0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Отрывок из книги «Давным-давно... Ходящая в тени (#1 и #2)»

Отрывок из книги «»

Автор:

Исключительными правами на произведение «» обладает автор — . Copyright ©

Выпускники Рутонской академии. Бал

Рутонская академия со всеми своими многочисленными корпусами и зданиями располагалась внутри города Рутона. Она уже больше полувека исправно выполняла свой долг перед жителями города, отправляя лучших своих студиозов в обязательное патрулирование близлежащих территорий для защиты от нежелательных элементов и зачистки от всякой нежити и нечисти в нежилых районах. Ночные патрули состояли из адептов последних курсов — выпускников факультета боевой магии. Таким образом академия вносила посильную лепту и оправдывала своё существование на средства, поступающие от покровителей, попутно оттачивая навыки и мастерство своих учеников в условиях, максимально приближённых к боевым. Учеба в ней всегда считалась престижной, а получение диплома — верхом мечтаний. И Джим была студиозом Рутонской академии. Мало того, выпускницей этого года. Пять лет изнурительных тренировок на фоне обучения другим предметам. Нет, не о том.

"Однажды я потерялась. Опять не так... Девятнадцать лет тому назад меня украли, лишив дома, семьи, имени. Своё детство я провела в приюте", — Джим грустно вздохнула. — "Сейчас у меня есть семья, друзья, имя, дом. Я знаю, когда родилась, и каждый год в этот день получаю замечательные подарки. А ещё я выпускница Рутонской Академии, у меня есть магический посох–жезл. И однажды я всё узнаю".

Джим стояла возле открытого окна в самой высокой башне корпуса "Б", с интересом наблюдая за юношами–первокурсниками, устроившими поединок на деревянных мечах прямо на поляне напротив. Двоих она узнала: отогорские оборотни, прибывшие на обучение вместе с ней в начале этого учебного года. Она улыбнулась: "Я бы с большим удовольствием сейчас оказалась там, чем здесь". В этом году за особые заслуги академии перед городом градоправитель выделил средства на проведение грандиозного мероприятия — бала выпускников.

В этот момент юноши исчезли из поля её зрения. Джим подалась вперёд и чуть ли не вся свесилась из окна. Ветер тут же растрепал причёску, и непослушные локоны закрыли обзор: "Вот досада!" Она втянула себя обратно и двумя руками быстро завела выбившиеся пряди за уши: "Только бы Лис не заметила". Подруга просидела над причёской целый час, создавая шедевр на её голове. Бросила осторожный взгляд себе за спину. По комнате беззаботно кружилась Алисия и что–то напевала себе под нос. 

"Какая же она красивая!"— Джим невольно залюбовалась подругой. За прошедшие четыре года девушка выросла и, как говорится, расцвела, стала настоящей красавицей. "Не то что я", — она хмыкнула, оглядывая себя в светло–голубом платье. Джим так и осталась невысокого роста. Возможно, она всё же за эти годы тоже немного подросла, однако на фоне Алисии смотрелась маленькой и излишне хрупкой, но это было лишь видимостью. Фигура Джим относилась, скорее, к спортивному типу телосложения. "Как там однажды сказал Диирде'Грамм?" — "М-да. Ежедневные физические тренировки наложили на твою фигуру определённый отпечаток. Пацанка — одним словом, —  и так довольно–довольно прищурившись, — зато быстрая и ловкая пацанка!"— "И где такое слово нашёл?"

Джим решительным шагом прошла к зеркалу и придирчиво ещё раз осмотрела себя с головы до ног. Ухватилась двумя руками за верхний край лифа и с силой дёрнула вверх, чтобы хоть немного прикрыть приподнятые тугим корсетом платья округлости в декольте. Недовольно скривилась, прикидывая, чем бы прикрыть вырез, чтобы не так сильно бросалось в глаза это безобразие. В комнате стало подозрительно тихо. Джим посмотрела на Алисию — та перестала напевать и внимательно наблюдала за её действиями. "Плохая идея. Наверняка не позволит".

— Что теперь не так? — Алисия, подбоченившись, осуждающе разглядывала Джим.

— Лис, умоляю, верни мои штаны, — Джим скромно поводила носком своей туфельки, стараясь не встретиться с подругой взглядами. — Мне неудобно, и я чувствую себя голой.

— Я же тебе специально подобрала к платью прекраснейшие голубые панталоны, все сплошь в рюшах, — Алисия округлила глаза. Догадка пришла внезапно. Она подлетела к Джим, ухватилась за край её платья и потянула вверх. — Ты их что, не надела? — в ужасе спросила она, пытаясь хоть чуть–чуть приподнять подол.

— Ты что делаешь? — Джим, наоборот, вцепилась в кромку своего платья и тянула вниз. — Лис, прекрати. Я надела их. Мне просто в них некомфортно.

— Дай сама посмотрю, — настаивала девушка, упорно дёргая ткань. — Покажи краешек.

— Алисия, — голосила Джим, — верни штаны! Шагу не сделаю из этой комнаты. Я ведь простужусь.

— Кхм, — раздалось вежливое покашливание от двери.

Девушки одновременно повернули головы на звук.

На пороге комнаты стояли Виттор и Алиар, а за их спинами, в коридоре, маячили все родственники Алисии.

— Мы стучались, — быстро проговорил Виттор, указывая пальцем на открытую дверь позади себя.

— Алисия, а что ты делаешь? — Алиар не отводил глаз от слегка приподнятого края платья Джим, откуда выглядывала нижняя юбка.

Лис тут же отскочила от девушки, даже завела руки себе за спину, смущённо глянула на подругу и вспыхнула как маков цвет.

— Ничего, — строго посмотрела на Алиара. — Стучаться надо, между прочим.

— Так стучались ведь, — тот прищурил один глаз. — Не, правда, а чего ты там…

— Не начинай! — строго оборвала Алисия, не дав другу договорить, и принялась снова собирать вещи по комнате, чтобы  как–то скрыть своё смущение. — Чего хотели?

— Так там всё уже начинается: вручение, поздравление, зачтение. Конечно, это формальности, ведь каждый уже знает, где будет проходить свою практику. Но Цитариус Инарион настаивал на том, что явка всех строго обязательна!

— Шагу не сделаю, пока штаны не отдашь, — Джим сложила руки на груди и для демонстрации своих серьёзных намерений сдвинула брови.

— Да на… возьми свои штаны! — Алисия извлекла из–под матраца требуемый предмет, возмущённо сунула его в руки Джим. — Надевай, пошли уже! — посмотрела на непрошеных гостей. — А вас попрошу… — и выпроводила их за дверь.

Закрыв за юношами дверь, Лис обернулась и обомлела. Джим натягивала сапог на правую ногу, левый был уже на своём месте. Признаться, она выглядела жутко довольной.

— Тогда ещё не забудь куда–нибудь жезл пристроить, — съязвила Алисия и вдруг осеклась, потому что Джим подняла на неё благодарный взгляд.

— Точно, — девушка подбежала к своей кровати и вытащила из кожаных заспинных полуножен магический посох–жезл1. — Вот скажи, что бы я без тебя делала? — она принялась старательно выбирать на себе место, куда его лучше приладить: "В сапог не пойдёт — буду прихрамывать. В штаны за пояс —  вывалится", — с грустью посмотрела на заплеч2, лежащий на кровати. — "Ну не пристроишь ведь его себе на спину поверх платья". Усмехнулась. Посмотрела на Алисию, хотела спросить совета у неё. И  испугалась выражения её лица. — Ну ладно. Не буду, — с сожалением вернула жезл обратно на место.

— Послушай, а если тебе придётся сегодня танцевать? — Лис в точности повторила недавний жест Джим, с той разницей, что вздёрнула голову и строго посмотрела на неё. — А там такая срамота, — кивком головы указала на подол платья.

— Это вряд ли, — Джим засмеялась, подошла к Алисии, расцепила её руки. — Не сердись! Зато я не стала снимать, — задумалась, — ну, эти…с кружавчиками... Так что всё как положено. Подумаешь, сапоги, — она приподняла край платья и выставила ногу. — О них знаешь только ты.

Алисия улыбнулась, смирившись, взяла подругу за руку, и они помчались в главную залу. В длинном коридоре была слышна музыка, везде сновали студиозы. Джим чувствовала себя неуютно в платье и старалась держаться преимущественно в тени. Правда, по дороге всё же довелось услышать вдогонку: "Малыш, ты прекрасна!" И не раз.

Возле входа Джим остановилась и неуверенно посмотрела на Алисию, но в этот момент смолкла музыка. Прозвучали первые приветственные слова Цитариуса Инариона, ректора Рутонской академии. Алисия не стала церемониться и чуть ли не втолкнула Джим в помещение. Войдя внутрь, они в немом изумлении замерли, рассматривая праздничное убранство. Бальная зала была ярко освещена и празднично украшена — заслуга первых курсов. Глава города расстарался: по кругу стояли зеркала в полный рост, а в огромных вазах тут и там распространяли едва уловимый нежный аромат бесчисленные цветы. 

— Ну, чего встали? — Диирде'Грамм в нетерпении даже слегка подтолкнул вперёд замерших в восхищении девушек. Он хотел было протиснуться мимо, но вдруг запнулся, рассматривая девушку в светло–голубом платье. — Джим, ты ли это?

— Нет, не я, — Джим серьёзно посмотрела на своего учителя. — Джим осталась в комнате.

Диирде'Грамм понимающе хмыкнул и быстрым шагом прошёл мимо, направляясь к небольшой сцене.

Джим потащила Алисию к окну, пробираясь за рядами студиозов и в изумлении разглядывая таких знакомых и в то же время незнакомых однокурсников. Взгляд выхватил из толпы высокую фигуру Дорианы. Девушка была одета в красное платье. Джим вытянула шею, пытаясь разглядеть Ранара: "Так и есть. Стоит за спиной у неё". Джим улыбнулась. Последние два года вся академия с интересом наблюдала за их бурно развивающимся романом. Признаться, очень бурным. С драками и выяснением отношений. Джим споткнулась, и была подхвачена Виттором.

— На что засмотрелась? — по её взгляду проследил, куда она смотрела. — Понятно, — ухмыльнулся юноша.

Кто–то недовольно шикнул на них.

Джим поначалу ещё пыталась прислушиваться к тому, что говорил ректор академии, потом пустилась в размышления, как они вместе с Алисией и Виттором будут проходить практику: "Это такая удача, что мы будем втроём". С грустью посмотрела на Алиара. Юноша отправлялся домой и должен был продолжить дело семьи: стать хранителем одной из семи печатей, периодически обновлять заклинание на ней и беречь как зеницу ока.

Её растолкали и отправили получить свитки. Их было два: один об окончании академии, другой со сведениями о том, где будет проходить практика.

Под конец Цитариус всем пожелал хорошо провести время в кругу своих семей и предупредил, что в завершение лета всем необходимо явиться обратно для отправки по местам прохождения практики.

Как только сцена опустела, зазвучала музыка, и Алисию пригласили на танец. Потом снова пригласили. И снова. Джим переместилась к окну и забралась на подоконник. Мимо двигались танцующие пары, иногда обзор закрывали девушки. "Ну откуда им знать, что у меня тут наблюдательный пункт?" — Джим с любопытством проследила за барышнями, проплывшими мимо. У каждой в руке было странное устройство, которым они усиленно обмахивались. Возмущённо хмыкнула: "Какой кошмар! Побегали бы они с моё! Сейчас бы даже не вспотели".

Вернулась Алисия.

— Скучаешь? — сочувственно поинтересовалась девушка, пристраиваясь рядом на подоконник.

— Ну что ты,  — Джим тихо засмеялась. — Напротив, мне очень весело, — кивнула головой в сторону раскрасневшихся девушек и серьёзно посмотрела на подругу. — Представила себя с такой штукой.

Тут уже не сдержалась Алисия, громко засмеялась.

Девушки недовольно посмотрели на них. Джим, извиняясь, пожала плечами, хотя и сама едва сдерживала желание присоединиться к подруге.

В этот момент музыканты вдруг сбились с такта, а через мгновение в зале наступила тишина.

— Определённо там что–то происходит, — Алисия  сорвалась с места. — Пошли! Наверняка ещё один сюрприз.

Джим без особого энтузиазма поплелась следом. Остановилась и тихо спросила:

— Что там?

Активно работая локтями, Лис немного протиснулась вперёд. Все смотрели на вход в бальную залу. Девушка растерянно замерла.

— Глазам своим не верю, — потрясённо произнесла она, бросая быстрый взгляд на Джим.

От входа величественно двигался Арникус, следом за которым выстроились десять воинов.

Алисия не отводила от него взгляда.

— Ты не поверишь… — она осеклась, потому что Арникус остановился в середине зала и повернул голову в их сторону. — Ко–го я ви–жу, — по слогам договорила девушка, встретившись с ним взглядом.

— Ну и кого же? — чтобы привлечь к себе внимание, Джим даже подёргала её за рукав платья.

Арникус улыбнулся и решительным шагом направился в их сторону, жестом приказывая своим воинам расположиться невдалеке, возле соседнего окна.

Снова зазвучала музыка.

— Сама сейчас увидишь, — Алисия улыбнулась ему в ответ.

Нет. Так больше продолжаться не могло. Джим потянулась на носках, чтобы самой всё увидеть, но была приятно удивлена, когда стоящие рядом девушки вдруг расступились в стороны. Она выглянула из–за плеча Алисии… и тут же спряталась обратно: "Арни! Здесь?" Сцепила вместе руки. Расцепила. Зачем–то попыталась пригладить волосы на голове. Вспомнила, что в платье, и пришла в ужас. И тут она услышала его такой до боли знакомый голос:

— Ну наконец–то хоть одно знакомое лицо. Алисия, я так рад тебя видеть!

— Здравствуй, — растерялась девушка, пытаясь рукой нашарить у себя за спиной Джим, чтобы выудить её оттуда.

— Поздравляю с окончанием академии, — Арникус, видя, как Алисия кивнула головой, только шире улыбнулся. Отвёл взгляд в сторону и ещё раз пробежался глазами по рядам выпускников. — Послушай, не подскажешь, где мне найти Джим Ветерн? Ума не приложу, куда мог запропаститься этот мальчишка?

Алисия от удивления округлила глаза и даже перестала шарить у себя за спиной.

— Арни, ты ведь прекрасно знаешь, что Джим вовсе не мальчишка, — она подозрительно и даже несколько укоризненно посмотрела на него. — К чему этот спектакль?

За спиной шумно вздохнула Джим.

— Знаю, это точно, — он бросил быстрый взгляд на Алисию. Глаза лукаво прищурены, и на лице такая мальчишеская улыбка. — Но я всё равно не могу её нигде найти.

 — Она стоит у меня за спиной, — Алисия качнула головой и тихо засмеялась, получив ощутимый тычок в спину.

Арникус подошёл ближе и решительно заглянул за спину Алисии. Мгновение — и вот они уже смотрят друг другу в глаза. Смотрят жадно, пытаясь обнаружить все изменения, произошедшие за годы разлуки. Джим робко улыбнулась ему, но Арникус внезапно выпрямился и вновь обратился к Алисии.

— Лис, — он выглядел растерянным, — за твоей спиной стоит юная прелестница в голубом платье, но я, к сожалению, её не знаю.  

— Это я, — Джим не выдержала такого нахальства и вышла из–за спины подруги, смело глядя на Арникуса.

Он не отводил глаз от её лица. Нельзя было понять, какие испытывает эмоции, просто смотрел, ничего не говоря. И тут до Джим наконец дошло: "Он волнуется, и сильно". Решение было принято мгновенно.

— Здравствуй, Арни! — тихо сказала Джим, уверенно делая ещё несколько шагов ему навстречу. — Я так рада тебя видеть! — она смущённо улыбнулась.

— Понятно, — юноша нахмурился. — Я так понимаю, обниматься не будем?

Девушки удивлённо переглянулись и от нелепости такого высказывания прыснули от смеха.

— Не будем, — Джим пристально всматривалась в его лицо. Тихо, так, чтобы только он услышал, добавила: — Не здесь…

Отзвучала музыка, и юноши увели своих партнёрш по танцу из центра зала, открывая вид на манящий паркет.

— Джим Деф'Олдман, могу я вас пригласить на следующий танец? — Арникус протянул правую руку девушке, другую спрятав за спину и слегка наклонив голову.

— Да, — только и сказала Джим, вкладывая свою кисть в его раскрытую ладонь.

Арникус дождался, чтобы девушка подошла ближе. Когда она поравнялась с ним, развернулся и повел её к кругу готовящихся к танцу пар. Наклонил голову вперёд, заглядывая в глаза.

— А ну, быстро признавайся, тебя танцевать научили? — он едва сдерживался, чтобы не рассмеяться, такое выражение лица стало у Джим. — Опозоримся ведь!

Девушка кивнула, при этом её плечи очень подозрительно подрагивали.

Они вышли в центр зала, остановились и повернулись лицом друг к другу. Арникус подошёл ближе и, едва касаясь, положил руку на талию Джим, другой взял её кисть в свою ладонь и слегка сжал, как бы успокаивая. Отпустил.

Девушка подняла руку и положила на его плечо. Передвинула выше... Опустила ниже... Неуверенно заглянула юноше в глаза, усиленно вспоминая, что там вдалбливал каждое лето её учитель танцев: "Руки должны быть легкие, полусогнутые, не напряженные". Нет. Это говорил Диирде'Грамм — учитель по самообороне. "Обязательно держите прямо спину, улыбайтесь и порхайте. Порхайте и улыбайтесь!" Кое–как растянула губы в улыбку. Увидела строгое покачивание головы Арникуса и тут же перестала. "Как же тут вспомнить, в каком месте должна быть рука?" Услышала тихий смешок. Строго посмотрела на друга.

— Эта находится на месте,— тихо объяснил он,— а вот... Разве другой рукой ты не должна немного приподнять подол своего платья?  — юноша вопрошающе приподнял одну бровь.

— Нет, — Джим зачем–то посмотрела вокруг и шёпотом добавила: — У меня там сапоги.

Арникус громко засмеялся, привлекая всеобщее внимание. Смех оборвался, лицо юноши стало серьёзным.

— Почему–то меня это не сильно удивило.

Музыканты взяли первые аккорды следующей мелодии, и юноша хотел начать двигаться, но Джим остановила его:

— Подожди! — она беспокойно вглядывалась в его лицо. — Послушай, а правой ногой вперёд, или всё же левой?

Арникус подтянул её к себе ещё ближе и немного наклонился вперёд, удивлённый таким растерянным и невинным взглядом из–под пушистых светлых ресниц. Усмехнулся:

— Всё равно.

Немного приподнял девушку от пола, заставив её чуть привстать на носки, и уверенно закружил в танце.

Джим от неожиданности на мгновение зажмурилась, но, осознав, что никто никуда не упал, не запнулся, никого не сбил, распахнула глаза и облегчённо вздохнула. Однако так и не смогла решиться поднять глаза. Поэтому уставилась на подбородок Арникуса, боковым зрением отмечая проносившиеся мимо танцующие пары: "Или это мы на такой скорости несёмся?"

Арникус не отводил изумлённого взгляда от лица Джим. Ведь он знал каждую чёрточку этого лица, был знаком с любым выражением, появлявшимся на нём. Как же случилось, что столь дорогие черты сейчас выглядели иначе? Его взгляд переместился с макушки на щёку, горевшую румянцем, на губы в полуулыбке, на шею, где от волнения трепетала жилка, ещё ниже… Арникус резко вскинул голову вверх, его брови сошлись на переносице. Почему–то ему нестерпимо захотелось тут же потрогать свою шею. Ещё больше нахмурился.

Джим перестала изучать подбородок юноши и подняла голову, вопрошающе посмотрев ему в глаза.

Арни, как будто только этого и ждал, тут же тихо заговорил, избегая смотреть в светло–зелёные очи девушки:

— Каждый раз, когда приходило письмо от Адагелия с очередным отчётом о всякого рода деятельности, связанной с моим наследием, в конце всегда хоть немного, но было написано о тебе. Ты даже представить себе не можешь, как я был благодарен за эти три–четыре строчки… о твоей жизни.

Под конец юноша всё–таки не выдержал, решился посмотреть в глаза подруги. И утонул.

— Значит, ты знал, — Джим не спрашивала. Он едва заметно повел плечами. Девушка кивнула каким–то своим мыслям и улыбнулась. — Я так и подумала. Ты меня назвал Джим Деф'Олдман, — тут она укоризненно свела вместе брови и покачала головой в раздражении. — Но подожди, раз была возможность, почему ты не писал мне?

— Не хотел тревожить, — Арникус грустно вздохнул и очень тихо добавил: — Да и не знал я, о чём писать тебе... — слегка наклонив голову, он с нескрываемой теплотой произнес: — Малыш, я так горд твоими победами в поединках на ежегодных турнирах в академии.

— Попробовала бы я проиграть, — серьёзно сказала Джим и испуганным взглядом обвела зал в поисках учителя. — Диирде'Грамм мне такого наобещал!

Смокла музыка, пары остановились. Арникус и Джим так и стояли в центре зала. Девушка первая отступила на шаг.

— Джим, ты не будешь против, если заберу тебя с бала? — вампир заметно волновался. — Завтра рано утром для нас откроют порт, мне нужно срочно отбыть на родину, — обернулся и зачем–то посмотрел на своих воинов. — У нас всего несколько часов, а мне так много…

— С удовольствием! — не дала ему договорить Джим, уверенно взяв его за руку, как раньше. Быстрый взгляд в сторону Алисии — девушка поняла всё без слов, лишь кивнула и улыбнулась подруге в ответ. — Давай не будем терять время, — Джим тоже улыбнулась и сама потянула друга к выходу.

Арникус справился с удивлением и ладонью накрыл её руку, предложив согнутый локоть, за который она поспешила ухватиться. Взгляд через плечо, едва заметный жест — и воины двинулись следом, а тысячи любопытных глаз провожали их, пока они не скрылись из виду.  На улице воины перестроились.

Джим, наблюдая за всеми этими движениями, снова пожалела, что не взяла свой магический посох, с которым в последнее время привыкла не расставаться. Посмотрела на сосредоточенное выражение лица Арникуса и тревожно спросила:

— Всё в порядке?

Юноша лишь кивнул, ускоряя шаг.

Через какое–то время они стояли возле небольшого особняка и терпеливо ожидали, пока их впустят. Ворота медленно приоткрылись, и они прошли внутрь. Во дворе находилось ещё два десятка вооружённых воинов. Как только небольшая процессия очутилась внутри, Арникус жестом отпустил бойцов. Оказавшись в относительной безопасности, суровые воины, сопровождавшие своего владыку и незнакомую девушку на улицах города, расслабились и с любопытством, совсем не стесняясь, начали рассматривать Джим.

— Ого! — Джим с интересом посмотрела на Арникуса. — Ты на войну собрался?

— Можно и так сказать, — юноша скривил рот в подобии улыбки и повёл Джим к дому. — Всё потом, — строго добавил он, заметив её порыв расспросить его. Распахнул перед ней дверь и пригласил войти. — Присаживайся, — Арникус усадил девушку за стол, а сам вышел из комнаты.

Джим с любопытством осмотрелась. Поднялась со стула и подошла к секретеру, где в беспорядке были навалены документы. Борясь с любопытством, выудила из кучи первый попавшийся свиток, оказавшийся старой картой, удивилась и внимательно всмотрелась в неё.

— Северный Атлекхорн, — прочитала она вслух.

Поискала взглядом место, где ей предстояло проходить обязательную практику. Но в руках широкий свиток было неудобно держать, и девушка подошла к столу, положив карту перед собой. Отыскав нужную сторону, пальцем провела вдоль стены до места назначения.

— Дальние рубежи стены, — внимательно присмотрелась. — Да ещё и север её границы, — Джим нахмурилась. — Там заканчиваются земли Светлой империи! Дальше лишь пустота...

В комнату вернулся Арникус с полным подносом в руках.

Джим ещё на расстоянии почувствовала аромат свежей выпечки, потому аккуратно свернула свиток и отнесла его обратно. Вернувшись к столу, она с удовольствием оглядела угощение.

— А молоко? — обиженно протянула, исподлобья посмотрев на друга.

— Да здесь твоё молоко, здесь. Строго–настрого приказал, чтобы к моему возвращению купили, — Арни прошёл к распахнутому окну, взял в руки закрытую кринку и усмехнулся, вспоминая выражения лиц своих воинов, когда он отдавал приказ.

Он поставил перед Джим сосуд, а сам обошёл стол и сел напротив. Расслабленно облокотился на спинку стула, сложил руки на груди и принялся молча наблюдать. Вот девушка доела очередную булочку, допила молоко из стакана, тыльной стороной ладони вытерла губы. Подняла голову.

— Спасибо, — смущённо взглянула на него. — А ты не будешь?

— Нет, — Арникус потянулся к кринке и заботливо налил ещё молока Джим. — А ты угощайся, я пока буду рассказывать, — улыбнулся, увидев, как жадно она припала к стакану. — Но сначала самое важное: я рад, что у тебя есть семья, и ты теперь не одна. Ты не поверишь, в каком кошмаре я жил целый месяц, пока не пришло первое письмо от Адагелия, где он вкратце писал, что ты уехала со своей вновь обретённой семьёй в Отогорию. От такой новости у меня прямо камень с души свалился! До того момента каких только ужасов я не представлял, тем более помня твою способность находить неприятности там, где их никто в принципе не ожидал, — он усмехнулся. — Хотя бы вспомнить те соревнования.

— Арни, — она отложила булочку, которую только взяла в руки обратно на поднос и несколько тревожно посмотрела на друга. — Как бы мне ни хотелось думать иначе, но ты ведь здесь не из–за меня?

— Ну почему никто не верит в мои добрые намерения? — он приподнял одну бровь и грустно улыбнулся.

— Я верю, — Джим стала серьёзной и твёрдо посмотрела ему в лицо. — Всегда верила, но сейчас не тот случай, — она нахмурилась. Заметив его испытывающий взгляд, пожав плечами, добавила: — Воины, что прибыли с тобой на бал, вели себя так, будто ожидали в любую минуту нападения, а во дворе стоит вооружённый отряд. — Она замолчала, с интересом разглядывая удивлённое лицо Арникуса. — Что–то ведь случилось, да? Чего опасаются твои воины?

— А ты изменилась, — Арникус пристально вглядывался в её лицо. Потом резко поднялся со стула и подошёл к открытому окну, выглянул наружу, довольно отметил расставленных по всему двору бойцов. — Я прибыл в Светлую империю просить о помощи, одному мне не справиться, но не смог пробиться дальше Совета. Все эти советники, приближённые и не очень приближённые... меня просто не допустили на аудиенцию к Императору. Уж и не знаю, что ими двигало, но они остались глухи к проблемам севера. Мало того, соизволили ещё и обидеться на принца–выскочку, который принёс такие новости, — он порывисто обернулся. — Джим, они не поверили ни одному моему слову. Попросили не распространять беспочвенные слухи. Советники ни за что и никогда не сознаются, что недоглядели, чего–то не учли. Угрожали. И мы решили отбыть обратно на родину как можно быстрее, но не нашли мага, чтобы открыл для нас портал, — Арникус тяжело вздохнул. — Я бы тебя сегодня даже не увидел.

— Какие новости ты принёс? — осторожно спросила Джим, поднимаясь из–за стола и направляясь к юноше. Остановилась рядом и тревожно заглянула ему в глаза. — Арни, что случилось?

— Джим, это политика, — он едва улыбнулся, беря её холодные руки в свои. — Как объяснить юной девушке все эти тонкости и хитрости? Как рассказать о том, во что мне самому сложно поверить?

— А ты всё же попробуй, — она ободряюще улыбнулась.

— Кстати, куда ты попала на практику? — поинтересовался юноша, разворачивая её к открытому окну и отвлекая от неприятной темы.

— Дальние рубежи стены...  — Джим удивлённо охнула, почувствовав, как больно сдавили пальцы Арникуса её плечи. Принялась разглядывать во дворе суетящихся воинов, которых оказалось намного больше, чем думала. Тихо, словно нехотя, добавила: — Север страны. Третий пост от земель, о которых говорят: дальше ничего нет, только пустота, — удивлённо посмотрела через плечо и осеклась, увидев, какое встревоженное у него лицо. — Что?

— Как же тебя угораздило туда попасть? — его голос звучал тихо и спокойно.

— Сама попросилась, — сообщила Джим. В этот момент она выглядела очень счастливой. — Виттор всегда хотел попасть в зелёные патрули, где служат два его старших брата, а мы с Лис решили отправиться вместе с ним. Поначалу он ужасно сопротивлялся, но потом решил, что за нами всё же нужно приглядывать, и сам поспособствовал тому, чтобы мы были вместе.

— Лучше бы не способствовал, — разозлился вдруг Арникус. — Север сейчас не самое спокойное место для двух юных девушек. А может, ещё можно всё изменить, поменять место прохождения практики? — вопросительно, веря в лучшее, посмотрел на Джим.

— Нельзя, — разбила она его надежды, покачав головой. — Уже отослали документы, прислали подтверждение, — упрямо вскинула подбородок. — Арни, нас ждут там, и отступать недостойно. Завтра, крайний срок послезавтра, мы разъезжаемся по домам, а к концу лета должны прибыть обратно для отправки по местам назначения, — довольно улыбаясь, продолжила говорить: — Я впервые увижу, как выглядит стена, Тёмная империя со своим вечным серым сумраком и, если повезёт, хоть одним глазком взгляну на земли, дальше которых лишь пустота.

— Пустота, говоришь? — Арникус обречённо вздохнул. — Мы тоже когда–то так думали, что дальше этих земель нет ничего, но оказалось иначе.

Он, задумавшись, словно глядя далеко–далеко, рассеянно погладил плечи Джим пальцами, как бы мимолетно извиняясь, что так сильно сжал, но отпускать не собирался, даже не подумал об этом.

— О чём ты? — девушка посмотрела на него, слегка поёжившись от его мрачного вида. — Я не понимаю.

— Моя родина, Северный Атлекхорн, находится на границе с этой самой землёй, "дальше которой лишь пустота". По сути, это хребет, отделяющий наши земли от тех пустошей, что испокон веков считались необитаемыми. В последнее время участились нападения на мои земли. Мы проследили, куда уводят следы, оказалось, за хребет. Получается, с той стороны хребта перебираются отряды и бесчинствуют в моих владениях. Они как тени приходят в ночи и с рассветом исчезают, оставляя после себя смерть. Никого не жалеют. Но однажды нам всё же довелось их увидеть, мы приняли бой, стараясь отбить небольшое поселение, — он посмотрел на Джим. — Были очень удивлены, когда поняли, на кого они похожи.

— Арни, да кто они такие? — широко открыв глаза, Джим слушала страшные новости.

— Эльфы, — Арникус скривился, из–под верхней губы вдруг показались клыки. — Самые настоящие эльфы.

— Как — эльфы? — Джим забыла, как дышать. — Светлый Лес находится на юге страны.

— Знаю, — юноша снисходительно посмотрел на неё. — Я в первую очередь отправился сразу туда. Именно в Светлом Лесу меня просветили, что мой неведомый враг — это эльфы, которых без остатка поглотила Тьма, лишив всего светлого и живого. Их магия — магия смерти и разрушения, их качества — ненависть, беспощадность и кровожадность. Вот только много веков подряд ушастые светлости считали, что их собратья не смогли выжить на той стороне. Они ошибались!

— Не знаю, что сказать, — Джим беспокойно вглядывалась в лицо юноши. — В это и правда сложно поверить. Ведь всегда считалось…

— Не надо, Джим, — перебил её Арникус. — Я знаю, что записано в книгах. Не переживай! Не всё так плохо, — он искренне улыбнулся, взял её за руку. — Я просто очень дальновидный "принц–выскочка", поэтому решил подстраховаться заранее, отправил в два соседних великих ковена письма с предложением объединиться под моим началом, как когда–то было при моём отце. Но подозреваю, что они, скорее всего, объединятся между собой против меня, хоть и враждуют уже много веков подряд, — юноша горько усмехнулся. — Так же я лично нанёс визит в Светлый Лес и Светлую Империю. В первом месте сказали: справляйтесь со своими проблемами сами, а во втором не захотели даже выслушать.

— А с вопросами наследия внутри ковена тебе получилось разобраться? — поинтересовалась Джим, зябко ёжась возле открытого окна.

— Да, получилось, — Арникус подошёл к кровати, подхватил куртку и вернулся обратно к окну. — В первый же год. И я нашёл тех, кто был виновен в смерти моей семьи, — он не стал больше ничего рассказывать…не захотел.

Джим стояла к нему вполоборота. Он долго рассматривал её профиль, потом будто очнулся, подошёл и накинул куртку на её плечи. Отошёл в сторону.

Джим просунула руки в рукава и немного подвернула их, повернула голову и благодарно посмотрела на Арникуса.

— Знаешь, а ведь ты будешь проходить практику почти рядом со мной, — он встретился с ней взглядом. — Между нами будет всего–то ничего: один порт и несколько часов езды на лошади. Может, получится ко мне в гости приехать?

— Вряд ли, — смущённо ответила Джим, отворачиваясь к открытому окну. — Я буду находиться на службе.

— Глупости, — юноша серьёзно посмотрел на неё. — И на службе бывают выходные дни. Тебе хватило бы трёх дней, чтобы навестить меня.

— Думаю, это не очень удобно.

Джим было стыдно посмотреть ему в глаза: в уме стояла сцена, как она догоняла Арникуса в тот день, когда он уходил из академии. 

— А когда–то ты сама хотела приехать ко мне, — напомнил юноша. — Обещала приехать и всех победить, — он грустно улыбался, наблюдая, как Джим краснеет и сильнее кутается в куртку.

— Сложно было тебе со мной? — тихо спросила она.

— Нет, — только и ответил Арникус, слегка приобняв девушку за плечи. — Я был счастлив, — он повернул её к себе. — Хочу дать тебе одну вещь, — снял с шеи медальон. — Это порт. На моих землях из любого порта можно выйти только на окраине моих владений, этот же приведёт тебя прямо к моему замку и послужит пропуском, — Арни поднял украшение на уровень глаз девушки. — Вот смотри, внутри вставлен чёрный камень, — перевернул тыльной стороной, — а здесь углубление. Чтобы заставить его работать, нужно всего лишь вот так надавить на камень и сдвинуть его вбок, — камень оказался на ладони у юноши. —  А потом вставить плоской стороной сюда, — он показал, как, не притрагиваясь к вещице. Вернул камень на прежнее место и вложил медальон в руки Джим.

— Я не могу его принять, — Джим попыталась вернуть порт обратно.

— Пожалуйста, — Арникус накрыл своей рукой её кисть с медальоном. — Позволь, пусть он будет у тебя.

Джим долго вглядывалась в его лицо, а потом быстро надела украшение себе на шею.

— Теперь твоя очередь рассказывать, — юноша довольно улыбался. — Хочу знать всё.

Они проговорили до самого утра. Джим рассказала о своей жизни за последние четыре года, описала чуть ли не каждого родственника своей семьи и даже подробно поведала о самом раннем детстве. Рассказала о том, как была украдена в младенчестве, о заброшенном замке, о "добром путешественнике", о приюте, о страшных снах, после которых она всегда просыпалась со стойким чувством, что должна что–то вспомнить, но не могла. Под конец она призналась, что "добрым путешественником" был Кассиан, сказала также, что так и не смогла ему открыться. От чего Арникус жутко разволновался. Долго возмущённо повторял: "Ну как он мог тебя не узнать? Как?" А потом, успокоившись, радовался: "Это хорошо, что не узнал!"

Когда начало светать, Арникус со своими воинами проводил Джим до академии. Они попрощались возле ворот, и она вошла во двор. Проходя мимо охраны, заметила их осуждающие взгляды. Ее так и подмывало сделать что–нибудь эдакое, но сдержалась.
Она была уже на полпути к жилым корпусам, когда решила вернуться. Бегом возвратилась обратно к воротам и выглянула наружу, перепугав до демонов ничего не подозревавшую охрану.

По пустынной дороге в свете занимающейся зари Арникус, как когда–то, двигался в окружении своих воинов. Вот он остановился и резко обернулся назад.

Джим едва успела спрятаться. Больше она выглядывать не рискнула, а бросилась бегом к себе в комнату. Там она нашла на своей кровати спящую Алисию. "Видно, пришла поболтать и не дождалась меня". Устало присела на стул, вытянула из выреза платья медальон и внимательно рассмотрела его. Овальной формы, внутри чёрный камень, по кругу выгравированные символы. Перевернула обратной стороной, всмотрелась в пустое место для камня и гладкое, совершенно чистое возвышение вокруг него. Спрятала медальон и тут только заметила, что на ней до сих пор надета куртка Арникуса. Аккуратно сняла, бережно сложила и оставила на стуле, потом и сама переоделась в длинную ночную рубаху и нырнула под бок к Алисии, выдёргивая из–под неё одеяло. "Обязательно потом верну при встрече", — улыбаясь подумала Джим, а через какое–то время уже сладко посапывала.

 

 

1. Магический посох–жезл — в закрытом состоянии небольшого размера в виде жезла. С одной стороны навершие, с другой — тупой конец. В открытом состоянии — в виде посоха–шеста. С одной стороны также остаётся навершие, а вот с другой — острый край в виде лезвия, или острый конец, или то и другое. Бывает заточен с одной стороны или с двух. Может наносить как рубящие, так и колющие удары.

2. Заспинные полуножны — состоят из кожаной основы, скрепленной кожаным шнуром. Крепятся на груди и за одно плечо ремнями с пряжкой; по–простому — заплеч.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям