0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Как покорить дракона » Отрывок из книги «Как покорить дракона»

Отрывок из книги «Как покорить дракона»

Автор: Шерстобитова Ольга

Исключительными правами на произведение «Как покорить дракона» обладает автор — Шерстобитова Ольга Copyright © Шерстобитова Ольга

Утро выдалось промозглым. По улицам клубился густой туман, и я куталась в старенькую серую шаль, едва ли не вздрагивая каждый раз, когда из белесой пелены появлялись другие горожане, и торопилась дальше. В корзинке, которую крепко сжимала в руке, лежало две буханки хлеба, небольшой кусок мяса и немного овощей и зелени. Все, что я могла позволить приобрести на пару последних монет, оставленных отцом до того, как он две недели назад пропал, отправившись в соседний город продавать резные шкатулки из дерева. Мой отец — большой мастер по этой части, да только дела почему-то в последний год у него шли не очень удачно.

Тетушка Лара намекала матери, будто это связано с множеством слухов, которые бродят по городу. Еще бы! Я отказала уже пятерым женихам, решившим ко мне посвататься, а двум младшим сестрам не выйти замуж, пока не покину дом я, самая старшая. Матушка каждый раз вздыхала, когда я объясняла свой отказ простой фразой: «Не по сердцу». Отец закрывал глаза и пока не пытался переубедить. Но перед его отъездом я поняла: если он вернется из последнего путешествия ни с чем, то выбора мне не оставят, выдадут за первого, кто посватается, иначе семья будет голодать и не переживет зимы. Да я бы и сама такого не смогла допустить. Мы живем дружно, уважаем и поддерживаем друг друга, но не всегда понимаем.

Вздохнула и решительно шагнула за поворот, столкнувшись с Гансом. По нему сохла почти вся женская половина нашего города. Красивый, как ни смотри. И крутая сажень в плечах, и рельефно обозначившиеся мускулы. Глаза карие, в них мелькают золотинки, темные волосы заплетены в косу. На плечах, конечно, мешок с убитой дичью. Ганс — охотник, этим зарабатывает и живет. И если бы не оказался столь безжалостен, то может, и был бы у нас шанс остаться вместе.

Но я слишком хорошо помнила, как однажды к берегу реки, куда мы отправились с ним на прогулку вместе с моей семьей, вышла медведица с медвежатами просто попить. Она не собиралась нападать, но Ганс пытался похвастаться передо мной и убить медвежью семью. Я не позволила. И наши пути разошлись. Так мне казалось. Но Ганс — мужчина упрямый и своенравный, явился свататься к моим родителям, едва мне исполнилось семнадцать. И до сих пор не может простить отказа.

— Здравствуй, Лира, — ухмыльнулся он, очаровательно улыбаясь, показывая соблазнительные ямочки на щеках.

Наверное, до сих влюбленные в него полгорода так и не могут понять, как я не поплыла от его красоты и отказала. Месяц прошел, а слухи все ходят и обрастают подробностями «как это было», словно снежный ком. И зачем Ганс только пошел свататься, ведь между нами все еще тогда стало ясно? Не понять.

— Здравствуй, Ганс! — вежливо ответила я, пытаясь пройти мимо.

Он не позволил. Опустил мешок, неожиданно зажал меня между стеной и своим телом, дыша прямо в лицо.

— Ты чего? Отпусти!

— Сама ведь скоро ко мне придешь, дикарка!

Я вытаращилась на него и ничего не ответила, только попыталась ослабить захват.

— У вашей семьи не осталось денег. Твоя матушка, я слышал, больна и почти не встает с постели, как пропал глава семейства.

— Тебе-то что? Отец вернется, все будет…

— Хорошо? — ухмыльнулся он.

Я дернулась.

— Не будет. Хватит наивно верить в невозможное!

Он неожиданно прижался теснее, и я с трудом сдержала вскрик. В узкий проулок, через который я собиралась попасть домой, сократив путь, мог в любой момент заглянуть прохожий и увидеть нас в такой недвусмысленной ситуации. Кричать же было нельзя. Никак. Позора потом не оберешься.

— Ганс, отпусти! Не приду я.

Он вздернул мой подбородок, обжег колючим взглядом, от которого внутри все заледенело, а потом чуть наклонился, провел рукой по моему бедру, не давая вырваться.

— Придешь. Сама. Встанешь на колени и попросишь сделать своей. И ночью докажешь, как сильно пожалела о своем отказе. И так и быть… поведу потом в храм, чтобы стала моей женой.

Он отпустил резко, я чуть не упала. И не успела и ответить, влепить заслуженную пощечину, как он подхватил с земли мешок, нырнул в другой проулок, а я… я осталась с колотящимся от его ужасных слов сердцем, с непонятной вспыхнувшей злостью, с ощущение грязи, которая на меня полилась из ниоткуда. Да за кого он меня принимает?

Мой отказ тогда был вежлив и спокоен, не оставив причин для обиды. Но Ганса, как я только выяснила, задел основательно и неизбежно.

Я осторожно подняла корзину и увидела в нем записку. Развернула. Подчерк Ганса, чуть рваный и угловатый.

«Твой отец две недели назад хотел сократить путь через Запретный лес».

Я охнула уже от одной этой фразы. Запретный лес… эти земли от того и носят такое название, что переступать границу, где он начинается, никто не рискнет, сгинет там навеки! Земли принадлежат дракону, который однажды спас жизнь градоначальнику. Уговор был один: он не лезет на наши территории, люди и маги — на его. Иначе… делает дракон с ними, что хочет, они его по праву. Так говорили… Но сколько правды в этих словах, никто не рисковал проверить.

«Я купил магический поисковик, взял у твоей матери каплю крови для его активации».

Что? Почему же матушка ничего не рассказала? Или потому и слегла, что не осталось нам не малейшей надежды? Но не верить словам Ганса я не смела. Не стал бы он обманывать. Ему взятая капля крови, зачарованная магами, не позволит лгать.

«Он замер на границе Запретного леса, Лира. Твой отец ушел туда и не вернулся».

Ужас накрыл с головой, не давая возможности нормально вдохнуть.

«Сегодня я активировал маяк повторно. Твой отец еще жив».

Сердце забилось чаще.

«Надеюсь, ты примешь правильное решение, придешь и смиришься с неизбежным. Я накажу, но потом… обещаю, ты не пожалеешь о своем выборе».

И вся радость от новостей об отце схлынула, как не бывало. Он еще жив, но ему не выбраться из Запретного леса. И как продержался две недели-то? Не понять!

Но предложение Ганса — мерзкое до тошноты, до глубокого крика, до черноты в глазах… Только где взять деньги на лекарство для матушки? И на что жить сестрам? Куда мы пойдем, если останемся одни? Что с нами станет?

Я нащупала кулон на шее. Его перед смертью подарила бабушка, которая верила, что он убережет меня от всех бед на свете. Не уберег. Я осторожно стянула его, полюбовалась чуть мерцающей синей каплей. Красивый камень, так подходящий к моим глазам! А потом решительно направилась в ювелирную лавку.

Надо быть сильной и смелой, даже когда весь мир против тебя, а за плечами стоит беда.

 

 

Наверное, люди, когда узнают, куда я ушла, скажут, что сошла с ума. И вряд ли окажутся не правы. Только сумасшедший отправится в Запретный лес. Мне же… надо разыскать отца, вернуть его в семью, какую бы цену не пришлось за это заплатить.

Дорога этой ночью оказалась пустынна и тиха. Луна выплыла из-за сизых туч, освещая путь. Но мне все равно было страшно, и приходилось по крохам собирать остатки сил и храбрости, чтобы делать шаг за шагом. Деревья казались мрачными чудищами с корявыми ветками, уханье сов заставляло вздрагивать, а на каждый шорох я оглядывалась, словно он грозил бедой.

Но назад не повернула. Замерла возле развилки. Первый путь вел в сторону торгового тракта, по которому все из нашего маленького городка ездили в соседний, в два раза больше по населению. Второй же уходил за серебряную черту, где начинался Запретный лес. Оттуда никто и никогда не возвращался. Слухи ходили такие…

А еще никто и никогда не видел дракона, что живет в замке в дремучем лесу. Может, и нет его? А живет где-то тут сильный колдун? Или земли прокляты? Мне оставалось только гадать.

Я вдохнула поглубже, запахнулась в свой плащ и решительно пересекла черту. Постояла, рассматривая точно такой же лес, что и за спиной. Это ведь маги для людей провели черту, но изменила ли она хоть что-то, непонятно. Лес как лес.

Сейчас еще можно было повернуть обратно, отказаться от безумной затеи — разыскать отца, но я не намерена отступать. Чтобы вернуть в свою семью мир, я готова попросить помощи даже у самого дракона!

Все лучше, чем соглашаться на предложение Ганса. Вот если бы он отправился в лес сам, решив помочь… я бы искренне извинилась и согласилась стать его женой. И пусть бы любви между нами никогда не случилось, но взаимное уважение — чем не опора для брака? Я готова была пожертвовать своим счастьем ради жизни отца, но как оставить гордость, согласиться на унижение?

Да, дракон в моем случае был лучшим вариантом. При таком-то раскладе…

Я немного поплутала по незнакомому лесу, неожиданно набрела на тропинку и решила идти по ней. Через пять часов, когда уже валилась с ног от усталости, мечтая отдохнуть, неожиданно лес расступился, а я уперлась буквально носом в каменную стену. Высокую такую, с три моих роста, надежную и основательную. Кованые ворота внушали ужас, и я словно приросла к месту, рассматривая шпили замка, видневшиеся за стенами. Мрачный, пугающий, таящий в себе опасность…

И что теперь делать? Незаметно я туда точно не попаду. И приходил ли сюда отец? Или просто бежал без оглядки? И бродит сейчас по лесу? Но разве можно за две недели выжить в лесу? А другого жилья на землях дракона точно нет.

В словах Ганса, что он жив, я не могла сомневаться. Убедилась уже, что не лгал точно. Он запускал магический артефакт поиска при двух свидетелях-магах, они бы не стали обманывать, слишком сурово наказание за подобное нарушение закона. И слова охотника подтвердили, едва я к ним пришла.

Посмотрела на кольцо, которое прилагалось для того, чтобы постучать и известить о своем присутствии, потянулась к нему. Все равно же не смогу плутать по лесу, уставшая и не знающая, где искать отца. И за стену не переберусь.

Дернула и отпустила. Гулкий звон пошел по стенам, затих. И я уже собралась уйти, подумав, что из этой затеи ничего не вышло, как неожиданно ворота заскрипели и приподнялись, пропуская меня.

Я проскользнула внутрь, и они тут же опустились, отрезая путь к отступлению.

Луна в этот момент почти скрылась, небо стало светлеть, предвещая рассвет, и я смогла разглядеть опрятный двор и ухоженный сад, который располагался справа от меня. Впереди же — мрачная громада замка, увитого диким плющом. Башни с алыми черепичными крышами, чуть грубоватые арки, мощные переходы. Наверное, окажись я здесь при других обстоятельствах, сочла бы его красивым и даже уютным. Но сейчас… От замка веяло силой, загадкой и… опасностью.

Я вдохнула и направилась ко входу. Дверь растворилась и там, пропуская меня в замок. Тепло блаженно разлилось по телу, и я невольно улыбнулась. Может, зря накручиваю?

Вспыхнули свечи в нескольких канделябрах, в небольшом зале, где я оказалась, появился мужчина в строгой черной форме. Легкая седина в волосах, пытливый взгляд карих глаз.

— Здравствуй, дитя. Что ты тут ищешь?

— Здравствуйте! — отозвалась я, разглядывая мозаичный пол. — Две недели назад у меня пропал отец. Магический поиск показал, что он направился в Запретный лес. Я ищу его.

Мужчина задумчиво осмотрел меня и тихо ответил:

— Он жив и находится в этом замке.

— Правда?

Я так удивилась, что даже не засомневалась в его словах.

— Я могу его увидеть?

— Все мужчины, кто преступил границу, не возвращаются обратно. Это закон. Когда-то и я вот ушел из дома и остался в замке, принеся клятву верности служить своему хозяину.

— Но…

— Возвращайся домой, дитя. Так для всех будет лучше. И забудь о своем отце. Здесь он будет в безопасности, хоть никогда и не вернется домой.

Я покачала головой, вспомнив о матери и сестрах, и попросила, понимая, что иначе никак:

— Могу я поговорить с хозяином замка?

Он вздрогнул, нахмурился.

— Тысячу раз подумай, прежде чем решится на этот шаг, — тихо сказал мужчина.

Я кивнула и чуть задрожала.

— Я готова.

— Меня зовут Арнольд, я — дворецкий, — представился он.

— Лира.

Он повел меня через зал, который вывел в коридор, и мы заплутали по замку. Я видела мало, из трех свечей Арнольд оставил зажженной одну, словно не желал, чтобы я рассмотрела окружающую обстановку. Но замок был чист, ухожен и красив. Нет, здесь не имелось особой роскоши и богатства, но и не гуляли сквозняки, что не могло не радовать. А уют чувствовался даже в узорчатых коврах, подобранных со вкусом.

— Если не передумала, хозяин там, — указал Арнольд на дверь, возле которой мы остановились.

Видимо, сам он не решился открыть ее и заявить о моем присутствии.

Я поблагодарила и осторожно открыла дверь, тут же охнув от непередаваемой красоты. Огромный зал, где я оказалась, поражал. Колонны, мощные и увитые дикими благоухающими розами, стояли рядами. Стены, казалось, сделаны их хрусталя, а пол — из стекла, которое как ни странно, не позволяло скользить ногам. В огромные, от пола почти до самого потолка, окна, едва прикрытые занавесками, виднелось звездное небо, которое начинало светлеть. У дальней стены, что оставалась в полумраке, неожиданно вспыхнули свечи, и я увидела сидящего в кресле мужчину.

Черные волосы рассыпаны по плечами, но вовсе не кажутся растрепанными. Волевой подбородок и узкие скулы, тонкая нитка губ и невероятного цвета глаза — будто расплавленный янтарь. Хотя в свете мерцающих свечей мне почему-то показалось, что они наливаются золотом.

Почудится же!

Одет мужчина был в алую, расшитую золотом, тунику и черные штаны. На ногах — высокие сапоги, за поясом — ножны с торчащей рукояткой меча.

Я смотрела на него во все глаза, не в силах ничего сказать, отвести взгляда, начать нормально дышать. Помимо одуряющей красоты, в нем чувствовалась сила и властность, какой-то внутренний огонь и уверенность.

И я почему-то почувствовала себя весьма неловко в чистом и простом платье, стертых сапогах и видавшем всякое плаще. И все слова об отце, просьбе отпустить его, вдруг не смогли сорваться с языка.

Я на миг прикрыла глаза, вдохнула и снова открыла.

— Здравствуйте, милорд.

Он удивленно приподнял брови, чуть прищурился.

— Мой отец находится в вашем замке. Он… преступил границу Запретного леса и… нарушил установленный закон.

— Это действительно так, — раздался спокойный голос, от которого внутри все завибрировало, и внизу живота вспорхнули бабочки.

Что происходит? Откуда такая странная реакция?

— Могу я его увидеть? — тихо спросила я.

— Допустим, позволю. А дальше что?

— Вы не согласитесь его отпустить?

— На каком основании?

И правда, хороший вопрос! Мне и взамен-то предложить нечего. Нет у моей семьи ни золота, ни драгоценностей. А рассказывать о том бедственном положении, в котором оказалась моя семья, я не стала. Даже если услышит, кому нужна жалость? Все, что у меня есть — это я сама.

— Я останусь вместо него, — тихо ответила я. — И буду выполнять любую работу, какую пожелаете.

 

 

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям