0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Невеста поневоле (эл. книга) » Отрывок из книги «Хозяева Земли. Невеста поневоле (#2))»

Отрывок из книги «Хозяева Земли. Невеста поневоле (#2)»

Отрывок из книги «Хозяева Земли. Невеста поневоле (#2)» - Арсе Доминика

Исключительными правами на произведение «Хозяева Земли. Невеста поневоле (#2)» обладает автор — Арсе Доминика Copyright © Арсе Доминика

Помню, как меня нашли стражники, отпугнув стервятников, что пытались забрать вещи. На украшения уже было плевать, но все порывы потревожить меня приносили боль. Вздутая кожа на пальце не дала снять кольцо, ощутила лезвие ножа, разбойник, видимо, решил отрезать мой палец. Но не успел. Вовремя прибыли представители власти. Шуму я наделала, все и сбежались.

Вдруг стало плевать на все это материальное. Еще бы. Я чуть заживо не сгорела. Лишь одна мысль не давала покоя. Теперь я некрасивая. Вижу это во взгляде старичка–лекаря. Закинули меня стражники в первую же больничку, увидели на мне украшения. Один потянулся снимать, второй его осек. Совестливый попался.

Пытались выяснить мою личность, а я говорить не могу. Горло обожгла. Больно даже дышать. А сквозь шок и пелену не оставляющих ощущений горения чувствовала, что мир вокруг обезумел.

Так и бросили у старика.

Страшное началось после. Что называется – лечением. Ладно мази, кое–как стерпела, дал мне травки дурманной, полегчало. А когда одежду вместе с кожей отдирать стал, вот тут–то я провалилась раз десять в беспамятство от дичайшей боли.

– Потерпи, деточка, – приговаривает старик, дергаясь погладить где–нибудь, а на мне живого места нет. – Как же ты жива осталась после такого, держись дитя, я за дворцовыми магами отправил, они облегчат твои страдания.

Реву, от слез щиплет кожу. Соленая капля, сползая, как ножом режет.

Мучаюсь, лежать больно. Тлеет мое тело, будто продолжает плавиться кожа. Счастье жалкой инвалидки приходит, когда очередной раз проваливаюсь в черную дыру. В голове бред, мысли в месиво превращаются, красные точки пульсируют. Не могу ни о чем больше думать кроме, как о боли. И она не отпускает. Мази приносят некоторое облегчение, но стоит пошевелиться и все начинает тлеть заново.

Меня посещают дурные мысли, что лучше бы я умерла и не страдала больше так.

Я не стесняюсь хрипеть от боли и звать маму, стараясь сильно рот не открывать. Ибо лицо стянуло…

Звала маму. А пришел Эрей Авель.

Он просто снял крышу и убрал стены дома, где я лежала, взял меня на руки и унес…

Ветер ласкает по нервам, играя на них, как на струнах. Всегда мечтала летать. Вижу город под собой, что стремительно уменьшается в размерах. Какая–то часть разрушена. С чего бы это?!

Могучие руки держат меня и совсем не приносят боли.

Солнце скользит лучами по белым волнам. Облака подо мной, будто белые сливки, что так и хочется лизнуть. Зеленый остров, висящий в небе, приближается стремительно. От порывов ветра протрезвела, освобождая мысли от боли и безумия. Разум очистился, посветлел. Он готов воспринимать как прежде.

Что такое счастье, мама? Это когда рада тому, что есть и больше ничего не надо, доченька. Нет, мама. Счастье – это когда от тебя… твоих предрассудков ничего не осталось, и ты прикасаешься к нему.

Сильные и заботливые руки опускают меня в золотой благоухающий омут. Почему–то я знаю, что это пыльца в чистом виде, приправленная всей необходимой магией. Пыльца людей–бабочек клана Эрей, что предназначена для подаяния своей королеве Клесане. Их последний сбор урожая.

Отдаленные голоса членов клана Эрей несут укор и полны отчаяния. Но Эрей без имени не слушает их, он делает свое дело, ни секунды не сомневаясь. Спасает меня, мою красоту и как следствие психику. Нельзя оставаться нормальной после тех ощущений. Я это знаю, жила в мире информационных технологий.

Мой разум отчищается от боли и ее следов, магия пыльцы затирает воспоминания об этом, размывает их, отдаляет. Она изгоняет все черное, что впитало мое тело и разум. Всего лишь страшный сон, что уже не вызывает резких эмоций и ассоциаций.

Я счастлива, потому что он рядом, смотрит на меня с такой заботой.

И меня совсем не смущает, что видел такой жалкой. Вдобавок, я еще и голая. Зато кожа на месте и волосы отросли. Так… стоп. Почему они золотые?!

Белую, нежную кожу пальцев ласкает травка, как приятно еще ощущать. Мне нужно вылезать отсюда, но он продолжает сидеть рядом. Все мое тело чешется, я хочу поскорее окунуться вон в тот водопад, что несется с небес прямо на лужайку и почему–то не растекается по ней.

– Эрей Валерия, – произнес Эрей без имени с такой мягкостью, что меня стало клонить в сон.

– Эрей Авель, спасибо тебе.

– Я Эрей без имени, – прошептал с неким укором и попытался сделать строгий вид. Ты мой хороший...

– Я нарекаю тебя этим именем, аминь, – произнесла и улыбнулась.

Улыбнулся в ответ.

– Тебе лучше, Эрей Валерия?

– А как я выгляжу? – Хмурюсь с улыбкой. Хочется кривляться и радоваться рядом с ним, как маленькой беззаботной девочке.

– Если я скажу, что красота – это всего лишь пыльца. Ты поймешь меня?

– Это я тебе говорила. Слова твоего брата–близнеца.

– Эрея Авеля?! – Гигант вскочил, тем вызвал мое беспокойство.

Сжалась вся в золотой воде, обхватив себя руками. А он обошел сзади и опустился ко мне. Прямо ухом к моей голове прислонился. Ощутила блаженство, когда почувствовала тепло его тела.

– Если он произнес наставление, Эрей Валерия, прошу, перескажи его мне, – простонал гигант. – Это высшая честь для меня. Я и не надеялся, что узнаю его последние слова. Эрей Валерия, молю…

Волнение захлестнуло мою настрадавшуюся грудь. Некий страх добрался до моей обновленной кожи. Если это всемогущее существо чувствует слабость… мой защитник, покровитель, любовь моя. Это может значить лишь одно – он допускает свою смерть. Его трепет перед чем–то неведомым тому явный свидетель.

Почему меня посещает именно эти мысли?! Я боюсь за него. Не хочу терять! Не допущу этого!

Вспомнила наставление Эрея Авеля, будто снова очутилась на Земле, на той поляне, ощущая всю ту боль предстоящей утраты.

– Красота – пыльца. Сложно создать, легко испортить. Но красота всего лишь пыльца, а Душа – крылья, летать можно и без пыльцы.

Произнесла и почувствовала, что каждое слово пропитано магией. И оно не может быть ложью, не может быть искажено или передано иной интонацией.

Дождь потревожил лужицу, в которой я лежу. Неспешные капли, одна, две, три… Гигант отошел, присев на траву. А я затаила дыхание и не стала смотреть, как сильный мужчина плачет.

Не спрашивала, что с ним, и почему он так реагирует на, казалось бы, истину, простые слова… и в чем тут печаль? Скорбь по погибшему брату? Мне тоже передалась его грусть. Хотела обнять, попыталась подняться вопреки своему смущению. Это показалось мне таким ничтожным по сравнению с тем, что мы с ним переживали. Но что–то держало и не давало вырваться из этого целебного раствора пыльцы. Или я настолько ослабела?!

До моего сознания, наконец, дошло, что мы оба оплакиваем Эрея Авеля…

Вскоре он поднялся, будто ничего и не произошло.

– Мне нужна одежда, – проговорила робко, чувствуя стыд за свои низменные потребности и предрассудки.

В глаза ему смотреть не могла. Боялась увидеть нечто иное. Другого Эрея без имени, другого владыку над людьми.

Он не ответил. Когда унесся куда–то, почувствовала обиду и отчаяние. Сумела подняться на обессилевших ногах, пройтись до края обрыва, посмотреть на белые облака и даже увидеть другие плавающие в небе островки. А еще я заметила дворец Мор! Он был довольно далеко и высоко. Но я вспомнила свой сон, где видела Алину. Ту гору и золотые струи. По ним и сориентировалась сейчас.

Мой синий человек–бабочка вернулся довольно неожиданно. Пришлось прикрываться и сдерживать визг возмущения. В его руках было нескончаемое количество бальных платьев. Он высыпал передо мною все это, опустив глаза, и унесся прочь.

На этот раз знала, что он вернется и пошла к водопаду, что лился из ниоткуда. Впереди возникло озерко, дно которого оказалось прозрачным, и я увидела облака. Стоит ли плавать?! Подошла ближе к травянистому бережку, зачерпнула воды. Холодная, бодрящая, такая чистая… Хлебнула на свой страх и риск. Пить ведь хотелось жутко! Умылась, помочила ножки. Сил прибавилось.

Закончив гигиенические процедуры, я вернулась к платьям. Крови и иных следов насилия на шикарной одежде не обнаружила. С облегчением выдохнула.

Долго выбирать не стала. Все самое–самое. Но предпочла синее, да попышнее. Чтобы понравилось Эрею Авелю. Со шнуровкой на спине не справилась, без помощниц не обойтись. Но ничего не поделаешь, оставила, как есть. Только надела платье, как он появился из–за облаков.

Посмотрела на него с укором. Подглядывал, значит. Ответил снисходительным взглядом. Вижу, что отошел от депрессии, мой бедненький. Вид нормальный, или даже счастливый?

– Как я тебе? – Решила пококетничать, крутанулась разок, вылавливая его удивление и умиление.

– Человеческая красота, – выдал гигант и присел на траву. – А можешь еще так сделать?

Важный вид изобразил. Видимо, вспомнил, что владыка над человечками. Ну я сейчас не гордая.

– Вот так? – спрашиваю и кручусь еще, а затем еще и еще.

Смеюсь, начинаю скакать, подрыгивать, как малолетняя оторва. И он смеется! А я спотыкаюсь и падаю.

Но не успеваю коснуться земли. Его руки хватают меня мягко, буквально за сантиметр до касания с ней. Я даже успела ощутить травинки на голой спине, что так и не зашнуровала платьем.

Гигант берет меня на руки, как невесту. Вмиг вырастают его синие крылья. Взмах! И мы уже над островом! Дыхание перехватило! Ветер бьет в лицо и треплет мои длинные локоны. Второй взмах! Его неожиданно серьезный взгляд сосредоточен на мне. А у меня слезы из глаз выбивают потоки воздуха, как бы не хотела любоваться им, но поворачиваю голову в сторону и вижу, что клочок земли превратился в точечку!

Хочу визжать! Но его руки вселяют спокойствие, уверенность. Такая мощь! Она передавалась через его касания и дарила новые ощущения силы и некого таинства.

– А теперь я покажу тебе свой танец, Эрей Валерия, – пропел Эрей Авель и мы устремились сквозь облака!

Дух захватывает, когда проносимся над всем миром. Я мечтала об этом с той самой минуты, как прикоснулась к Эрею Авелю. Он обнимает меня, и мы летим туда, куда вздумается. Его мощные руки надежнее любых креплений и кресел безопасности.

Ощущаю его теплоту и заботу. Он в этом мире не отдаст меня никому.

Мы летали до самого заката, смеялись, я периодически визжала, а он смеялся и вытворял чудеса высшего пилотажа…

И вот, солнце садится за горизонт. Сижу на траве, он – напротив. Снова молчалив и задумчив. Он грустит. И я хочу понять почему все так сложно.

– Эрей Авель, – настаиваю на этом имени и вижу, что злится. – Что будет с кланом Эрей?

– Изгнание и смерть, – произнес спокойно. – Но тебя не постигнет эта участь. Ты человечка, и для жизни любовь Кселаны тебе не нужна.

– Все из–за пыльцы?! – Взвинтилась.

– Не вини себя, Эрей Валерия, – ответил ровным тоном. – Каждый решает сам. И я решил сам. Сбор еще не окончен. И время подношения не пришло. Все равно мы не соберем нужное количество.

– А сколько нужно?

Усмехнулся. И вдруг посмотрел пытливо.

– Сбор с пяти королевств, пять тысяч цветов Красного ириса, год для этого мира. Сумеешь за полгода собрать столько?

– А это спасет твою жизнь? – Уточняю на всякий случай.

– Спасет, – отвечает, улыбаясь.

– Я что–нибудь придумаю, – говорю воодушевленно, ощущая себя Скарлетт из Унесенных ветром. – Пять тысяч бутонов – это не так уж и много.

Вздернул бровки, мой хороший. Но ничего ответил. Молчим, любуемся друг другом.

– Перед тем, как я верну тебя обратно, ты должна пообещать мне, Эрей Валерия, – произнес вдруг строго.

– Сначала говори, что, а я подумаю, стоит ли. А то меня уже подловили разок.

Поднялся, я вскочила следом. Подошел, обнял робко. Понимаю, что пытается силу рассчитать, чтобы не раздавить. Сама вцепилась, как в папку, уткнулась носом в кафтан.

– Если тебе больно, позови сразу, – прошептал. – Где бы ни был, я услышу. Но имей ввиду, что в этом королевстве покровительствует Мор, если король человечков пожалуется Мору при передаче пыльцы или узнается иначе, владыка Мора вправе разрушить мои королевства людей.

 – Ты ведь никого не убил, когда забирал меня? – Выдала с опаской.

– У тебя доброе сердце, Эрей Валерия и от тебя я перенял сострадание к подобным тебе. Знай, в городе человечков я никого не убил, лишь ранил.

– Но у Мора нет сострадания, – произнесла мысли в слух.

Обнял крепче. Голову опустил к моим волосам.

– Нет, – ответил с болью. – Прости, что не могу помочь тебе с сестрой. Я сгорю в пламене главы клана Мор. И ничего не смогу сделать. А Клесана даже не накажет его, потому что он не нарушал ее законов.

– А тот обман…

– Предъявить может лишь глава клана.

Вздохнула тяжело.

– Нам пора, Эрей Валерия. Ночью Облачный остров опасен.

– Поцелуй меня, – прошептала, поднимая голову. Отважилась, думала об этом постоянно, когда смотрела на него. Хочу почувствовать вкус его губ. Мечтаю об этом. Это волнует меня больше любых полетов и танцев.

В вечернем свете он так прекрасен, мой гигант. Даже с такой хмурой мордахой.

– Я люблю лишь Клесану, – ответил строго.

В сердце защемило от досады.

Уселась на руках деловито, делая вид, что не обиделась. Будто мне все равно. Не любит и ладно. Целовать не хочет, ну и пусть. Короче, полетели в город. Мне к балу готовиться надо.

Понес вниз. Дух перехватило в очередной раз, адреналин подскочил. Но уже привычнее. Над городом ночь. Опустил туда, откуда взял. К руинам. Стоило нам показаться, как город затаил дыхание и упал на колени. Надеюсь, меня не распознают.

Попросила Эрея Авеля притушить свой свет.

Обернулась к нему, понимая, что надо расставаться. Вижу, что и он не хочет уходить. Но понимаю, что у него есть где–то другие королевства, где из Поляны миров вырываются твари, подобные скалапендре, и их нужно убивать. К нему передалось сострадание к людям. Это важно для меня. Теперь я люблю его больше. Но ему об этом не скажу, пока сам не признается.

– Спасибо, что пришел в трудную минуту, – шепчу, каждой клеточкой тела не желая расставаться.

Он мое сокровище, моя радость. Жаль, что у нас никогда не выйдет нормальных отношений. Я стараюсь об этом не думать. Просто люблю и счастлива от того, что есть. Он узнает меня ближе, научится понимать лучше. Уже прогресс! И я сумею растопить его сердце. Сломать их систему, перестроить их мир! Ой меня понесло!

Обняла его. Понимая, что ревную к этой Клесане. И больно осознавать, что я перед ней ничтожество.

Он ничего больше не произнес. Мягко отстранил и ушел во мрак. Где–то там взмахнул своими шикарными синими крыльями и взмыл в небеса.

Так, я там на бал случайно не опоздала?

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям