0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » На Бумаге » Избранница коар (бумага) » Отрывок из книги «Избранница коар»

Отрывок из книги «Избранница коар (бумага)»

Автор: Эльба Ирина и Осинская Татьяна

Исключительными правами на произведение «Избранница коар (бумага)» обладает автор — Эльба Ирина и Осинская Татьяна Copyright © Эльба Ирина и Осинская Татьяна

Пролог

 

 

Как только он вошел, в помещении воцарилась гробовая тишина. Работники с нескрываемым интересом рассматривали незнакомца, рискнувшего заглянуть в столовую. Клиентов в торговый двор захаживало много, но таких — с шлейфом власти и силы — единицы. Но и те не рисковали без приглашения посещать служебные помещения.

Решив помочь нерадивому клиенту, а заодно оградить себя от приобретения пары рожек, один из мастеров участливо поинтересовался:

 — Юноша заблудился?

 — Юношей я перестал быть задолго до твоего рождения, Карл, — со смешком произнес гость.

 — Кир? Это ты? — удивленно спросил мастер металла.

Взгляды всех присутствующих устремились на пришедшего.

— Смею предположить, что наш уважаемый нер Шейн встретил свою пару, — нера Лейлас постаралась ответить на вопрос супруга безразлично, но нотки раздражения все равно нашли выход.

Пожирая голодным взглядом тело бывшего любовника, она как никогда остро чувствовала свою ошибку, сравнивая Кирэса со своим мужем. Увы, результаты были не в пользу последнего. А ведь всего десять лет назад именно Лия грела постель этого невероятного мужчины, тая от прикосновений умелых рук и губ. Когда же нер Шейн переступил порог столетия, женщина решила разорвать связь и выйти замуж за молодого и перспективного мага, о чем сейчас искренне жалела.

Оттого заочно ненавидела женщину, родившуюся парой следователя и сумевшую пробудить его тело к регенерации и второй молодости. Как же сейчас Лия завидовала всей расе коар, способной физически изменяться и подстраиваться под избранников! Она бы многое отдала, чтобы стать его избранницей и владеть Кирэсом единолично и безраздельно. Но, увы…

 — Вы, как всегда, зрите в корень, нера Лейлас, — кивнул Шейн, осматривая зал.

— И кто же она? — От любопытства одна из стихийниц, подавшись вперед, чуть не упала со стула, при этом неосмотрительно демонстрируя глубокий вырез.

 — Увы, пока не могу вам этого сказать. — Приподняв уголки губ в подобии улыбки, коар слегка склонил голову в знак прощания и покинул столовую, не обращая внимания на перешептывания.

Спеша по коридорам в поисках нужной лаборатории, следователь то и дело ловил на себе заинтересованные взгляды девушек-мастеров. Благо что никто из них не лез знакомиться. Наконец, добравшись до нужного помещения, нер Шейн замер на входе.

 — Доброго дня, неры. — Он осмотрел присутствующих. — Подскажите, где нера Леор?

 — Вышла, — ответила одна из подмастерьев.

 — Когда вернется?

— Не знаем, нер, — промолвила вторая и шагнула в сторону, словно что-то стараясь скрыть.

 Нахмурившись, следователь подошел к подмастерью и отодвинул ее в сторону.

— Любовное зелье? — Он внимательно разглядывал небольшое пятно с характерным запахом.

— Нер…

— Что здесь произошло?

— Нера Леор, — нехотя ответили девушки, стушевавшись под тяжелым взглядом мужчины. — Она случайно толкнула котел и пролила на себя зелье. Сейчас отмывается.

— Кто с ней пошел?

— Никто. Доза была маленькая и не угрожала здоровью.

— Она не угрожала вашему здоровью, неры, а нера Леор — человек, для которого такие составы являются ядом!

Выругавшись, нер Шейн стремительно добрался до конца коридора и громко постучал в дверь ванной комнаты.

— Нера Леор? — Ответа не последовало. — Ринаэль, вы в порядке?

— Нер Шейн? Что случилось? — Шум воды стих.

— Ваши напарницы сообщили об одном неприятном… инциденте. Как вы себя чувствуете?

— Все в порядке. Я скоро выйду.

— Нера Леор, вы понимаете, что любовное зелье может быть опасно для вашего здоровья?

Кирэс уперся руками в дверь и сделал глубокий вдох. От сладковатого аромата с пряными нотками по его телу прошла мелкая дрожь полутрансформации, слегка увеличившая мышечную массу. Сделав еще один вдох, он утробно зарычал, впиваясь ногтями в стену и оставляя глубокие борозды.

 — Я все прекрасно понимаю, нер. Так что можете не волноваться и идти по своим делам. А я, в конце концов, оденусь…

Последнее было сказано шепотом, но мужчина все же расслышал и тяжело сглотнул. Коснувшись ручки, он открыл дверь и замер на пороге, не в силах отвести взгляд от обнаженной девушки. Может, для кого-то она и не была идеальна — худая и бледная, с маленьким вздернутым носиком. Но для него в этот момент не было женщины восхитительнее и желаннее. Аромат, вначале ласкавший обоняние легким шлейфом, ударил с новой силой, унося остатки разума.

Движения нера Шейна стали более рваными. Казалось, он превратился в хищника, готового к смертоносному прыжку. Захлопнув дверь, следователь приблизился к замершей нере и склонился к тонкой шее, снова делая вдох.

— Вы… Нер Шейн? — удивленно спросила девушка. — Что с вами случилось?

— Прошел инициацию, — хрипло ответил мужчина.

— То есть нашли свою пару?

— Нашел. Наконец-то нашел…

 

 

История первая

 

 

Подвал. Маленькое сырое помещение, пропитанное запахом плесени и прокисших солений. В грязно-серых клочьях десятилетней паутины мохнатой шубой запуталась пыль, украшая потолок темными гирляндами. В дальнем углу копошились мелкие твари, проникшие через щели в стенах.

Почуяв запах крови, сочившейся из разбитой коленки, они медленно приближались и попискивали, предчувствуя чудесный пир. Если эта свора набросится, сломанным ножиком, оставшимся еще от дедушки Васта, мне не отбиться. Раньше резчик создавал им фигурки из дерева и продавал на ярмарке, но срок службы железки истек, и дед, чуть подлатав старого друга, отдал нож мне — какое-никакое, а оружие. Еще бы правильно им воспользоваться.

Поднявшись с пола, я осторожно залезла на стоящую рядом бочку, застонавшую под моим весом. Главное не проломить прогнившие доски, а то не избежать новых ран. Подобрав под себя ноги и укутав их подолом юбки, я прикрыла глаза. Нежить шуршала внизу, но пока я ее не видела, можно было представить, что ее и нет. Интересно, сколько мне придется сидеть в подвале? Оставалось надеяться, что до ночи тетя вернется, и я смогу выйти из своего тайного укрытия.

Сняв с волос липкую паутину, я прислонилась спиной к холодной стене и тихо запела, стараясь отвлечься:

 

Подари мне крылья, небо,

Искупай в златых лучах.

Расскажи про быль и небыль

У камина, при свечах.

 

Забери с собою, ветер,

Через горы и моря,

Где закаты и рассветы,

Где рождается заря.

 

Подари мне сказку, солнце!

Жизнь — как книга на руках.

И у светлого оконца

Изгони из сердца страх…

 

Погрузившись в себя, я не расслышала шагов, а когда дверь отворилась, прятаться было поздно. На пороге стоял кузнец, сжимая пудовые кулаки и недобро улыбаясь. Нашел, все-таки.

— Пошли, — грубо бросил мужчина, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. — Вставай, иначе хуже будет.

— Арул, пожалуйста, уходи!

— Зря ты мне отказала! Зря…

Кажется, и вправду зря, вот только решения своего менять не собиралась. Прекрасно видела, что за человек наш кузнец, оттого и не пошла за него замуж, прилюдно отвергнув дары. Ох и зацепил же отказ Арула! С неделю он ходил за мной следом, уговаривая одуматься и принять предложение, а потом… Первый раз он напал на меня дня три назад, когда я шла к колодцу за водой. Хорошо, было раннее утро и на мои крики выбежали все деревенские. Старшие сыновья старосты оттащили Арула за частокол — потолковать, а младший проводил дрожащую меня до дома. Только, увы, не дошли до упертого кузнеца чужие наставления.

Второй раз случился вчера, когда я возвращалась от занемогшей соседки. Отбилась насилу, и домой вернулась в слезах, сильно напугав тетушку. Она же, услыхав мой рассказ, отправилась к старосте, чтобы попросить помощи. Но, как видно, ничего не вышло.

— Рина, не зли меня!

От страха я сжалась еще сильнее, тем самым рассердив мужчину окончательно. Не обращая внимания на мелкую нежить, Арул схватил меня за косу и, сдернув с бочки, потащил на улицу. Не в силах встать на ноги, я пересчитала все ступеньки, беспрестанно умоляя одуматься.

На улице кузнец огляделся и, не заметив никого из соседей, потащил меня к лесу, что подходил вплотную к дальней ограде. Тетке такое расположение участка было на руку — на заднем дворе росли травы, о которых соседям знать не стоило, — а вот мне сейчас лишнее внимание не помешало бы.

Тяжелое тело прижало к земле, обдавая запахом пота. Огромные ладони зашарили по мне, разрывая рубашку и до боли сжимая грудь. Попытка вырваться и позвать на помощь лишь раззадорила насильника. Руки двинулись вниз, зацепили подол юбки и бесстыдно обнажили ноги.

— Сама виновата, — бормотал Арул, тяжело дыша. — Согласилась бы по-хорошему, жила бы, как княжна. А теперь… Сама приползешь ко мне, когда брюхо начнет расти!

— Помоги-и-и… — вновь попыталась закричать я.

От сильного удара по лицу мир на мгновение померк, возвращая меня в столь ненавистную темноту, а затем раскрасился кровавыми цветами боли, пульсируя в висках. Одно хорошо — придавливающая к земле тяжесть пропала. Кое-как открыв глаза, некоторое время я разглядывала синеву чистого неба, а затем медленно повернула голову на бок.

Арул лежал в трех шагах от меня, завывая и держась за приспущенные штаны. Над ним, ласково улыбаясь, стояла тетя с любимой клюкой в руках и абсолютно черными глазами. Рот с рядом игольчатых зубов открывался и закрывался, но из-за звона в ушах разобрать слов я не могла. Разве что по белизне, разливающейся по телу кузнеца, поняла — не жилец. За посягательство на свою собственность проснувшаяся Тень наказывала жестоко.

Вздрогнув, снова закрыла глаза и отвернулась, не желая видеть расправу. В том, что она будет кровавой, даже не сомневалась — темная сущность любила проводить обряды, где главной составляющей была боль.

— Ну, чего разлеглась? — ткнув меня клюкой в бок, пробурчала Тень грубым мужским голосом. — День близится к закату, а дома ни крошки!

Разлепив глаза, я кое-как приняла сидячее положение, стянула полы рубахи на груди и посмотрела на тетку. Угольные глаза без белков не могли ничего выражать, но я чувствовала ее недовольство.

— Ступай в избу, а я тут пока приберусь…

Спорить не стала. Кое-как доковыляв до бочки, смыла с подбородка кровавые следы и жадно припала губами к воде. Затем переодела рубаху и занялась готовкой, стараясь ничего не уронить трясущимися руками. Жили мы небогато, но благодаря умению травничать — не бедствовали. Соседи частенько меняли продукты на отвары от простуды, а за грибами и ягодами мы ходили в лес. Вообще, моя тетя была замечательной и доброй женщиной, которая никогда и никому не отказывала в помощи. Но иногда в нее вселялось… что-то. Именно оно издевалось надо мной, резало запястья и сцеживало кровь для обрядов. Прятало в подпол, чтобы скрыть мою силу, иногда вырывающуюся из-под контроля. Оно же, втайне от тети, учило. Знания, полученные от Тени, я хранила как самый страшный секрет, потому что магия, пробужденная ею, пугала и завораживала одновременно.

— Рина, я вернулась!

Повернувшись на голос тети Ольны, я взглянула на ее лицо и облегченно выдохнула — обычные глаза человеческой травницы. Тетя растила меня на протяжении семнадцати лет, заботясь и обучая искусству обращения с растениями.

— Ох, что с твоим лицом, милая?

— Упала, тетушка, — соврала я, отводя глаза. — Ничего страшного, я уже смазала мазью.

Улыбнувшись старушке, поставила горшок с кашей в печку и пошла помогать раскладывать принесенные травы. Часть из них отправится на крышу, а другая — под навес. У каждой травинки, каждого корешка свой секрет приготовления, позволяющий вытянуть как можно больше пользы и силы.

Как только разобрались с делами и поужинали, тетка ушла отдыхать, а я принялась за уборку. Полчаса спустя из комнаты появилась Тень, улыбаясь мне зубастым ртом. Вздрогнув, я беспомощно посмотрела на темную сущность и послушно побрела за ней в скрытый от чужих глаз подпол.

Многочисленные склянки с кровью людей и животных… Внутренности, о принадлежности которых даже думать не хотелось. Тут же, на огромном столе, лежало тело кузнеца, прикрытое льняной простыней. Вздрогнув от вида огромного мужчины, который всего несколько часов назад пытался взять меня силой, я отвернулась и поймала заинтересованный взгляд Тени.

— Боишься его? — ласково спросила сущность с нотками предвкушения в хриплом голосе.

— Не надо… — жалобно зашептала я.

Вот только мои мольбы никогда не трогали Тень. Жутко улыбнувшись, она моргнула черными глазами, а затем тело тети упало на пол. Всего один вдох, и труп на столе зашевелился. С хрустом распрямились могучие плечи, руки сжались в кулаки, а голова медленно повернулась в мою сторону, являя черные провалы глаз и острозубую улыбку.

Бежать! Надо бежать! Вот только как, если ноги отказались слушаться и не получалось дышать от страха. Оставалось только зажмуриться и с силой закусить губу, чтобы не закричать. Тень очень не любила крики…

Тихий шорох и беззвучные шаги… Ледяные пальцы, коснувшиеся лица и скользнувшие по шее вниз… Сущность прекрасно знала, чего я боюсь больше всего, и играла на этом, вызывая не страх — ледяной ужас. Обойдя по кругу, почти ласково прикасаясь к плечам, талии и бедрам, Тень на мгновение с силой прижала меня к каменной груди, а затем подтолкнула вперед. Споткнувшись, я против воли открыла глаза и уставилась на стол, где, повинуясь темной силе, собирались инструменты.

Ритуальный нож с острым лезвием, который так легко вспарывает кожу. Глубокая костяная чаша, уже потемневшая от моей крови. Огромная книга в кожаном переплете, где на пергаментных страницах хранились знания.

— Скоро, — прохрипела-просвистела Тень, холодными губами касаясь моего уха. — Уже скоро все закончится. Осталось потерпеть совсем чуть-чуть.

Взяв мою руку, сущность нежно погладила запястье с полоской запекшейся крови и, удерживая над чашей, сделала новый разрез. Кажется, я уже привыкла к этой боли. К холоду, что разливался по телу с каждой потерянной каплей. Но вот с прикосновениями Тени, которая иногда покидала телесную оболочку и превращалась в сгусток тьмы, свыкнуться так и не смогла.

Но сейчас было ужаснее в разы — могильный холод мертвого тела за спиной, вжимающего меня в стол, и рука сущности, ласкающая беззащитную шею.

Беззвучно глотая слезы, я мысленно отсчитывала удары сердца и ждала… Ждала конца ужасной пытки, которая длилась уже семь лет…

 

 

***

 

Рассвет нового дня встретил меня на лавке у окна, коварным лучом скользнув по телу и удобно устроившись на лице. Потянувшись, я сбросила с себя лоскутное одеяло и посмотрела на перевязанные запястья. Этой ночью Тень пообещала дать мне отдохнуть, странно прислушиваясь к чему-то неведомому.

Радостно улыбнувшись хорошему дню, я поплескала в лицо прохладной водой и принялась за дела. Недовольное пернатое хозяйство ругалось в сарае, требуя свободы и корма. Зарянка обиженно мычала в хлеву, бранясь на нерадивую девчонку, проспавшую привычное время. Лай собак и блеянье соседской животины: в деревне никогда не бывает тихо, но в этом и была ее особая прелесть.

После завтрака мы с тетей Ольной планировали отправиться на дальнюю делянку, где среди вековых деревьев пряталась поляна с земляникой. Я хотела сделать пирожков и варенья на зиму, чтобы в холодную стужу наслаждаться летним ароматом.

Собравшись, мы взяли по плетеной корзине и медленно побрели по тропинке, уводящей в лес. Густая трава, еще не успевшая избавиться от росы, оставляла на подоле юбки радужные бусы, крупными каплями стекающие наземь.

Соловьиные трели радовали слух, делая и без того хорошее настроение ясным и солнечным. Вдохнув свежий воздух полной грудью, я улыбнулась да так и замерла, глядя на двух путников, шагающих навстречу. Высокий мужчина в дорожном костюме держал за руку миловидную женщину, о чем-то обеспокоенно расспрашивая. Женщина отвечала с улыбкой, но по бледному лицу было видно, что что-то не так.

— В положении, — коротко просветила меня тетя, с первого взгляда определив причину недуга. — Надо бы помочь, а то не убережет малыша.

Дождавшись, пока путники поравняются с нами, тетка поздоровалась и, внимательно осмотрев женщину, покачала головой.

— Чего же ты с недугом своим отправилась в дорогу?

— По делам, — слабо улыбнулась незнакомка.

— Пойдемте, — коротко приказала травница и развернулась в сторону дома.

Спорить путники не стали. Оказавшись в избе, тетя повела женщину в соседнюю комнату, шикнув на ее спутника. Тот все порывался присоединиться, но получив дверью по лбу, хмуро притулился к стене.

Опасливо косясь на гостя, я некоторое время ходила по кухне, машинально подогревая воду для травяного сбора и накрывая на стол. Все это время я бросала взгляды на мужчину, чувствуя в нем скрытую угрозу. Вроде обычный — с коротким ежиком темных волос, загоревшей на солнце кожей и сильными руками. Только почему-то его образ расплывался перед глазами, нет-нет, да являя совершенно другое существо. Сила, что разливалась в воздухе, заставляла нервно вздрагивать от каждого шороха и ждать… Чего? Сама не знаю, но было не по себе.

— Откуда тропинки вас к нам привели? Вы не похожи на эстольцев, — решила я отвлечь мужчину разговорами, пока он не начал ломать дверь в соседнюю комнату.

— Мы из Илентали.

— Из самой империи! И как же вы до нашей глуши добрались? Неужели пешком?

Усмехнувшись, он присел к столу и стал неспешно рассказывать о том, как из Дэйроса они перенеслись порталом к самой границе Великой степи. Погостив у кочевников, супруги вместе с их караваном доехали до Запретных лесов.  Волшебные рощи они пересекли стационарными порталами, иногда задерживаясь в гостях у детей природы. А оттуда и до Эстольи было рукой подать.

Тетя с незнакомкой появились где-то час спустя, как раз к готовности мясной похлебки. Поставив перед гостями тарелки с едой, малосолы, горячий хлеб и масло, сама я устроилась в уголке. Отсюда было удобно рассматривать путешественников. Женщина была светлая, яркая. Скорее всего — маг. А вот мужчина казался самым обычным. Только отчего-то я не верила своим глазам, больше полагаясь на внутреннее чутье.

— Травы я тебе соберу, как раз с неделю как просушили, а дальше ты сама. Во мне силы нет, так что нужные зелья приготовить не смогу.

— Немного отдохну и сделаю, — улыбнулась порозовевшая незнакомка. — И вам, если что-то надо, приготовлю.

— Да мне-то что, — отмахнулась тетя Ольна. — У нас окромя простуды, разбитых коленок да зубной боли, ничего и не случается.

— Тогда возьмите хотя бы деньгами. Помощнице вашей на приданое пригодятся.

Вот с этим старушка спорить не стала. Пообедав, отправила странную пару отдыхать на чердак, выдав тонкое одеяло и набитые травами подушки. Я же, испросив разрешения, побежала на поляну за ягодами. Уж очень хотелось сладких пирожков и морса.

Лес, пробудившийся ото сна и прогретый солнцем, радовал своими ароматами и звуками. Терпкий запах прелых листьев, мешался с хвойным. Мягкий мох укутывал деревья и камни. Под каждым кустом своя жизнь, своя тайна. Стоит отодвинуть лист, и можно разглядеть ежевичную лозу с белыми звездочками цветов. Под еловыми лапами прятались упитанные грибы, так и просящиеся в корзину. Трели птиц, любопытные мордочки белок... Лес жил и дышал, даря пищу и защиту сотне жильцов.

По поляне с земляникой с листка на листок беззаботно порхали две бабочки. Ни проблем, ни забот. Жизнь — как один миг, наполненный теплом и радостью.

Коварные ягоды умело прятались среди обильной зелени, лишь иногда показывая алые бока. Опустившись на колени и примостив корзину рядом, я осмотрелась. Первая же добыча отправилась в рот, принеся с собой сочную сладость с легкой кислинкой. Следующая — в корзинку. И так до тех пор, пока плетенка не была наполнена до половины. Больше срывать я не рискнула, чтобы не подавить спелые ягоды.

Оглядев земляничные угодья, прикинула, сколько раз можно будет заглянуть в гости, и, напевая песню, отправилась домой. По пути, не удержавшись, набрала немного грибов для жаркого с картошкой. С солеными огурцами будет в самый раз!

Я уже почти добралась до дома, когда на моем пути появился Махр — младший брат покойного ныне кузнеца.

— Доброго дня, — тихо поздоровалась я и попыталась обойти парня.

— Брат мой где?

Ох, я очень надеялась, что мне этот вопрос зададут в последнюю очередь. Мало ли куда мог отправиться Арул? Может, пошел в соседнюю деревню, да нарвался на волков. Или разбойников, хотя их в наших местах не видели давненько.

— Не знаю, — прошептала я.

Ведь действительно не знала, что с ним сделала Тень. Может, разложила по полочкам в подполе, а может, предала земле…

— Вре-е-ешь. Я знаю, что он ходил к тебе…

Значит, кузнец успел поделиться, куда и зачем шел. И никто его не остановил.

— Как видишь, не дошел, — вздернув подбородок, выплюнула я.

— Опять врешь. — Зло сощурив голубые глаза, Махр двинулся на меня. — Ну, если не он, то буду я. Хорошо ты хвостом покрутила, пора и меру знать.

Корзинка сама выпала из ослабевших рук, рассыпая по земле свое богатство. Сделав несколько шагов назад, я подобрала подол юбки и побежала куда глаза глядят. Петляла среди деревьев, стараясь оторваться, но тщетно. Несмотря на свои габариты, Махр оказался быстрее.

Повалив меня на землю, лицом в траву, он пристроился сверху. Разорванная юбка и потные руки, скользящие по ногам… Мой отчаянный крик, боль в груди… И мысль — «Как же я устала…» Устала убегать от парней, которые не желали понимать отказа. Устала от Тени и ее выходок. Надоело бороться за каждый новый день и осознавать, что он может стать последним. Сопротивляться и кричать сил больше не осталось.

— Ай-ай-ай, как нехорошо. — Знакомый голос донесся сквозь стук собственного сердца. — А я ведь предупреждала, что трогать девчонку нельзя. Предупреждала?

Прежде, чем Махр успел что-то ответить, его отбросило в сторону, впечатывая в дерево. Упав наземь, кузнецов брат тут же поднялся и в упор уставился на тетку, которой сейчас управляла темная сущность.

— Придет день, Ольна, когда ты не сможешь ее защитить, и тогда я позабав… — а дальше он захрипел, царапая собственное горло пальцами.

— Я всегда смогу защитить ее, — усмехнулась Тень, присаживаясь рядом со мной и натягивая юбку на голые ноги. — Всегда!

— А я все думал, почему твоя аура кажется такой знакомой. — Новый голос заставил вздрогнуть и перевернуться на бок. — Давненько я не встречал сущностей.

— Зря Ольна вас приютила, очень зря, — печально покачала головой Тень и поднялась на ноги. — Если уйдешь сейчас, я не трону тебя и твою семью.

— Ты и так не тронешь — сил не хватит.

— Что же, твой выбор, — зубасто улыбнулась сущность и запустила в мужчину черным сгустком.

Не желая попасть под горячую руку, я медленно поползла к деревьям, стараясь даже не оглядываться. Не знаю, кем был наш гость, но отчего-то была уверена — он действительно сможет противостоять Тени. И, чего уж таить, очень надеялась на его победу.

Воздух вокруг звенел от силы, вызывая зуд в ладонях и желтые точки перед глазами. Отмахнуться от них не получалось — светлячки впитывались в кожу, оставляя после себя приятное тепло. Со стороны Тени слышалось недовольное шипение, перемежавшееся бранью. Кажется, в кои-то веки нашлось существо сильнее ее!

К сожалению, я так и не смогла узнать, чем все закончилось. Внезапная боль, сковавшая тело, стерла краски мира и погрузила меня в блаженное беспамятство.

 

 

История вторая

 

 

— Очнись, девочка! Да очнись же! Вар, она не приходит в себя, и я не могу ничего сделать.

— Наллия, успокойся, с ней все будет хорошо. Просто дай ребенку отдохнуть.

Сквозь сон я слышала голоса, но разобрать, откуда они доносятся, не могла. Я даже глаз открыть не могла: веки словно свинцом налились. Хотелось свернуться клубочком, закутаться в любимое одеяло из лоскутов и спать. Видеть сказочные сны о волшебных краях и не возвращаться в суровую реальность.

— Она не хочет бороться, — в голосе женщины проступили нотки отчаяния.

— Наллия, любимая, не плачь. Мы сделали все, что могли. Остальное нам не подвластно.

— А если провести ритуал и…

— Нет! Ты слишком слаба, а она сама должна решить: уйти за черту или остаться здесь.

Ничего не ответив, женщина стала гладить меня по волосам, напевая старую колыбельную:

 

Закрой глаза, представь, что мы — созвездия,

Над миром ночью темной пролетим.

Послушаем предания и песни

Народа, что так горячо любим.

 

Вообрази простыми мотыльками,

Летящими в просвет средь серых дней...

Живущими с цветными огоньками,

Жалеющими все себя сильней...

 

Закрой глаза и стань простой песчинкой,

Покорной дуновенью ветерка,

Но, если хочешь, будь моей снежинкой,

Чтоб, умирая­­ — вновь на облака.

 

Стань кем захочешь. Вечность — не обманешь!

Ведь будешь тем, кем выдумала жизнь.

Судьбу, надежду пальцем не заманишь,

А если борешься, тогда, дружок, держись...

 

Стой до конца, когда уже нет шанса,

Верь в крепость духа, сердце и мечты!

Все кружится под звуки новых танцев –

Под музыку надежды… и любви.

 

Мелодичный голос ласкал слух, а слова заставляли душу цепляться за тело. Еще слишком рано уходить. Если смогла выжить, значит, достойна. Улыбнувшись во сне, я позволила себе впервые за долгое время расслабиться и насладиться отдыхом.

Я действительно летала, кружа над городами, освещенными множеством огней. Каталась по Млечному Пути, словно по ледяной горке, проносясь мимо россыпей бриллиантовых звезд. Ловила в ладони пушистых солнечных зайчиков и растворялась в золотых лучах, согревающих мое крошечное сердце. Мой сон… Моя светлая сказка…

Второе пробуждение оказалось более приятным. Сначала бросилось в глаза застекленное окно — роскошь, которую в нашей деревне не сыщешь. Значит, я не дома… Медленно сев, я спустила босые ступни на пол и, поднявшись, сделала несколько неуверенных шагов к окну. Воробьи, до этого весело спорящие из-за гусеницы, вспорхнули в небо.

— Интересно, где я?

— В Валыне — торговом городе на границе с империей Иленталь.

Обернувшись на голос, я еле удержалась, чтобы не упасть. Голова закружилась, а в глазах заплясали разноцветные пятна.

— Как ты, милая?

Знакомая женщина, которой помогла тетя Ольна. Тетя… Воспоминания о случившемся навалились разом, заставляя мелко затрястись от пережитого ужаса. Что же случилось? Как я оказалась в этом месте, и кто выиграл в сражении?

— Что с тетей? — хрипло прошептала я.

— Прости, девочка, но мы не смогли ее спасти. Она боролась, но возраст… сердце не выдержало.

Осев на пол, я обхватила себя руками и начала медленно раскачиваться из стороны в сторону. Ее больше нет… Женщины, что растила меня с рождения, даря материнскую любовь и заботу.

— Не плачь, моя хорошая. Отпусти ее дух, чтобы он смог обрести покой.

Отпущу… Как только грудь перестанут сдавливать рыдания и высохнут дорожки слез. Как только перестану думать о том, что больше никто не ждет меня в нашей избушке, с кружкой горячего отвара и сдобными пирогами. Больше никто не пожалеет и не утешит… Тень забрала у меня все, что могла. Тень…

— А как… Что стало с Тенью? — с тревогой спросила я и замерла, страшась услышать ответ.

— Варго развеял темную сущность, она больше не потревожит тебя.

От облегчения меня стало мелко колотить, к горлу подкатывали рыдания.

— На вот, выпей.

Пить, когда зубы отстукивают дробь, было нелегко, но несколько глотков я все же осилила. Судя по запаху, это был сильный успокоительный отвар. В нем я сейчас особенно нуждалась.

— Как тебя зовут? — спросила женщина, когда я немного успокоилась.

— Рина, — выдохнула я.

Подняв взгляд, я стала невольно рассматривать незнакомку. Странная она и красивая. Толстая рыжая коса, молочная кожа и зеленые глаза с черным ободком. Темная ведьма…

— Я не ведьма, а травница, — словно прочитав мои мысли, улыбнулась незнакомка. — Ободок — отличительная черта моего рода.

Она поймала мой взгляд и удерживала его, пока я тяжело не выдохнула. Ободок казался сотканным из десятка маленьких черных звезд, окруживших зрачок. Красота, хоть и пугающая.

— Голодная? — указав на поднос с овощным супом и краюхой хлеба, спросила незнакомка.

— Да, — смущенно призналась я.

Есть действительно хотелось, несмотря на все случившееся. Кое-как поднявшись на ноги, я устроилась за столом и принюхалась к супу. Восхитительный аромат вызывал в желудке болезненные спазмы. Вкус тоже оказался чудесным, так что я не заметила, как съела всю тарелку. Тепло разливалось по телу, навевая дремоту.

— Отдыхай, маленькая, — заметив мой зевок, улыбнулась травница. — Если что, я буду рядом.

Благодарно кивнув, я забралась на кровать и закрыла глаза. Отчего-то верилось, что травница не причинит мне вреда.

 

 

***

 

 

— Рина, просыпайся. — Тихий голос и осторожное прикосновение к плечу пробудили ото сна. — Пора пить лекарство.

Вздохнув, я нехотя приоткрыла один глаз и посмотрела на склонившуюся надо мной травницу. В руках она держала кружку. По запаху легко было догадаться, что это укрепляющий отвар, и через силу я влила в себя все до капли. Немного посидела, сбрасывая остатки сна, а потом попросила умыться. Однако вместо бочки с водой мне предоставили целую комнату, где можно было привести себя в порядок.

Когда вернулась, на кровати лежало легкое платье изо льна, украшенное вышивкой и красным бисером. Рядом — нижняя рубаха на тонких лямочках и с кружевными вставками. Красота какая!

— Спасибо, госпожа, но я не могу это принять!

— Еще как можешь! — уперев руки в бока, возразила травница. — Негоже такой красавице ходить в рваных вещах. Давай примеряй. Самой интересно, как оно на тебя сядет.

Было очень стыдно брать у незнакомки одежду, но ведь и в одной рубахе далеко не уйдешь. Пришлось надевать, втайне наслаждаясь и мягкостью ткани, и богатой вышивкой.

— Худенькая, как тростиночка, — покачала головой травница. — Давай пока затянем платье поясом, а позже сходим на рынок и купим тебе другое.

— Мне и в этом удобно. Спасибо, госпожа!

— Сменные вещи все равно понадобятся, так что не отказывайся. И зови меня нера Наллия.

— Спасибо…

— Что не так, девочка?

— Я… Мне не ясны причины вашей заботы.

— Не хочу начинать наше знакомство со лжи, так что скажу, как есть. Мы с мужем исполняем последнее желание твоей тети. Она просила присмотреть за тобой и помочь обжиться.

— Вы и так помогли, освободив меня. Так что я вернусь домой…

— И что тебя там ждет? В лучшем случае выйдешь замуж, родишь деток и всю жизнь проведешь в деревне. С нами же ты сможешь посмотреть мир и выбрать свой путь. Соглашайся, девочка. Тем более негоже магу с твоим уровнем прозябать в глуши.

— А какой у меня уровень?

— Точно не скажу, но не меньше четвертого. Если захочешь, потом сходим к Видящему и узнаем точно.

Смущенно кивнув, я замерла посреди комнаты, не зная, как быть дальше. Слава творцу, за меня все решила нера Наллия.

— Пойдем, официально познакомишься с нером Варго Нилем — моим мужем. — Она протянула мне руку. — Он боевой маг, специализирующийся на защите от Тьмы, и мастер металла.

— От Тьмы и всех ее проявлений, — смеясь, уточнил мужчина, вставая из-за стола.

Пока слушала объяснения травницы, не заметила, как мы вышли из комнаты и спустились по лестнице. В небольшом помещении на первом этаже располагалось около десятка крепких с виду столов. Со стороны кухни раздавались голоса, звон посуды. В воздухе витали ароматные запахи.

Нер Ниль подошел к нам, и я невольно открыла рот от удивления. Маг обладал копной синих волос, на кончиках которых мерцало голубое пламя. Кожа казалась загорелой, но отливала синевой, а глаза поражали своей глубиной. Я только однажды видела такой цвет. Еще будучи ребенком, вытащив из теткиного тайника драгоценные камни невероятного синего оттенка, я восхищалась их красотой, даже не подозревая, что когда-нибудь встречу создание с такими же глазами. С глазами цвета сапфира.

— Да уж, давненько юные девы не смотрели на меня так, — усмехнулся маг, оглаживая короткую бороду.

— Без иллюзии вам… лучше, — ответила и почувствовала, как кровь прилила к щекам.

— Не красней так, девочка. Не ты первая попала под очарование лэроса. Что поделаешь, такова натура ледяных демонов.

Услышав слово, которое в нашей деревне сопровождалось охранным знаком, я невольно отшатнулась, и тут же пожалела об этом. Врезавшись в дядьку, несущего кружки с напитками, я не удержалась и упала на пол. Напитки опрокинулись на сидящих за соседним столом посетителей, и помещение быстро окутал запах браги.

— Ах ты дрянь! — громко закричал один из облитых, развернулся и замахнулся ногой для удара.

Я инстинктивно прикрыла лицо ладонями, даже не успев понять смысл слов. Когда удара так и не последовало, я решилась отвести руки. Несдержанный посетитель (по-видимому, гоблин) висел над полом и мотал ногами в тщетной попытке высвободиться из захвата демона. Лэрос же со скучающим видом удерживал толстяка за шею, постепенно сжимая пальцы. Когда несчастный почти сравнялся цветом кожи с серыми стенами, маг отбросил его в сторону и обвел зал таверны равнодушным взглядом.

— Есть еще желающие пообщаться? Нет? В таком случае всем приятного аппетита.

Люди и нелюди как ни в чем не бывало вернулись к прерванной трапезе и разговорам, лишь изредка бросая косые взгляды на лэроса.

Тихонько выдохнув от облегчения, я заплакала. Беззвучно, чтобы никто не заметил, пряча лицо за копной черных волос, растрепавшихся после падения.

— Ну, будет тебе, девочка! Чего плачешь? — подняв меня на ноги, спросил демон.

— Милая, сильно испугалась? — Травница ласково погладила меня по голове.

— П-простите, — заикаясь, пробормотала я.

— Ничего, моя хорошая. Предлагаю заглянуть на рынок, а оттуда отправиться в более уютную харчевню.

Так мы и сделали.

 

 

***

 

 

— Посмотри, Рина! — раздался восторженный возглас травницы.

Оторвавшись от созерцания каменных плит, я подняла голову, чтобы тут же замереть от удивления. Вход на рынок был увит золотыми цветами, из бутонов которых то и дело вылетала сверкающая пыльца, подхватываемая вольным ветром и улетающая ввысь. Некоторые песчинки, успевшие прошмыгнуть мимо игривого ветерка, опускались на головы прохожих, заставляя их сиять. Подойдя ближе, я подняла лицо, чтобы лучше рассмотреть бутоны, но увы, тут же зажмурилась. Десятки маленьких светил… вот на что это похоже.

— Это растение — иллюзоин. Он рассеивает магию иллюзий, помогая стражам в их нелегком деле, — пояснила нера Наллия. — Иллюзоин был создан придворным магом короля фей и поначалу украшал врата на границе маленького народа. Со временем феи стали дарить отростки этого цветка дружественным королевствам, тем самым укрепляя связи и помогая в борьбе с выходцами Теневой империи. Ни один темный не пройдет сквозь такие врата — его отбросит силовой волной. Жаль только, срок жизни у иллюзоина короток — всего-то десять месяцев.

Еще немного полюбовавшись цветами, я переключилась на рынок, стараясь рассмотреть все и сразу. Здесь были сотни лавок и палаток, а голоса зазывал и торговцев сливались в монотонный гул. Чтобы не потеряться в этом хаосе, я вцепилась в руку неры Наллии, а то мало ли что…

— Не потеряешься. — Она ласково посмотрела на меня, крепче сжимая ладонь.

Благодарно улыбнувшись, я снова закрутила головой, и невольно залюбовалась камнем, поблескивающим на одном из прилавков. Заметив интерес, лэрос мягко потянул меня в сторону лавки.

При ближайшем рассмотрении камень оказался частью великолепного кольца с тонкими переплетениями черненого серебра. Нежный розовый цвет приятно ласкал взор, а прожилки черной вязью складывались в затейливые узоры.

— Доброго дня, многоуважаемые неры! — склонился в глубоком поклоне продавец.

— И вам того же, — отозвался демон. — Что тебе приглянулось, Рина?

Покачав головой, я попыталась сделать шаг назад, но нер Варго не дал, приобняв за плечи.

— Неужели прекрасная нера разочаровалась в моем товаре? — со скорбью в голосе спросил продавец.

Переведя взгляд с кольца на него, я невольно нахмурилась, испытав к мужчине легкую неприязнь. Белые волосы, белая кожа… Черты лица какие-то мелкие и невыразительные. Все в нем казалось искусственным и лживым, но даже не это отталкивало. Меня пугали его глаза с тонкой сетью лопнувших капилляров белка.

— Я вижу, юной нере понравился радомир. Чудный камушек, скажу я вам. Он обладает особенными свойствами, помогая пробудить скрытые таланты и усилить их. А еще он возвращает любовь к жизни… — прошептал продавец, приблизив ко мне лицо. — Что же привлекло в нем вас?

— Сколько? — оттеснив от меня неприятного мужчину, спросил лэрос.

— Я отдам его взамен на одно зелье из коллекции вашей спутницы, — мерзко заулыбался продавец. — Зелье аллюции.

— Неужели у северного нарга проблемы с женщинами? — хмыкнула травница.

— Возраст–возраст, — притворно вздохнул продавец, продолжая разглядывать меня. — Скажите, а нет ли у вас желания оставить это прелестное дитя здесь? Мне бы не помешала помощница и…

— Только посмей договорить, и я заберу кольцо у трупа, — оборвал торговца демон, загораживая меня собой.

— Как пожелает достопочтенный нер, — долетел до меня ответ нарга, рассеявшись эхом, — но предложение все равно остается в силе…

— Как и отказ, — в голосе лэроса прорезалась сталь, заставившая отступить нелюдей, толпившихся у ближайших лавок.

— Тише, любовь моя, — шепнула нера Наллия, касаясь плеча мужа. — Вечером приходите к постоялому двору у Южных ворот. Я приготовлю нужное зелье, а колечко мы заберем сейчас.

— Непременно приду, — голос с лживыми нотками лести заставил меня передернуться.

Я уже пожалела, что вообще посмотрела на кольцо, но оно казалось таким желанным... Почувствовав, как что-то прохладное скользнуло на указательный палец, я опустила взгляд на руку. Розовый камень приветливо поблескивал на бледной коже, завораживая плавными изгибами прожилок. Я попыталась снять украшение, чтобы ненароком не испортить красоту, но оно намертво обвило палец.

— Все магические камни чувствуют законного хозяина и если найдут его, то уже не отпустят, — глядя на мои потуги, шепнула травница. — Не пытайся снять кольцо — теперь вы принадлежите друг другу.

— Не делай такие удивленные глаза, — погладив меня по голове, улыбнулся нер Варго. — Ты ведь неспроста обратила внимание именно на него, выделив среди множества других. Значит, такова судьба у вас двоих, но об этом можно поговорить и позднее. Сейчас сделаем необходимые покупки и отправимся ужинать.

Кивнув, я взяла под руку травницу и пошла к следующему прилавку, где в воздухе летали странные резкие ароматы. Разноцветные горки сыпучих веществ пользовались популярностью у покупателей. Они наперебой просили взвесить им тот или иной порошок, нередко отстаивая последний грамм кулаками. У лавки с необработанными камнями, кстати, толпилось не меньше народу. Но здесь были преимущественно мужчины.

— Рина, пойдем пока за травами, а то Вар застрял здесь надолго, — хмыкнула нера Наллия, с нежностью глядя на своего мужчину.

В голове крутился вопрос: «Как же демон потом найдет нас в этой толпе?», но раз женщина так спокойно оставила его, то и мне волноваться не стоит. Отыскав нужную лавку, травница начала перебирать цветки и листья, принюхиваясь, а иной раз и пробуя на вкус. Большинство растений были мне знакомы, поэтому, когда она собралась попробовать ядовитый корень, я резко дернула ее за руку.

— Сколько видов трав ты знаешь? — довольно спросила нера.

— Все, что растут в нашем государстве, и некоторые иноземные. Тетя понемногу учила.

— Если захочешь, сможешь продолжить обучение. Помощница мне не помешает.

— Спасибо, — только и шепнула я, не в силах выразить всю благодарность.

Когда с травами было покончено, мы отправились за одеждой. Это оказалось непривычно — вот так ходить за покупками, разглядывать диковинные вещи и слушать веселые рассказы. Оказывается, у лэроса и травницы была дочь, которая училась в военно-магическом университете, постигая азы ведения боя и защиты мирного населения. Интересно, а каково это — учиться в подобном заведении?

За этими мыслями я не заметила, как мы оказались на площади, большая часть которой была огорожена полупрозрачным сияющим куполом. Внутри него сновали нелюди, затянутые в черные кожаные доспехи и обвешанные оружием. По всей видимости, они выступали в качестве охраны для существ, запертых в клетках. О, великий творец, кто там только не сидел!

 Таких созданий я не видела ни в одной из книжек! Монстры, внушающие страх и отвращение, издавали булькающие звуки, одаривая прохожих плотоядными взглядами. Тела, покрытые язвами и сочащиеся гноем, больше подходили разлагающимся трупам, нежели живым созданиям. Переведя полный ужаса взгляд на травницу, я потянула ее в сторону, желая поскорее покинуть злачное место, но неожиданно замерла, не в силах пошевелиться.

Среди многообразия чудовищ были люди. Простые люди, закованные в кандалы и выставленные на всеобщее обозрение. Рабы… Один из нелюдей в доспехах весело рассказывал о маленькой девочке, которая валялась у него в ногах. За эту кроху он просил пять златней.

— Что это?

— Невольничий рынок, — голос травницы звучал глухо.

— И здесь торгуют людьми?

— Это не люди, — ответил лэрос, внезапно оказавшийся рядом, — а лаготерии — мертвые души.

— Кто?

— Существа, заключившие сделку с Тьмой и потерявшие самое ценное — внутренний свет. Никто не знает, за что они заплатили такую цену, да и знать не хотят. Только в тот самый момент, как сделка заключена, они перестают быть людьми. Помнят прошлую жизнь, но она не вызывает ничего, кроме отвращения и боли. Такое создание милосерднее убить — из жалости, но некоторые находят пользу в их рабском труде.

Передернув плечами, я в последний раз посмотрела на безразличного ко всему ребенка и послушно последовала за новыми знакомыми. Оказывается, мир более жесток, чем я предполагала.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям