0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » История одного приключения » Отрывок из книги «История одного приключения»

Отрывок из книги «История одного приключения»

Автор: Эшли Ксения

Исключительными правами на произведение «История одного приключения» обладает автор — Эшли Ксения . Copyright © Эшли Ксения

- Повежливее с нашей гостьей, – раздался приятный мужской голос, прервавший дурные мысли Марибель.
Она вздрогнула и стала внимательно вглядываться в лица моряков, стараясь обнаружить говорящего. Ну, где же он, ее отважный спаситель? Носитель такого приятного низкого тембра обязательно должен быть красавцем. Матросы слегка расступились, Марибель замерла на месте, ошарашенная тем, насколько оказалась права.
На мостике стоял красивый мужчина лет тридцати пяти, капитан корабля. Он был высокий, широкоплечий, крепкий, не сильно мускулистый, но и не худой. С густыми черными до плеч волосами, скуластый, с высоким лбом, прямым горделивым носом, рельефным подбородком и фантастическими глазами. Он был морской волк, в прямом смысле этого слова. Разрез его глаз был поистине волчьим, необычным и невероятно привлекательным. Но, главное, цвет. Его глаза были голубыми-голубыми, почти синими. «Как на самой глубине океана». Он имел маленькие усы и тоненькую бородку, идущую вдоль подбородка и поднимающуюся к середине губы.
На нем был черный кожаный камзол, сапоги, а голову покрывала большая шляпа с широкими полями.
Марибель стояла словно завороженная, не в силах оторвать от него глаз. У нее перехватило дыхание, а тело бросило в жар. 
Капитан окинул ее оценивающим, но добрым взглядом и приветливо улыбнулся.
- Приветствую вас на борту моего корабля, – первым прервал молчание он. И от его ласкового низкого голоса по телу Марибель разлилась приятная прохлада. – Меня зовут Винсенте Сальваторе. Могу я узнать ваше имя?
- Мария Исабель, но близкие зовут меня Марибель.
Капитан слегка нахмурился.
- Вы испанка?
- Англичанка, – твердо ответила она, нисколько не усомнившись в своих словах.
На лице капитана появилось удивление. Но, как показалась Марибель, приятное удивление. 
- Как вы оказались одна посреди океана?
- Я плыву на Гибралтар!
- В лодке?
На палубе раздался истерический хоровой хохот. 
Марибель вспыхнула и покраснела от гнева. Да, как он смеет?! Он, что каждый день достает людей из океана? Хам, неотесанный мужлан! Она так хотела рассказать ему свою историю, похвастаться, какая она отважная, что решилась на такое путешествие. Ей столько пришлось пережить за прошедшую ночь, а он издевается! Марибель наградила его презрительным взглядом.
- Конечно! Прямо из Лондона, используя свою юбку в качестве паруса. А когда был полный штиль гребла ложками вместо весел!
Последовала вторая волна хохота, но Винсенте не смеялся. Он, видимо, осознал свою оплошность и смутился.
- Мы плывем в Голландию, - произнес он после небольшой паузы, - и, заправившись грузом, вернемся в Сардинию. Но по дороге сделаем остановку в Риме, где вы сможете пересесть на нужный вам корабль. А пока, вы будете почетным гостем у нас. Вам будут предоставлены все условия. Джузеппе! – обратился он одному из матросов. – Проводи синьорину Марибель в ее каюту.
Плешивый, редкозубый моряк подошел к Марибель, криво улыбаясь, и подмигнул.
- Пойдемте, синьорина. 
Он помахал в воздухе связкой ключей и кивнул головой в сторону трюма.
Марибель стиснула зубы от злости. Ей захотелось треснуть по его противной лысине, но выбора у нее не было, и она, нехотя, последовала за ним. Но, сделав несколько шагов, запнулась и еле удержалась на ногах.
- Осторожно! – послышался голос Винсенте.
Марибель искоса глянула на него, выпрямилась, сжала губы и, гордо вздернув подбородок, проследовала за матросом. Внутри у нее все кипело. Она могла простить эту невежественную шутку кому угодно из этих моряков, но только не этому красавцу, который так поразил ее.

Карета Альберта Крамба, проехав по узкой улице, остановилась недалеко от здания Парламента, прямо напротив старого обветшалого высокого дома. Все трое пассажиров вышли наружу. Дорога заняла у них много времени, и их тела устали от постоянной тряски.
Старый мужчина вдохнул глоток свежего воздуха и выпрямился. Альберт Крамб потянулся, ухватился руками за плечи, слегка помассировав их, и дернул головой влево и вправо. Его глаза загорелись жадным огнем при виде здания Парламента, а на лице выступила довольная улыбка. Кезайя заметила это и надменно ухмыльнулась.

А в это время на чердаке высокого дома стоял настоящий хаос. Марибель прыгала и кричала, топала ногами и бегала по кругу. От постоянной, не сходящей с лица счастливой улыбки, ее челюсть напряглась и ныла. Стоящая в углу София, осторожно следила за происходящим. Ее глаза тоже светились радостным блеском, но ей очень хотелось немного успокоить сестру. Она осторожно взглянула на приоткрытую дверь чердака, откуда виднелась лестница на нижние этажи.
- Тише, Марибель, тише. Нас могут услышать.
Но Марибель было уже не унять. Она посмотрела на сестру, и та увидела в ее взгляде какой-то дикий первобытный огонь. Ей даже не секунду показалась, что она не знает эту девушку.
- Победа! – выпалила Марибель и бросилась в объятия Софии.
Девушки расхохотались.
- Хватит, родная, хватит, – София погладила ее по спине. – Пойдем скорее. Если кто-нибудь заметит нас здесь, нам несдобровать.
Но Марибель было этого мало. Она хотела, чтобы весь мир знал, чего они добились. Она подбежала к окну, широко раскрыла ставни, подняла руки вверх и закричала на всю улицу.
- По-бе-да!
Подзорная труба, лежащая на подоконнике, слетела вниз и упала прямо на голову Альберту Крамбу, который в тот момент стоял под окном. Альберт резко поднял глаза вверх и увидел Марибель. Девушка оторопела, она закрыла рот руками и села на колени, прячась под подоконником. София, увидев, что произошло, испуганно взвизгнула, и тоже спряталась, укоризненно глядя на сестру. Но та лишь по-детски пожала плечами и нервно улыбнулась.
Кезайя сверлила взглядом чердак, пытаясь лучше разглядеть обидчицу брата. Альберт ухмыльнулся и поднял с земли подзорную трубу.
- Мне показалось, или я только что видел дочь графа Томсона? – седовласый мужчина нахмурил лоб.
- Чью? – заинтересованно спросил Альберт.
- Граф Арчибальд Томсон состоит в Палате лордов Парламента, – пояснил старец. - Да, это определенно была его младшая дочь. Интересно, что она здесь делает? Может, ждет отца? – мужчина размышлял вслух. – Современная молодежь так резва. Им позволяется многое. Что ж, мне пора. 
Он постоял еще несколько секунд, отвесил поклон, а затем направился к зданию Парламента. Кезайя догнала его.
- Я провожу вас, – произнесла она низким, почти мужским голосом.
- Благодарю вас, драгоценная Кезайя, – он подал ей руку, и она облокотилась на него. Они сделали несколько шагов вперед, но затем седовласый мужчина остановился и обратился к Альберту. – Подумайте над моим предложением, сэр.
- Безусловно.
Он довольно улыбнулся. Кезайя и старый мужчина удалились. А Крамб повертел в руках подзорную трубу и снова поднял взгляд вверх. В тот момент его глаза запылали каким-то странным блеском и от того стали еще темнее. 
- Безусловно, – повторил он еще раз, - безусловно.

- Вашей жене, должно быть, нелегко выдерживать такие долгие разлуки, пока вы находитесь в плавание?
- Моя жена умерла четыре года назад. 
Марибель покраснела.
- Простите, я не хотела.
- Ничего, – он покачал головой и постарался сменить тему разговора. – И все же, как вы решились на такое длительное путешествие?
- Ну, со мной были мои друзья.
- А ваши родители? Они так легко вас отпустили?
Девушка изобразила безразличие.
- Мне с детства было все разрешено. «В мечтах».
- И они не заставляли вас заниматься, к примеру, музыкой и разрешали играть во дворах с мальчишками?
- Они поощряли мои интересы. Главное, чтобы мне самой нравилось. «Чаще всего запирали в чулане».
- А ваши друзья, как вы говорили…
- Джек и Питер.
- Да. Они не побоялись взять вас в такую долгую дорогу?
- Что вы. Они лично на руках внесли меня на корабль, так как я была единственная девушка в этой поездке. И мне аплодировали все люди в порту. И, вообще, - она как-то странно посмотрела на капитана. – К чему эти вопросы? Вы мне не кажетесь закомплексованым до мозга костей отжившими стереотипами неотесанным мужланом.
Капитан нахмурился, пораженный услышанным. Марибель запрокинула голову и тряхнула волосами. В глазах у нее появился лукавый блеск. Она взяла в руки курительную трубку Винсенте, села на край стола, закинув ногу на ногу.
- Современная женщина может позволить себе все: плавать с мужчинами на корабле, курить табак.
Марибель поднесла трубку ко рту, втянула ее содержимое в легкие и уже хотела положить трубку на место, как вдруг почувствовала, что задыхается. Она покраснела, округлила глаза, надула щеки и раскашлялась.
Винсенте опустил голову, еле сдерживая смех.


Джек закончил бриться и положил на лицо полотенце. Питер подскочил сзади с кувшином и окатил его ледяной водой по спине. Джек выругался и зло посмотрел на друга. Питер расхохотался. Джек с размаху треснул его мокрым полотенцем. Питер рассмеялся еще сильнее, схватил второе полотенце и шваркнул им по голове Джеку.
- Мальчики, хватить дурачиться! Идите завтракать! – раздался голос из кухни.
Друзья переглянулись и странно заулыбались.
- Завтракать? Чего это на нее нашло? – тихо спросил Питер. Джек, молча, пожал плечами. 
Они зашли в столовую и обомлели. Стол был полон разными яствами. Помимо традиционных чая и яичницы их ждали свежеиспеченный хлеб, обжаренный на сковороде, тонко смазанный сверху маслом, кекс с гвоздикой и блинчики с джемом.
Ребекка стояла рядом со столом и мило улыбалась.
- Боже, мисс Ребекка! Это все для нас? Вы чудо! – Джек потер ладони, сел за стол и принялся за блинчики.
Питер продолжал стоять на месте, странно поглядывая на девушку.
- Чего это на вас нашло? Есть явно какой-то подвох. Говорите, что натворили на этот раз?
- Могу я хоть раз побаловать своих мужчин, – невозмутимо ответила она.
- Только не в вашем случае. Я думал, вы всячески отвергаете все традиционные обязанности женщины. 
- Я никогда не делаю того, что не приносит мне удовольствия. Как и любой СВОБОДНЫЙ человек. И если мне сегодня захотелось угостить вас блинчиками, я это с радостью сделаю.
- Неужели? – не унимался Питер.
- Давайте не будем ссориться с утра, – пережевывая, сказал Джек. – Садитесь завтракать. Сегодня будет длинный день.
Питер и Ребекка уже готовы были прислушаться к нему, как вдруг раздался страшный шум. Несколько резких ударов, хлопки, крики людей. А потом прогремел такой дикий грохот, который очень напомнил взрыв от разорвавшейся бомбы.
Друзья переглянулись.
- Что там?! – Питер подскочил к окну, посмотрел на улицу и ахнул.
- Говори! – скомандовал Джек.
- Испанские корабли! Они атаковали крепость!
- Что?! – крикнули в один голос Ребекка и Джек и тоже побежали к окну.
Зайдя в Гибралтарский пролив на юге, десятки испанских кораблей начали осадку и бомбардировку крепости. Британский гарнизон в срочном порядке начал отражение атаки.
Друзья стояли, молча, несколько секунд не в состоянии поверить в случившееся. Затем Джек и Питер посмотрели друг на друга, кивнули и стали собираться. Питер подбежал к шкафу и достал оттуда пару ружей. Одно он взял себе, другое бросил Джеку. Ребекка тоже стала одеваться.
- Вы остаетесь дома! – сухо сказал Джек.
- И не подумаю, – ответила Ребекка. – Я же летописец, я должна быть там.
- Это не обсуждается! – Питер резко оборвал ее. В его голосе появились нотки металла. Он говорил не для того, чтобы очередной раз поспорить с ней, а словно беспокоился за ее жизнь. 
Ребекка так была удивленна, что автоматически села на стул и кивнула головой. Питер и Джек быстро оделись и, взяв ружья, выбежали на улицу. Девушка посидела еще несколько минут в раздумьях, потом достала свой журнал и чернила, открыла страницу и начала писать, диктуя себе вслух:
- 11 февраля 1727 года, испанцы, нарушив условия Утрехтского мирного договора, и без объявления войны начали осаду крепости Гибралтар. Или с объявлением войны? – Она нахмурилась. – Я не могу обманывать потомков, я же пишу для них историю.
Ребекка аккуратно зачеркнула фразу «без объявления войны», затем опять задумалась, и на ее лице появилась довольная улыбка, а глаза зажглись живым блеском. Она вдруг ощутила всю значимость существующего момента. Она действительно ПИСАЛА историю своей страны! Жизнь дала ей возможность принять участие, и она его ни за что не упустит. Это о ней будут читать потомки! Это ее имя войдет в летопись! А мужчины были правы. От войны все-таки есть польза. Конечно, невинные жизни, разрушенные города и все такое. Но это и возможность прославиться, стать героем, а это уже неплохо.
Ее не волновало осадное положение, военные действия, развернувшиеся вокруг, и значительны жертвы. Она уже не военный корреспондент, а непосредственный участник событий.
Посидев немного, как бы наслаждаясь моментом, Ребекка быстро встала с места, накинула свой плащ, схватив сумку, кинула туда перо, чернила и журнал, и выбежала за дверь.
Но представшая перед ней картина поубавила ее пыл.
Эскадра линейных кораблей, Ребекка насчитал их двадцать пять, несущие от 64 до 90 пушек, фрегатов и весельных судов стояла недалеко от порта в заливе, активно бомбардируя город. В общей сложности испанские войска насчитывали от 12 тыс. до 25 тыс. человек.
Британцы в защиту могли выставить около полутора тысяч человек, в том числе простых горожан, только десять линейных кораблей, из них несколько уже лежали на воде. Гарнизон состоял примерно из трехсот ополченцев, среди которых были Джек и Питер. Они открыли стрельбу, приняв бой. 
Половина домов, находившихся рядом с портом, была разрушена. Вертикальные клубы дыма были повсюду. Люди метались, плакали, кричали. Многие прятались в католическом соборе Святой Марии Коронованной. Ребекка также заметила губернатора, который вопреки опасности, находился в гуще событий и пытался помочь людям укрыться.
Пули и снаряды летали кругом. 
Ребекка спустилась с возвышенности, чтобы быть ближе к основным военным действиям. Как вдруг один снаряд взорвался в нескольких футах от нее. От волнового удара она отлетела в сторону и упала, засыпанная землей. Она хотела встать, но, почувствовав острую боль в ноге, застонала. Сильная мужская рука подхватила ее и подняла над землей. Высокий пожилой офицер, рассерженный ее проникновением, куда не следует, со всей силы стал ее трясти.
- Вы в своем уме, мисс?! Что вы здесь делаете?! Немедленно убирайтесь отсюда!
- Поставьте меня на место! – Ребекка начала пинать его ногами. – Вы не имеете права, я военный корреспондент!
Находившийся в тот момент рядом Питер застыл от удивления. Если бы не вся плачевность ситуации, он, наверное, бы рассмеялся. «Что за девушка! Даже в аду она не изменяет себе».
Офицер, взяв Ребекку за шкирку, словно кошку, отнес подальше с поля боя.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям