0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Избранница урха (эл. книга) » Отрывок из книги «Избранница урха»

Отрывок из книги «Секреты семьи Джером. Избранница урха (#1)»

Автор: Клевир Анна

Исключительными правами на произведение «Секреты семьи Джером. Избранница урха (#1)» обладает автор — Клевир Анна Copyright © Клевир Анна

 Глава 1

Стоя на широком мосту,  перекинувшимся через реку со светящимися частичками плазмы, я следила за разгорающимися огнями квартала развлечений и думала... Думала о том, как найти сестру в этом жутком месте, пропитавшемся запахом разврата и похоти.

Как найти ту, что не хотела быть найденной?

Я не винила Агату за ее побег. Да и сложно было это сделать, понимая, какая непосильная ноша свалилась на ее хрупкие плечи. Через сколько испытаний пришлось пройти старшей сестре, чтобы в итоге потерпеть поражение. Я не винила Агату за побег, я просто хотела ее найти.

– Сегодня нам точно повезет! – твердо произнесла я, хотят совсем не чувствовала уверенности.

– Тебе не стоит туда идти, Эдель, – произнес мой верный страж, возвышающийся за плечом.

Хорн вошел в нашу семью много лет назад, когда, будучи еще маленьким волчонком, угодил к Галактическим Охотникам. Мой отец спас его, а затем буквально собирал по кусочкам, на протяжении долгого времени борясь за его жизнь. Заставляя Хорна бороться за свою жизнь. И измененный боролся, в конечном итоге став для нас названным братом и защитником. Сильным, быстрым и смертоносным оружием, внушающим дикий страх. Всем, кроме нашей семьи, которую он считал своей стаей.

– Знаю, что не стоит, но мне плевать на сплетни и чужие домыслы. Я найду сестру, чего бы мне это не стоило, – ответила решительно и закрыла нижнюю часть лица маской.

 Квартал развлечений встретил нас удушающими парами, многочисленными рекламными голограммами, разодетыми (а точнее практическим раздетыми) представителями разных видов, и мерзким чувством отчаяния. Чувством, что постепенно разливалось по моему телу, сковывая сердце холодом фреона, но я упорно боролась. Изо дня в день рыскала по мегаполису и искала сестру. Искала вопреки советам семейного представителя и уговорам дальней родни. Мне вполне хватало поддержки младших, чтобы не опускать руки.

– Куда пойдем? – спросила у брата, перекрикивая навязчивую музыку с голографических экранов.

– Хватит походов, Эдель, – тихо пророкотал Хорн, а мое сердце пропустило удар. Неужели и он потерял надежду найти Агату? Но следующие слова измененного развеяли мои сомнения. – Сегодня мы будем задавать вопросы. Идем!

С этими словами Хорн аккуратно взял меня за руку и, как маленькую, повел вперед, пересекая Ряды. Каждый ряд представлял собой длинную, очень длинную улицу с определенным товаром или услугами. Так первые два были отведены под бары и пабы, где желающие могли насладиться диковинными напитками и едой со всей галактики.  Следующие три ряда – игровые заведения, затем магазины всякой контрабандной всячины, дома разврата и еще множество всего, что могло уничтожить личность в любом существе.

Замерев на развилке Ряда Магазинов, он окинул быстрым взглядом все имеющиеся лавки и решительно направился к самой серой и неприметной. Чем там торговали, я так и не поняла, но судя по довольному блеску в желтых глазах, Хорн нашел искомое.

Дернув самую обычную, не автоматическую дверь, он зашел внутрь и огляделся. В дальнем углу, за грязным столом и в столь же грязном кресле сидел скриб. Огромная желтая голова жителя Скриберы слегка фосфоресцировала в сгустившейся темноте, подсвечивая многочисленные пигментные пятна-наросты. Подняв голову на звук, скриб смерил нас двумя парами беззрачковых глаз, а затем издал булькающий звук. Встроенный переводчик тут же активировался, донося до нас смысл фразы существа.

– Чего вам угодно, господа?

– Мы ищем женщину. Землянка. Аристократка, – пророкотал Хорн, не сводя со скриба хищного взгляда.

– Простите, господин, но я ничего не зна… – существо еще не успело закончить, как перед ним на стол упала маленькая бусина.

Ничем не примечательная сфера, о назначении которой я не знала. Зато отлично знал брат и скриб, поспешно накрывший бусину семипалой рукой.

– Если будешь полезен, получишь еще одну бусину. Ну?

– Да-да, господин, теперь припоминаю. Такая рыженькая. Она пришла одна и сразу угодила в компанию векшей.

Услышав про векшей, я выдохнула сквозь сжаты зубы. Эти существа были мирными, даже милыми, но абсолютно лишенными инстинкта самосохранения. Они любили весь мир и все миры, вызывая своим вечным оптимизмом неприязнь у многих видов. И как Агата могла с ними связаться?!

– Где их видели в последний раз?

– Что-то никак не могу вспомнить… – пробулькал скриб с тонким намеком. Усмехнувшись, Хорн кинул ему вторую бусину, тут же исчезнувшую в столе. – Сверхновая.

– Что такое сверхновая? – не поняла я, посмотрев на стража.

– Один из самых больших клубов Квартала, – выдохнул Хорн сквозь сжатые зубы. – Эдель, ты возвращаешься на скат и ждешь нас там.

– Нет, – решительно ответила я.

– Эдель, Квартал – уже пятно на твоей репутации. Если тебя узнают в «Сверхновой»…

– Не узнают, да и плевать. Агата не пойдет с тобой, а вот меня она послушает.

– После всего случившегося – ты в этом уверена?

– Уверена, – твердо ответила я, не сводя взгляда с брата. – Мне все равно, что это за клуб. Я иду за сестрой! С тобой или без тебя!

Утробно зарычав, Хорн сузил желтые глаза, но это было единственным проявлением его недовольства. Кивнув, он бросил на скриба предупреждающий взгляд, а затем вывел меня на улицу. По глазам тут же ударил яркий неоновый свет и шум никогда не спящего квартала.

– Отвратительное место, – оглядываясь по сторонам, произнесла я.

– Квартал – единственный фактор, удерживающий низший класс от восстания. Не будет его, и вся эта масса тут же полезет на верхние ярусы городов. Аристократы справятся – техническая мощь и поддержка роботов дают неоспоримую власть, – но какой ценой?

– Понимаю, и все же... это очень мерзко, – вздохнула я. – Интересно, а клубы Квартала сильно отличаются от заведений верхних уровней?

– Ты этого не узнаешь. Тебя не пустят в «Сверхновую» без специального пропуска. А если даже пустят, я не дам зайти. Это место не для девушки, тем более – аристократки.

– Если ты забыл – напомню. Мне уже двадцать пять, и я могу ходить в любое месте, где захочу! Социальный статус мне не помеха! И вообще, с каких пор ты мне что-то запрещаешь?

– С тех пор, как остался единственным здравомыслящим членом семьи, – пробурчал брат.

– Сейчас мне было обидно, – глядя в спину шагающего Хорна, буркнула я. – К тому же, тебя тоже не пустят! Тебе всего двадцать три и до получения чипа совершеннолетия еще два года!

– Эдель, совершеннолетие у измененных наступает в шестнадцать лет, – как бы между прочим напомнил Хорн, заставляя меня нахмуриться. И как я могла забыть об этом?

– В любом случае, я попаду в этот клуб! Хоть через люк, хоть через канализацию!

– Я бы посмотрел на это, – насмешливо произнес брат.

Решив закрыть тему, я принялась рассматривать многочисленные заведения. Интересно, и какое среди них «Сверхновая»? Ответ нашелся достаточно быстро и, честно говоря, немного напугал.

Среди яркого света многочисленных экранов и вывесок это был единственный сгусток тьмы. Огромная иллюзия черной дыры, сосредоточием которой было сердце темноты. Выглядело довольно жутко, особенно когда «дыра» засасывала в свое нутро посетителей.

Вздрогнув от этого вида, я перевела взгляд в сторону и случайно стала свидетелем небольшой ссоры двух амиаров. Человекоподобные существа с излишне удлинёнными туловищами и конечностями  громко шипели друг на друга, в то время как другой человекоподобный великан, ничуть не уступающий моему брату в ширине плеч, стоял и хмуро разглядывал спорщиков. Заинтересованная потасовкой двух вполне мирных существ, которые были не склонны к агрессии, я невольно сделала несколько шагов в их сторону.

– Эдель, куда? – рыкнул Хорн, сжимая мою руку.

– Я всего на минуточку. Мне нужно узнать, что именно вызвало  столь бурную реакцию у амиаров.

– Эдель!

– Хорн, я – уфолог. Ну не могу я пройти мимо. Всего секундочка! Пожа-а-алуйста!

Кивнув вместо ответа, брат последовал за мной, зорко наблюдая за окружающим миром. Мой же мир сосредоточился на амиарах и их шипящих словах.

– Это была моя женщина! – шипел правый, протягивая длинную худую конечность в попытке ударить соплеменника.

– Она улыбнулась мне! Она хотела послушать меня!

– Нет меня!

– Нет меня!

– Господа, – заговорил третий гуманоид, чей вид я не смогла определить. – Она была готова слушать вас обоих. Лишь бы вы платили за это удовольствие.

– Я был готов заплатить! Но этот…

– Я тоже готов платить! А еще рассказать о теории… – дальше мой переводчик издал писк, явно не имея в базе аналогов сказанных амиаром слов.

– Так почему бы вам не обсудить друг с другом эту теорию? – внес предложение третий, неопознанный, чем вызвал ступор у обоих амиаров.

– А действительно, коллега? – удивленно спросил правый левого. – Не откажитесь пропустить со мной стаканчик чвико?

– С удовольствием, друг мой! – ответил левый и даже сделал несколько шагов по направлению ко входу в здание «Сверхновой», когда внезапно остановился и посмотрел на третьего. – Господин Лайор, надеюсь, эта ссора сможет остаться нашим маленьким секретом? Не безвозмездно, естественно!

– Бесспорно, господин Куахарулатто.

– Благодарим, – скрестив руки, поклонились амиары.

Ответив таким же жестом, господин Лайор дождался, когда амиары войдут внутрь, а затем медленно повернулся в нашу сторону. В этот момент одна из голограмм сверкнула особенно ярко, позволяя рассмотреть мужчину. Он был высоким, на голову выше Хорна, что выдавало его нечеловеческое происхождение. Черные волосы отливали синевой, ловя блики многочисленных экранов, и парой непослушных прядей падая на лоб. Смуглая кожа, резкие черты лица и глаза. Глаза воина Урхуры, в которых плескалось изначальное пламя.

Вздрогнув от увиденного, я сделала шаг назад, наталкиваясь спиной на Хорна. Хотелось убежать, но я поспешно взяла себя в руки, а затем решительно направилась к урху.

– Здравствуйте, господин …

– Раксай арв Лайор, – представился мужчина.

 – Господин Лайор, вы, верно, работаете в этом клубе?

Остановившись в двух шагах от мужчины, я невольно задержала дыхание. До этого момента мне не приходилось разговаривать с представителем одной из самых воинственных планет. Да не то, что разговаривать! Я их никогда не видела вживую! Только на картинках, под общий вздох восхищения однокурсников. А восхищаться действительно  стоило всем – от мощного телосложения идеальной машины для убийств, до феноменальных способностей и потрясающих глаз.

Невольно облизав губы, я почувствовала странный прилив жара и желание прикоснуться к мужчине.

– Госпожа…

– Джером, – представилась я в ответ, а затем указала на поравнявшегося со мной стража. – А это мой брат – Хорн. Мы ищем одну женщину и у меня есть все основания полагать, что она находится в этом клубе.

– Простите, госпожа Джером, но ничем не могу вам помочь, – отрицательно качнул головой урх, глядя на меня сверху вниз и заставляя чувствовать себя маленькой девочкой.

– Можешь, – не согласился Хорн, а затем выдал фразу на языке, не заложенном в базу переводчика.

Пока я удивленно хлопала глазами, господин Лайор смотрел на Хорна. Короткая борьба взглядов, и урх неожиданно кивнув, указывая рукой на черный вход в клуб. Попав внутрь, я принялась судорожно оглядываться. Но среди встреченных полупьяных существ попадались лишь негуманоиды.

– Я узнаю, здесь ли женщина, которую вы ищите, – твердо произнес урх, глядя исключительно на измененного. – Вам придется подождать некоторое время. Атон проводит.

Кивнув, Хорн последовал за слугой, который привел нас в небольшую кабинку на втором этаже. Сквозь плотные металлические стены не долетало ни звука и это сильно нервировало. Покосившись на голографический экран, имитирующий окно, на мягкий диван-уголок и прочный стол, я недовольно качнула головой.

– Хорн, ты жди здесь, а я пока осмотрюсь.

– И на что ты собралась смотреть? – недовольно спросил брат.

– На клуб. Здесь столько разных существ… Да еще и не в свойственной им среде обитания…

– Да еще и под различными препаратами. Даже не думай! Ты никуда не пойдешь!

– Хо-о-орн, – протянула я просительно. – Я только посмотрю, честно-честно! Тем более, на мне маска, так что никто не узнает!

– Если бы это сказала Кэтрин, – произнося имя сестры, голос измененного заметно потеплел, – я бы поверил ей безоговорочно. Ты же все время влипаешь в разные неприятности!

– Это не я влипаю. Это они ко мне липнут, – пробурчала в ответ, но не сдалась. – Ну, Хо-о-рн!

– Хорошо, но мы пойдем вместе и всего на пару минут!

Кивнув, я выскочила в коридор и вернулась к небольшому балкону, мимо которого мы проходили. Подойдя к перилам, я окинула быстрым взглядом огромный зал. Кого здесь только не было!

Наша галактика состояла из множества планетарных систем, каждую из которых населяли потрясающие, просто невероятные существа. Каждый вид был прекрасен по своему, вызывая искреннее восхищение у любого уфолога. К сожалению, в процессе учебы и практики вживую мы общались лишь с одобренными Министерством видами. Так какой специалист упустит возможность посмотреть на каждый вид в обычной, или не совсем обычной, среде обитания?

Зал клуба тоже привлекал внимание. Многочисленные игровые автоматы, кабинки виртуальной реальности и древние столы для игры в карты, рулетку и еще какие-то неизвестные игры. Это был настоящий рай для игроков!

Скользя взглядом по собравшимся, я невольно остановилась на широкой спине урха. Словно почувствовав чужое внимание, он резко поднял голову, глядя глаза в глаза. Вздрогнув, я виновато опустила голову и поспешно сделала несколько шагов назад.

– В чем дело, Эдель?

– Пора возвращаться обратно. Не хочу пропустить возвращение господина Лайора.

– Идем, – кивнул Хорн.

Урх не заставил себя ждать. С ленивой грацией хищника скользнув в помещение, он окинул нас с братом хмурым взглядом, а затем сказал фразу, от которой у меня волосы стали дыбом:

– Она ушла с ларьями.

Всего одна фраза, заставившая меня покачнуться. Всего одно слово, вызвавшее приступ удушья. Закрыв глаза, я кое-как пропихнула в себя глоток воздуха.

– Давно? – спросил Хорн, и его голос прозвучал словно сквозь толщу воды.

– Несколько часов назад.

– Вы… Вы знаете, куда они могли пойти?

– К сожалению, знаю. Храм «Млечный путь». Это их территория.

– Спасибо, господин Лайор! – прошептала я. – Мы переведем на ваш чип вознаграждение. Огромное спасибо!

Хрипло благодаря урха, я поспешила к двери, желая как можно скорее оказаться в названном мужчиной месте. Только бы не было поздно… Только бы…

– И куда вы собрались? – еще больше хмурясь, спросил урх, перегораживая мне дорогу.

– В «Млечный путь». Мне необходимо вытащить сестру.

– С большей вероятностью вы сами попадете в лапы ларьей и станете одной из «невест». Это безумие.

– Это моя сестра, господин Лайор. А с ларьями я как-нибудь разберусь! Еще раз спасибо за вашу помощь. Нам пора!

– И вы так просто ее отпустите? – глядя на Хорна, спросил урх.

– Разберемся, – коротко ответил брат, дернув широкими плечами.

– Догадываюсь, как вы можете «разобраться», – с непотными интонациями произнес мужчина. – Я пойду с вами.

– Господин Лайор, я благодарна за помощь, но это лишнее. У вас наверняка есть другие дела, а мы в состоянии разобраться самостоятельно, – нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, произнесла я.

– Я отправлюсь с вами и это не обсуждается.

– Как хотите, – махнула рукой я, устав спорить. Надо спешить. Может, мы еще успеем…

Больше мне не мешали. Выскочив из клуба, я нервно оглянулась, стараясь понять, куда идти.

– Налево, – подсказал господин Лайор и пошел впереди нас, показывая дорогу.

Видя высокую мощную фигуру урха, многочисленные существа обтекали его подобно воде, обтекающей упавший в реку валун, и снова смыкались за спиной хмурого Хорна. Шагая между двумя сильными мужчинами, я, однако, не чувствовала себя защищенной. И виной всему была грядущая встреча с ларьями.

Этих существ не любил никто. И не безосновательно. Они являлись самой большой занозой во всех мирах. На Землю ларьи попали еще в тридцатом веке, прицепившись к одному из пролетавших мимо астероидов. Именно поэтому Межгалактическое содружество вовремя не среагировало и допустило их проникновение на нашу планету. А затем было поздно. Ларьи обладали удивительными способностями к убеждению, всего через полгода после прибытия организовав свой культ с многочисленными последователями. И с каждым веком количество существ с промытыми мозгами становилось все больше и больше. Радовало только, что культ ларьей в тридцать четвертом веке был признан незаконным, так что им пришлось перебраться на теневую сторону. Но и здесь их дела шли довольно неплохо.

«Млечный путь» находился на окраине одного из Рядов. Вопреки моим ожиданиям увидеть разрушенное здание, храм был новеньким, огромным, украшенным пластинами из платины с многочисленными руническими символами. Охраны не было, что навело на мысли об автоматизированном пропускном пункте со сканированием биопараметров. Пройти через такой, не имея специального допуска в базе, было невозможно.

– Подождите меня здесь, – произнес господин Лайор. – Я постараюсь разузнать про вашу сестру.

– И как вы попадете внутрь?

– У меня свои методы.

– Нет уж, я не буду ждать! Я иду с вами!

– Госпожа Джером, это не то место, где стоит появляться молодой девушке.

– Если вы тревожитесь о моем психическом здоровье, то напрасно. Я – уфолог и повидала многое, – усмехнулась я, а затем решительно направилась в сторону храма.

– Повезло вам с сестрой, – довольно громко прошептал урх, обращаясь к Хорну.

– Вы даже не представляете – насколько!

Фыркнув на это явно скептическое замечание, я подошла к входу и замерла. Бравада-бравадой, но как попасть в это мерзкое место, я не знала. Хотя… Что там говорил урх? Я молодая и вполне симпатичная девушка, которая наверняка будет желанным гостем в храме ларьей. Чем я не «невеста»?

Коснувшись железной ручки большой двухстворчатой двери (сегодня мне подозрительно везло на старинные двери), я потянула кольцо на себя и решительно сделала шаг вперед. В нос тут же ударил запах многочисленных благовоний с характерной примесью наркотических масел. Шагая по темному коридору, я старалась дышать через раз, но голова все равно постепенно наливалась тяжестью и мне это категорически не нравилось. Если бы не ощущение присутствия мужчин, шагающих следом, я наверняка дала задний ход. А так приходилось идти вперед, туда, где брезжил неяркий свет, и слышалось пение.

 Полумрак огромного зала, в который я попала, разгоняли сотни красных свечей. Они были на полу, нишах, потолке и в руках у многочисленных собравшихся. Обращенные к алтарю, на котором восседал обнаженный ларь, последовали незаконного культа медленно раскачивались из стороны в сторону, явно пребывая в наркотическом трансе. Переводчик дотошно переводил слова незнакомой песни, воспевающей бога ларей – Кайфа. На самом деле имя было несколько иным, но синонимом звучало именно это слово. Вся суть веры и жизнь ларей сводилась к кайфу… Но это была не жизнь, а существование!

Накачиваясь наркотиками и психотропами, лари и их последовали предавались «любви». По сути – ничего особенного. За исключением одного НО – итогами такой любви зачастую становились жуткие генные мутации. И существа, появляющиеся в итоге, в большинстве своем подлежали уничтожению. Именно поэтому ларьей и их культ всячески пытались выжить из цивилизованных миров, но за прошедшие десять веков получилось не очень.

Я не винила Межгалактическое содружество и правление Земли. У них были дела поважнее внутренних проблем. Угрозы и постоянные стычки с соседней галактикой высасывали все моральные и физические силы.

– Видите ее? – спросил подкравшийся господин Лайор, практически касаясь губами моего уха.

От его голоса и прикосновения меня словно током прошибло. Мелко задрожав, я схватилась за ближайшую статую, стараясь взять под контроль взбунтовавшиеся гормоны.

– Что с вами? – спросил урх и положил руку мне на плечо, стараясь поддержать. Стало в сто, даже в тысячу раз хуже.

Собрав силу воли в кулак, я облизала вмиг пересохшие губы и хрипло прошептала:

– Благовония с афродизиаком общего назначения. Судя по содержанию вещества в воздухе, мы как раз явились к кульминации. Еще несколько минут и начнется оргия.

– Ясно, – выдохнул урх и повторил свой вопрос: –­ Вы видите свою сестру?

Сосредоточившись, я обвела зал внимательным взглядом, а затем выдохнула сквозь стиснутые зубы. Агата была в противоположно конце.

– Она… – хрипло выдохнула я.

– Вижу, – отозвался Хорн и почти сразу же растворился в тенях храма.

Я же осталась стоять с урхом, всем телом ощущая исходящую от него силу и жар. Это сводило с ума. Настолько, что я не выдержала и сделала шаг назад, прижимаясь к мужчине. Стон наслаждения невольно сорвался с моих губ, заставляя остатки разума ругаться. Матом. Очень громко и очень выразительно. Но телу было уже все равно. Пары афродизиака и наркотиков сделали свое дело, превращая меня в варлийку, вечно жаждущую мужского внимания.

– Госпожа Джером, – низким голосом произнес урх, опустив руку мне на живот и слегка придерживая, – вам плохо?

– Очень, – не стала спорить я, выгибаясь всем телом. – Слишком большая концентрация для человека. До боли большая…

Мне действительно было больно. Ранее удобное белье теперь вызывало раздражение, а одежда казалась лишней, раздражающей. Все ныло и требовало освобождения. Требовало утолить голод, разгорающийся внутри. И самое паршивое, что это состояние будет преследовать меня еще несколько часов, пока я буду добираться до противоядия, а затем еще сутки. Проклятие…

– Вам нужно на воздух.

– Поздно… Если бы я знала, что они используют именно этот препарат. Проклятые  ларьи! Чтоб их всех…

– Я могу вам помочь?

Мог. Любой мужчина мог мне сейчас помочь, но другое дело, что никому бы я этого не позволила! Ну и… знала обо всем лишь в теории, пока не решаясь перейти к практике.

Словно подслушав мои мысли, урх усмехнулся, обдавая кожу на шее горячим дыхание и вызывая волну мурашек. А затем этот бессовестный тип скользнул мозолистой рукой вниз, по животу и дальше, легко преодолевая сопротивление ремня штанов и белье.

Я хотела возмутиться. Выругаться и оттолкнуть от себя урха, обвинив  неподобающем отношении к девушке. Но вместо этого протяжно застонала, невольно раздвигая бедра.

– Такая влажная, – раздался бесстыдный шепот на ухо, после чего Раксай медленно скользнул погладил... там.

Мой громкий стон слился с мелодией песни ларьев и, к счастью, остался незамеченным.  Незамеченным одурманенными существами, но не урхом. Прижавшись теснее, он нежно коснулся губами открытой шеи, прочертив языком влажную дорожку до уха, а затем... Его пальцы развели влажные складочки, и один из них скользнул в меня. Несколько медленных движений, и к первому пальцу присоединился второй, в то время как другая рука накрыла грудь и стала ласкать прямо через одежду, а губы заскользили по шее. Снова движения, от которых кружилась голова и бешено билось сердце,  и урх ввел третий палец. Этого оказалось достаточно, чтобы я с громким стоном потерялась для мира. Это была моя личная сверхновая, взорвавшаяся прямо в центре моей вселенной и поглотившая весь мир. Поглотившая в прямом смысле этого слова, потому что я позорно потеряла сознание от новых ощущений. Очнулась лишь один раз, когда меня передавали с рук на руки и настоятельно требовали вколоть противоядие. А после я вновь погрузилась в вязкий туман, наполненный огненными всполохами чужого огня.

 

Глава 2

Лето на Земле было чудесным временем года. Особенно мне нравилось ночное время, когда в небе яркими пятнами разгорались многочисленные пространственные переходы. Корабли медленно выплывали из светящихся кругов, яркими огнями световых двигателей освещая безвоздушное пространство. Ежедневно Землю посещали сотни кораблей, часть из которых привозила новых существ, а другая – увозила обратно.

Лежа в гамаке, я любовалась видом, открывающимся с высоты тридцать второго этажа. Отсюда звезды и корабли казались гораздо ближе, ярче и притягательнее. Космос мне нравился всегда, поэтому свою жизнь и профессию я решила связать именно с ним. Сначала хотела стать пилотом, но тут обнаружились проблемы с координацией. Затем подалась в медицинский, но первое же близкое знакомство с чужим ранением закончилось глубоким обмороком. Готовить я не любила, командовать не умела, а оружие вызывало искреннюю неприязнь. Поэтому моя прямая дорога лежала в область уфологии. Изучение внеземной жизни – что может быть интереснее? Хотя даже не жизни, а жизненного уклада, общества и еще множество нюансов, связанных с инопланетными друзьями. Но это не меняло главного – я могла летать в другие миры! В парочке, кстати, уже была, когда проходила практику на втором и третьем курсе Галактического университета. А сейчас практиковалась в одном из центров и очень гордилась этим!

– О чем замечталась? – спросила Мэри, размахивая кистью, испачканной в белой краске.

– На днях должна прилететь делегация офинцев. Жду не дождусь встречи с ними!

– Это те, которые передвигаются в пузырях?

– Не в пузырях, а синтетических коконах, наполненных веществом с их родной планеты. Климат других миров является губительным для этих существ, поэтому… Ой, да ну тебя! – надулась я, видя насмешливое личико младшей сестры.

– Нет-нет, я тебя внимательно слушаю. К тому же мне для вдохновения полезно узнавать про разных чудиков.

– Мэри! Что за неполиткорректность!

– Прости-и-и, но они действительно чудики! Согласись, у них весьма странные обычаи.

– И что же тебе показалось странным?

– Например, переселяться в один аквариум после заключения брачного союза.

– А у людей не так? Мы тоже переезжаем в общую квартиру.

– Да, но при этом свободны перемещаться по этой квартире, ходить на разные встречи и вечеринки. А у них, если соединились аквариумами – все! Вместе везде и до гроба. Кста-а-ати, умирают они тоже в один день! И это – мерзко!

– Это чужая культура и чужой быт, которые складывались тысячелетиями. Поверь, некоторые особенности нашей культуры для них тоже дикость, однако им приходится мириться с ними. Как и нам. Без этого не было бы мира в нашей Галактике.

– Знаю, Эдель, знаю, – вздохнула младшая и отступила на два шага от холста.

– Закончила?

– Закончила, – кивнула Мэри.

Отставив коктейль, я подошла к сестренке и заглянула через плечо. На картине была Земля прошлого. Мир с картинок, сохранившихся в нейросети спустя двадцать веков. За это время он претерпел кардинальные изменения, начиная с климата и заканчивая расположением материков. Земля настоящего – это уже совсем другой мир, но он все еще оставался домом человечества, а так же сотен других существ, прилетающих к нам в гости.

На картинке был старый город. Двухэтажные дома с просторными чистыми улочками. Наземный транспорт и люди. Обычные люди, даже не подозревающие, во что превратиться их мир столько веков спустя.

А ведь все начиналось с благого дела. Постепенное классовое разделение привело к революции, затронувшей ни одно государство – весь мир. Тогда начались восстания народа, которые в итоге привели к войне. Недолгой, но кровопролитной, в результате которой разделение на классы как-таковое исчезло. Жизнь и быт наладились, что привело к расцвету человечества. Но за любым рассветом неизменно наступает закат. Нашим закатом стало перенаселение планеты. Ресурсы Земли слишком быстро истощились и планета начала угасать. Не знаю, чем бы закончилась эта история, если бы в один прекрасный день мы не узнали о существовании других миров. Даже не так – нам позволили узнать! Позволили заглянуть за завесу космической пустоты и увидеть в этом вакууме надежду. Так началась новая эра…

К сожалению, не такая радужная, как всем мечталось. В жизнь человечества снова вернулось классовое разделение, но только теперь не по богатству – по пользе, которую люди могли принести новому государству. Всех, кто был неугоден правительству, отправили на нижний уровень – в зону вечной темноты и удушающего смога. Рабочий класс жил ярусом выше, каждый день обеспечивая всех остальных едой, одеждой и прочими продуктами, трудясь наравне с роботами. Средний класс был обслуживающим персоналом, хотя во многих сферах им на смену давно пришли роботы-слуги. Над средним классом стояли ученые – светила нашего мира, а сними наравне были те, кто обеспечивал взаимосвязь с иномирными друзьями. Верхушка принадлежала властям и тем, кто заправлял крупнейшими корпорациями нового мира. Мира, разделенного на Ярусы, но сумевшего выжить…

Вздохнув, я погладила младшую по рыжим кудряшкам, небрежно собранным в хвост, и пошла на кухню. Время кормить Агату. С тех пор, как мы вытащили ее из храма льяров, прошло две недели. Целых две недели, в течение которых я не раз и не два была готова придушить собственную старшую сестру. Но каждый раз, заглядывая в ее потускневшие глаза, останавливалась. Делала дыхательные упражнения и с новыми силами вступала в бой за ее жизнь. И плевать, что приходилось сражаться с ней самой! Я была готова на все, чтобы вернуть нам прежнюю Агату!

– Звездочка, я уже все приготовила! – обрадовала меня средняя сестра, пританцовывая возле плиты.

Хорн сидел здесь же, листая планшет и что-то недовольно бурча. Сунув свой любопытный нос, я увидела сводку новостей и понятливо усмехнулась. Да, несмотря на развитые технологии, межмирные связи и еще кучу бонусов, от наших инопланетных друзей было много проблем. Да и правительство иной раз «радовало» попыткой внедрения гениальных законов, часть из которых вызывала не то смех, не то слезы.

– Хочешь, пойду с тобой? – спросила Кэт, глядя на меня пронзительными зелеными глазами с вкраплениями рыжих пятен. Таких же, что покрывали светлую кожу девушки.

– Не стоит.

– Звездочка, я ценю твою опеку, но разница в три года вот вообще ни о чем!

– Дело не в возрасте, а в…

– Нашей с Мэри тонкой душевной организации, – закончила сестра за меня. – И все же, пока твоя душевная организация окончательно не сдала позиции, я настаиваю на равноправии! Хорн, скажи, что я права!

– Ты всегда права, – не отрываясь от своего дела, произнес измененный. Но прежде, чем Кэт победно улыбнулась, наш страж добавил: – но доводы Эдель разумнее.

– Хорн! – возмущенно протянула средняя, складывая руки на груди.

– Да, Солнышко?

– Ладно, пока ты будешь ругаться, я пойду к Агате.

– Мы не ругаемся!

– Прости, поправочка. Пока ты будешь ругать Хорна…

Взяв заготовленный поднос, я улыбнулась сестре и поспешила в спальню к старшей. К нашей Луне.

Луна, Звездочка, Солнышко и Метеор…

Детские прозвища, которые нам дали родители. Единственный кусочек от чудесного прошлого, наполненного счастьем. Эти прозвища приносили боль, но они же заставляли нас помнить и быть сильными. Жить вопреки всему и всем. Увы, не все разделяли эти оптимистичные взгляды.

Нажав звонок, я выждала пару секунд, а затем разблокировала двери, заходя в комнату сестры. Свет был выключен и единственным источником освещения служил голографический рекламный щит на соседнем здании.  Поставив поднос на столик, я  подкатила его к кровати и села на самый край, глядя на безучастную сестру.

– Агата, время ужина, – прошептала я и нажала на кнопку пульта, чтобы привести спинку в вертикальное положение.

– Спасибо, но я не голодна, – качнула головой сестра, продолжая смотреть в окно.

– А вот я – очень. Но не поем, пока не накормлю тебя.

– Ты никогда не умела шантажировать.

– Потому что считаю, что два разумных существа всегда найдут общий язык и сумеют договориться. Так что, начнем переговоры?

– Эдель… – очень устало выдохнула сестра, а затем медленно перевела взгляд темных глаз на меня. – Я не хочу есть. Не хочу пить. И жить тоже не хочу. Будем откровенны, без меня вам всем будет лучше.

– Лучше? – тихо переспросила я, чувствуя постепенно разрастающуюся злость. – Думаешь, мне и мелким будет лучше снова переживать потерю? Считаешь, нам будет лучше снова наблюдать за кораблем, уносящим прах родных в космос? Хватит думать только о себе, Агата! Хватит чествовать свою боль! Нам тоже больно, но мы не скатываемся на дно.

– Потому что вы чувствуете боль, а не вину! – неожиданно закричала старшая, отбрасывая в сторону поднос с едой. – Каждый день я просыпаюсь с мыслью о родителях! Каждый проклятый день смотрю на себя в зеркало и вижу там убийцу. Боль? Что ты знаешь о боли, Эдель?

– Уж побольше твоего, – скупо произнесла я, поднимаясь с кровати.

– Звездочка, я не то хотела сказать…

– Ты сказала то, что сказала. На сегодня довольно. Если передумаешь, ужин на кухне.

– Звездочка…

Но я уже не слышала, покидая комнату сестры. Действительно, что я могла знать о боли, потеряв родителей и друзей. Это было давно, кажется еще в прошлой жизни, но до сих пор каждое воспоминание отдавалось тяжестью в груди, вызывая жгучее желание забыться. Но я держалась ради семьи, дозируя свое отчаяние редкими скупыми слезами.

– Эдель? – тихо позвала Мэри, наблюдая за моими сборами.

– У меня сегодня ночная смена, – улыбнувшись через силу, сказала я. – Так что остаешься за старшую.

– Не хочу, – качнула кудряшками младшая, а затем состроила просительное выражение на лице. – Возьми меня с собой, а?

– Мэри, тебе завтра в школу!

– На завтра запланировано посещение научной станции «Ай-би». Вот что я там не видела?

И вправду, на этой научной станции не осталось ни одного места, ни одного даже самого секретного уголка, в который бы не сунула свой хорошенький нос Мэри. Почти все ее детство прошло именно там, ведь это было место работы родителей…

– Хорошо, Метеор, я тебя возьму. Но ты пообещаешь, что будешь вести себя прилично и не искать приключений на рыжую голову!

– Обещаю! – радостно пискнула сестра и понеслась в свою комнату за рюкзаком.

Я же отправилась на поиски Кэт, чтобы предупредить о нашем уходе. Средняя обнаружилась в зале. Обнимаясь с ведром попкорна, она активировала режим 7D и смотрела свой любимый фэнтези-сериал. Хорн был здесь же, погруженный в нейросеть. Видимо, собирал материал для нового проекта.

– Кэтрин, мы с Мэри в центр. Звони, если что.

– А Агата?

Покачав головой вместо ответа, я чмокнула сестру в щеку и отправилась на выход. Младшая уже ждала у двери, нетерпеливо пританцовывая на месте. Выбравшись на взлетную площадку, я быстро просканировала скат и, убедившись в исправности всех систем, села за пульт. Стоило Мэри пристегнуться, нас накрыл защитный купол, и летательный аппарат поднялся в воздух. Дождавшись зеленого сигнала, мы влились в поток скатов, стремительно направляясь к северной части мегаполиса.

Цент галактического исследования межпланетных видов находился в Алмазной долине, среди многочисленных институтов и лабораторий. Величественное здание на двести сорок этажей с огромной посадочной площадкой, занимало весьма выгодное положение с видом на море. Именно поэтому основная часть центра была выполнена из прозрачного синтетического материала с высокой прочностью. При этом в окна были вплавлены голографические частицы, позволяющие менять состав поверхности стекла и настраивать желаемую проекцию.

– Самый крутой центр! – любуясь видом бескрайнего моря, выдала сестренка. – Я даже иногда подумываю устроиться сюда на работу!

– С твоими талантами, любой центр будет рад такому сотруднику. Ты у нас умничка!

– А то! Вся в родню! – усмехнулась Мэри, вызывая лифт.

Мой кабинет находился на сто пятнадцатом этаже, радуя минимализмом. Вся техника и мебель вызывалатсь при помощи пульта, позволяя самостоятельно регулировать расположение, форму и размер желаемого для практичного использования выделенного пространства.

– Что сегодня на повестке ночи? – спросила сестра, тут же заказывая нам приличную порцию тонизирующих коктейлей.

– Надо проверить отчеты инсхайцев, подготовить сценарий встречи с миосами и прикинуть, где разместить турсанцев.

– О-о-о, первый поток! – уважительно присвистнула Мэри. – Долго же они собирались!

– Знаешь, пятнадцать лет – это еще не много. Альвинцы мотали нервы почти сорок лет. Перестраховщики.

– Да-а-а, кажется уфология все же не мое. Нейродизайн хотя бы позволяет самостоятельно устанавливать дедлайны!

– Мэри, у тебя есть еще целых десять месяцев, чтобы определиться с будущей профессией. Да и потом, не понравится одна, сможешь попробовать другую. Человек…

– … живет, лишь пока учится. Да-да, знаю.

– Вот и отлично! А теперь – цыц! Мне надо работать.

– Ладно, я пошла на разведку.

Махнув рукой сестренке, я погрузилась в чтение отчетов. К сожалению, большая часть работы уфолога перекликалась с документацией. Фиксировалось все, вплоть до наклона головы и частоты дыхания иномирного собеседника. Иногда это жутко раздражало, но в основном вызывало смирение – я ведь сама выбрала эту профессию.

Увлекшись отчетом, я не сразу обратила внимание на странный шум. Зато услышав крик сестры, вскочила с места и побежала. Ну что могло случиться в полупустом центре в такое время? Оказывается – многое. В том числе побег из лаборатории одного из существ, доставленных для исследования.

Это был армахон. Существо с Дальней Звезды, найденное на умирающей планете. Ростом он был с волка, имея схожее строение, вот только шерсть была в несколько раз длиннее, белым каскадом спадая до самого пола. Подобный шлейф скрывал шесть птичьих лап с прочными когтями из неизвестного минерала. А еще у этого существа был третий глаз прямо по центру лобастой морды, светящий голубоватым светом. Вжавшись в угол, армахон тихо шипел  на двух склонившихся над ним мужчин. В одном я узнала заместителя начальника службы безопасности, а вот второй… Вторым был урх.

– Мэри, ты в порядке? – тихо спросила я сестру, подходя ближе и закрывая ее своим телом.

– Да, со мной все хорошо. Эдель, его ведь не обидят?

– Не обидят. Как только он уснет, его перенесут обратно в лабораторию.

– А потом? Потом его вернут домой?

– Боюсь, его некуда возвращать, госпожа Мэри, – ответил заместитель начальника охраны, и я заметила, как в его руке сверкнул и скрылся портативный транквилизатор. Армахон уже спал. – Родная планета этого существа была самоуничтожена еще несколько месяцев назад. Из всей стаи осталось всего сто особей.

– Это печально, господин Каин. А вы… – спросила младшая, обращаясь к урху.

Я же в это время стояла, не в силах произнести ни слова. Еще свежи были воспоминания о долгих поисках сестры. Страх за ее жизнь и неожиданная встреча с этим урхом. Боль и дикое желание от воздействия наркотических веществ и чувство потрясающего удовлетворения от действий господина Лайора. Ох, надеюсь, он меня не узнал…

Облизав вмиг пересохшие губы, я невольно перевела взгляд со спящего армахона на ухра. Он смотрел. Смотрел прямо на меня и улыбался. Без пошлости и сарказма, а так, словно знал моим мысли и они были ему очень приятны.

– Меня зовут Раксай арв Лайор, – представился урх, кивая моей сестренке. – Вы не пострадали, юная госпожа?

– Только испугалась. Как это существо вырвалось?

– Это нам еще предстоит узнать, – вздохнул Каин. – Госпожа Эдель, думаю сегодня вам с сестрой лучше вернуться домой. Через полчаса начнется проверка систем безопасности. Сами понимаете, нам придется обрубить всю сеть.

– Хорошо, – кивнула я знакомому еще по университету парню, который был старше всего на пару лет, но при этом обладал потрясающими аналитическими складом ума, быстротой реакции и прочими гибкими навыками, позволившими ему уже после двух лет работы в центре получить столь высокую должность.

– Раксай, проводишь их до парковки? – спросил заместитель начальника охраны.

– Не стоит, – попыталась отказаться я, но по строгому взгляду Каина поняла – бесполезно. – Ладно, уже уходим.

Попрощавшись, я поспешила в свой кабинет. Безопасность-безопасностью, но  сценарий встречи с миосами нужен был уже завтра. Так что, закачав исходные данные из рабочей сети в планшет, я закрыла кабинет и направилась к выходу, спиной ощущая взгляд урха. И зачем только надела сегодня это облегающее платье? Строгое, темно-синее, очень удобное, но тонкое и обтягивающее. По сути, под формой-халатом было без разницы, что носить, но сейчас-то халата на мне не было. Было тонкое платье и осязаемый взгляд урха, от которого делалось жарко.

– Господин Раксай, у вас невероятная реакция! – произнесла сестра, когда мы уже были в лифте. – Вы так здорово его перехватили в прыжке!

– В прыжке? – переспросила я, несколько отвлекаясь от волнующего меня мужчины.

– Ну, да… Это существо на меня прыгнуло, а господин Раксай перехватил.

– Мэри, я сейчас отправлю тебя домой, а сама вернусь в лабораторию. Мне нужно кое-что проверить.

– Эдель, в чем дело?

– Армахоны, несмотря на свой хищный вид, являются мирными травоядными существами. В случае опасности они предпочитаю бежать, а не нападать. Нападение возможно только в двух случаях: если самка защищает потомство или… если армахону вкололи вещество, вызвавшее агрессию. В обоих случаях требуется немедленная проверка.

– Эдель, может, я останусь?

– Не в этот раз, милая. Прости, что так получилось.

– Пустяки. Но завтра в школу я все равно не пойду!

– Уговорила, – улыбнулась я, потрепав мелкую по кудряшкам.

Активировав скат и введя нужные параметры, я запустила автопилот и отправила младшую домой. Происходящее мне не нравилось. Категорически не нравилось.

Каюсь, задумавшись о случившемся, я на некоторое время забыла про существование урха. Зато он не забыл, напомнив о себе в кабинке лифта, неожиданно показавшейся тесной.

– Как дела у вашей старшей сестры, госпожа Джером?

– Благодаря вашей помощи – хорошо, – стараясь подавить смущение, равно ответила я, при этом глядя сквозь стекло лифта.

– А как ваши дела? – задал явно провокационный вопрос урх, неожиданно оказавшись позади меня.

Как в ту ночь, когда мы были в храме…

– Здесь тоже стоит сказать спасибо вам.

– Всегда рад быть полезным, – весьма интимно прошептал мужчина прямо мне на ухо.

К счастью, в этот момент мы прибыли на нужный этаж. Поспешно выскочив из кабинки, я стремительно направилась в лабораторию, где содержали животных с Дальней Звезды. Помимо армахонов исследовательским группам удалось спасти около тридцати неизученных видов, в том числе простейшие организмы. Благодаря новым синтезированным технологиям, в основу которых легки новейшие разработки ученых с разных планет, процесс изучения новых миров и населяющих их существа проходит в несколько раз быстрее и эффективнее. Искусственный интеллект, получивший имя МОЙРА, всего за несколько часов сканирования мог предоставить полнейшую информацию о  подопытном, учитывая приемлемый рацион инопланетного происхождения, подходящий климат и условия существования, а так же полнейшую информацию про генетическую карту. И уже только на основе этих данных начиналась работа по определению наилучшей планеты-зеркала для восстановления популяции существ.

Стремясь как можно скорее попасть в лабораторию, я не смотрела по сторонам, за что чуть не поплатилась жизнью. Эравим напал неожиданно, спрыгнув с потолка прямо мне на голову. От встречи с острыми когтями птицеподобного существа меня спас Раксай. Оттолкнув в сторону, он резко схватил птицу за горло, не обращая внимания на огромные крылья, бьющие по плечам и лицу. И наверняка не видел гибкий хвост с острым наконечником. Зато его видела я и на принятие решения у меня были считанные секунды. Бросившись вперед, я в последний момент успела перехватить хвост с жалом, но немного не рассчитала длину. Неведомым мне образом кончик изогнулся, а затем нанес удар по моему бедру. Вскрикнув от боли, я лишь крепче сжала птичий хвост, прекрасно осознавая последствия. Стоит только ослабить хватку, и новый удар придется по урху. Однако прежде чем я успела что-то сказать, птица неожиданно обмякла в мужских руках.

– Вы… Вы убили ее? – изумленно выдохнула я, так и не выпустив хвост из рук.

– Транквилизатор! – вместо Раксая ответил хмурый Каин, решительно шагая к нам на встречу. – Эдель, почему ты не улетела?!

– Нужно провести срочное сканирование армахона. Потом все объясню.

Пока я отвлеклась на Каина, Раксай приблизился и резко выдернул жало из моей ноги, заставляя зашипеть сквозь зубы. Кровь тут же заструилась по ногам, пропитывая ткань платья.

– Есть еще сбежавшие животные? – прошипела я, покосившись на бессознательного эравима.

– Идет проверка. Осталась пара минут. Как ты? – Каин попытался шагнуть ко мне, но урх остановил его, буквально всунув в руки заместителя начальника охраны  тушу птицы.

– Я отнесу госпожу Джером в медпункт, – произнес Раксай, и очень осторожно подхватил меня на руки.

От такого поведения я даже растерялась. Во-первых, уже успела отвыкнуть от чужой заботы. Во-вторых, близость этого мужчины была слишком волнующей. Слишком опасной для моей расшатанной нервной системы. Но даже несмотря на все это, я не смогла возмутиться. Позволила отнести себя в медицинский пункт, втайне наслаждаясь приятным ароматом урха. А еще косилась на лицо мужчины, рассматривая его волевой подбородок с легкой щетиной. Несколько морщинок, затаившихся в уголках глаз. И губы…

От последних мыслей я вздрогнула и поспешно отвела взгляд на свою ногу. Рана выглядела просто отвратительно, а любимое платье теперь годилось только в качестве мусора на помойке.

– Зачем вы это сделали? – прозвучал хриплый голос господина Лайора, и в нем отчетливо проскальзывали недовольные нотки.

– Не хотела, чтобы эравим вам навредил, – честно призналась я.

– Почему?

– Странный вопрос, господин Лайор, – растеряно ответила и посмотрела в глаза с всполохами изначального пламени, которые неожиданно зачаровали. – Эравим довольно опасное существо и его главное оружие – жало. Если бы я не поймала хвост, он наверняка ударил вам в шею. И я не уверена, что после такого удара вы бы выжили.

– Господа Джером, открою вам маленький секрет – я был прекрасно осведомлен о жале эравима и мог спокойно его перехватить. И в этом случае никто бы не пострадал. Теперь же вы истекаете кровью, а существо было буквально в одном шаге от сломанной шеи.

– Ну, простите, – пробурчала я. – Я же не знала, что вы все знаете. Испугалась за вас и решила действовать.

В этот момент мы как раз добрались до медпункта с мягким желтым светом, специально созданным для стерильной обработки помещений. Усадив меня на ближайшее кресло, урх включил лампу и принялся за осмотр. Разрезав ножницами платье, он промыл рану с помощью акваспрея, а затем довольно профессионально сделал уколы и приложил к ноге регенератор. Процесс восстановления тканей пошел.

– Значит, вы за меня испугались? – со странной улыбкой спросил мужчина, нависая надо мной и заглядывая в глаза.

– Вас это удивляет?

– Да. Не каждая женщина решиться бросится на защиту урха.

– В тот момент я не думала о вашем происхождении, – облизнув пересохшие губы, ответила я. – Меня волновала лишь ваша безопасность. Как работник центра, я была обязана вас защитить.

– Неужели? И ваше стремление продиктовано только обязанностями? – В этом вопросе определенно был какой-то подтекст, но я не могла его разобрать. Слишком волнительной оказалась близость мужчины.

– Не только, – почти прошептала я. – Считайте, что это была ответная благодарность за вашу помощь.

Регенератор тихо пискнул, сообщая о завершении процесса восстановления. Отложив аппарат в сторону, урх бросил на меня очень странный взгляд, от которого по телу прошлась волна дрожи. Почувствовав его руку на бедрах, я опустила взгляд и стала следить за пальцами мужчины. Он довольно профессионально скатывал испорченные чулки, ими же стерев подсохшую кровь. Остатки впитала в себя влажная салфетка, вместе с мужской рукой заскользила по ноге вверх, от колена и на внутреннюю сторону бедер.  А затем неожиданно погас свет. Весь свет в лаборатории, погружая нас в абсолютную тьму.

– Ваш героический поступок по спасению моей жизни, – эти слова Раксай прошептал мне практически в губы, отчего я невольно вздрогнула и попыталась отстраниться, но урх не позволил, – не идет ни в какое сравнение с моей скромной помощью. И я чувствую себя обязанным…

– Вы ничего мне не должны, – ответила хрипло, почувствовав, как рука мужчины с бедер поднялась к ряду пуговиц на платье.

– Напротив, госпожа Джером, очень должен. А я не люблю быть в должниках.

Поцелуй был неожиданным, но от этого лишь более сладким. Невольно приоткрыв губы, я позволила мужскому языку проскользнуть внутрь, и усилить напор. Целовался урх просто невероятно.

Пока голова шла кругом от настойчивых поцелуев, мужчина успел расстегнуть платье и спустить кружево белья с груди. От прикосновения мозолистой ладони к упругому холмику, я невольно застонала и дернула бедрами, чем урх тут же воспользовался. Устроившись между разведенных ног, он заставил меня откинуться на твердую поверхность кушетки. А сам в это время принялся покрывать жалящими поцелуями шею и ключицы, спускаясь все ниже и ниже. Когда алчный рот накрыл сосок, с силой втягивая его и ударяя языком, я громко застонала и вцепилась пальцами в волосы урха. Старалась оттолкнуть или притягивала сильнее? К сожалению, я не могла ответить на этот вопрос. Все, что сейчас происходило в медпункте, было для меня в новинку. Немного пугало, но… Оттолкнуть мужчину не получалось. Любопытство оказалось намного сильнее. А еще я прекрасно помнила, как хорошо мне было в храме.

Девушка из высшей аристократии, желающая близости с почти незнакомым мужчиной. Что может быть постыднее и скандальнее?

– Раксай, я… ох… я не могу, – из последних сил прохрипела я, и сама же противореча своим словам, притянула голову урха к другому соску.

– Доверься мне, – был возбуждающий шепот в ответ, и я поддалась.

Господин Лайор очень четко уловил момент моей капитуляции, поскольку его действия стали гораздо бесстыднее. Положив руки мне на бедра, он некоторое время ласкал их, вырисовывая неведомые мне узоры, а затем потянул вниз кружево трусиков. Холодный воздух тут же коснулся разгоряченной плоти, вызывая у меня жалобный стон.

– Тише, моя госпожа. Не торопись…

Но я не могла. Мне снова почти физически было плохо. Внизу живота все болело, и я не могла думать ни о чем другом, кроме рук урха у себя между ног. Кроме его пальцев во мне.

– Раксай, пожалуйста… – взмолилась отчаянно, зарываясь пальцами в шелковистые волосы. Царапая его кожу и получая от этого извращенное удовольствие. 

Пробурчав в ответ что-то неразборчивое, он двинулся вниз. Еще ниже груди, а затем и живота, заставляя резко распахнуть глаза и приоткрыть рот. Дыхания не хватало, но урха это мало заботило. Добравшись до развилки бедер, он заставил закинуть ноги ему на плечи, и коснулся языком самого чувствительного места. А затем еще раз, и еще, помогая себе длинными пальцами, от которых я медленно сходила с ума.

Резкие движения рук и ласковые касания языка… Неожиданные порывы горячего воздуха и бесстыдные поцелуи. Мужчина умело играл с моим телом, и я в этот момент была готова отдаться ему. Хотела умолять, чтобы он взял меня. И плевать на все последствия…

Волна оргазма накрыла совершенно неожиданно, заставляя до крови кусать собственные губы, чтобы сдержать крик. Это было невероятно хорошо. Намного лучше, чем в первый раз и настолько же постыдно. Со случившемся меня примиряла лишь кромешная темнота.

– Надеюсь, я смог хотя бы немного покрыть свой долг, – хрипло пробормотал урх где-то в районе моей груди, задевая губами торчащий сосок.

– Более чем, – выдохнула я, лежа абсолютно без сил.

Не сопротивлялась, когда Раксай осторожно натянул бюстгальтер, нежно поправляя грудь в чашечках. Безропотно позволила надеть на себя белый халат и застегнуть его на все пуговицы. Заикнулась лишь один раз, когда во вновь загоревшемся свете увидела довольное лицо мужчины.

– А… трусики?

– Они останутся у меня, госпожа Джером. Как маленькое напоминание о не до конца выплаченном долге.

Вздрогнув от этих слов, я невольно опустила взгляд на внушительную выпуклость в области паха мужчины.

– А вы…

– Не сегодня, моя сладкая госпожа.

Вздрогнув от этой угрозы, я опустила голову.

– Беги, Эдель, – произнес урх, касаясь губами моей щеки. – Прячься от меня, иначе можешь забыть о своей прежней жизни!

Я и пошла. Не прощаясь, отправилась в лабораторию, где содержали армахонов. Несколько людей их службы безопасности работали у раздвижной двери в вольер, просматривая систему на наличие вирусов и скрытых протоколов. Я же прямиком отправилась в соседний зал, подключаясь к нейросети для прямого контакта с МОЙРОЙ и стараясь хотя бы так выкинуть из головы мысли о произошедшем.

– Приветствую, госпожа Джером! Жду команды.

– Здравствуй, МОЙРА. Запусти сканирование объекта 1233. Следом запусти сравнение с анализами трёхдневной давности. Меня интересуют любые отклонения в крови армахона.

– Сканирование запущено. Результаты будет получены через семь минут и сорок семь секунд.

Пока искусственный интеллект проверял существо, я вошла в рабочую базу, чтобы просмотреть отчеты службы безопасности. Как выяснилось, помимо армахона из своих вольеров сбежали еще три существа. Все травоядные с проявлением несвойственной для них агрессии.

Запросив у МОЙРЫ сканирование и этих бегунов, я задумалась. Кому и для чего могли понадобиться эти существа? А главное, как этому неизвестному удалось обойти систему безопасности и до сих пор остаться не пойманным?

– Сканирование завершено! – искусственный интеллект выдал отчет.

Общие показатели были в норме, если не считать наличие в крови транквилизатора. Вычленив его из основного алгоритма, я начала сверять показатели недельной давности, а затем и десяти дней. Все было в норме и это настораживало. Ни одного постороннего вещества, ни одной примести. И армахон был самцом. Тогда чем же можно объяснить его неожиданную вспышку агрессии? Умных мыслей не было.

Еще некоторое время посидев над отчетами, я была вынуждена сделать неутешительный вывод – мы где-то ошиблись. Конечно, судить по реакции одной особи было глупо, но оставлять данный факт без внимания – еще глупее.

– Удалось что-то выяснить? – спросил Каин, стоя в проходе в лабораторию.

– Ничего.

– Это хорошо или плохо?

– Плохо, Каин, поскольку в этом случае у меня всего два варианта и оба неутешительные. А у тебя как дела?

– Предварительная проверка выявила сбой системы замков. Через десять минут будет запущен глубокий анализ.

– А что с визорами? Они ничего не зафиксировали?

– Открытие дверей и побег животных. Посторонних в лабораториях не было.

– Чудеса какие-то! – устало выдохнула я, потирая лицо руками.

– Начальство тоже так считает и очень негодует. Так что, если не хочешь столкнуться с Бонемом, лучше лети домой. Старик в весьма скверном настроении.

– Он уже здесь? – со стоном спросила я.

Энерест Бонем был главой нашего центра, одним из выдающихся исследователей, гениальным генетиков и весьма вредным стариком. За время практики я пересекалась с ним всего дважды, мельком, но и этого мне хватило, чтобы оценить правдивость слов работников центра – господин Бонем был просто невыносим!

– Скат подлетит через две минуты. У тебя еще есть время для побега. Я прикрою.

– Ты мой спаситель! – искренне поблагодарила я, подрываясь с места.

– Сочтемся, – усмехнулся Каин, подмигивая.

Выбежав из лаборатории, я поспешила к черному ходу. Урха нигде не было видно, но оно и к лучшему. Нам действительно не стоило больше встречаться.

 

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям