0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Истории о любви... и немножко о чуде » Отрывок из книги «Истории о любви... и немножко о чуде»

Истории о любви... и немножко о чуде от автора Котянова Наталия

Автор: Котянова Наталия

Исключительными правами на произведение «Истории о любви... и немножко о чуде» обладает автор — Котянова Наталия Copyright © Котянова Наталия

История первая. «Перо радужной птицы»

 Этот день был ровно таким же, как и все другие. Нет, даже хуже. Вчера хоть солнышко проглядывало, а сегодня – питерская классика: холодный ветер, морось с переходом в полноценный дождь и обратно, в общем, серость. Над головой, под ногами, вокруг... внутри...

Семнадцатое апреля. Воскресенье. Полвосьмого утра.

Ника хмуро рассматривала собственное отражение в зеркале и увиденное никак не способствовало повышению и без того мерзкого настроения. Да и каким оно ещё может быть, когда соседи снизу часов до трёх бурно что-то праздновали, а потом также бурно и вдохновенно выясняли отношения – с криками, матом и прочими обязательными атрибутами вроде «дежурного бодания батареи». Что это было на самом деле – неизвестно, но по звуку напоминало именно этот вдумчивый процесс... А уже с утра, ровно в семь, сосед справа, банально прозванный дятлом за горячую многолетнюю любовь к ремонту, весело заработал – нет, не молотком. На этот раз сразу дрелью! Правда, здорово?!.. Сверлёж длился минут десять и затих, вероятно, до следующего утра, но сон уже ушёл бесповоротно. Пришлось вставать...

И вот Ника стоит и пялится на себя-нелюбимую, и от этого унылого зрелища хочется плакать и выть. Но она не будет, она обещала себе, что хотя бы сегодня не станет «причитать над судьбинушкой» или заниматься самоедством. Только не сегодня. Завтра... или когда-нибудь потом...

Ника вздохнула, скривилась и показала своему отражению язык. Итак, раз уж побудка была ранняя, есть время как следует привести себя в порядок. И неважно, что не для кого. Для себя. Хотя бы убрать эти жуткие синяки под глазами. Значит, масочку, а ещё ванну с какой-нибудь вкусной пенкой, волосы тоже можно чем-нибудь намазать... Так, потом – завтрак, побольше кофе, и, кстати, заныканную коробку конфет достать (только бы всю не слопать за раз), потом... что ещё? А всё. Точнее, почти всё. Обед, ну или ужин, как получится, к нему – купленный вчера маленький тортик и бутылка сухого вина. За здоровье именинницы! Дальше только книжка-телевизор – и спать. Вот такая «сложная» культурная программа. Ещё и на работе завтра врать придётся, что день рождения прошёл здорово, весело, что друзья подарили ей, к примеру, годовой абонемент в какой-нибудь хороший фитнес клуб и огромного медведя, и что с ним делать, а Ванька... Что, интересно, мог бы подарить этот жмот? Коробочку от кольца? Может, и к лучшему, что они разругались... или это он специально подгадал? А что, вполне на него похоже. Это она, глупая, на 23 февраля прочесала весь «Рив Гош» вдоль и поперёк и купила ему потрясающую туалетную воду, а господин Манюшкин, в свою очередь, осчастливил её на 8 марта коробкой конфет, явно подаренной ему кем-то из благодарных пациентов. Он сам жаловался, что заколебали его уже этими конфетами, не любит он их, вот другое дело коньяк хороший! Коньяк дарили редко, и, видимо, из-за этого за год отношений Нике его не предложили ни разу. Зато конфеты – чуть не каждую неделю. Ради восьмого марта – большая коробка, по заверению Ваньки, дорогущая, а по факту так вообще просроченная. Неаппетитный белый налёт, треснувшая глазурь... фу. Может, там уже червяки завелись.

Тогда Ника скандалить не стала, но в душе обиделась. Нельзя же так, в конце концов! Неужели он её настолько не уважает, не ценит?! Она же не требует шуб-бриллиантов, но ведь можно было хоть букетик какой занюханный принести!

В общем, эти отношения принесли Нике только очередное снижение самооценки, и она была даже рада, когда Манюшкин намекнул на расстаться. Тут же сгребла его вещи и выставила, попутно высказав всё, что накипело. Ванька так искренне удивился... Что ж, она освободилась от этого жлоба, и слава Богу! Найдёт себе кого-нибудь получше. Вот только на день рождения конфеты пришлось покупать самой... И подарок – красивые тёмно-красные туфли, она на них давно облизывалась. И вино, которое она выпьет сегодня в гордом одиночестве.

После ванны и завтрака отражение в зеркале встретило Нику более благосклонно. Всё-таки, как ни крути, с типажом ей повезло. До сих пор называют «девушка», хотя ей уже тридцать два. Тьфу, теперь тридцать три... «Маленькая собачка – до старости щенок» - это про неё. Мелкая, худая, с задорной косой чёлкой и несколькими разноцветными прядями в тёмных волосах до плеч, в повседневной жизни Ника предпочитала спортивный «тинэйджерский» стиль, благо на работе нет строгого дресс-кода. Если ещё капюшон от толстовки накинет, даже за мальчишку принимают, как-то попытались из алкогольного отдела выгнать, пристыдив... Ха, паспорт-то у неё всегда с собой, обломитесь! Да и на мордочку она довольно симпатичная, морщин вроде и нет пока, ну так, у глаз только... И сами глазки красивые, тёмно-серые, «цвета мокрого асфальта», ресницы чёрные, длинные, правда, прямые как палки, их даже и не накрасить толком, тушь быстро осыпается. А в целом – ничего, жить можно. Вот только... Ха-ха, сегодня в очередной раз ожидается «любимый» вопрос от любимой иногородней родни: «Вероника, девочка, как ты... ээ... замуж не вышла? Нет? Ну... ээ... желаем, чтобы в этом году... обязательно... тот, кто оценит такую замечательную... ... ...» Ничего, не впервой, переживём!

Хуже было другое. С Ванькой она рассталась, так что мужчин сегодня точно не предвидится. Да и подружек, к сожалению, тоже. Это в прошлом году они устроили классный девичник, а сейчас Наташка месяц как родила второго, никак не вырваться, а Надька, хрюшка такая, со своим благоверным сейчас по Праге разгуливает. Плановый отпуск, видите ли... Завтра на работе Ника, конечно, проставится, попьют с народом чайку в обед, получит «неожиданный» коллективный презент – подарочную карту того же «Рив Гоша», но коллеги – это не друзья. Никакой душевности, а чтобы не жалели притворно, ещё и врать придётся. Как обычно. «Всё прекрасно, хвост пистолетом!»

Во избежание дальнейшего самонакручивания Ника быстро влезла в джинсы и выскочила из дома, в последний момент вспомнив про зонт. Лучше прогуляться, чем дома торчать. А то и в Центр съездить. Может, в музей какой зайти, отметить культурно, так сказать? Или хоть по Невскому пошататься, шмотки какие-нибудь померить – тоже вариант. Или...

 

Сначала Ника всё же решила посетить Эрмитаж. Время ещё довольно раннее, авось народу поменьше будет. Ага, держи карман! Ещё издалека она узрела кучу экскурсионных автобусов и длинный извивающийся человеческий «хвост» перед входом. Стоять как минимум час, а то и все два, мёрзнуть... да ну. И Ника решительно прошла мимо. Дворцовый мост, Стрелка, постояла, глядя на Неву... Потом одна за другой стали подваливать группы молодожёнов, место-то «классическое» для фоток. Одна невеста, несмотря на платье и прочие ухищрения, казалась настолько страшненькой (при вполне нормальном женихе), что Ника с досады аж скривилась. Если даже эта смогла, она-то, блин, чем хуже?? Не то, чтобы девушка дико стремилась замуж, всё равно за кого, лишь бы позвали, но хоть познакомиться с каким-нибудь симпатичным мужчиной хотелось. Только где его взять? Подруги уже спрошены-переспрошены, на работе коллектив в основном женский... Интернет? Страшно, мало ли кто попадётся. Не на дискотеку же идти, там ведь совсем «детишки»...

Ника облокотилась о парапет и бросила последний взгляд на «открыточную» панораму. Красиво. Величественно. Масштабно. И – совершенно бездушно. Кому есть дело до маленьких песчинок-людишек, до их надежд и чаяний, ведь их жизни так коротки по сравнению с этой гордой красотой?.. Всё правильно. И так больно...

Откинуть голову, подставив дождю лицо, прошептать кому-то там, наверху, глупую просьбу: «хочу быть счастливой. хочу смысла. помоги...», а потом побежать к остановке, подскальзываясь на размокшей траве, шмыгая носом, но упрямо запретив себе реветь.

Дождь усилился. Транспорт почему-то словно вымер, идти пешком уже не хотелось... Ника вспомнила, что тут рядом находится любимый музей её детства – зоологический, и решила от нечего делать зайти туда. Вспомнить молодость, дождик переждать... а что, чем не замена Эрмитажу?

Визит затянулся часа на два. Ника ходила, с интересом пялилась на зверюшек, попутно наблюдая за восторженными детками. Некоторые аж пищали от очередного пушистого экспоната и требовали у родителей срочно достать им такого же. Один мальчик вообще кита попросил. Флегматичный папа отозвался, что размер их ванны не позволяет. Над альтернативой – рыбками в аквариуме – сынок задумался надолго...

Решив возвращаться, Ника витрины с птицами проходила уже более бодро, почти без остановок. И в результате красиво спикировала на пол, когда внезапно развязался шнурок на кроссовке. Тьфу ты, ну вот точно «тридцать три несчастья»! Только что же смотрела, всё было в порядке! Завязывая шнурок, Ника с иронией подумала, что с сегодняшнего дня начинается, похоже, самый «удачный» её год. Раз такое шикарное сочетание: тридцать три года и тридцать три несчастья, её давняя кликуха. И нет, чтобы она была какой-то особенно неуклюжей или откровенно неудачливой, но «мелочи жизни» неизбежно и периодически преследовали её с самого детства. Вечные падения на ровном месте, то сосулька с крыши чуть не убила, то мальчик в садике стукнул, да так, что шрам на лбу остался, руку два раза ломала, не считая пальцев по отдельности, а так же многочисленных вывихов и растяжений. И собака соседская её покусала, и лифты её категорически не любят... Короче, тридцать три несчастья и есть. Ну что тут сделаешь? Видать, карма такая.

Ника разогнулась, ещё раз придирчиво осмотрела обувь и вдруг заметила рядом с ногой яркое пёрышко. Подняла, поднесла к лицу – и невольно присвистнула. И откуда оно, интересно, здесь взялось? Только что не было, она бы заметила. Не такое уж и маленькое, с ладонь, по форме – как огонёк свечи, и такое же сияющее. Правда-правда, неужели такие бывают у настоящих птиц?? Ну, не у настоящих, наверное, от чучела какого-нибудь... Ника помнила, что самое яркое оперение бывает у попугаев, но у них вроде бы обычно преобладает какой-нибудь один цвет. Или два-три, как максимум (кажется)...  Но не семь! А тут прямо полная радуга: ободок красный, потом оранжевая полоса, потом жёлтая... И так далее, вплоть до узкого фиолетового центра. «Каждый охотник желает знать...» Красотища какая!

Мимо прошлёпала старушка-смотрительница, и Ника машинально спрятала находку за спину. Она заберёт перо себе! В подарок. А что? Это не может быть экспонат, таких птиц вообще не существует. Наверное, кто-то потерял сувенирное, крашеное, правда, она раньше не видела таких сияющих красок... Всё. Совесть долой, перо – в рюкзак, ножки – на выход. Девочка Ника получила сегодня в подарок перо Жар-птицы. Точно, как в сказке. Ура-ура!

Ника снова вышла под дождь, но в уже более приподнятом настроении. Быстро доехала до дома, разобралась со звонками родственников и знакомых и накрыла праздничный стол для «дорогой именинницы». Хороший кусок мяса, салатик, тортик, вино. Даже подсвечник со свечами поставила. «Поиграем в ресторан». Вполне неплохо посидела, кстати. По телевизору как раз показывали хороший старый фильм, потом начался КВН... Даже поржала.

Спасть Ника легла довольно поздно и вполне умиротворённая. Что ж, и в тридцать три года жить можно! Выключая бра, в последний раз полюбовалась на своё «подаренное» пёрышко. Оно стояло теперь рядом с диваном - в красивой вазочке, словно какой-то неведомый цветок. И даже в темноте, казалось, слегка мерцало золотистым светом. Нет, показалось...

 

 

Проснулась Ника не от будильника, а от воющей под окнами сирены. Глянула на часы – около шести. Вот каким придуркам неймётся?! Она натянула одеяло на голову и попыталась снова заснуть, но где там! Сирена продолжала надрываться, на площадке перед домом началась какая-то нездоровая суета, захлопали соседские двери... Что-то случилось?

Ника влезла в тапки, накинула халат и подошла сначала к окну. Ого! Прямо у её подъезда стоит большая красная пожарная машина, ещё одна, с лестницей, чуть дальше. Кто горит?? Высунулась по пояс в окно, пытаясь в предрассветных сумерках разглядеть, есть ли дым и, если есть, то откуда.

Дым был. Не особенно сильный, но вонючий, он шёл с последнего этажа и, к счастью, не в сторону Никиной квартиры. Между тем кто-то из пожарных по громкоговорителю велел жильцам временно покинуть дом.

- Ага, бегу и тапочки теряю! – усмехнулась Ника и пошла в ванную умываться. Пожар вроде далеко, ей-то чего бегать?

Уже на кухне Ника обнаружила, что свет не включается, электрочайник тоже, даже плиту газовую и ту отключили, изверги. Даже не поесть теперь... Ну, вообще-то они всё правильно сделали, перестраховавшись, но... Торт, что ли, доесть всухомятку?

Размышления прервал стук в дверь. Девушка на цыпочках прокралась к глазку и едва различила впотьмах массивную фигуру соседки бабы Зои.

- Вероника, ты спишь али што? Вставай давай!

Она вновь забарабанила в дверь, и Нике ничего не оставалось, как открыть.

- Баб Зой, а что...

- То! Пожар у вас в подъезде! – тут же наехал на неё стоявший рядом со старушкой пожилой пожарник. – Быстро одевайся и марш на улицу! Умные все тоже, попрятались по квартирам, а случись что, на нас свалят... – ворчал он, отходя. – Через пять минут не будешь внизу, дверь сломаем, имеем право!

- Не сердись, он дело говорит, - подтвердила баба Зоя. – Я уже сейчас пойду, лифт-то тоже отключили... Догоняй!

Ника со вздохом кивнула и побежала одеваться. Захватила на всякий случай документы, заначку и пакет с остатками торта, ложкой и бутылкой воды. На сколько их выгоняют-то?

 

Жильцы подъезда столпились на детской площадке и оккупировали все окрестные скамейки. Эх, надо было со складным стулом выйти! Все с любопытством глазели на пожар. Из разговоров выяснилось, что горела квартира, чьи хозяева были сейчас в отпуске. Не иначе, проводка... Вот будет сюрприз горемыкам! Вроде бы чуть не целая комната выгорела, к тому же недавно отремонтированная. Вот-вот, из-за них, «ремонтничков», наверное, и загорелось, сделали небось, как обычно, шиворот-навыворот, что-то подключили через одно место – и вот результат...

Нике слушать досужие измышления быстро надоело, и она отошла вглубь двора, в гордом одиночестве устроившись на детской карусельке. Уж её-то выдержит! Раскрыла торт и неспеша принялась за еду, изредка прихлёбывая из бутылки. Эх, если бы вместо воды был горячий кофе! Но и так жить можно...

«Странно, что пожар случился не у меня, тьфу-тьфу-тьфу! – думала Ника. – С началом такого «удачного» года я бы не удивилась... Надо приучиться рубильник перед уходом выключать, что ли. Ой, а холодильник тогда как?»

От размышлений девушку отвлекло вежливое покашливание. Она обернулась и увидела девочку лет семи, в яркой пятнистой курточке и розовом беретике. Взгляд ребёнка невольно задержался на оставшемся куске торта.

- Здравствуйте.

- Здравствуй. Ты разве из нашего подъезда? Твои родители тоже...

Девочка качнула головой, не отрывая глаз от злосчастного торта, и Ника не выдержала.

- Хочешь?

- Ага.

- Ну, садись тогда рядом. Ложку я сейчас сполосну...

Под удивлённым взглядом Ники девочка в минуту расправилась с угощением и даже облизала ложку. Мало ей, что ли?

- Спасибо, вы добрая тётя.

- Ну... вообще-то не всегда. А ты сама-то откуда? Как тебя зовут? И родители твои где?

Девочка беззаботно пожала плечами.

- Родители далеко. Работают волонтёрами. Я сейчас сама по себе. Не волнуйтесь, я привыкла.

- Ты одна живёшь?? – обалдела Ника. – Но так не бывает! Тебе положен или опекун или... мм...

- Детский дом? Меня туда не заберут, смысла нет. Я вполне себе хорошо живу, не думайте. В школу пока не хожу, по хозяйству справляюсь, за квартиру у нас вперёд заплачено... Так что всё нормально.

«Ничего себе «нормально»! – потрясённо подумала Ника. – Да я в девятнадцать одна осталась и сначала вообще ничего не понимала, как жить и на что. А эта козявка... Нет, это какой-то розыгрыш. Надо побыстрее найти её родителей и...»

- Не верите, - понимающе сощурилась девочка. – Ну, как хотите. Побежите в ювенальный суд докладывать? Зря. У нас документы в порядке.

Ника вернула назад отпавшую челюсть. Так... ладно. Будем считать, поверили.

- Тебя проводить до дома? Ты далеко живёшь?

- Неа, в соседнем дворе. А вас как зовут?

- Вероника. Или Ника, так короче.

Девочка склонила голову набок и смерила её внимательным, каким-то недетским взглядом.

- А, можно, я буду звать тебя Верой? И на «ты», ты же ещё молодая?

Нике оставалось лишь принуждённо рассмеяться и кивнуть.

- А меня Лада зовут.

- Хорошее имя.

- Ага, и мне нравится.

- Ну что, пойдём?

Лада мотнула головой и улыбнулась, демонстрируя две дырки от выпавших молочных зубов.

- Хочу ещё на пожар посмотреть. Жалко, что никого лестницей не снимали, но тоже интересно...

- А не замёрзнешь?

- Неа. Если что, попрыгаю!

Лада соскочила с карусели и запрыгала поочерёдно то на одной, то на другой ноге, то на двух вместе.

- Иди сюда, погреешься!

Ника оглянулась в поисках зрителей, таковых не обнаружила и с радостью присоединилась к девочке. Честно говоря, от долгого сидения у неё уже начали подмерзать руки и пятая точка.

Шёл козёл по лесу,

Нашёл себе принцессу.

Давай, козёл, попрыгаем

И ножками подрыгаем!

Вот так и вот так!

А дальше я забыла как...

Ника расхохоталась и, схватив ребёнка за руки, запрыгала с удвоенной энергией. Как это здорово, оказывается!

Они стояли, пытаясь отдышаться, когда над площадкой прозвучала команда возвращаться в квартиры. Наконец-то!

- А можно, я с тобой пойду? – бесхитростно поинтересовалась Лада, и у девушки язык не повернулся ответить «нет». О, может, она есть хочет? Тогда можно предложить...

Размышления на тему еды заняли весь путь до пятого этажа – у лифтов столпилось слишком много желающих с «верхотуры». Ника открыла входную дверь... И невольно выдала непечатное слово. Испуганно оглянулась на невозмутимую девочку, махнула рукой и зашла. Тридцать три несчастья, «и снова здравствуйте!»

Несмотря на то, что горело на девятом этаже, причём казалось, что вообще с другой стороны, Никина однушка сполна ощутила на себе все прелести «проливки». Влажный пол в прихожей и на кухне, а в комнате вообще «красота»: потемневшие разводы на обоях, залитый ковёр, капающая с потолка вода... Ника взвыла и забегала с вёдрами-тряпками, временно забыв про свою гостью. Та, впрочем, как-то умудрилась высушить пол на кухне, правда, использовала вместо половой тряпки чистое полотенце. И с чувством выполненного долга села наворачивать вчерашнее оливье, запивая его соком.

Спустя час-полтора до кухни добралась и Ника. Устало плюхнулась на соседнюю табуретку и с благодарностью приняла стакан с оставшимся соком.

- Кошмар...

- Будешь жить, как царевна-лягушка, в болоте, - посочувствовала Лада. – А, может, тебя твой Иван-царевич спасёт?

Ника невольно вспомнила Ваньку и засмеялась. Если бы они не расстались, он и то вряд ли пустил бы её к себе так надолго (на неделю). И с ремонтом бы не помог... А ещё мужик... Эх, ладно.

- Я сама себе Иван-царевич. Сама себя спасу, сама себе спасибо скажу. И ещё один тортик куплю, в качестве компенсации.

- А мне дашь?

- Дам, конечно. Ты какой больше любишь – шоколадный, с орешками, со сгущёнкой?

- Все! – радостно выпалил ребёнок, и Ника в очередной раз улыбнулась. Как мало нам в детстве для счастья надо...

- Ну что, давай-ка я тебя всё же провожу и продолжу тут красоту наводить, - предложила она. – На работу я уже позвонила, что не приду... О! Значит, ещё один целый тортик у нас с тобой есть! А вечером я свежий куплю...

Лада задумчиво погладила себя по животу и несколько секунд раздумывала, а потом выдала:

- Хорошая девочка Лада выручит хорошую девочку Веру! Давай бери тортик и всё вкусное, и вещи – и пошли ко мне жить!

- Ээ...

А что тут ещё скажешь?

Пока Ника пребывала в растерянности, девочка полезла в холодильник и стала шустро метать на стол вкусные, по её мнению, продукты: торт, яблоки, ветку винограда, полпалки копчёной колбасы... Суп, яйца и варёная картошка остались ею проигнорированы, зато вытащена и деловито осмотрена ополовиненная вчера бутылка красного вина.

- Это берём?

Ника не выдержала и заржала.

- Нет-нет, это кака!

- Сама ты кака, как будто я не знаю, что это крымский «сухарь»... Ну ладно, не хочешь – не возьмём.

Ника медленно нашарила на полу свою челюсть, подняла, подула, с лязгом приставила на место... Нет, ну ничего себе дети пошли, а?! Точнее, дети не при чём, тут явно блудные родители постарались. Блин, найти и стукнуть идиотов!

Девушка и сама не заметила, как машинально включилась в процесс сборов, и очнулась только перед входной дверью. На спине – рюкзак, в каждой руке по пакету. Лада важно прижимает к себе её рабочую сумку с документами.

- Вер, ну ты чего застряла?

- Я... как бы... разве это нормально? Тебя ругать-то не будут? Приведёшь какую-то незнакомую тётку...

Лада снисходительно усмехнулась.

- Во-первых, уже знакомую, во-вторых, ты не тётка, а в-третьих – хорошая, я это сразу поняла. А родители только обрадуются, что за мной кто-то присмотрит. Ты ведь присмотришь?

- Ну... я вообще-то работаю.

- Так после работы. Или попроси отпуск на несколько дней, тебя же залили...

- Э... ну, можно попробовать, - с сомнением ответила Ника. Блин, какой умный ребёнок! – Слушай, скажу тебе честно. Я не совсем понимаю, что значит «присматривать» и как вообще общаться с детьми. Своих-то у меня нет... Научишь?

- О'кей! – важно кивнула Лада и потянула её за рукав. – Пойдём, чего в дверях стоять!

 

И они пошли. Шли-шли и зашли в соседний двор. В Никином детстве там находился школьный стадион, плавно переходящий в пустырь, а несколько лет назад его застроили, и теперь здесь возвышается красивая современная высотка комфорт-класса. Подземный паркинг, охрана, крутая закрытая детская площадка... Каково же было изумление девушки, когда Лада уверенно направилась именно к этому дому! Достала ключи, спокойно прошла мимо усатого консьержа, бросив на ходу:

- Дядь Ген, а ко мне тётя приехала. Тётя Вера, правда, красивая?

- Правда-правда!

Они поднялись на семнадцатый этаж. Новый неисписанный лифт с зеркалом во всю стену, просторные общие коридоры, ни мусора, ни битых лампочек... Лепота!

У самой двери квартиры номер триста восемь у одного из пакетов порвались ручки. Хлоп! – и по полу покатились яблоки с апельсинами, а всё же взятая Никой варёная картошка походу превратилась в пюре.

- Вот, блин, как всегда!

Пока Лада открывала дверь, Ника гонялась по всему коридору за сбежавшими фруктами и набивала ими карманы, куда их ещё девать? Последнее яблоко откатилось к висящему на стене мощному горному велосипеду, она его еле увидела. Врёшь, не уйдёшь! Наклонилась, сцапала, а в следующую секунду почувствовала нехилый удар дверью по пятой точке и чуть не поцеловалась с колесом. Ну, и какой дурак?!

- Хочешь украсть моего Монстра?

Ника кое-как выпрямилась и резко развернулась, готовая начать боевые действия.

На неё с недоумением пялился высокий рыжий парень в майке, шортах и домашних шлёпанцах.

- О, а ты кто?

Ника чуть не сказала «конь в пальто». Сам он «конь».

- Злая кошка! Монстры меня не интересуют в принципе, тем более такие невежи. Стукнул девушку и рад!

На всякий случай обогнув соседа по широкой дуге, она гордо прошествовала к двери, из-за которой уже торчал любопытный Ладин носик.

- А... Это... Извини тогда?

Ну и тормоз.

Ника со вздохом развернулась и изобразила вежливую улыбку. Блин, попа болит...

- Хорошо. Ты спортсмен?

Парень машинально кивнул.

- Тогда держи, спортсмен, витамин, тебе полезно!

И швырнула в него злополучное яблоко. Рыжий исхитрился его поймать буквально в миллиметре от собственной физиономии и офанарело вылупился на (к сожалению, не вполне) отомстившую девушку.

- Молодец, кушай на здоровье!

Она дружески помахала ему и закрыла дверь.

- Уфф...

Лада смотрела на неё и откровенно хихикала.

- Чего смешного?

Ника начала выкладывать фрукты на тумбочку в прихожей, краем глаза замечая, как давящаяся смехом девчушка медленно загибает пальцы. Один, два, три... семь...

- Дзинь!

Лада засмеялась уже в голос и, не спрашивая, открыла. На пороге, естественно, стоял «спортсмен».

- Привет, Дэн!

- Привет, малявка!

Он тут же перевёл взгляд на Нику.

- Твоя мама наконец-то вернулась?

- Да нет, ты чего, это моя тётя. Двоюродная. Погостить приехала.

- А имя у этой тёти есть? Или она на самом деле «Злая кошка»?

- Ха-ха! Нет, конечно, её зовут Вероника. Я зову Вера, а все остальные – Ника. А ты как хочешь?

- А как можно?

Ника снова елейно улыбнулась и взяла в каждую руку по яблоку.

- Можно взять себе ещё витаминчиков и пойти к своему любимому монстру. А то вдруг его ещё кто-нибудь захочет украсть?

Рыжий столь откровенного намёка не понял.

- Не украдут. У меня на него сигналка проведена. А за яблоки спасибо, конечно, но у меня самого есть.

- А апельсины?

- Зачем? Я сам себе апельсин, - хмыкнул Дэн и запустил пятерню в свою буйную шевелюру. Ника невольно проследила за этим движением, поймав себя на мысли, что ей, пожалуй, нравятся такие яркие волосы. И глаза у этого типа тоже красивые – карие, блестящие, наглые...

- Что?

Парень откровенно засмеялся над её замешательством.

- Говорю, у меня даже дыня есть. Точнее, целых две.

- Правда?! Настоящие?! – тут же запрыгала Лада. – А они большие? А нам дашь?

- А ты хочешь? – улыбнулся он. Блин, что за дурацкий вопрос! Конечно же, ребёнок хочет.

- Сейчас принесу.

- Лада, ты что, они же наверняка нитратные! Ну где ты весной дыни видела?!

Рыжая голова высунулась из-за двери.

- А я в отпуске в Египте был. Там у них урожай два раза в год. Вот.

Нике захотелось запустить в него ещё и апельсином, но сосед предусмотрительно смылся к себе.

- И чего ты так бесишься-то? – поинтересовалась Лада. – Не бойся, Дэн хороший.

- Ну, тебе видней...

«Чего бесишься...» Вопрос в точку! Не она это вовсе бесится, а гормоны. Те самые. Неожиданное явление фигуристого соседа порядком выбило её из колеи. И чего ему дома-то не сидится?!

Ника сняла куртку и переобулась во взятые с собой тапки. Пока мыла руки в ванной, явился Дэн. Прошлёпал на кухню, тут же начал что-то рассказывать и ржать. Может, ну его, не выходить к ним, ванну там принять... Отругав себя за внезапное малодушие, Ника всё же покинула своё убежище и присоединилась к «обществу». И тут же забыла про рыжего. Ох ты ж, вот так хоромина! Кухня была огромная, наверное, больше её комнаты, сплошь заставлена прогрессивной техникой, а уж вид из окна! С восторженным воплем Ника устремилась на лоджию и чуть не по пояс высунулась на улицу.

- Она что, у тебя в первый раз?

- Ага! Как маленькая, правда?

- Точно!

Ника показала за спину кулак и, игнорируя смех, продолжила изучать окрестности. Тут же полгорода видно!

- Эй, а мы сейчас всё съедим!

Она неохотно закрыла окно и вернулась на кухню. Дэн уже порезал дыню на длинные тонкие дольки и честно поделил между дамами, себе оставив одну символическую, он-де уже ими объелся. Ника вгрызлась в сочную оранжевую мякоть и с удивлением обнаружила, что она сладкая и очень вкусная.

- Ну, как тебе нитраты?

Она, не отвлекаясь, показала большой палец.

- То-то же!

В результате и «тётя» и «племянница», толкаясь и брызгаясь, отмывали довольные мордахи от дынного сока, Дэн над ними посмеялся и тут же получил двойную дозу водички на голову. Ржали уже втроём, вытирались тоже. Потом Дэн неожиданно вспомнил о каком-то важном звонке и свалил домой, и Ника наконец-то расслабилась. И занялась осмотром квартиры.

- Ладушка, а где именно работают твои родители? У них там никто не требуется?

«Я тоже хочу такие палаты!»

- Неа, им не очень много платят. А это мы по наследству получили.

- Понятно.

«Жаль...»

Квартира состояла из трёх отдельных комнат: родительской спальни, детской и громадной гостиной с необъятным угловым диваном. Наверное, здесь можно целое отделение положить, и ещё место останется!

- Можно, я тут спать буду?

- А на кровати не хочешь?

- Да ну, вдруг твои родители неожиданно вернутся, им не очень-то приятно будет. А тут и телевизор такой огромный, и столик встроенный, можно ноут подоткнуть, валяться и работать. Мечта лентяя!

- Ну, как хочешь. А теперь пойдём поиграем!

Ника вслед за хозяйкой потопала к ней в комнату и в очередной раз прибалдела. Нет, зависть – плохое чувство, но если бы у неё в детстве было хоть что-то подобное!..

Явно дизайнерская детская мебель, столики-шкафчики-шкатулочки, а уж игрушек!! И трёхэтажный домик для Барби, и огромный плюшевый заяц, и детская машина, и бесконечные коробки – с пазлами, настольными играми, конструктором... Супер!

- Во что будем играть?

- В куклы!

- Давай!

Ника выбрала себе понравившуюся длинноножку чуть не из десятка предложенных и с неожиданным упоением окунулась в забытые «дочки-матери». В разгар игры раздался телефонный звонок, и Лада выбежала в коридор, но тут же вернулась.

- А, это опять Дэн. Наверное, хотел ещё в гости прийти, но я сказала, мы заняты.

- Молодец!

- Угу, что мы в куклы играем.

- Блин!..

- А при чём здесь блин? – невинно улыбнулась девочка. – Ты есть хочешь?

Ника только головой помотала и предпочла вернуться к игре. Можно только догадываться, что этот пацан про неё думает. Кстати...

- Ты не знаешь, сколько ему лет?

- Кому?

- Ну... Дэну этому. Его же на самом деле Денис зовут?

- Ага. Я не спрашивала, но могу позвонить, спросить.

- Нет, не надо!

- Как хочешь...

Игра растянулась чуть не на два часа и доставила обеим «девочкам» неподдельное удовольствие. Потом Лада заявила, что хочет есть, и Ника пошла осваивать новоприобретённое хозяйство. Так, техника-то навороченная, а вот из продуктов, как и ожидалось, в основном заморозки да консервы. Ну и конечно, целая гора конфет, печенья и другой вредной вкуснотени.

В очередной раз помянув кое-чьих родителей тихим незлым словом, девушка быстро сварганила овощной салатик и разогрела взятое из дома мясо и варёную картошку. На удивление, такая «недетская» еда пошла на ура, из чего напрашивался вывод о привычном меню маленькой хозяйки. Интересно, за те несколько дней, что её взяли на постой, можно привить ребёнку любовь к кашам-супам? Ника подумала и решила, что нет. Но попробовать всё же стоило. Итак, завтра с утра метнуться на работу, написать заявление на недельный отпуск, благо он у неё с прошлого года остался, заскочить домой – глянуть, как там всё сохнет, а потом прогуляться с Ладой по магазинам. Да и просто прогуляться, вроде погоду обещали неплохую...

Остаток вечера посвятили пазлам, тортику с чаем и болтовне на всякие девчачьи темы. Ника не уставала поражаться, насколько этот шестилетний ребёнок иногда казался взрослым. И даже не просто взрослым, а каким-то мудрым, что ли. То беспечно щебечет о всяких цветочках-браслетиках-мультиках, с серьёзным видом интересуется, это у неё на самом деле синие и красные волосы на голове растут? А потом на какую-то её фразу глубокомысленно пожимает плечами, «мы сами в ответе за свою жизнь, глупо просто ныть и ничего не делать, надо пробовать, и тогда рано или поздно всё получится». И вот где она такого нахваталась?!

В общем, устраиваясь спать на новом месте, Ника ещё долго ворочалась с боку на бок и с изумлением думала о том, что ещё вчера и предположить не могла, как резко изменится её привычно-отлаженная жизнь. Ненадолго, правда... Тогда тем более надо воспользоваться шансом на полную катушку! Вспомнить детство, общаясь с этой удивительной девочкой, и от души насладиться процессом. Как же, оказывается, она скучала по тем беззаботным временам, когда были живы родители, и не нужно было всё просчитывать, беспокоиться о будущем, суетиться... Когда существовали только «здесь» и «сейчас», а жизнь казалась разноцветным зонтиком в руках Оле Лукойе. Сейчас маленький волшебник явно держит над ней свой второй, чёрный зонтик. Ну, может, не чёрный, скорее серый. И жизнь у неё соответственная... Наверное, заслужила. Или... как там сегодня выразилась Лада - глупо просто ныть и ничего не делать? Золотые слова. Вроде бы давно известные, неоднократно себе сказанные... Но именно сегодня они попали в самую точку. Всё, хватит. Решено: тридцать три несчастья начинает новую жизнь! И чтобы больше никаких несчастий! Только счастье. Так и быть, хватит и одного, она не жадная.

 

 

- Ну, что тебе снилось? – с любопытством спросила Лада, одновременно зорко наблюдая неведомый прежде процесс изготовления «ленивых» вареников. От варианта «каша – залог здоровья» Нике пришлось отказаться ввиду полного отсутствия крупы. Ну, ничего, она сегодня купит!

- А, белиберда какая-то, - отмахнулась она. – Кажется, вроде старинный дом, точнее, терем, весь такой расписной, красивый, окошечки резные... да, и петушок на крыше. Я вроде бы хочу туда зайти, но не могу, а потом появляется какой-то мужик с бородой и давай мне палкой грозить...

- Палкой?

- А, да, не палкой, а посохом, у него ещё наверху такая кругляха приделана...

- Он что-нибудь говорил? – не отставала Лада. – Или ругался?

- Не помню. Хотя, нет... что-то говорил, типа, смотри у меня, птичка-невеличка, не опаздывай... И давай мне за спину тыкать. А сам ушёл.

- А за спиной у тебя что было?

- О, это вообще песня! Представляешь, обернулась я, а там Змей Горыныч!

Лада надула губы и покачала головой.

- Всё ты выдумываешь...

- Да нет, честно! Сидит такой монстрик, размером с корову, не больше, а головы у него три и все почему-то морду крокодила Гены напоминают, который из мультфильма, ты смотрела?

- Угу. А ты уверена, что было именно три головы? – почему-то озадачилась девочка. – Ну, там, не две?

- Да три, точно. Одна пасть на меня пламенем дохнула, но не достала, вторая вроде как смутилась и закашлялась, а третья как давай лыбиться, аж до ушей! Которых и не было, кстати... Говорю же, белиберда полная. А ты думала, что мне на новом месте жених приснится, а? Да у меня эта примета сроду не работала!

Лада на это улыбнулась и обратила всё внимание на собственную тарелку, где стараниями «тёти» уже нарисовалась порция вареников.

 

После завтрака (с демонстративным облизыванием тарелки), Ника скоренько помыла посуду и ускакала на работу, заверив девочку, что она постарается побыстрее. Бросать её надолго не хотелось, сразу в голову лезли какие-то тревожные мысли. Хоть бы Лада спокойно её дождалась, а не ушла куда-нибудь и не пустила никого в квартиру... Смешно, девочка всё это время жила себе одна, и ничего с ней не случалось, а «тётя»-клуша уже раскудахталась, хорошо хоть, про себя. Ребёнок умный, сам знает, что делать.

Утешая себя таким образом, Ника заскочила в лифт и тут же принялась красить губы перед зеркалом. Удобно, и время сэкономила! Она так увлеклась, что не сразу сообразила, что лифт плавно затормозил. Дверь отъехала, и в следующий миг на девушку прыгнула большая чёрная собака. Он неожиданности она взвизгнула и выронила и помаду, и сумку, да так неудачно, что незастёгнутая «молния» проехалась по колготкам и, конечно же, их порвала, причём капитально. И дёрнуло же её вырядиться в юбку!

- Сэм, Сэм, ты что?!

Вслед за собакой в лифт ворвался мужчина в синей спортивной куртке. «Картина маслом»: перепуганная девица испуганно съёжилась в углу, прикрывая сумкой лицо, а второй рукой – огромную дыру на колене, а его питомец сидит с невинным видом и, кажется, «улыбается» из-под чёлки. Уу, прохиндей!

- Девушка, простите ради Бога...

Пострадавшая медленно выглянула из-за сумки, и хозяин шкодника подумал, что, пожалуй, не будет его сегодня наказывать.

 

Илья и Сэм проводили Нику до её «исторического» подъезда. Всю дорогу мужчина извинялся и предлагал деньги на новые колготки и в качестве моральной компенсации, но она только отмахивалась. Колготки – ерунда, у неё их гора, а вот напугалась она крепко. Однажды покусанная, она до сих пор побаивается собак, тем более таких больших и таких внезапных. Илья в очередной раз выразил недоумение поведением своего питомца, уверил, что он вообще не кусается и наверняка бросился знакомиться, и не отстал, пока не выяснил, в какой именно квартире она сейчас временно проживает. Распрощавшись с этой неожиданной парочкой, Ника забежала к себе переодеться и понеслась на работу. Там всё сделала быстро и к одиннадцати уже звонила в Ладину дверь.

Девочка встретила её радостно и с важным видом препроводила в зал, где на столе красовалась ваза с букетом шикарных тёмно-красных роз.

- Ну, рассказывай, в тебя что, дядя Илья с седьмого этажа влюбился?! Когда успел-то?

Ника подумала – неужели в этом доме все соседи друг друга знают (вот здорово!) и со смехом пересказала недавний инцидент. Девочка авторитетно заявила, что дядя Илья – хороший мужик, так что если он в неё влюбился, это тоже хорошо. Ника ещё раз объяснила, что цветы – это всего лишь извинение, но Лада, похоже, не поверила. Ну, пусть думает, что хочет... Блин, а цветы действительно классные! Целых девять штук! Ванька в начале отношений дарил максимум по три, а то и по одной, а до этого... что-то она уже и не помнит, кто из поклонников юности ещё так отличался. Лилии вот огромные были, красивые, но вонючие до жути, приходилось их на ночь в ванную ставить, Витька (или Мишка?) как-то здоровенный букет сирени притаскивал, собственноручно наломанный ночью под окнами злой соседской бабки... А вот столько роз ещё не было. Жаль... Что вот так сбылась маленькая женская мечта, и виноваты во всём порванные колготки, а не их хозяйка, вся такая красивая и замечательная. Да и сам этот «дядя Илья» очень приятным мужиком оказался. На вид лет сорок, лёгкая седина в волосах, но самих волос ещё навалом, и фигура такая подтянутая... Интересно, он женат? Спрашивать об этом у Лады было как-то неловко, и Ника постановила забить на эту тему. По крайней мере, пока.

 

Они с Ладой вертелись перед зеркалом, одеваясь для прогулки, когда раздался звонок в дверь. Ника опередила хозяйку и сначала посмотрела в глазок. О, опять рыжий притащился!

- Кто там?

«Скажет «сто грамм» - пошлю нафиг», - пообещала себе девушка, но сосед благоразумно ответил «Денис» и помахал рукой. Пришлось открывать.

- Куда это намылились, такие красивые?

- Гулять! – тут же сдала Лада. – А ты что хотел?

Дэн как-то смущённо хмыкнул.

- А я как раз хотел предложить вам погулять вместе. Погода хорошая, и вообще...

Ника исподтишка дёрнула «племянницу» за платье, но та намёков ещё не понимала и с радостью согласилась.

- А куда пойдём?

- В зоопарк!

- Ээ...

Взрослые переглянулись и синхронно пожали плечами. Почему бы и нет?

- Кстати, а на работу тебе, случайно, не надо? – поинтересовалась Ника. – Или ты почётный тунеядец?

Рыжий вернул ей невинную улыбочку, для закрепления эффекта похлопав пушистыми, словно кукольными, ресницами.

- Тунеядство – это моё хобби, а так у меня ещё отпуск до понедельника.

- Как и у тебя, Вер! Здорово, правда?!

«Тётушка» со вздохом возвела глаза к потолку и украдкой показала Дэну язык. Тот заржал, а Лада посмотрела на них по-взрослому снисходительно.

- Вы такие смешные...

 

Прогулка получилась просто потрясающая! Во всяком случае, Ника чувствовала себя счастливой чуть ли не больше самого ребёнка. В зоопарке она не была с детства, и за это время там многое изменилось. Появился загончик с домашней живностью, которую можно было кормить и гладить, а также куча кафешек, лотков с мороженым, попкорном и сладкой ватой, и, к Ладиному восторгу, ещё и детские карусели. Глядя на завистливое лицо соседки, Дэн предложил как-нибудь съездить вДиво-остров, и Ника радостно закивала. Повизжать в своё удовольствие от страха и восторга, похихикать над визгами других, подурачиться... Самое эффективное лекарство от «возрастной» депрессии!

Смеялись и дурачились они и тут неплохо, не обращая внимания на окружающих. Глазели на животных, облопались и измазались ватой, заели всё это пиццей в кафе. Ника купила Ладе красивый воздушный шарик в виде пони, и Дэн тут же купил второй для неё. Огромное оранжевое сердце. Что за намёки?? Девушка подарок приняла и в ответ вручила ему шар со Спанч Бобом. Лада подтвердила, что да, чем-то похож...

Уже у метро они постояли, подумали – и одновременно отпустили свои шарики. Долго смотрели, как они улетают всё выше и выше, пока не превратились в неразличимые глазу точки...

 

Около дома зашли в магазин и как следует отоварились. Ника купила вожделенную овсянку, мясо и овощи, запретив Ладе брать очередные конфеты. Как ни странно, девочка послушалась. Дэн тоже прикупил продуктов и героически донёс все пакеты до квартиры. Попутно выяснил, что они собираются готовить на ужин, и ненавязчиво влился в ряды поваров-дегустаторов. Ника с удивлением убедилась, что готовить это недоразумение вполне себе умеет, свинина так вообще суперская вышла! И всё это с шуточками, подколками – естественно, над ней. Уступать Ника не собиралась и вовсю отвечала ему тем же, чем явно веселила «племянницу».

После ужина Дэн учил девчонок складывать оригами. У них самих не особо получалось, и он на заказ сделал им кошелёчек, лягушку, птичку и розу. Лада с энтузиазмом взялась всё это раскрашивать, но потом всё больше зевала в ладошку – сказывался бурно проведённый день. Ника предложила ей не геройствовать и ложиться, что та без возражений и сделала.

А рыжий и не думал уходить. Сидел, болтал, чаем упился по самое не могу, сам раскрасил розу – естественно, оранжевым фломастером. Ника стала потихоньку напрягаться. Не то, чтобы ей всерьёз хотелось отправить соседа «до дому, до хаты», но возникший тет-а-тет почему-то нервировал. Паузы в разговоре стали больше, задумчивый взгляд Дэна всё чаще останавливался на девушке. Останавливался и задерживался... Ника на всякий случай прикинула расстояние до ближайшего тяжёлого предмета. Им оказался стул – не очень хороший вариант. Есть ещё массивная настольная лампа, но её можно разбить ненароком. Куча толстых книг в шкафу – но, во-первых высоко, сразу не допрыгнешь, а, во-вторых, они тоже могут оказаться какими-нибудь ценными-раритетными, и вернувшиеся Ладины родители ей потом голову оторвут... Блин, о чём она только думает! Всё, надо сворачивать посиделки – и спать! И ничего, что ещё девять часов, детское время. Честь дороже.

«Честь»... Гы-гы-гы! Просто стрёмно. Оттого, что, начни Дэн «боевые действия», она бы уж точно не стала отбиваться, стыдить или угрожать полицией, а сама бы, чего доброго, на него набросилась. Оголодавшая кошка... В чужом доме, практически при ребёнке! Докатилась, называется.

Ника покусала губу, решительно взлохматила волосы и открыла рот, чтобы вежливо сказать рыжему «адьос». Парень внимательно следил за её телодвижениями, даже слишком внимательно. Жизненный опыт подсказывал Нике, что в данный момент их посещают очень сходные мысли и желания, и Дэн сейчас их озвучит. И что ей тогда делать??

От необходимости что-то срочно решать её отвлёк телефонный звонок. Уфф... Ника со всех ног понеслась в прихожую, боясь, что он разбудил Ладу, и так же быстро вернулась обратно в зал. Сказала «алло» и только потом сообразила, что это наверняка звонят Ладины родители. Интересно, они уже про неё знают, или придётся объяснять, что она не какая-то мошенница, втеревшаяся в доверие к их ребёнку, а просто... кто? Блин! Позориться, да ещё при рыжем, вот невезуха!

К удивлению девушки, это оказались вовсе не родители, а Илья, тот самый «мужчина с собакой». Он извинился за то, что имел наглость выпросить у консьержа их номер телефона, и поинтересовался, что она делает завтра вечером. Не «они», а «она».

- Ээ... Вроде пока нет особых планов. С племянницей буду сидеть.

- А оставить её одну на пару часов можно?

- А зачем?

Илья резко выдохнул в трубку – нервничает?

- Я бы хотел пригласить вас в ресторан.

- В какой ресторан? – растерялась Ника.

- В какой захотите. Просто немного посидим, пообщаемся... ничего такого.

- Эмм...

- Ника, простите за вопрос – вы замужем? Или встречаетесь с кем-то?

- Нет. И не встречаюсь.

- О, так может... То есть, я не настаиваю, но...

Ника почувствовала, что у неё безнадёжно полыхают щёки.

- Хорошо. Но вы понимаете, что я бы не хотела чувствовать себя обязанной...

- Конечно-конечно! – обрадовался мужчина. – Мы просто посидим. И всё. Так куда вы хотите?

- А мне всё равно. Хотелось бы только что-то поближе к дому, чтобы в случае чего быстро вернуться. К тому же Лада сейчас уже спит, я не знаю, как она к этому отнесётся...

- Тогда я перезвоню утром? Или вы сами позвоните?

- Лучше вы. Часов в одиннадцать, хорошо?

- Прекрасно! До завтра, Ника! И спокойной ночи!

Девушка отключила телефон и поскорее глотнула сока. Ничего себе! Такой видный мужчина – и ещё никем не занят. Фантастика!

С дивана раздалось скептическое фырканье, и Ника вспомнила про Дэна. Ой, как некрасиво вышло...

Парень и в самом деле выглядел недовольным, и это ещё мягко сказано. Нахохлился, как воробей, губы сжаты, смешливые карие глаза словно затянуло льдом...

- На свидание позвали? Ну-ну. И кто же у нас так подсуетился?

- Какая разница...

- Нет, мне просто интересно. Ещё на «вы», а уже куда-то собрались... Неужели из нашего дома кто?

Ника неопределённо пожала плечами, и он сам стал перечислять «подозреваемых»:

- Так, не Авдеев из четырнадцатой и не Васильич, хотя... Нет, он по ресторанам не ходит, только в пивные. Серёга? О, может быть, Антоха? Точно. Вот такой длинный чел в очках, вечный аспирант, живёт с мамой и...

- Да Илья это! – не выдержала Ника. – Фамилии не знаю, вроде с седьмого этажа. У него ещё чёрный терьер есть, Сэм.

- А. – Денис скривился и встал. – Тогда поздравляю. Мужик неженатый, приличный, при бабках. Особо не пьёт, вечно за рулём. Не привлекался, не был, не замечен. Не прохлопай жирный кусок, кошка!

Последняя фраза прозвучала как-то хамовато, но возмутиться Ника не успела. Дэн вышел в коридор, сам открыл дверь и, не прощаясь, ушёл. Ну вот... Глупо получилось.

Уже засыпая, Ника подумала о том, что такого у неё не было с самого института. Одновременно двое потенциальных ухажёров! Хотя, возможно, по факту скоро оба отвалятся, но... Блин, приятно.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям