0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Икона на счастье » Отрывок из книги «Икона на счастье»

Отрывок из книги «Икона на счастье»

Автор: Форш Татьяна

Исключительными правами на произведение «Икона на счастье» обладает автор — Форш Татьяна . Copyright © Форш Татьяна

Федор не понял, как добрался до знакомого дома. Дверь оказалась запертой. Стукнув несколько раз, он подпрыгнул, подтянулся, ухватившись за забор, и заглянул во двор. Мелкая псина точно только этого и ждала. Выскочила из куста пиона и залилась звонким лаем.

Это оказалось на руку. Через несколько минут на крыльцо дома вышла Лена.

– Фу, Пушок! Нельзя! Ко мне!

Но наглая псина и ухом не повела. Напротив, не затыкаясь, она от злости принялась грызть покрышки, что окружали клумбу.

– Фу! Ко мне! – Девушка сбежала с крыльца и направилась к воротам, все еще не замечая Федора.

Он, рискуя охрипнуть, попытался перекричать мелкую псину:

– Привет, Лен! Это я!

Девушка вскинула голову, поискала глазами нарушителя спокойствия и, заметив того, зарделась. На миг остановилась и направилась дальше. Федор спрыгнул, и тут же загремел засов. Дверь отворилась, и показалось смущенное девичье лицо:

– Это ты?

– Я. – Федор расплылся в улыбке. – Спать не мог, есть не мог. Все о тебе думал. Не против, что я в гости заглянул?

Лена тоже смущенно улыбнулась:

– Не против...

– Кстати, твой отец дома? – Федор попутно вспомнил и о деле, что его сюда привело.

Девушка качнула головой:

– Нет. Он в город поехал. Будет позже...

– Можно, я зайду? – Федор не отводил от нее глаз. А девушка, наоборот, старалась на него не смотреть.

– Можно... – Она посторонилась, пропуская его во двор, закрыла дверь на засов и, цыкнув на тявкающую собаку, повела Федора за собой. – Чай будешь?

– Давай. – Федор оглядел просторную веранду, круглый стол и окружавшие его шесть стульев. У стены стоял диван, а на тумбочке примостился древний граммофон. Не то антураж, не то рабочий аппарат... – Как вчера? Сильно испугалась?

Девушка, не оборачиваясь, хлопотала у самовара и в ответ только пожала плечами. Федор выдохнул сквозь зубы. Надо как-то наладить с ней контакт... Сто процентов, она знает куда больше, чем все они, вместе взятые.

– Я, кажется, нашел сегодня тех, кто тебя обидел. Лица у них всмятку. Точно, они. И знакомы знаешь с кем? С Захаром-лесничим... Сегодня встречались...

При упоминании этого имени Лена вздрогнула и обернулась к нему:

– Какие у тебя с ним дела? Он нанял тебя следить за братом? Захаров страшный человек! Не связывайся с ним!

Опа!

Федор шагнул к ней:

– Что ты о нем знаешь?

Она мотнула головой:

– Ничего особенного. Он обычный сумасшедший, который ради мифического клада способен пойти на человеческие жертвы. Не верь ему! Нет никакого клада!

– Да я и не верю... только дневник... кажется, твоего предка, говорит сам за себя!

– Дневник? – Девушка подошла к нему так близко, что его ноздри уловили легкий цветочный запах ее тела и, глядя ему прямо в глаза, уточнила: – Генерала Русалова?

– Судя по всему... – Федор и сам не понял, как его руки обвили девичью талию и притянули к себе. – А что? Семейный раритет?

– Он был похищен много лет назад. Еще когда из нашего дома решили сделать местный Дом культуры. – Лена, кажется, даже не заметила его нечаянной ласки. Напротив, подалась вперед и торопливо заговорила: – Ты думаешь, найти этот клад так просто? Он проклят! Все, кто его искал, умирали! Не думай о нем! Уходи и забудь! Забудь и то, что прочитал в том дневнике!

– И тебя забыть?

– И меня... – Девушка приблизилась так, что он почувствовал тепло ее тела и легкое земляничное дыхание на его губах, но то, что произошло дальше, и вовсе заставило этот мир перевернуться с ног на голову.

Ее теплые губы на миг коснулись губ Федора, и мир перестал существовать.

«Она была очень близко. Непозволительно близко. Нос щекотал сладковатый запах жасмина, цветки которого запутались в ее прическе, делая девушку похожей на лесную нимфу, что по странной случайности оказалась среди людей.

Звучал вальс, но он, казалось, слышал лишь ее прерывистое дыхание и стук сердца. Сдерживать себя не было никаких сил, она была в его руках: нежная, хрупкая, воздушная. Глаза из прозрачно-голубых вдруг сделались темно-синими, и он каким-то шестым чувством понял, что напугал ее. Напугал свою нимфу. Хотел отстраниться и отпустить, но неожиданно она сама подалась навстречу. Ее рот призывно приоткрылся, и их губы встретились. Изящные тонкие руки обвили его шею, и свет вокруг померк.

Сначала робко и нежно, потом все настойчивее он целовал ее губы, не в силах оторваться, словно нашел в раскаленной пустыне живительный оазис. Она отвечала неуверенно, будто это был первый в ее жизни поцелуй.

Все закончилось неожиданно».

Все закончилось неожиданно...  Лена шагнула назад, торопливо вырываясь из кольца его рук, и, глядя на него во все глаза, испуганно выдохнула:

– Нет! Это неправильно! Так не должно быть!

– Что не должно быть? Что неправильно? – Федор почувствовал досаду. Словно поманили конфеткой и выставили вон.

– Хочешь узнать? Хорошо! – Она открыла дверь и скрылась в доме. Ее не было всего несколько минут, но для Федора это время показалось вечностью. И пока он решал, идти за ней или подождать здесь, Лена вышла с несколькими старыми папками и бросила их на стол. – Вот! Садись... – Кивнув на стул, Лена уселась к столу и принялась развязывать тесемки. На стол посыпались желтые фотографии. Ветхие листы бумаги. Письма. – Как твое полное имя?

Федор пожал плечами:

– Романов Федор Анатольевич. А что?

Лена криво усмехнулась. Поискала в кипе фотографий и вытянула одну:

– Вот. Никого не напоминает?

Федор притянул к себе желтый, иссеченный трещинками раритет. Это была фотография мужчи­ны, стоявшего у строящегося дома. Черт! Да это его фото!

Точнее, кого-то, очень похожего на него!

– Кто это? – Он посмотрел на нее.

– Мой предок. Романов Алексей Антонович.

– А я какое отношение имею к нему и к твоему роду?

– Не знаю. Может, ты его перерождение, а может, просто он твой двойник, однофамилец. Может быть, тоже предок?

– Предок? Сомневаюсь! Отец взял фамилию матери после того, как они поженились, а, насколько я знаю, мама приехала в Москву из Сибири. А это кто? – На глаза Федору попалась фотография-портрет девушки, и не просто девушки, а точной копии Лены, только с коротко остриженными волосами и в какой-то серой не то рясе, не то платье.

– А это Марья Силантьевна Русалова. Моя прабабушка.

– И что все это значит? – Федор посмотрел на нее.

– Это значит, что все повторяется. Никодим говорил, что ошибки предков исправляют их потомки, но этот шанс дается очень редко. Марья и Алексей полюбили друг друга, но из-за вины Русалова расстались. Я боюсь, что и у нас ничего не получится. Уезжай, Феденька! И забудь про клад и про меня!

– Эй? Не-не-не! – очнулся Федор, понимая, что еще чуть-чуть, и он окажется на улице. – Ни о ком я забывать не собираюсь! И клад найдем, и ошибки исправим! Хочешь, я тебя в Москву заберу?

– Хочу. – Лена прикусила губу, точно боялась разреветься: – Но все равно ничего не получится! Если ты не мой родственник, то тогда ты из рода, который никогда не примет мой род, род Русаловых!

– Так! Хватит говорить ерунду! – возмутился Федор. – Я вообще о тебе ничего не знал до этого лета! Но готов исправить все грехи моих и твоих предков, и не только предков. Лен, у меня квартира недалеко от Киевского вокзала. Поехали со мной?

– Ты меня совсем не знаешь! – В глазах девушки вдруг заплескалось вселенское горе. – А если я плохая? Очень плохая?

– Для меня ты – лучше всех! – Федор не удержался и снова притянул ее к себе. Девушка не вырывалась. Только смотрела на него с какой-то тоской и... надеж­дой. Ладно, раз уж сегодня вечер откровений...  – Скажи, а что ты делаешь в монастыре? Я видел тебя там вчера и сегодня! Ты там работаешь? Помогаешь Никодиму?

– Видел меня? – Лена отстранилась. – Я не была в монастыре больше года...

– Тогда почему я тебя там видел? – Федор улыбнулся, но девушка еще больше помрачнела, сглотнула колючий ком и выпалила:

– Это не я, это она! Ты видел призрак!

– Ну, началось! Какой, в баню, призрак? Ну, признайся, что это была ты!

– Раньше... да... когда еще Никодима не было... Но сейчас... меня действительно не было в мона­стыре ни вчера, ни позавчера! Клянусь! – Девуш­ка почти кричала.

– Ладно! Все! Чш-ш-ш... – Федор снова поймал ее в объятия и как маленькую начал успокаивать. – Не было, и не было. Призрак – значит, призрак.

– Ты мне не веришь! Я знаю, кто вчера был на пустыре! Это люди Захара! Они хотели, чтобы я запугала Никодима. У него больное сердце. И есть вероятность, что он может умереть от какого-либо потрясения. Захар хочет убить брата, чтобы получить доступ в подвалы монастыря! Чтобы снова приняться за поиски клада!

– Ага. Ладно. – Черт ногу сломает в их тонких отношениях! Что у них тут творится? – Только Захар мне сегодня признался, что ему действительно нужно для поисков клада. А именно: схема подвалов монастыря и церкви. А также всех потайных ходов! У тебя есть такой план?

Лена растерянно мотнула головой:

– Нет. Но я могу спросить у отца. Вдруг он что-то знает?

– Спроси. А если у него есть, пусть спрячет куда подальше! – Федор обнял ее за плечи и, глядя в глаза, обнадежил: – А вообще я фаталист. Если случилось так, что я здесь и ты здесь – значит, это кому-то надо! Может... для начала прогуляемся?

– Куда? – Лена, не отрывая от него взгляда, робко улыбнулась. Все ясно! Маленькая, испуганная местной мафией девчонка, которая, несмотря ни на что, верит в сказку со счастливым концом.

– Может, в клуб? Ты мне обещала, и отказа я не принимаю...

– Я только переоденусь!

Федор с улыбкой проводил ее взглядом, коснулся пальцами старых снимков. Внимательно изучил фото серьезного усача с генеральскими погонами, рядом с которым стоял двойник Леночки, затем фото молодого мужчины во фраке, довольно сильно напоминающего Захара-лесника, и еще одно фото своего двойника. Как же странно играет с ними время! Как причудливо тасуются карты судьбы...

Шагов он не услышал и оглянулся, только когда усталый голос произнес:

– А вы что тут, молодой человек, делаете?

Русальчиков! Черт! Как же не вовремя! Хотя что уж тут скрывать?

– Я Елену жду. У меня к ней очень важный разговор... – Федор сложил руки на груди и, заметив настороженный взгляд председателя, заговорил: – Вы в курсе, что на вашу дочь вчера было совершено нападение? И сделал это некто Захаров. Точнее, его головорезы. Они хотят использовать Лену, чтобы подобраться к Никодиму и кладу. Я здесь, чтобы это предотвратить!

– Что, простите? – Русальчиков устало опустился на стул. – Кто, простите?

– Я говорю, Захаров – лесник местный... – начал было Федор, но председатель его перебил:

– Вы кто такой, я спрашиваю?

– Я – Федор. Мы в монастыре работаем... – стушевался тот под пронзительным всезнающим взглядом.

– И что вам надо от Лены?

– Я защитить ее хочу! Я...

– Вы здесь чужой, Федя. Не совали бы вы нос в наши дела. Не по зубам они вам...

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям