0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Говорящая с призраками » Отрывок из книги «Говорящая с призраками»

Отрывок из книги «Говорящая с призраками»

Автор: Шкутова Юлия

Исключительными правами на произведение «Говорящая с призраками» обладает автор — Шкутова Юлия. Copyright © Шкутова Юлия

Глава 1

Осень понемногу вступала в свои права, окрашивая листву в жёлтые, оранжевые и красные тона. Особенно своим ярким убранством радовали клёны. И как-то совсем не хотелось думать, что вскоре вся эта красота будет лежать под ногами, безжалостно растоптанная спешащими по своим делам прохожими. А потом и вовсе убранная в грязные кучи расторопными дворниками. Но до этого оставался ещё как минимум месяц, а пока можно было позволить себе ненадолго замереть, не обращая внимания на окружающую суету, и просто любоваться осенними красками природы.

Вот и тори Эллария Резнак с удовольствием бы задержалась у ограды парка, но время беспощадно поджимало. Поэтому девушка, бодро цокая каблучками по брусчатой мостовой, спешила как могла. Ибо это не дело — опаздывать на работу. Особенно когда всего полгода назад взяли на должность, о которой Эллария мечтала все пять лет обучения. Хорошо хоть, квартиру снимала относительно недалеко, всего лишь в трёх кварталах от святая святых — главного королевского архива. И когда до вожделенной цели оставалось всего ничего, случилась первая неприятность за этот день. Ночью прошёл сильный дождь, напоминая о себе прохладной свежестью и часто попадающимися лужами. И именно по одной из таких луж на приличной скорости проехал чёрный монстр, сверкая чистыми, глянцевыми боками.

На свою беду Эллария как раз подходила к переходу и не успела отскочить назад. Грязная вода окатила её от пояса тёмно-бордовой юбки, запачкав и низ жакета, до кончиков любимых кожаных туфелек. Девушка вздрогнула и посильнее прикусила губу, чтобы не разразиться площадной бранью. Тори такие выражения не красили, но уж очень хотелось высказать всё, что она думает по этому поводу! А вокруг уже начали собираться люди, сочувственно охая и громко возмущаясь наглости некоторых водителей. Эллария же выдохнула, гордо подняла голову и, запомнив номер остановившегося перед поворотом обидчика, быстро зашагала в сторону огромного трёхэтажного здания. В другой день она обязательно залюбовалась бы и белоснежными колоннами, и светло-бежевым облицовочным камнем, и высокими окнами, сверкающими на солнце идеально чистыми стёклами. Но точно не сейчас, когда с одежды неприятно капало, а в туфлях чавкало. Право слово, такое чувство, будто Эллария сама встала в ту грязную лужу! Но больше всего дискомфорта добавляли переглядывания и перешептывания. Не стоило сомневаться, абсолютно все прохожие обратили внимание на её плачевный вид.

Пришлось приложить определённые усилия, чтобы не взлететь по широкой мраморной лестнице, а вполне спокойно, но быстро подняться. А дальше оставалось совсем недолго терпеть эти мучения. На проходной уже практически никого не было, кроме пары охранников в тёмно-зелёной служебной форме и нескольких запозднившихся сотрудников.

— Тори Эллария, вы в порядке? — обеспокоенно поинтересовался один из охранников, с заметным сочувствием рассматривая грязные разводы на мокрой ткани и мелкие песчинки, прилипшие к ней.

— Вполне, — заверила девушка и выдавила улыбку. — Не случилось ничего такого, с чем бы я не смогла справиться.

— Может, вам чем-нибудь помочь? — полюбопытствовал мужчина, не поняв намёка.

«Придушить того негодяя!» — кровожадно подумала тори Резнак, но вслух, конечно же, этого не сказала.

Ещё раз заверив, что она сама со всем справится, Эллария достала из сумочки небольшой металлический прямоугольник, к которому крепился овальный мутно-серый кристалл. Приложив его к углублению в мраморной тумбе, немного подождала, пока не раздастся мелодичный перезвон. Это означало, что пропуск принят и Эллария наконец сможет пройти дальше.

Учтиво распрощавшись с охранниками, девушка ступила в одну из трёх кабин, стоящих прямо напротив тумбы, и на этот раз приложила пропуск к небольшой панели, впаянной в полупрозрачную стену, произнеся:

—  Книжный отдел.

Пространство уже привычно заволокло белёсым туманом, и спустя пару мгновений Эллария выходила на нужном ей этаже. Но и тогда ей не удалось без приключений добраться до своего кабинета. Как назло, путь ей преградили ещё три сотрудницы. Одной из которых оказалась тори Вереника Лезар — довольно стервозная дамочка, считающая себя звездой не только книжного отдела, но и всего королевского архива в целом. И всё бы ничего, считает и считает, Элларии не было до этого никакого дела. Если бы тори Лезар не решила почему-то невзлюбить её, пытаясь задеть при каждом удобном случае.

— О, это сейчас такая новая мода — вываляться в грязной луже? — насмешливо спросила тори Лезар, скрестив руки на полной груди и эффектно отставив стройную ножку, обутую в красную лодочку.

Вот чего у неё было не отнять, так это умения преподать себя в выгодном свете. Недаром большинство мужчин архива истекали слюной при виде этой стервы. И в другой раз Эллария обязательно смолчала бы, как делала это и раньше. Но точно не сейчас, когда нервы напоминали туго натянутые струны, готовые в любой момент лопнуть.

— На вашем месте, тори Вереника, я бы волновалась не о чужом внешнем виде, а о своих корнях, — холодно ответила она. — Темнеют.

А потом с удовольствием понаблюдала, как лицо звезды их отдела покрывается красными пятнами, а руки с изящными длинными пальцами начинают нервно подрагивать. Ещё несколько мгновений, и тори Лезар спешно ретировалась в сторону дамской комнаты. А её две подружки-прихлебательницы лишь растерянно похлопали слишком длинными, явно магически наращёнными ресницами. Эллария же позволила себе еле заметную победную улыбку, прежде чем уйти в свой кабинет. Вообще, с тех пор как она узнала, что шикарный платиновый цвет вовсе не родной для тори Вереники, прошло уже достаточно много времени. И, если честно, Эллария не собиралась никому говорить об этом. Просто сегодня чаша её терпения была переполнена.

Зато можно было не волноваться, что её начнут допытывать, откуда девушка узнала правду. Ведь даже ресницы и брови тори Лезар старательно осветляла. Сама стервоза точно не полезет с расспросами, да и никого другого просить не будет. А значит, тайна Элларии в безопасности.

Наконец, плотно закрыв дверь кабинета, который она делила с напарницей, девушка облегчённо выдохнула. Бросив сумочку на стул, Эллария поспешила к высокому платяному шкафу, в котором хранилось принесённое на работу платье на тот случай, если она захочет отправиться после работы куда-нибудь с коллегами. Тёмно-синее в мелкий розовый цветочек, доходящее до середины икры, оно идеально подходило для вечерней прогулки. Желательно летом, так как ткань слегка холодила кожу. Но другого выбора не было, поэтому пришлось переодеваться.

Грязные вещи упали на пол, с полки шкафа была изъята запасная упаковка чулок и мягкие туфельки на небольшой танкетке, в которых Эллария постоянно ходила на работе. Красота красотой, а день на шпильках не набегаешься.

— Ох, наконец-то вы пришли, милочка! — раздался из-за спины старый дребезжащий голос, как только девушка обулась. — Опаздывать нехорошо!

Эллария вздохнула, на мгновение прикрыв глаза, и только потом обернулась, чтобы посмотреть на нежданного вторженца. А вернее, вперить недовольный взгляд светло-карих глаз в полупрозрачную фигуру сухонькой старушки, зависшую сантиметрах в десяти над полом.

— И вам доброго утра, тора Вериф, — сказала девушка, прекрасно понимая всю глупость спора с призрачной дамой.

— А что это вы тут свои вещи раскидали? — сварливо спросило приведение, проигнорировав приветствие Элларии. — Так дело не пойдёт! Вот говорила я…

— Тора Вериф, вы опять докучаете нашей девочке? — перебил скандалистку мягкий баритон, и в кабинет сквозь стену прошёл ещё один призрак.

На этот раз им оказался благообразный старик, в строгом костюме и с маленьким пенсне, украшавшим довольно широкую переносицу. Вот ему девушка искренне и радостно улыбнулась. Тор Литак Родиф работал в этом отделе чуть больше века назад, отдав любимому делу всего себя. Неудивительно, что однажды его нашли мёртвым за своим столом. Сердце бедняги остановилось в тот момент, когда он заполнял каталог.

— А вы её как всегда защищаете! — не пожелала отступить призрачная дама, так же когда-то давно работавшая здесь. И тоже нашедшая свою смерть в стенах архива. Правда, то был несчастный случай. Тора Вериф оступилась на ступеньке, расставляя книги на верхней полке, и свернула себе шею.

— Должен же этим хоть кто-нибудь заниматься, — по-доброму усмехнулся тор Родиф и поправил пенсне. — Наша Эллария очень добрая, ответственная и милая девочка. А ещё, что немаловажно, может нас видеть и никогда не жалуется на докучливых стариков.

— Вот попомните мои слова, скоро она сядет на шею, если мы не будем её воспитывать, — не пожелала уступить тора Вериф и, не уточнив, на чью именно шею должна сесть девушка, гордо покинула кабинет через закрытую дверь.

— Не обращай на неё внимания, — посоветовал старик. — Ты же знаешь, она это не специально.

«Всё от природной вредности, которую не способно исправить даже посмертие», — пронеслась в голове злорадная мыслишка, но Эллария предпочла не озвучивать её.

— Я всё понимаю, — заверила она и подобрала вещи с пола. — Простите, мне нужно воспользоваться очистителем. Какой-то негодяй совершенно не пожелал притормозить, проезжая лужу!

Тор Родиф всплеснул призрачными руками, что выглядело довольно забавно, и принялся причитать о нравах ныне живущих. При этом не забыв отлететь в противоположную сторону от очистителя — небольшого шкафа-карандаша, примостившегося в углу кабинета. Почему-то бытовая очистительная магия не очень хорошо влияла на потусторонние сущности. Они чувствовали слабость и становились ещё прозрачнее, чем обычно. Некоторые призраки утверждали, что даже чувствовали близость развоплощения. Элларии было любопытно узнать об этой особенности, но она не решалась. К сожалению, в Лидэйском королевстве к говорящим с призраками относились с некоторым предубеждением. И это ещё мягко сказано! Всего полтора века назад таких, как она, сжигали на кострах, считая проклятыми предвестниками смерти.

Конечно, сейчас дела обстояли не столь мрачно, но Эллария не желала рисковать, привлекая к себе ненужное внимание. Хотя не раз порывалась ознакомиться с содержимым стеллажей под маркировкой Б-27. Именно там хранились книги, рассказывающие о говорящих. Но при приёме на работу ей пришлось не только подписать бумаги о неразглашении, но и магически подтвердить, что читать запрещённую литературу она не будет. Как говорится: Вечный оберегает осторожных. Поэтому девушка тщательно давила любопытство. О своём даре она узнала одиннадцать лет назад, но уже тогда, зная о предвзятом отношении к этому умению, решила смолчать. Хотя поделиться невероятным и страшным открытием очень хотелось. Но мама вечно была занята посещением каких-то благотворительных мероприятий, а отец с головой ушёл в работу. Единственным по-настоящему близким человеком для девочки была её бабушка. Но к тому времени тора Резнак уже сильно сдала, и Эллария не решилась её беспокоить.

Сначала Рия, как ласково называла девушку бабушка, надеялась, что это проклятие само пропадёт, если не обращать внимание на призрачных соседей. А спустя год безуспешных попыток игнорирования смирилась, став немного замкнутой. Наверное, поэтому она так полюбила чтение, ища в книгах возможность уйти от неприятной реальности.

— Эллария, ты бы надела жилетку, — сказал тор Родиф, когда очиститель мерно загудел. — В хранилище довольно холодно.

— Как вы узнали? — удивилась девушка, ведь призраки не ощущали температуру.

— Так ведь отопление включат только через два дня. А я ещё помню, каково было находиться здесь в межсезонье. Одно мучение!

Эллария молча согласилась, сама с трудом дожидаясь, когда в здании потеплеет. И с сожалением надела жилет. Это изделие вязаного искусства, которое ей подарила бабушка ещё восемь лет назад, тоже было принесено сюда на всякий случай. Эллария никогда не понимала, как можно согреться, если в одежде отсутствуют рукава. Но пожаловаться было некому, всё равно ничего изменить нельзя. Очиститель старенький, поэтому если она не хочет совсем остаться без вещей, придётся часок потерпеть.

— Как прошла ночь? — поинтересовалась девушка и открыла ещё одну дверь.

Как и всегда, переступив высокий порог, она замерла, обозревая свои владения: ровные ряды деревянных стеллажей, уходящие вдаль и тонущие в полумраке. Проведя рукой по панели, прикреплённой сразу у входа, Эллария включила дополнительные лампы, осветившие хранилище мягким дневным светом. И буквы на корешках множества книг словно приветливо подмигнули архивариусу, что так любовно ухаживала за ними все эти полгода.

— Я каждый раз любуюсь выражением твоего лица, — по-доброму усмехнулся призрак. — Оно озаряется таким восхищением и счастьем, когда ты видишь все эти пыльные фолианты.

— Как пыльные? — всполошилась Эллария и заспешила вниз, по потемневшим от времени деревянным ступеням. — Неужели один из артефактов сбоит?

— Да пошутил я! — Призрак покачал головой, плывя по воздуху за правым плечом девушки. — Это фигура речи такая.

— Ах вот вы о чём! — Эллария смутилась и затормозила на последней ступеньке. — Простите, я всегда так волнуюсь. Особенно сегодня, когда день не задался с самого утра!

— А ты не собирай в голове мрачные мысли, — посоветовал тор Родиф. — Глядишь, и дальше всё спокойно будет. А ночь прошла как всегда тихо, никто по зданию не шастал, запрещённые фолианты не пытался выкрасть…

— Даже скучно как-то! — раздался томный голос. — Здравствуй, Эллария.

Девушка приветливо улыбнулась ещё одному призраку. На этот раз молодой и очень красивой женщине, одетой по моде тридцатилетней давности. Тори Мерида Нэвик, работавшая в отделе земельного реестра и отравленная ревнивой женой своего непосредственного начальника. Самым обидным во всей этой печальной истории оказалось то, что Мерида не была его любовницей, хотя мужчина и намекал на возможность такого развития событий. Поначалу красавица впала в ярость, ведь её смерть списали на самоубийство. Да и расследование проводили не очень тщательно. Начальник, узнавший правду, решил спасти свою жену, опасаясь скандала. Но потом Мерида нашла в своём загробном существовании другие плюсы. Например, наблюдать, как её убийца стареет, на лице появляются морщины, а талия уже давно расплылась, сравнявшись по ширине с бёдрами. А бывший начальник Мериды уже в наглую заводит себе любовниц, совершенно не стесняясь постаревшей жены. У каждого свои радости…

— Что сегодня интересного расскажешь? — поинтересовалась Эллария, проходя к конторке, стоящей напротив добротной дубовой двери, оббитой заговорёнными стальными листами.

Именно через неё в хранилище приходили те, кому был выдан пропуск. А его было получить ой как трудно. Не каждого близко подпустят к самому полному собранию запрещённой и редкой литературы. Эллария и мечтать не смела, что её, вчерашнюю выпускницу, возьмут на работу именно в этот подотдел. Видимо, золотой диплом и прекрасные рекомендации ректора сыграли немаловажную роль.

— Самая главная новость — это ты сама, — насмешливо заявила Мерида и скрестила руки на призрачной груди. — Ах, как же великолепно ты поставила на место эту Лезар! Одно удовольствие подсматривать за тем, как она перебирала свои волосёнки, пытаясь рассмотреть в зеркале тёмные корни.

— Она заслужила немного нервотрёпки, — буркнула смущённая Эллария. — Я ей ничего плохого не делала!

— Поверь, эта фифочка ещё не скоро успокоится! — Мерида даже в воздухе покружилась от возбуждения. — Я ещё не всё рассказала. Когда она перебирала волосы, чуть ли не уткнувшись лбом в зеркало, в туалет зашли главные сплетницы вашего отдела. И, судя по их взглядам, они решили, что у прекрасной тори Вереники завелись вши!

— Какой ужас! — всполошилась Эллария и вскочила со стула, на который только что присела. — Этого я точно не планировала!

— Ещё побеги извиняться, — пренебрежительно фыркнула полупрозрачная красотка. — Добрая ты слишком!

Эллария могла бы поспорить с этим утверждением. Просто она прекрасно понимала, если пойдут слухи о вшах, тори Вереника точно ей этого не простит. А вести затяжную войну с кем-либо из коллег девушка не желала. Не так она себе представляла работу архивариусом. Ой, не так! А значит, нужно придумать что-то такое, после чего сплетницы сразу же забудут о «вшах» тори Вереники. Но начать подготовку хитрого плана ей так и не дали.

— Идут! — заверещал мальчишеский голос, и через входную дверь просочился, а вернее пролетел на приличной скорости всклокоченный паренёк. Будь он жив, точно бы расшиб себе голову о стальные пластины. — Они идут! — возвестил мальчик, притормаживая перед конторкой.

— Лерик, прекрати верещать, у меня от тебя призрачная мигрень начинается! — Мерида сморщила нос и потерла виски.

— Так идут же! — совершенно не обиделся на её слова парнишка, раньше работавший здесь курьером.

Стоит ли говорить, что он жизнь положил на это дело?

— Ну кого там ещё принесло? — тори Нэвик приподняла идеально очерченную бровь.

— Сам главный и этот… — Лерик захлебнулся, спеша вывалить на слушательниц свою потрясающую новость. — Тот, которого все женщины королевского архива глазами облизывают. И ещё такими тоненькими голосочками пищат: «Ах, какой горячий мужчина, даром что ледяной маг».

— Быть не может! — охнула Мерида, прижав призрачные руки к таким же призрачным щекам. — Неужели сам тор Шиан Хайвер, прозванный Ледяным Драконом? — дождавшись утвердительного кивка, она с придыханием протянула: — О-о-о, какой мужчина!

— Ну, а я о чём говорю! — подтвердил Лерик, довольный произведённым эффектом.

В отличие от своих призрачных собеседников, Эллария совсем не была в восторге от предстоящей встречи с этим человеком. Ведь кроме того, что тор Хайвер считался одним из самых завидных женихов, он возглавлял отдел внутренних расследований, в народе называемый «конурой ищеек» и входящий в департамент министра обороны тора Тавира Хайвера. И министр, и его средний сын считались довольно опасными людьми, с которыми лучше вообще не встречаться. И тут, как назло, тор Шиан сам идёт сюда. А здесь всего-то и есть только запрещённые книги и одна безобидная маленькая говорящая с призраками. Вот же невезение!

— А куда именно они идут? — поинтересовалась Эллария и нервно дотронулась до своей головы. Но каштановые волосы были уложены волосок к волоску и даже не собирались выбиваться из причёски.

— К тебе, конечно же! — радостно заверил призрачный курьер, обрушив ту маленькую надежду, которая ещё теплилась в душе девушки.

Последняя искорка только что рухнула с невообразимым грохотом. От чего все мысли улетели куда-то в невообразимые дали, оставив в голове звенящую пустоту и чувство обречённости.

— Скоро в королевском архиве появится ещё один призрачный житель… — с тоской протянула она и растерянно обозрела идеальный порядок на столе. — Или прямо в пресловутой конуре ищеек. Интересно, где он меня умерщвлять будет? Ах, если бы тора Вейгир не заболела, то я ещё могла бы улизнуть.

— Прекрати настраивать себя на плохое, — наставительно произнёс старческим голосом тор Родиф, о котором она уже успела позабыть. — У тебя же на лбу не написано, что ты говорящая, а значит, и волноваться нечего. Всё будет хорошо! Не думаю, что они надолго задержатся здесь.

Своё предложение он заканчивал уже под тихий шорох открываемой двери. Эллария тут же возжелала исчезнуть куда-нибудь далеко-далеко, но так и не сдвинулась с места. Лишь сжала руки под столом, настороженно наблюдая за входящими в хранилище мужчинами. Впрочем, спустя пару мгновений Эллария вернула себе безмятежное выражение лица. Годы практики и тут не подвели. Захочешь выжить, ещё и не такому научишься!

Первым к конторке подошёл среднего роста коренастый мужчина. Его по-военному коротко стриженные светлые волосы были практически не видны на загорелом черепе, а грубый кривой шрам, протянувшийся от левого виска через переносицу к правому уху, делал выражение лица донельзя устрашающим. И только светло-зелёные, словно молодая весенняя трава, глаза светились спокойствием, а мелкие морщинки в уголках выдавали в нём человека, любящего посмеяться. Да, глава королевского архива, тор Вельд Нейхим, был человеком выдающимся во всех смыслах. Но сейчас Элларию больше интересовал и страшил его спутник, остановившийся чуть позади. Высокий сероглазый брюнет с породистым лицом, на котором отражалась лёгкая скука и безразличие ко всему живому. И в то же время от него исходила невероятная аура силы и властности. Такая же морозная, как и ледяная магия, она подавляла, заставляя непроизвольно ёжиться.

— Тори Эллария, вы как всегда обворожительны! — громким басом, соответствующим его колоритной внешности, заявил тор Вельд и широко улыбнулся, что выглядело довольно зловеще.

— Вы мне льстите. — Эллария вернула улыбку, пусть и не столь широкую, потому что расслабиться в такой компании никак не получалось. — Чем могу помочь?

Не то чтобы она часто видела главу архива или была с ним в приятельских отношениях. Нет, совсем нет. Просто тор Вельд старался быть внимательным ко всем сотрудникам, коих насчитывалось немало. Эллария и видела-то его всего два раза, но была наслышана от своей напарницы, торы Тьяги, проработавшей в хранилище без малого тридцать лет.

— Моему другу тору Шиану Хайверу нужно ознакомиться с некоторыми книгами из вашего хранилища, — пояснил ей тор Вельд. — Но так как выносить любые материалы строго запрещено, он некоторое время побудет вашим гостем.

— О да, пусть этот красавчик побудет здесь как можно дольше! — радостно взвизгнула Мерида, и говорящей стоило больших трудов не обернуться к ней.

Вот только испуганной дрожи Элларии скрыть не удалось. Хорошо хоть глава неверно интерпретировал её нервозность, решив, что девушка просто замёрзла. В хранилище действительно было довольно прохладно. А как её внезапной дрожи отнёсся тор Шиан, она не знала, боясь даже лишний раз взглянуть в его сторону.

— Конечно, я помогу, чем смогу, — поспешила ответить Эллария и решилась бросить короткий взгляд на «великого и ужасного». — Какие именно книги интересуют тора?

— Любая информация о говорящих с призраками, — ответил тор Шиан приятным баритоном, тем не менее прошедшим по нервам Элларии колким морозом.

Она застыла, не в силах пошевелиться, испуганно глядя в стальную глубину его глаз. А в голову, словно раскалённым штырём, вонзалась мысль, что её раскрыли и прямо сейчас схватят, чтобы… А дальше Эллария терялась в догадках, так как предположения были одно ужаснее другого. Ещё немного, и её сердце не выдержало бы напряжения, разорвавшись от страха.

— Ну вот, ещё одна трусишка, верящая в легенды о страшном проклятии говорящих с призраками, — печально пророкотал тор Вельд. — Так боится привидений, что даже побледнела. Они же невидимые совсем!

— А… — просипела говорящая, не в силах понять, что от неё хотят.

— Тори Эллария, ну нельзя же так бояться безобидных привидений, — пожурил её глава. — Да и говорящие не настолько опасны, как все о них думают. Неужели вы не читали о них?

— Нам… нельзя, — кое-как вытолкнула из себя эти слова Эллария.

— Ах да, точно, вы же расписку давали… — Тор Вельд задумался, побарабанив пальцами по деревянной столешнице. — Может, выдать разрешение на ознакомление?

— Н-не надо! — выдохнула говорящая, решив, что всё это какая-то хитроумная ловушка для неё. — Я не хочу!

— Конечно же хочешь! — возмутилась Мерида. — Это же такая прекрасная возможность узнать о своём даре.

Призрачная красавица буквально пылала от возмущения. Казалось, будь у неё такая возможность, она вцепилась бы в подругу и хорошенько встряхнула.

— Тише! — взмолился тор Родиф, до этого момента молча паривший за правым плечом Элларии. — Неужели не видите, бедняжка и так напугана сверх меры!

— Да чего тут бояться? — изумилась Мерида и помахала рукой прямо перед лицом Ледяного Дракона. — Они нас не видят и не чувствуют, даже если я сделаю так. — Воспользовавшись подвернувшейся возможностью, она обвила руками шею тора Шиана и прижалась к его груди.

И всё бы ничего, но мужчина моментально напрягся, словно что-то почувствовал. И даже плечом повёл, будто пытаясь от чего-то избавиться. А Эллария в этот момент осознала: ещё немного, и она самым позорным образом лишится чувств. Хорошо хоть, Мерида тоже поняла, что что-то не так, и поспешила отлететь от главной ищейки.

— Он вас почувствовал? — обеспокоенно спросил тор Родиф и нервно потеребил дужку очков.

— Кажется, да, — ответила Мерида, отлетая от мужчины ещё дальше. Так, на всякий случай.

— Это может стать проблемой, — всполошился старичок.

«Ещё какой!» — убито подумала Эллария, чувствуя, как вокруг её шеи затягивается невидимая петля.

Глава 2

Прошло два часа, наполненных нервным напряжением в ожидании чего-то непоправимого. Тор Шиан, получив нужные ему книги, дисциплинированно сидел за столом, предназначенном для посетителей, уткнувшись в пожелтевшие от времени листы. Иногда он что-то беззвучно шептал, переписывая какую-то информацию в блокнот. А ещё мужчина часто поводил левым плечом, из чего можно было сделать вывод, что оно его беспокоило.

Всё это Эллария подмечала, так как читальное место, по правилам хранилища, должно было находиться в поле зрения архивариуса. Вообще, девушка с удовольствием бы смотрела куда-нибудь ещё, но постоянные завывания Мериды на тему «ах, какие мускулы-торс-руки-лицо-мимика» и «неподражаемый мужчина, убейте его кто-нибудь для меня!», отвлекали, заставляя следить за ищейкой. Пальцы уже давно напоминали ледышки от постоянного волнения, мысли разбегались, а взор туманился, мешая сосредоточиться на работе. Оставалось только смириться и ждать, когда же тор Шиан уйдёт, отыскав всё, что ему нужно. И тогда можно будет пожаловаться привидениям на свою судьбу и обсудить с ними же всё произошедшее. Ведь интерес главной ищейки к Говорящим не сулил тем ничего хорошего.

— Слушай, Эллария, — заговорщицки зашептала неугомонная Мерида, приблизившись к её уху. — Почему бы тебе не окрутить этого красавца?

Задохнувшись от такого опасного для жизни предложения, девушка возмущённо посмотрела на призрачную подругу. Но тут же спохватилась и бросила испуганный взгляд на читальное место. Тор Шиан в это время как раз что-то переписывал, поэтому точно не мог следить за ней. И всё же Эллария была недовольна собой. Она чуть не попалась! Поэтому, опустив руку под стол, ущипнула себя за бедро, чтобы так напомнить о правилах безопасности, которым она следовала не один год.

— Ну, а что такого-то? — фыркнула Мерида и проплыла перед конторкой с видом строгой наставницы. — Вот представь, окрутишь ты этого… тора Шиана, выйдешь за него замуж и будешь жить как у Вечного в кармане! Никто же и не подумает, что супруга главной ищейки — говорящая с призраками. По-моему, это отличный вариант обезопасить свою жизнь.

У Элларии в груди всё «кипело» и «бурлило» от желания высказать, что она думает по поводу такого «замечательного» плана. И от невозможности сделать это сию минуту девушка злилась ещё больше. А Мерида, словно зная всё, о чём сейчас думает подруга, только хитро усмехалась и преувеличенно громко вздыхала при взгляде на тора Шиана.

«Ну подожди у меня, — мстительно подумала Эллария, недобро косясь на веселящуюся красавицу. — Я тебе это ещё припомню! Вот поигнорирую с недельку, будешь знать, как меня доставать».

Умение игнорировать одно из немногих, которому она самостоятельно обучилась. Причём получилось всё спонтанно. В то время Эллария только перешла на третий курс, и её очень сильно доставал призрак одного студента. Летал за ней повсюду, признавался в любви, предлагал покончить с собой, расписывая все прелести загробной жизни. Конечно же, послесмертие ей предлагалось провести вместе с ним. И самым печальным во всей этой ситуации стала невозможность пожаловаться хоть кому-нибудь. В то время её самым страстным желанием было перестать видеть и слышать доставучего ухажёра. И, как ни странно, желание исполнилось, она прекратила его видеть. Три дня девушка провела, словно в раю. Никто её не беспокоил, никто не предлагал умереть и не вещал о вечной любви заунывным голосом. Пока к ней не обратились другие привидения. Тогда-то Эллария и узнала, что поклонник никуда не исчез, просто она перестала его видеть. К сожалению, абсолютно всех потусторонних сущностей игнорировать не получалось. Максимум двоих, и то лишь неделю. Но и этого было вполне достаточно, чтобы привидение прониклось и перестало доставать говорящую.

Почему-то умершим, но так окончательно и не ушедшим за грань, было необходимо общаться не только с такими же, как и они, но и с живыми. Как-то Эллария попыталась понять, почему именно так, но никто толком не смог ничего объяснить. Лишь говорили, что им от этого становится лучше.

— Тори Эллария? — позвал тор Шиан, неожиданно оказавшийся прямо перед ней.

— Д-да? — выдохнула говорящая и непроизвольно вжалась в деревянную спинку стула.

— Не знаю, о чём вы задумались, но мне уже страшно, — с самым серьёзным видом заявил мужчина, и лишь промелькнувшие в серых глазах искорки смеха, давали понять, что он шутит.

Эллария шумно выдохнула и густо покраснела. Она так сильно замечталась о том, как будет мстить одному вредному привидению, что совершенно выпала из реальности.

— Вам чем-то помочь? — наконец поинтересовалась говорящая, правда, голос её больше напоминал писк. И это заставило смутиться ещё сильнее.

— На сегодня я закончил, можете забрать книги. — Весёлые искры из глаз пропали, а на лицо вернулось всё то же скучающее выражение.

— На сегодня? — удивилась Эллария и привстала со своего места.

— Информации оказалось очень много, — соизволил ответить тор Шиан. — Нужно больше времени, чтобы разобраться. За один день не успеть.

— О-о-о, он придёт ещё! — не хуже банши взвыла Мерида, но благоразумно воздержалась от попыток приблизиться к объекту восторгов.

— Будем вас ждать, — на автомате ответила Эллария, стараясь не покоситься на вредную подругу.

— Будем? — удивился тор Шиан.

— Я работаю здесь не одна, — выкрутилась говорящая, потеребив ткань платья и сдерживаясь от желания вновь ущипнуть себя.

Когда наконец за главой ищеек закрылась дверь, Эллария выдохнула и обессиленно прислонилась к прохладной поверхности. У неё сложилось впечатление, что за эти несколько часов она потеряла минимум лет пять жизнь.

— Нужно проверить, не появились ли у меня седые волосы, — пробормотала говорящая, всё ещё продолжая опираться на дверь.

— Отставить седину! — возмутилась вездесущая Мерида. — Ты ещё слишком молода для такой мерзости. — Она сильно скривилась, всем своим видом показывая отношение к преждевременному старению.

— Эллария, ты в порядке?

— Она что, умерла?

— Глупости не говори!

— Страх-то какой!

— Бедная девочка…

— Ну и жуткий же он!

— Не говорите чуши! Тор Шиан невероятно хорош собой.

— Это совершенно не мешает ему быть жутким.

Эллария поморщилась от какофонии голосов и открыла глаза. Её со всех сторон окружали привидения, заполнив собой всё видимое пространство хранилища. Не сказать, чтобы здесь собрались все потусторонние сущности королевского архива, но почти половина из них точно сейчас находилась здесь. Это ведь только внешне здание архива относительно небольшое. Чтобы разместить множество отделов, было применено заклинание расширения пространства. Поэтому внутри архив был поистине огромен. Как Элларии однажды сказала её напарница тора Тьяга Вейгир, его площадь была равна двум деревням, выросшим недалеко от столицы: Великие Луки и Малые Луки. Именно из-за этого здесь чаще всего пользовались стационарными порталами, а не ходили пешком из одного отдела в другой.

— Зачем вы все здесь собрались? — нейтральным тоном поинтересовалась Эллария.

— Чтобы поддержать тебя! — раздался нестройный хор голосов. И от этих слов у девушки в глазах заблестели слёзы.

Многозначительно покосившись на Мериду, она поблагодарила всех собравшихся, но после попросила разлететься по своим местам обитания.

— Тор Шиан чувствует вас, — пояснила свою просьбу говорящая. — А когда вы собираетесь все вместе, ваше присутствие может ощутить любой человек.

— Ну и что? — не понял Лерик и почесал лоб, ещё больше растрепав свой курчавый чуб.

— А то, что это очень подозрительно, — наставительно произнёс тор Родиф. — Мы ведь не зря покинули хранилище, как только поняли, что тор Шиан Хайвер может нас почувствовать. Эллария не первая говорящая на моём веку в виде… полупрозрачной субстанции. И именно по большому скоплению привидений их обычно и вычисляли. Потому что для такого сборища всегда было две причины. Или что-то должно было случиться, из-за чего мы и скапливались у места событий. Или же поблизости находится говорящая с призраками.

Эллария вновь покосилась на Мериду, но та предпочла сделать вид, что не видит её укоряющих взглядов. Остальные привидения предпочли послушаться совета и разлететься по всему архиву. В самом хранилище остались только тор Родиф, тихо что-то ворчащая себе под нос тора Вериф и неугомонная Мерида. Последняя, впрочем, тоже вскоре исчезла, на прощание сказав, что желает разведать обстановку.

Наконец оказавшись предоставленной самой себе, Эллария поспешила отнести оставленные на столе книги в нужный отдел. Хотя, чего уж греха таить, ей безумно хотелось прочитать хотя бы одну из них. Но выработанная годами осторожность вновь взяла верх над любопытством. Вдруг тор Хайвер повесил на книги какое-нибудь заклинание, призванное отслеживать, просматривал ли кто-нибудь ещё информацию, содержавшуюся на пожелтевших страницах.

«Ничего страшного, — успокаивала она саму себя, отходя от стеллажа с маркировкой Б-27. — Научилась же я игнорированию, вот и другому научусь. Тем более, мне многого и не надо».

И только когда она возвращалась на своё рабочее место, заприметила под столом для посетителей небольшой лист бумаги. Видимо, тор Хайвер смахнул его на пол и не заметил. Подобрав листок, Эллария посмотрела, что там написано, да так и осела на прохладный паркетный пол. Ноги отказались держать свою хозяйку, а по спине пробежал неприятный озноб.

— Эллария, девочка, что случилось? — всполошился тор Родиф, подлетая к побледневшей говорящей. Та в ответ подняла лист так, чтобы старик мог прочитать написанное. — На самом ли деле говорящие так опасны? Да что же это такое? — возмутился мужчина. — Да с чего они взяли, что этот дар опасен для людей? Когда я был жив, несчастных сжигали на кострах, словно пытаясь избавиться от заразы. А ведь они просто могли видеть и общаться с умершими!

— Живым вы этого не объясните, — посетовала тора Вериф. — Я и сама при жизни предвзято относилась к таким магам. А как умерла… Всё познаётся в сравнении. Сначала ты боишься и ненавидишь что-то отличное от привычного уклада жизни. Но как только оказываешься по другую сторону баррикад, начинаешь понимать свою глупость и ограниченность мышления. Жаль, что зачастую осознание приходит к нам слишком поздно.

— Если он узнает… — прошептала подрагивающим от переживания голосом Эллария.

— Никто и ничего не узнает! — решительно заверил тор Родиф и поправил дужку очков. — Теперь мы все будем следить за тором Хайвером в пределах этого здания. И как только он появится здесь, сразу же сообщим тебе, а сами удалимся, оставив одного наблюдателя. Так, на всякий случай.

Говорящая искренне поблагодарила старика, испытав облегчение от поддержки. Пусть и старалась гнать прочь мысли о том, что призрачные обитатели архива ничем ей не помогут. Но и постоянно жить в страхе — не выход. Поэтому Эллария старательно разгладила немного измявшийся листок и решила отдать его при следующем посещении тора Хайвера. Пусть видит, что она не боится и ничего не скрывает!

Примерно через час вернулась Мерида с новостями. Архив гудел, как растревоженный улей. В основном в сильнейшем возбуждении находилась женская часть большого коллектива. Шутка ли, сам Шиан Хайвер, прозванный Ледяным Драконом, завидный жених и вообще просто мечта каждой представительницы слабого пола от четырнадцати до ста десяти лет, почтил своим присутствием их вотчину!

— А не слишком ли он молод для ста десяти? — прыснула от смеха успевшая успокоиться Эллария.

— А это надо у них спросить, — весело ответила Мерида и спланировала на столешницу, эффектно закинув ногу за ногу. — Кстати, будь поаккуратнее по дороге домой. У тебя появилась куча завистниц.

— Только этого мне и не хватало, — скривилась говорящая, подтянув к себе одну из папок прямо через призрачную красавицу. — Я бы с превеликим удовольствием поменялась местами с любой из них. И почему тора Тьяга так неудачно заболела?

— Вы, живые, вообще довольно болезненны, — согласилась Мерида и покачала ногой.

Раздавшийся после этих слов трезвон практически сделал то, чего не успел добиться тор Хайвер. У Элларии едва не остановилось сердце.

— Безднов монстр! — возмутилась она, с неприязнью посмотрев на магофон через тело подруги. — Нужно срочно вызвать наладчиков, иначе я точно раньше времени перейду в мир иной!

— Да возьми ты трубку! — громко потребовала Мерида, стараясь перекричать трезвон. — Пока он и меня не оглушил.

Как только Эллария сняла округлую медную трубку с треугольной подставки, наступила благословенная тишина. И лишь небольшой звон в ушах напоминал о перенесённом дискомфорте.

— Триста двенадцатое хранилище, тори Эллария Резнак, слушаю вас, — привычно сказала девушка.

— Ах, Лали, девочка моя, как я рада тебя слышать! — защебетали в трубке на том конце провода, заставив говорящую скривиться.

— Тётя Роринда, здравствуйте, — выдавила она, радуясь, что родственница не может видеть её.

— Дорогая, ну я же просила называть меня Рори, — прозвучал недовольный голос тётушки. — Мне всего сорок лет, а с твоим обращением я чувствую себя какой-то старой перечницей.

У Эллерии даже зубы свело от этих слов. Захотелось немедленно повесить трубку, а лучше отключить аппарат. Но это, к сожалению, совсем не выход.

Лали, Рори и иже с ними вошли в моду благодаря тори Вейвери Андрас, молодой талантливой актрисе, прославившейся не только своими ролями в театре, но и эксцентричным поведением. Она постоянно требовала обращаться к себе не иначе, как Виви, заодно сокращая имена и своих подруг, не спрашивая при этом их мнение. Кто-то считал такое неприемлемым, кто-то, наоборот, поддерживал и подражал. В числе последних оказалась и тора Роринда Сверк, урождённая Резнак. Она с удовольствием перенимала манеру поведения актрисы, совершенно не обращая внимание на тот факт, что сама уже давно не двадцатилетняя девчонка, а сорокалетняя уважаемая тора.

— Вы что-то хотели, или просто так поболтать? — спросила Эллария, игнорируя просьбу тётушки.

— Конечно же по делу! Ты же знаешь, как я занята!

«Посиделками с подругами в модных салонах и походами по магазинам», — мысленно съязвила девушка.

— Ты ведь помнишь мою Фафи? — тем временем продолжила тора Сверк. — Вы с ней когда-то были очень дружны.

Эллария не стала напоминать, что между ней и кузиной разница в шесть лет, поэтому слова «очень дружны» были, мягко говоря, не верны.

— Конечно, я помню её, — не стала отрицать Говорящая.

— Так вот, Фафи собирается поступать в Сарейский экономический университет! Она такая умница у меня, хотя я предпочла бы, чтобы дочь стала искусствоведом. Но дети бывают так упрямы, ты же знаешь.

— Рада за неё. — Эллария сознательно пропустила шпильку мимо ушей. Она до сих пор переживала ту ссору с родителями, когда не пожелала оставаться под их присмотром, а уехала работать в столицу.

— Но ей совершенно негде жить эти две недели, пока она будет сдавать экзамены и ожидать результатов, — сразу перешла с места в карьер тора Роринда. — Ты ведь не откажешь бедняжке в приюте?

Эллария недоумённо моргнула и помолчала, обдумывая слова тёти. Она всё никак не могла понять, почему бедняжке не могут снять комнату, а то и полноценную квартиру. Семья Сверк не бедствовала, наоборот, была довольно богатой и обладала определённым влиянием в своём городе. А значит, кузину сознательно пытаются подселить к Элларии. Возможно, чтобы та следила за ней и докладывала Сантре Резнак. В том, что её мать не отказалась от намерения вернуть блудную дочь в лоно семьи, не стоило и сомневаться.

— Лали… Лали, ты слышишь меня? Что с этим демоновым аппаратом?! — возмущалась в трубку тётушка. — Лали…

— Я слышу вас, — заверила говорящая и тихонько вздохнула. — Конечно, я приючу её у себя. Когда Энфария приезжает?

— Ах, как это замечательно! — защебетала тора Роринда. — Фафи будет в восторге! Она приедет послезавтра утренним экспрессом.

— Значит, в столице её стоит ожидать около семи часов вечера, — прикинула девушка. — Прекрасно, я встречу её.

Пришлось выдержать ещё минут десять бессвязного щебетания и восторгов по поводу своей отзывчивости. Заодно Элларию попытались затащить в гости, но так как её родители жили в том же городе, говорящая отказалась, сославшись на работу. А то с родных станется запереть её дома до тех пор, пока неразумное дитя не перестанет упорствовать в своём желании самостоятельной жизни.

— Что это тебя так перекосило? — поинтересовалась Мерида.

— Ах Мими, жизнь так сложна и печальна! — пропищала Эллария, пародируя тонкий голосок Вейвери Андрас.

— Неужели всё так плохо?

— Да, ко мне хотят подослать соглядатая для совместного проживания. И всё это под видом поступления в университет.

— Нужно было отказать! — возмутилась призрачная подруга. — Слишком ты добрая.

— Нет, пусть докладывает, — не согласилась Эллария. — Я хочу, чтобы родители поняли и приняли мою жизненную позицию. А не старались запереть на восемь замков, пока выгодно не выдадут замуж. Слава Вечному, сейчас не дремучие времена правления Карта Благочестивого, когда женщин ни во что не ставили, а дочери ценились только как удачное вложение средств для последующей продажи заинтересовавшемуся мужчине.

— Некоторые аристократы до сих пор живут по тем законам. — Мерида презрительно скривила губы, выказывая своё пренебрежение. — Главное, чтобы твои родители не оказались такими же твердолобыми.

Эллария родилась в семье мелкопоместного дворянина, решившего в юности заняться торговлей пушниной и хорошо на этом поднявшегося. Так что в незначительном титуле были как свои плюсы, так и минусы. Будь Дарэт Резнак каким-нибудь графом, высшее общество ни за что бы не простило ему занятия торговлей. Ведь он не просто руководил, но и бывало сам водил торговые флотилии. А так на это смотрели сквозь пальцы. А особо обедневшие дворяне даже были бы не прочь породниться с ним. И быть бы Элларии давно замужем за каким-нибудь напыщенным снобом, но тут вмешалось провидение. А вернее, завещание её горячо любимой бабушки. Престарелая тора Резнак пожелала, чтобы внучке позволили учиться там, где она того захочет. Заодно оставила ей небольшое количество денег, которыми девушка смогла бы распорядиться только по достижении двадцати одного года.

Мудрая женщина сделала всё, чтобы дать Элларии шанс. Чем говорящая и не преминула воспользоваться. Обучение она закончила в возрасте двадцати двух лет. Правда, с устройством на работу вышла заминка. Ей сразу же предложили место в королевском архиве, но нужно было подождать восемь месяцев, пока один из сотрудников не уйдёт на пенсию. И это были одни из самых тяжёлых месяцев в её жизни. Пришлось постоянно выкручиваться, отбиваясь от предложений завидных, по мнению торы Сантры, женихов. А заодно держать оборону против матери и тёти, постоянно говоривших о том, что Элларии лучше остаться дома. Это не дело — жить одной в огромном городе. Что о ней подумают люди?

В итоге говорящей пришлось сбежать, когда пришло время устраиваться в королевский архив. Последовавшая за этим размолвка с родителями ещё не скоро забудется. Отец перекрыл ей доступ к карманным деньгам. Но у неё оставалось небольшое наследство от бабушки, за пять лет немного увеличевшееся в размере благодаря процентам, выплачиваемым банком по вкладу. Так что Эллария могла бы спокойно прожить год, снимая квартиру во вполне приличном районе столицы. Правда, самой искать жильё не пришлось. Тор Вельд ценил своих работников, поэтому её сразу же заселили в уютную двухкомнатную квартиру с приемлемой арендной платой. Платили работникам более чем хорошо, хватало и на новую одежду, и на еду, и на развлечения. Можно было сказать, что жизнь удалась! Пока во владениях говорящей не появился тор Шиан Хайвер. А теперь ещё и кузина-шпионка приезжает…

— Тебе не кажется, что моя жизнь катится под откос? — с тоской спросила Эллария у своей собеседницы.

— Или наоборот, поднимается в гору! — Мерида была настроена только на позитивный лад, не желая поддаваться мрачному настроению.

Ну да, ей-то что? Эта красотка уже тридцать один год как умерла, и чувствует себя при этом вполне прекрасно. А некоторым живым девушкам приходится думать, как продлить свою спокойную и сытую жизнь ещё на пару десятков лет. В идеале, на все сто восемьдесят, щедро дарованные людям Вечным божеством.

— Прекрати стенать и иди обедать, — предложила Мерида, когда Эллария вознамерилась продолжить самобичевание. — Там сегодня фирменные оладушки от тётушки Керты. Ах, самое большое неудобство в посмертии — это невозможность вновь попробовать вкусную еду! Как же я скучаю по ней!

Поняв, к чему клонит привидение, говорящая смирилась со своей тяжкой долей и, встав со стула, пообещала:

— Я тебе всё подробно опишу.

— Ты такая ми-и-илая! — взвизгнула Мерида и полезла обниматься.

Если честно, это было ещё тем испытанием. Эллария не знала, как себя при этом ощущают другие люди, но она чувствовала, как магический резерв понемногу перетекает в привидение вместе с теплом тела. Зато после такого контакта потусторонняя сущность становилась словно чуточку плотнее и… живее, что ли.

— Мерида, прекрати! — прошипела Эллария, отталкивая от себя расшалившуюся подругу. Вот и ещё одно особенность говорящей. Иногда она могла произвести определённые действия с потусторонней сущностью, а не пройти сквозь неё, как выходило у остальных людей. — Если кто-то заметит, тебе опять устроят бойкот. А меня когда-нибудь выпьют досуха. Не то чтобы от злости, просто не смогут удержаться!

— Прости, прости, я иногда забываюсь! — Мерида попыталась всем своим видом показать, как ей стыдно, но сытый блеск глаз выдавал её с головой.

Иногда Эллария начинала побаиваться свою необычную подругу. Казалось, что та специально сблизилась с говорящей, преследуя какие-то свои цели. Покачав головой, девушка отогнала от себя нервирующие мысли и ушла в свой кабинет. Проверив очиститель и убедившись, что её одежда в полном порядке, девушка поспешила переодеться, сразу почувствовав себя значительно лучше. Да и теплее стало. Всё же тонкое платьице и жилетка — это не самый лучший вариант спасения от холода. Особенно когда тебя обнимает призрак.

Затем Эллария подошла к небольшой металлической дверце в стене и, написав, чтобы хотела получить на обед, отправила послание на кухню. Хорошо, что здесь была предусмотрена возможность заказать доставку из архивной столовой, если не хотел никого видеть или был слишком занят по работе. Что-то подсказывало Элларии, что лучше сейчас не попадаться остальным представительницам прекрасного пола на глаза. Особенно торе Веренике, которая вряд ли простила ей намёк на темнеющие корни.

— А ещё лучше вообще не видеть её ближайшие пару месяцев! — в сердцах сказала Эллария, делая заказ на обед.

Если бы она только знала, что её слова окажутся пророческими и принесут с собой множество странных и опасных событий, то несомненно промолчала бы!

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям