0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Инифинт (эл. книга) » Отрывок из книги «Королевство двух сердец. Инифинт (#1)»

Отрывок из книги «Королевство двух сердец. Инифинт (#1)»

Автор: Ивашева Светлана

Исключительными правами на произведение «Королевство двух сердец. Инифинт (#1)» обладает автор — Ивашева Светлана . Copyright © Ивашева Светлана

Умари долго скакал по берегу Оуица. Столица осталась позади, вокруг раскинулись поля.

Он ощущал горечь, ревность и пронзительную тоску. Он ошибся, но в чём? Он не выполнил свою главную обязанность: не заметил и не предотвратил заговор против Её Величества, но внутреннее чутьё подсказывало ему, что причина его изгнания была в другом. В чём же?.. Ясно было одно — Ильчиэлла больше не хотела видеть его при дворе. Жизнь вдали от неё, без возможности служить ей, теряла смысл.

Он остановил коня и позволил тому напиться. Сам он стоял на берегу и смотрел вдаль… Кругом был вольный воздух, небо было затянуто тучами, вороной Король косил на хозяина глазом, спрашивая, долго ли им еще скакать. Потом конь отправился на луг, подкрепиться травой, а Умари присел у воды. Куда теперь лежит его путь? К мачехе и брату в деревню под Коразоном?.. Пить Раяре* с Матильдой и её сожителем и слушать жалобы Серго на жизнь?.. Или поехать во Фрилэнд, к сестре, посмотреть на маленького племянника, которого он ещё не видел? А потом? Наняться матросом на торговое судно? Положение в обществе — последнее, что интересует его в жизни. Море поможет ему забыть свою любовь, и свое прошлое, и начать всё сначала — если это возможно… И никаких заговоров, допросов, счастливых соперников… «А может, — вдруг робко спросил он себя, — пройдет время, и можно будет вернуться обратно?..» «Да перестань, — сердито одернул себя он. — Довольно об этом. Через каких-нибудь полгода о тебе во дворце никто и не вспомнит». Дремавшая гордость всколыхнулась в нём. «Любовь не сильнее меня», — сказал он себе и вдруг вздрогнул. Рассуждения о силе и слабости зачастую оказывались для него болезненны. Он подозвал Короля, забрался в седло и направился во Фрилэнд.

Через несколько миль, чтобы срезать путь, Умари свернул в небольшую рощу. Деревья там росли довольно редко: можно было свободно проехать на лошади. Чем глубже, тем гуще становился лес; наконец Умари спрыгнул на землю и повел коня в поводу. Видимо, он сбился с пути: лес не заканчивался. Он поднял глаза: небо было угрюмо тёмным, собиралась гроза. Сосны шумели. Король испуганно прижимал уши. На душе Умари появилась странная тревога. Он даже позабыл, куда направлялся. Смутное ожидание чего-то неизведанного вдруг охватило его.

Кроны деревьев склонились от сильного порыва ветра, и с неба полетели редкие белые горошины. Это был не то снег, не то град — небывалое для начала сентября явление. Белая крупа сыпалась все сильнее, ветер подхватывал её и кидал в лицо. Умари надел капюшон плаща и поплотнее закутался.

Тропинка, которой он шел, расширилась, превратилась в лесную дорогу. Умари решил, что наконец набрёл на верный путь, и хотел было вспрыгнуть в седло, но тут конь испуганно заржал и прянул назад.

— Что с тобой, Король? Спокойно! — проговорил Умари, крепко держа его за узду, но, когда разглядел то, что испугало коня, — дрогнул сам. Из-за облака снега к ним навстречу медленно направлялась человеческая фигура исполинского роста: вровень с могучими соснами. Силуэт был полупрозрачен: сквозь него было видно лес и дорогу, — размыто, как через мокрое стекло. Человек двигался навстречу изумленному Умари, словно живая гора. Он был стар и сед, имел густые брови, глубоко посаженные глаза, бороду ниже пояса, был одет в дорожный плащ. Умари замер и несколько секунд в оцепенении следил за движением гиганта.

Метель закончилась также неожиданно, как началась: крупицы снега таяли на мокрой дороге. Вдруг Умари словно прозрел: исполин исчез. Перед путником был пожилой незнакомец обычного роста: выше Умари едва ли на голову. Когда старик подошел совсем близко, Умари увидел, что плащ его вымок. Король успокоился и смирно стоял рядом с хозяином, время от времени пофыркивая и переступая с ноги на ногу.

— Здравствуй, путник, — сказал старик. Голос его был глух и спокоен.

— И вам здравствовать, — отвечал Умари в непонятном волнении.

— Я — Инифинт, — сказал старик.

Неужели вот так, запросто, Умари довелось встретить одного из Инифинтов — существ из потустороннего мира, иногда принимавших человеческий облик и бродивших по земным пустыням и лесам? Подобно зелёному лучу восхода, кудесники-Инифинты могли исполнить заветное желание любого человека, но счастливцы, встретившие их, были также редки, как те, кому повезло увидеть на заре зелёный луч. Да и не всякого встреченного Инифинты были готовы одарить благами. Горе было тому, кто показался им неугоден: в гневе Инифинты были страшнее урагана и могли во мгновение ока стереть несчастного с лица Земли. Умари читал об этом в детстве.

Он вежливо представился, понимая в душе, что особой нужды в том нет — Инифинты видели людей насквозь.

— Принимай мои поздравления, — сказал старик, — у тебя сегодня счастливый день.

— Почему? — спросил Умари, предчувствуя ответ.

— Потому что ты встретил меня, — отвечал Инифинт, — и я могу тебе помочь.

— Но ведь я не прошу помощи, — возразил Умари осторожно.

Старик усмехнулся.

— При встрече с всесильным нужно пользоваться расположением его духа, — заметил он. — А я сегодня в благодушном настроении. Я готов исполнить любое твое желание. Одно. Выбирай. Я могу всё, поэтому не ограничивай свою фантазию, но помни о последствиях. На размышление у тебя пять минут.

Умари знал, что это правда — Инифинт мог исполнить любое желание, как-то: воскресить мертвого, остановить Землю, отправить в будущее, сделать пожелавшего Властелином мира… Он читал, что один из тех, кого Инифинт «осчастливил», загадал «желание желаний» — захотел, чтобы любое его желание исполнялось. Инифинт, смеясь в душе, выполнил и такую просьбу. Продержался счастливец недолго… Богатство, почёт, развлечения текли к нему, как из рога изобилия, и тут же приедались; брошенным неаккуратно словом он убивал — и потом со слезами воскрешал — любимых и друзей, которые после этого отказывались его знать… Кончил он тем, что опрометчиво пожелал провалиться в преисподнюю, не догадавшись, что может сам отменить свое проклятие…

Вихрь мыслей пронесся в голове Умари. Он представил рядом с собою Ильчиэллу: не во дворце, а на прохладном и безлюдном берегу озера… но тут же отказался от этой мысли. Сковать своей волей свободу её выбора Умари не мог себе позволить. Тогда что пожелать? Вернуть Серго расположение его возлюбленной? Зная вялого, вечно ноющего Серго, Умари в чём-то понимал дочку мельника, которая предпочла брату ученого сына аптекаря… У Наоми и так все было хорошо: здоровый сын и прекрасный муж. Сделать, чтобы мачеха бросила пить? — Раяре сведёт её в могилу. Но она умрёт тогда со скуки!..

Самому Умари могущество Инифинта было ни к чему. Деньги, слава, власть… — если бы он нуждался в этом, то добился бы без посторонней помощи. Одного он не мог сделать сам: стереть из сердца позор, разделивший жизнь на две части: до того, как он стал предателем, и после. Переход с белой клетки на чёрную на шахматной доске. Шаг из света в темноту. И дороги назад не было.

И тут Умари вспомнил, что еще тогда, в крепости, тщетно просил Небеса, чтобы роковые слова стали непроизнесёнными…

Даже пяти минут на размышление ему не понадобилось. Он быстро сказал:

— Я хочу вернуться в прошлое. В крепость Ашкерот — в тот момент, когда я ещё никого не предал.

Старик посмотрел на Умари с большим интересом.

— Однако, желание у тебя странное. Ты снова хочешь попасть в лапы палачам? Зачем?! Ведь никто не пострадал тогда от твоего предательства.

— Я должен вернуть себе самоуважение, — сказал Умари. — Раз у меня есть такой шанс.

— А ты уверен, что на этот раз ты сможешь все это выдержать? — полюбопытствовал Инифинт.

— Должен, если не забуду того, что чувствовал потом.

— Учти — ты можешь погибнуть!

— Honesta mors turpi vita potior*… — пробормотал Умари — по латыни, потому что на родном языке фраза показалась ему чересчур пафосной.

(Прим. *«Honesta mors turpi vita potior» (лат.) —«Лучше умереть стоя, чем жить на коленях». Дословно «честная смерть лучше позорной жизни». Приписывается римскому историку Тациту.)

 — Ну, что ж… Хорошо, — задумчиво сказал старик и вдруг исчез в одно мгновение, словно испарился в воздухе. Умари окружали стены подземелья крепости Ашкерот. Горел огонь в печи. Страшный бородач щипцами держал раскалённый кусок металла…

— Какова численность королевского войска? — спросил полковник.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям