0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Наследие древних. История одной любви » Отрывок из книги «Наследие древних. История одной любви»

Отрывок из книги «Наследие древних. История одной любви»

Автор: Шкутова Юлия

Исключительными правами на произведение «Наследие древних. История одной любви» обладает автор — Шкутова Юлия . Copyright © Шкутова Юлия

Моя благодарность Ирине Зориной за редактирование стиха, и Екатерине Каблуковой за поддержку во время написания романа!   Есть в каждом человеке демон, Что воет в полуночи тьмы, Мечтая вырваться из плена Гранитных стен своей тюрьмы, Стремится разорвать оковы И завладеть твоей душой, Чтоб в омут окунутся снова Безумья... Позабыв покой... И ночью липкой, как болото, Ты раздраженно вспоминал, Как посмотрел с усмешкой кто-то, Сказал не так, как ты желал. И мысли черные по венам Ускорят злобы кровоток — Что было - все покрылось тленом: Улыбки, смех, любви глоток... Теперь застынет перед вами Не тот, кто терпеливо ждал, Был делом скромен и словами И счастья искренне желал.   Мой демон скрыт, давно... надежно... В далеких уголках души, Окутанный цепями прочно И позабытый в той глуши, Тропа, к которой в чаще скрылась. Но все ж ключи... ключи со мной, Я выбросить их не решилась... Теперь же, позабыв покой, Все жду, когда же он очнется И, душу в лоскутки порвав, Ехидно, жестко улыбнется... ...к себе прижав.   И чашей, полною той боли, Что накопилась, угощу Всех тех, кто был мне очень дорог — Остановиться не хочу. А до тех пор... Пусть спит...   Глава 1 Поднимаясь по лестнице мужского общежития, Ориана то и дело замирала, прислушиваясь, не раздаётся ли поблизости грозная поступь коменданта. И пусть она уже выпускница, а в самом общежитии практически никого нет, девушка всё равно боялась, что её увидят. За пять лет учёбы слишком привыкла опасаться нара Иргена — сурового мужчину, ревностно следящего за порядком на вверенной ему территории. Девушка и не пришла бы сюда, но из-за предстоящего вечером знакомства с родителями Райта, не смогла найти себе места. Маркиз и маркиза Лазарские… Одна мысль о них вгоняла целительницу в тоску. А что будет, когда их представят друг другу, - даже подумать страшно! Понимая, что до вечера себя накрутит ещё больше, Ори поспешила к возлюбленному. В его объятиях девушка надеялась найти успокоение и уверенность в том, что всё будет хорошо. Дойдя до нужного этажа, Ориана остановилась перевела дух. В тот же миг она услышала голоса. — Нет, это всё зашло уже слишком далеко! — возмущённо сказал красивый женский голос. — Мы с отцом с пониманием отнеслись к твоей увлечённости. Всё же ты ещё слишком молод, поэтому и позволили развлечься. Но кто же думал… — Мама! — предупреждающе воскликнул Райт, и Ори испуганно замерла. Она точно не собиралась так быстро встречаться с маркизой. Особенно, когда та была явно не в духе. — Двадцать восемь лет уже как мама! — громко заявила женщина. — Райт, ты уже не маленький ребёнок и должен трезво оценивать свои поступки! Неужели не понимаешь, кто она такая на самом деле?! — Ну почему же? — насмешливо ответил боевой маг, а Ориана до боли прикусила указательный палец, догадавшись, что речь идёт о ней. — Ори совсем не ровня нам… мне, так как не принадлежит к дворянскому сословию. — Вот именно! — с облегчением выдохнула леста Ольяса. — Я рада, что ты осознаёшь это. Значит, не так всё печально, как мы с отцом думали. Но тогда я не понимаю, зачем этот фарс с нашим знакомством? Для чего ты собираешься притащить эту… Ориану в наш дом сегодня вечером? Тем более, когда там будет Ванесса вместе со своей семьёй? Мы ведь уже много раз обсуждали… — Да-да, — примирительно сказал Райт. – Я прекрасно помню, что Ванесса фор Марид отличная партия для меня. Умная, красивая, воспитанная, да ещё и принадлежит к древнему роду герцогов Витарских. — Да! Она идеальная партия для тебя, помни об этом! — Я никогда не жаловался на память, — дерзко ответил сын. — Райт, немедленно прекрати! — Маркиза не пожелала терпеть дерзость от своего сына. — Я надеюсь, что сегодня вечером ты порадуешь нас с отцом. Несколько мучительных секунд молчания, и в ответ раздались решительные слова: — Не сомневайся, мама, я сделаю всё, как должно быть. Ориане повезло, что она стояла около стены и успела опереться на неё. Иначе точно бы упала — так резко накатила тошнотворная слабость. Зажав рот ладонями, девушка задрожала от ужасных, злых слов, которые только что услышала. Ещё немного, и она точно ворвётся в комнату возлюбленного, чтобы… Тряхнув головой в надежде хоть немного разогнать застлавшую глаза пелену и громкий звон, поселившийся в ушах, целительница медленно повернулась к лестнице. Нужно уйти отсюда как можно скорее, пока она ещё способна сдержать себя. Пока есть силы устоять на ногах. К горлу вновь подкатила тошнота, и Ориана поспешила вниз. Подгоняемая воспоминаниями о чудовищной правде, которая только что открылась, девушка даже не заметила, как вышла на улицу и побежала в сторону пруда, около которого росла большая плакучая ива. Старая ива низко склонила ветви к прозрачной глади пруда, образуя небольшое уютное убежище. Мощный ствол надёжно скрывал от посторонних взглядов всех, кто приходил в этот тайник, а крупные корни, торчащие из земли, заменяли собой лавочки. Ориана обожала это место, расположенное в отдалённой части академического сада. Здесь выпускница целительского факультета любила помечтать, обдумать свои планы или, как сейчас, попытаться успокоиться. Ей не хотелось верить, что всё это правда, и Райт согласен со своей матерью. Ведь не мог же он на самом деле встречаться с ней и говорить слова любви, когда собирался обвенчаться с другой? А ведь ещё совсем недавно она терпеть не могла Райта фор Леарда, среднего сына маркиза Лазарского. Красивого, статного, лучшего боевого мага в своём потоке. Гордость столичной академии Арайской империи. Более того, Ориана встречалась с парнем со своего факультета и строила планы на совместную жизнь с ним! При воспоминании о Вадиме сердце Ори болезненно сжалось. Они встречались четыре года, прежде чем их жизни так круто изменились. И во многом благодаря Райту. Зажмурившись, Ориана затрясла головой, отгоняя воспоминания… Их отношения начинались с неприязни, чуть не переросшей со стороны целительницы в ненависть. И всё же Райт сумел доказать ей, что может быть не только высокомерным аристократом, но также нежным и отзывчивым человеком. И пусть Ори так и не сказала о своей любви, но собиралась исправить эту оплошность в самое ближайшее время. Вернее, сегодня вечером… Тяжело вздохнув, девушка оперлась о шершавый ствол ивы и обвела своё убежище тоскливым взглядом. К сожалению, ей больше никогда не придётся побывать здесь.Выпускные экзамены сданы, диплом об окончании академии с отличием получен, справка о свободном трудоустройстве (благодаря всё тому же Райту) сегодня была отдана ей в секретариате. И, если бы не бал, целительница покинула бы стены родной альма-матер ещё три дня назад. Слёзы, так долго сдерживаемые, покатились по лицу. Только облегчения это не принесло. Наоборот, к горлу подступили рыдания, и Ориана громко всхлипнула. «Нет… Нет, я не могу так всё оставить! — подумала она, решительно стерев мокрые дорожки рукавом платья. — Нужно поговорить с Райтом. Пусть он скажет мне всё это в лицо». Целительница дала себе несколько минут, чтобы успокоиться, и уже практически решилась выбраться из своего убежища, когда услышала приближающиеся шаги. — Да быть того не может! — раздался удивлённый возглас. — Ты не шутишь? Ори тут же узнала Марену фор Зардс и сразу насторожилась. С этой магиней ей встречаться точно не хотелось. — Да тише ты! — недовольно сказали в ответ, и целительница вжалась в ствол ивы. — Это пока секрет, мы с Райтом хотели устроить всем сюрприз. Но так как ты моя лучшая подруга… Вторая девушка многозначительно замолчала, а Ори почувствовала, как сердце сжалось в предчувствии беды. Она увидела Ванессу фор Марид, младшу дочь герцога Витарского, несостоявшуюся невеста Райта. Неужели между ними что-то на самом деле есть? Сколько крови она попортила Ориане, каждый раз одаривая целительницу презрением, словно та была навозным жуком, посмевшим затесаться в ряды королевских бабочек. Ориане было бы легче, если бы Ванесса устроила скандал, или затеяла какую-нибудь некрасивую сцену. Но нет, дочь герцога умела держать себя в руках, ни на мгновение не забывая о чувстве собственного достоинства. И от того целительнице становилось ещё горше. Она чувствовала себя коварной разлучницей, хотя Райт утверждал, что между ними не было никаких договорённостей. Просто желание родителей, просто ожидания юной магини… — Но как же так? — голос Марены вырвал Ори из тяжких дум. — А эта выскочка целительница, с которой он везде таскался? — На балу узнает о нашей помолвке, — холодно ответила Ванесса. — Конечно, сыну маркиза Лазарского не к лицу такое поведение, но всё можно списать на молодость и задетую гордость. Всё же ему раньше никто не отказывал. А тут какая-то целительница, не могущая похвастаться ничем, кроме наличия крови тайхар. Вот Райт и разозлился, решив добиться её любой ценой. — Знаешь… Это как-то совсем уж некрасиво с его стороны, — с сомнением в голосе произнесла Марена. — Какой бы она ни была, но… — Тебе её жаль? — удивлённо спросила Ванесса. — Да ладно, эта мерзавка быстро найдёт утешение в объятиях того, кто сможет предложить хорошую сумму для её содержания. — Ванесса! — ахнула подруга. — Вот давай только не будем устраивать драмы! Вспомни, что она четыре года встречалась с тем несчастным целителем. А ведь он был на хорошем счету в академии, но как только подвернулся шанс, она быстро переметнулась к более выгодной партии. — Может ты и права, — не стала спорить Марена. — Конечно я права, — с тяжёлым вздохом сказала Ванесса. — А теперь пойдём, мы уже и так опаздываем. Сегодня вечером я просто обязана затмить всех! Ориана так и не поняла, как сдержалась и не выдала себя ни единым движением. Возможно, потому что тело окончательно ослабло, а сердце было готово остановиться в любую секунду от переполнявшей его боли. Голова гудела, а перед глазами стоял туман, мешающий хоть что-нибудь рассмотреть. К горлу вновь подкатывала тошнота, ещё больше ухудшая самочувствие. Жестокая правда жгла несчастную раскалённым железом. Губы начали беззвучно шевелиться, умоляя богов смилостивиться и прекратить мучения, освободив душу от бремени земной жизни. Ори молила о смерти, не в силах вынести случившегося. Девушка не знала, сколько прошло времени, прежде чем она смогла двигаться. С трудом встав с земли, Ори сделала неуверенный шаг вперёд. Потом ещё один и ещё. С каждым новым шагом она всё больше распрямляла спину. С каждым новым вдохом вокруг её сердца поднималась ледяная стена, запечатывая раздирающую боль и давая возможность подумать о том, как поступить дальше. И решение мгновенно пришло. Вернувшись в комнату, Ориана обозрела две сумки с вещами, которые сложила ещё с вечера по настоянию Райта. Райт… Ледяная стена разлетелась на мелкие осколки, а тело девушки изогнулось от душевной боли. Она опустилась на пол и тихонько завыла. В то же время какая-то часть сознания холодно считала. Один, два, три… восемнадцать, девятнадцать, двадцать. Всё! Резко замолчав, Ори вновь принялась выстраивать ледяную стену. Благодаря самоконтролю, которому их обучила декан целительского факультета, она сумела взять себя в руки. Открыв одну из сумок, целительница достала тетрадь и карандаш. Безжалостно выдрала лист и принялась писать красивым женским почерком. Слова легко ложились на бумагу, словно кто-то нашептывал их несчастной девушке, помогая быстрее справиться с задуманным. Когда была поставлена последняя точка, Ори осмотрела комнату, ставшую ей домом на семь лет обучения. Затем бросила взгляд на исписанный лист и непримиримо поджала губы. Настала пора покинуть стены академии. Она плохо помнила следующие два дня, пока добиралась до небольшого приграничного города. Сначала шумный вокзал, где она дожидалась нужного ей маг-экспресса. Потом небольшое купе, которое девушка делила с пожилой леди. И, наконец, нанятая бричка, доставившая Ориану до нужного места. Если бы кто-нибудь спросил, почему целительница направилась именно туда, она бы не смогла ответить. Возможно, из-за какой-то глупой уверенности, что там получится вернуть утраченную жизнь и залечить разбитое сердце. Пусть это и было эгоистично с её стороны, но Ори упрямо двигалась к своей цели. И вот перед ней небольшая калитка, от которой к двухэтажному дому ведёт широкая дорожка. По бокам от дорожки посажены кусты дикой розы, создававшей живую ароматную изгородь. Неожиданно Ори оробела, впервые осознав, что здесь её не ждут. Да и хватит ли ей смелости посмотреть в глаза тому, кого она предала? — Ориана? — раздался сбоку удивлённый возглас. — Что ты здесь делаешь? Медленно обернувшись, девушка посмотрела в зелёные глаза темноволосого парня. На мгновение зажмурившись, она хрипло сказала: — Здравствуй Вадим, я приехала к тебе. — Но… Почему? В глазах её бывшего возлюбленного плескались удивление и недоверие. А вот неприязни, злости или ненависти не было совсем. Именно этот факт заставил девушку устыдиться того плана, которого она придерживалась последние дни. Разве можно было… Неожиданно Ориана почувствовала, как ей в спину упирается чей-то взгляд. Ей даже гадать не пришлось, кто это может быть. Райт! Целительница нисколько не сомневалась, что это именно он. Сердце испуганно ёкнуло, а в голове суматошно заметались мысли. Почему? Откуда узнал? Как сумел найти? — Ориана? — напомнил о себе Вадим, и это помогло ей прийти в себя. За несколько ударов сердца девушка успела решиться и принести клятву богам, что если всё получится, то она сделает всё от неё зависящее, чтобы   Вадим был счастлив. Переступив одну из сумок, Ориана подошла к целителю вплотную и тихо сказала: — Я люблю тебя и всегда буду любить. Заглянув в ошарашенные зелёные глаза, она решительно приникла к губам Вадима поцелуем, перечёркивая прошлую жизнь. Женщина резко открыла глаза и с трудом сделала вдох. Сердце бешено застучало в груди, по всему телу выступила испарина, а пальцы судорожно вцепились в одеяло. Уставившись в потолок, Ориана принялась глубоко и размерено дышать, стараясь успокоиться. Спустя некоторое время ей это удалось, и она устало прикрыла веки. Ори уже пятнадцать лет не вспоминала прошлое, решительно спрятав его в самых отдалённых уголках души. Ей потребовалось пять лет, чтобы совладать с собой, и женщина не желала повторения той боли. Она прилежно исполняла клятву богам, данную двадцать лет назад. Была примерной женой, прекрасной матерью, отличным специалистом… Их с супругом коллеги часто удивлялись, как у неё хватает сил не только на работу с пациентами, но и на обустройство семейного уюта. Ориана лишь загадочно улыбалась, тихо радуясь, что ей уже столько лет удаётся всех обманывать. Ведь никто так и не понял, что её сердце давным-давно заледенело. Резко сев в постели, женщина запретила сеанс самокопания и посмотрела на соседнюю подушку. Та оказалась непримятой, ясно указывая на то, что Вадим не ночевал дома. Ориана тяжело вздохнула и встала с кровати. В последнее время супруг часто подолгу оставался в военном госпитале, не столько ради пациентов, сколько ради каких-то исследований. Когда она спрашивала, чем же он занимается, Вадим всегда целовал её и просил подождать ещё немного. Утверждал, что не хотел раньше времени выходить из-под покрова плаща богини Удачи. И Ори послушно замолкала, обещая себе терпеливо ждать. Вот и сегодня супруг, видимо, увлёкся своими исследованиями, позабыв, что его дома ждёт семья. Потянувшись, Ориана прошла в сторону ванной комнаты, лишь мельком глянув на себя в зеркало. И то это вышло совершенно случайно, ведь последний год она немного стеснялась своего отражения. Не потому, что плохо выглядела. О нет, всё как раз было наоборот. В зеркальной поверхности отражалась стройная златокудрая красавица, с пронзительными синими глазами в обрамлении пушистых ресниц на тон темнее волос. А ещё выглядела целительница максимум лет на двадцать, хотя месяц назад ей исполнилось сорок лет. Сказывалось наследие тайхар — древней расы, некогда жившей в их мире. Никто не знал, куда они исчезли, в летописях не осталось об этом упоминаний. А ещё с этой удивительной цивилизацией исчезли и книги с заклинаниями, магические разработки и… города, в которых обитали тайхары. Зато остались полукровки, которые жили значительно дольше обычных людей и имели большой магический резерв. Больше всего потомков тайхар встречалось в аристократических семьях. Значительно реже — среди простолюдинов, таких, как родители Орианы. Но в то же время их объединяла одна общая черта. Все потомки мифической расы были светловолосыми и светлоглазыми. Родители, у которых появлялись такие дети, могли быть уверены, что их чада хорошо устроятся в этой жизни. Если, конечно, сумеют завершить обучение в магических академиях. Ори стала как можно реже смотреть на своё отражение с тех пор, как заметила в волосах Вадима седые прядки. Нет, как маг и целитель он проживёт дольше не одарённых магически людей. Да и его светлые глаза так же намекали на наличие крови древних магов. Но её было слишком мало, всего лишь капля в море, а значит, Вадиму отмеряно жизненного пути значительно меньше, чем Ориане или их дочери Тарине. Пусть целительница так и не смогла его полюбить, зато безгранично уважала за доброту, отзывчивость и преданность целительскому мастерству. Прежде чем спуститься вниз, женщина заглянула в комнату дочери. Кровать оказалась застелена, а девушка отсутствовала. — Видимо, сбежала на подготовительные курсы, — вздохнула Ориана и пошла на кухню. Вчера дочь соизволила поставить родителей в известность, что собирается подавать документы в столичную академию. Туда, где когда-то обучались и они. Это признание поставило Ори в тупик. Она не понимала, почему дочь хочет поехать учиться за тридевять земель, когда и в их губернии есть прекрасное учебное заведение. Да, не столичная академия, зато рядом с родителями. Неожиданно Вадим встал на сторону Тарины, утверждая, что их малышка повзрослела. А значит, ей уже пора вкусить самостоятельной жизни. Против них двоих женщина не имела ни единого шанса выстоять, поэтому, пусть и с трудом, но согласилась. Сейчас, готовя себе лёгкий завтрак, она размышляла о том, что, возможно, именно признание дочери повлекло за собой сон о далёком и болезненном прошлом. И как бы Ориана ни старалась, никак не могла перестать думать о том, кто украл её сердце, а затем безжалостно растоптал его. Райт фор Леард. Блистательный аристократ, один из сильнейших боевых магов империи, начальник отдела по борьбе с магическими преступлениями, подчиняющийся лично императору. И такой же, как она, носитель крови тайхар. Ориана не следила специально за его жизнью. Слишком больно ей было всякий раз, как она вспоминала Райта. Но даже в их глушь доходили столичные новости, пусть и со значительным опозданием. Так женщина узнала, что в тот день, когда она родила свою малютку Тарину, Райт женился на Ванессе фор Марид. Блестящая партия, объединение двух могущественных семей… Слухи об их свадьбе ещё целый год гуляли по империи. В ту ночь она долго рыдала, заглушая всхлипы подушкой, и благодарила богов за то, что Вадим был на двойном дежурстве. Она оплакивала своё разбитое сердце и разорванные в клочья мечты. А когда супруг на следующий день вернулся домой уставший, она встретила его ласковой улыбкой и вкусным ужином. Затем в газетах начали публиковать сведения об успехах Райта в профессиональной деятельности. Будто журналистам не чем было заняться, кроме как освещать жизнь среднего сына маркиза Лазарского! Но стоило признать: сюжеты выходили действительно интересными. Молодой маг, недавно окончивший академию, стремительно поднимался вверх по служебной лестнице. Ориане очень хотелось сказать, что это всё благодаря его отцу маркизу, но… Громкие преступления, которые удавалось раскрыть боевому магу, не оставляли сомнений в его профессионализме. Ори ненавидела себя за ту слабость, которая заставляла её с жадностью просматривать газеты, приходящие из столицы. Наверное, сильнее она ненавидела только Райта. И благодаря этому чувству девушка заставляла себя двигаться вперёд, ещё больше развивая свой дар и улучшая навыки целительства. Вспомнив слова декана о том, что вся жизнь целителя должна быть посвящена не только исцелению, но и совершенствованию дара, Ори с головой ушла в работу. При этом старалась не забывать о супруге и о дочери. Так продолжалось несколько лет, пока однажды она не прочитала в газете, что Ванесса фор Леард скончалась во время родов, подарив мужу дочь. В тот момент Ориана испытала злорадное удовлетворение от смерти женщины и… испугалась той, кем стала. Она была полна ненависти не только к тем, кто причинил ей боль, но и к себе. Злобное существо, радующееся чьей-то смерти — вовсе не такой должна быть магиня, посвятившая жизнь исцелению. На следующий день Ориана отправилась в храм всех богов, чтобы вымолить прощение. Тогда же она принесла ещё одну клятву: больше никогда не интересоваться жизнью Райта фор Леарда. И долгих пятнадцать лет была верна своему слову, посвятив себя любимому делу и своей семье. Она даже честно старалась вновь влюбиться в Вадима, но сердце так и не откликнулось на супруга. Впрочем, другие мужчины так же оставляли целительницу равнодушной. Так она и жила, спрятавшись от всего мира за любимой работой и запрещая себе думать о прошлом. Сварив себе кофе, Ори подошла к окну и распахнула его. В кухню ворвался свежий ветерок, принеся с собой ароматы свежескошенной травы и диких роз. Совсем скоро цветы начнут увядать, и дорожка окажется усыпана их лепестками. Вадим всегда утверждал, что тогда их дом становится похож на убежище новобрачных. И после этого обязательно подхватывал жену на руки. В ответ Ори нежно целовала его, а затем весело смеялась, пока муж кружил её. Счастливая семейная пара, которая, даже по прошествии двадцати лет супружеской жизни, всё ещё радовалась каждому совместно прожитому дню. Взяв кружку с кофе, Ори вновь вернулась к окну. Устроившись на широком подоконнике, она принялась наблюдать за редкими прохожими. Сегодня женщина выходила в ночную смену, поэтому могла не торопиться. Тем более, нужно было доделать несколько отчётов: конец месяца — самое горячее «бумажное» время в больнице. А ещё подготовить к выписке двух пациентов. Солдаты, служившие в гарнизоне, расположенном близ их города, были самыми частыми «гостями» больницы. Иногда Ориане казалось, что она их знает ничуть не хуже, чем свою семью — успела изучить за долгие годы работы. От размышлений её отвлёк раздражающий скрежещущий звук смартана[1]. Модель, которой пользовалась Ориана, уже давно устарела. В новых смартанах можно было выбрать мелодию из списка загруженных, а не использовать одну стандартную, да ещё такую неприятную. Вот только свой переговорник женщина купила с первой зарплаты и не желала его менять. Увидев высветившееся имя своей медички[2], с которой они проработали в паре больше десяти лет, Ори быстро ответила. — Здравствуйте, Ринада, — поздоровалась она, когда на экране высветилось изображение кареглазой тридцатидвухлетней женщины, с волосами каштанового цвета, собранными в тугой пучок. — Что-то случилось? — Здравствуйте, Ориана, — донеслось в ответ. — Подскажите, ваш муж так же ещё не вернулся домой? Усмехнувшись, Ори понимающе посмотрела на медичку. Муж Ринады, старший целитель Блез Нарих был закадычными другом Вадима и таким же заядлым исследователем. Ну, или не совсем таким… Как Ориана подозревала, верховодил в их компании именно её муж. Вадим всё время, сколько она его знала, стремился к каким-нибудь открытиям в области целительского искусства, призванным облегчить людям жизнь. Более того, имея возможность работать если не в самой столице империи, то в одном из крупных городов, он сам захотел после окончания обучения приехать сюда. Здесь, как утверждал муж, было лучшее место для всяких экспериментов и невероятных открытий. — Нет, Вадим ещё не возвращался, — ответила Ориана и с сочувствием посмотрела на медичку. — Насколько я знаю, у вашего старшенького сегодня день рождения. — Да, — подтвердила Ринада, недовольно поджав губы. — Блез обещал сходить вместе с нами в кафе госпожи Лерстат. Довиар и Дана так ждали этого дня! — Не расстраивайтесь, уверена, они скоро вернутся. — Ори постаралась скрыть свою нервозность. Она никогда не любила влезать в выяснения отношений знакомых семейных пар. — Очень надеюсь на это! — Ринада спохватилась, сообразив, что не стоит выливать негодование на свою непосредственную начальницу. Виновато улыбнувшись, женщина пообещала быть на дежурстве вовремя и быстро распрощалась. Закрыв смартан, Ориана неодобрительно покачала головой. Не стоило сомневаться, что именно Вадим задержал своего друга, вновь увлёкшись исследованиями. Сделав мысленную заметку поговорить с мужем, она направилась на кухню. Прежде всего, нужно было приготовить завтрак. Ори давно заметила, что сытый Вадим всегда более покладист и легко идёт на уступки. Прошло совсем немного времени, когда послышался скрип открываемой калитки, а на дорожке раздались шаги. Ориана бросила взгляд на часы и вновь покачала головой. И только когда вместо того, чтобы открыть входную дверь, в неё позвонили, она поняла, что Вадим совсем не торопится домой. — Надо ему позвонить, — недовольно пробормотала она, выходя в прихожую. — Это не дело — так задерживаться! Немного помедлив, чтобы пригладить растрепавшиеся волосы, Ори открыла дверь и тут же натолкнулась взглядом на коменданта военного гарнизона. — Лест[3] Сарков, чем обязана? — удивлённо спросила она, обратив внимание на след от сажи на лице, всклокоченные светлые волосы и неопрятный мундир. — Что случилось? Нападение? Пожар? Я сейчас иду! — Развернувшись, целительница поспешила вглубь дома, но мужчина перехватил её за локоть. — Нет, нара[4] Кант… — Комендант замялся и виновато посмотрел на неё. — Что случилось? — вновь спросила Ори, почувствовав, как сердце сжимают ледяные тиски страха. — Нара Кант… — Лест Сарков тяжело вздохнул. — Ориана, мне так жаль… [1] Смартан — Переговорное устройство, аналог мобильных телефонов. Выглядит как складное карманное зеркальце. Набор абонента осуществляется посредством нажатия в определённом порядке небольших разноцветных кристаллов, расположенных на одной половине прибора. На второй половине находится экран, на котором выводятся сохранённые номера, а при разговоре, изображение абонента. [2] Медичка или медик — младшие целители, имеющие небольшой магический дар. Аналог земных медсестёр, работают в паре со старшими целителями, или же самостоятельно в мелких поселениях, в которых не имеется своих больниц. В народе таких целителей ещё называют знахарями. [3] Лест или леста — обращение к представителю дворянского рода. [4] Нар или нара — обращение к человеку, не относящемуся к дворянскому сословию.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям