Ну упала, ну разбилась. Мало ли, лежала плохо. А тут через всю кухню стали летать. Данье моей вчера прямо по голове досталось. В шкафах двери хлопают сами по себе. Внуки очень пугаются. Может, это нежить какая? Еще покусает…

Я вопросительно посмотрела на студентов.

- Полтергейст? – предположила Индира Дайе.

- Подождите! – воскликнул Грег Вокс. – Мы так снова ошибемся. Уважаемый, где вы живете?

- Да здесь, в Кирии, - ответила иллюзия. – На улице Цветных колокольчиков.

- И что это нам дает? – скептически поинтересовался Лотт.

- То, что это явно не нежить, - подал голос Динар Воракс. – В Кирии нежить дальше окраин не гуляет. А улица Цветных колокольчиков находится в рабочем квартале. Это хоть и не в центре города, но и не на отшибе. Так что, может, и полтергейст.

- Скажите, - обратился к «клиенту» молчавший до этого Марк Дорет, - а у ваших соседей тоже хлопают дверцы и сами по себе летают тарелки?

- Нет, - ответил тот. – Только у нас.

- Думаешь, виноваты соседи? – хмыкнул Кристиан Лотт.

- Нет, - спокойно сказал Дорет, небрежным жестом поправляя волосы. – Если вспомнить теорию, полтергейсты появляются в том месте, где истончается межпространственная грань. Судя по тому, что рассказывает этот господин, в его доме образовалась «дыра», через которую и пробрался пакостник. Но она появилась давно, поэтому логично предположить, что грань могла истончиться где-нибудь еще, поблизости. И мне кажется странным, что у соседей нет никаких проблем с летающей посудой.

Студенты, было забывшие обо мне в пылу своих рассуждений, уставились на меня вопросительными взглядами.

- Госпожа Лорт, это полтергейст? – прямо спросила Индира.

- Полтергейст, - так же прямо ответила я. – Но рассуждения Марка верны. Действительно, очень странно, что пакостник появился только в одном доме. Есть соображения - почему?

Соображений не было. Студенты задумчиво рассматривали иллюзорного «клиента» и молчали.

- Скажите, любезный, - вдруг осторожно спросил у него Дориан Топ, - дом, в котором вы живете, он, наверное, старый? 

- Ну ясное дело, - откликнулся «работяга». – На новострой разве ж на заводе заработаешь?

- И живете вы в нем давно, - продолжил Дориан.

- С рождения, - подтвердила иллюзия.

- Скажите, любезный, а домовой у вас имеется?

У меня появилось желание поаплодировать сообразительному парню.

- Нет, - вздохнул «клиент». – Чем-то мы ему насолили. Ушел он от нас, давно – несколько месяцев уж прошло.

- Ну конечно! – хлопнул себя по лбу Марк Дорет. – Улица Цветных колокольчиков! Одна из десяти улиц города, где еще сохранились старые дома с домовыми! Поэтому у его соседей и нет полтергейста – их хранители вовремя штопают пространство своей магией и оберегают жилье от потусторонних вредителей. А раз в доме этого господина хранителя нет, то и пространство под угрозой разрыва. Отсюда и «дыра».

- Все верно, - подтвердила я, развеяв иллюзию. – Вы все – большие молодцы. Теперь осталось решить, как будем помогать клиенту.

- Нужно поехать к нему, отправить полтергейста туда, откуда он пришел, а пространственную «дырку» залатать, - предложил Кристиан Лотт.

- Это поможет на пару месяцев, не больше, - не согласился Валех. – Потом грань снова истончится, опять появится прореха, и через нее вылезет новая неприятность.

- И что же делать? – спросила я.

- Я бы посоветовал семье этого человека или найти новое жилье, или сообщить о постоянных прорывах в службу магических инцидентов, - ответил Копервельд. – А лучше и то, и другое.

- Боюсь, у обыкновенного рабочего попросту не будет столько денег – ни на новый дом, ни на инцедентщиков, - возразила я.

- А может, приманить в дом нового домового? – спросила Индира. – Если появится хранитель, то он будет следить за тем, чтобы пространство оставалось целым. И никуда переезжать не понадобится.

- Да где же теперь домового возьмешь? – удивился Динар Воракс. – Они же, как старые дома снесли, или погибли, или, если хозяева позаботились, переехали на новое место. Можно предложить нашему клиенту купить несколько защитных амулетов, чтобы они рвущееся пространство сдерживали. Но их придется часто менять…

Студиозусы снова уставились на меня.

- Дыры в пространстве, как плесень на стенах, - сказала я. – Или уничтожаешь раз и навсегда, или мучаешься каждые полгода, пытаясь их вывести, когда они возникают снова. Динар, идея с амулетами неплохая, но тоже очень затратная. Проще уж действительно переехать. Однако, есть еще одно решение этой проблемы. Расскажите, что вы знаете о домовых?

- Они оберегают дом от разных напастей вроде пожаров, потопов или тех же полтергейстов, а семью, которая в нем живет, от серьезных болезней, - сказал Грег Вокс.

- Верно. Еще?

- Они почти бессмертны и живут в своем доме постоянно, - прибавил Кристиан Лотт, а потом вдруг, совсем, как Дорет, хлопнул себя по лбу. – Вот ведь!.. Ну конечно! Домовые привязаны к жилью особым ритуалом и не могут уйти, даже если их обидели. Могут баловаться или проказничать, но уйти – нет.

- Тогда почему наш клиент решил, что его домовой ушел? – весело спросила я.

- Наверное, хранитель по какой-то причине не может выполнять свою работу, - начал рассуждать Кристиан. – Например, его случайно заперли где-нибудь – ну там скрещенные ножи положили или еще что-то в этом роде. Или в семье постоянно ссоры, и у домового такая жуткая энергетическая диета, что случился упадок сил. В общем, нужно ехать к клиенту домой и спасать хранителя.

- Тогда он сам и полтергейста выгонит, и межпространственную «дыру» залатает, - подытожила я. – Что ж, вы абсолютно правы.

Мои штрафники радостно загудели. Я дождалась тишины и продолжила:

- Как видите, случай, который мы рассмотрели сегодня, одновременно и простой, и интересный. Однако, подобные заказы случаются редко. В основном работа мага – это та же рутина, что и везде. В вузах и колледжах любят рассказывать студентам о разных необычных ситуациях, которые могут с ними когда-нибудь произойти, но при этом забывают объяснить, как вести себя в простых ситуациях, тех, что бывают каждый день. Самая главная проблема после выпуска из учебного заведения – свыкнуться с мыслью, что нас если и ждут великие дела, то далеко не сразу. Сначала будет поиск пропавших вещей, изгнание пакостных сущностей или мелкой нежити и прочая ерунда, которая, в отличие от великих дел, случается постоянно. Сейчас вы здорово работаете все вместе – рассуждаете, предлагаете разные идеи. Но после учебы, скорее всего, будете трудиться поодиночке или с одним единственным напарником. Вряд ли у вас будет возможность сидеть в кабинете и рассуждать, как мы сейчас. Скорее всего, придется выезжать на место и разбираться там. Но чтобы не терять драгоценное время, которое, как известно, еще и стоит денег, вы должны научиться задавать правильные вопросы и за короткий срок собирать максимум возможной информации о своей будущей работе. Чтобы сделать ее не только качественно, но и быстро. Мы еще отработаем с вами навык прямого общения с клиентами, ведь попадаются такие люди, которые не могут связать двух слов, и от них очень трудно добиться, зачем они вообще обратились к магу, есть такие, которые, как старушка с нашего прошлого факультатива, приходят не по адресу. Вам нужно будет учиться находить подход ко всем, ведь их проблемы – это ваш заработок.

Студенты слушали меня с широко распахнутыми глазами. Я улыбнулась.

- На сегодня занятие окончено. Встретимся во вторник.

 

***

После работы я зашла в магазин. Еще утром мне подумалось, что раз уж удалось разжиться домашними куриными яйцами, сами боги велели напечь к выходным булочек с корицей.

В отличие от многих современных людей, я никогда не страдала «болезнью супермаркетов» - той самой, что заставляет человека, который пришел за бутылкой молока, скупить половину магазина. Но в этот раз мои покупки едва уместились в три больших пакета. Как-то вдруг вспомнилось, что дома закончилось почти все – от продуктов до средств гигиены и бытовой химии.

На выходе из магазина меня ждали. Возле автоматических дверей я буквально столкнулась со своим штрафником-пятикурсником.

- Позвольте вам помочь, госпожа Лорт, - предложил Марк Дорет, забирая у меня из рук пакеты.

Хм. Вообще, вряд ли бы я надорвалась, если б несла их домой сама – заклинание левитации и никаких проблем. Но раз молодому человеку так хочется потаскать тяжести, на здоровье.  

- Вы оказались здесь случайно или нарочно ждали меня, Марк?

- Ждал, - честно ответил он.

- Зачем?

- Я хотел поговорить с вами по поводу факультатива.

- Вы могли подойти после занятий. Или найти меня на перемене в лаборатории.

- Мне бы не хотелось, что б наш с вами разговор услышали, - сказал Дорет. – Я не займу много вашего времени, обещаю.

- Что ж, излагайте, - заинтересовалась я.

Мы свернули на соседнюю улицу и неторопливо пошли в сторону моего дома.

- Нам всем очень нравятся ваши занятия, госпожа Лорт, - сказал Марк. – Они интересные и необычные. А самое необычное в них, уж не сочтите за грубость, это вы – якобы скромная незаметная лаборантка. Госпожа Лорт, я был очень впечатлен вашей иллюзией старушки-южанки и попросил на одном из занятий сотворить подобное нашего преподавателя по чарам. Знаете, его иллюзия выглядела иначе. Не то, чтобы она оказалась хуже. Скорее, была менее достоверной. Я немного порылся в библиотеке… в главной городской библиотеке. И узнал, что материальные иллюзии, подобные вашей, способны создавать только маги с очень высоким уровнем силы. Мне показалось странным, что волшебница такого уровня работает за гроши в лаборатории нашего захудалого колледжа.

О! Я, честно говоря, думала, что этот разговор состоится не скоро. Ну да ладно, так даже лучше.

- Чего вы хотите от меня, Марк? – поинтересовалась я, попутно удивляясь, как это он не запыхался во время своего монолога. Пакеты ведь тяжелые.

- Правильнее сказать чего я не хочу, - ответил он. – Я не хочу, чтобы вы уходили от нас, госпожа Лорт. Не знаю, что именно привело вас в КМИ - уж точно не хорошая счастливая жизнь. Но я сомневаюсь, что вы задержитесь у нас надолго. Не уходите хотя бы до конца этого учебного года. С вами у нас есть шанс научиться хоть чему-то прежде, чем КМИ закроют.

- Не преувеличивайте мои достоинства, Марк, - сказала я. – В колледже хорошие преподаватели. Большинство из них – опытные талантливые маги.

- Вы ведь поняли о чем я, - чуть насупился парень.

- Ничего не могу обещать, - ответила честно и серьезно. – Разве что в ближайшее время дать вам и вашим сокурсникам максимум информации, которая в дальнейшем может пригодиться. Я ведь действительно не планирую работать в вашем колледже всю жизнь.

Несколько метров мы прошли молча.

- Скажите, Марк, вы решили поговорить со мной сам или по просьбе друзей?

- Сам, - ответил он. – Остальные после занятий поудивлялись вашим талантам – дескать, какой самородок в лаборатории прятался, и больше эту тему не поднимали. Заинтересовался только я.

- Какой вы, однако, умный и целеустремленный, - улыбнулась я.

- Я такой, - он улыбнулся мне в ответ. – Меня очень привлекают загадки и тайны, а в вас точно есть и то, и другое.

- Да какие загадки, - отмахнулась я. – Я ведь из Кетля, Марк. Там после окончания университета предусмотрена стажировка. Два года. У меня она была очень… активной. Даже слишком. И последующая работа тоже. Так что на факультативах я рассказываю вам о том, с чем сталкивалась сама. Что до моей должности в КМИ… Так уж вышло. В жизни случается такое, что любой работе будешь рад.

- Да ладно, - пожал плечами Дорет. – Я и не рассчитывал, что вы мне все о себе расскажете.

Когда до калитки моего дома оставалось несколько метров, я остановилась и забрала у него свои пакеты. Дорет отдал мне их не сразу, на мгновенье задержал в своих руках.

- Я о вас ничего не кому не скажу, - сказал пятикурсник, когда я подняла на него глаза. – Ваши тайны - ваше право.

 

***

Дома, разложив покупки, я сразу же занялась выпечкой. Люблю ручной труд - во время приготовления пищи, стирки и уборки очень хорошо думается.

Мука, масло, яйца, молоко…

А этот Дорет не так прост, как мне показалось сначала. Такой, вроде бы, ленивый вальяжный мачо, который время от времени подает голос, дабы все видели, что он еще и думать умеет. И тут, гляди ж ты, собран, быстр, прямолинеен. Все подмечает, сравнивает, делает выводы.

… добавить сахар, чуть соли и соды, дрожжи. Хорошенько перемешать…

Мне, конечно, стоило бы после этого разговора вести себя осторожнее – нашелся один сообразительный, найдутся и другие. Но, демоны, как же надоело прятаться! Как хочется вернуть свое имя, свою внешность и устроиться на нормальную работу, где можно свободно общаться с коллегами и не бояться демонстрировать знания и способности.

… накрыть полотенцем и поставить в тепло…

Ничего, скоро все у меня будет хорошо.

А Марка можно понять. То, что я могу рассказать, в КМИ не расскажет никто. И это он еще не знает, каким заклинаниям я могу научить!.. Мне, в сущности, не жалко, а студентам будет полезно. Нужно намекнуть сообразительному юноше – пусть ненавязчиво объяснит сокурсникам, чтобы не болтали лишнего про наш факультатив другим преподавателям. Мне сейчас популярность ни к чему.

…создать вокруг чашки с тестом тепловую сферу. Так оно дойдет быстрее.

Надо внимательнее приглядеться к студентам, вдруг среди них есть еще уникумы. Все они, безусловно, ребята умные, могут в будущем преподнести немало сюрпризов.

Помнится, недооценила я однажды одного человека - не думала, что в нем кроме магии, есть еще целая куча интересных качеств.

Тепловая сфера мягко переливалась голубым светом. Я села перед ней на стул и смотрела, как прямо на глазах начинает подниматься тесто.

А ведь тогда все тоже началось с булочек с корицей. Впрочем, нет. Булочки были позже, а началось все с первого занятия по зельеварению у шестикурсников Синерийского магического университета…

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям