0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Гранит науки и немного любви » Отрывок из книги «Гранит науки и немного любви»

Отрывок из книги «Гранит науки и немного любви»

Автор: Романовская Ольга

Исключительными правами на произведение «Гранит науки и немного любви» обладает автор — Романовская Ольга Copyright © Романовская Ольга

Хендрик писал, однако больше не приезжал. Тревожилась, пыталась узнать причину: дела. Могу ли я приехать? Ох, хотела бы, только когда? Муж обещал попробовать выбраться в апреле. В итоге месяц прошел, а Хендрика все нет. Потом-таки объявился, покаялся. Мы провели вместе две чудных недели. Муж разрешил съездить к Светане, я обещала целый месяц кормить благоверного вкуснейшими пирогами, холить и лелеять.

Задумавшись, замерла на верхней ступеньке стремянки.

За окном давно стемнело. Последние посетители ушли четыре часа назад, библиотекарь сдал ключи и отправился на боковую, только я старательно искала в царстве пыли и паутины ответы на два последних экзаменационных вопроса. Никогда бы не подумала, что служащие академии держат дальние полки в таком беспорядке!

На столе за книжными стеллажами рядом с лампой под зеленым абажуром блестели обложки книг, моя потрепанная тетрадь и стыла чашка чаю.

Мягкие пушистые хлопья тополиного пуха кружились за мелким старинным, переплетом стекла. Он слегка отдавал синевой, особенно ясно проступавшей в такие вечера, при свете магических светильников. Помню, раньше последние вызывали трепет, теперь привыкла, научилась пользоваться.

Отрабатывая базовую бытовую магию — один из предметов, который предстояло сдать, — сложила пальцы кольцом и резко чиркнула указательным пальцем по воздуху, активизируя заключенную в воздухе энергию. Увы, иначе не могу: никаких самостоятельных заклинаний, даже робких попыток сотворить искорку.

Студентов-первокурсников Общеобразовательного факультета учили чувствовать чужую магию и работать с ней. Хотя «работать» — это громко сказано, банально заучить способы активации бытовых заклинаний академии. На первый взгляд все просто. Сложил нужную комбинацию пальцев, представил, чего хочешь — и готово. На самом деле нужно поймать резонанс. Что за зверь такой? Тут не объяснишь. У меня, к примеру, кончики пальцев чесались.

За бытовую магию не переживала: в норматив укладывалась. Нам давалось пять попыток на каждое заклинание. За три успешных ставили плюс, то есть один балл.

Муж, ворча, приоткрыл маленький секрет, после чего все разом стало проще. В итоге такая бездарь, как я, освоила столь сложную науку на стабильный «трояк». Пусть на большее не тянула, зато активировать освещение в библиотеке за раз.

Светлячок — шарик, напоминавший звезду, лучи которой не слепили — зажегся сбоку от стеллажа, явив взору потрепанные корешки. Зевнув в ладонь, начала поиски. Где тут притаился Дитиан Асфазий со своим дурацким житием? Надеюсь, этот вопрос мне не выпадет.

Тишина сгустилась, резко обострив слух. Наверное, поэтому уловила шорох. Вначале грешила на мышь, но потом вспомнила, что библиотека зачарована от грызунов и прочих гадов, которые портят книги. Пауки, видимо, к ним не относились.

Замерев, прислушалась, а потом решительно поставила Дитиана на место.

По правилам после одиннадцати вход студентам в учебные корпуса запрещен, нужно специальное разрешение от преподавателя на проведение опытов. Впрочем, в библиотечном крыле никаких лабораторий нет. Магам не спится, книжка потребовалась? Смешно, право слово!

Что я тут делаю так поздно? Дык помощница библиотекаря. У меня и жетон специальный имеется, чтобы деактивировать защитную магию, на поясе запасные ключи от всех помещений библиотеки. Перед уходом я обязана все осмотреть, запереть и замкнуть контур, по очереди приложив жетон ко всем кругляшкам на дверях. И, финальный штрих, — оживить горгулью. Ох, помню, как верещала, когда впервые ее увидела! Библиотекарь хохотал, а мне было не до смеху.

Горгулья охраняла библиотеку по ночам. Тут есть книги по запретным знаниям, негоже, чтобы их кто-то выкрал. С меня взяли расписку, что не сунусь в запретное хранилище. Больно надо! Лаэрт подбивал, просил провести, но нет. Чай попить в моем закутке, в читальном зале поболтать после закрытия — можно, хотя по правилам нельзя, а вот в архив и хранилища даже лучшего друга не пущу. Мне дорого это место, я долго его добивалась, упрашивала.

Медленно, стараясь не шуметь, спустилась со стремянки и вернулась к столу с записями. Потянулась к лампе, но раздумала: нечего привлекать внимание. На всякий случай нащупала жетон и вспомнила комбинацию слов, которую нужно проорать, если все совсем плохо. Очень бы не хотелось. Вдруг напортачу с активацией особой защитной дряни?

Хорошо, двери библиотеки не скрипят, поэтому тяжелую створку приоткрыла без проблем и высунула любопытный нос в соседний читальный зал. Он огромный, двухуровневый, занимал половину первого и второго этажа. Я устроилась с книгами в малом, преподавательском, рядом с основным фондом.

На первый взгляд, все, как должно быть. Ровный лунный свет через огромные окна (зашторить бы надо, но лень), одинаковые ряды столов, стульев, ламп с зелеными абажурами. Лестница на второй этаж, возле нее место архивариуса и пункт выдачи книг. В углу — кадки с растениями. Редкий вид, Terra amasiuspoere, цветет раз в аховое количество лет, зато очаровывает девиц и пудрит мозги парням. Цветочек выделял дурман, этакий газ любви. Надеюсь, за время моей учебы массовая эпидемия из-за зеленой бестии не начнется.

Цветок — гордость академии. Над ним все трясутся, даже заклятие поставили, чтобы любопытные студенты на сувениры не оборвали.

Мысленно хихикнула: наверняка Осунта Тшольке для себя доставала. Для улучшения личной жизни. Наша «хвостатая» стерва пострашнее любого дракона.

Однако тишина обманчива: в библиотеке чужой. Откуда знаю? Заметила тень, мелькнувшую возле одного из столбов, поддерживавших свод зала. Двигалась она крадучись, явно не с желанием пополнить багаж знаний.

Встав так, чтобы не отбрасывать тени, следила за передвижениями ночного гостя. Тот неплохо ориентировался, но явно сверялся с планом, иначе бы не замирал и не вытаскивал что-то из кармана. Что, видеть не могла, — слишком далеко.

Тень скользнула в арочный проем, в один из служебных коридоров. Выждав немного, последовала за ней, полная решимости пресечь шалости студентов, если это они, либо помешать совершиться преступлению. Звать кого-то из преподавателей — глупо. Спускать горгулью — пока тоже. Разумнее выяснить, куда незнакомец направляется, и застукать с поличным.

Сняла туфли и босиком, чуть ли не ползком, пересекла читальный зал. Затаив дыхание, прижалась щекой к арке и, убедившись, что коридор пуст, а все двери заперты, постаралась уловить шаги незваного гостя. Есть! Только направление их мне совсем не нравится.

С туфлями в руках — сойдут за оружие — прокралась по холодному каменному полу к лестнице. На втором этаже — архив, а на третьем — хранилища запретных знаний.

Мы двигались в унисон. Когда останавливался гость, замирала и я, благоразумно держась на расстоянии лестничного пролета, в тени перил и вазонов. Он шагал дальше — двигалась я.

Сердце билось в горле, но я гнала от себя мысли о трусливом бегстве. Чем больше узнаю, тем лучше. Контур активируется одним прикосновением, в любом месте, успею. Так, пока вспомню слова. По-моему, разумнее закричать: «Помогите!» Я ведь всего лишь первокурсница Общеобразовательного факультета…

Паника не лучший союзник, и я заменила ее охотничьим азартом.

Подтвердив худшие опасения, незнакомец поднялся на третий этаж. Чикнул огнивом и завозился с дверью. Отмычки. Фи, как примитивно! Зато ты точно не маг, даже не студент.

Ночной посетитель пытался сломать охранную печать! Ругался, вертел в руках предмет, изрыгавший холодное зеленоватое магическое пламя. Судя по движениям рук, прекрасно знал о сетке контура, которой нельзя касаться.

Кончики пальцев засвербели. Знаю, милые, тут химичат с чарами, пытаются проникнуть в секретное место и выкрасть опасные фолианты. Вон, даже холщовая сумка заготовлена. Явно не для одной книжечки.

Криво усмехнулась, пряча страх, и осторожно попятилась к двери на лестничную площадку. Просочилась сквозь щель и коснулась жетоном древесины. Есть! Защитный контур засверкал, отсекая незнакомца от внешнего мира. Если тот попытается выйти, испытает непередаваемую гамму ощущений. Но я не знаю плана третьего этажа, там может быть другой выход, значит нужно будить горгулью и позвать магов.

Не заботясь о том, слышат меня или нет, практически кубарем скатилась по лестнице на первый этаж. Вспомнила о записях, лампе, шторах, магическом светлячке — пес с ними! Библиотека не сгорит, книги не растворятся в воздухе до утра. Неслась по коридору так, будто за мной гнались демоны, боясь обернуться или сбавить темп. Входная дверь казалась спасительным маяком.

Наплевав на правила, не удосужилась активировать защиту хоть где-нибудь. Если у того тип есть магический предмет, открывающий хитрые замки, без труда справится и с этим заклинанием. Да и как он умудрился пролезть внутрь? Явно не с парадного входа зашел, иначе бы видел свет в преподавательском читальном зале.

В холле сделала пару судорожных вздохов, надела туфли и юркнула за дверь. Жетон взмыл к кругляшку, а голос сбивчиво, фальшивя, напевал мелодию призыва. Руки дрожали. С первого раза по груди твари я не попала, не говоря уже о начертании руны, но собралась и довела дело до конца.

Боялась-то не напрасно: там, наверху, что-то тихонечко завывало. То ли охранные чары, то ли...

Горгулья разомкнула глаза, признала меня и лениво отделилась от стены. Сделала круг над головой и растворилась, пройдя сквозь дверь. Все, теперь никто не может войти или выйти без обратного призыва.

Отойдя на пару шагов, глянула на окна библиотеки — по третьему этажу блуждал огонек.

Счастливой охоты, горгулья, и попутного ветра мне!

Припустила по мокрому от росы саду к преподавательским домам. Решила постучаться в первый попавшийся, переложу ответственность на крепкие маговы плечи и попытаюсь заснуть. В любом случае, ничего толкового сделать не могу, все расспросы, показания — завтра.

Да, определенно, не оценила я коварности первых летних деньков! Всего пара минут — а уже успела продрогнуть. Теплая кофта осталась висеть на стуле в малом читальном зале. Теперь пожинала последствия: плечи озябли, туфли промокли. Только сейчас сообразила, что бежала напрямик, а не по дорожкам, и теперь измазалась во всех прелестях росистого сада. И так, мелочи, — оцарапала руку.

Толкнула калитку: заперта. Ладно, попробуем жетон. Чтоб голуби обгадили могилы магов, отгородились от всего мира! И изгородь густая такая, колючая. А время-то идет, сбежит преступник!

Жетон не помог. Сама виновата: не сообразила, что никакой магией тут и не пахло, всего лишь крючок. Раз — и он выскользнул из металлической петли, открыв путь к городку двухэтажных домиков. Много лет назад каждый строился по своему вкусу, потомки не стали ничего менять, добавили лишь пару деталей, вроде мансарды или новой зверушки на фасаде.

Разумеется, сейчас ничего не разглядывала. Любопытство удовлетворила давно, хоть и издали. Ночью же перепуганной мне все дома казались близнецами-братьями.

Подлетела к ближайшему крыльцу и, испортив клумбу с чем-то пахучим, но явно не цветами, забарабанила дверным молотком по доскам. Ответа не последовало, только кольнула пальцы магия. Кто бы сомневался, тут защитный контур. И он меня прощупывал, намекал, чтобы носа не совала.

Отошла, наклонилась и запустила в окно второго этажа комком земли. Ровный такой шарик вышел, не хуже снежка. Подумав, слепила такой же и оправила по прежнему адресу.

В окне вспыхнул тусклый огонек. Кто-то отодвинул занавески и, оставаясь в тени, выглянул наружу.

Крикнула: «На помощь!», чтобы не приняли за хулигана. Получился короткий громкий писк, типично женский, на одной высокой ноте. Так всех не перебудишь. Я и не смогла, так, вызвала легкий интерес в еще одном доме. Мимолетный ввиду скромности жертвы, то есть меня, не соблаговолившей завопить нормально, вторично.

Огонек в окне стал ярче. Холодное свечение магии сменилось теплом живого огня.

Пара минут томительного ожидания, и дверь отворилась, явив фигуру с «Летучей мышью» в руке. Приглядевшись, узнала хозяйку дома: Осунта Тшольке. В длинной ночной рубашке, с копной распущенных волос через плечо она как никогда походила на ведьму. Зевнув, преподавательница осветила меня фонарем и зажгла свет в прихожей.

Я во все глаза пялилась на магичку: никогда не видела ее такой. Смешная, немного потерянная, даже на женщину похожа. Не верится, что она в рубашке спит и босиком ходит.

— Ну? — Вопрос поражал лаконизмом.

— Проникновение в библиотеку, — сбивчиво проблеяла я. – Он печати на третьем этаже сломать пытался. Я горгулью спустила.

Сон магистра как рукой сняло. Встрепенувшись, она велела ждать, где стою, и скрылась в недрах дома. Буквально через минуту вернулась при полном параде: рубашка, штаны, сапоги, волосы в «хвост». Пальцы разминаются, щелкая искрами магии, а за поясом длинный нож.

— Веди! Хотя, — Осунта задумалась, — пойди, разбуди Эдвина. Магистра Лазавея, —поправилась она. — У его дома драконы-водостоки.

Кивнула, побежала разыскать магистра, только собеседница уже исчезла, переместилась в пространстве, оставив после себя легкий запах озона.

Пожалуй, самое интересное место академии — преподавательский городок. И самое страшное. У меня десять раз сердце замирало от разных штучек. Ладно, если они каменные, а если оживают? Идешь ты без свечи и лампады, одна луна над головой, ищешь драконы-водостоки, а из-за низкой оградки к тебе ожившее растение щупальца тянет? И что ты сделаешь? Правильно, заорешь во все горло. Надо признать, завизжала я удачно. В смысле, у нужного дома. С теми самыми драконами. Перебудила заодно соседей магистра Лазавея, дружной толпой высыпавших к окнам.

Смутившись, я попросила магистра спуститься.

— Что-то важное? — Он наполовину высунулся из окна, а я предпочла заняться изучением клумбы.

Все-таки думать надо, в каком виде перед студентками появляешься. Просто в лунном свете, падавшем аккурат в окно, его торс смотрелся особенно эффектно. Нет, никакой груды мышц, но бередил девичью фантазию, как Хендрик в свое время. Муженек без одежды весьма и весьма хорош.

Все-таки, активно практикующего мага сразу видно: они не растекаются квашней. Я не о лекарях и алхимиках. Им неважен внешний вид, а вот магистру по изменению сущностей... Поскорей бы, что ли, нам о других мирах рассказывать начали: жутко интересно! Особенно, если расстегнуть рубашку. Лучше вообще снять, чтобы студентки смотрели исключительно на преподавателя.

Пока предавалась подобным мыслям, магистр успел одеться и спуститься. Абсолютно бесшумно. Вздрогнула, когда он неожиданно оказался рядом, буквально скользнул по воздуху.

— Магистр Тшольке просила вас позвать. В библиотеке неладно, — коротко сообщила я, старательно отводя глаза.

Проклятое воображение упорно рисовало собеседника наполовину обнаженным. Широкие плечи, точеную грудь, живот, который так и хотелось потрогать. О, как я соскучилась по мужчине! Только магистр – преподаватель, Агния, а ты замужняя студентка.

Уфф, полегчало!

Маг оказался любопытным, потащил за собой, выспрашивая подробности ночного вторжения. Рассказала, что могла, по возможности, сообщив больше фактов.

— Вот ведь студенческое рвение! — усмехнулся магистр. — Вместо того чтобы спать, за книжками сидели. Но, признаться, с пользой. Все, можете смело идти к себе.

Видя, что я в раздумье остановилась возле калитки, преподаватель повторил строже:

— Помощь с вашей стороны не потребуется. Чтобы до утра близко к библиотечному крылу не приближались!

Кивнула, хотя любопытство советовало посмотреть издали одним глазком.

Уже отойдя на пару шагов, магистр внезапно обернулся и поинтересовался моим именем. Оказалось, он забыл, кто перевязывал ему руку. Оно и понятно, студенток много, кто я такая, чтобы запомнить.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям