Оленева Екатерина " /> Оленева Екатерина " /> Оленева Екатерина " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Хрустальный дом (эл. книга) » Отрывок из книги «Хрустальный дом (#1)»

Отрывок из книги «Хрустальный дом (#1)»

Автор: Оленева Екатерина

Исключительными правами на произведение «Хрустальный дом (#1)» обладает автор — Оленева Екатерина . Copyright © Оленева Екатерина

 

ГЛАВА 1

Линда

Командировка в Эллиндж

 

Спайд-Корпарейшен располагался в огромном двадцатиэтажном здании, вылепленном из металла и стекла. Сверкающая, напоминающая ледяную вершину, глыба.

Зеркала отразили Линду в полный рост сразу же, как только она вышла из лифта – точенная фигурка, красивое лицо. Классическая серая юбка-карандаш, белоснежная блузка – ничего лишнего.

Перед кабинетом с надписью: «Клод Клайдон» дожидалось своей очереди с десяток соискателей. Опытный взгляд Линды определил, что на большинстве из них часы стоили дороже, чем весь её гардероб. Но, упрямо сжав зубы, она направилась к секретарю за стойкой ресепшена.

– Добрый день, –поздоровалась она. – У меня назначена встреча с мистером Клайдоном на половину девятого.

– Вашу визитку, пожалуйста? Одну минутку.

Секретарша, стуча каблуками, прошлась по скользким, отражающим ноги, плитам, исчезнув за дверью.

Потом вернулась чтобы с приветливой улыбкой, чтобы сообщить:

– Мистер Клайдан ждёт вас.

Распрямив спину и старательно игнорируя косые взгляды, устремлённые в её сторону, Линда проследовала за своей проводницей.

– Мисс Филт? – приветствовал её мистер Клайдан. – Садитесь.

Всё в кабине выглядело холодным и чистым, даже стерильным, включая его хозяина.

Линда присела на край указанного ей стула:

– Я принесла портфолио, сэр, как и было оговорено в условиях о приёме.

– Давайте.

Линда дрогнувшей рукой протянула папку.

Собственные достижения, казавшиеся ей до сего момента вполне внушительными при взгляде на мистера Клайдана съёживались до несущественного мизера. Он даже не стал делать вид, будто просматривает файлы в папке, небрежно бросив её на стол.

– Филт –это ваша первая фамилия?

– И пока единственная, – ответила Линда, не совсем понимая, куда он клонит.

 – Кем вам приходился Теодор Филт?

– Это мой отец, сэр.

– В своё время, если не ошибаюсь, он работал на Фабиана Сангрэ? Бывшего мэра Эллинжа?

– Многие из тех, кто жил и работал тогда в Эллиндже, работали на Фабиана Сангрэ.

Всё правильно. Так и было.

Только кому-то повезло остаться в живых, а отцу Линды – нет.

Со дня смерти родителей прошло двенадцать лет. Старая рана в её сердце так до и не затянулась. Слишком резко из любимых папиных дочек они с Меридит превратились в никому ненужных бедных сироток, стоило только органом опеки выяснить, что отцовская страховка не покрывает оставленных им долгов.

– Простите, – тряхнула она головой, отгоняя призраки прошлого, – я не понимаю, какое отношение мой отец имеет к сегодняшнему соисканию?

– Прямое. Не буду ходить вокруг да около, скажу прямо: мне вас рекомендовала Серена Фальконе, дочь господина Сангрэ. Она сказала, что кое-чем обязана вашему отцу и хочет позаботиться о вашем будущем. Я не могу не пойти навстречу этой маленькой просьбе. Но если вы получите эту работу вам придётся вернуться в Эллинж. Вы к этому готовы?

– Почему бы и нет? – похолодевшими губами ответила Линда.

Мистер Клайдон со вздохом вернул портфолио:

 – Мне поручили нанять вас для работы, которая, как мне кажется, учитывая ваш возраст и почти полное отсутствие опыта, находится вне вашей компетенции.

– Что за работа?

– Дело о вступлении в наследство.

Линда расслабилась.

Возможно, она не такая уж и важная сошка, но, видит бог, помочь принять кому-то наследство навыков у неё хватит.

– Напрасно вы так улыбаетесь, мисс Филт. Вы ведь понимаете, что нашими клиентами простые люди быть не могут? Речь идёт об огромных средствах. Вы слышали когда-нибудь об Элледжайтах?

Вопрос мистера Клайдона в который раз заставил Линду недоумевать.

– Приходилось. Но я мало интересуюсь старинными легендами.

– Легендами?

Мистер Клайдон терпеливо вздохнул, складывая пальцы домиком:

 – Вы знаете, что более тридцати процентов акций в этой самой компании, где мы сейчас с вами сидим и разговариваем, принадлежит Элледжайтам? И земля под этим зданием – тоже. Да если изъять те суммы, которыми владеют эти мифические ультра-миллионеры, самолёты перестанут летать, строительные компании – строить, кинокомпании – выпускать фильмы. А вы говорите– легенды! Иногда род пресекается по мужской линии, фамилия принимает иное звучание, кровная линия прерывается и всё это создаёт нам с вами, честным юристам, ужасную головную боль. Словом, мисс Филт, вам предстоит поехать в Эллинж и заняться этим делом. Если, конечно, вы хотите работать в Спайд-Корпарейшен?

– Можете в этом не сомневаться, – упрямо вздёрнула подбородок Линда.

***

Рейс № 5 обслуживающий маршрут Дэвисьон – Эллинж должен был взлететь примерно через пятнадцать минут. Пассажиры занимали места, протискиваясь друг за другом по проходу между рядами кресел.

Линда дисциплинированно пристегнула ремень безопасности.

Симпатичная стюардесса обратилась к ней с вежливой улыбкой, чтобы предложить что-нибудь, что помогло бы скрасить полёт:

– Не желаете ли кофе или апельсинового сока?

– Ничего не надо, спасибо.

Как всегда, перед полётом Линда нервничала. Она не любила терять контроль над чем-бы то ни было, особенно на высоте в 20.000 тысяч футов.

–Тогда, может быть, желаете полистать журнал?

– Оставьте, пожалуйста. Спасибо.

С первого же разворота глянца сверкала улыбкой Серена Фальконе – жена министра внутренних дел, занимающаяся благотворительностью, содержащая приют для бедных, ведущая патронат над Закрытой Школой для девочек, делающая инвестиции в конный спорт, да просто удивительная красавица!

Линда взирала на неё со смесью восхищения и неприязни – в какой-то мере Серена воплощала в себе всё то, чего она хотела для себя.

Вот только мало кто знает, что подчёркнуто-добродетельная супруга Андреа Фальконе и единственная дочь Фабиана Сангрэ, которого в узких кругах прозвали Кровавым Бароном – это одно и тоже лицо.

Линды помнила, как в день похорон её отца Серена приходила проститься с умершими в сопровождении своего названного брата. Пацан, несмотря на юные годы, успел засветиться в нескольких делах весьма сомнительного свойства – Рэй Кинг, идеально выдрессированный бультерьер Кровавого Барона.

Молодые люди в тот день были в почти одинаковых чёрных брючных костюмах и непроницаемых солнцезащитных очках.

В памяти Линды сохранился звук, который издавали при ходьбе высокие, острые каблуки Серены, пока она шла по каменным церковным плитам. Четкий, холодный, беспардонно-звонкий в глухом царстве мёртвых. Квадрат света, начерченный солнцем, ворвавшимся в распахнутые двери вслед за Рэем и Сереной, не смог проникнуть далеко и остался лежать у входа маленькой жёлтой заплаткой.

Ступив за порог, Серена сделала знак своему спутнику отстать.

Она шла, держа узкую спину очень прямо, будто не желая сгибаться под тяжестью невыносимой ноши. Белое, как у вампира, лицо девушки резко контрастировало с тёмными локонами и зеркальными, черными солнцезащитными очками.

Подойдя, Серена тогда по очереди положила на каждую крышку гроба по три ярко-алых гвоздики. Юная Линда ещё подумала, что цветы похожи на саму незнакомку – такие же прямые, хрупкие, сдержанные и привлекающие взгляд.

Оказывается, через столько лет эта странная особа не забыла о них с сестрой и зачем-то оставила негласную рекомендацию в Корпорации Спайд?

– Прошу прощения, мисс?..

Линда открыла глаза, выныривая из тёмного облака воспоминаний.

Взгляд остановился на по-прежнему улыбчивом лице стюардессы в зелёной униформе:

– Не желаете ли выпить что-нибудь из более крепких напитков?

– Нет, благодарю. Хотя… принесите пожалуйста, чашечку кофе.

Шёпот реактивных двигателей казался извечным звуком – ровный, размеренный.

На коленях лежал журнал, с разворота которого продолжала улыбаться Серена Фальконе. Спокойно, уверенно. В позе её не было заметно ни малейшего напряжения.

Линда вздохнула и перевернула страницу.

– Ваш кофе, мисс, – осторожно протянула стюардесса чашку с ароматным бодрящим напитком.

Линда обожала кофе. Тонкий аромат молотых кофейных зёрен всегда прояснял ей сознание. Не позволяя себе никаких дурных привычек (вроде курения или увлечения спиртным) она баловала себя кофеином, временами поглощая его просто в немыслимых количествах.

Сделав глоток Линда снова задумалась.

Эллинж – незабываемый город. Город, отличающийся от других. Город необыкновенной красоты, словно спроектированный неземным архитектором.

Перед внутренним взором встал их белоснежный дом на Второй Линии. Дом, где у каждого члена семьи, даже у шестилетней Мередит, была своя комната.

Дом, окружённый ярко-зелёным газоном, отделённым от других аккуратным белым штакетником.

В рождественскую неделю вся округа светилась яркими огоньками, становясь похожей на Сказочную улочку с пряничными домиками. Весной в распахнутые окна вливался бодрящий ветер, напоённый запахом сирени – ветер, который так любила её мать.

Отец в красивом костюме, всегда улыбчивый, жизнерадостный, махал на прощание рукой перед тем, как сесть в свой спортивный порше чёрного цвета. Машина отца выглядела слишком агрессивно на уютной бело-кукольной улице, не то, что мамин респектабельный белоснежный мерседес.

Страсть к строгим однотонным цветам Линда унаследовала именно от матери-кореянки, Лиен Ким. От неё же сестрам Филт достались узкие кукольные личики с высокими, мягко очерченными скулами, с нежными тонкими чертами лица и словно фарфоровой кожей.

«Мой светящийся Лотос», – обращался отец к матери. Он не переставал её любить даже после пятнадцати лет брака. Любил до самой смерти.

Линде казалось, что её родители представляют собой идеальную пару: нежная, игривая, как кошка, Лиен, натура артистичная и творческая – художница, музыкантша, писательница (ей легко удавалось совмещать в себе все дары Психеи) – и мужественный, трезво мыслящий Теодор Филт, надежный, как скала, ни разу не нарушивший ни одного своего обещания. Прекрасный отец, муж, семьянин. Они дополняли друг друга, как черный и белый половинки круга, как вода и огонь –противоположные стихии в непрерывном единении.

Линда потеряла отца дважды. Когда всплыла правда о том, кем он был, в душе словно что-то оборвалось. Для четырнадцатилетнего подростка, склонного к максимализму, оказалось невозможным совместить эти два образа: светлый – отца и черный – головореза из банды Кровавого Барона.

После смерти родителей, когда выяснилось, что за девочками нет ни гроша и всё имущество Филтов пошло с молотка в уплату долгов, Мередит определили в приёмную семью, а Линда попала в детский дом.

Вот тогда-то жизнь и превратилась в настоящий ад, воспоминать о котором было болезненно даже сейчас.

Линда не сломалась только из-за Мередит. Она жила мыслью о том, что сделает всё, но не позволит очутиться младшей сестре в этом рассаднике зла.

Как только Линда смогла работать, она вернула себе Мередит, и с тех пор сёстры не расстаются.

Жизнь пошла в гору.

Может быть получением первого гранда, позволившего всё наладить, Линда тоже обязана Серене?

***

Не прошло двух часов, как длинный белый пассажирский авиалайнер «Стрела» начал медленно снижаться. Самолёт отбрасывал тень на улицы и дома. Стоило выглянуть в иллюминатор и можно было увидеть передвигающиеся автомобили, вспыхивающую в сгущающихся сумерках рекламу. Впереди, на взлётно-посадочной полосе светились сигнальные огни. Справа от самолёта промелькнула группа мотелей аэропорта. Монумент совсем неподалеку. Ресторан в центре монумента. Клочки мертвой травы.

– Всего доброго, – пожелала Линде на прощание улыбчивая стюардесса.

– И вам того же, – кивнула Линда, поднимаясь с кресла.

Сердце колотилось, как у первокурсницы на первом экзамене. Заходящее солнце слепило глаза. Стоящие рядом самолёты в вечерних сумерках выглядели чёткими и яркими. Обоняние раздражало сотни запахов, приятных и не слишком: духи, лосьоны, табачный дым, мыло, химчистка, бензин.

Следуя за основным потоком пассажиров Линда прошла в огромный зал с длинными сплошными окнами и проходами прибытия и посадки. Ряды кресел в большинстве своём пустовали, но некоторые из них были заняты пассажирами, дожидающимися своего рейса. С потолка ярко светили флуоресцентные лампы. Рекламные щиты то ли сторожили, то ли приветствовали вновь прибывших, глася: «Смотрите Индастрисс-канал», «Курите Мальборо», «Пейте Кока-колу», «Путешествуйте машинами Кантри-сити».

Стоило ступить в вестибюль с вывесками ПРИБЫТИЕ и ОТЛЁТ, как из багажного отсека поспешили вывести сданные пассажирами в багаж вещи.

– Простите, – нахмурился проводник на вопрос Линды, – но вещи мисс Флинт уже отправлены на место согласно полученному распоряжению.

– Но как же так? Я же не давала никаких указаний! – возмутилась Линда.

– Указания дал я.

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям