0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Хаос и Темное Пламя » Отрывок из книги «Хаос и Темное Пламя»

Отрывок из книги «Хаос и Темное Пламя»

Автор: Сокол Таль

Исключительными правами на произведение «Хаос и Темное Пламя» обладает автор — Сокол Таль Copyright © Сокол Таль

 

(Вселенная «Миры Хаоса» Елены Звездной. Аргаттская Академия Темного Искусства)

 

Пролог. Грехи молодости, или Неучтенная дочь темного лорда

 

Я никогда не понимала, почему моя мать, Висса Дегард, двадцать лет назад сбежала из Ардама. Выпускница Академии Проклятий предпочитала брать частные заказы и жить в глуши далеко от столицы Приграничья. С меня же была взята клятва, что самовольно и носа не высуну за пределы нашего небольшого поместья.

– Мама, почему ты ничего мне не рассказываешь? – в этот раз отступать была не намерена.

– Соль, в молодости я совершила роковую ошибку. Эта глупость стоила мне слишком дорого. Я сделала выбор и предпочла сохранить тебе жизнь. Не вздумай нарушить данного слова, если не хочешь погибнуть! В Ардаме слишком многие желают моей смерти. Узнают о твоем существовании, – тут она сделала многозначительную паузу, – мы будем иметь дело с лучшими выпускниками Академии Смерти. Ты не сможешь выдать тайну, если не будешь ничего знать! Разговор окончен! Отправляйся в свою комнату и не буди лихо, пока тихо!

Естественно, такое положение дел меня бесило. К сожалению, мама была непреклонна. Я так и не узнала обстоятельств, предшествующих моему рождению. Потом, увы, стало слишком поздно.

Однажды, вернувшись от родни, почувствовала, что что-то в моей жизни пошло очень сильно не так. Постучавшись в дверь кабинета матери, ожидаемого приглашения так и не дождалась. Зато услышала едва слышный шорох. Какой обычно бывает, когда кто-то не желает привлечь к себе внимания.

Выудив из поясной сумки шпильку, не задумываясь, отперла замок. Никто не знал, что частенько тайком пробиралась в эту комнату в надежде узнать тайну своего рождения.

– Ааааа! – я пришла в неописуемый ужас, когда увидела на бордовом ковре распластанное тело матери и фигуру, закутанную в черный плащ, от которой веяло смертью и жутью.

Стража замка сразу же примчалась на поднятый мной шум. Вскоре раздались проклятья и топот воинов, которые поклялись быть верными владельцам имения «Полнолуние».

Незнакомец лишь на мгновение остановил на мне равнодушный взгляд и растворился в полумраке.

А я… Я осталась наедине с остывающим телом женщины, давшей мне жизнь.

Начальник внутренней стражи барон Верл сразу оценил всю глубину моего горя и, осторожно подбирая слова, негромко проговорил:

– Плохи дела, моя госпожа. Леди Виссу явно уничтожили по чьему-то приказу. Услуги профессионального убийцы по карману далеко не каждому. Что-то здесь очень нечисто, попомните мои слова.

Выставив всех из комнаты, я упала на колени рядом с матерью. Когда слезы иссякли, а безысходность уступила место злости, поклялась найти и покарать того, кто лишил меня единственного в жизни человека, который не позволял чувствовать себя ущербной.

Глава рода Дегард Гинор тоже не знал, кто был моим отцом. Он посчитал за благо отправить единственную дочь младшей сестры туда, где точно никто и никогда не додумается искать.

– Расплата за грехи молодости часто настигает нас спустя долгие годы. Солира, убийца видел тебя. Будет лучше, если ты отправишься на учебу в Академию Проклятий. Не вздумай искать ответ на вопрос, который сегодня задавала мне. Твоя мать унесла его с собой в могилу. Ты же не хочешь отправиться следом? Поклянись мне, что исполнишь мою просьбу, племянница.

– Я имею на это право! – в моей душе разгоралось упрямое пламя, которое никогда не вспыхивало ни в одном из моих родственников.

– Даже если весь наш род пустят под нож? Ты готова взять на себя ответственность за многочисленные смерти?

Тут с ужасом поняла, что само мое существование может стоить жизни тем, кого люблю всей душой. Родные никогда не попрекали мать тем, что ее единственная дочь – незаконнорожденная. Они просто приняли меня в свои сердца и постарались сделать так, чтобы не чувствовала себя лишней.

– Хорошо, дядя. Если мне удастся сдать тесты в Академию Проклятий, постараюсь ничем не посрамить честь рода Дегард и память матери, – неведомый убийца заставил меня повзрослеть в одночасье.

В голове всплыла моя клятва отомстить, отомстить жестоко. Лица незнакомца мне разглядеть не удалось. Взгляд холодных серых глаз потом снился ночами еще долгие годы.

Времени на сборы у меня практически не было. Я умудрилась всего за час упаковать необходимые вещи в две небольшие дорожные сумки, привести себя в порядок и облачиться в дорожный костюм. По согласованию с дядей решила лишний раз не светиться и добираться до Ардама верхами. Не осмелилась и воспользоваться магией порталов и прочими изысками.

Честно говоря, столица Приграничья меня несколько разочаровала. Узкие улочки были довольно грязны и переполнены народом. Я так и не поняла, почему мать до последнего вздоха мечтала вернуться сюда. Полагаю, что просто хотела хоть одним глазком увидеть того, кто подарил ей меня.

Когда всех поступающих собрали во дворе самого маститого учебного заведения в Темной Империи, мне уже было глубоко наплевать на результат. Останусь в этом аду или отправлюсь домой – да какая, к демонам, разница!

Голова болела от недосыпа и прилежной зубрежки. Хотелось только одного: упасть на постель и сдохнуть. Жаль, это счастье оказалось таким же недоступным, как и имя моего отца.

Громкий голос лорда-директора ардамской Академии Проклятий Риана Тьера доносился до меня словно издалека, когда он оглашал полный список счастливчиков, которые были зачислены на первый курс:

– … Солира Дегард, Ганн Тубарон, Виалерс Каверт. Все остальные могут попытать счастье следующим летом. Адептам-первокурсникам обратиться к куратору за формой и расписанием. Утро начинается с построения и зарядки. Потом идете на занятия.

Я тяжело вздохнула, все еще не веря, что умудрилась не провалиться. Сердце бешено заколотилось где-то в районе пяток, когда почувствовала на себе злорадный взгляд. Украдкой решила рассмотреть нахала и была разочарована. Уж не знаю почему, но с детства не выносила блондинов. Неприятный незнакомец, судя по повадкам, принадлежал к одному из аристократических родов. Пшеничные волосы сбегали блестящей волной до самых лопаток. В каре-зеленых глазах можно было прочесть только жестокость и бесконечную спесь.

Решила долго с обустройством не тянуть, одной из первых получила форму и ключи от комнаты. Мимолетно удивилась, что тут адептки проживают по одной. Потом приняла душ, переоделась и, прихватив тетрадь и карандаш, попыталась открыть дверь. Увы, ручка проворачивалась, и у меня ничего не вышло. Никакой особой магией я не владела, но чутье сразу же подсказало, что лучше поискать другой выход. Один из амулетов, прихваченных из дома, обнаружил простенькое запирающее заклинание.

Крупно повезло, что жилье мне дали на втором этаже женского общежития. Рядом рос дуб, чьи ветви вполне были способны выдержать мой небольшой вес. Пожав плечами, забралась на подоконник и легко спустилась вниз. Неожиданно для самой себя убедилась, что и проведенное в сельской местности детство имеет свои плюсы.

Насмешливый голос прозвучал где-то над самым ухом:

– С каких это пор благородные леди лазают по деревьям, как кошки?

– С тех самых, как дурно воспитанные адепты запирают чужие двери с помощью магии, – ловко увернувшись от блондина, который явно намеревался ухватить меня за шкирку, поспешила смешаться с толпой сокурсников.

Девушка с печальными карими глазами представилась и тихим шепотом предупредила:

– Адептка второго курса Тария Алсэр. Держитесь подальше от этого подлеца. Это – Кирин Эллохар. Племянник директора Школы Искусства Смерти. Прислали на наши бедные головы по обмену. У них теперь проклятия входят в обязательные предметы.

Кивнула в знак того, что поняла и приняла совет к сведению. Потом поспешила смешаться с толпой. Подумав, включила гордеца в список, кого надо посадить в лужу и при этом не попасться с поличным, вместе с тем, кто лишил жизни мою мать. Молча просидела на вводной лекции. Записала расписание на ближайшую неделю. Потом было долгое и довольно нудное знакомство с Ардамской Академией Проклятий. Честно говоря, я совсем не была уверена в том, что завтра найду нужные мне аудитории сразу.

За ужином чуть было не подавилась, когда все тот же ставший ненавистным голос лениво возвестил:

– Мы так и не закончили нашу чисто светскую беседу, адептка Дегард…

Демонстративно доев, встала и с ядовитой улыбкой, на которые была горазда, равнодушно проронила:

– Не думаю, адепт Эллохар, что вам стоит тратить на меня время. Я хронически не перевариваю блондинов. Не мой тип! – и стремительно вышла вон, направляясь в свою комнату. В ответ донеслось почти звериное рычание. Причем не составило труда понять, кого довела до белого каления.

На душе было гадко от недобрых предчувствий. Прекрасно понимала, что просто так этот хлыщ от меня теперь ни в жизнь не отлипнет. Так и будет отравлять каждый день, пока учится тут. Как будто судьбе было мало отнять у меня маму. Она решила еще усложнить мне жизнь непрошеным вниманием этого высокородного чудовища.

Тут услышала раздраженное шипение. Ненавистный голос Кирина Эллохара издевался над вампиром. Я слышала, что старшекурсники частенько задевали только что поступивших адептов. Столкнулась же с подобным безобразием впервые. На душе стало совсем гадко, но пройти мимо не смогла.

– Как это наследник Пятого Дома оказался таким слабаком? Я даже не использовал никаких заклинаний! Ты проиграл, так как не смог попасть в собственную комнату! Уговор – есть уговор! Дверь так и не открыл!

Украдкой посмотрела на бедолагу, который угодил в такой же неприятный переплет, как и я сама.

– От тебя толку не больше, чем от этой девчонки! – племянник директора Школы Искусства Смерти небрежным жестом указал именно на меня.

– А в чем, собственно, дело? – я никогда и никому не спускала обиды. – Что вы имеете против адепток Академии Проклятий? И если дверь закрыта без применения магии, то на что спорим, что смогу открыть без проблем?

– Если не сможешь отпереть, сама сегодня ночью придешь ко мне в комнату, Солира.

– Никакой магии, заклятий и прочего? Только закрытая дверь, так? – не знаю, какая муха меня укусила, но мне почему-то стало жаль третьекурсника-вампира. Было видно, что эта компания достала его до печенок за время учебы. – Клянись. Знаешь Обещание Бездны?

– Откуда знаешь о подобных вещах? – в глазах молодого человека проскочило подозрение, что все может пойти совсем не так, как ему грезилось.

– Струсили, адепт Эллохар? – еще одна ядовитая улыбка заставила моего обидчика сделать роковой для себя шаг.

– Нет, но интересно, что ты затребуешь.

– Можешь не волноваться! – выплюнула точно гнилую ягоду. –  Требования нерасторжимой помолвки не последует. Ты совсем не в моем вкусе! – намеренно перешла на довольно фамильярное «ты», чтобы укусить побольнее не в меру раздутое мужское самолюбие нахала.

Слова древней клятвы произнесли оба, как положено: одну строчку произносила я, другую – он. Нить чернильного мрака словно опоясала соединенные вместе ладони левых рук.

– Проводи нас до двери, которую надо открыть, – я требовательно посмотрела на бедового третьекурсника.

– Вам не следовало связываться с этим мерзавцем, леди. Позвольте представиться, Ларент Дизрант, наследник Пятого Дома Детей Ночи. К вашим услугам, леди, – отвешенный мне поклон был полон грации и достоинства. Почему-то сразу почувствовала, что от него неприятностей и подлых поступков ожидать не следует.

– Солира Дегард. Рада знакомству.

– Я буду называть тебя Соль. Кажется, так к тебе обращаются наиболее близкие друзья? – судя по выражению лица, Кирин уже праздновал очередную победу, к сожалению, преждевременно.

Лихорадочно соображала, откуда он мог узнать об этом.  В ответ на мой удивленный взгляд, снизошел до ответа:

– Нас учат выборочно считывать память, детка. Разве ты не знала? – молодой человек упивался собственным превосходством над присутствующими.

– Лично для вас, любезный лорд, леди Дегард. Где эта дверь? Мне хочется помочь тебе, Ларент.

– Лар, – вампир улыбнулся, демонстрируя острые, как бритва, клыки.

– Тогда я не буду возражать, если будешь называть меня просто Соль, – я оперлась на предложенную руку собрата по неприятностям и позволила себя увести.

– А вот это уже откровенная наглость! – возмутился блондин, буравя мою спину многообещающим взглядом. Только мне было, если честно, совершенно наплевать. Это я и дала понять, проигнорировав высказанную с угрозой претензию.

– Так каким будет моя плата в случае проигрыша? – Кирин имел право знать ответ, поэтому мне пришлось озвучить.

– Если победа останется за мной, то просто перестанете портить жизнь мне, Лару и остальным. Вы сюда учиться пришли, адепт Эллохар! Вот и займитесь делом! – снова вернулась в рамки принятых в нашем кругу требований этикета.

Я обернулась, чтобы увидеть, как взбешенный темный хватает ртом воздух. Подобной прыти от зеленой первокурсницы он явно не ожидал. Дверь была самая обыкновенная, точно такая же, как и моя. Только табличка гордо несла имя другого адепта. Выудив из поясной сумки амулет, приобретенный по настоянию дяди, тщательно все проверила. Увы, и следов заклинаний не обнаружила. Хотя втайне и надеялась, что все будет иначе. Оберег же был изготовлен из сплава, который мог сказать, было ли воздействие со стороны мага или нет. Своего рода простенький индикатор.

Потом внимательно осмотрела замок. Я прекрасно понимала, что он не может быть слишком сложным. Поколебавшись примерно минуту, выудила из прически массивную стальную шпильку и принялась со знанием дела копаться в механизме. Как и предполагала, недруги Лара просто освободили обычно заблокированную собачку. Естественно, так, чтобы легко открыть снаружи ключом не получилось бы ни у кого.

Покопавшись еще пару минут, услышала победный щелчок и, улыбнувшись вампиру, посоветовала:

– Лучше ее вообще снять. У некоторых адептов Академии Проклятий слишком своеобразное чувство юмора. Итак, адепт Эллохар, вы проиграли! Если только попробуете кого-нибудь натравить на меня – не обижайтесь! Плоды собственной глупости будете сами пожинать! Светлой ночи вам всем. Темных снов, Лар.

Пожалуй, сегодня лучше отправиться на отдых пораньше. Завтра меня ждет построение и зарядка. Да и занятия начнутся с самого утра, а опаздывать в мои планы не входило.

Вампир, насмешливо посмотрев на мрачного Кирина Эллохара, проводил меня до входа в женское общежитие. Галантно поцеловал руку и вежливо попрощался:

– Я ваш должник, Соль.

– Главное, что этот гад больше не сможет безнаказанно вредить окружающим.

Лар задумчиво посмотрел на меня, еще раз откланялся и умчался в ночь, обернувшись солидных размеров летучей мышью. Я же, пообещав себе не терять бдительности, скрылась в тиши собственной комнаты. День был настолько насыщен событиями, что уснула только под утро, с раскаяньем подумав, что занятия начнутся через несколько часов.

Благим намерениям немного отдохнуть перед учебой так и не суждено было сбыться. Под моими окнами чей-то совсем немузыкальный голос выводил:

– Зачем ты так жестока,

   Леди Дегард?

   Я все равно

   Уже не отступлю! – судя по характерному взлаиванию, мои бедные уши терзал чистокровный оборотень.

Нехотя встала, подошла к окну и заметила одного из лизоблюдов из «свиты» адепта Эллохара. Пожелав неведомому поклоннику роскошного поноса, вернулась обратно в постель и закуталась в одеяло с явным намерением отдохнуть вопреки всему. Завывание стало немного тише. Вскоре усталость взяла свое, и я провалилась в благословенный сон.

Резкий звук горна возвестил, что мне пора приводить себя в порядок, облачаться в форму и нестись сначала на построение. Потом на зарядку. Чуть позже начнутся и занятия. Первыми были «Основы и техника безопасности применения проклятий первого уровня». Выскочив из комнаты, опрометью помчалась во двор на построение. Вполуха выслушав напутствие куратора госпожи Марен, отправилась вместе со всеми добывать новые знания.

Никогда бы не подумала, что предмет потребует столько усилий. Десять страниц убористого текста еще предстояло выучить наизусть. С недоумением заметила, что никто из сокурсников не спешит сесть рядом со мной за парту. Решив разобраться с этой странностью позже, направилась вместе со всеми в столовую.

Но спокойно поесть мне не дали. Вкрадчивый голос Кирина Эллохара прозвучал прямо над ухом. В нем явственно проскальзывали ядовитые нотки:

– Соль, меня забавляет твоя неприступность. Неужели ты думаешь, что я отступлюсь? – в каре-зеленых глазах уже тлела искорка неприкрытого интереса. – Как тебе понравился неподражаемый вокал одного из моих приятелей, детка?

– Это была серенада в мою честь, адепт Эллохар? Честно говоря, если бы вы любезно не открыли мне глаза на истинное положение дел, ни в жизнь бы не догадалась. Мало того, что у бедолаги нет и тени голоса. Он, напрочь, лишен слуха и чувства ритма! Всего вам темного, – с достоинством встала, отнесла на специальный стол для грязной посуды почти полную тарелку и неторопливо удалилась.

– Соль, я тебя не отпускал! – в бархатном голосе начали проскакивать металлические нотки,  на которые было сложно не обратить внимания. Только вот должного действия они не возымели.

Пожелав наглому молодому лорду приступа острого поноса, сильно пожалела, что не смогу наслать на него проклятье – толком нас еще ничему не учили. У меня не было ни сил, ни желания осложнять себе жизнь еще и не в меру ретивым воздыхателем.

Все свои силы предполагала бросить на то, чтобы узнать личность убийцы матери. О том, что делать с ним потом, пока не решила. Впрочем, этот момент требовал особого внимания и, пока что, мог подождать. Естественно, больше всего на свете мне хотелось отправить его прямиком в Бездну. Никогда не замечала в себе раньше подобной кровожадности. Только вот после гибели матери что-то во мне сильно изменилось. Временами, казалось, что в душе вспыхивает странное пламя, явно темное. Оно требовало отомстить тому, кто лишил ее жизни. Прекрасно понимала, что эта гулкая пустота в сердце, скорее всего, останется со мной навсегда.

Спасло меня от публичного наказания появление самого лорда-директора Тьера, который и увел адепта Эллохара в свой кабинет для личной беседы. Взгляд черных, как сама Бездна, глаз мужчины заставил меня испуганно сжаться и поспешно сбежать в библиотеку. Привлекать лишний раз к себе внимание руководства Академии в мои планы совершенно не входило.

Занятий сегодня больше не было. Сделав несложное домашнее занятие, взяла с полки учебник по проклятиям первого уровня. После чего принялась придирчиво изучать доступные методы воздействия. Чутье предупреждало, что неприятности уже топчутся на моем пороге. Причем, не менее крупные, чем в тот черный день, когда потеряла женщину, которая подарила мне жизнь.

После выволочки в кабинете лорда-директора, к моему величайшему счастью, адепт Эллохар оставил меня в покое на целый месяц. Только вот сокурсники продолжали шарахаться, как от чумной. Впрочем, крепнущая день ото дня дружба с Ларом и Тарией позволили легко пережить даже такое тягостное положение дел.

Наше спаянное неприятностями трио настолько привыкли видеть вместе, что почти не обращали на нас внимания. Я слишком поздно заметила, что мой амулет едва заметно светится, предупреждая о применении совсем слабенького заклинания.

– Соль, неужели ты думаешь, что запрет лорда-директора для меня хоть что-то значит? – насмешливый голос Кирина разозлил меня так сильно, что я, не задумываясь, выпустила на волю проклятие сильной икоты.

Прекрасно понимая, что даже если докажу, что, всего лишь, защищалась, меня могут отчислить, бросилась к главному входу. Почти сразу же столкнулась с гневно буравящими меня многообещающими взглядами друзьями.

– Соль, где ты была? Мы шли вместе в сторону академии, а потом, раз, и остались вдвоем, – судя по всему, моя подруга была в ярости, о чем свидетельствовало то, как она сжимала и разжимала изящные кулачки.

Ответ пришел от высокого темноволосого мужчины со стылыми серыми глазами. К своему ужасу в нем я опознала незнакомца, который был в кабинете матери в ту роковую ночь:

– Всего лишь одна из милых уловок, которыми грешат адепты и выпускники Школы Искусства Смерти. Аркан Иллюзий. Не магу нечего противопоставить этому заклинанию. Тария, представь меня этой очаровательной леди. Немедленно! – сразу же поняла, что и убийца моей матери узнал меня.

– Это леди Солира Дегард, моя лучшая подруга. Соль, это мой дядя, лорд Алсэр, – было видно, что девушка испытывает сильный дискомфорт. Поймав красноречивый взгляд серых глаз, она извинилась и торопливо ушла, прихватив с собой изо всех сил упирающегося вампира.

– Кинар Алсэр, к вашим услугам, леди Дегард. Насколько я понимаю, между нами имело место недоразумение. Могу ли попросить вас о разговоре без свидетелей? – сразу почувствовала, как мое сердце ухнуло куда-то на уровень пяток. В голове же прозвучало любимое присловье жителей Темной Империи: «И пришла им всем грозная и ничего не прощающая Бездна»!

Взгляд был такой же добрый, как у готовящейся немедленно сожрать пойманную жертву твари. Краем глаза заметила и гневно взирающего на меня Кирина. И тут я увидела куратора Марен и на всех парах помчалась к ней. Как вовремя мне на память пришло распоряжение, что после последней пары всем первокурсникам надо пройти у нее инструктаж. Даже не знаю, тет-а-тет с кем из этих двоих пугает меня больше.

– Прошу меня извинить, лорд Алсэр, но вынуждена вам отказать, – вот так несколько поспешно я и покинула поля боя под тяжелым взглядом адепта Эллохара.

Госпожа Марен была чистокровным оборотнем, поэтому сразу учуяла аромат страха, который тщетно пыталась скрыть. Желтые рысьи глаза взглянули на меня с симпатией. Она сразу же увидела простую истину. Опыта самостоятельного выпутывания из переплетов подобного рода у меня совсем не было.

– Солира, я переговорю с директором Тьером по поводу твоих затруднений. Держись от этих двоих подальше. Ни к чему хорошему более близкое знакомство с ними тебя не приведет. Надеюсь, мы правильно поняли друг друга?

Заправив выбившуюся из прически прядь обратно, раздраженно сказала:

– Не знаю, чем привлекла к себе внимание лорда Алсэра. Мой род недостаточно знатен, чтобы  вызвать ко мне интерес.

– О чем он тебя попросил? – куратор не скрывала искреннего беспокойства за мою дальнейшую судьбу, видимо, для этого были веские причины. К моему искреннему сожалению, озвучивать их женщина не стала. Наверно, не хотела напугать меня еще больше. –  Повтори слово в слово. Это может быть важно.

– Кинар Алсэр, к вашим услугам, леди Дегард. Насколько я понимаю, между нами имело место недоразумение. Могу попросить вас о разговоре без свидетелей? – повторила, как просила куратор. Вкрадчивый голос младшего брата главы рода Алсэр все еще набатом звучал в моих ушах.

– Лучше нам пройти в кабинет директора. Боюсь, жизненно важно побеспокоиться о конфиденциальности заранее.

Директор Тьер вежливо предложил мне присесть в кресло и строго велел:

– Так, а теперь вспоминай. При каких обстоятельствах ты встречалась с младшим братом главы рода Алсэр?!

Больше всего на свете мне сейчас хотелось двух вещей: разреветься от осознания собственной слабости и убить того страшного лорда, из-за которого моя жизнь так круто изменилась в худшую сторону. Увы, мама дала мне достойное воспитание. Поэтому, взяв себя в руки, равнодушно рассказала все, как было. Утаив лишь истинную причину того, почему решилась совершить такой тяжкий проступок. Директор Тьер с некоторым неодобрением посмотрел на меня и с тяжелым вздохом сказал:

– Куда катится Темная Империя? Разве можно вот так беспардонно вламываться в кабинет вашей матери? Адептка Дегард, я понимаю, что вы хотели получить ответы на какие-то важные для вас вопросы, но… – тут он с осуждением вычитал меня точно сопливую девчонку. – При этом не стоило рыться в чужих бумагах и папках с документами! Итак, что было целью столь возмутительного поведения?

Ответа грозный руководитель Академии Проклятий в Ардаме так и не дождался. Я предпочла с увлечением рассматривать носки собственных туфель и молчать.

– На вашем месте отпираться глупо, леди Дегард! Начали говорить – рассказывайте все! –  ответом ему стало сердитое безмолвие. – Хорошо, вы вынудили меня перейти к непопулярным мерам, – тут взгляд черных как сама Бездна глаз остановился на мне. – Вам запрещено покидать территорию Академии Проклятий до выяснения всех обстоятельств. Уверяю, что сумею найти ответы на интересующие вопросы самостоятельно. Видно, что вы чего-то или кого-то боитесь. Идите, адептка Дегард! Будете делать домашнее задание и думать над своим недостойным поведением! И не вздумайте и носа за порог вашей комнаты высунуть! Узнаю, что ослушались, приму меры! Вплоть до отчисления! – видеть до полусмерти перепуганные глаза куратора Марен стало для меня настоящим откровением. – Вон отсюда! Обе! – было видно, что лорд-директор едва сдерживается, чтобы не допросить меня с пристрастием и вытрясти все, что мне известно.

Оставшись одна, поняла, что события полностью вышли из-под контроля. Обратиться за помощью тоже не рискнула. В полной задумчивости сделала уроки, приняла душ и заползла под одеяло с честным намерением поспать.

С все возрастающим раздражением поняла: некоторые белобрысые личности оставлять меня в покое явно не собираются. Под моим окном вновь выводил визгливым голосом серенаду в мою честь оборотень из приближенных адепта Эллохара. Прекрасно понимая, что меня накажут, если выяснится, что проклятие наложила я, достала тетрадь по профилирующему предмету. Быстро нашла то самое, которое вызывает почти мгновенный сильный понос. Лучезарно улыбаясь, прислушалась. Из коридора не доносилось ни единого звука. Кроме небольшой компании, сопровождающей терзающего мои бедные уши приятеля Кирина, во дворе Академии тоже никого не наблюдалось.

Осторожно выглянув из-за шторки в веселенький голубой цветочек, свершила свою месть без всякой жалости. Неудачливый бард местного розлива коротко рыкнул и побежал искать ближайшие кустики. Как я сразу поняла, марать добротные штаны он не пожелал. Остальные, опасаясь подвоха, тоже немедленно расползлись кто куда. Довольно вздохнув, снова юркнула в постель, надеясь, что, на этот раз, меня оставят в покое.

Ставший ненавистным звук горна вырвал из объятий странного видения, смысл которого ускользал. Вокруг меня плясало Красное Пламя, явно темное. Интересно, к чему все это было? У меня не было способностей к магии, как и у всех в роду Дегард. Хотя он был славен именно талантливыми проклятийниками.

С трудом удержалась, чтобы не пожелать горе-будильнику всех благ в формате моей будущей специальности. Нехотя выползла из-под одеяла и отправилась в душ со скоростью улитки. Взбодрившись под прохладными струями, привела себя в порядок. Облачилась в форму академии, которая, что удивительно, шла абсолютно всем адептам.

Далее все шло уже по накатанной за месяц колее: завтрак,  построение, утренние тренировки, занятия, прерываемые обедом, потом снова построение и ужин. Свободного времени оставалось ровно столько, чтобы подготовить домашние задания. Я прекрасно понимала, почему нам не дают слишком много воли, но это открытие совсем не радовало.

Торопливо поела и вместе с остальными пошла на плац, ища свою группу. Услышать прямо над ухом голос не скрывающего своего торжества Кирина было совсем неприятно:

– Детка, ты напрасно сопротивляешься неизбежному, – огонек в каре-зеленых глазах говорил лишь об одном. Я, мало того, что умудрилась чем-то вызвать интерес у молодого человека, так он еще и день ото дня разрастался со скоростью лесного пожара.

– Вы напрасно тратите на меня время, адепт Эллохар, – постаралась полностью скопировать тот ледяной тон, которым мама разговаривала с очередным ухажером. – Оставьте меня в покое. Сделайте такое одолжение, – и нервно поправив выбившуюся из прически прядь, попыталась смешаться с толпой. Ускользнуть мне не дали.

– Знаешь, чем сильнее ты сопротивляешься, тем слаще будет победа, – откровенно оценивающий взгляд всколыхнул в моей душе нечто, к встрече с чем была совершенно не готова.

Где-то в самой глубине пробудилась маленькая красная звездочка. Откуда она могла там взяться, я так и не поняла, но усилием воли задавила начинающуюся панику и равнодушно проронила:

– Ваши желания, адепт Эллохар, меня абсолютно не интересуют! А теперь, простите, мне пора, –  уйти так и не удалось.

– Соль, Соль, – голос моего мучителя прозвучал с неприкрытым осуждением. – Зачем сопротивляться, если нет и полшанса победить?

– Я опаздываю на построение! – спокойно освободила локоть из не слишком крепкого захвата и помчалась к друзьям, которые с нескрываемым беспокойством посматривали в нашу сторону.

Зарождающаяся во мне искорка беспокойно шевельнулась, предупреждая, чтобы всегда была начеку. Если не хочу влипнуть в слишком уж крупные неприятности. Что-то настойчиво подсказывало, что серенады под окном – меньшее из зол. Главная опасность исходила не от адепта Эллохара. Кому-то сам факт моего существования мог спутать все карты.

Голос молодого преподавателя по проклятиям Этьена Ривора, который монотонно рассказывал о нюансах проклятия «Печать Неудач» слышала точно через толстый слой ваты. Я старательно выводила чертеж. Схемы получались у меня без малейшего изъяна уже через две недели учебы. Заметив, что некоторые студенты начали отвлекаться непосредственно от предмета, магистр Ривор решил встряхнуть наше сонное царство. Нежданный опрос он считал более эффективным для того, чтобы взбодриться, чем даже рассказ о чем-то увлекательном и новом.

– Адептка Дегард, назовите мне главную опасность в жизни специалиста профиля «Проклятийник»? – выпускник прошлого года в своей роли лектора спуску не давал никому. За малейшую неточность в ответе или помарку в схеме следовала расплата в виде двойки. – Ваш ответ должен быть подтвержден графическим чертежом.

Я встала со своего места и прошла к доске. Стерев старые записи, взяла в руки мел и быстро начертила только что изученное «Печать Неудач». Части схемы, которые объясняли реальное положение дел, выделила красным цветом:

– Проклиная кого либо, нужно помнить об откате. Если не применено специальное плетение-катализатор, то при стандартном воздействии его длительность и сила воздействия на того, кто его наложил, зависит от уровня, – я постаралась ответить максимально полно.

– Я в курсе, что вы интересовались уже вторым уровнем и катализатором. Как он влияет на результат?

– Отсроченное можно перевести в разряд мгновенного. Значительно усиливается эффект воздействия на жертву, но и откат тоже гораздо сильнее. У проклятого меньше шансов уцелеть, если оно относится к рангу смертельных.

– Отлично, адептка Дегард. Будете так же ответственно относиться к учебе, при вашем упорстве можете пойти далеко, – на этом интерес преподавателя к моей скромной персоне тут же иссяк.

Завистливые взгляды, которыми одарили меня сокурсники, неприятно царапнули душу. Они заставили маленькую искорку красного пламени в душе увеличиться и хищно потянуться в сторону недоброжелателей. Усилием воли я взяла себя в руки и заставила успокоиться. Не понимая сути происходящего, не хотела невольно усугубить собственное положение еще больше.

От заслуженной пары Вирра спас счастливый случай в виде возрожденного духа Дары, которая возникла прямо у  доски и не терпящим возражений тоном заявила:

– Адепт Вирр, немедленно отправляйтесь в кабинет директора Тьера! Вы думали, что, будучи чистокровным вампиром, сможете безнаказанно резвиться на улицах Ардама? – взгляд алых глаз выдавал яростный гнев. – Адептка Дегард, вас просят после занятий зайти туда же. Настоятельно не рекомендую опаздывать, – вампир из Седьмого Дома Детей Ночи, был вынужден подчиниться. За месяц учебы задиристый студент умудрился завести себе врагов не только на соседних курсах, но и среди первокурсников. Особенно доставалось от него тем, в чьих жилах текло достаточно человеческой крови. Я же из-за внимания Кирина подвергалась злобным розыгрышам и попыткам меня подставить гораздо чаще остальных.

– И что же такого натворила моя ученица, что потребовались столь радикальные меры? – магистр Ривор, видимо, совсем не хотел, чтобы меня отчислили.

– Все вопросы вам следует адресовать лорду-директору Тьеру! – не терпящим возражений тоном заявил возрожденный дух и погнал провинившегося адепта для дальнейшего разбора полетов.

Мне очень не хотелось вновь возвращаться к щекотливому вопросу, почему я в ту роковую ночь залезла в кабинет матери. Записывала лекции, как обычно, прилежно, только вот ощущение того, что пришла беспощадная Бездна, стремительно усиливалось.

Во время обеда, к счастью, меня никто не побеспокоил. Потом вторая половина дня пролетела как несколько мгновений. Построение тоже прошло на удивление спокойно. После ужина, стараясь идти как можно медленнее, побрела к двери лорда-директора Тьера. Дара, сердито сверкая алыми глазами, остановила буквально у самого порога приемной.

– Марш в свою комнату! Делать уроки! Не до тебя сейчас!

Я от удивления встала, как вкопанная. Честно говоря, так и не смогла понять, почему разбор полетов был так неожиданно отсрочен. Спорить и сопротивляться было бесполезно. Поэтому молча подчинилась. Больно уж грозно выглядела в этот момент явно чем-то сильно рассерженная Дара. Тут дверь в кабинет лорда-директора распахнулась, и в коридоре появился он сам в сопровождении высокого незнакомого мне мужчины. Правда, черты фамильного сходства  с моей подругой Тарией сразу же бросились мне в глаза.

Вежливо поздоровалась с обоими лордами, опустив глаза. Оба мужчины практически не обратили на меня никакого внимания, лишь директор Академии Проклятий сурово пообещал:

– Адептка Дегард, с вами мы поговорим в другой день! Настоятельно рекомендую, как следует, подумать о вашем возмутительном поведении! Марш в комнату! – ослушаться не посмела, припустив по коридору с такой скоростью, словно убегала от самого жуткого страха.

Я смотрела исключительно под ноги, боясь наткнуться на грозный взгляд возрожденного духа, которая распекала меня всю дорогу, не переставая пилить ни на миг:

– Неблагодарная! О тебе пекутся, а ты своим недоверием мешаешь себе же помочь, глупая девчонка! – и тут почувствовала, как со всего маха в кого-то врезалась.

С моих губ чуть не сорвался горестный стон, когда поняла, кого принесло по мою душу.

– Детка, рад, что изменила свое решение! – обе руки  тут же обвили мою талию.

Я принялась вырываться, но силы были явно неравны. Кирин не учел только одного: Дара сочла подобное поведение молодого человека недостойным.

– Адепт Эллохар! Что ты себе позволяешь, несносный мальчишка? – неведомая сила оторвала от меня не в меру пылкого воздыхателя. – Адептка Дегард, вон отсюда! Держись подальше от этого ловеласа! – и мне в спину ударил сильный порыв ветра. Вот так я и добралась до собственной двери, точно подгоняемый свежим бризом парусник.

Алар Алсэр с удивлением воззрился на родовой перстень. Красный рубин вел себя довольно странно. Обычно старинный артефакт приветствовал яркими алыми искрами только тех, в ком текла кровь рода Алсэр. На этот раз их было не четыре, как следовало ожидать, а пять. Мужчины обменялись недоуменными взглядами, но не стали озвучивать свои предположения прямо сейчас.

Я позволила себе перевести дух только тогда, когда не только заперла дверь на все запоры, но и придвинула к ней стул и устало опустилась на него. Искра красного пламени в моей душе настороженно потянулась в сторону коридора, предупреждая о близких неприятностях. Страха почему-то не было.

Меня словно обняли ласковые руки матери. Заметила, что плачу, лишь тогда, когда соленые капли упали на лист конспекта, который машинально достала из сумки и раскрыла на последней странице. Они тут же размыли чернила, но прочесть написанное было несложно. На такую малость сейчас не обратила внимания. Запоздало подумала о том, как же много мы не успели сказать друг другу! Увы, уже ничего нельзя было исправить. Мне оставалась только месть тому, кто лишил меня самого дорогого в моей жизни человека.

Оплакав свою потерю, запретила себе раскисать. Выдрала из тетради лист с расплывшимися буквами и старательно все переписала. Потом принялась за домашнее задание. Оно, на этот раз, оказалось намного сложнее всего, с чем мне приходилось сталкиваться до этого. Провозилась с ним до глубокой ночи. Правда, когда схема была полностью вычерчена и все запрошенные расчеты готовы, могла гордиться собственными успехами.

Проклятье «Паучья Сеть» даже на первом уровне сильно снижало реакцию у жертвы, которая вдобавок периодически проваливалась в кратковременное беспамятство. На одиннадцатом же, да еще с добавлением катализатора, можно было даже остановить сердце через заранее указанное время. К счастью, в лекциях было все подробно расписано. Додумать остальное оказалось на удивление просто. Поразилась, заметив, что звездочка красного пламени стала гореть еще чуть ярче, даря тепло и поддержку. Оно начинало потихоньку заполнять образовавшуюся после смерти матери пустоту в душе. Я так и не поняла, откуда все это взялось, но невидимая поддержка помогла мне взять себя в руки.

Устала я в этот день настолько, что заснула, уронив раскалывающуюся от боли голову прямо на сложенные на столешнице руки. Сны, посетившие меня в эту ночь, оказались довольно странными. Мое тело горело в красном пламени, но при этом не ощущала и тени дискомфорта. В душе воцарилось абсолютное спокойствие и осознание того, что учусь совсем не в той Академии, где была должна. Проснулась еще до того, как резкий голос горна возвестил несчастным адептам о том, что до начала занятий осталось совсем немного времени.

Искорка, ставшая моей постоянной спутницей, снова затаилась в самой глубине истерзанной горем потери души. Да я и сама понимала, что обнаруживать сейчас нежданные способности будет верхом глупости и неосторожности.

На завтрак шла в приподнятом настроении. На душе было неожиданно тепло и легко. К сожалению, неприятности уже ждали меня буквально за поворотом. Увидеть в коридорах академии  Кинара Алсэра я совсем не ожидала. На этот раз темный лорд не стал со мной миндальничать. Он молча подхватил меня под локоть и куда-то повел. Пыталась закричать и не смогла. Открывала и закрывала рот, точно выброшенная на берег рыба, но с моих губ не сорвалось ни единого звука. 

– Леди Дегард, вы сами вынудили меня пойти на столь непопулярные меры. Что вам стоило переговорить со мной без свидетелей? – видимо, выражение моего лица сразу дало понять мужчине, что не верю ни единому его слову.

Увидев разгорающееся алое пламя, сразу поняла, что младший брат главы рода Алсэр пытается поскорее покинуть территорию Ардамской Академии Проклятий. Моя искорка была явно против подобного поворота событий. Она ярко вспыхнула, обжигая вцепившиеся в мою руку пальцы. Мужчина удивленно вскрикнул, и созданный им портал погас, оставляя меня в гордом одиночестве. Моя же невольная защитница снова стала едва заметной, стараясь не привлекать к себе ничьего внимания.

Приняла решение подумать обо всем происшедшем  после занятий и торопливо направилась в столовую. Кожа под рукавом форменной куртки горела. Синяки теперь останутся, и некоторое время даже мимолетное прикосновение ткани к пострадавшему месту будет восприниматься довольно болезненно.

Кирин преградил мне дорогу совсем неожиданно. Даже не успела увернуться, чтобы избежать столкновения. Когда пальцы блондина сомкнулись ровно на том месте, где любое прикосновение причиняло сильную боль, зашипела и начала вырываться.

–  Соль, стой спокойно, – увидеть, как в обычно насмешливом взгляде поднимается ярое пламя гнева, никак не ожидала. – Кто он? Ну? Я жду ответа прямо сейчас!

– Адепт Эллохар, оставьте меня в покое! – несмотря на неприятные ощущения, рванулась раз, другой, третий, но не смогла освободиться. Слишком уж неравны были наши силы.

– Соль, кто он? – увидеть искорки беспокойства в глазах молодого человека я, честно говоря, была совершенно не готова. Потом начало разгораться синее пламя.

– Адепт Эллохар! Немедленно прекратите! Вам никто не давал права портить имущество академии! – Дара накинулась на провинившегося студента настолько яростно, что тому пришлось сыграть отступление. К сожалению, мой локоть он так и не соизволил выпустить.

– Идем, Соль, – голос Кирина прозвучал неожиданно  мягко. – Скажи, кто это сделал?

Я не проронила ни звука, но и вырываться перестала. Боль была такая, что по щеке скатилась слезинка, которую украдкой стерла ладонью. Привычно сделала вид, что убираю прядь волос, упавшую на лицо. Под нравоучительное ворчание возрожденного духа меня отвели за свободный столик. Один из приятелей Кирина даже принес нам завтрак. В полном молчании торопливо проглотила свою порцию, поблагодарила за компанию и упорхнула на построение.

Поведение Кинара Алсэра начинало меня откровенно пугать. Я прекрасно отдавала себе отчет в том, что разговора наедине с этим темным лордом мне следует избегать всеми возможными способами. Сейчас даже желание узнать, кто был моим отцом, отступало перед полыхающей в моей душе жаждой мести. Убийца матери должен понести наказание. Желательно, от моей руки.

Столкнуться с этой стороной своей души, хищной и ничего не прощающей, оказалась совершенно не готова. Странный огонь начинал разгораться всякий раз, когда перед глазами снова вставала та злополучная ночь. Именно тогда над телом женщины, давшей мне жизнь, поклялась сделать все, чтобы преступник ответил за все причиненное роду Дегард зло.

Я, пока что, не придумала, как призвать Кинара Алсэра к ответу, но твердо знала, что безвыходных ситуаций не бывает. Готова была на все. Вплоть до того, чтобы даже проклясть убийцу смертельным проклятием высокого уровня. Прекрасно понимала, что отката могу и не пережить. Сейчас месть казалась мне важнее даже собственного будущего. Она затмевала все остальное, становясь путеводной звездой в моей жизни. С ужасом поняла, что в тот миг, когда Висса Дегард погибла, на ковре в ее кабинете умерла и та Солира, которой была до этого. Новая я была готова биться до последнего вздоха за свое право собственноручно покарать убийцу.

С этого дня взялась за учебу с утроенным рвением. Мне было ясно только одно: просто так отступиться уже не смогу. Красная искорка полыхнула в душе, подтверждая, что так оно и будет. Меня никто не учил бороться, но и сдаваться без боя я не собиралась. Все свободное время старалась проводить в библиотеке, перерывая горы справочной литературы. Постепенно в моем арсенале появились довольно неприятные проклятья вплоть до третьего уровня, которые могли пригодиться мне в случае столкновения с тем, кого считала виновным в смерти матери.

Голос Кирина над самым моим ухом прозвучал так неожиданно, что чуть не подпрыгнула на стуле:

– Соль, кто он? Ответь прямо сейчас, сделай одолжение, – с удивлением поняла, что блондин банально ревнует меня к неведомому, как он считал, сопернику.

– Адепт Эллохар, моя личная жизнь вас никоим образом не касается, – с того памятного столкновения с младшим братом главы рода Алсэр прошло две недели, а желтые следы от синяков на коже над левым локтем еще не сошли. – Я вам признательна за беспокойство о моем благополучии, – снова принялась вычерчивать уже довольно сложные схемы.

– Кто-то посмел угрожать тебе? Ты выбираешь проклятия мгновенного действия из тех, которые помогают не магам вполне успешно противостоять почти любому противнику.

– Будьте любезны, оставьте меня в покое. Я не намерена отвечать на ваши вопросы ни сейчас, ни когда-либо позже, – с некоторым раздражением почувствовала, что красная искра не возражает против присутствия не в меру ретивого адепта, а сама начинаю испытывать весьма противоречивые чувства в его отношении.

– Соль, все равно узнаю, кто посмел. Накажу за наглость согласно проступку, – в каре-зеленых глазах полыхала с трудом сдерживаемая ярость.

– Адепт Эллохар, если вы опять вздумаете портить имущество Академии Проклятий, я буду очень недовольна! –  Дара насмешливо посмотрела на меня и проронила. – Леди Дегард, пройдите в кабинет лорда-директора Тьера. Или вы думали, что вам просто так сойдет с рук ваше упрямство?

Я прекрасно знала, что отвертеться от разговора мне не удастся. Но не думала, что Грозная Бездна потребует моего ответа так быстро. Подгоняемая возрожденным духом, неуверенно переступила порог директорского кабинета. Подняв глаза с ужасом поняла, что живой отсюда, вряд ли, выйду. Помимо директора Тьера тут был не только глава рода Алар Алсэр, но и его младший брат Кинар. Взгляд серых глаз был мрачен, а увидеть в нем еще и печаль оказалась совершенно не готова. Сдержанно поздоровалась и присела на стул, который был поставлен, видимо, специально для меня.

– У нее синяки на коже над локтем до сих пор не сошли, – наябедничала Дара. Было видно, что мое смущение изрядно ее позабавило.

– Алар, Кинар сам никогда ничего не расскажет. Могу я попросить тебя задействовать магию родового артефакта, чтобы узнать правду? Смерть Виссы Дегард не прошла незамеченной. Разбирательства требуют не только ее родственники, но и те, кто прибегал к услугам этой талантливой проклятийницы.

– Честно говоря, меня сейчас больше интересует личность еще одного Алсэра, о котором никто из нас не в курсе. Ты же знаешь, что оба моих брата делали предложение погибшей, но она предпочла среднего младшему.

Я невольно затаила дыхание, предчувствуя, что скоро моя жизнь изменится бесповоротно.

– Рассказывай, Кинар, зачем ты пытался выкрасть адептку Дегард из Академии Проклятий? Дара как раз отлучалась по весьма деликатному поручению, чем ты и воспользовался, – полыхнул кровавый камень на пальце темного лорда, а в такт ему и искра красного пламени, набирающая силу в моей душе. – Что ты забыл в кабинете леди Виссы Дегард в ту роковую ночь?

Было видно, что тот совсем не горит желанием отвечать, но никак не может ослушаться приказа. Древняя клятва не допускала никаких исключений. Кинар пожал плечами и устало осел в кресло. Он проиграл этот бой и прекрасно понимал это. Голос младшего брата главы лорда Алсэр выдавал всю глубину ярости, охватившей в эти горькие мгновения его существо. Красное Пламя объяло затянутую в темный бархат фигуру, но никак не могло навредить обидчикам своего хозяина. Отчаянно борясь, он начал отвечать на задаваемые вопросы. С удивлением поняла, что меня так и подмывает излить душу. Происходящее перепугало очень сильно, но никто явно не собирался прерывать моих мучений.

– Итак, зачем тебе понадобилось похищать адептку Академии Проклятий Солиру Дегард? – тон голоса главы рода Алара Алсэра требовал немедленного ответа.

Лорд Кинар не желал прибавлять новые преступления в список уже совершенных им. Опала Императора могла вылиться во что-то более серьезное лично для него. Лицо смутьяна окаменело уже через несколько мгновений, но ничего изменить он уже не мог. Артефакт всерьез принялся за оступившегося родственника.

Я продолжала молча стоять в кабинете лорда-директора, сосредоточенно рассматривая носки собственных сапожек. Подмывало вывернуть душу наизнанку и рассказать все, как на духу. С трудом сдерживаясь, терпеливо ожидала, когда меня отпустят. Хотелось лишь одного: поскорее ускользнуть в собственную комнату.

Алар Алсэр насмешливо посмотрел на впавшего в немилость родственника, поглаживая подушечкой указательного пальца рубин в перстне. Наконец он повторил свой вопрос, а мне снова захотелось рассказать все, но смогла удержаться. Моя Бездна еще не разверзлась у ног.

– Леди  Дегард видела меня над телом Виссы. Я сожалею об ее гибели, но… – тут он тяжело вздохнул, изо всех сил стараясь удержаться от признательных показаний, но ему никто не позволил подобной роскоши. – Всего лишь хотел устранить нежелательную свидетельницу моего преступления, – холодные серые глаза ожгли меня такой яростной и непримиримой ненавистью, что невольно сделала сначала один шаг назад, потом еще и еще. С такой столкнулась впервые. – Только вот проклятый Кирин Эллохар вечно вертится рядом. Дара тоже постоянно сует длинный нос, куда совсем не просили.

– Ты убил Виссу за то, что она вновь отказала тебе? – лорд Алар Алсэр не собирался делать поблажек собственному родственнику, это было не в его правилах.

– Да. Я не сдержался и впал в бешенство. Она все также продолжала любить этого неудачника Ригана. Когда пришел в себя, все было уже кончено. Только полная дура будет хранить верность тому, кто давно уже отправился в Бездну! Ненавижу их обоих!

И тут почувствовала, что больше не владею собой в полной мере. По моим венам жидким огнем заструилось неистовое темное пламя. Голос, сорвавшийся с внезапно пересохших губ, больше походил на глухое рычание:

– Так это вы убили мою маму?! – я совершенно не ожидала, что и меня обнимут ласковые языки красного огня, подпитываемого только одним желанием: отомстить прямо сейчас.

Мой гнев был настолько велик, что кресло под Кинаром вспыхнуло.

Потрясенный, он воззрился на меня, прекрасно понимая, что с ним случится, если он причинит мне, хотя бы, малейший вред.

– Прошу прощения, леди Алсэр, но вам придется на этот раз отступиться, –  голос Риана Тьера вязкой патокой вливался в мое сознание.

«Алсэр! Я – Алсэр»! − от понимания этого факта я пришла в неописуемый ужас.

– Да, Солира. Наследница рода Алсэр не имеет права участвовать в поединках чести. И я очень рад, что теперь никто не сможет принуждать меня немедленно остепениться, – Алар откровенно веселился над собственным родственником. –  Вы хотели узнать, кто был вашим отцом? Имеете полное право. Висса поступила мудро, унеся эту тайну с собой в Бездну. У Алсэров много врагов, жестоких и влиятельных. От вас обеих попусту избавились бы, как от чего-то незначительного. Теперь мне понятно, почему Риган принял вызов и фактически пожертвовал собой, чтобы спасти своего ребенка. Тебя, Солира!  О! Он прекрасно знал, что иначе вам не удастся выжить. Терять же даже одну из вас он не собирался.

Я пыталась противостоять молчаливому приказу родового артефакта, который сыпал красными искрами, отзываясь на бурю эмоций, которая сейчас ярилась в наших душах. В этот момент мне хотелось только одного: испепелить мерзавца Кинара Алсэра. Даже если бы мне самой при этом грозила смерть.

А больше всего меня бесило то, что наказать преступника я не имею права!

Темный лорд, так безжалостно отнявший у меня родителей, явно тоже находился во власти сильных эмоций. Вокруг его тела плясали языки яростного огня, а в глазах читался мой смертный приговор.

Тут послышался довольно громкий свист. Словно летящий кинжал рассекает воздух, чтобы спеть победную песнь своей жертве. Я сосредоточенно прислушалась к своему родовому дару. Тот настоятельно рекомендовал ничего не предпринимать. Насмешливый огонек в глазах главы рода Алсэр и лорда-директора Тьера пригвоздил меня к полу вернее тюремных кандалов.

Вокруг меня вскипел воздух, только вот огонь был почему-то синий. Явно не мой. Потом раздался оглушительный грохот. Небольшой кинжал превратился в лужицу расплавленного металла. Через мгновение мой личный враг вместе с креслом вылетел прямо в закрытую дверь, сорвав массивное дубовое полотно с петель. Я же так и осталась стоять, как вкопанная. Совершенно не понимая, что в данный момент происходит.

Оставшиеся в кабинете мужчины лишь переглянулись, а лорд Алар Алсэр устало проронил:

– Лорд Кинар понесет заслуженное наказание. За ним числится так много грехов, что Император решил лично заняться этим вопросом. Держись от него подальше, Солира!

Синее пламя все также плясало вокруг меня и не думало угасать. Я терялась в догадках, откуда оно свалилось на мою бедную голову. Словно прочитав мои мысли, лорд Алсэр спокойно продолжил:

– На тебе такая защита, что у Кинара и не было полшанса отправить тебя в Бездну! − мои округлившиеся от удивления глаза заставили мужчин рассмеяться.  Глава рода Алсэр, который теперь по праву был и моим родом (ведь древний артефакт подтвердил это), отсмеявшись, продолжил. – В конце этого учебного года будешь переведена в Аргаттскую Академию Темного Искусства. Твой врожденный дар достаточно силен, чтобы быть опасным в неподготовленных руках. Причем, не только для тебя. На балу в честь дня рождения Императора Темной Империи ты будешь представлена ко двору как Наследница рода Алсэр!

И тут я почувствовала, что падаю на пол, не в силах смириться с такими грандиозными переменами в моей жизни. Все происходящее казалось откровенным фарсом. Мозг отказывался серьезно относиться к возникшему вокруг меня бардаку.

Впрочем, серьезно пострадать мне не дали. Я пришла в себя от того, что кто-то поднес к моему носу флакон с такой ядреной нюхательной солью, что не привела бы в чувство только мертвеца.

– Соль, если этот гад еще, хотя бы, попытается косо посмотреть на тебя… – договорить Кирину не дали.

– Адепт Эллохар, по какому праву вы испортили пол в директорском кабинете и в коридоре? Леди Алсэр, уверяю вас, больше ничего не угрожает.

– Я тут не вижу никого, кроме Соль Дегард, – каре-зеленые глаза, казалось, были готовы просверлить во мне дыру.

– Вы хотели сказать адептки леди Солиры Алсэр, любезный, – Алар откровенно потешался над несколько ошарашенным видом племянника директора Школы Искусства Смерти. – И, сделайте одолжение, ведите себя прилично в присутствии единственной Наследницы рода Алсэр.

Прекрасно понимала, что влипла в очередную историю по самую макушку. Мысленно пожелав всем присутствующим отправиться прямиком в Бездну, пошатываясь, дотащилась до кресла. Грациозно опуститься в него мне не позволили. Кирин практически силком усадил на мягкое сидение. Взгляд его был настолько многообещающим, что захотелось поскорее улизнуть в свою комнату. Недобрые предчувствия закопошились на самом дне моей растерянной последними событиями души.

– Соль, Соль, даже не мечтай когда-нибудь избавиться от меня! – многообещающий взгляд вызвал ответную реакцию: больше всего на свете мне захотелось стереть с породистого лица блондина эту отвратительную самодовольную ухмылку.

– Уверяю вас, адепт Эллохар. Как только я пройду начальный курс обучения в Академии Темной Магии, вы уже не сможете с той же легкостью совать свой нос в мои дела! – прекрасно понимала, что если не осажу нахала при главе моего рода, потом никогда не смогу доказать, что в состоянии постоять за себя в любой ситуации.

– Адепт Эллохар, возвращайтесь в свою комнату! – в голосе лорда-директора Риана Тьера начали проскакивать угрожающие нотки, что бывало всегда, когда кто-то или что-то слишком сильно его раздражало.

– Сначала провожу Соль до дверей женского общежития. Потом непременно последую вашему совету, – дерзкий взгляд, брошенный на меня, сразу дал понять, что и пришла Солире Алсэр не прощающая ничего Бездна.

– Благодарю вас за беспокойство, Кирин, – Алар откровенно подтрунивал над молодым человеком, весело переглядываясь с близким родственником, который из последних сил пытался сохранить невозмутимый вид. – Я лично провожу свою племянницу до дверей ее комнаты.

В это мгновение ощутила безмерную благодарность этому темному лорду. К сожалению, предчувствия меня не обманули, и Кирин Эллохар впоследствии выполнил свою угрозу в полном объеме. На мое счастье, тогда о грядущих неприятностях и баталиях еще была ни сном, ни духом. Хотя уже после напутственной речи перед уходом безумно захотелось придушить Алара Алсэра за то, что присвоил мне статус единственной Наследницы рода Алсэр.

Прощаясь со мной, мужчина наставительным тоном уведомил новую родственницу в моем лице:

– На балу в честь дня рождения Императора Темной Империи ты будешь представлена ко двору как Наследница рода Алсэр! Именно поэтому каждый день леди Тангирра Тьер будет обучать тебя всему, что положено знать особе такого высокого ранга.

Видимо на моем лице отразилась такая богатая палитра чувств, что лорд Алар невольно отшатнулся. Он справедливо опасался за собственное благополучие. Я хотела ответить с достоинством, как наставляла меня моя мама. К сожалению, злобное змеиное шипение, сорвавшееся с моих губ, было далеко от идеала благовоспитанности и покорности судьбе:

– Незаконнорожденная дочь не может быть Наследницей главы рода! – ухватилась за первый попавшийся довод, как утопающий за соломинку.

– Солира, ты напрасно противишься неизбежному. Тебя признал родовой артефакт рода Алсэр. Так что, придется смириться и приспособиться к изменившейся ситуации. Уверяю, леди Тангирра так вышколит любого, что не ударишь лицом в грязь во время представления ко двору, – глаза моего мучителя откровенно смеялись над моим нежеланием превращаться из никому неизвестной племянницы не слишком знатного аристократа в один из главных призов в брачных играх приближенных императора Темной Империи. – Советую отдохнуть, как следует. Уже завтра времени на обычные для адептов проказы и фокусы у тебя попросту не останется ни времени, ни сил. Кошмарной ночи, моя дорогая племянница.

– И вам всего темного, лорд Алсэр, – чисто машинально обронила я, продолжая ломать голову над непростой задачей. Как же мне теперь выбираться из этого нежданного переплета?

– Солира, просто Алар. Ты теперь относишься ко второму кругу. Так что, привыкай и не вздумай противиться тому, избежать чего уже не сможешь.

– Простите, лорд Алсэр, – мое Красное Пламя злорадствовало вместе со мной, наблюдая гримасу раздражения и досады, которую как снег на голову свалившийся мне родственничек так и не смог полностью скрыть. – Пожалуй, последую вашему мудрому совету, – и захлопнула дверь прямо перед носом у собеседника, так и не соизволив выслушать его до конца.

День выдался настолько суматошным и насыщенным, что заснула, едва только голова коснулась подушки. Всю ночь мне снились кошмары, но ничего вспомнить утром мне так и не удалось. Рассвет перелистнул новую страницу в моей судьбе, но решила, что никому не позволю решать все за меня.

Учеба шла своим чередом, я показывала вполне достойные результаты в освоении проклятий. Только предчувствие, что подобное благоденствие не продлится долго, день ото дня упрямо крепло. Мы настолько сдружились с Тарией Алсэр, что проводили вместе почти все свободное время после занятий. Даже наши комнаты в женском общежитии были рядом. Тут я невольно вздрогнула, когда из динамиков донесся легко узнаваемый голос лорда-директора Ардамской Академии Проклятий Риана Тьера:

– Адептка Солира Алсэр, срочно зайдите в мой кабинет для беседы.

– Так и знала, что это было затишье перед бурей! Всего темного, сестра! – обменявшись с Тар недоуменными взглядами, неторопливо пошла в сторону директорского логова, ломая голову, в чем могла провиниться.

День выдался настолько суматошным и насыщенным, что заснула, едва только голова коснулась подушки. Всю ночь мне снились кошмары, но ничего вспомнить утром мне так и не удалось. Рассвет перелистнул новую страницу в моей судьбе, но я решила, что никому не позволю решать все за меня.

– Присаживайтесь, леди Алсэр. Я вызвал вас сюда отнюдь не для разноса. В отличие от многих студентов, учитесь вы  с должным прилежанием. Не нарушаете дисциплину Ардамской Академии Проклятий.

Я кулем осела в кресло для посетителей, чувствуя, что под моими ногами вот-вот разверзнется беспощадная и ничего не прощающая Бездна. Опустила глаза, стараясь ничем не выдать снедающей меня тревоги. Только скрыть мои опасения от темного лорда мне так и не удалось.

Черные глаза точно заглянули мне в душу, а потом мужчина подтвердил самые страшные мои предчувствия:

– Солира, кому-то очень сильно пришлось не по вкусу, что у рода Алсэр появилась Наследница с таким сильным магическим даром, какой проснулся в твоей крови. Не знаю, замешан ли в заговоре твой дядя Кинар, но… Сама понимаешь, что может случиться что угодно. Возможно, тебе придется в одиночку бороться за собственную свободу и жизнь. Поэтому немедленно отправляешься в Аргаттскую Академию Темного Искусства. Вилар Тьер – племянник моей матери леди Тангирры. Только ему я могу полностью доверить такое деликатное дело. Аргатт – город в неделе конного пути от Ардама. Применять магию мы не станем, так как все сразу же узнают, куда упорхнула птичка.

Тут в дверь настойчиво постучали, и в кабинете появился еще один темный лорд:

– Позвольте вам представить, лорд-директор Аргаттской Академии Темного Искусства Вилар Тьер.

Синие глаза из-под шапки темно-каштановых волос довольно холодно воззрились на меня, хотя голос и прозвучал довольно любезно, согласно принятому этикету:

– Всего темного, Наследница Алсэр. Прекрасно понимаю, что вы пали жертвой обстоятельств, но… Совсем не уверен, что способны справиться с их последствиями без нашей поддержки.

– Я никогда не просила взваливать на мои плечи такую ответственность! – поднявшийся в душе гнев забурлил точно вода в котле ведьмы. Терпеть не могу, когда меня изучают подобно редкому насекомому. – Совсем не буду возражать против того, чтобы снова стать просто леди Солирой Дегард!

– Если доживу до этого светлого мига! – маска деревенской простушки соскользнула с моего лица. Даже послышалось, как она с легким шелестом упала на ковер в кабинете лорда-директора Тьера.

– А у маленькой мышки, оказывается, есть острые зубки! – взгляд синих глаз чуть потеплел и уже не веял стылой зимней стужей. – Я проиграл. Всегда удивлялся поразительной способности Алара любую возможность вывернуть себе на пользу! –  на дубовый стол лег увесистый кошелек с золотыми полновесными монетами. – Ваши вещи, адептка Алсэр, перевезут чуть позже. Вы немедленно через потайной ход идете на конюшню, чтобы отправиться на новое место учебы. Дорожный костюм, удобные сапоги и плащ расстелены в повозке на сидении. Через полчаса мы выезжаем. Будьте любезны не копаться. Вас ждет недельное путешествие. Я уже распорядился, чтобы доверенные люди подготовили удобную комнату в женском общежитии. Мое учебное заведение расположено в небольшой горной долине. Так что добраться до вас там будет гораздо сложнее, нежели дома или в Ардаме.

– Можете идти, адептка Алсэр. Документы о вашем отчислении из Ардамской Академии Проклятий будут подписаны мной завтра утром. Ваши враги потеряют ваш след уже сегодня. Надеюсь на благоразумное поведение. Вы должны исчезнуть из их поля зрения до того счастливого момента, когда пройдете практику и защитите диплом. В свете вскрывшихся обстоятельств дебют Солиры Алсер в качестве Наследницы рода был милостиво перенесен императором на более благоприятный момент. По моей настоятельной просьбе. Даррэн Эллохар пообещал, что под видом практики будет присылать для вашей охраны наиболее перспективных из своих учеников. Начиная с четвертого курса. Естественно под видом получения необходимых для повышения собственной боеспособности магических знаний.

Я мысленно застонала, прекрасно понимая, кто чаще других будет тревожить мой и без того призрачный покой. Только поделать с этим сейчас ничего было нельзя. Сделав лицо на публику, церемонно попрощалась. Мимолетно понадеялась, что буду избавлена от ужасных уроков придворных танцев, которыми совсем замучила меня леди Тангирра Тьер. Хотя прекрасно понимала, что она, всего лишь, задалась целью сделать из провинциальной леди достойную наследницу рода Алсэр.

Облачившись в теплые вещи, забилась в угол на сидении и принялась терпеливо ждать сопровождения. Отряд охраны, среди которых оказалось и ненавистное лицо Кирина Эллохара, был пунктуален до ужаса. Вскоре открылась дверца повозки, и внутрь проскользнул лорд-директор Вилар Тьер, незнакомый мне некромант и боевая магианна.

Настроение мое испортилось бесповоротно. Я с ужасом осознала, что назойливый блондин и не собирается оставить меня в покое. Ворота распахнулись, и кавалькада направилась в сгущающиеся сумерки наступающего зимнего вечера. Убаюканная качкой, даже не заметила, как соскользнула в ласковые тенета сна.

 

Глава 1

 

Меня поселили отдельно от остальных адептов. Как объяснил лорд-директор Аргаттской Академии Темного Искусства Вилар Тьер исключительно из соображений моей личной безопасности. Я же пришла в ужас, заметив, что Кирин Эллохар оказывается рядом практически каждый день. В душе день ото дня крепло понимание, что блондин намерен добиваться желаемого до победного конца.

На мое счастье, до получения диплома я была ограждена даже от пугающего меня почти до икоты дебюта при дворе императора Темной Империи в качестве Наследницы рода Алсэр. От воспоминаний об одних только танцах я краснела до самых корней волос. Ничего подобного мне и в страшном сне привидеться не могло в безвозвратно канувшей в прошлое жизни одной из Дегардов.

Все свободное время предпочитала тратить на получение полезных для себя знаний. Подумав, решила, что того, что нам по учебному плану собирались преподавать, явно недостаточно. Поэтому совершенствовалась в этом направлении самостоятельно. Искра Темного Красного Пламени в моей душе полностью поддержала меня. Открыв раздел, посвященный вариантам как наслать острый понос даже тогда, когда времени практически не осталось, принялась аккуратно переносить схему в специальную тетрадку.

В дверь настойчиво постучали, и через полвздоха услышала ненавистный голос адепта Эллохара:

– Соль, у тебя все в порядке?

Я мысленно простонала, но мой голос не дрогнул, когда совершенно равнодушно ответила:

– Да. Не мешайте мне заниматься.

– Скоро у вас начнется курс магической самообороны. Традиционно он проходит на территории Школы Искусства Смерти. Ты не сможешь вечно прятаться от меня, моя леди, – судя по ноткам превосходства, проскользнувшим в приятном голосе, он считал мою участь уже делом решенным. Только вот мечтать не вредно – вредно не мечтать! – Открой, Соль! К чему противиться неизбежному? – вкрадчиво донеслось из-за порога моей комнаты.

Вот это последнее наглое заявление и привело к тому, что, не задумываясь, выпустила на волю только-то изученное проклятье. Из-за двери донесся взбешенный рык демона. Я струхнула, запоздало вспомнив, кем по своей сути являлся Кирин. «А, да гори оно все синим пламенем!» – устало подумала несчастная я, слыша удаляющиеся по коридору торопливые шаги. Позволить себе позорно сбежать племянник Эллохара не мог. Его бы засмеяли собственные сокурсники. Благословенная тишина бальзамом пролилась на мою встревоженную душу. В любом случае, всегда можно было сослаться на то, что действовала в состоянии сильного испуга.

Послеобеденное время перерыва перед второй половиной занятий стремительно утекало точно вода в песок пустыни. Проверив, все ли учебники, тетради и письменные принадлежности уложены в сумку, застегнула ремешки. Высунуть нос в коридор решилась только после того, как проверила, а не притаился ли там наглый студент. На мое счастье, никого из тех, с кем встречаться для меня было чревато, на горизонте, пока что, не появилось.

Я чувствовала, что очень еще совсем немного и будет мне полная и ничего не прощающая Бездна. Кто-то намеренно загонял меня в ловушку, выбраться из которой без посторонней помощи гарантированно не удастся. Причем, события были уже совсем близко. Сильно раздражало осознание того, что и полшанса избежать их мне не оставили.

Первую из четырех пар вел сам лорд-директор Тьер. Тихонечко проскользнула в класс и села на последнюю парту. Повышенное внимание со стороны любого холостого мужчины, который попадался на дороге, как к Наследнице рода Алсэр и самой выгодной брачной партии из существующих, начинало неимоверно раздражать. Хотелось рвать, метать, визжать и проклясть надоед самыми жестокими и страшными способами.

Только вот выказать и тень слабости не имела права. Врожденная гордость не позволила мне так глупо оконфузиться. Голос ректора был слышен даже за задней партой в самом дальнем углу аудитории, которую предпочитала не делить ни с кем. Даже сокурсниц подпускать к себе близко было откровенной блажью. Темные леди, да и менее родовитые магички считали меня самой сильной угрозу будущему счастью. Поэтому пытались напакостить при любом удобном случае.

С грустью поняла, как сейчас не хватает дружеской поддержки моей сестры Тарии, которая так и осталась учиться в Ардамской Академии Проклятий, и вампира Ларена Дизранта, наследника Пятого Дома Детей Ночи. В стенах этого учебного заведении я была одиноким воином, который просто был обязан утереть нос любому недоброжелателю. К сожалению, таких было слишком много.

– Итак, может, кто-то добровольно выйдет к доске и расскажет о нюансах заклинания Огненного Вихря и как ему можно противостоять? – синие глаза принялись выискивать жертву среди притихших адептов.

Карла Тиверр, которая, видимо, задалась целью вышибить меня из Академии, елейным голоском пропела, умильно глядя на холостого темного лорда:

– О, пусть леди Алсэр поразит нас своими глубокими знаниями! Уверена, она посрамит многих… – рыжевато-каштановая шатенка считала себя достойной всего самого лучшего. Поэтому мое появление восприняла, как самую сильную угрозу своим  брачным играм.

Неприязнь была обоюдной. Искра темного пламени свернулась тугой спиралью, точно готовая к броску змея. Мой родовой дар настойчиво предупреждал, что эта девица пустит в ход даже самые подлые и жестокие уловки. Весь курс знал, что она нацелилась, как минимум, на лорда-директора Вилара Тьера.

Мысленно похвалив себя, что потратила достаточно времени вчера и во время короткого послеобеденного отдыха именно на учебу, с ледяным спокойствием вышла к доске. Все-таки, в уроках леди Тангирры Тьер были и свои несомненные плюсы. Я научилась придавать своему лицу настолько надменно-холодный вид, что ему могла бы позавидовать даже глыба льда.

Голос ничем не выдал, что морально уже готова рвать и метать. В нем не проскальзывало и тени эмоций. Естественно, мое поведение тут же взбесило адептку Тиверр. Решив блеснуть идеально проделанной домашней работой, рассказала все, вплоть до мельчайших тонкостей, какие только смогла припомнить сходу:

– Заклинание Огненного Вихря является одним из самых эффективных боевых заклинаний даже на первом уровне. Относится к категории массовых. Не рекомендуется применять его слишком часто, так как… – тут меня неожиданно прервал сам лектор.

– Адептка Тиверр, расскажите нам, почему? –  не ожидавшая подобной подставы от любимого ректора девушка растерянно захлопала ресницами и умоляюще на него посмотрела. Только лорд Тьер не имел дурной привычки прощать пренебрежение к преподаваемому им предмету. –  Не знаете? Два, завтра после лекций жду вас на пересдачу. Продолжайте, леди Алсэр.

Я почувствовала себя совсем неуютно под его явно оценивающим взглядом. Мне только еще ухаживаний лорда Вилара Тьера для полного счастья не хватало! Как будто домогательств Кирина Эллохара было недостаточно! Усилием воли задавила поднимающую уродливую голову панику и бесстрастно продолжила под завистливые шепотки сокурсниц:

– Заклинание Огненного Вихря относится к категории повышено опасных  магических плетений из-за того, что помимо большого расхода внутреннего резерва, требует предельной концентрации и контроля на всех этапах применения. Бывали случаи, когда молодые маги не справлялись с выпущенной на волю мощью. Зарегистрированы не только случаи получения увечий, но и гибели адептов.

– Все верно, при вашем уровне дара, какой максимальный уровень без подготовки вы сможете активировать? – синие глаза одобрительно посмотрели на меня, а я поняла, что теперь травить меня будут все особы женского пола, с которыми еще предстоит учиться долгие девять лет.

– Максимум шестой, не опасаясь спалить все вокруг, – осторожно ответила я, справедливо опасаясь подвоха. Методы адекватной оценки собственных способностей начинали преподавать только на четвертом курсе Академии Темного Искусства.

– Конечно, скромность к лицу незамужней девице, но вы сильно себя недооценивайте, леди Алсэр, – акцент на «незамужней» поверг меня в состоянии тихой паники. Больше всего на свете мне хотелось не просто провалиться сквозь землю, но и шустренько закопаться под фундамент. На меня смотрели две дюжины взглядов сокурсниц, в которых можно было прочесть только собственный смертный приговор. – Какой максимальный уровень, Солира?

– Двенадцатый, лорд-директор Тьер, – снова поблагодарила свою строгую наставницу, которая предупредила меня, что для того, чтобы попасть в третий, а то и второй круг, достаточно просто назвать темного лорда по имени.

При этом я старательно прикидывалась, что совершенно не понимаю непрозрачных намеков на то, что мало мне не покажется и в стенах этого учебного заведения. В который раз пожалела, что по воле судьбы стала Наследницей рода Алсэр. К сожалению, отказаться от такой весьма сомнительной, на мой взгляд, чести не было никакой возможности. Взяв себя в руки, морально приготовилась отвечать на последующие вопросы.

– Уже сейчас вы легко удержите десятый, Солира. Так что, будьте готовы к тому, что на тренировочном поле будете проводить гораздо больше времени, чем остальные студенты вашей группы. Способности такой мощи требуют аккуратного с ними обращения. Иначе? – я с удивлением поняла, что от меня ждут ответа на вопрос, что может натворить необученный маг, не сдержавший выпущенную на волю мощь. Темный лорд уже без зазрения совести сверлил меня многообещающим взглядом.

– Вся горная долина вместе с Академией и прилежащими строениями превратятся в спекшийся от жара шлак, –  только сейчас поняла, что мой столь скорый перевод был необходим отнюдь не только из-за интриг и неоднократных попыток убить меня.

При недостаточном обучении сама легко могла превратиться в ходячую катастрофу довольно серьезного масштаба.  От осознания этого факта кровь отлила у меня от лица, и я чуть банально не грохнулась в обморок от ужаса. Впрочем, упасть мне не дали. Лорд-директор среагировал мгновенно, не дав оконфузиться перед другими адептами.

– Если будете и дальше учиться с таким же прилежанием, Соль, то сможете держать свои способности на коротком поводке. Когда вы доучитесь и защитите диплом после практики, горе тому, кто посмеет встать у вас на пути.

Я выслушала ректора, не проронив ни звука. При этом сохраняла холодно-отстраненный вид, как мне настоятельно рекомендовала леди Тангирра Тьер еще на самом первом занятии. Темные лорды были прирожденными охотниками, и открытое противостояние могло привести к противоположному от желаемого результату. Так и не дождавшись ответа, мужчина лениво проронил:

– Если бы каждый из вас удосужился ежедневно готовиться к занятиям, как леди Алсэр, то достиг бы великолепных результатов. В нашей Академии учатся лучшие из лучших одаренных магическими способностями молодых людей. Осталось только придумать, что делать с никак не желающей покинуть вас ленью. Отлично, Солира, можете возвращаться на свое место.

Без усилий сделала вид, что не заметила многообещающего взгляда ожегшего ненавистью мою удаляющуюся спину, которым наградила меня адептка Тиверр. Темное пламя в моей крови шептало, что вскоре интриги и пакости посыплются на меня от щедрот Бездны, но мои недруги не смогут сильно навредить. Доверять своему чутью привыкла с раннего детства, но пообещала себе быть осторожной, как дикая кошка на охоте.

Следующие три пары прошли под неразборчивое шушуканье женской части аудитории. Заговорщицы периодически неприязненно косились в мою сторону. Только я уже научилась держать высокую марку даже при самой плохой игре. Уроки леди Тангирры Тьер не прошли даром и для меня. Мысленно поблагодарив наставницу за полезную науку, осторожно осмотрела скамью рядом с облюбованной мной партой и едва удержалась от того, чтобы не расхохотаться в голос.

Проклятье «Похотливая Луна» имело массу побочных эффектов. Они, главным образом, являлись своего рода откатом для того, кто его наложил. Тихонько прошептав нейтрализующий наговор, спокойно села и открыла тетрадь. Именно в нее всегда записывала дополнительные задания. Их нам и в Академии Проклятий выдавали с завидной регулярностью, преследуя благородную цель сокращения свободного времени. Его избыток зачастую плохо сказывался не только на дисциплине и качестве знаний.

Аккуратно переписав с доски все, что касалось моего ряда, открыла учебник и принялась за решение первой дюжины расчетных задач. Краем глаза осторожно наблюдала за тем, на ком скажутся последствия неизбежного отката. Естественно, было очень интересно, кого выбрали на роль мужчины, который должен был опозорить не только меня, но и весь род Алсэр. При этом старательно делала вид, что попала в сети коварной ловушки, тихонько вздыхая, точно влюбленная по уши молодая особа.

Дверь с жутким треском поцеловалась со стеной, пропуская внутрь изрядно пьяного орка-наемника. Он лениво заскользил взглядом по вмиг притихшим девушкам, напрочь, игнорируя присутствующего в аудитории магистра Алана Тира. Приграничный лорд преподавал у нас «Основы магической безопасности». Мужчина с интересом наблюдал за ходом событий, пока что, предпочитая не вмешиваться. Видимо, и ему тоже очень хотелось знать наверняка имя злостного нарушителя учебной дисциплины. Ясное дело, нахождение посторонних на территории Академии Темного Искусства было строго-настрого запрещено. Подобный проступок карался сурово, вплоть до отчисления  без права на восстановления.

Несложное магическое заклинание вмиг заставило бедолагу из гарнизона при нашем учебном заведении протрезветь, о чем тот горько пожалел:

– Что я тут делаю, мой господин? Какие злые чары заставили меня покинуть свой пост у ворот Академии? – он несколько раз зажмурился, потом старательно вытаращил маленькие карие глазки на выкате, неразборчиво ругнулся себе под нос и беспомощно посмотрел на нашего наставника.

– Когда я узнаю, чьи грязные проделки, взгрею так, что мало не покажется! Вы сюда учиться пришли! Оставьте свои бредовые идеи и интриги за порогом Академии! Что это у вас за записка в руках, офицер? – конверт из надушенной шикарным ароматом дорогой розовой бумаги в весьма фривольных сердечках смотрелся в руках темнокожего исполина совершенно неуместно.

Орк пожал плечами и протянул трофей лорду Тиру, справедливо опасаясь, что может быть даже уволен со службы за столь непотребное поведение:

– Я его не читал, господин. Не успел. Даже не помню, кто передал. Очнулся уже тут от грохота открываемой мною двери, – воину было жутко. Орки не могли похвастаться выдающимися магическими способностями, поэтому несколько терялись, сталкиваясь с последствиями их применения.

Рыжие, как и волосы, брови магистра удивленно взлетели над ставшими совсем круглыми серыми омутами глаз. Преподаватель даже прочитал вслух:

– «Приходите сегодня, Зур. Я буду ждать вас в своей комнате. Леди Солира Алсэр». Леди Тиверр, а вы на редкость глупы! Хотя бы, левой рукой написали подложную записку! Почерка у вас совершенно разные! Какому наказанию вас подвергнуть, будет решать сам лорд-директор Вилар Тьер. Кстати, настоятельно не рекомендую выходить за порог собственной спальни в течение ближайших двух месяцев. Даже если вас отчислят. Последствия применения этого проклятья наиболее опасны именно для молодых девиц на выданье. Как можно быть настолько безголовой, адептка Тиверр? Офицер Зур, вернитесь на вверенный вашим заботам пост. К вам у нас нет никаких претензий, в отличие от этой на редкость безответственной студентки.

Я продолжала заниматься, игнорируя любые выпады в мою сторону. Родовой талант сразу дал понять простую истину. На этом происшествии мои злоключения из-за того, что невольно стала помехой в брачных боях без правил, только начинаются. Вздохнув, пообещала себе, что не дам этим мегерам и полшанса усадить меня в лужу.

Когда голос лорда Вилара Тьера прогремел в воздухе, с содроганием поняла, что они очень похожи с братом в плане громогласности при вызове нарушителей дисциплины на ковер:

– Адептка Тиверр, пройдите, пожалуйста, в кабинет директора.

Бледная, как беленый лен, Карла тихо прошмыгнула в коридор. Только мне было ни капельки ее не жалко. Остальные девицы тихонечко шушукались с соседками по парте, но оставили меня в покое. Сложившаяся ситуация устраивала обе стороны, поэтому мы спокойно отработали положенное время. Когда оно вышло, вежливо попрощались с магистром Тиром и разбрелись по собственным комнатам. Видимо в целях борьбы со свободным временем на глупости, в этот день задали столько, что у меня перед глазами потемнело от усталости, когда все было сделано должным образом.

Причем многое нам не рассказывалось на лекциях. Пришлось после ужина вместо своей комнаты отправиться в библиотеку в надежде успеть сделать все так. Желанный отдых мне сейчас мог лишь сниться. Положила листочек с перечнем вопросов, литература по которым мне может понадобиться, и стала терпеливо ждать. Помощники Старшего Библиотекаря наградили и меня полными ярости взглядами.

Один из них исчез в царстве полок и фолиантов, унося мою заявку. Я расслышала едва слышные слова заковыристого проклятья и торопливо прошептала формулу нейтрализации. Подумав пару мгновений, наградила его веселым подарком. Он будет до конца месяца гарантированно ежедневно ронять себе на ногу не слишком тяжелый томик. Искра красного пламени в моей крови одобрительно полыхнула, поддерживая тонкую проказу.

Расписавшись в пачке формуляров, взяла увесистую пачку и уже собралась уползти за выбранный мной столик. С удивлением хлопнула ресницами, когда у меня выхватили из рук мою добычу. Недовольный голос Кирина вкрадчиво прозвучал прямо над ухом:

– Соль, такое впечатление, что это не Академия Темного Искусства, а мое учебное заведение. Так и надорваться не долго. Не находишь?

– Нет, – довольно нелюбезно буркнула в ответ и потащилась к свободному месту.

Вскоре блондин с комфортом устроился рядом. Учеба на четвертом курсе требовала много времени и от него. Так мы тихонечко и сидели, скрипя пером по бумаге тетрадей, и молчали. Обоих вполне устраивало ненавязчивое соседство. Даже меня.

Через три часа я разогнула уставшую спину, с досадой почувствовав, как она протестующе заныла от перенапряжения. Уж не знаю, как Кирин почуял, что может безнаказанно прикоснуться ко мне. Со знанием дела размял затекшие мышцы и сердито выдохнул:

– Что вы такого натворили, что вас наказали таким домашним заданием? – каре-зеленые глаза требовали немедленного ответа, но я не собиралась просвещать настырного воздыхателя по поводу неприятностей, возникших из-за моего высокого социального статуса. Бездна свидетель, удел одной из Дегардов был мне гораздо больше по вкусу. – Соль, я ведь все равно докопаюсь до истины, –  было видно, что молодого человека безумно бесит мое упрямство. Только он ничего не смог поделать с тем, что я наотрез отказывалась безоглядно довериться демону Хаоса.

Сдав книги дежурному помощнику, вежливо поблагодарила Кирина за помощь и собиралась гордо удалиться к себе, чтобы немного упокоить порядком расшалившиеся нервы. Куда там! Меня властно подхватили под локоток, а потом сердито прошипели прямо в ухо:

– Тебе придется смириться с тем, что провожу тебя до дверей твоей комнаты. Эти глупые гусыни завидуют черной завистью Наследнице рода Алсэр. Только я же вижу, что тебя совсем не радует крысиная возня, которая возникает везде, где появляешься. Далеко не одна леди Тиверр желает отчисления более завидной партии для любого темного лорда.

Понимая, что спорить бесполезно, сделала вид, что смирилась, и с достоинством пошла рядом. По дороге обдумывала, как сделать так, чтобы подобная ситуация происходила как можно реже. У двери со мной довольно вежливо расшаркались. Судя по брошенному на меня хитрому взгляду, Кирин не только решил поменять свою тактику в отношении меня. Он явно что-то задумал. Недобрые предчувствия тут же подняли в моей душе змеиные головы. Только сейчас ничего с этим поделать было нельзя. Поэтому не придумала ничего лучше, чем поблагодарить за помощь и торопливо укрыться в тиши собственной комнаты.

Привела в порядок новое платье: леди Тангирра Тьер настоятельно рекомендовала менять строгие наряды для учебы каждый день. Потом собрала сумку на завтра на учебу и выудила из тумбочки переписанную в библиотеке книгу по проклятиям первого уровня. Я хотела быть готова к любым поворотам в моей судьбе. Сдаваться на милость своих врагов в мои планы никогда не входило. Приходилось в спешном порядке отращивать клыки и зубы для защиты и всегда быть начеку.

Ночь прошла тихо. О моем существовании все словно позабыли. Только темное пламя, которое пело в моей крови, нашептывало горькую истину. Это, всего лишь, затишье перед очередной бурей. Неприятности начались прямо за завтраком. Хотя, может, кто-то и посчитал бы случившееся даром Бездны. К сожалению, излишним благодушием никогда не страдала. Быть внебрачной дочерью везде и всегда было несладко. Если родные никогда не упрекали меня в этом, то соседи при первом удобном случае пеняли мне, что моя мать так никогда и не была замужем.

В столовой, как обычно, сидела за столиком в гордом одиночестве. Только, на этот раз, оно не продлилось долго. Сначала ко мне присоединился Кирин, хитро косясь и изо всех сил делая вид, что его интересует только сытная каша с мясом в собственной миске. Сегодня у нас начинались практические занятия по боевой магии. На плацу нам предстояло тренироваться вместе с адептами Школы Искусства Смерти. Естественно, перспективы удручали, но что-либо изменить я была не в силах. Поэтому продолжала ковырять кашу с умным видом. Аппетит у меня пропал сразу же, как племянник Эллохара нарушил ставшее уже привычным уединение.

Услышать прямо над ухом голос лорда-директора Вилара Тьера совершенно не ожидала. От неожиданности поперхнулась и отчаянно закашлялась, подавившись небольшим кусочкам мяса.

– А чтоб ты совсем сдохла! – прошипела Карла, бледная и подавленная, после выволочки у высокого начальства. Только она, видимо, так и не пошла наглой задаваке впрок.

Оказаться под опекой адепта Эллохара и темного лорда зараз стало чересчур суровым испытанием не только для растерянной адептки Алсэр. Зато очень скоро снова могла дышать нормально. Только оба колотили меня по спине с таким энтузиазмом, что уже через пару мгновений слезы из глаз буквально градом покатились. Почувствовав себя совсем хорошо, запоздало подумала, что мои недоброжелательницы могли вполне приправить завтрак какой-нибудь гадостью типа слабенького проклятья первого уровня.

– Соль, с тобой все в порядке? Плетение я развеял, только вот не удалось узнать, кто это сделал! – вырвавшееся на волю синее пламя Кирина до полусмерти перепугало моих сокурсниц.

Девицы сбились в плотную стайку и порскнули за широкую спину ректора, ища защиту от произвола племянника Даррэна Эллохара. Тот усилием воли заставил себя успокоиться и с угрозой во взгляде посмотрел на главу нашего учебного заведения, лениво проронив:

– Лорд Тьер, если эти глупые гусыни еще, хоть раз, попытаются навредить Соль, за последствия я не отвечаю!

– А кто вам дал право так называть леди Алсэр, адепт Эллохар? Я ни разу не слышал, чтобы она, хоть раз, назвала вас по имени, любезный, – магистр всегда держал марку, даже разговаривая с не в меру зарвавшимися студиозами. – Не слишком ли много вы на себя берете в отношении Наследницы приближенного к императору Темной Империи рода? – вежливость лишь правильно расставила акценты. Вилар Тьер тоже заинтересовался перспективной девицей и просто так отступаться не собирался.

Молча пожелав им всем катиться в Бездну, под шумок ускользнула в собственную комнату, чтобы переодеться в мужской наряд. Он никак не стеснял движений во время физических упражнений. Уже через несколько мгновений мне вдогонку полетел возмущенный рык, который сразу дал понять всем, что Кирин слишком близок к бешенству. Блондин никому не спускал даже мнимой обиды.

Что  произошло дальше, я не знаю. Уложила смоляную гривищу в плотный узел. Закрепила ее с помощью ремешков, шпилек и специальной сетки для волос так, чтобы в самый неподходящий момент не вырвалась на свободу. Теплая куртка и сапоги на плотной шнуровке довершили одинаковый для всех студентов форменный наряд. Проверив, все ли защитные контуры в комнате работают в полную силу, выпорхнула в коридор.

Налететь на Карлу в мои планы совершенно не входило. Правда, темное пламя позволило вовремя увернуться от небольшого файербола, который полетел мне прямо в лицо. Видимо, леди Тиверр хотела обезобразить меня. Гнев, исказивший кукольно-прекрасное лицо, придал ее внешности отталкивающий облик, который гораздо больше подходил к ревнивой и гнилой сути этой безголовой девицы. Только второй раз ударить адептке не дали.

В первый раз  в жизни я видела ректора в таком бешенстве. В глазах цвета вечернего неба Карла прочла нечто такое, что перепугало возмутительницу спокойствия в Академии Темного Искусства настолько, что она с тихим всхлипом лишилась чувств. Никто и не обеспокоился, чтобы поднять девушку с не слишком чистого каменного пола.

– Соль, с вами все в порядке? – лорд Тьер, как мне показалось, решил воспользоваться некоторой сумятицей, которая царила в бедовой голове приглянувшейся не только ему адептке. Только я была начеку и не переступила опасной черты. Подобная оплошность могла слишком дорого обойтись мне в совсем недалеком будущем.

– На данный момент да, лорд-директор Тьер. Успела увернуться от файербола и никак не пострадала. Позвольте уйти: занятия у магистра Даррэна Эллохара начнутся всего через несколько минут. Мне бы не хотелось испытать на себе ярость его гнева за опоздание.

Судя по потемневшему лицу, мужчина никак не ожидал, что потерпит сокрушительное фиаско в моем отношении. Выскочивший точно чертик из табакерки Кирин подтвердил мои слова:

– Соль, мы опаздываем! – в ответ на удивленно изогнувшуюся бровь магистра Вилара Тьера, нагло добавил. – Я совсем не хочу, чтобы дядя посчитал тебя очередной вертихвосткой. Пошли скорее. Не волнуйтесь, лорд Тьер, пока я рядом, никто не посмеет навредить ей даже в малом, – и он торопливо увел меня в сторону главного выхода из Академии. На прилетевший нам вдогонку полный ярости рык блондин не соизволил обратить ни малейшего внимания.

Я предпочла сделать вид, что все происходящее меня никоим образом не касается. Мне нужно было вызнать, кто желает моей смерти, и заранее вырвать у тайных врагов ядовитые жала и клыки. Вопрос с замужеством, как и дебют при дворе Темной Империи, мог подождать до получения диплома. Сейчас было совсем не до подобного рода изысков. Да и дядя, судя по всему, никогда не отступится от попыток избавиться от неугодной ему родственницы.

Размышления настолько захватили все помыслы, что пришла в себя под недовольный рык Кирина в опасной близости от моего многострадального уха:

– Соль, ты меня совершенно не слушаешь! – в голове зазвенело, так громко недовольство было высказано вслух.

– Адепт Эллохар, у меня и без вас проблем выше крыши. Оставьте меня в покое, пожалуйста, – мое лицо снова застыло точно маска, на нем совершенно ничего нельзя было прочесть. Глаза веяли январской стужей. Уроки леди Тангирры Тьер явно пошли мне впрок.

– На практике по боевой магии магистр Вилар Тьер поставил нас в пару. Так что, тренироваться будешь под моим чутким руководством. Судя по тому, какая паршивая ситуация сложилась вокруг тебя, придется заниматься в гораздо большем объеме, чем всем остальным. Я помогу тебе, но не задаром, – каре-зеленые глаза были полны такого лукавства, что в моей душе поднялась целая буря недобрых предчувствий. – Не волнуйся, на этот раз, ничего такого, что может опорочить твое доброе имя, Солира.

– Продолжайте, адепт Эллохар, – я продолжала гнуть строго официальную линию и не собиралась давать слабину.

– Ты назовешь меня по имени при всех, Соль, это раз. На бал в честь начала года пойдешь со мной, это два, – тут он притих и снова хитро посмотрел на меня.

– А три? – довольно желчно отозвалась в ответ.

– Уроки танцев у леди Тангирры Тьер будешь посещать только в моем обществе, – нагло заявили мне.

Естественно, моему возмущению не было предела. Собравшись с духом, ответила, точно скопировав тон и манеру речи самонадеянного собеседника:

– Адепта Эллохара с вас будет вполне достаточно, это раз. На новогодний бал, возможно, схожу, это два. Никаких уроков танцев в вашем обществе у леди Тангирры Тьер не будет, это три. Вы перегнули палку в запале наглости, это четыре, любезный. Мне не помешает помощь, но не на таких условиях, милейший, это пять! – вырвав руку, скопировала базовую стойку боевого мага с застывшего соляным столбом ректора и морально приготовилась, что мало нам всем очень скоро не покажется.

С удивлением заметила, что все пары составлены так, чтобы один адепт был из нашей Академии, другой – из Школы Искусства Смерти.

– Леди Алсэр, я, кажется, погорячился и принял неверное решение, – взгляд магистра Тьера, которым он наградил Кирина, не предвещал наглецу ничего хорошего. – Вашей парой по обучению будет Марда Тэниррэль. Она тоже темная леди и замужем. Так что, не будет строить козней. Сама с честью прошла через такие же испытания, будучи Наследницей знатного эльфийского рода.

Молодая женщина с бездонными глазами цвета летней зелени, которые лукаво взглянули на меня из-под шапки волос цвета киновари, едва слышно шепнула:

– Кирин слишком привык к легким победам. Он совсем не так плох, как кажется, леди Алсэр. Мне поручена ваша охрана. Так что, не буду возражать, если вы будете называть меня просто Мар, – она приветливо улыбнулась, и темное пламя в моей крови подтвердило, что ей можно полностью довериться.

– Соль. Очень рада знакомству, – я приветливо улыбнулась в ответ, почувствовав, что моя жизнь в стенах маститого учебного заведения больше не будет такой одинокой и почти безнадежной.

Адепт Эллохар был очень недоволен, что все его тщательно выстроенные планы были повергнуты в прах только потому, что им с ректором приглянулась одна и та же девица. Только мне не было совсем никакого дела до его переживаний.

Магистр Тьер подошел к нам с Мар и предложил:

– Леди Алсэр, вы блестяще освоили заклинание Огненного Вихря в теории. Почему бы не опробовать его на практике? Марда, подстрахуйте адептку. Задание довольно сложное, но при ее уровне дара грех не попробовать собственные силы. Начнем с базового первого. Следите, чтобы она не утратила контроль.

Остальные студенты, вне зависимости от курса, благоразумно отошли подальше от выделенного нам для занятий пятачка на тренировочном поле. Я сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, заставляя сумятицу мыслей улечься. Деваться мне все равно было некуда, а любая оплошность будет использована Карлой и другими сокурсницами, чтобы с помпой усадить меня в лужу. О моем отчислении, как нашептывало темное пламя, поющее в моей крови, втайне мечтали почти все.

Собрав волю в кулак, принялась нараспев читать заклинание, следя за правильностью расстановки ударений и скоростью расхода внутреннего магического резерва. Леди Тиверр не удержалась и бросила в меня несколько проклятий, за что и удостоилась выговора от лорда-директора Тьера и удаления с занятия с заслуженной двойкой.

Я слишком поздно поняла, что Кирин решил вмешаться. На свой лад, конечно. Мар отрицательно покачала головой, взглядом умоляя меня не сопротивляться.

– Почему? – одними губами спросила и сразу получила ошеломляющий ответ.

– Он наложил на тебя непрошибаемую защиту. Сделал это добровольно. Поэтому ничего не сможет вытребовать для себя лично. Видимо, ты ему и правда приглянулась, Соль. Не знаю ни одной особы женского пола, кто не связан с ним родством, которая могла бы похвастаться подобной заботой об ее благополучии.

В моей голове пронеслась полная ужаса мысль: «Только этого мне для полного счастья не хватает! Да катитесь вы все в Бездну! Надеюсь, лорд Алсэр однажды женится, и его ребенок станет наследником или Наследницей. Мне такого сомнительного счастья и задаром не надо!» Только кто же собирался меня спрашивать, а чего же хочу сама я? Темные лорды, как и демоны, привыкли брать, что хотят. До того, что по этому поводу думает несчастная избранница, им зачастую не было совсем никакого дела.

Через пару мгновений совсем близко от меня образовалась пышущая жаром раскаленной лавы воронка из жидкого пламени. Она была совсем небольшой, так как я использовала довольно слабенькое магическое плетение первого уровня.

Смотреть на так и пышущего самодовольством ректора было совсем не радостно. При этом выражение его лица было такое, словно мы уже были связаны нерасторжимой помолвкой, как минимум. Выкинув из головы все посторонние мысли, покорно активировала второй уровень смертельно опасного боевого заклинания массового поражения. Странно, но контроль над ним оказался таким же легким. Расход магического резерва оказался гораздо меньше, чем это обычно бывало у новичков. Только вот радости от своих достижений я не ощутила, краем глаза наблюдая, как адепт Эллохар и темный лорд Вилар Тьер сверлят друг друга гневными взглядами.

Магистр снова обратил на меня свое внимание, почти промурлыкав:

– Я восхищен, Солира. Пробуем максимальный уровень. Если осилите двенадцатый при моей и леди Тэниррэль подстраховке, то включу вас в число моих личных учеников.

Вот последнего собиралась избежать всеми правдами и неправдами. В шепоте Мар прозвучала искренняя тревога за меня:

– Куда бы ректор тебя не приглашал, если не хочешь загреметь за него замуж, отвечай одно и то же. Лорд Алар Алсэр запретил Наследнице покидать территорию Академии Темного Искусства. Оспаривать решение главы рода в твоем случае недопустимо. Тебя еще даже не представили ко двору.

– Не волнуйся, Мар. Становиться леди Тьер в мои планы не входит. Нет желания и влиться в веселое семейство Эллохар. А почему он щеголяет фамилией дяди, а не отца? – я с удивлением поняла, что мне до полусмерти хочется узнать ответ на такой щекотливый вопрос. Лучше бы я промолчала. Потому что ответ пришел оттуда, откуда совсем не ожидала.

– По той же, что ты перестала быть Дегард, Соль, – блондин по-хозяйски обнял меня за плечи и продолжил. – Ни вампира, ни ведьмака из меня, ни в жизнь, не выйдет. Синее пламя поет в моей крови. Как в твоей –  красное. Так что, мы принадлежим к тем семействам, к которым и суждено. Соль, назови меня по имени. Тогда смогу в большей степени защищать тебя от нападок сокурсниц и притязаний ректора. Если, конечно, не вознамерилась однажды стать леди Солирой Тьер.

– Адепт Эллохар, ваша меня тоже совершенно не прельщает, – прошипела рассерженной кошкой, выворачиваясь из лап не в меру пылкого кавалера.

После чего юркнула за спину Мар. Эльфийка тут же выпустила на волю охранный магический купол в надежде, что оба мои неугомонных воздыхателя соберут остатки мозгов в кучу и перестанут себя вести как два полных придурка.

Решив выбрать из двух зол меньшее, постепенно подняла уровень заклинания до восьмого. На девятом же специально сделала так, чтобы оно едва не вырвалось из-под моего контроля. Перепуганные сокурсницы завизжали от ужаса, когда воронка стала стремительно разрастаться. Их бледные лица разрумянились от жара. Я осторожно расплела собственное творение и принялась рассматривать носы уже порядком замызганной обуви в ожидании заслуженного разноса от ректора. Ведь темный лорд прекрасно понял, что эксперимент был провален мной намеренно.

– Великолепно, Солира! Вам нужно совсем немного потренироваться, и вы сможете испепелять целые армии! – синие глаза главы нашей Академии хитро посматривали на меня, а в ответ в душе поднимался целый шквал недобрых предчувствий.

Моя напарница отвела меня к небольшому роднику и стояла рядом с очень гневным видом. К счастью, недовольство было адресовано именно двум павлинам, так не вовремя распустившим хвосты.

– Соль, будь осторожна. Не уверена, что в ближайшем будущем не появятся и другие желающие прибрать к рукам Наследницу рода Алсэр. Даже по территории Академии никуда не ходи одна. Я тенью буду следовать за тобой. Таков приказ не только лорда Алара Алсэра, но и самого императора Темной Империи. Ты оказалась главной разменной монетой в какой-то очень лихо закрученной политической интриге.

Я торопливо пообещала, что исполню просьбу новой подруги. Темное пламя, бывшее моей сутью, подтвердило, что только от Мар на территории нашего учебного заведения мне не следует ожидать подвоха или подлости.

– Адепты, отрабатывайте одиночные боевые плетения первого уровня до полного автоматизма. Адептки Алсэр и Тэниррэль, адепт Эллохар, ваша задача общая: подстраховывая друг друга, довести их сначала до восьмого, а потом и до максимально возможного для вас сейчас, – ректор присел на ствол поваленного дерева и принялся наблюдать за ходом приобретения ценных боевых навыков. При этом магистр о чем-то негромко разговаривал с принцем Хаоса Даррэна Эллохара.

Только вот чаще всего его взгляд пожирал именно мою скромную персону. От души пожелав лорду Вилару Тьеру провалиться прямиком в Бездну, старательно делала вид, что весь кавардак, царящий вокруг, ко мне совершенно не относится. Настораживали и полные ненависти сокурсницы, которые косились с таким видом, словно в собственной постели неожиданно вместо любовника обнаружили разъяренную кобру, готовую к смертельной атаке.

Кирин тоже не облегчал мне жизнь. Он постоянно вертелся рядом, стараясь, словно невзначай, прикоснуться. Ректор чуть ли не выпускал пар из ушей, но эти двое были приставлены ко мне самим императором Темной Империи по просьбе главы рода Алсэр. В данном случае, оградить меня от домогательств племянника Даррэна Эллохара он был не в состоянии. Его же дядю, видимо, сложившаяся ситуация порядком развлекала.

Пожелав обоим воздыхателям катиться прямиком в Бездну, переглянулась с Мар и принялась старательно выполнять задание. Я прекрасно понимала, что слишком усердствовать не должна. Без возражений предоставила компаньонам по трио демонстрировать гораздо более впечатляющие результаты.

С некоторым недоумением заметила, что сокурсницы искренне радуются каждому моему промаху или неудаче и завязала себе узелок на память. Кроме темной леди эльфийских кровей мне в стенах Академии доверять было по большому счету, пока что, некому. Тихонько вздохнув, снова допустила маленькую помарку в произнесении заклинания, заставив воронку девятого уровня погаснуть, не причинив никому ни малейшего вреда. Только совершенно не ожидала, что вместо заслуженной взбучки за откровенное дуракаваляние, ректор заботливо поинтересуется:

– Ты слишком сильно устала, Соль. Для первого раза вполне достаточно. Честно говоря, порядком удивила меня. С наскока без должной подготовки справиться с восьмым уровнем Огненного Вихря сможет далеко не каждый адепт-первокурсник, – и тут я буквально ощутила, что под моими ногами вот-вот разверзнется жадное чрево Бездны. – Отправляйся отдыхать. Ты явно переутомилась. Мар, проводи, будь добра, леди Алсэр в ее комнату и проследи, чтобы не слишком усердствовала с домашним заданием. Кажется, она сегодня несколько перенапрягла дар. Если будут какие-то неприятные побочные эффекты, ты знаешь, что надо делать.

Мы сочли за благо поспешно ретироваться, пока у нас была такая возможность. О том, что произошло впоследствии, ставшей моей подругой в Академии темной леди рассказала дальняя родственница. Я с ужасом поняла, что эти двое способны довести друг друга до смертоубийства. Только, как сказала Мар, ректору был важен мой статус в Темной Империи, а Кирина привлекала сама адептка Алсэр.

Мы долго шепотом обсуждали, как лучше утереть нос обоим наглецам и при этом самим не сесть в лужу.

– Возьми амулет, Соль. Он убережет тебя от любых проклятий и даже магического или физического нападения. Будь предельно осторожна, глупые и чванливые гусыни с твоего курса не понимают простой истины. Ты пришла сюда учиться, а не удачно выскочить замуж.

– Не суди их строго, Мар. Ведь каждый меряет все по себе. Если я не возьму под контроль свое Красное Пламя, то будущего у меня может и не быть. Слишком сильный дар поет в моей крови, – я слишком хорошо понимала, что мой перевод в  Аргаттскую Академию Темного Искусства был не простой блажью, а единственным выходом.

Необученный маг моего уровня мог стать серьезной опасностью не только для самого себя. Эльфийка печально улыбнулась мне, прекрасно понимая, что у меня на душе сейчас скребутся кошки. Посчитав, что отдых мне совсем не помешает, без возражений отправила спать. Сама же без затей устроилась на соседнем диванчике, собираясь преданно охранять сон бедовой темной леди, попавшей в слишком уж лихой для нее переплет.

Лорд-директор Вилар Тьер со своими соперниками особо миндальничать не привык. Его синие глаза глянули на Кирина глухой полуночью, в которой вспыхивали отблески багрового пламени гнева.

– Адепт Эллохар, рубили бы вы дерево по себе! Оставьте леди Алсэр в покое! Эта девушка не про вашу честь! Предупреждаю вас в первый и последний раз! Если не отступитесь, то ваше обучение в стенах моего, – он сознательно сделал акцент на этом слове, – учебного заведения превратиться для вас в кромешную Бездну!

– Пусть дама сама выберет, с кем пожелает остаться, – племянник Даррэна Эллохара отвесил мужчине шутовской поклон и осклабился, облекая свое тело в синее пламя. От жара все, что могло плавиться, через несколько мгновений уже превратилось в лужицы металла. – Я не менее выгодный претендент на руку Соль, чем вы, любезный! – и он проворно отбил пущенное в него в бешенстве заклятие «Каменный Истукан». – Честно говоря, ожидал от вас чего-то более впечатляющего. Стареете, Вилар? – брошенный файербол, столкнувшись с магическим щитом, отклонился в сторону, запалив росшие у самого края ристалища кусты бузины.

– Не стой у меня на пути, мальчишка! Мне глубоко наплевать на то, что ты – демон и находишься в  близком родстве Властителем ДарНахесса, принцем Хаоса Даррэном Эллохаром! Я раздавлю тебя, как надоедливую муху, если мне, хотя бы… Повторяю, хотя бы, померещится, что ты смеешь подбивать клинья к темной леди, которую выбрал для себя, ты горько пожалеешь о своей дерзости!

– Да что вы говорите, почтенный лорд Тьер? –  адепт откровенно насмехался над ректором не своего учебного заведения. –  Дядя будет безмерно рад узнать, что вы его смертельно оскорбили. Даже заступничество императора Темной Империи, не убережет вас от заслуженной расплаты, – молодой человек откровенно издевался над собеседником, даже не потрудившись скрыть этот факт от окружающих.

– Щенок! – взвыл тот в ответ и направил в сторону племянника ректора Школы Искусства Смерти Огненный Вихрь двенадцатого уровня.

Воронка натолкнулась на барьер из синего пламени. Жадно чавкая, он без хлопот поглотил пышущее жаром последствие выпущенного на волю заклинание. Потом воздух огласился звуками, подозрительно смахивающими на сытую отрыжку сильно переевшего после долгой голодовки орка. Следом полетели не только звуки, с которым обычно впоследствии тот портит воздух в таверне. Разлившееся впоследствии непередаваемое амбре привело к тому, что и студенты, и преподаватели, непрестанно отирая льющиеся из глаз градом слезы, поспешно ретировались. На тренировочном поле остались только ректор Вилар Тьер и адепт Эллохар, многообещающе сверлящие друг друга кровожадными взглядами.

Лорд-директор уже понял, что наглый адепт и не собирается уходить с его пути:

– Тебе ничего не светит, сопляк! Леди Алсэр по окончании Академии еще до представления ко двору Темной Империи станет Солирой Тьер! – синие глаза веяли стылой январской стужей, а породистое лицо застыло устрашающей маской. Гнев исказил точеные черты, придав облику темного лорда откровенно отталкивающий вид.

– Любезный, предоставим Соль самой выбирать, с кем она пожелает остаться! – блондин явно хотел вывести соперника из себя, чего с блестящим успехом и добился.

Тренировочная площадка превратилась в идеально ровное поле из спекшегося шлака. К глубочайшему разочарованию лорда Вилара Тьера, Кирину даже брови не опалило. Племянник Даррэна Эллохара откровенно насмехался над неудачливым соперником. Он демонстративно старался с помпой усадить его в лужу. Ему не было никакого дела до того, будут ли свидетели у этого блестящего триумфа или нет. Главное, чтобы Солира научилась доверять только ему настолько, чтобы назвала по имени. Остальное будет уже делом совсем недолгого времени. Посягать на избранницу младшего из Эллохаров поостерегся бы любой мужчина. Слишком уж большие неприятности воспоследовали бы за подобным глупым и неосмотрительным поступком.

– Наглый щенок! Она будет моей женой! Темная леди не должна достаться такому безголовому демону и юбочнику, как ты, – Вилар не собирался особо церемониться с молодым наглецом, но совершенно не ожидал получить обидный щелчок по носу.

– Кто бы говорил, любезный лор-директор Тьер? Давайте посчитаем, скольким девицам вы обещали провести их через свадебный обряд только за последний год. Уверяю вас, Соль будет безмерно удивлена, что тут вы даже Алара Алсэра за пояс умудрились заткнуть! – адепт припрятал в рукаве немало весомых козырей, выкладывать же все карты на стол было совсем не в его правилах.

– Наглый щенок! Ты горько пожалеешь, что встал на моей дороге! – лорд Вилар Тьер жаждал только одного: поскорее избавиться от наглого выскочки, который так неожиданно вмешался в плавное течение лихо закручиваемой им интриги.

– Вы сейчас находитесь под действием слишком сильных эмоций. Не желая, чтобы ваша репутация пострадала, я удаляюсь, лорд Тьер. Мне поручено охранять покой и безопасность леди Солиры Алсэр вместе с Мар. Так что, прошу меня простить. Не имею никакого права отлынивать от поручения императора Темной Империи надолго, – отвесив полный достоинства поклон, блондин быстро переместился к двери в мои покои. Только мы с Мар об этом в тот момент были ни сном, ни духом.

Именно поэтому убийца, подосланный под шумок избавиться от меня, совсем не ожидал оказаться в плену у демона, связанного кровным родством с самим принцем Хаоса Даррэном Эллохаром. Разбираться с лазутчиком в его компетенцию не входило. Поэтому несчастного тут же отконвоировали к его дяде. Выражение обреченности, ясно читающееся на лице несчастного, сразу давало понять, что он прекрасно понимает, что из него вытрясут все, даже то, что он уже порядком подзабыл. При этом миндальничать и выбирать гуманные методы никто не собирается.

Наглый Кирин тут же воспользовался ситуацией, чтобы на законных основаниях просочиться в мою комнату, не получив в лоб от Мар. Впрочем, темная леди бдительно следила за каждым его движением, справедливо опасаясь подвоха.

– Соль, могу я попросить тебя об одолжении? – я удивилась, что блондин избрал совершенно отличную от предыдущих тактику. Он не пробовал давить на меня или в своей излюбленной манере распускать руки. – Ты готова выслушать меня? Это очень важно, Соль.

Я предложила молодому человеку присесть на гостевой диванчик и приготовилась вытерпеть неприятный визит, который свалился на голову так неожиданно. Мне безумно хотелось узнать, какие еще дурные вести принес в мою жизнь и не думающий униматься ветер перемен.

Было удивительно увидеть некоторую растерянность на лице Кирина. Правда, непривычное выражение очень быстро сменилось обычной маской спесивого самодовольства. Только это была, всего лишь, ширма, как я сразу почуяла. На несколько мгновений во взгляде промелькнула бездна одиночества, которая, видимо, сильно тяготила незваного гостя. Таким адепта Эллохара мне еще видеть не приходилось. Украдкой посмотрев на Мар, поняла, что она об этой слабости обычно непрошибаемого сокурсника была в курсе уже довольно давно.

Конечно, всего через пару мгновений блондин снова принял обычный вид и рванул с места в лихой галоп:

– Соль, ты должна прямо сейчас назвать меня по имени! Иначе я не смогу защитить тебя от притязаний ректора! Вижу же, что его домогательства тебе совершенно не по вкусу! – увидеть в каре-зеленых глазах слишком явную ревность оказалась совершенно не готова.

Впрочем, сила воли у меня всегда была на высоте, поэтому голос не дрогнул и ничем не выдал, что узнала самую страшную тайну сердечной занозы не только студенток. За нее преподавательницы и сокурсницы попросту могли сжить меня со свету гораздо быстрее убийц, которых мог бы подослать дядя или кто-то, о ком я еще не в курсе:

– Адепт Эллохар, честно говоря, мне сейчас совсем не до романов! Меня, знаете ли, пытаются убить! – даже не пришлось разыгрывать гнев. Красное Пламя в моей крови не собиралось просто так спускать столь наглый выпад в моем отношении, превратившись в раскаленную лаву.

– Соль, если ты будешь в моем третьем круге, то никто не сможет помешать увести туда, где никто не сможет причинить тебе ни малейшего вреда.

– Благодарю, но у меня нет причин доверять вам не только собственное будущее, но и жизнь. Впрочем, это утверждение справедливо и для лорда-директора Вилара Тьера. Очнитесь, адепт Эллохар. Самое опасное сейчас не только для меня, но и для окружающих, даже не ситуация вокруг моей скромной персоны.

– Соль, что ты такое говоришь? – Красное Пламя в моей крови сразу дало понять, что беспокойство было отнюдь не наигранным. Кирин боялся потерять меня, хотя и не имел сейчас никаких прав на Солиру Алсэр. – Соль, доверься мне. Обещаю, ты никогда об этом не пожалеешь…

– Не могу, адепт Эллохар. Во-первых, мы недостаточно давно и близко знакомы, – под одобрительный взгляд Мар отмела совсем уж непристойное предложение, которое могло аукнуться даже в самом ближайшем времени. –  Во-вторых, необученный, да и плохо освоивший магический дар моего уровня адепт потенциально опасен для всех. В том числе и для себя лично!

На мое счастье леди Тангирра Тьер своевременно предупредила о целом ряде нюансов, незнание которых могло быстро довести меня до беды. Попасть в избранницы ни к одному из двух претендентов в мои планы в обозримом будущем не входило.  

– Соль, – он почти простонал мое имя, но получил совсем не тот ответ, на который рассчитывал.

– Адепт Кирин, я нахожу ваше поведение недопустимым! Почти на грани оскорбления! Не могу мешать выполнению поручения, возложенного на вас главой моего рода и самим императором Темной Империи, но… – тут я без зазрения совести воспользовалась одним из уроков моей наставницы старшей леди Тьер. – Обещаю, что буду предельно осторожна. Да и Мар не позволит застать меня врасплох.

– Уверяю вас, так и будет, Кирин, – эльфийку откровенно забавляло выражение растерянности, промелькнувшее на породистом лице блондина.

– А теперь я настоятельно прошу вас покинуть мою комнату, – как по нотам разыграла роль оскорбленной неподобающим поведением темной леди. – По правилам Академии вы уже исчерпали лимит времени, в течение которого можете здесь находиться, без ущерба для моей репутации.

Мар выставила наглого визитера вон, хотя он и пытался сопротивляться. Я переоделась в ночную рубашку и уже собралась скользнуть под одеяло, чтобы с комфортом изучить конспект лекций, по которым завтра гарантированно будет опрос. И тут в мою дверь настойчиво постучали.

Переглянувшись с подобравшейся словно гончая на охоте эльфийкой, накинула халат и осторожно спросила:

– Кто там? – Красное Пламя в моей душе недовольно заворочалось, явно не одобряя неуместной сейчас прыти нежданного визитера.

Раздавшийся в ответ мужской голос был мне незнаком. Только моя компаньонка наградила меня весьма удивленным взглядом и прижала длинный палец к губам, явно предостерегая, чтобы поскорее услала ночного гостя вон и не вздумала открывать ему.

– Магистр магии смерти Аниар Трейн. У вас все в порядке, леди Алсэр? Если кто-то будет слишком сильно докучать вам, настоятельно рекомендую обратиться ко мне за помощью.

– Благодарю вас. Уже слишком поздно для светских разговоров, магистр Трейн. Прошу меня извинить, я слишком устала за день.

– Всего темного, миледи, – вежливо попрощался он.

– Всего кошмарного, лорд Трейн, – а про себя совсем нелюбезно пожелала всем своим настоящим и будущим кавалерам отправляться сразу прямиком в Бездну. Только осложнений личного характера мне сейчас не хватало для полного счастья.

Мар шепотом рассказала мне то, что посчитала нужным. Я удивилась, что только после того, как с помощью хитрых эльфийских поисковых чар убедилась, что никто и ничто не сможет подслушать наш разговор.

– Держись подальше от этого мага, Соль. В его жилах течет  достаточно крови рода Тьер, чтобы попытаться с твоей помощью повысить собственный социальный статус, – взгляд молодой женщины рассказал мне гораздо больше трескучих и часто бесполезных слов. – Из всех трех воздыхателей, которые обнаружили себя на данный момент, этот – самый беспардонный и бесполезный.

– Спасибо, Мар. Постараюсь не угодить ни в чьи сети. Хотя у меня слишком мало опыта в такого рода играх, чтобы справиться со всеми проблемами самостоятельно, – я умела честно признаваться, если чего-то не могу или не умею.

– Нам надо посоветоваться с леди Тангиррой Тьер. Она этого ухаря на дух не выносит. К счастью, считает достаточно опасным, чтобы не только изучить все нюансы и склонности характера, но и держать этого фрукта на очень коротком поводке. А сейчас надо отдохнуть, Соль. Завтра тебе придется иметь дело уже не с двумя, а с тремя интриганами. Будь предельно осторожна и никуда не ходи одна. Иначе я не смогу гарантировать твою безопасность.

– Не волнуйся, Мар. На счет же того, что нам как можно скорее надо обратиться к матери лорда-директора Риана Тьера, честно говоря, сильно сомневаюсь, – видимо, чутье сразу подсказало причину почти животного ужаса, который тут же заполыхал в моих глазах.

– Прекрасно тебя понимаю, Соль. Танцы при дворе Темной Империи – вещь совершенно неприличная. Только как Наследнице и дебютантке рода Алсэр тебе придется научиться танцевать их так, чтобы никто не усомнился в том, что ты достойна оказанной чести.

– Мар, пусть они заберут ее себе обратно! Больше всего на свете я мечтаю об относительно тихой жизни провинциальной аристократки Солиры Дегард!

– Знаю. Только тебе этого никто не позволит. Придется играть по навязанным правилам и не просто постараться уцелеть, но и утереть нос всем явным и тайным врагам. Как и тем, кто пытается использовать твой социальный статус в Темной Империи в своих целях, – глаза у нее стали почти черными от обуревающего ее гнева. Уж кто-кто, а она прекрасно знала, каково это, с головой ухнуть в водоворот чужих интриг и козней.

К сожалению, иного выхода у меня не было. Значит, уклониться от вызывающих у меня резкое неприятие уроков танцев не удастся. Представив, сколько лордов могут попытаться использовать эту возможность, чтобы прибрать к рукам завидную невесту в моем лице, побледнела. Чуть за голову руками не схватилась от осознания всей глубины Бездны, которая уже готовилась распахнуть жадную пасть прямо у моих ног. Впрочем, сейчас предпринимать что-либо было уже слишком поздно. Поэтому прилежно прочитала лекции и соскользнула в переполненные тревогой сны. Что мне привиделось ночью, утром так и не смогла вспомнить. Память не сохранила даже обрывков.

Утро началось, как обычно, с завтрака в общей столовой. Рядом со мной за столиком теперь постоянно сидела Мар. У темной леди временами был весьма скверный нрав. Это, при наличии связей в столице, делало ее самым надежным гарантом того, что мне позволят, хотя бы, спокойно съесть сытный завтрак. Сегодня для нас приготовили гречневую кашу с кусочками овощей и мясом, щедро сдобренную приправами и лесными травами. Только вот попробовать чудо местной кулинарии так и не довелось.

Леди Тэниррэль ловко выхватила миску прямо из-под носа и что-то едва слышно пробормотала. Над едой вспыхнули незнакомые мне призрачные эльфийские руны. Ухватив одной рукой недоумевающую меня за рукав платья, второй сцапала улику и, ничего не объясняя, потащила по коридору в сторону двери в директорский кабинет. Я открыла рот, чтобы узнать причину столь странного поведения, но не произнесла ни звука. Предостерегающий взгляд глаз цвета сочной летней листвы был полон нешуточного беспокойства за мою дальнейшую судьбу.

Внезапно помрачневший ректор напугал меня почти до икоты. Я неожиданно поняла, что и желающие прибрать меня к рукам, как наследницу рода Алсэр, и те, кто жаждал избавиться от меня, решили пойти ва-банк. В его синих глазах разгоралось пламя безудержной ярости. Мысленно поблагодарила Бездну, что направлен он был не на нас с Мар.

Заставив опасный завтрак сгореть дотла в языках красного пламени, лорд Вилар Тьер что-то неразборчиво пробормотал себе под нос, а потом нехотя признался:

– Кто-то настолько сильно заинтересован или прибрать вас к рукам, адептка Алсэр, или уничтожить, чтобы больше никому не досталась, что пошел на крайние меры. Тут замешаны чисто политические интересы. Я не могу гарантировать вам сто процентной безопасности, если вы не будете, минимум, в моем втором круге. Обещаю, что никогда не пожалеет о том, что доверились мне.

– Простите, лорд-директор, но не могу принять ваше щедрое предложение, – спокойно встретила взгляд, кажется, заглянувший на самое дно моей души. В нем быстро разгоралось искреннее изумление.

– Леди Тангирра Тьер взяла с меня слово, что со всеми затруднениями буду обращаться прямо к ней и к лорду Алару Алсэру. Заранее просветили, что в недрах Темной Империи зреет очередной заговор против императора. Меня считают недостаточно опытной и изворотливой, чтобы выпутаться из такого переплета и не угодить в ловко расставленные ловушки.

– Вам что-то известно о целях заговорщиков?

– Только то, о чем сразу предупредила моя наставница. Меня прочат на роль марионетки, покорной воле супруга и тем, кто за ним стоит. Возможные кандидатуры неизвестны. На главу моего рода одно покушение следует за другим. Правда, пока что, на наше счастье ни одно из них не увенчалось успехом. Так что, прекрасно знаю, что неприятности уже топчутся у моего порога. Не хочу никого впутывать во все это. Сегодня же посоветуюсь с леди Тангиррой Тьер. Возможно, вместе нам удастся придумать, как мне выйти из паутины интриг с наименьшими потерями. По понятным причинам, брак со мной не может быть заключен до получения диплома Академии Темного Искусства. Мой дар будет представлять серьезную угрозу и для меня, и для окружающих. Слишком уж сильное Красное Пламя поет в моей крови.

– Из любых правил могут быть исключения, леди Алсэр. Уверяю вас, что брак со мной никак не помешает вашей учебе, – синие глаза откровенно пожирали меня, но никакого отклика в душе и сердце не вызывали.

– В этом случае жертвой покушения можете стать вы, а не лорд Алар Алсэр. Вынуждена отказаться от вашего щедрого предложения.

– Тебе достаточно просто назвать меня по имени, даже при одной Мар, –  голос звучал вкрадчиво. Директор даже сделал пару шагов в моем направлении и замер, ожидая, какое решение будет принято.

Возможно, кто-то и воспользовался бы таким предложением, но я слишком хорошо понимала, какие последствия подобного поступка могут прийти слишком скоро.

– Я не могу нарушить принесенной наставнице клятвы. Прошу вашего разрешения навестить ее прямо сейчас в сопровождении адептки Тэниррэль.

– Только в моем присутствии! – мужчина смерил меня оценивающим взглядом. Видимо он запоздало понял, что моя репутация гордой и своенравной девицы имеет под собой реальную почву.

– Хорошо, лорд-директор Тьер. Давайте не будем откладывать визит надолго. Может, просветите меня, что там было не так с моим завтраком?

– Я сделал слепок всех плетений и уничтожил опасный не только для вас предмет. Более точно скажу после того, как с этим клубком заклинаний и проклятий поработают специалисты. Там намешана не только темная магия. Присутствую проклятья, светлые магические формулы и катализаторы. Впервые сталкиваюсь с подобной многослойной начинкой. Видимо, ваше появление слишком сильно смешало кому-то карты. Вам придется набраться терпения. Не знаю, сколько придется ждать исчерпывающего ответа. Уже послал сообщение леди Тангирре Тьер. Она пригласит тех, кому следует знать о происшествии.

Защита, наложенная на кабинет директора, заискрилась, опасливо отступая перед напором синего пламени. Злой, как сама Бездна, адепт Эллохар возник в помещении, оставив на ковре и полу безобразные дыры с обугленными краями.

– Соль никуда не пойдет без меня! –  он был в такой ярости, что я и моя подруга отступили на несколько шагов назад, даже не заметив этого. – Нам с Мар поручено охранять леди Алсэр самим императором, главой ее рода и моим дядей Даррэном Эллохаром! – каре-зеленые глаза смерили соперника полным презрения взглядом. – И я не стану безоговорочно требовать за помощь войти в мой второй круг. Пусть сама решает, когда будет готова сделать первый шаг мне навстречу.

Наши удивленные взгляды изрядно повеселили демона Хаоса. Он встал за моим левым плечом и лукаво подмигнул нам обеим.

– Адепт Эллохар, что вы себе позволяете? Никто не давал вам права наносить ущерб имуществу моей Академии!

– Никто не давал вам права совать свой нос, куда не просят! Вы – ректор, вот и занимайтесь своими прямыми обязанностями! Нам же с Мар оставьте наши! – меня по-хозяйски обняли за талию и легонько втолкнули в языки синего пламени, образовавшие портал в дом леди Тангирры Тьер.

Вслед нам прилетел полный бешенства рык темного лорда, неожиданно оставшегося не у дел. Только никто из нас не собирался терять ни одного лишнего мгновения. Маховик событий стал слишком лихо набирать обороты. Он уже грозил разрушить не только мою жизнь.

Мы оказались в анфиладе комнат, которые были отведены в доме Тангирры Тьер именно для меня по просьбе лорда Алара Алсэра. Увидев висящее на плечиках платье из бордового шелка с глубоким декольте, внутренне содрогнулась. Слишком уж живо в памяти всплыл последний уроков танцев и темные лорды, состязающиеся за мое внимание. Про сами же па без стыда вспоминать было невозможно.

Хозяйка дома молча увела нас в защищенный от прослушивания кабинет и предложила всем троим присесть на гостевой диван.

– Говорила я Алару, что попросту спрятать тебя, Соль, в горной Академии Темного Искусства будет недостаточной мерой. Конечно, до представления при дворе будет небольшим отступлением от правил защитить тебя при помощи комплекта для Наследницы, но… Суровые времена требуют нестандартных мер, –  черные глаза словно заглянули мне прямо в душу, а потом моя наставница мягко пожурила меня за излишнюю скромность. – Соль, девочка моя, пора уже смириться с тем, что тебе никогда уже не отвертеться от своих обязанностей преемницы главы рода Алсэр. Честно говоря, сомневаюсь, что Алар когда-нибудь остепенится. Наше счастье, что у нас есть ты, девочка моя. 

Темная леди, видимо, ждала высокого гостя, а я ощутила приступ такой сильной паники, что непроизвольно попыталась спрятаться за спину просиявшего от радости Кирина. Только мне никто не позволил смалодушничать. Выступивший из языков красного пламени Алар Алсэр лично застегнул на моем запястье браслет. Потом замок цепочки с кулоном с огромным кровавым рубином. Увенчавшее палец колечко полыхнуло янтарными искрами. Родовые амулеты подтвердили высокий статус, который с радостью послала бы в Бездну, даже на миг не задумавшись.

– Итак, коль скоро обстоятельства вынудили вас покинуть ваше уединенное учебное заведение, мы вполне можем покончить с кое-какими досадными формальностями.

– Не уверена, что мои нервы в состоянии выдержать еще одно потрясение, – я старательно рассматривала носы собственных туфелек, не смея поднять глаз на собеседника, чтобы он не прочел там панического ужаса.

– Глупости, Соль. Тебя, всего лишь, представят в качестве Наследницы рода Алсэр всем присутствующим в доме леди Тангирры аристократам. Ну и от урока танцев тебе сегодня, увы, отвертеться не удастся.

Спорить или возражать было бесполезно. К тому же и хозяйка дома решила сказать свое веское слово:

– Родовые амулеты вместе с защитой, наложенной адептом Эллохаром смогут уберечь тебя практически от всего. Конечно, при условии, что сама будешь осторожна, девочка моя. Теперь уроки танцев, этикета и прочих важных для твоего официального положения будут проходить по будням ежедневно. Мар и Кирин помогут справиться с любой возникшей на твоем горизонте угрозой. Завтракать, обедать и ужинать будешь в моем доме. Пусть все заговорщики катятся прямиком в Бездну, где всем им самое место! – темная леди вызвала служанок и велела им привести меня в порядок для танцев. Все мои попытки возражать были довольно жестко пресечены. – Ты должна привыкнуть. Кстати, Мар, ты вполне можешь помочь Солире побыстрее справиться со всеми возникающими у нее затруднениями.

– Сделаю все, что в моих силах, леди Тангирра. Можете даже не беспокоиться об этом, – эльфийка прекрасно понимала, насколько моей душе претят все эти пустые, на мой взгляд, придворные экивоки.

Две молодые вампирши долго шептались, советуясь друг с другом, как поэффектнее уложить мою антрацитовую гривищу и подчеркнуть утонченную красоту темной леди. Наконец, они пришли к соглашению и уволокли меня в ванну приводить в порядок.

Через полчаса я была поставлена перед зеркалом. Рассматривая себя, была вынуждена согласиться, что девушки оказались мастерицами собственного дела. От Солиры Дегард не осталось и следа. Из зазеркалья на мир взирала знающая себе цену молодая дама, которая не побоится заглянуть даже в самую душу Бездны. Высокую прическу украшали не только два золотых гребня, но и изящная диадема с рубинами. Они прекрасно гармонировали с комплектом родовых амулетов и платьем цвета бордового вина.

Услышать вкрадчивый голос лорда-директора Вилара Тьера я была совершенно не готова, поэтому даже вздрогнула от неожиданности:

– Сразу видно, кровь рода Алсэр. Вы очень похожи на своего отца, Соль. Гораздо больше, чем на мать. Позвольте быть вашим партнером на сегодняшний урок танцев, Соль, – я не привыкла, когда на меня смотрят, буквально раздевая при всех.

Адепт Эллохар с подобной наглостью мириться не собирался. Он прекрасно понял, что этот темный лорд уже успел достать меня до печенок, поэтому попросту обнял меня за талию и нагло заявил:

– Простите, лорд-директор, но сегодняшний вечер Соль обещала провести со мной.

Я с трудом задавила гнев и возмущение бесцеремонным поведением Кирина, выбирая из двух зол меньшее. Без возражений позволила увести меня в бальную залу под гневный рык ректора Аргаттской Академии Темного Искусства.

 

Глава 2

 

Аниар Трейн, которого сегодня в дом к своей дальней родственнице явно надули совсем уж злые ветры, попытался вырвать меня из объятий Кирина. Он тут же скривился от боли, когда Синее Пламя обожгло ему пальцы.

– В следующий раз я не стану сдерживаться, лорд Трейн. Уверяю вас, результаты вам абсолютно точно не понравятся. Идем, Соль. Честно говоря, полностью поддерживаю, что сейчас здесь слишком опасно. Танцы, конечно, весьма приятное занятие для молодой пары, но рисковать тобой мы не в праве.

Некромант смерил соперника многообещающим взглядом, но предпочел, пока что, не вмешиваться. Он сразу почуял, что леди Тангирре Тьер подобное поведение с его стороны совершенно точно не придется по вкусу. Брюнет отвесил полный достоинства поклон мне и присутствующим и исчез, воспользовавшись тропами, которые были доступны только некромантам. На несколько мгновений зябко поежилась от могильного холода, сжавшего мое сердце ледяными пальцами. Впрочем, на моем лице ничего не отразилось. Слишком уж хорошо дала мне понять наставница, что малейшее проявление слабости чревато чересчур крупными проблемами.

Мой спутник сразу учуял, что спокойствие исключительно напускное, и тихонько прошептал мне на ухо, щекоча кожу теплым дыханием:

– Никто не ждет от демона Хаоса того, что он будет учитывать чужие пожелания. Если хочешь, Соль, то сразу после представления лордам и леди, просто уйдем. Тебя никто не посмеет упрекнуть в том, что ты не пожелала пропускать занятия в Академии. Тем более, в угоду сомнительному удовольствию от танцев, которые терпеть не можешь и никогда этого факта не скрывала ни от кого. Об этом уже осведомлены буквально все. Ты готова довериться мне? – в каре-зеленых глазах было нечто такое, определить, что именно, так и не смогла. – И не бойся, я не стану просить тебя назвать меня по имени за посильную помощь.

– Буду признательна, если поможете улизнуть. Честно говоря, обстоятельства убивают и малейшее желание веселиться, – также тихо проронила в ответ и одарила собеседника удивленным взглядом. Я не знала, чего ожидать от Кирина. Это заставляло меня сильно нервничать, что тот сразу же это понял.

– Как только тебя, согласно этикету представят всем присутствующим, перенесу прямо к твоей комнате. Чтобы смогла взять сумку с учебниками и конспектами и провожу прямо в аудиторию. Пары по боевым магическим плетениям у нас проводятся вместе, так что никто не сможет помешать мне и Мар оберегать леди Алсэр от опасностей, которых и так чересчур много. Мы оба считаем, что тебе слишком глупо покидать Академию. Вокруг ее территории возведены достаточно серьезные магические щиты. И держись подальше от этого некроманта. Он явно желает поправить свои дела за твой счет.

– Адепт Эллохар, а что от меня нужно конкретно вам? – быть мелкой разменной монетой в чужих интригах я не собиралась.

– Ты сама, Соль. Неужели не видишь очевидного? – в голосе молодого человека было столько самодовольства, что не смогла удержаться от колкости.

– Неужели вы, как и многие до вас, пали жертвой охотничьего азарта? Достаточно, всего лишь, получить ощутимый щелчок по носу, чтобы он проснулся?

– Все гораздо серьезнее, Соль. Но я готов подождать, пока ты поймешь, что мои чувства искренни. Причем, столько, сколько тебе понадобится. Чтобы понять совсем простую истину.

Естественно, ни единому слову не поверила, но помощь принять пришлось. И лорд-директор Вилар Тьер, и некромант Аниар Трейн явно были категорически против сложившегося положения. Я честно попыталась запомнить всех представленных мне гостей наставницы, а потом Кирин попросту поступил в лучших традициях демонов Хаоса. Попросту умыкнул меня под насмешливым взглядом Алара Алсэра и хозяйки дома. С удивлением поняла, что чего-то в этом роде от моего спутника эти двое больше всего и ожидали.

Прихватив собранную с вечера сумку, спокойно дошла в компании с Мар и адепта Эллохара до аудитории. Они усадили меня между собой. Седой как лунь магистр Брайн Коттэй только понятливо хмыкнул и велел всем открыть конспекты и не вздумать филонить:

– Самонадеянность и лень – самые опасные враги любого мага или проклятийника! Итак, приступим. Начнем с довольно простенького «Огненного Змея» первого уровня. Кто готов выйти к доске?

Медовый голосочек Карлы Тиверр буквально сочился смертельным ядом. Камешек был явно в мой огород:

– Пусть леди Алсэр покажет всем класс. Раз уж общение с аристократами она сочла менее увлекательным, чем очередную лекцию.

– В отличие от многих из вас, со всем уважением, леди, она прекрасно понимает простую истину. Чем сильнее дар, тем больший вред он может принести ей, окружающим людям и имуществу. Кто готов выйти, кроме нее и леди Марды Тэниррэль? – пронзительные глаза цвета пасмурного зимнего неба насмешливо пробежались по лицам тут же притихших студентов.

– Почту за честь защитить своих спутниц от завистливого произвола этих напыщенных гусынь, – Кирин отвесил всем присутствующим витиеватый поклон и вразвалочку направился к доске под гневные взгляды завидующих нам с Мар адепток.

Никто и не сомневался, что он сможет продемонстрировать гораздо более впечатляющие результаты, чем начальный уровень. Только магистр Брайн Коттэй сразу предупредил:

– Первокурсники только начали постигать сложную науку боевых заклинаний. Давайте не будем гнать вперед через буераки, адепт Эллохар. Заклинание «Огненного Змея» начального уровня. Покрасоваться вы сможете, когда они освоят более сложные плетения.

– Как пожелаете, наставник, –  блондин смерил аудиторию насмешливым взглядом и нараспев произнес простенький речитатив, строго следуя всем нюансам интонации.

Магический гад был совсем небольшим, как и жар, который испускало его покрытое мелкими чешуйками тело. Адепт не удержался от проказы. Его творение вывалило набок раздвоенный язык и колоритно закатило маленькие, удивительно похожие на угольки глазки. Так делала леди Тангирра Тьер, когда ее воспитанницы никак не желали показывать мало-мальски приличные результаты в освоении придворных премудростей Темной Империи.

Девицы дружно обиделись и заметно надулись. Во взглядах всей части женской аудитории, кроме меня и Мар, царило единодушное возмущение непотребным поведением демона Хаоса. Впрочем, Кирину было до этого всего так же все равно, как вампиру до того, сколько осадков выпадет в эльфийских землях в разгар весеннего цветения.

– Превосходно. Вот к  такому уровню контроля вам надо будет попытаться подойти как можно ближе. Отлично, адепт Эллохар. Можете идти на свое место, как только развеете собственное заклинание, – магистр был горд за одного из самых своих любимых учеников, который никогда не ныл и прилежно занимался. В отличие от многих своих «собратьев по несчастью» в виде довольно сложной учебы.

Мы с Мар только молча переглянулись, когда небольшой змей рассыпался роем сердечек цвета раскаленной лавы. Они сделали вокруг меня несколько кругов и истаяли без следа. Я удивленно посмотрела на Кирина, но ничего говорить не стала. Слишком уж непривычное поведение он демонстрировал, поразив не только сокурсников, но и много чего повидавшего на своем долгом веку наставника. Только магистр сделал вид, что совершенно ничего не обычного в аудитории только что не произошло.

– Итак, а теперь мне бы хотелось посмотреть, как остальные справятся с этим совсем легким заданием. Это поможет примерно определить ваш уровень самоконтроля и умения держать собственный дар в узде. Леди Тиверр, пройдите, пожалуйста, к доске, – насмешливый взгляд магистра сразу дал всем понять, что тот не ожидает даже весьма скромных достижений и в таком несложном деле от скандальной студентки.

– А можно мне еще немножечко повременить? – было видно, что Карла панически боится получить очередную двойку за то, что недостаточно много уделяла время учебе из-за активных поисков максимально выгодной брачной партии.

– Клянусь Бездной, если вы сейчас не покажете, хотя бы, похожий на минимально приемлемый результат, то  буду ходатайствовать к лорду-директору Вилару Тьеру о вашем отчислении! Более ленивой и безответственной адептки я еще в жизни не видел! Уверяю вас, даже в мыслях не было к вам придираться, милая леди!

Мне отчего-то стало жаль сокурсницу, которая с самого начала сильно невзлюбила меня, всего лишь, за более высокий социальный статус. Только прекрасно понимала, что без диплома Аргаттской Академии Темного Искусства ее брачные перспективы будут убийственны. Пожав плечами, подняла руку, обращая внимание преподавателя к своей скромной персоне:

– Прошу прощения, магистр Коттэй, но леди Тиверр не владеет огненной стихией. Она – воздушница, а вы говорили, что для таких магов нежелательно освоение любых заклинаний того типа, который мы изучаем сейчас.

– А какие ограничения следует учитывать вам, леди Алсэр? – глаза цвета пасмурного зимнего неба смотрели на меня с явным одобрением, и постаралась рассказывать как можно дольше, чтобы отвести несчастье от бедовой девицы.

Я прекрасно понимала, что Карлу без диплома этого престижного учебного заведения ничего хорошего в жизни не ждет. Ее род был таким же не сильно знатным и богатым, как и Дегард. Поэтому не могла лишить свою «соперницу» за сердце ректора Вилара Тьера удовольствия и дальше портить кровь темному лорду. Его внимание к моей скромной персоне не вызывало ничего, кроме неприятия и крайней степени раздражения.

– Магам с даром огненной стихии, вне зависимости от того, с каким вариантом таланта мы имеем дело, не рекомендуется использование водяных заклинаний. Особенно боевой разновидности. Так как неизбежны погрешности в сплетенном магическом узоре. Воздушники же, чаще всего, утрачивают контроль над теми формулами, где задействовано внутренне пламя. В виду того, что воздух, подпитывая созданную форму, усиливает ее в тысячи раз. В этом случае очень часты ситуации, когда он не справляется с не в меру разрезвившейся чуждой для него стихией. До того, как был введен институт Академий, в Темной Империи нередки были случаи, когда сорвавшийся с цепи дар выжигал дотла огромные территории, уничтожая все живое. Тогда и было принято решение обучать магов и проклятийников по специально разработанной программе, чтобы избежать подобных инцидентов.

Я постаралась рассказать все, что хранила моя память. Поэтому очередь леди Карлы Тиверр на этом занятии так и не наступила.

– Отлично, леди Алсэр, по теоретической части. Как у вас дела обстоят с практикой? – я легко выпустила на волю огненного змея, заставила его полетать по классу, послушного моей воле, а потом рассеяться, повинуясь моему желанию.

– Великолепно, для первого раза. Можете идти на свое место, леди Алсэр. Вторая пятерка. Итак, господа адепты, у вас произошли изменения в учебном плане, – предчувствие новых проблем когтями твари из Бездны царапнуло мою душу. – С сегодняшнего дня вводится новый предмет «Практическая некромантия». Вести курс будет магистр Аниар Трейн. Следующее занятие, после которого будет практический семинар, как раз у него.

Я сразу почувствовала, что и Мар нововведения в учебном плане совершенно не понравились. Темная эльфийская леди сразу поняла, откуда ветер дует. Отозвав меня в сторону, тихонько шепнула:

– Соль, похоже твой статус и богатства рода Алсэр заставили всех участников этой интриги начать играть по-крупному… Будь предельно осторожна. Иначе никто не сможет уберечь тебя от беды.

Я несколько нервно заправила за ухо прядь волос, выбившуюся из прически, и мрачно проронила:

– У меня нет иного выхода. Просто так охотники не отступятся ни в жизнь.

Мар обняла меня за плечи и тихо сказала:

– Из троих мужчин, которые сейчас так сильно допекают тебя, разве что, Кирин достоин доверия. Только и с ним тебе придется быть предельно осторожной.

– Я помню, Мар, что он – демон Хаоса, а не просто человек, эльф. Даже не темный лорд.

Идти на «Практическую Некромантию» мне совершенно не хотелось. На наших с Карлой лицах застыло одинаковое выражение неописуемого ужаса. Даже обычные трупы вызывали в душах многих панический страх, не только у девушек. Что уж тут говорить о восставших из небытия умертвиях. Леди Тиверр, увидев, что и меня не миновала чаша крайнего неудовольствия от нового предмета в учебном плане, заметно приободрилась и сказала так громко, чтобы гарантированно услышали все:

– Наша непогрешимая леди Алсэр боится мертвецов! Тоже мне темная леди-Наследница выискалась! Смотреть не на что, так еще и трусиха! – и она принялась насмехаться надо мной, называя мокрой курицей и безмозглой гусыней.

Остальные мои сокурсницы, кроме Мар, радостно присоединились к детальному перемыванию моих благородных косточек. Голос магистра магии Смерти Аниара Трейна прозвучал для моих обидчиц точно выстрел из корабельной пушки перед началом абордажа:

– Очень рад, леди Тиверр, что мне не придется половину практического семинара пытаться хоть кого-то подвигнуть на добровольную помощь, – пронзительно-серые глаза одарили многообещающим взглядом сразу же присмиревших адепток. – Итак, прошу всех пройти в аудиторию. Процедура преподавания некромантии везде одна и та же: сначала лекция, потом практикум для применения полученных знаний для выработки устойчивых навыков.

Мне даже стало жаль Карлу: она не просто побледнела, а заметно позеленела. Кирин, выскочив, точно чертик из табакерки у меня за спиной, едва слышно выдохнул:

– Магистр Трейн, конечно, темная лошадка, но обижать тебя никому не позволит. Как и я, – последнее признание сорвало с моих губ несколько нервный смешок.

Я уже и так поняла, что очень скоро мало мне не покажется. Предсказать, кого еще выманит главный приз в моем лице в брачных играх из глубоких нор, боюсь, не смог бы никто. Ничего иного, как соблюдать предельную бдительность и никому не доверять, кроме Мар, уже не оставалось. Тяжело вздохнув, потащилась вместе с остальными в аудиторию вслед за преподавателем. От весьма заинтересованных взглядов, которые брюнет время от времени кидал на меня, адепт Эллохар молча бесился, но только сердито сопел. Было видно, что начинающаяся вокруг моей скромной персоны возня, его порядком раздражает.

– Итак, господа студенты, прошу вас побыстрее рассаживаться. Сегодня у нас вводная лекция по моему предмету. Леди Алсэр, во избежание ненужных свар, будьте любезны, сядьте за парту прямо напротив моего стола.

 

Я молча опустилась на скамью и выудила из сумки тетрадь и письменные принадлежности. Кирин сел по левую руку от меня. Мар – по правую. Эльфийка что-то неразборчиво пробормотала, и вокруг каждого нас троих сомкнулся простенький щит, который отразит любое боевое заклятье или проклятье. Было видно, что темная леди ожидает крупных неприятностей и подстав не только от моих сокурсников.

Так много мы не писали еще ни на одном предмете. В конце лекции наши натруженные пальцы уже ощутимо ныли. Вдобавок еще и раздали целый свод правил по технике безопасности по обращению с поднятыми некромантами, неупокоенными мертвецами и агрессивными призраками.

– Эти инструкции вы должны помнить в том же совершенстве, что и ежедневные молитвы Бездне, – взгляд пронзительно-серых глаз потеплел, когда он пробежался по моим лицу и фигуре.

Кирин едва слышно зашипел, сразу учуяв еще одного соперника в борьбе за бедовую меня. Сейчас он мало что мог поделать, но  отступать явно не собирался. Блондин демонстративно обвил меня рукой за талию и доверительно выдохнул прямо в ухо:

– Если будут даже малейшие затруднения с этим предметом, сразу обращайся ко мне, Соль.

Магистр Трейн с угрозой в веющем стылой январской стужей голосе проговорил:

– Ведите себя прилично на моих занятиях, адепт Эллохар! Леди Алсэр, я всегда рад буду разъяснить вам любые непонятные моменты не только в рамках моей дисциплины.

Я привычно сделала вид, что не поняла непрозрачного намека преподавателя, мысленно послав всех своих тайных и явных воздыхателей прямиком в Бездну. Повышенное внимание к моей скромной персоне сейчас не вызывало в душе ничего, кроме раздражения.

– Итак, открываем тетради и записываем, – преподаватель сразу начал с места в карьер, видимо, чтобы у нас не было времени на обычные студенческие глупости. – Лекция первая. Классификация объектов, подлежащих упокоению и применяемые магические методы в каждом конкретном случае. Расчерчивайте таблицу. Колонки: тип нежити, основные признаки, боевые характеристики, методы упокоения, методы спасения, если вас укусили или задели иными наступательными средствами.

Я развернула тетрадь поперек. Деловито записала название лекции и расчертила графы. На всякий случай, сразу заготовила шаблон на несколько листов заранее. Преподаватели особо со студиозами не церемонились, а просить списать у сокурсников мне претило.

Старалась делать вид, что, ну, совершенно не замечаю, что магистр, читая лекцию, сверлит меня весьма заинтересованным взглядом. Чутье подсказало мне, что он намеренно начитывает материал гораздо медленнее, чем обычно. Только вот даже подобного рода дары от него никак не трогали мою душу. Хотелось завизжать от злости и послать его прямиком в Бездну. Естественно, подобное поведение позволить себе не могла. Нечего давать своим сокурсницам повод поливать грязью и мыть косточки уже обоснованно.

Голос мага смерти, казалось, заполонил собой всю аудиторию:

– Всего нечисть и призраков подразделяют на тринадцать рангов. На рассмотрение этого материала у нас уйдет одна учебная неделя. По окончании цикла лекций будет проведен десятидневный практикум для отработки методов защиты и борьбы до выработки автоматических навыков. Поверьте, очень часто не только жизнь боевого мага, но и тех, кто доверил ему собственную безопасность, зависит от того, насколько быстро и правильно он способен действовать в условиях нештатной ситуации. Адепт Эллохар, у вас уже есть неплохие знания, – в первый раз видела, как самим тоном фразы можно так унизить соперника. Словно Кирин все время обучения просто просиживал штаны за партой вместо того, чтобы прилежно усваивать материал.

– Мередин, магистр Трейн. Достаточно, всего лишь, один раз прочесть «Глас Упокоения», чтобы бедолага навеки отправился в Бездну и больше не тревожил покой тех, кого любил при жизни, – племянник Даррэна Эллохара не скрывал, что оскорблен, и просто так этого не оставит, отомстив при первой оказии за нанесенную обиду.

– Класс, записывайте. Основные признаки, адепт Эллохар? – было видно, что противостояние из-за меня между этими двоими уже перешло в фазу активного противостояния.

– Со дня смерти прошло менее девяти дней. Выглядит почти как живой человек. Только вокруг нет ауры жизни. Дыхание не наблюдается. Чаще всего Мередин становятся внезапно умершие молодые люди при наличии сильной чувственной привязанности, родители или дети. Эмоция должна быть светлой. Чаще всего, они просто тревожат покой родственников примерно до сорока дней. После чего рассеиваются сами. Обычно ничем не могут навредить, кроме случаев, когда у тех, к кому они приходят, слабое сердце или те панически боятся привидений. Обращаются к практическим некромантам только в том случае, если подобные визиты могут привести к тяжелым или фатальным последствиям. Боевые характеристики: могут быть агрессивны к тем, кто причиняет боль или беспокойство тем, к кому были привязаны. Могут вызывать панический ужас и склонность к самоубийству. Избавиться от напасти просто: перестать вредить тем, кто удостоился такой посмертной верности. Ран наподобие укуса не наносят.

– Неплохо, адепт Эллохар, но оценку не поставлю. Вы уже изучали этот материал. Можете вернуться на свое место. Хотя я настоятельно бы рекомендовал вам пересесть. Леди Тэниррэль, будьте любезны, продолжите рассказ.

Кирин нагло улыбнулся и плюхнулся рядом со мной на скамью. Потом демонстративно обнял за талию и прошептал:

– Нервные нынче преподаватели пошли. Ты не находишь, детка? Ну, ничего, клин клином вышибают! Я еще придумаю, как накрутить хвост этому ничего не понимающему некроманту, – потом ощутила прикосновение губ к собственной шее.

– Адепт Эллохар, ведите себя прилично! Иначе, приму меры! – я сердито сверлила надоеду гневным взглядом.

– Какие, например, радость моя? Сожжешь меня в огне своей страсти? – смотреть буквально на выпускающего пар из ушей магистра Трейна было бы забавно, если бы скандал не разворачивался вокруг моей скромной персоны.

– Прокляну! Не забывай, что я посещаю факультатив, продолжая углублять собственные знания и умения в этой тонкой сфере…

– О да, крошка! Прокляни меня проклятием вечной страсти, а лучше любви! – я проглотила все, что вертелось на моем языке, прекрасно понимая, что демону Хаоса все мои доводы покажутся не убедительными.

Поцеловать в губы, как намеревался, Кирин не успел. Его смело со скамьи, подняло в воздух и несколько раз встряхнуло за шкирку, точно напрудившего хозяевам в постель котенка:

– Покиньте аудиторию, адепт! Вы мешаете проведению занятия! О вашем возмутительном поведении будет в самое ближайшее время сообщено лорду-директору Вилару Тьеру, лорду Алару Алсэру и вашему дяде! – потом перед носом наглеца распахнулась дверь, Кирина вышвырнуло в коридор, и она с лязгом захлопнулась за его спиной.

Остаток занятия прошел без эксцессов. Только на душе у меня скребли кошки. Слишком уж хорошо понимала, что противостояние между тремя мужчинами может очень сильно выйти мне боком. «А идите вы все в Бездну!» – подумала в сердцах, обменявшись с Мар тоскливым взглядом.

Темная эльфийская леди прекрасно понимала мои опасения. Слишком уж еще были свежи ее собственные недавние затруднения именно из-за брачных игр. Поэтому в глазах молодой женщины прочла лишь искреннее сочувствие без капли зависти или осуждения. Как же была рада, когда лекция по некромантии, наконец-то, закончилась. Предмет был не основным, поэтому встречаться с магистром Трейном наша группа должна была только два раза в неделю. Увы, это не мешало не в меру настырному магу с завидной регулярностью портить мне настроение, сваливаясь как снег на голову в самый неподходящий момент.

Лорду-директору Вилару Тьеру тоже совсем не понравилось наличие двух соперников. Причем, он прекрасно понимал, что незаметно избавиться от обоих не получится даже у него.

Неделя пролетела, как один день, и вот наступила череда двух семинаров. После их прохождения нам предстояло сделать практическую работу и сдать зачет по первой теме. Моим сокурсникам тоже пришлось совсем не по вкусу перспектива столкнуться с ожившим трупом или агрессивным призраком. К сожалению, деваться нам было некуда.

Мы мрачно взирали на приготовления нашего преподавателя к проверке того, насколько мы не спасуем в реальных условиях при столкновении с беспокойными мертвецами и прочими «клиентами» любого уважающего себя некроманта. Честно говоря, так до конца и не поняла, зачем в учебный план добавили эту дисциплину. Как будто других предметов нам было мало?

Я все еще не привыкла к тому, что на тренировках и практических занятиях, все, как один, были облачены в теплые куртки с капюшоном и штаны. Одежда была практичной и довольно свободного кроя. Она не стесняла движений и не имела деталей, которые могли создать дополнительные трудности для адептов.

Денек для практики выдался под стать моему все более ухудшающемуся настроению. Сильный ветер и мокрый снег создали дополнительные трудности для успешных тренировок. Я ломала голову, что задумал Кирин, так как прекрасно понимала, что он никогда не спустит наставнику по некромантии нанесенной при всем классе обиды. Особенно в моем присутствии.

Карла и тут умудрилась выделиться из толпы сокурсников, в утреннем тумане больше похожих на безмолвных привидений. Ее наряд был алого цвета и изукрашен золотой обережной вышивкой. Рукава, воротник и низ брюк были отделаны дорогим мехом. Выглядела леди Тиверр белой вороной, но это ее совершенно не волновало. Лорд-директор тоже присутствовал на тренировочном поле, явно желая посмотреть, каких результатов добился коллега. Я сразу поняла, что если мы провалим первый зачет, или сдадим его недостаточно хорошо… Наш наставник по некромантии может лишиться своего теплого местечка в Академии.

Лорд Тьер при виде расфуфыренной девицы скривился так, словно его заставили пить неразбавленный уксус и сердито проронил:

– Адептка Тиверр, думаю, отработку начнем с вас! Раз уж вы так рветесь в бой! Похвальное решение для столь хрупкой леди! – на Карлу было жалко смотреть. Она сначала покраснела, потом побледнела. Через несколько мгновений прекрасное лицо приобрело откровенно зеленоватый оттенок. – Приступайте к тренировке, магистр Трейн.

Бесшумно подкравшийся со спины Кирин был в своем репертуаре. Видимо, ему безумно нравилось дразнить своих соперников. Перед таким искушением демон Хаоса устоять не смог. Меня по-хозяйски обняли за талию. Потом что-то прошептали, чтобы не смогла вырваться. Теплое дыхание неожиданно приятно пощекотало мне шею, когда он негромко сказал:

– Именно эта безмозглая курица и настраивает против тебя сокурсниц. Сейчас она получит сполна за свои козни.

– Адепт Эллохар, отпустите меня, немедленно! – рассерженной змеей прошипела я. В моей душе разгоралось Красное Пламя, отзываясь на ярящийся в душе гнев.

– Еще чего! Когда еще удастся застать тебя врасплох? Слишком уж ты осторожна, Соль. Дребезжишь словно слишком сильно натянутая струна. Скорее бы каникулы, иначе можешь просто не выдержать напряжения. Понимаю, что покидать Академию тебе строго запрещено. Только вот мы придумаем, как отвлечься от слишком невеселых мыслей. Знаю, что можешь показывать и гораздо лучшие результаты.

– И не подумаю! Не желаю, чтобы за мной открыли охоту все завидные холостяки Темной Империи! Я, пока что, еще не сошла с ума, как леди Тиверр! И совсем не горю желанием загреметь замуж! Пока не получу диплом и не выпутаюсь из переплета, в который угодила не по своей воле, и слышать ни о чем подобном не желаю!

– Ух, детка, сколько в тебе страсти! –  губы легонько коснулись кожи за ухом, а я рванулась, пытаясь вернуть себе свободу передвижения. Увы, мне это так и не удалось. – Чем больше сопротивляешься, тем становишься интереснее. Если бы ты знала, как устал от легких побед и девиц, гроздьями свисающих с моей шеи. Я ведь прекрасно понимаю, что это происходит только потому, что я – Эллохар и племянник директора Школы Искусства Смерти. Убери мой социальный статус, и большая часть этих вертихвосток тут же утратят ко мне и тень интереса.

Тут Кирина оторвало от меня и отнесло на несколько метров назад. В голосе магистра Трейна была столько презрения, что мысленно пожелала ему всех благ и удачи. Все в Академии знали, что адепт Эллохар всегда умел поставить обидчика на место так, что тот потом кружным путем обходил его. Если, конечно, тому посчастливилось выжить.

– Леди Алсэр, если этот наглец и дальше будет докучать вам, не стесняйтесь, обращайтесь прямо ко мне, – выражение триумфа на лице некроманта вызвало заслуженные опасения.

– Нет, тогда уж сразу ко мне! – тон голоса лорда-директора Вилара Тьера не допускал и тени возражений.

– Я сам вполне в состоянии разобраться с наглым адептом! Будь он хоть тысячу раз демоном Хаоса и племянником самого Даррэна Эллохара! – некромант магистр Трейн, разве что, пар из ушей не выпускал от осознания того, что какой-то там юнец смеет встревать в его брачные игры.

– Мы поговорим о наших затруднениях без лишних ушей, коллега, – глава Аргаттской Академии Темного Искусства не привык недооценивать собственных противников, поэтому часто одерживал верх даже в самой лихо закрученной и непредсказуемой интриге. – Проводите практическое занятие дальше, прошу вас. Я подстрахую, чтобы адепты из-за недостатка опыта ненароком не пострадали.

Наш наставник, наградив Карлу нехорошим взглядом, почти прорычал:

– Адептка Тиверр, сегодня мы начнем с вас! Коль скоро остаются силы на подлые выпады в сторону сокурсниц, будьте любезны отвечать за собственные проступки! – пронзительные серые глаза мрачно сверкнули из-под гривы волос цвета полуночи.

– Что она опять натворила? – лорд-директор никак не мог понять, почему бедовая девица вместо того, чтобы прилежно учиться, совершенствовалась исключительно на ниве подстав и гадостей. Мужчина тяжело вздохнул и смерил проштрафившуюся адептку многообещающим взглядом.

– Посмела проклясть леди Солиру Алсэр, – желчно внес свою лепту Кирин Эллохар. – Только мы с Мар заранее предвидели подобные неприятности. Все ее усилия пропали даром! – блондин даже грудь колесом выпятил от осознания собственной значимости.

– Леди Тиверр, после практики зайдите, будьте любезны, в мой кабинет для воспитательной беседы!

Лично мне смотреть на до полусмерти перепуганную сокурсницу было страшновато. Про суровый нрав лорда-директора ходили настолько бородатые и противоречивые слухи, что отделить правду и лжи уже не представлялось никакой возможности. Впрочем, наш наставник по магии Смерти был не менее маститым в этом плане преподавателем.

– Итак, адепт Эллохар, предоставьте учебное пособие для леди Тиверр в разрезе начитанного материала. На ваш выбор. Но он должен быть мертвее мертвого и беспокойным на грани приличия, – магистр Трейн тоже решил основательно проучить не слишком умную интриганку, чтобы навсегда отбить охоту вредить мне.

– Как пожелаете, – злорадная улыбка, вспыхнувшая на губах адепта Школы Искусства Смерти, напугала несчастную еще больше. С тихим стоном Карла упала в обморок.

– Только облегчила голодной нежити задачу! Можно считать, что эту глупую девчонку уже сожрали! – лорд Аниар Трейн был готов сам уподобиться вставшему из могилы трупу. Более глупой выходки от студентки даже он не ожидал.

Кирин, точно издеваясь, поднял сразу двух: безумно красивую девицу с яркими красно-рыжими волосами и жгучего брюнета. Темное пламя в моей крови сразу выдало ужасную истину. Эти двое были любовниками и должны были вскоре пожениться. Потом в припадке ревности она отравила их обоих крысиным ядом.

Только вот ларгаро, отчего-то, предпочел меня:

– Каситри никогда не понимала, что любовь еще надо заслужить. Иди ко мне, мое сердце, – томно выдохнул погибший от руки собственной невесты поднятый труп, развернулся в прямо противоположную сторону и довольно резво направился в мою сторону.

Подобного поворота в планах у Кирина явно не было, но оба преподавателя взглядом велели ему не вмешиваться. Им было весьма интересно, как их возможная супруга справиться с неожиданно возникшей на горизонте опасностью. Неживая девица тоже рванулась с места в карьер ко мне явно с дурными намерениями. Естественно, прекрасно понимала, что навредить ни одной из нас не дадут, но пересдача тогда будет светить не только Карле.

Лорд-директор лениво потребовал:

– Леди Алсэр, будете рассказывать о каждом заклинании, которое использовали вместе с нюансами и последствиями для нежити.

– Хорошо, ректор Тьер, – деваться было некуда, пришлось выкручиваться в меру приобретенных знаний.

Некромант одарил меня чуть насмешливым взглядом и лениво проронил:

– Итак, леди Алсэр, сначала назовите, что это за нежить и выдайте все характеристики. Только, для начала, остановите быстрое передвижение этой сладкой парочки, – серые глаза были полны такого лукавства, что сразу поняла: никаких отработок по предмету допускать нельзя.

– Нежить третьего уровня ларгаро. Ею становятся в случаях, когда сильная страсть или любовь не просто сменяется лютой ненавистью. Обязательно один должен убить другого в припадке гнева или ревности, как было в данном случае. Потом покончить жизнь самоубийством. Обычно душат своих жертв. Погибший тоже становится таким же беспокойным мертвецом, – я хладнокровно выпустила проклятье «Ледяная Статуя», заставив своих оппонентов замереть на месте, не в силах сделать больше ни шагу. – Рекомендуется комбинированное использование обездвиживающих проклятий и магических боевых или некромантических заклинаний. Достаточно уничтожить тело, чтобы душа обрела покой, – с моих пальцев сорвалась струя Красного Пламени, которая через пару мгновений не оставила от обоих ничего, кроме кучки серого пепла. – В случае с ларгаро наиболее эффективны те, которые образуют высокотемпературный огонь. Потом останки рекомендуется развеять по ветру, если в отряде есть воздушник.

К тому времени Карла уже пришла в себя и сразу почуяла, что сможет избежать заслуженной пары. Она тут же выпустила «Полночный Вихрь» и сделала завершающий аккорд в реквиеме по не сумевшей прожить свою жизнь достойно парочке. При этом она от страха описала даже самые мелкие нюансы примененного плетения, и что потом происходит с нежитью после того, как им дали шанс получить новую жизнь после воплощения.

– Леди Алсэр, отлично, – лорд-директор и преподаватель обменялись самодовольными взглядами. – Леди Тиверр, так и  быть, натяну вам троечку. Запомните все, что больше поблажек никому не будет! Я заставлю вас серьезно относиться к моему предмету! – магистр Трейн при этом загадочно улыбался и не отводил от меня жадного взгляда. – Адепт Эллохар, вам предстоит столкнуться с нежитью восьмого уровня. Лорд Тьер, нам лучше создать защитный контур. Адептки могут повести себя, как перепуганные курицы!

Презрительный взгляд, брошенный мимоходом на мечущую громы и молнии Карлу, открыл не только ей неприятную истину.  Мы неожиданно сразу поняли, что никаких уступок больше не будет.

– Полностью вас поддерживаю, магистр Трейн. От того, насколько эффективно наши студенты научатся действовать в нештатных ситуациях, зависит не только их собственная жизнь, но и благополучие окружающих! – глава Аргаттской Академии Темного Искусства сиял точно начищенный до зеркального блеска серебряный кинжал, что сразу же насторожило всю группу. Я с ужасом поняла, что преподаватели будут намеренно делать все, чтобы Кирин оконфузился. – Адепт Эллохар, вам придется подробно рассказать обо всех тонкостях и нюансах поведения при столкновении с выбранным специально для вас мертвым оппонентом!

– Я готов, – студент Школы Искусства Смерти был невозмутим и абсолютно спокоен. На его лице невозможно было прочесть и следа эмоций.

Мои сокурсницы сбились в испуганную стайку и зажали собственные рты ладонями, чтобы крики ужаса не вызвали неудовольствия у курирующих практическое занятие темных магов. Я же никакого страха не ощущала, а только беспокойство за молодого человека, который из-за симпатии ко мне угодил в весьма неприятный переплет.

– Нежить восьмого уровня, такуана. Не может возникнуть без вмешательства некроманта с даром не ниже девятого уровня. 

Я рассматривала существо, которое при жизни было явно очень красивой морской ведьмой. Только сейчас из глубины синих, как вечернее небо глаз, на меня смотрела сама Бездна. Золотистые волосы водопадом сбегали ниже бедер, платье из темного льна любовно льнуло к стройному телу.

– И после смерти сохраняет свои способности, поэтому безумно опасна. Чаще всего поднимают умершую морскую ведьму, колдунью или проклятийницу. Выставляю щит от проклятий! – Кирин что-то быстро пропел, вокруг образовалась сфера из Синего Пламени. – Потом активирую «Безжалостный Вихрь». Он позволит не только уничтожить такуану, но и примерно наказать того или тех, кто ее создал. Жертва умирает под воздействием наложенных проклятий. При этом они усилены специально пущенными в ход приемами из арсенала опытных магов Смерти. Одна из самых опасных разновидностей неупокоенных мертвецов, так как такие «гости из Бездны» почти неотличимы от живых. Даже присутствует качественная имитация дыхания, сердцебиения, проявления эмоций. Кожа теплая на ощупь. Единственный просчет состоит в том, что отсутствует аура, присущая всем живым существам. Тот, кто подпадет под чары страсти такой дамы, сам превратится в такуану. В момент гибели способности убитого перейдут к нежити. Сам он получит жажду получить адекватную замену, убив подходящего кандидата с колдовскими или иными способностями для усиления собственной боевой мощи. Не могут навредить только тем, кто его поднял, или на ком поставлена Руна Защиты самим некромантом или кого-то из его помощников.

Мертвая красавица запричитала и забилась, когда Синее Пламя стало пожирать только похожее на живое тело. От бывшей морской ведьмы не осталось даже горстки пепла.

Кирин отвесил обоим преподавателям шутовской поклон и, пройдя сквозь защитный контур, не просто оказался у меня за спиной, но снова обнял за талию и притянул к себе.

– Адепт Эллохар, оставьте свою мерзкую привычку распускать руки, когда не просят, для дам типа Карлы Тиверр! – гневно прошипела я, пытаясь вырваться, но куда там. Меня не только еще крепче прижали к себе, но и поцеловали в висок.

– Чем больше ты сопротивляешься, детка, тем интереснее тебя завоевать. Обещаю, что ни один из этих напыщенных индюков не заполучит мою Соль.

– Если вы думаете, что выведете меня из себя настолько, что утрачу бдительность и назову вас по имени, то даже не надейтесь! – перестала трепыхаться, решив не дразнить демона Хаоса, Бездна его раздери!

– Соль, я могу ждать, хоть целую вечность. У нас с темными лордами есть одно очень полезное качество: мы не умеем отступать и всегда добиваемся поставленной цели, –  губы наглеца игриво пробежались  по тыльной стороне моей шеи, подняв в душе целую бурю яростного гнева.

– Адепт Эллохар! – голос лорда-директора Тьера звенел точно поднесенный к горлу кровного врага отравленный кинжал. – Немедленно отпустите леди Алсэр! Вам никто не давал права так беспардонно вести себя в ее отношении!

– Еще чего! – нагло промурлыкали в ответ, замыкая нас обоих в сферу из Синего Пламени. Она тут же лишила обоих магистров и тени надежды на вмешательство в весьма щекотливую для меня ситуацию.

Мар стояла рядом с каменным лицом, но мой дар подсказал, что она полностью одобряет сокурсника. Я же так и не знала, как мне относиться ко всему происходящему вокруг моей скромной персоны бардаку. Понимала только одно, что нельзя было допустить, чтобы Кирин из чистой вредности навредил не только самому себе.

Подумав немного, решила, что надо выбираться. Хотя в кольце рук блондина мне было удивительно спокойно. Темное Пламя в моей крови нашептывало, что адепту Эллохару можно доверять. Он никогда не предаст и не нанесет подлый удар в спину. Только была, пока что, не готова доверять кому-то, кроме эльфийки, которая стала мне близка, как родная сестра, которой у меня никогда не было. Как и назвать кого-то, кроме нее, по имени.

Вывернуться из двусмысленной ситуации оказалось просто, когда очередная студентка впала в испуганный ступор, когда на нее настала наступать стая странного вида волков с горящими, точно уголья глазами.

– Выпускайте Вуаль Стужи, леди Оррэй! – выдохнула я. –  Потому что все иные проклятия не справятся с таким количеством довольно шустрой нежити.

– Мы не проходили такого на занятиях, –  желчно отозвалась девушка, с ужасом наблюдая стремительное приближение зубастых монстров.

– Лорд Тьер, Лорд Трейн, могу я вмешаться? –  прекрасно понимала, что не имею права навредить нам обеим только тем, что влезла в воспитательно-образовательный процесс, не получив разрешения у обоих наставников.

– Можете, леди Алсэр, а леди Оррэй, чтобы избежать заслуженной двойки, придется не только уничтожить учебные экспонаты, но и вспомнить все, о чем я рассказывал на лекциях, – некромант наградил меня самодовольным взглядом.

Заклятье относилось к четвертому уровню, но оно мгновенно заставило монстров застыть точно жуткие ледяные изваяния. Моя сокурсница тихонечко всхлипнула и наградила меня беспомощным взглядом. Я запоздало вспомнила, что последнюю лекцию Миранда пропустила, удрав на свидание с каким-то особо перспективным кандидатом в будущие мужья. Переписать же начитанный материал и выучить его она, видимо, не соизволила.

Поймать на себе восхищенный взгляд Кирина снова оказалась не готова. Сразу же поняла, что его интересую именно я, а не то, что можно приобрести, породнившись с родом Алсэр через его наследницу. Доверять мне было безумно сложно, поэтому просто решила не форсировать развитие событий. Сейчас надо было выучиться и выжить. Слишком уж много неизвестных было в переменных уравнения моей судьбы. Найти решение и обезвредить или устранить тайных и явных врагов сейчас было важнее всего.

Ректор тут же решил отвлечь Кирина от моей скромной персоны:

– Итак, леди Оррэй, вы, как всегда, в своем репертуаре! Адепт Эллохар, обезвредьте нежить и просветите милых дам, чем опасно столкновение даже с маленькой стаей в темных закоулках или в лесу. Особенно в полнолуние.

– Вудкодлаки. Очень агрессивная нечисть пятого уровня, – блондин, не заморачиваясь с изысками, попросту сжег опасных тварей в Синем Пламени и, присев на ствол поваленного дерева, деловито продолжил рассказ, не обращая внимания на полные обожания взгляды и томные вздохи тут же столпившихся вокруг него девиц. Лишь мы с Мар остались стоять там, где были до этого. – Некромант должен иметь уровень способностей не ниже седьмого. Для создания таких тварей надо отловить альфу крупной стаи и убить во время кровавого ритуала. Чем больше мучений и боли испытает животное, тем лучше. Потом его следует поднять при помощи некромантического плетения «Зов Полнолуния». После этого, в безлунную ночь нежить выпускается в родной лес. Она возвращается в свою собственную стаю. Обращение происходит посредством банального укуса. Особенно опасны в новолуние и полнолуние. Двигаются совершенно бесшумно. Уничтожают все живое в окрестностях в радиусе ста верст и потом снимаются с насиженных мест в поисках новых жертв.

– Вы прекрасно подготовились, адепт Эллохар. Кто продолжит рассказ?

Мар, желая отвлечь от нас обоих всеобщее внимание, сама подняла руку.

– Прошу вас, леди Тэниррэль, – наш наставник по магии Смерти наградил проштрафившуюся студентку многообещающим взглядом и потом снова принялся пожирать глазами мою скромную персону. Мне с трудом удавалось сохранять невозмутимый вид, как того требовали неписаные правила хорошего тона.

– Могут быть два варианта развития событий для тех, кто не смог уничтожить голодную стаю беспокойной нежити. Просто быть сожранными. Либо при укусе любое живое существо превращается примерно за два месяца в вудкодлака.  Если в течение первых двух недель провести ритуал «Мертвая Луна», то несчастного еще можно спасти от ужасной участи. Потом изменить ничего уже нельзя. Такого потенциально опасного полумертвеца следует немедленно сжечь, пепел собрать и в полночь новолуния закопать на перекрестке, ведущем во владения стаи. В этом случае она больше не сможет разбойничать на территории радиусом в три версты, – темная эльфийка не одобряла халатного отношения к учебе моих сокурсниц, так как слишком хорошо знала, чем в недалеком будущем может обернуться подобное благодушие.

Остаток практикума по некромантии прошел без происшествий. Все с ужасом поняли, что поблажек от наставников по предметам, так или иначе, связанным с боевыми дисциплинами, не будет даже в малом. Зачет по первой теме получили только я, Мар, Кирин и леди Киорин. Про рыжеволосую родственницу самого Императора Темной Империи мало кто мог рассказать хоть что-нибудь. Огненная магианна с глазами цвета зимнего штормящего моря была всегда на редкость молчалива, в отличие от остальных моих сокурсниц.

Отозвав нас троих в сторонку и наложив Купол Безмолвия, прижала палец к губам и едва слышно выдохнула:

– Леди Алсэр, леди Тангирра Тьер просила предупредить вас об опасности, – она сделала едва уловимый знак рукой, и над ее головой вспыхнул магический знак, подтверждающий, что Аша Киорин является доверенным лицом моей наставницы. – Новый заговор гораздо масштабнее всех предыдущих. Заговорщики хотят и вас использовать в собственных целях. Будьте предельно осторожны. Ни под каким предлогом не покидайте территорию Аргаттской Академии Темного Искусства. Вы выбрали правильную линию поведения в этом змеином гнезде. При дворе я выучила одну простую истину: чем меньше о тебе знают окружающие, тем слабее смогут тебя укусить. Даже за порог своей комнаты вам запрещено переступать без сопровождения в виде нас троих.

В моей голове раздался лязг закрываемой дверцы стальной клетки. Ситуация продолжала стремительно ухудшаться, стремясь скатиться к катастрофе глобального масштаба. К сожалению, сейчас лично я мало что могла со всем этим поделать. Нужно было приложить все усилия, чтобы не только выжить в лихом переплете, но и не попасться в многочисленные ловушки, расставленные именно на меня.

Тут еще лорду Трейну приспичило дать нам довольно сложное задание на выходные. При этом некромант, насмешливо переглянувшись с лордом-директором Тьером, важно проронил:

– Большинство ваших бед проистекают от избытка свободного времени на безделье. Сейчас каждый из вас подойдет ко мне и вытащит карточки с заданиями по владению боевым оружием в формате некромантии, одному из видов нежити и беспокойных призраков и первой помощи в критических случаях. После выходных будете защищать собственные опусы. Учтите, работа будет исключительно самостоятельной. Вам придется много часов провести в библиотеке Академии, чтобы достойно справиться с этим испытанием для ваших неокрепших умов! – неприкрытое злорадство во взглядах обоих магистров ясно дало понять, что вот и пришла к нам всем непрощающая Бездна.

Карла Тиверр зябко повела на грани приличий оголенными плечами и томно вздохнула. Она совсем не спешила подходить к преподавателю за заданием.

– Никому не избежать этой работы, – лорд Вилар Тьер насмешливо посмотрел на притихших адептов и желчно осведомился. – Долго нам с магистром еще ждать, пока вы перестанете себя вести как распоследние трусы?

Переглянувшись с троицей, которая негласно отвечала за мою безопасность, сама подошла к лорду Трейну и вытащила три карточки из предложенных пачек листов.

– Что там у вас попалось, леди Алсэр? – наставник строго посмотрел на меня, требуя озвучить ответ немедленно.

– Техника применения серебряных метательных кинжалов при столкновении с нежитью девятого уровня.

– Дальше, – некромант откровенно раздевал меня взглядом, но я сумела сделать вид, что, ну, совершенно тут не причем, и ничего не понимаю.

Хотя прекрасно расслышала сердитое сопение Кирина. Украдкой покосившись на блондина с удивлением заметила, что он сжимает и разжимает кулаки. Тот явно пытался совладать с бушующей сейчас в его душе ярости, не давая Синему Пламени вырваться на свободу и испепелить наглого соперника за мою скромную тушку.

– Полная классификация видов нежити, которую можно поднять только в новолуние.

– Дальше.

– Методы первой помощи при укусах ханаора. Дополнительное задание: собрать полную информацию об этих возникающих без вмешательства некромантов или колдунов беспокойных мертвецах.

Кирин, Мар и Аша тоже не стали тянуть с тем, чтобы взять задания. Так как сразу поняли, что оба магистра начинают терять терпение, что было чревато не только головомойкой, но и еще большей порцией зубодробительной  работы на дом. Нам счастливо удалось избежать выволочки с отягчающими последствиями.

Как только нас отпустили, мы тут же направились на занятия по техникам владения холодным оружием для боевых магов.

Брайн Коттэй, встреченный нами в коридоре по дороге на следующую пару, отозвал всех четверых в сторонку и тихо предупредил:

– В Академии что-то затевается. Что именно, нам выяснить, пока что, так и не удалось. Мы не знаем, как глубоко распространились щупальца заговора. Поэтому будьте предельно осторожны. Особенно вы, леди Алсэр. Никуда не ходите одна. Даже на территории Академии. Надеюсь, мы правильно поняли друг друга.

–  Благодарю, что предупредили, магистр Коттэй, – я вежливо присела в положенном по такому случае реверансе, а уже через пару мгновений мы продолжили свой неспешный путь.

Магистр Арнорд Тиверр приходился безголовой Карле родным дядей. Как шептались сокурсницы, только его стараниями она все еще доводила преподавателей Аргаттской Академии Темного Искусства до белого каления своими глупыми выходками и впечатляющей ленью и абсолютной безответственностью. Всякий раз, когда на мне останавливался взгляд пронзительных голубых глаз, чувствовала себя очень неуютно. Никак не могла определить причину проявляемого ко мне интереса. Он был совсем не похож на тот, с которым привыкла иметь дело. Тут явно было нечто иное. Решила посоветоваться с подругами там, где нас никто не сможет подслушать. Кирина решила в этот нюанс, пока что, не посвящать.

– Все расселись по своим местам, – уверенный голос боевого мага словно заполнил собой всю специально оборудованную аудиторию. Присутствовало даже довольно просторное тренировочное поле под крышей. – Тема сегодняшнего занятия: «Техника применения серебряных метательных кинжалов при столкновении с нежитью». Открыли тетради и начали записывать. Две пары отработки практической стороны вопроса помогут вам получить начальное представление о том, какая жизнь ожидает многих из вас после окончания нашей Академии! Все возникающие во время изучения материала вопросы зададите после окончания теоретической части сегодняшнего занятия.

Я старалась записать как можно больше, хотя магистр Тиверр никого и никогда не ждал и начитывал лекционный материал так быстро, что многие не успевали законспектировать и половины. При этом чувствовала, что меня украдкой рассматривает наставник. Только Темное Пламя в моей крови сразу предупредило, что он выполняет чужую волю. В памяти запечатлелась странная руна, точно выжженная каленым железом на ауре боевого мага. Она воспринималась мной, как безобразная клякса на фоне широкой палитры, говорящей, что владелец полностью договорился с огненной стихией, поющей в его крови с самого рождения.

Когда Карла снова попыталась вместо учебы начать бросать призывные многообещающие взгляды на Кирина, преподаватель коротко рявкнул:

– В семье не без урода, девочка! Надеюсь, ты сама понимаешь, о ком я веду речь? – в первый раз видела, что бедовая адептка сжалась в маленький комочек и сразу же принялась записывать дальше, старательно переписывая из услужливо предоставленной ей подругой тетради. Полыхающий в глазах девушки ужас сразу же дал мне понять, что с ее родственником шутки плохи. – Итак, до конца лекции осталось три минуты. Два практических занятия тоже пройдут в этой аудитории. У кого возникли вопросы, можете подойти ко мне прямо сейчас и задать их.

Переглянувшись с Мар и Ашей, встала со своего места и подошла к преподавателю. Мучивший меня вопрос по теме моего домашнего задания по некромантии засел в голове раскаленным добела гвоздем с подачи Красного Пламени, поющего в моей крови.

– Внимательно слушаю вас, адептка Алсэр, – голос преподавателя прозвучал устало, все-таки постоянное одергивание собственной племянницы и наших не в меру ленивых сокурсников требовало неоправданного расхода сил и нервов.

– Почему вы не описывали методы борьбы посредством серебряного оружия применительно к нежити выше седьмого уровня? – удивленный взгляд стал мне приятной наградой.

– Оно от неспокойных мертвецов и призраков выше седьмого уровня не помогает. Вы же не просто так спрашиваете, Солира? – чутье сразу подсказало мне, что нужно быть предельно осторожной. Этот человек пытался получить доступ в мой третий круг с непонятной для меня целью. Магистр был давно женат на родственнице Императора Темной Империи, что вызывало у меня заслуженные подозрения на фоне недобрых предчувствий.

– Магистр Тиверр, первый вопрос моего домашнего задания по некромантии звучит так: «Техника применения серебряных метательных кинжалов при столкновении с нежитью девятого уровня». Наставник по магии Смерти требует, чтобы упор делался на практическую сторону вопроса.

– Такое оружие не способно навредить подобному противнику. Тут в ход пускаются заговоренные клинки, желательно закаленные в Темном Пламени в одном из Миров Хаоса, а лучше в самой Бездне. В данном случае они никого не спасут. Это также бесполезно и глупо, как пытаться уязвить огненного демона деревянным мечом. Я вам сейчас напишу список литературы, который настоятельно рекомендую досконально изучить. В отличие от многих студенток, вы пришли сюда именно за знаниями. Не замечал, чтобы вместо учебы крутили хвостом направо и налево, как моя племянница Карла. Если возникнут затруднения после прочтения материала, можете смело обращаться за помощью. Надеюсь, не разочаруете меня откровенно глупыми вопросами.

Пробежав взглядом по внушительному списку, тихонько вздохнула, прикинув широкий фронт предстоящих работ. Только времени было в обрез, а заданий целых три. Сначала решила подобрать необходимые факты и данные, а потом, экономя на сне и отдыхе, попытаться с честью пройти через очередное испытание. Грызть гранит науки оказалось совсем не просто. Только иного выхода у меня не было. Поддерживала меня лишь призрачная надежда на то, что смогу выпутаться из не в меру лихого переплета без особых потерь, полагаясь на мудрость и поддержку леди Тангирры Тьер и собственного дара. Красное Пламя в моей крови ласково полыхнуло, даря надежду на счастливое будущее и прогоняя остатки неуверенности в себе.

Я умудрилась записать все, что мне надо, припомнив добрый совет Мар, что на лекции сокращай слова так, чтобы потом можно было восстановить первоначальный текст. Конечно, работы выходило вдвое больше, но зато так можно было не упустить ни одного нюанса. Особенно, если дело касалось тонкостей чисто практической стороны любого вопроса. Очень часто толстые талмуды их, отчего-то, не освещали.

Магистр Тиверр постоянно вертелся неподалеку от нашей теплой компании, явно ища повод, к чему бы придраться. На наше счастье, мы были начеку и не дали ему ни малейшего повода для недовольства. Боевой маг посчитал, что строчить лекционный материал – плевое дело. Поэтому даже лишил нас положенного отдыха между двумя сдвоенными уроками. В результате от непривычки пальцы начинали неприятно побаливать. На безымянном пальце правой руки наметилась ощутимая вмятина, которая у старшекурсников обычно превращалась в заметную мозоль. Только подобного рода «боевое крещение», вряд ли, могло понравиться хоть кому-то.

– Сейчас у вас обед и небольшой отдых. Во второй половине учебного дня жду вас на плацу около Академии. Будем отрабатывать практическую сторону вопроса, – злорадный взгляд, украдкой брошенный на меня, заставил искру Красного Пламени в моей крови жарко полыхнуть, предупреждая о грозящей мне опасности.

Мар и Аша, улучив минуту, уволокли меня в сторонку и выпустили сразу две Сферы Молчания. Было видно, что темные леди тоже заметили странное поведение наставника. Нам следовало придумать, как действовать в свете неожиданно возникших сложностей.

Леди Киорин, прошептала, прикрывая губы ладонью, чтобы ушлые соглядатаи не смогли ничего вызнать даже таким изощренным способом:

– Будьте осторожны, Солира. Кто-то решил играть по-крупному. Пока не известно, кто именно дергает за ниточки заговора, но… – тут она с помощью своего дара прощупала окружающее пространство на наличие ненужных ушей и следящих заклинаний. – Через вас кого-то хотя усадить на трон Темной Империи.

Я мрачно посмотрела на Ашу, побледнев до состояния беленого полотна. Повышать свой статус до императрицы при неведомом узурпаторе в мои планы совершенно не входило. Обе темные леди прекрасно понимали, что мне такой поворот в судьбе был совершенно не нужен.

 – Следите за тем, чтобы ваша кровь и личные вещи не попали в третьи руки. Это может быть неоправданно опасно, – Аша тихонько вздохнула, так как не так давно сама чуть не пала жертвой подлых интриг со стороны высшей знати Темной Империи, с трудом вырвавшись из хитроумной западни, расставленной именно для нее.

– Благодарю, родные и друзья зовут меня просто Соль, Аша, – уж и не знаю, почему мой дар посоветовал впустить в мою жизнь рыжеволосую боевую магианну.

Серые глаза тепло на меня посмотрели, а потом женщина продолжила меня наставлять:

– Без нас с Мар никуда не ходи. Это неоправданно опасно. У меня есть несколько идей по поводу того, как превратить твою комнату в защищенную от всех штормов гавань. В Академии ты можешь доверять еще только адепту Эллохару и Брайну Коттэю. Этот человек никогда не польстится на самые соблазнительные награды. Он уже много лет верно служит императорскому дому, выполняя роль глаз и ушей в этом маститом учебном заведении. Попасть сюда может далеко не каждый желающий даже при наличии сильного магического дара.

– Хорошо, что меня уже предупредили об опасности, – я задумчиво накручивала на палец и отпускала на волю смоляной локон, выбившийся из некогда аккуратной прически.

Решив не привлекать к себе внимания необычным поведением, дружно пришли в столовую. Мар проверила мою порцию тушеного мяса с овощным гарниром и вишневый компот с корицей. Потом пододвинула поднос ко мне, намекая, что, на этот раз, могу спокойно все это съесть. Никакого подвоха не было.

Похожий на растрепанного воробья Кирин плюхнулся на стол напротив, так как места на скамье по правую и левую руку уже были заняты моими подругами. Увидеть в каре-зеленых глазах, мрачно взирающих на мир из-под шапки пшеничных волос, искреннее беспокойство за мою бедовую персону, была совершенно не готова. Молодой человек наклонился ко мне и легонько прикоснулся к правой руке, привлекая внимание. Я сразу поняла, что после лекций нам четверым следует переговорить там, где нас гарантированно не смогут подслушать.

– Соль, ты должна пообещать мне, что на бал в честь Нового Года пойдешь со мной. Желающих, как сама понимаешь, будет много. Не хотелось бы остаться с носом только потому, что на одну темную леди снова наскочила вредность.

Мы и не заметили, как у него за спиной точно поганка после дождя выросла леди Карла Тиверр. Карие глаза девушки, не стесняясь, раздевали Кирина. На губах играла идиотская улыбка, которую эта дурочка считала обольстительной. На лицах женской части нашей компании застыли одинаковые презрительные гримаски. Естественно, вмешиваться в происходящее мы не собирались, продолжая с аппетитом поглощать сытный обед.

Блондин наглую надоеду на дух не выносил, поэтому привычно сделал вид, что попросту не замечает до печенок доставших его знаков внимания. Остальные тоже постарались поскорее расправиться с сытной и вкусной едой. Мар промурлыкала, предлагая, как с максимальным толком потратить час свободного времени перед началом второй половины академического кошмара.

В библиотеке, в отличие от вечера после занятий, никого не было, кроме похожих на молчаливые тени служителей фолиантов. Я первой протянула внушительный список литературы, которую мне предстояло освоить до конца этой недели. Начать по молчаливому соглашению мы все решили именно с вопросов, касающихся домашнего задания и занятий у магистра Тиверра.

Мой дар настойчиво предупреждал, что наставник играет на стороне моих врагов. Только пока было не понятно, связан ли он с заговором против Императора Темной Империи, и какие планы лелеет его наниматель в отношении моей скромной персоны. Искра Красного Пламени в моей крови ярилась, точно тигр в ловчей яме, не имея возможности добраться до моего обидчика прямо сейчас.

Открыла тетрадь по «Технике владения холодным оружием для боевых магов» и с удивлением увидела внутри записку. Кирин коротко прошипел, чтобы не смела к ней прикасаться, выдрал из собственной тетради лист и пошептал так, чтобы никто точно не смог подслушать:

– Перепиши слово в слово. Как только ты возьмешь ее в руки и прочтешь послание, она рассыплется пеплом. Не вздумай читать вслух. Текст, слишком уж, похож на отсроченное проклятие.

Я старательно скопировала все, вплоть до запятой, храня благородное молчание: «Ночь. Полнолуние. Вой ветра в ветвях в лесу. Сердце как камень. Бесполезно давить слезу. Ты – лишь помеха. Потому должна умереть. Выхода два: покориться судьбе или в огне сгореть…».

Видимо, тень каких-то эмоций, все же, отразилось на моем лице. Поэтому блондин тут же обнял меня за плечи и успокаивающе прошептал:

– Будь предельно осторожна, Соль. Игры кончились. Мы не знаем всех игроков, но дядя Карлы Тиверр явно играет на другой стороне. Из всех преподавателей мы можем довериться лишь Брайну Коттэю. Он не нарушит данной при получении диплома Академии присяги до запятой. Всем остальным еще придется доказать, что у них рыльце не в пушку. Вот возьми чистую тетрадь, а эту закрой и не трогай. Половину перерыва между занятиями потратим на учебу, а потом нам надо обратиться за помощью. Да, надо уведомить моего дядю, Риана Тьера и Леди Тангирру Тьер, но так, чтобы никто об этом не прознал. Будь предельно осторожна, игра пошла по-крупному, – искреннее беспокойство в каре-зеленых стало для меня настоящим откровением. Я поняла, что Кирина, и правда, интересую только сама я, а не те власть и богатство, которые через меня можно приобрести.

Торопливо пообещала, что постараюсь не допустить ни малейшего промаха. Переписав в чистую тетрадь все, что могло помочь избежать знатного нагоняя от некроманта и наставника по владению холодным оружием для боевых магов, отправилась вслед за подругами и Кирином в кабинет магистра Коттэя.

Мужчина выслушал нас, не перебивая, а потом потребовал показать тетрадь с запиской, что-то предварительно прошептав над ней. Потом чуть ворчливо признался:

– Адепт Эллохар, надеюсь, вы и обе леди присмотрите за Солирой. Боюсь, что заговор перешел в новую фазу. Только непонятно, почему в ход попытались пустить проклятье, а не что-то более действенное.

– Видимо, еще не отказались полностью от варианта, что из Соль удастся сделать послушную воле неизвестных нам злоумышленников марионетку. Лорд Риан Тьер уехал по заданию Императора в неизвестном направлении. Поэтому будет лучше, если мы, прямо сейчас, поставим в известность о всей этой катавасии леди Тангирру. Возможно, все вместе мы придумаем, как уберечь леди Алсэр от беды. Мы давно знаем, что магистр Тиверр связан с кем-то клятвами верности. И этот кто-то не относится ни к одному из родов темных лордов.

Больше всего на свете мне сейчас хотелось ухватить дядю Карлы за шкирку и вытрясти из него правду, словно из напрудившего на диван в гостиной котенка. Только подобной глупости позволить себе, естественно, не могла.

– Нам надо вернуться к началу практических занятий, обеспечив Соль непрошибаемую защиту. Боюсь, что очень скоро в Академии станет так жарко и опасно, что мало не покажется никому, – дар предсказания Мар был настолько силен, что она практически никогда не ошибалась.

Посоветовавшись, решили, что будет лучше, если темная леди сама навестит нас в надежно защищенном от прослушивания кабинете давнего соратника Императора. Увидеть неприкрытое беспокойство на лице магистра, было на грани сильного шока для всех четверых. Мы только сейчас начинали обозревать глубину Бездны, которая вот-вот была готова разверзнуться не только под нашими ногами.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям