0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Идеальный донор » Отрывок из книги «Идеальный донор»

Отрывок из книги «Идеальный донор»

Автор: Багрянцева Светлана

Исключительными правами на произведение «Идеальный донор» обладает автор — Багрянцева Светлана Copyright © Багрянцева Светлана

1

  Артём.

 Иду домой, натянув капюшон куртки на голову, но это не спасает от ветра. Ещё и снежище повалил, как назло. У нас отменили последнюю пару по микроэкономике, а посему я плетусь домой раньше обычного. Наверняка брат дома. У него сегодня выходной. А если к нему ещё и Коршун пришёл, то вообще атас. Тогда лучше валить из дома, желательно с ночёвкой.

Наша двухкомнатная квартира досталась нам на двоих с братом после гибели родителей. Мне тогда было уже семнадцать лет и, к счастью, меня решили в детдом не забирать. Оставили на брата, который старше меня на четыре года. Витька в то время учиться не стал, а тупо сдал на права и устроился работать на маршрутное такси. И всё бы ничего, если бы не Витюхина проблема. Он игрок. Может без проблем проиграть большую часть получки, но иногда выигрывает. Как я не пытался с этим бороться, он только отмахивается от меня. Ага, а я как будто бы могу нас прокормить на свою стипендию. Мне, между прочим, кроме бутербродов с колбасой, ещё интернет нужен и одежда кое-какая. А этому идиоту, похоже, наплевать. У него одни карты в мозгах. Вот и пришлось устроиться на подработку. Уже два месяца я работаю в одном из ночных клубов официантом. Выпросил себе ночи в пятницу, субботу и воскресенье. Всё же я учусь и к занятиям как-то готовиться нужно. Потом ещё эти сессии, зачеты, снова работа. Приходишь домой, а там братишка громко шпилит бабу в своей комнате или, ещё хуже, очередной проигрыш водярой запивает.

Захожу в обшарпанный подъезд своей девятиэтажки. Потом вызываю лифт. Пришлось ехать на пятый этаж, прижавшись грудью к дверям. У дальней стены опять кто-то нассал. Что за люди, а? Или не утерпеть уже было совсем? Фух, наконец-то приехал. Я вываливаюсь из лифта и только теперь понимаю, что почти не дышал.

Какая досада, дом меня вовсе не хочет встречать тишиной. На кухне развалились на стульях брат и Стас Коршунов.

— Дело тебе говорю, Кузнечик, дело. Там собираются нормальные люди, — елейным голосом вещает Коршун.

Стас Коршунов — это такой рыжий парень с острым носом и хитрой мордой как у лисы. Мой братишка полная противоположность, брутальный шатен с серыми глазами и легкой щетиной на щеках.

— На что ты его опять подбиваешь, Коршун? — спрашиваю я строго.

Я быстрым шагом прохожу к окну, а потом открываю полностью одну створку.

— Опа, мелкий твой пришёл. Он, кажется, решил превратить нас в сосульки, — осклабился Стас.

— Мелкий, ты зачем окно открыл? — нахмурился брат.

— А нехрен паравозить дома! У меня даже одежда пропахла, как будто я на табачной фабрике живу! — рыкнул я и встал у плиты, чтобы разогреть обед.

— Послушай, мелкий, а может мы и тебя курить научим. Ну, что ты такой правильный: не куришь, не пьешь, баб не трахаешь. Слышь, Витёк, а давай ему проститутку снимем. Ну, должен когда-то парень раскрепоститься, — заржал рыжий, хлопая меня по заднице.

— Моя личная жизнь тебя не волнует, за собой последи! — огрызнулся я.

— Вот не пойму я, Артём, всё при тебе. Высокий, стройный, красивый. В твои голубые глаза, как в озёра, смотреть можно. А о таких русых волосах все бабы мечтают. По идее у тебя должна быть куча поклонниц. И вот что я подумал, раз нет никого, может быть ты из заднеприводных, а? — Коршун буквально лучился довольством.

Я развернулся и стукнул по его наглой роже грязной поварешкой.

— Ты чего, охренел?!

— Пока ещё нет, но я на грани. Ещё одно слово и ты валяешься в сугробе, по ту сторону окна, — я подхватил тарелку и пошёл в свою комнату.

Как меня достал этот рыжий. И ведь наверняка на какую-то аферу брата подбивает. А я что могу сделать? Витька меня игнорирует, считает мелким и недостойным внимания. А он типа такой взрослый и всё знает лучше меня. Зато когда я с ним советовался куда лучше поступить, он только буркнул:

— Сам решай, чё пристал. Я тебя накормил, одел, обул, дальше не мои проблемы.

Порой мне кажется, что я в свои девятнадцать лет гораздо умнее его, двадцатитрехлетнего. Ладно, нужно спокойно поесть и начать готовиться. Завтра опять с утра на лекции чапать.

  Эльмар.

Давненько я не был в стенах родного института. Вообще-то и не хотелось появляться тут, если бы не телефон. Дело в том, что я со времён учёбы здесь не сменил номер, предпочитая стабильность во всём. Вот по нему-то мне и позвонил декан с просьбой приехать. Наверняка Аверьянов очередного спонсора ищет, а тут я, не самый бедный человек в городе, к тому же учился в этих стенах. Грех не попросить.

Блин, я как назло ещё и приехал не вовремя. Сейчас перемена и студентки пялятся на меня как на седьмое чудо света, проходя мимо. Не люблю пристальное внимание, а ещё больше толпу людей. В такие моменты приходится сильно концентрироваться. Да, пора бы уже завести донора, но никак не находится подходящий. Георгу проще, он завёл себе сексапильную секретаршу, в меру тупую, чтобы подчиняться, не задавая лишних вопросов. Как же много людей. Встал в коридоре рядом с окном и закрыл глаза. Так, нужно успокоиться. Где твоя хваленая концентрация, Эльмар Янович?! Вдох-выдох. Всё, пришёл в норму. Но не успел открыть глаза, как услышал девичий голос: «Артём, стой!». В следующую секунду на меня кто-то налетел. Схватил бегущего за плечи и только потом открыл глаза. Передо мной стоит парень с нереально голубыми глазами. Русые волосы подстрижены в элегантную удлинённую причёску. А что самое приятное, парень стройный и ниже меня на полголовы. Руки тут же зачесались, так хотелось запустить их в эту роскошную шевелюру, а потом прикоснуться губами к шее, там, где билась жилка. Я даже чувствовал, как пульсирует там кровь, тук-тук. Чёрт, у него ещё и вспышка адреналина! Концентрация, Эльмар!

— Простите, я виноват, но не могли бы вы меня отпустить, — промямлил парень.

Я увидел, как он напуган, а неподалеку маячит девушка, разглядывая меня. Хах, её уже не интересует этот парень, забавно.

— Да, конечно. Прости, я тоже виноват, задумался, вспоминая дорогу к декану. Ты не подскажешь? — нехотя отпускаю парня.

— Я могу провести, — тут же отзывается девушка.

Да, хороший вариант. От парня нужно срочно уйти.

— Буду рад, — я улыбнулся девице.

— А меня Аня зовут, — сказала провожатая.

— Эльмар Янович Бергман, — представился я.

Посмотрел на Аню. Ничего так девушка. Каштановые волосы, серые глаза, курносый носик. Не сказать, что супермодель, но вполне симпатичная. Но увы и ах, девушки меня не интересуют. Сплю исключительно с парнями. Но вот беда, ни один из моих любовников не подошёл на роль донора. А вот мальчик, который столкнулся со мной, наверняка мог бы. От него так сладко пахло.

Пока шли к кабинету декана, я вполуха слушал девушку. Односложно отвечал на её вопросы и игнорировал попытки неумелого флирта. Наконец мы распрощались, и я зашёл в святая святых Кощея. Интересно у Аверьянова до сих пор такое прозвище?

— Здравствуйте, Савелий Валерьянович, — поздоровался я с искренней улыбкой.

— Здравствуйте, Эльмар Янович, — он встал с кресла.

Мы пожали друг другу руки. И я умостился в кресле напротив. А Кощей совсем не изменился. Всё такой же худой, костлявый и лысый. Хотя последнее уже никак не изменишь. И мебель всё та же, тяжёлая, дубовая, с кое-где обшарпанной полировкой.

— Ну, зачем звали, Савелий Валерьянович? Ищете спонсора? — я постучал пальцами по подлокотнику кресла.

— Ищу преподавателя по микроэкономике, — улыбнулся мужчина.

— А причём тут я?! — мои брови от изумления поползли вверх.

— Помнишь Чернова? Ему предложили преподавать в Москве. Разумеется, он ухватился за такую возможность. Там зарплата не то, что у нас в провинции. Горелова на пенсию собралась. А твоя однокурсница Вика Несолодина скоро уходит в декрет и лежит на сохранении. И вот что прикажешь мне делать. У меня есть ещё пара преподавателей, но я не могу повесить на них все лекции по экономике, — вздохнул декан.

— А почему именно я?

— Во-первых — я звонил ещё паре людей. Все, в отличие от тебя, зависят от чужого дяди, потому что работают на него. Поэтому выкроить лишнее время не могут. Во-вторых — ты подходишь по всем статьям. Закончил аспирантуру с отличием. Заочно правда, но это не меняет дела. Ещё у тебя собственный бизнес, который ты можешь подкорректировать, чтобы выкроить два дня для лекций. Твой опыт предпринимательской деятельности — это отдельный плюс. А Георг Янович твой бессменный зам и справится без тебя на фирме. Два дня в неделю, больше не прошу, Эльмар Янович.

— Я смотрю, вы всё продумали, Савелий Валерьянович, — усмехнулся я.

— А как же, не без этого. Не понравится преподавать, я же не держу. Выручай, ты же лучшим студентом был.

Я сидел и взвешивал за и против. Да уж, подумать действительно есть над чем. Потому что минусов было больше, чем плюсов. Я не люблю толпу — это раз. Если бы только Кощей знал, чего мне стоило тут учиться, то не делал бы таких предложений. Мне нельзя больше сталкиваться с этим мальчишкой — это два. У меня и на фирме работы много — это три. И ещё целая куча минусов. А плюс был только один. Я уверен, что справлюсь с ролью преподавателя. Нет, откажусь. Вдруг перед глазами снова встали эти широко распахнутые нереально голубые глаза, такие испуганные. А ещё адреналин в крови бешеными толчками, тук-тук. Но в этом институте много направлений кроме экономики. С чего я вообще взял, что он не учится на какого-нибудь юриста, например. Мы можем вообще тут с ним больше не пересечься. Посмотрел в умоляющие глаза декана.

— Согласен. Но, если что, вы меня не станете уговаривать остаться, — протянул ему руку. — И буду приходить в пятницу и понедельник. Другие дни выделить не могу.

— По рукам, — Савелий хлопнул меня по ладони. — Тогда давай всё обсудим и оформимся на должность.

2

  Артём.

Вот же засада. Эта приставучая Анька со своим предложением участвовать в спектакле буквально достала. Видите ли, из меня получится прекрасный купидон. Спасибо. Может мне ещё раздеться догола и лук со стрелами в руки взять. Вот весь институт обхохочется. А всё эти преподы. Им для спонсоров понадобилось сделать спектакль про любовь ко дню святого Валентина. Я на экономическом факультете учусь, а не на театрально-цирковом! Может из меня ещё клоуна сделать?! И мало того, что эта дура в очередной раз стала уговаривать поучаствовать в спектакле, она ещё и клинья ко мне подбивала. Висла на мне, как последняя блядь. Я развернулся и понесся по коридору. Просто увидел Игоря Демченко с последнего курса. Здоровый как медведь. Ручище с лопату, рожа, как у кинконга, тупая и злая. Он сам пытался Аньку закадрить, а та вертела хвостом вокруг меня. Так этот Игорь поймал меня под лестницей и намекнул, что отправит на длительный больничный, если я от его крали не отстану. Я что? Я не трус и могу в морду дать, но с этим амбалом действительно шутки плохи. Вот я и побежал прочь, как только завидел его. И надо же было такому случиться, налетел на какого-то мужика. Анька тут же встала, разинув рот. Конечно, там было на что посмотреть. Высокий мужчина в чёрном строгом костюме, выглядел как бог секса. Черные волосы зачесаны назад, красивые губы слегка улыбаются. Густые брови в изумлении изогнуты, а в карих глазах как будто огонь горит. Мужчина держал меня за плечи. Я испугался. Мужик смотрел на меня так, как будто я еда, а он с удовольствием мной полакомится. Сердце застучало как полоумное. Но он меня отпустил и ушёл в сопровождении Аньки к декану. Я ринулся на выход. Наплевать, что без курточки, главное вдохнуть свежего воздуха. Хотя не скажу, что от брюнета неприятно пахло, наоборот, в этом сладковатом дурмане парфюма хотелось купаться как в море. Но эти его глаза, что-то в них жуткое и странное. Блин, я когда кинконга Игорька увидел, так не испугался, как этого мужика. Радует одно, ему на вид не менее тридцати лет, а значит, он точно не студент. Посему есть вероятность, что мы его тут больше не увидим. Если только это не один из спонсоров, который придёт на спектакль. Но я не собираюсь участвовать в этой комедии.

  Эльмар.

Мне казалось, что от хохота даже мебель дрожит, и сейчас со стеллажа в моём кабинете посыплются папки. Георг сидел в кресле, положив ноги на стол и демонстрируя мне свои туфли от Salvatore Ferragamo.

— Ты сбрендил, Эльмар. Ты и детишки, — смеялся брат.

— Во-первых — не детишки, а вполне себе взрослые студенты. А во-вторых — сбрендил именно ты, если осмелился закинуть ноги на мой стол, — строго сказал я. — Брысь с моего места!

— Ой-ой, подумаешь, — Георг с неохотой слез с моего кресла.

Ага, зато теперь этот паршивец развалился на кожаном диване, не сняв обувь. Я улыбнулся. Всё равно люблю брата, что бы он ни вытворял. Георг полная моя противоположность — веселый, шебутной, душа компании. Хотя внешне мы похожи, те же чёрные волосы и карие глаза. Только у Георга волосы слегка вьются. Да, пожалуй Георгу повезло больше, чем мне, нелюдимому мрачному типу. У него нет такой жажды как у меня, и есть донор.

Я плюхнулся в своё кресло, вытер стол салфеткой. Затем глянул на брата и мрачно произнёс:

— Мне определённо нужен донор, Георг. Но я никак не могу найти подходящего парня.

— А как же Саша? Чем тебе не донор? — с удивлением спросил он.

— Я хотел было заикнуться. Но тут он упросил меня пойти с ним сдавать анализы в качестве поддержки. Оказывается, он боится вида крови, в обморок падает. Да и потом, расстались мы месяц назад. Он уехал с родителями в Германию, насовсем, — грустно выдал я.

— А твоя секретарша Олечка. Гипноз тебе в помощь. Ах да, я забыл, что у тебя этот процесс идёт неразрывно с сексом, — весело хмыкнул брат.

— Ну, такая вот привычка. Мне сейчас некогда искать любовника, Георг. Бизнес, работа преподавателя. Кстати, тебе придётся два дня в неделю справляться тут без меня.

— Куда ж я денусь, Эльмар. Скажи лучше, ты не забыл про свой день рождения? Четырнадцатое февраля не за горами.

— Ты уговорил меня позвать гостей на моё тридцатилетие. Даже родители приехали. Но в этот раз нет. Тридцать один год — это не юбилей. К тому же мама с папой уже объявили, что прилететь не могут и поздравят по ватсапу. Но если хочешь подарить подарок, я не против. А сейчас давай работать. Мало того, что я с поездкой в институт время потерял, так ещё мальчишку там встретил. От него так сладко пахло, мне чуть башню не отвернуло. Мы случайно столкнулись с ним в коридоре.

— А поподробней, — мигом заинтересовался брат.

— Георг, иди работай, пожалуйста, — сказал я ледяным тоном, буквально по слогам.

— Окей, но я всё равно узнаю, кто это, — заявил он, уходя.

  Артём.

Я поднялся по мраморной лестнице клуба, неся в одной руке поднос с напитками. Сегодня пришло много народа, и я уже зашился, бегая туда-сюда. На верхнем этаже была ВИП зона для богатых клиентов. Один из них смотрел на меня масляными глазами и даже лапать пытался, когда я бутылку виски и стопки на стол ставил. Мужику лет пятьдесят, наверное, а всё туда же, молоденьких мальчиков подавай. Дружки, пришедшие вместе с ним, начали откровенно ржать. Я услышал голос друга Паши недалеко: «Ваш коктейль, господин». Даже Пашка в этой ситуации не может вмешиваться. Нам запрещено грубить клиентам, а тем более драться. Иначе выпрут без зарплаты. Я должен просто вежливо отстраниться и уйти.

— Отпустите, пожалуйста, — сказал я, пытаясь вырваться.

Противный бугай в костюме пытался усадить меня к себе на колени, и я уже было хотел двинуть ему по наглой роже. Фиг с ней, с зарплатой. Но неожиданно пришла помощь. Кто-то, сидящий в дальнем углу, строго произнёс:

— Советую вам отстать от мальчика. Он мой! Артём, я долго буду тебя ждать?!

Голос был ледяной, с какими-то особыми вибрациями. Противный дядька тут же выронил меня из рук, открыв рот, и даже извинился. Я тоже открыл рот от изумления. Это кто ещё заявляет, что я его? Хотя спасибо, конечно, спас. И только тут до меня дошло, что обладатель ледяного голоса, сидящий в темном углу, назвал моё имя.

— Артём, я тебя жду! — сказал некто приказным тоном, разделяя каждое слово.

У меня даже мурашки по телу пошли, противные такие, как будто кусочки льда на спину положили. Я на негнущихся ногах пошёл в сторону говорившего, прикрываясь подносом как щитом, дурак. Когда подошёл к столу, то чуть не рухнул замертво. Это был тот мужик, с которым я столкнулся в институте.

— Здравствуй, Артём. Присаживайся, не стой. Подыграй мне немного, — сказал он тихо, с еле заметной улыбкой на губах.

— Нам нельзя рассиживаться. Заметят — уволят, — сказал я, с опаской присаживаясь рядом.

— Не уволят. Я вчера купил этот клуб для брата. Что-то я раньше тебя тут не видел.

— Я работаю только три ночи в неделю. Учёба занимает всё время, — сказал я нервно.

Нервничать было от чего. Этот мужчина снова смотрел на меня странным пожирающим взглядом. А ещё, он пил коктейль «бунт», который был красного цвета, вызывая ассоциации с кровью.

— У тебя ресничка на щёку упала, — неожиданно сказал он и дотронулся до неё теплыми пальцами. — Боже, мальчик, ты весь дрожишь. Испугался? Больше тебя никто не тронет. По крайней мере, здесь. Выпей пару глотков, — он протянул мне свой коктейльный бокал.

Мне как-то довелось помогать бармену, и я знал, что этот крепкий коктейль сделан из тёмного рома, ангостуры и дюбонне.

— Я не пью, спасибо, — я не сказал, а скорее позорно мяукнул.

— Тогда вишенку, мой мальчик. Ну, подыграй мне. Слухи распространяются быстро, и все подумают, что ты под моим покровительством.

Мужчина подцепил длинными пальцами хвостик вишни, и она повисла над бокалом.

— Ага, и всё подумают, что я гей, спасибо. Ещё и своим меня назвали. Я не ваш, ясно! — рыкнул я, не желая есть из его рук.

Так, кажется начал приходить в себя. Это уже хорошо.

— Не хочешь, как хочешь.

Брюнет демонстративно положил вишенку к себе в рот, а потом облизал верхнюю губу кончиком языка.

— А мой ты, или не мой — это только вопрос времени, Артём, — сказал он елейным голосом, чуть сощурив глаза.

Моё сердце снова понеслось вскачь, отдавая набатом в ушах. Стало почему-то вдруг страшно. А потом я ощутил, как бьётся жилка на шее и даже прижал к ней руку.

— Иди работать, мой мальчик, — вдруг резко произнёс он и, выпив залпом остатки коктейля, встал и пошёл на выход.

Чёрт, что происходит?! Этот мужик, что, решил на меня свои права заявить?! Да кто он такой?! Пуп земли?! Я был просто в бешенстве и понесся работать. Нужно отвлечься и забыть. Здесь не Америка времён рабства! Поэтому, дяденька, не пошёл бы ты в баню!

Этот пафосный клуб назывался «Замок ледяного лорда». Он был в голубых, белых и кремовых тонах. Лестница и пол второго этажа были отделаны голубым мрамором. Всё очень дорого и стильно. И, тем не менее, клуб процветал, посетителей было много. А продали его, потому что владелец уезжал строить бизнес в Москве. Я вчера вечером приходил в клуб. Нас всех экстренно собрали и объявили об этом. Новый владелец представился Георгом Яновичем Бергманом. Он заявил, что никого увольнять не собирается. Ему не хочется, чтобы были перебои в работе. И потом, старый владелец отзывался обо всех работниках хорошо. К моему изумлению, Бергман поздоровался со всеми за руку, знакомясь. Значит тот мужик, что сегодня спас меня, его брат? Вероятно старший, потому что Георг выглядит моложе. И надо признать, не так устрашающе, как его братец. Я снова поёжился, забирая очередной заказ. Блин, хоть бы слухи между ребятами не поползли. Кое-кто может и руки не подать, подумав, что я гей.

  Эльмар.

— Это что за жест доброй воли был? — услышал я усмешку брата, входя в кабинет.

— Так, просто помог бедному студенту, подрабатывающему официантом, — безразлично пожал плечами.

Брат, оказывается, всё видел, просматривая камеры клуба.

— Ага, так я и поверил. А стояком в штанах ты светишь тоже просто так? Кстати, не тот ли это студент…

— Он самый, — перебил я брата. — Но я не хочу об этом говорить, Георг.

— Как скажешь, — пожал плечами брат, лукаво улыбаясь.

Зная брата, могу сказать, что он что-то задумал. Но мне сейчас было не до этого. Мысли витали вокруг мальчишки. Зачем я ему помог? А главное, назвал своим, дурак. Ладно, буду решать проблему с утра, когда гормоны улягутся в организме. Попрощался с братом и поехал к себе в особняк.

Дом меня встретил тишиной. Только кот как всегда тёрся у ног. Слуги здесь приходящие, а охраны я не держу. Просто по периметру двора стоят камеры видеонаблюдения. Один охранник, он же водитель, у меня есть. Но это так, для солидности и отвода глаз. Типа положено богатому человеку иметь охрану. Умереть насильственно я могу только в том случае, если машину разорвет в клочья тротилом. А всё остальное бесполезно. Такие, как я, умирают в старости своей смертью, в возрасте ста лет. Достал из охладительной камеры пакет с кровью и налил в бокал немного. Невкусная, как будто пьешь просроченный кефир. Да, нужно искать донора, это факт.

3

  Георг.

Как поётся в песне Газманова: «Я рождён в Советском Союзе». Вот и мы с братом так же, эстонцы «союзного» происхождения. Именно поэтому у нас есть отчество как у русских. Да и жили мы собственно на территории России. Вначале девяностых отец успешно открыл бизнес. Не прогорел, а даже приумножил капитал в кризис. Папа, в отличие от нас с Эльмаром, не учился на экономиста, но был недюжинного ума человеком. Вообще, про человека это я загнул. Мы не совсем люди. Вампиры, удачно вписавшиеся в мир людей с течением времени. Как только мы окончили бакалавриат, папа выделил нам денег и отпустил в свободное плавание. Чтобы удачно провернуть дело, Эльмар предложил сложить капиталы и вместе открыть своё дело. Таким образом, я стал совладельцем и заместителем. Но я не против. Скажу без зависти, братишка намного лучше шарит в экономике, чем я. Ещё когда мы учились, отец перевёл головной офис своей фирмы в Питер. Он забрал маму и уехал жить в город на Неве, оставив нам с братом огромный особняк. Мы с Эльмаром тут же его продали, а потом купили себе два небольших коттеджа, недалеко друг от друга. А вчера братишка купил мне этот клуб на день рождения. Теперь у меня есть ещё и свой бизнес. Удивительно, но мы с Эльмаром родились в одном месяце, он четырнадцатого февраля, а я первого, с разницей в два года. И вот я сижу в своём кресле и смотрю в камеры видеонаблюдения. В моём кабинете мебель исключительно из голубого, толстого стекла. Кроме кресел и дивана, разумеется. Ничего не буду менять, меня всё устраивает. Опа, что это? Братишка помогает какому-то парню, к которому пристают. Ничего так мальчик, смазливенький. Наблюдаю за ними, увеличив изображение. Интересно же, что будет дальше. Хм, братишка протягивает парню свой коктейль. Жаль, что звука нет. Но я и без этого вижу, как парень трясётся, сидя рядом с братом. Да, у Эльмара тяжёлый взгляд, он часто раздражается и любит командовать, и его все боятся. Я знаю, что нас на фирме так и называют «добрый Бергман» и «злой Бергман». Через некоторое время брат приходит, а я узнаю, что мальчишка тот самый, который чуть не сбил его с ног в институте. Забавное совпадение. Когда брат ушёл, я достал папку пацана. Старый владелец клуба был человеком подозрительным, поэтому собирал досье на всех новых сотрудников. Это мне сейчас ой как пригодится.

Ага, что тут у нас? Артём Александрович Кузнецов. Красивый мальчик, к тому же фотогеничный. Мать — Кузнецова Наталья Ивановна. Отец — Кузнецов Александр Сергеевич. Погибли два года назад. Брат на четыре года старше. Кузнецов Виктор Александрович. А вот это уже интересно. Братишка-то у нас заядлый картёжник. Да ты прямо клад, Витя. Я отложил папку и тут же набрал номер приятеля.

— Привет, Даня! Ты же всех картёжников города знаешь?

— Привет. Почти. А что?

— Мне нужно организовать игру. Там должен присутствовать Виктор Александрович Кузнецов.

— Зачем тебе этот лошок? Кузнечик всегда играет по мелкому. Он бедный как церковная мышь.

— Неважно, Дань, просто организуй игру с ним. Я, ты, Андрюха и Витя. Детали объясню потом.

— Ок, дружище, сделаем, — с энтузиазмом отозвался друг.

Ну что, Эльмар, будет тебе подарок на день рождения.

  Эльмар.

Ночью мне приснился мальчишка. Он лежал на моей кровати и стонал от наслаждения. Я вколачивался в него размеренными толчками и одновременно кусал в то место, где так соблазнительно бьётся жилка. Сон был настолько реальный, что меня выгнуло на кровати. Я проснулся от этого с криком: «Атё-ём!» Блин, даже кровь на языке почувствовал. Хотя, это же настоящая кровь. Во сне у меня клыки нечаянно удлинились, и я поранил десну. Облизал её языком, ничего, через пять минут ранка исчезнет. Жутко захотелось пить, а ещё нужно унять взбунтовавшийся член. Пришлось решать, что сделать вперёд. Всё же жажда победила.

Достал из охладительного ящика пакет с кровью, а потом налил её в коктейльный бокал. Именно из такого я пил красную жидкость, когда сидел с Артёмом в клубе. С каким бы удовольствием я притащил его в этот или другой клуб, в качестве посетителя. Нет, лучше в другой. В закрытый БДСМ клуб, где иногда бываю. Я вовсе не топ и уж точно не саб. Просто иногда хочется острых ощущений, чего-то нового. Тогда я выбираю саба из свободных и провожу с ним время. Я бы хотел побывать там с Артёмом. Привязал бы к кресту и прошёлся по его телу поцелуями-укусами. Только не нежными, как это бывает при ванильном сексе, а настоящими кровавыми поцелуями. Потом бы я зализывал каждую ранку на его теле. Через пару минут от них не останется даже намёка. Атё-ём, как же у меня сносит крышу от встречи с тобой, но нельзя допустить, чтобы я сорвался. Нет, никто его не убьет, высосав всю кровь. Это только в фильмах ужасов показывают. Просто если я сорвусь, мне уже будет всё равно, каким образом его завоевывать. Я сделаю всё, чтобы он стал моим, кроме изнасилования, разумеется. Сегодня первое февраля, суббота. Мы с братом решили посидеть вечером в его клубе. Вернее он так решил. Как всегда будет Андрюха и Даниил, наши с братом друзья. Больше Георг решил никого не звать, разве только девчонок не слишком тяжёлого поведения. Всегда удивлялся Андрюхе и Дане. Как они могут пить кровь у шлюх? Я, например, брезгую. Можно это делать с партнером, у которого был кто-то другой до тебя и даже не один. Но когда этих других сотни, для меня это уже слишком. Я даже когда в БДСМ клуб хожу, раз в три месяца, то не пью кровь саба, с которым встречаюсь. Хотя мог бы. Это легко, потом прикажешь человеку всё забыть, и он никогда не вспомнит. Так делает Георг со своей блондинистой секретаршей. А интересно, у Артёма был кто-нибудь? Может у него и сейчас девушка есть, парень-то красивый? К сожалению, когда видел его первые два раза, то чувствовал только запах его крови. Ладно, надеюсь, что он всё же учится на юриста или менеджера, а может быть на программиста. Тогда мы хотя бы на лекциях встречаться не будем.

  Артём.

Мой голос звенит от гнева. Братишка получил три дня назад аванс, но мне его даже увидеть не удалось. Он опять всё проиграл. На этот раз в интернет-казино.

— Ты что, придурок, думаешь, я нас кормить буду?! Я доучиться хочу, Витя, и мне работать в полную силу пока никак! А ты что, сука, делаешь?! Вить, ну давай ты сходишь туда, где эту зависимость лечат! — ору я.

Брат развалился в кресле и потягивал пиво, прямо из литровой бутылки. Гоблин! Он даже не смотрит на меня, и лицо виноватым не делает. Как будто так и должно быть. Потом брат поворачивается и смотрит на меня хмельными глазами.

— Не жужжи, мелкий. Ну, хочешь, я тебе всю получку отдам? Тем более за квартиру заплатить нужно.

Я упираю руки в бока. Ага, отдаст он, как же.

— Неужели ты про коммунальные услуги вспомнил, родной? Если бы я из своих скудных средств счета не оплачивал, нам давно бы уже воду отключили, — урезонил его я.

Этот придурок только рукой на меня махнул.

— Спасибо тебе большое, благодетель, — скривился он. И добавил: — Ты на работу собрался? Вот и отлично. Нечего доставать старшего брата. И вообще, я не болен и лечиться ни от чего не собираюсь.

Ну, я же говорил, бесполезно с ним разговаривать. Тоже махнул рукой и пошёл в прихожую. Уже одеваясь, услышал, как брат разговаривает по телефону.

— Кто там будет, Коршун? А чего это богатым лохам меня за стол приглашать? Ты подсуетился? Говоришь, выиграл у них вчера? Коршун, если я выиграю, то тебе долг отдам. Покер? Вообще, круто!

О нет, опять он сядет в карты играть. Чувствую, до добра это всё не доведёт. Наплевать на родительскую хату, нужно её продавать. Купим две комнаты в коммуналке или общежитии. А что, так даже лучше будет. Если братишка как-нибудь проиграется по-крупному, то долги придут к нему вытрясать, а не к нам. Ага, отберут у него комнату, и этот редиска прибежит ко мне в общагу жить. А я пущу, брат всё-таки, не бомжевать же ему. Я добрый очень и люблю его. Да, ситуация та ещё. Пожалуй, разъезжаться нам пока рано.

Когда я вышел на улицу, то чуть не поскользнулся. Опять кто-то лампочку у крыльца вывернул. А проще говоря, спи…. Так, не материться! Блин, что ж за день сегодня такой? Утром слетела букса на кране в ванной. Вода лилась фонтаном, чуть соседей не затопили. Гладил рабочую рубашку, и нечаянно обжёг ладонь об утюг. Уже не болит, но до сих пор жжёт неприятно. Потом залез в ноут и увидел, что брат всю ночь в онлайн-казино торчал. В довершение всех неприятностей Витя собрался с кем-то в покер играть. И вот знаете, такое впечатление, что всё, что было — это ещё не дерьмо. Кажется, что всё ещё впереди, аж на работу идти не охота.

  Эльмар.

Сидим в кабинете брата. Георг что-то говорит друзьям. Я не прислушиваюсь, сижу в кресле и наблюдаю по камерам, как Артём бегает с подносами. Брат сказал, что праздновать будем в зале. Он уже вызвал девочек, а для себя пригласил свою блондинку. На втором этаже клуба, где находится кабинет директора, есть три маленькие комнаты с диванами. Чувствую, ночь у Георга закончиться на приятной ноте. Я же был не рад, что согласился сюда прийти. Толпа, находящаяся в клубе, давила на нервы. Еще этот мальчишка здесь. Артём тогда сказал, что работает только три ночи, а я дурак не понял, что одна из них обязательно с субботы на воскресенье. Теперь трудно игнорировать его присутствие в этом здании. Похоже, Артём действительно подходит мне, потому что я его даже на расстоянии чувствую. Ладно, если я не могу от него отвлечься, значит нужно приблизить его к себе, хотя бы ненадолго. Пощекотать мальчишке нервы. Хм, мне снова захотелось острых ощущений? Увидел, как Артём заходит в комнату отдыха для персонала. Им разрешается через какое-то время уходить на перекур. А кто не курит, минут десять сидит в комнате отдыха. Сказал ребятам, что подойду прямо к столику в зале и пошёл к моему малышу. Ну, что, поиграем, мальчик?

  Артём.

Фух, всё достало. Плюхнулся в кресло в комнате отдыха. Имею право дать ногам отдых. Мы ведь обязаны курсировать между своими столиками, вдруг кто-то снова сделает заказ. Посидеть удается нечасто, особенно в такой день. В ночь выходного дня всегда полно народу, а следственно и заказов. И если бы не кондиционеры в зале, там была бы настоящая баня. Кроме занятых столиков, на танцполе прыгает толпа золотой и не очень молодёжи. Только расслабился, закрыв глаза, как услышал скрип дверей. Потом повернулся ключ в замке. Пашка что ли прикатил? Он, когда хочет со мной побазарить, всегда запирается. Но от него так сладко не пахнет. Чёрт! Распахиваю глаза, передо мной на корточках сидит тот самый мужчина с жутким взглядом.

— Ну здравствуй, Артём, — он положил мне руки на колени.

— Здравствуйте, господин Бергман, — позорно заикаюсь я, ещё и как зовут его, не знаю.

— Не нужно так официально, можно звать меня Эльмар, — улыбнулся он, слегка приоткрыв рот.

Красивая улыбка, но почему-то пугающая до тряски. Я заметил, что у него два передних верхних зуба заостренные как иголки. Сразу вспомнились фильмы про вампиров. Только там были настоящие клыки, а тут обычные зубы просто острые. Кровь побежала по венам быстрее. Блин, и чего я его как баба боюсь? Смотрю на него, широко открыв глаза, и молчу.

— У тебя красивые глаза, Артём, — сладким голосом произнёс он. — А ещё такие красивые руки.

Эльмар взял мою ладонь, а затем провел по ней пальцами. Я шикнул от лёгкой боли, он проехался прямо по ожогу.

— Что такое, малыш? — Эльмар перевернул ладонь. — Хм, мой мальчик обжёгся? Не переживай, скоро болеть не будет.

Мужчина поцеловал место ожога, и жжение действительно прекратилось.

— Зачем вы пришли? — наконец выдавил из себя.

— К тебе. Разве я не говорил, что мы ещё встретимся? Прости, забыл, наверное. Десятый столик в ВИП зоне кто обслуживает?

— Паша Лесин.

— Скажи ему, что сегодня этот столик обслуживаешь ты. Пусть возьмёт любой из твоих столиков, — улыбнулся он.

— Но… — я попытался было возразить.

— Никаких «но», малыш. Это приказ начальства, — строго сказал Бергман.

Он поднял руку и запустил пальцы в мои волосы, а потом прошептал:

— Артё-ём, ты такой красивый. От тебя пахнет невинностью, и это взрывает мне мозг. Не вздумай с кем-то переспать. Ты, только, мой, — последнее предложение он произнёс с паузой после каждого слова.

Я даже вздрогнул от этого. Чего?! Вот же повезло, так повезло. Это надо же нарваться на педика, который на меня запал. Нет, я ещё и сам не определился, кто я. Девчонки не привлекают, на парней я тоже никогда не засматривался, но это уже слишком. Вспомнил отчество собственного босса, и нашёл в себе силы вскочить с кресла, а потом сказать гневно:

— Да что вы себе позволяете, Эльмар Янович?! — ору, а у самого адреналин лавиной гуляет в крови.

— Оу, ты меня перестал бояться, или просто потерявшуюся смелость нашёл? — усмехнулся он. — Сейчас будет готов наш заказ. Забери и накрой десятый столик, — Бергман развернулся и, открыв дверь, вышел.

Ёлки-палки, что происходит?! Он что, просто издевается или, действительно, на меня запал?! Блин, что делать-то?! Не увольняться же из-за этого козла?! Мне без работы никак нельзя!

Трясущимися руками накрываю большой угловой стол. Здесь сидят оба Бергмана, два их друга и три девицы. Только рядом с Эльмаром никого нет. Неужели он действительно гей? Плохо. Нет не так, паршиво, дерьмово, ху… Ладно, без мата. Я само спокойствие и рассудительность. С какой стати я вообще его испугался. Мужик как мужик. Раньше я таким смело в морду давал. Нет, тут нельзя, чтобы с работы не выперли, а вот вне стен клуба я ему вмажу.

Иду домой, ноги заплетаются, мысли тоже. Этот гадёныш, Бергман-старший, меня реально сегодня взбесил. Когда я дежурно проходил по второму этажу, ему постоянно что-то требовалось.

— Артём, принеси мне минеральной воды. Артём, замени вилку, я её случайно уронил. Артём, мне не нравиться этот коктейль, принеси «Бунт».

Когда я приносил очередную вещь, то он брал у меня её из рук, стараясь коснуться моих пальцев. Клянусь, под конец я готов был наплевать на всё и разбить ему рожу. Обошлось, они все вовремя свалили. Если этот придурок озабоченный ещё и завтра придёт, кто-нибудь из нас двоих будет трупом.

4

  Артём.

Ещё на той неделе нам сообщили, что с понедельника возобновляются лекции по микроэкономике. Они у нас будут также два раза в неделю, но в другие дни. Короче, перекроили всё расписание. И всё бы ничего, но первой парой получить экономику — засада полная. После работы я лёг вздремнуть два часа, но этого так мало. Сейчас сижу и клюю носом. Как обычно с утра сел на последний ряд в самый уголок. Потом положил голову на парту и прикрыл глаза. Ещё есть пять минут, чтобы прийти в себя. Мне не мешают даже однокурсники, гудящие как растревоженный улей. Раздался звонок. Потом хлопнула входная дверь. Шаги, кто-то поднимается на кафедру. Шум голосов смолк. Блин, всё слышу, а глаза открыть не могу. Как же хочется спать.

— Здравствуйте, господа студенты! Давайте знакомиться, я ваш новый преподаватель по микроэкономике! Меня зовут Эльмар Янович Бергман! — раздаётся громкий голос в тишине.

Чего?! Сука-а-а! Он что меня преследует, этот чёртов Бергман?! Поднимаю голову, Эльмар окидывает взглядом зал. Я тут же пригнулся. Нужно сидеть тихо, кропать потихоньку конспекты, авось не заметит. Ага, размечтался я. Бергман, заглянув в журнал, заявил:

— Ну, что ж, давайте знакомиться по списку. Я называю фамилию, вы говорите: «Здесь», а потом встаёте. Абрамов Никита. Арбузова Инга.

Во попал! С замиранием сердца жду своей фамилии.

— Кузнецов Артём.

Пару секунд не отзываюсь, а он повторяет мою фамилию.

— Здесь, — встаю с места.

В меня тут же летит изумленный взгляд, а потом на губах Бергмана появляется ехидная улыбка. Вот же тварь, урою!

  Эльмар.

Я иду на свою первую лекцию. Удивительно, но почти не волнуюсь. Захожу в аудиторию сразу после звонка, а потом поднимаюсь на кафедру. Как и предполагалось, студенты замолчали. Смотрят заинтересованно, а некоторые девушки с восхищением. Представляюсь громко, чеканя каждое слово. Вдруг в нос шибануло знакомым запахом. Я узнал бы его из тысячи. Обвожу взглядом студентов. Ошибся? Вряд ли. Может он просто заходил сюда. Ладно, начнём знакомиться по списку. И тут знакомое имя.

— Кузнецов Артём.

Никто не откликается. Повторяю фамилию ещё раз, и мальчишка испуганно встаёт с последнего ряда. Твою ж налево! Экономист недоделанный! Мало я вчера домой приперся весь на взводе. Мне даже кровь не помогла. А всё сам виноват. Решил поиграть с малышом, но только загнал себя в угол, идиота кусок. Кто ж знал, что парень действительно окажется невинным, а это значит, что у него идеально чистая кровь. Дурманящее сладкая, чистая кровь. Теперь запах этого идеального донора летит ко мне сквозь все остальные. Я вдыхаю его как наркотик, не забывая читать лекцию. Мальчишка не отрывает головы от тетради, записывая конспект. Ну-ну, здесь я тебя не трону, можешь не переживать. Всё же я преподаватель, а ты студент. Но вот в клуб, мальчик мой, заявиться могу.

Когда закончилась пара, я отправил всех в другую аудиторию. Стоял на кафедре и смотрел, как они уходят. Артём прошёл мимо меня, втянув голову в плечи, но я даже не окликнул его. Хотя, чего уж скрывать, очень сильно хотелось.

  Георг.

Даня рассчитал всё верно. Он сначала позвал на игру некоего Стаса Коршунова. Это был приятель Вити Кузнецова. Собрались на хате у Даниила. Он жил в большой трехкомнатной квартире с шикарным евро ремонтом. Его квадратный стол, стоящий в гостиной, идеально подходил для игры на четверых. Мы играли в покер, делая небольшие ставки, а потом постепенно их увеличивая. Как и было задумано, продули Стасу пару партий, изображая богатых лопухов. Потом Даня поинтересовался, не знает ли Стас Витю Кузнецова. Мол, говорят, он хороший игрок и ему хотелось бы с ним потягаться. Коршунов, воодушевленный победой, пообещал нас познакомить.

В следующий раз он притащил с собой Виктора. Как и было задумано, поддались парню, позволяя забрать деньги. Кузнецов пришёл с двадцатью тысячами, а забрал в пять раз больше. Андрей попросил реванша и, воодушевленный победой, ничего не подозревающий лопух, согласился. Андрей менталист, он прекрасно читает мысли. Когда человек видит карты в руках, то невольно думает о них. А ещё наш друг не только читает мысли, но и передаёт свои. Среди нас это большая редкость.

И вот мы снова за карточным столом. На этот раз Виктор пришёл без друга. Он выигрывает три партии, а одну проигрывает. Последняя пятая игра. Мы повышаем ставки. На втором круге я поменял две карты, но опять не повезло. Скидываю карты. Следом за мной выходит из игры Даня. Андрей кидает деньги на кон. Парень поставил всё, что выиграл, теперь отвечает, снимая с руки золотые часы. На кону полмиллиона. Я вижу, как Витя слегка нервничает. Андрей же спокоен как удав, хотя знает, что проиграл.

— Фулл хаус, — Андрей кладёт свои карты на стол рубашками вниз.

— Каре, — с победным блеском в глазах произносит Виктор.

— Тебе везёт второй день, Виктор. В первый раз встречаю такого везунчика. Послушай, давай ещё одну партию, завершающую, — говорю я.

— Нет, всё, мы договорились на пять партий. Забираю банк, — нервно произносит он.

— Само собой, имеешь право уйти. Тебя никто не держит. Только я хочу сыграть по-крупному. Первая ставка четыреста тысяч, — я кидаю на стол деньги.

— Поддерживаю, — говорит Даниил.

— И я в игре ребята, — Андрей достает из барсетки деньги.

— Ладно, Виктор, я провожу тебя, раз ты решил уйти. Забирай банк. Мы и без тебя прекрасно сыграем, — говорю с особыми вибрациями в голосе.

Вижу, как алчно загораются глаза Кузнецова, когда он видит миллион двести тысяч на столе.

— Хорошо, я в игре, — говорит он, отсчитывая деньги из выигрыша.

Даня мастер сдавать нужные карты, когда это выгодно нам. Не ошибся он и на этот раз. Когда карты были на руках, я услышал голос Андрея у себя в голове. Молодец, Даня, у него «стрит флеш». Я знаю, что такая комбинация почти самая высокая. Выше только последняя «флеш рояль», но она выпадает редко. Сейчас парень буквально лучиться изнутри счастьем. Он уже думает, что выиграл.

— Пятьдесят тысяч, — говорю я.

Все отвечают. Андрей и Даниил меняют карты. Потом Андрюха выходит из игры, и Даня назначает ставку в пятьдесят тысяч.

— Повышаю, — говорю я, медленно выкладывая на стол две пачки по пятьсот тысяч.

— Уравниваю, — поддерживает меня Даня.

Я вижу, что мыслительный процесс у Кузнецова заработал со скоростью звука. Он прекрасно понимает, что перебить его карты сможет только один из нас. Но у него такая высокая комбинация, которая наверняка кружит голову заядлому игроману и картёжнику. Он уже забивает мысленно карманы вожделенным баблом, но вот беда, ответить ему нечем.

— Ребят, а в долг? — говорит смело.

Да, парень плотно на крючке. Я, чуть прищурив глаза, делаю вид, что размышляю. Медленно отпиваю виски из бокала.

— Нет, я не занимаю, — хмурится Андрей.

— Если только Бергман даст, а я нет, — заявляет Даниил строго.

— Хорошо. Пиши расписку. Твоя половина квартиры как раз миллион стоит.

Даниил подал бедному парню ручку и листочек. Ах да, парень же ещё не знает, что бедный. Я начал ему диктовать стандартную расписку.

— Ага, пиши, миллион рублей или дарственную на свою долю в квартире. Но у меня есть ещё один вариант, более легкий. Ты просто выполняешь то, что я попрошу. Никого убивать не нужно, не волнуйся. Просто скажи, согласен или нет. Тогда мы впишем это в расписку.

Парень нервно сглотнул и посмотрел на свои карты, лежащие на столе. Потом он взъерошил волосы, ещё раз всё обдумывая.

— Ну же, соглашайся. Или ты выходишь из игры, а мы с Даниилом вскрываем карты, — говорю вкрадчиво, с малой толикой гипноза.

Кузнецов знает, что если он сейчас выйдет из игры, то не получит и тех денег, что в банк кинул, а это всё же полмиллиона.

— Согласен, — говорит нерешительно.

— Ребята, вы свидетели, теперь он не может отказаться от своих слов.

Наливаю Виктору и себе виски.

— Давай за сделку, Витя. И за твой выигрыш, — выпиваю залпом спиртное.

Парень салютует мне бокалом и тоже опрокидывает залпом. Люблю азартных людей.

Ну вот, а теперь главный сюрприз, Витя. Я достаю из кармана пиджака фотографию, а затем кладу её на стол. Вижу, как глаза Кузнецова округляются.

— Неожиданно, правда? Теперь об услуге. В случае проигрыша ты за десять дней найдёшь бабки. А если не сможешь, или не захочешь квартиру переписывать на меня, то отдашь мне своего брата, Артёма. Не переживай, с ним ничего не будет. Это подарок для одного человека, которому твой брат понравился. Он и так, и эдак к нему подкатывает, но твой брат как баран упёрся. Так что не думаю, что миллион - такая уж маленькая цена для того, чтобы раздвинуть пару раз ножки.

— Да ты офигел, это же мой брат! — рыкнул Виктор.

— И что? Ты только сейчас согласился продолжить игру, вписав ещё одно условие долга. Ребята подтвердят, так что пиши. Если я не смогу за десять дней….

Виктор отдал расписку и сказал:

— Доволен? Первый начинает Даня.

— Каре, — отвечает друг, переворачивая карты.

— Стрит флеш, — говорит победно Кузнецов, видя какую кислую мину я скорчил.

Я дал ему несколько секунд насладиться триумфом. Судя по моему выражению лица, он подумал, что у меня комбинация ниже. Но я медленно одну за другой перевернул карты и тихо произнёс:

— Флеш рояль, Витя. Ищи бабки, или отдавай мне братика. Предполагаю, друзья тебе таких денег не займут. Кредит с твоей зарплатой тоже не светит. Так что считай, ты проиграл мне Артёмку, родной, — я встал и похлопал парня по плечу.

Кузнецов позеленел весь. Было видно, что ему даже плохо сделалось. Сунул пятитысячную купюру в карман его рубашки.

— Подарок. Тут и на такси хватит, и горе залить. Хотя, Даня пожертвует тебе бутылку вискаря, — осклабился я. — И учти, Виктор, если Артёмка улизнёт из квартиры, или, не дай судьба, из города уедет, попку будешь подставлять ты. Ах да, забыл. Не говори братику, кому ты его проиграл, пускай будет сюрприз.

5

  Артём

Ночью встал в туалет и увидел, что брат сидит в кресле и нажирается вискарём. Ну да, не иначе всю зарплату продул? Стоп, а на дорогой виски откуда деньги?

— Витя, ты что, кучу бабок отхватил? — подхожу к нему.

Брат не отвечает, а заваливается на бок. Хорошенькое дело, мне его ещё и спать тащить. Кидаю бесчувственное тело на диван. Фух, тяжёлый, зараза. А вообще, чего я мучился? Надо было спихнуть его на ковёр, и пусть бы там дрых. Эх, Витя, знали бы родители. При них так бы не было, это однозначно. Папа быстро бы мозги вправил. Посмотрел на старую мебель в комнате. Стенка времён моего детства, продавленный диван, покоцанное котом кресло. Кот давно умер, а кресло ещё стоит. Обои кое-где начали отставать от стены. Ремонт бы хоть дешёвый сделать. А что, обои и я поклеить смогу. Только где взять на всё деньги? Хоть пристегивай этого придурка в выходные наручниками к батарее, чтобы играть не ушёл. А что это мысль… дурацкая.

Увидел брата в зюзю и даже забыл, куда шёл. Сердце забилось тревожным предчувствием. Я облазил все его карманы. Денег нет. Значит, всё же проиграл. Вопрос в том, сколько. Раньше брат не позволял себе играть в долг. Разве что у Коршуна по мелочи занимал. Но тут явно что-то не так.

С трудом уснул, тревожное состояние не отпускало. Я понял, если брат позволил себе нажраться на ночь перед работой, то дела совсем плохи. Он же на транспорте работает, и с такого похмелья его за руль не пустят.

Утром с трудом выползаю на кухню. Братишка сидит за столом, накрытым синей в белый горох клеёнкой, и пьет воду из литровой банки. Одновременно он умудряется разговаривать по телефону.

— Николаич, не бухти. Нажрался я вчера. Я уже Женьке позвонил, сейчас приедет…. Да хрен с ним, что без первого рейса получится. Я за него послезавтра полную смену отпашу…. Да понял я, понял, больше не пью.

Брат отклонил вызов и как-то виновато глянул на меня. Взгляд был, как у нашкодившего по-крупному ребёнка, стоящего перед отцом, который держит в руках ремень. Пипец, а это уже серьёзно. У меня аж сердце ёкнуло.

— Сколько на этот раз? Или, погоди, ты в долг играл?! Витя, сколько?! — с громким стуком поставил кружку с кофе на стол.

— Не ори, мелкий, без тебя башка гудит. А со своими долгами я сам как-нибудь разберусь. Всё, не зуди над ухом, — отмахнулся он от меня.

Я, кажется, уже говорил, что это бесполезно. Он постоянно от меня отмахивается. Сделал себе пару бутербродов с колбасой и сел завтракать. На лекции бы ещё не опоздать. А вечером я постараюсь вытрясти с братишки информацию.

  Эльмар.

Моя гостиная отделана тёмно-коричневыми деревянными панелями. Потолок идеально белый со свисающей люстрой в стиле готики. Два чёрных кожаных кресла с высокими спинками стоят у камина, а недалеко угловой диван и журнальный столик. Георг расположился в кресле напротив меня и передвигает на шахматном столике изящную пешку из хрусталя.

— Мне нужно уехать в пятницу вечером, Эльмар. Обещал Карине свозить её в Тунис на пару дней. В понедельник буду дома, — сказал брат.

Я сделал ход конём и улыбнулся.

— Хочется выгулять своего донора?

— Я стираю ей память после каждого укуса. Поэтому она думает, что просто моя любовница. А любовницу нужно иногда баловать, чтобы не ушла, — улыбнулся он.

— Смотри, не женись на ней.

— Нет, это исключено. Маленькие вампирёныши должны быть чистокровные. Карина просто донор, во всех смыслах этого слова. Да, я про поездку. Ты же знаешь, что мне в клубе не обязательно появляться каждый день. Администраторы и персонал работают чётко. Но дело в том, что там есть сотрудники по договору. Они работают три ночи в выходные, для усиления. Ну, как этот твой Артём. Старый хозяин не перечислял им деньги на банковскую карту, а выдавал наличными в первую пятницу месяца. Ты не сделаешь это за меня? Шах и мат, братишка, — улыбка Георга стала шире.

— Во-первых — он не мой. А во-вторых — я тебе помогу. Оставишь деньги и ведомость в сейфе, — нахмурился я.

А почему нет? — брат нагнулся, а потом подбросил полено в камин, — Ты о нём всё время думаешь. Продул мне две партии подряд. Хотя раньше чаше выигрывал ты. Соблазни его. Или сделай проще, немного гипноза и он твой.

— Нет, я не хочу, чтобы всё происходило не по его воле. А соблазнить я пытался. Парень боится меня как огня. А вообще, может, он ещё и не гей. От него пахнет невинностью. И потом, это не этично. Я преподаватель, а он студент, — начал расставлять шахматы по местам.

— Идеальный донор?! — брови брата удивлённо поползли вверх. — Тогда отбрось всё эти предрассудки. Да, ты преподаватель, но он не школьник. Он совершеннолетний студент. Ты же не предлагаешь ему спать с тобой за хорошую отметку в зачётке?

— Но соблазнять парня при помощи гипноза точно не буду. Он должен захотеть меня сам.

— Ладно, дело твоё. Пойду домой. Не забывай про пятницу, Эльмар, — Георг встал с кресла и направился к выходу.

В пятницу я пришёл на лекции. Дежурно со всеми поздоровался, а на мальчишку старался не смотреть. Даже когда прозвенел звонок, я вышел из аудитории первым. В коридоре меня догнала Вика Немова и спрашивала непонятный вопрос по сегодняшней теме. Я видел, что девчонка блефует. Ей просто захотелось покрасоваться передо мной. М-да, ещё и двух дней не отработал, как нажил себе целую кучу поклонниц. Но эти красивые и не очень малышки не знают моего секрета. Да, милые, я гей, но вам этого знать не обязательно. Я со всеми неизменно вежлив. Отвечаю на вопросы, внимательно слушаю, но нет и намёка на флирт. После первого учебного дня заехал в ювелирный магазин и купил золотое кольцо. Мне вовсе не нужна толпа восторженных девиц, это раздражает. Объясняю коротко ответ на вопрос, а затем устало провожу рукой по лицу. Девушка, увидев обручальное кольцо, тут же округляет глаза. Затем она, заикаясь, благодарит и уходит. Вот так, сейчас все заинтересованные особы будут знать, что Эльмар Янович Бергман занят. Видел, как мимо меня прошёл Артём, разговаривая с каким-то парнем. Я вдохнул его запах и подумал о сегодняшней встрече в клубе.

Клуб, как всегда, встретил шумной толпой. Поднялся наверх, по дороге пригласив зайти администратора. Симпатичная длинноногая брюнетка в строгом белом костюме развернулась и поцокала за мной. Как она ходит на таких шпильках? Я был представлен администраторам и шеф-поварам ещё в самом начале. А теперь меня знает и младший персонал, может не весь, но всё же. По крайней мере, мне всё равно. Это клуб брата, пусть сам тут рулит. Снял пальто, а потом повесил его на железную стойку у дверей.

— Тамара, вы знаете всех людей, которые работают у нас по договору за наличные? — спросил строго, открывая сейф.

— Да, безусловно, — дрожащим голосом отзывается она.

— Георг Янович уехал по делам. Зарплату сегодня выдам я.

Когда поставил на стол нужную коробку, повернулся к брюнетке и посмотрел в глаза.

— Слушайте внимательно, Тамара, и ничего не перепутайте. Будьте приглашать сотрудников ко мне по одному. Пригласили подняться одного человека, затем через пять минут другого. Не говорите никому, что вместо Георга я. Самым последним пригласите официанта Артёма Кузнецова. Мне нужно с ним поговорить. Поэтому какое-то время его не будет.

— Я всё поняла, Эльмар Янович. Сделаю, как вы сказали, — улыбнулась девушка.

Пока шёл первый человек, я успел посмотреть список. Всего одиннадцать человек, не так и много. Из них два бармена, три работника кухни, одна уборщица, три охранника и три официанта. Люди заходили по одному. Я отдавал деньги и просил расписаться в ведомости. Наконец, список иссяк, остался только Артём. Я встал у стола, облокотившись на него, и сложил руки на груди. Ну, мой малыш, я жду тебя. Вдруг снова почувствовал его запах и шаги по коридору. Знаю, что именно сейчас мой охранник Иван встал у дверей в коридор со стороны зала. Теперь-то нас никто не побеспокоит.

  Артём.

В пятницу пришёл на работу злой. От брата я так правды и не добился, но видел, что тот всё больше мрачнеет. Сегодня пропал на целый день, а вечером мы чуть не поругались. Одно радует, по крайней мере на лекциях и после них, Бергман даже внимания на меня не обращает. Может, отстал? Хорошо бы. Я не люблю, когда меня начинают лапать и лезть под одежду, даже девушки. Всегда впадаю в панику и меня колбасит как испуганного зайца. А ещё могу сделаться соляным столбом и мямлить как баба. Если ко мне пристают геи, то смело даю в морду, но не все пытаются сходу меня раздеть. К счастью, после того, как Бергман меня тогда защитил, больше ко мне никто не клеится, даже дамы. Нет, у меня вовсе не боязнь прикосновений. Иначе я бы не смог работать в таком месте, как клуб. Я боюсь, что кто-то увидит хотя бы кусочек моего голого тела. Когда мне было шесть лет, я сильно нашалил в детском саду. Воспитатель в наказание заставила меня раздеться догола, а потом поставила в угол лицом ко всем. Мальчишки ходили и ржали, а девчонки показывали пальцем на то, что у меня ниже пояса. Я, конечно, рассказал родителям, а эту тётку потом уволили. С тех пор я старался мыться и одеваться сам. В подростковом возрасте стало ещё хуже. Гормоны бушевали, но как представлю, что придется раздеться, чтобы заняться с кем-то сексом, так сразу паникую и покрываюсь ледяными мурашками. А так у меня всё нормально работает, поэтому онанизм - наше всё. Ладно, сегодня зарплата, а это ой как здорово. Заплачу за квартиру и куплю поесть. От Вити-то хрен дождёшься. Кормилец фигов!

Отнес очередной заказ, и ко мне подошла администратор Тамара.

— Артём, сходи зарплату получи. Ты последний остался, всем уже выдали, — с какой-то загадочной улыбочкой говорит она.

Йес, наконец! А новый владелец клуба молодец, решил не нарушать традиций. Поднимаюсь на второй этаж, а затем захожу в коридор с несколькими кабинетами. Машинально поправил белую рубашку на выпуск и чёрную бабочку. Слышу, как сзади закрывается дверь коридора. Охрана, наверное, чтобы посторонние не шастали. Вот она, заветная дверь, на которой новая золотая табличка «Бергман Георг Янович». Блин, чего так руки то затряслись. У младшего Бергмана девушка есть, и он ко мне приставать не будет. Глубоко вздохнул и зашёл в кабинет, тут же превращаясь в памятник самому себе. У стола, скрестив руки на груди, стоит Эльмар, а его брата нигде не видно. Сегодня мужчина одет неофициально. На нём синие джинсы и черная рубашка, расстегнутая на пару пуговиц. Дверь звонко стукнула за спиной, закрываясь, а я нервно сглотнул.

— Здравствуйте.

— Здравствуй, Артём. Не стой, проходи. Георг уехал на пару дней и зарплату попросил выдать меня, — он слегка улыбается мне.

Я стою и не могу пошевелиться, словно действительно памятник, да ещё и в гипсе отлитый. Чувствую, как от лица схлынула кровь и сосредоточилась пульсацией в сонной артерии.

Эльмар расслабленной походкой подходит ко мне и говорит, ласково касаясь щеки:

— Ты так побледнел, Артём. Тебе плохо, или ты меня боишься?

— Я… Можно я заберу деньги и уйду.

Боже, ну почему он на меня так действует. Я боюсь его до дрожи в коленях.

— Конечно. Только нужно в ведомости расписаться, — он отходит на шаг в сторону.

На негнущихся ногах подхожу к столу, беру ручку и расписываюсь. Рядом с ведомостью лежат деньги. Я даже пересчитывать их не стал. Тупо сунул в карман и собрался поскорее уйти. Ну, конечно, разве я такой везучий. Мужчина быстро подходит ко мне и обнимает сзади, прижимая к себе.

— Эльмар Янович, вы чего? А если кто-то зайдет? — нервно пискнул я, пытаясь увернуться из захвата.

— Иван стоит снаружи у дверей в коридор. Он никого не пропустит, не переживай.

Что?! Вот это попал! Это заявление ввергает меня в панику. Я впадаю в ступор, замирая в его руках, а потом меня начинает трясти от страха. А вдруг приставать начнёт, по серьезному так, со сниманием одежды?!

— Артё-ём, ну перестань меня бояться. Я не собираюсь тебя насиловать в этом кабинете, — елейным голосом говорит он.

У него очень красивый голос, ласковый, как будто парализующий.

— Мне работать нужно, — заикаюсь я.

— Работа - не волк, в лес не убежит.

Мужчина наклоняется и нюхает шею там, где бьется жилка. Потом целует это место теплыми губами.

— Артё-ём, как же ты мне нравишься. Я схожу сума от твоего запаха. Ты для меня как наркотик. Я предлагаю тебе встречаться. Для начала просто так, без интима. Я понимаю, не каждый парень может решиться на секс с мужчиной. Подумай, мальчик мой.

Встречаться?! Да он офигел! В душе, наконец, зарождается волна гнева. Я хотел было развернуться и двинуть по его наглой роже, но тут его руки поползли под рубашку. Он повёл ладонями вверх по моему телу, приподнимая белую ткань. Что он делает?! Меня накрыла новая волна страха, настолько мощная, что я буквально забился в его руках и заорал:

— Не надо меня раздевать! Не надо, пожалуйста!

Он, тут же переворачивая меня к себе, с силой прижимает к груди, гладя по голове.

— Тихо. Тихо, малыш. Всё хорошо, я больше тебя не трогаю. У тебя что, боязнь прикосновений? — ласково произносит он прямо в ухо.

— Нет, — пискнул нервно.

— Тогда что? У тебя явно какая-то фобия. Может, расскажешь?

— Могу, но не обязан, а значит, не буду. Отпустите меня, Эльмар Янович, — по щеке позорно скатывается слезинка.

Он сцеловывает её губами и решительно произносит:

— В таком состоянии ты не можешь работать. Пошли, заберешь вещи, и я отвезу тебя домой, — он отстраняется и идёт с ведомостью к сейфу.

— Я не могу выйти с вами, все подумают… И потом, почему я? Я хорошо отношусь к геям, но не уверен, что именно такой. Есть много настоящих геев, красивых, опытных. Почему я, Эльмар Янович?

Он оборачивается, закрыв сейф, а потом идет к вешалке.

— Мне не нужны многие, Артём. Мне нужен ты. Я не собираюсь давить на тебя, или принуждать к сексу. Просто подумай над моим предложением. Иди, одевайся и выходи на парковку. Черный внедорожник номер пять, пять, четыре. Не переживай, на зарплате это не отразится.

— Я никуда с вами не поеду, — нахожу в себе силы сказать решительно и иду к дверям.

— Артём, если через десять минут тебя не будет в моей машине, я найду тебя, а потом вынесу из клуба на плече. Я не шучу, мальчик, не заставляй меня нервничать, — ледяным тоном говорит он.

Я чувствую, что с этим типом шутки плохи, поэтому уже через пять минут выхожу искать его внедорожник. Если он тогда при куче народа громко заявил: «Он мой», то что сделает сейчас?

К счастью, машину я нашёл быстро и обрадовался, что он сел на первое пассажирское сидение. Фух, хоть рядом сидеть не будем. И чего он ко мне привязался, гад? Вспомнил, как он целовал и нюхал мою шею. Прямо как в фильме про вампиров. По телу тут же пробежала волна ледяных мурашек. Да ну, бред, вампиров же не существует. Вдруг в голову врывается громкий голос Эльмара.

— Артём, очнись! Мы с Иваном не читаем мысли. Адрес говори. Куда тебя везти.

Вот же, так задумался, что не заметил, как он со мной разговаривать начал. Назвал адрес и вздохнул с облегчением.

6

  Артём.

Иду на первую пару, еле переставляя ноги. Спать хочется неимоверно. Сегодня опять пришла в клуб целая толпа. Георг Янович какого-то известного диджея выступить пригласил, вот и набежала молодёжь как мухи на мёд.

Как обычно сел на последнюю парту и стал слушать лекцию. Блин, у этого Бергмана ещё и голос красивый, завораживающий такой. Я, честно, старался не закрывать глаза и вникать в смысл его речи, но видимо устал настолько, что положил голову на парту и уснул.

Разбудил меня звонок и топот ног. Потёр глаза руками, наблюдая, как однокурсники уходят. Беру сумку и плетусь следом.

— Кузнецов, задержись на минутку, — окликает преподаватель.

Пф, только этого не хватало. Пропускаю оставшихся ребят вперёд, подпирая плечом дверной косяк. Бергман подходит и прикрывает двери прямо перед моим носом.

— Артём, ты почему позволяешь себе спать на моих лекциях? — строго говорит он.

— Так вы сами виноваты, Эльмар Янович, — пожимаю плечами.

— Неужели? — он выгибает одну бровь.

— Ага, у вас красивый голос, прямо усыпляющий такой, — пытаюсь храбриться.

— Я оценил твою шутку, Артём, но я прекрасно понимаю, почему ты спишь на занятиях. Скажу брату, чтобы в ночь с воскресенья на понедельник отпускал тебя с работы на два часа пораньше, — хмурясь, говорит он.

— Я не нуждаюсь в вашей заботе. К тому же, что подумают другие студенты, которые в клубе пашут? — резко говорю я.

— Хорошо, будут отпускать всех студентов, — решительно заявляет он.

— Если вы не в курсе, то у нас почасовая оплата. Ни один дурак не согласится терять деньги.

— Ты нуждаешься в деньгах? Я могу тебе дать. Не отказывайся, Артём. Я просто хочу помочь, — он снова касается моей щеки пальцами.

Я резко одергиваю его руку и грубо цежу сквозь зубы:

— Хотите меня купить?! Не выйдет, Эльмар Янович! Я не проститутка!

Распахиваю дверь и быстро ухожу. Бергман даже не пытается меня остановить. Молча сверлит взглядом спину. Ещё бы, мы всё-таки в институте. Но каков гад, а?! Он что думает, я с ним за деньги спать буду?! И ведь понимать не хочет, что не нужен он мне ни с деньгами, ни без.

— Что от тебя Бергман хотел? — подходит ко мне Максим, с которым мы неплохо общаемся.

— Выговор сделал за то, что я у него на лекции уснул, — насупился я.

— Я слышал, у этого Эльмара характер тяжёлый. Моя сеструха на его фирме менеджером работает. Говорит, у них младшего брата называют "добрый Бергман", а старшего "злой Бергман". Может, ему жена не даёт, вот он и злой, — хохотнул приятель.

— С чего ты взял, что он женат? — искренне удивился я.

— Так кольцо обручальное на пальце. Теперь все девки вздыхают о том, что он занят. Хотя сеструха сказала, что не о какой жене не слышала. Типа они холостые оба. Я наших дур разубеждать не стал, а то некоторые из кожи вон ради него лезли, как будто рядом других парней нет.

— И правильно сделал, ибо нечего! — гневно бросил я.

Опа, чего это я вдруг? Ну, ходят за ним бабы табуном, мне-то что. А вообще я понимаю, почему он носит кольцо. Не хочет, чтобы на него студентки вешались. Ага, зато хочет соблазнить меня, гадский пи.… Так, не материться!

  Эльмар.

Был в моей жизни один парень, который за деньги готов был пятки лизать. Мы с ним быстро расстались, не повстречавшись и месяца. Не люблю таких людей. Я готов помогать любовнику материально, если он в какой-то момент нуждается в поддержке, но висеть у себя на шее не позволю. Артём категорически от денег отказался. Ещё и обозначил, что он не проститутка. Забавный малыш, дерзит, огрызается, а когда я попытался его приласкать - впал в панику. Как он тогда кричал: «Не раздевайте меня». Хм, у него явно какая-то фобия. Может поэтому он до сих пор девственник? Прикосновений он не боится, сам сказал. Тогда чего? Сейчас приеду домой и посмотрю в интернете все фобии, которые существуют. После лекций в офис не поехал, устал. Хочется отдохнуть и ни о чём не думать, но упрямый мальчишка всё равно лезет в голову.

Захожу в дом, меня встречает мой кот породы бомбей. Ему уже три года, он довольно крупный, весит шесть килограммов. Его отличительная черта — это чёрная блестящая шерсть. Кот вообще весь чёрный, даже нос. Красавец потерся об мои ноги, здороваясь. Я нагнулся и почесал его за ушком.

— Ну, привет, Вольдемар. Проголодался? Я тоже. Дай мне пару минут, переоденусь и приду на кухню.

Кот, как будто понимая меня, медленно засеменил на кухню. Вообще-то Вольдемар не любит чужих, даже когда брат приходит, старается спрятаться. А вот меня всегда встречает у порога. Вот так и живём вдвоём с котом. Любовников я никогда у себя поселиться не приглашал. Люблю одиночество. Хотя, если бы этим любовником был Артём, то я бы, пожалуй, изменил свою позицию. В субботу и в воскресенье я порывался идти в клуб. Хотелось его увидеть, заманить в кабинет и снова прикоснуться губами к шее. Может быть, последовать совету брата и применить гипноз. Артём бы даже не вспомнил то, что с ним происходило. Но в последний момент я всё равно сумел себя остановить и никуда не поехал. Вспомнил, что в выходные будет полно народа. Нервы снова натянутся как канаты, а вследствие этого никакого удовольствия не получишь. Мне нужно, чтобы мы остались наедине. Тогда бы я не торопясь подвёл его к той мысли, что он должен принадлежать только мне. Чёрт, кажется, я впервые влюбился. Георг будет в восторге. Уже сейчас слышу его смех: «Ну, братишка, ты даёшь!» Я и сам от себя не ожидал, если честно.

Я захожу на кухню. Вольдемар терпеливо сидит у своей миски. Достаю из холодильника его любимый паштет. Кот благодарно урчит, глядя, как я наполняю его миску. Себе, пожалуй, сделаю яичницу с молоком. Готовить что-то фундаментальное не хочется. Я не держу дома повара, всегда предпочитаю готовить сам. Кстати, умею это делать очень хорошо. В рестораны хожу тоже редко. В отличие от меня, брат нанял женщину, которая приходит три раза в неделю и готовит еду на пару дней. Днём братишка обедает в кафе неподалёку от офиса, и всегда подтрунивает над моей домашней едой в контейнерах. Пожалуй, на день рождения стоит себя побаловать и приготовить на ужин что-то вкусное. Правда, четырнадцатого числа будет праздник, который попал на пятницу. Хоть и не будет лекций, но придется тащиться в институт. В одиннадцать утра начнётся спектакль для спонсоров. Следом за ним будет дискотека и небольшой банкет для всех студентов и преподавателей. Декан сказал, что должны быть все. Но у меня есть маленькое преимущество, я могу сослаться на срочные дела на фирме и уйти.

  Артём

У брата сегодня выходной, а завтра он снова идёт на работу. Интересно, дома он сейчас или опять где-то бегает. В последнее время он ходит потерянный и злой. Открываю двери квартиры и слышу, как он разговаривает с кем-то по телефону:

— Да, писал заявку на кредит. Отказали? А по какой причине? Понятно.

— Так, что ещё за кредиты, Витя?! — влетаю я злым демоном на кухню.

— Хотел себе отдельный ноутбук купить, — буркнул он.

— Вить, я на экономическом учусь и прекрасно понимаю, что кредит на новый ноут можно прямо в магазине оформить. И потом, с твоей зарплатой легко дадут на недорогой, тысяч за тридцать. Кого ты хочешь надурить. Тебе ведь только что отказали, так?

— Курточку сними. Нечего на кухне уличной одеждой трясти, — строго сказал он, хмурясь.

— Вить, не переводи тему, — иду раздеваться.

— Не зуди, мелкий. Я во всём разберусь. После работы Коршун придёт. Нужно пожрать приготовить.

Снова захожу на кухню и вижу, как Виктор начинает чистить картошку. Да уж, только Стаса тут и не хватало. Потом в голове проскальзывает мысль, что обычно, когда брат дома, он к моему приходу что-то уже приготовит. А сейчас ничего ещё не сварено. Где он шлялся опять? Сердце снова забилось тревогой, но я понял, что от Вити ничего не добиться. Взял другой нож и молча стал помогать.

Поужинал в своей комнате, смотря фильм на ноутбуке. Брат с приятелем заперлись на кухне. Когда зашёл помыть тарелку, то увидел, как они пьют водку.

— Будешь с нами, мелкий? Мы тебе нальём. Тебе сейчас нажраться ой как не помешает, — осклабился Стас.

— Помолчи, Коршун! — рыкнул Витя.

— Как, ты ему ещё не сказал, какая дорогая у него попка? — парень развернулся на стуле, а потом погладил меня по заднице.

Я разворачиваюсь, а затем с силой бью рыжего по руке.

— Может быть, мне кто-то скажет, что происходит! — ору в голос.

— Кран закрой, счётчик крутится, — брат опрокидывает в себя спиртное. — Стас занял нам немного денег, завра покупаем тебе билет на поезд и ты уезжаешь в Ростов к бабушке.

Я плюхнулся на свободный стул, округлив глаза от изумления.

— Всё-таки ты вляпался по-крупному, да?! Ну, не будь ты сволочью, скажи честно! — заорал я.

— Миллион деревянных, или у меня заберут мою долю в квартире, если я деньги не найду, — понурив голову произнёс брат.

А ещё… — начал Стас.

— Никаких ещё, Стас! — перебил его брат громким криком, — Артём едет к бабушке. Это три дня пути на поезде, а потом ещё месяц там пересидит.

— Соображаешь, что говоришь?! Я никуда не поеду! Во-первых — учёба. А во-вторых — если я уеду, тебя на счётчик поставят и всю хату отберут. Жить где будем, умник!

Меня буквально трясло от понимания того, что брат проиграл целый миллион. Вот почему он так забегал. Наверное искал, какой банк кредит даст.

— Артём, прости меня. Я завязал, честно. Больше не буду играть. Даже в онлайн - казино никогда не зайду. Только ты должен уехать, пожалуйста. Я разберусь со всем этим дерьмом, а потом ты вернёшься. Или переведёшься в другой вуз, — заскулил Витя.

Опа, он впервые за долгое время назвал меня по имени. Значит, действительно попал по- крупному. Я стал размышлять, как ему помочь. Хотя, что я могу? У меня нет друзей олигархов. Неожиданно раздался телефонный звонок. Брат сверлил его взглядом, но трубку не брал.

— Иди к себе, — буркнул он мне и потянулся к телефону.

Я успел перехватить телефон и, включив вызов, нажал на громкую связь.

— Здравствуй, Витюша, — раздался в трубке незнакомый голос.

— Здравствуй, Андрей, — брат побледнел.

— Вить, ты про должок моему другу не забыл? Три дня осталось, чтобы денежку собрать. А ещё напоминаю тебе, так, на всякий случай. Если Артёмка из города исчезнет, тебе хана.

— Не вмешивай сюда моего брата, сука! — рыкнул Витя.

— Да?! А когда ты расписку на долг писал, думал о брате? А вообще, мы тебе дали очень широкий выбор оплаты долга. Ты отдаёшь нам миллион, квартиру или брата, — елейным голоском произнёс собеседник.

— Кто ты, и зачем я тебе нужен?! — зло произнёс я.

— Если хочешь знать, давай встретимся. Я позвоню завтра. У меня есть твой номер, Артём. Да, говорю теперь уже тебе, не вздумай свалить из города, пожалей братишкино здоровье.

— Я жду звонка, Андрей.

— Разумеется, — коротко бросил собеседник и отключился.

— Ничего не хочешь мне объяснить?! Причём тут я?! — заорал я бешено, почему-то каким-то противным фальцетом.

Подскочил со стула, а потом, взяв брата за грудки, начал трясти.

— Говори, сука, причём тут я?!

— Мелкий, тихо, сядь. Ему и так херово, — начал разнимать нас Коршун.

— Херово ему?! Да я ему щас рожу разобью, тогда хорошо будет!

Стас оттащил меня от брата и силой усадил на стул. Я увидел, как виновато смотрит на меня Виктор. Потом он тихо произносит, почти скулит:

— Они сказали, что если я бабок не найду за десять дней и не захочу свою долю в квартире переписывать, то должен отдать тебя. Типа есть чувак, которому ты понравился и от тебя ничего такого не требуется, только переспать с ним пару раз. За это они мне долг простят. Они заставили меня это в расписке указать.

— Ну, ты и гондон, братец! Получается, ты меня какому-то пидору в карты проиграл! Ах ты….

Я сложил на Виктора весь мат, который знал. Мама всегда говорила, что матерные слова портят карму. По-моему мою карму уже никто и ничто не испортит. А ещё я, кажется, знаю, кому он меня проиграл. Значит так, Эльмар Янович, не мытьём так катаньем?! Меня буквально трясло от злости. Ну, Бергман, ты и сука! Коршун сунул мне в руки стопку водки.

— Пей, Артём, тебе сейчас надо.

— Да пошли вы все! — рявкнул, отмахиваясь от него, и нечаянно опрокинул на себя спиртное.

Тут же помчался в ванну, снимать с себя вонючую одежду. Следом за мной примчался брат. Я быстро прикрылся рубашкой.

— Выйди, чего приперся, — проскулил нервно.

— Ты чего, брата родного стесняешься? Я просто извиниться хотел. Хотя какое тут извинение. Я всё, завязал. Клянусь, Артём. Ну, я не знаю, как так вышло. Ну, пожалуйста, прости меня.

Брат плюхнулся передо мной на колени и стал обнимать голые ноги. Было видно, что он уже изрядно пьян и действительно раскаивается, но у меня начиналась паника. Я стоял перед ним с голыми ногами и задыхался. Сердце бухало в груди как сумасшедшее. Это мой брат, ничего такого. Это просто мой брат. Неожиданно положение спас Стас. Он появился в ванной и быстро увёл Витю.

— Идём, Кузнечик, не видишь, парню плохо. Ты только это, глупостей не натвори, мелкий. Не запирайся, я прослежу, чтобы он не заходил больше. Помоешься, ложись отдыхать. Завтра по трезвому разберётесь.

Стас увёл брата, а я встал под горячий душ. Стоял долго, чтобы согреться, наплевав на счётчики. Нужно было срочно встретиться с Бергманом. Но как его найти? Может, спросить телефон у его брата? Ага, так он мне его и дал. Ладно, спрошу у этого Андрея, как найти Бергмана - старшего, а потом найду его и разобью морду в кровь.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям