0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 5. Идущий драконьими тропами (эл. книга) » Отрывок из книги «Империя Раздолья. Идущий драконьими тропами (#5)»

Отрывок из книги «Империя Раздолья. Идущий драконьими тропами (#5)»

Автор: Смолина Екатерина

Исключительными правами на произведение «Империя Раздолья. Идущий драконьими тропами (#5)» обладает автор — Смолина Екатерина . Copyright © Смолина Екатерина

Утро для императора было прекрасным! Аппетитные запахи витали в комнате, смежной с библиотекой, где он решил позавтракать с молоденькой фавориткой. Белокурая девушка, точнее, с этой ночи уже женщина, смущённо поглядывала на своего повелителя и пыталась поддерживать беседу. Миленькая и скромная, она радовала сердце императора. И пусть её родители согласились на этот союз исключительно вынужденно, Аннабет была чудо, как хороша собой.

Зайдя на днях, в гости на обед к знакомой знатной семье, по приглашению главы семейства, его величество не слишком обрадовался назойливому сватовству пожилого картёжника. Диармайд с улыбкой вспоминал, как бледнея от волнения в своей чистенькой, по-девичьи убранной комнатке, она дрожащими руками расстёгивала пуговички на платье. Папенька приказал, как выяснилось, а маменька молча удалилась в свои покои. Император, пожелавший пообщаться с предлагаемой девушкой наедине, был крайне удивлён такой покорности, но с интересом дождался, когда платье упадёт на пол. Если уж выпала возможность взглянуть на девичье тело потенциальной фаворитки сразу, то почему бы и нет?

А посмотреть было на что. Изящные ключицы, небольшие упругие холмики и родинка у пупка неожиданно оказались очень волнительны. А узкая талия и широкий таз не только говорили о красоте их обладательницы, но и о неплохих перспективах материнства. 

Император посмеялся над девчонкой: неужели они с папенькой и впрямь решили, что он, Лесск, с его фаворитками и наложницами, кинется на почти ребёнка голодным зверем? Но, подумав, в назидание Теане решил забрать Аннабет во дворец, и на своих условиях: папенька Анны должен в установленный срок заработать денег на выделенную ссуду, или их имущество арестуют за долги, а семья лишится титула. Папенька всегда трясся над своим имением, и уж тем более не желал терять титул. И уже через неделю заработал половину требуемой суммы.

Но Аннабет оказалась настолько мила и забавна, что его величество решил добиться девушки, как и положено порядочному мужчине: делал комплименты, ухаживал, выгуливал. Она сдалась даже слишком быстро, и на предложение папеньки вернуться домой, ответила отказом, чтобы в тот же вечер принять приглашение императора посетить его спальню.

Нежная, трепетная, податливая… Диармайд рассматривал новую любовницу, едва миновавшую детство, и вспоминал, как старался в эту ночь сдерживать свой драконий темперамент, а она трогательно смущалась и робко отвечала на взрослые поцелуи. Казалось, нежные чувства вновь поселились в мрачном сердце, разбитом когда-то другой. Конечно, ни рядовые наложницы, ни фаворитки, ни даже Теана или Аннабет не смогли бы заменить ему строптивой красавицы, с которой готов был проводить дни и ночи напролёт. Не потому, что Тайна шикарно выглядела, а потому, что влюбился без памяти в её смех и озорной нрав. И вспоминая о нескольких днях, когда он был по-настоящему счастлив, Диармайд и сам не заметил, как перестал улыбаться, глядя на Аннабет.

Есть вещи, которые время не лечит: предательство и неоправданные надежды.

— Я чем-то вас расстроила?

Император словно очнулся. Анна смотрела на него с виноватым взглядом, и это лишь испортило настроение окончательно. Тайна никогда бы не удостоила его подобным взглядом без серьёзного повода. И уж точно бы попыталась поддержать едким замечанием или смешной гримаской.

Задумчиво покачав головой, Диармайд со вздохом поднял руку, — знак, что трапеза окончена. Аппетит пропал, а девчонка могла поесть и в своих покоях. В любом случае, не было никакого удовольствия продолжать этот фарс.

— Иди к себе, — произнёс, потеряв интерес к новой фаворитке, вставая.

Аннабет покорно покинула комнату, не забыв о реверансе в знак почтения. И как только за ней закрылась дверь, в руке императора полыхнул огонь, — родная стихия, что давно бушевала в жилах!

— Да будь ты проклята, Тайна!.. — швырнул в камин боевой заряд.

Положенного взрыва не случилось лишь по одной причине: это было единственное место, способное выдержать подобные срывы. Для того и зачаровывал лично, ещё несколько лет назад…

В огромной личной библиотеке тихо. Только и слышны свои собственные мягкие шаги. Толстые древние фолианты, пергаменты и свитки разложены по своим местам, — отчим, так любящий порядок, мог гордиться своим воспитанником. И это был бы очередной постылый день, переполненный прошениями, доносами и казначейскими отчётами, если бы не Шархи. Дракон тактично постучался в распахнутую дверь кабинета рядом с библиотекой, но войти не посмел. Этот крепыш всегда чуял, когда начальство не в духе, и не настаивал на немедленной расправе.

— Пожар или переворот? — лениво вопросил Диармайд, отложив перо в сторону. — Или снова будешь канючить поручение в Весигар?

Будучи личным телохранителем и помощником императору, Шархи никогда не являлся без серьёзной необходимости, но всегда обретался где-то рядом.

— У тронного зала целая толпа послов, а в комнате Тадеша — он сам без чувств и стража. Ваше величество всё ещё желает предаваться унынию в одиночестве?

— Желаю, — приподнял император бровь. — Но не сейчас. Идёшь со мной.

Но уже спустя несколько минут после начала приятного завтрака под музыку струн в женских руках, во дворце начался переполох.

Съехавшиеся со всех земель знатные эрлы в нетерпении ожидали в приёмной зале, чтобы обсудить свои проблемы с императором и отчитаться за прошлый месяц. И дотошный обычно правитель, не терпящий опозданий, неожиданно сам впервые в жизни задерживал приём. Подданные были в замешательстве. То и дело слышалось «заболел», «казнит» и «не приведи Родан!..».

На деле же, в библиотеке уже час отчитывались бледные стражники, сменяя друг друга. Император был зол, и едва сдерживал себя, чтобы не стать неуправляемым чудовищем, — проклятый дар берсерка он в себе ненавидел! Но постепенно гнев сменили усталость и тревога, а значит и подданные могли облегчённо выдохнуть. Казнить никогда не поздно, верно? Сейчас нужно поработать головой, а для этого требовался холодный разум.

Диармайд в очередной раз поморщился, глядя на разбитую посуду, в которой совершенно неожиданно почувствовал едва уловимые нотки терпко-горького привкуса смерти, так хорошо знакомого с детства. Был бы человеком, давно бы лежал там же, среди осколков. Очень уж много охотников среди знати выискалось, что посчитали неугодным «сына бастарда и приблудной драккерийки», как отчитывались разведчики. Мать оберегала и утешала, как могла, а отчим лишь ласково улыбался, когда очередной подозрительный вельможа вдруг исчезал из дворца. Два раза принц едва не умер, мечась в горячке неделями. Лекари разводили руками, и даже всемогущий приёмный отец, архимаг льда, мало чем мог помочь, лишь облегчая на время страдания мальчика. К счастью, организм маленького драккери каждый раз оказывался сильнее яда.

И вот, спустя столько лет, когда, казалось бы, страсти поутихли, и молодой император постепенно находил отклик в сердцах подданных, верша справедливый суд…

Снова яд?!

Старик Тадеш, пробовавший еду перед подачей императору из года в год, оказался на удивление крепким. Когда он умер, Диармайд лично закрыл покойнику веки. И пусть император  спешил, как мог на помощь агонизирующему серидан, было слишком поздно. Нет прислуги преданнее короне, чем добровольно отдавшие себя в пожизненное услужение императорской семье избранные люди, ставшие серидан. Прежде чем получить это гордое звание, они проходили целые испытания и обучение, где давали магическую клятву верности, и  случае необходимости отдавали жизнь за своих хозяев.

Но как же жестоко выглядело сейчас исполнение клятвы!..  Пустые склянки, валяющиеся по всей комнате Тадеша, окровавленная ручка кровати: бедолагу рвало перед смертью, и он явно перепробовал все противоядия. В том числе и то, что должно было помочь. Пустая склянка с надписью в руке императора немного дрогнула, а по спине прошёлся холодок. А что, если и уже отведанного яда хватит, чтобы освободить трон империи?! Тадеш был человеком, хоть и целителем. Его способностей с лихвой хватало, чтобы одолеть даже самый сложный яд. Лучшего специалиста по ядам в империи просто не было!..

А теперь и нет.

Диармайд сжал кулак, потирая фамильный перстень Лессков на безымянном пальце. Что-то здесь было не так. Немного пахло гарью и… да нет, откуда здесь женские духи? Старика давно не интересовали женщины, а появляться здесь для убийцы было бы рискованно. Император присел на корточки, и тонкий, едва различимый аромат стал сильнее, но и запах гари немного усилился. Среди разбитых осколков и пятен Диармайд различил одну существенную деталь, которую пропустили Тени. Женское кольцо и впрямь с трудом выделялось на ковре, слившись с цветом его золотого рисунка под кроватью. Если бы не маленькая точка агата на золотом ободке, его ещё долго бы не нашли.

Кольцо не было примечательным: самая обычная безделушка, не стоящая серьёзных денег. Не для бедной деревенской девушки, конечно, но и дворцовые модницы таким бы побрезговали. Да и силы в нём не было ни капли, хоть и нередко именно агат использовался в качестве накопителя магического резерва…

От наблюдений отвлёк добавившийся запах озона и тонкий свист. Кто-то очень близко открыл телепорт. Прямо здесь, в комнате,  —  и это при том, что ни одна живая душа не может сюда проникнуть магически! Силёнок просто не хватит сломать печать архимага льда. Кроме разве что…

Очень быстро защёлкали натягивающиеся жилы арбалета, лязгнули мечи.

— Не стрелять! — торопливо приказал стражам.

Те повиновались, но держались наготове: руки на эфесах меча, опущенные, но не разряженные арбалеты.

Сияющая радужная арка быстро проявилась посреди комнаты Тадеша. А когда клубы тумана рассеялись, то и стражи заметно выдохнули. Молоденькая, красивая девушка с льдисто-голубыми глазами кинулась к императору, едва тот встал, и повисла у него на шее, не стесняясь присутствующих.

— Диар, я так испугалась!.. На Весигар напали, во Дворце Лесск поговаривают, что тебя едва не убили, папа устроил расследование…

Папа… Ей архимаг льда, Леонелль Теор Коин и впрямь был родным отцом. Ему же, наследному принцу империи в прошлом, и императору ныне, Леонелль был отчимом. О том, как это произошло, и можно ли было избежать трагической гибели старшего Лесска, не любили вспоминать оба. На кону стояла судьба империи и жизнь Диармайда. Жан Лесск прекрасно осознавал, на что идёт ради семьи и народа, да и Лео с трудом вернулся в мир живых.

Мать попросту бы не выдержала такого удара в одиночестве, слишком любила мужа, и Диармайд никогда не винил её в скором последующем замужестве. Когда теряешь единственного близкого человека, кто-то должен занять его место. Пусть и лучший друг погибшего.

— Как видишь, я жив, — с облегчением обнял сестру. — Идём ко мне в кабинет?..  —  сказал и обернулся к своим людям.  —  Все свободны до утреннего развода. Шархи!

— Да, мой повелитель.

— Собери драконов. Обыщите ещё раз каждый угол. Люди здесь слепы…

— Сделаю, — спокойно кивнул. И, выждав, когда в комнате не останется никого из стражи, осторожно спросил: — Эрл Лесск… Я могу рассчитывать на помощь генерала Дерраши? Он хоть и человек, но много лет служит во дворце, и его опыт пригодился бы здесь…

— Нет, Шархи. Тебе придётся рассчитывать только на себя. Старик Йонар не скоро появится во дворце, для него есть и другие задачи… — прервал речь. — Шархи!.. — окрикнул грозно.

Дракон нехотя отвёл вожделеющий взгляд от беловолосой красавицы с королевским венцом на лбу.

— Простите, мой повелитель. Немного устал.

Император тяжело вздохнул, хмурясь. Кто устал, так это он, а драконы уж куда выносливее и умнее. Маленькая ложь из уст Шархи прозвучала скорее как дипломатический шаг назад, и не была рассчитана на то, чтобы в неё поверили. Драккери прекрасно чувствуют ложь. Так же, как и сами драконы.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям